главная авиация второй мировой морские
   Ил-4Т
       
Разработчик: ОКБ Ильюшина
Страна: СССР
Первый полет: 1940
Тип: Торпедоносец
  ЛТХ     Доп. информация
   


Cамый первый ДБ-3 попал в морскую авиацию в 1937 г. Десятый серийный самолет, изготовленный заводом No. 39, получила 47-я сбаэ ВВС Балтийского флота. До аэродрома Котлы он не долетел - совершил вынужденную посадку из-за нехватки бензина. Из эскадрильи отрапортовали в Москву: "Виновных в недостатке горючего на самолете ДБ-3 частью не установлено".

Но за этой машиной последовали другие. К началу 1940 г. торпедоносные ДБ-3 полностью вытеснили устаревшие Р-5Т, КР-ба-Т и ТБ-1. В морской авиации имелись три минно-торпедных полка - все на самолетах Ильюшина.

В 1938 г. 121-ю мтаэ ВВС Балтфлота переформировали в 1-й минно-торпедный полк (мтап), базировавшийся на аэродроме Беззаботное. Эскадрилья ДБ-3 входила также в состав 15-го бап в Копорье. Впоследствии эту эскадрилью использовали для пополнения l-ro мтап. В этом же году самолеты стали поступать в 4-й мтап в Романовке на Тихоокеанском флоте (созданный на базе 29-й мтаб). Чуть позже, в 1939 г. на Черном море в составе 63-й бригады сформировали 2-й минно-торпедный полк с базированием на аэродромах во Владиславлевке и Сарабузе (основой для него стала 35-я мтаэ). Северный флот в довоенный период минно-торпедной авиации не имел.

На 25 апреля 1940 г. морская авиация располагала 133 ДБ-3 и 88 ДБ-3Ф. Из них на Балтике находились 75 машин, на Черном море - 71, на Тихом океане - 64.

От обычных бомбардировщиков торпедоносцы отличались торпедным мостом Т-18, позволявшим нести одну торпеду типа 45-36АН или 45-36АВА или мину МАВ-1 на минодержателе МД-39. В конце 1939 г. к этому ассортименту добавилась новая мина АМТ -1, предназначенная для беспарашютного сбрасывания. Ее заряд (250 кг) был куда мощнее, чем в МАВ-1 (100 кг).

Подвеска этой мины тоже была наружной. Точность постановки получалась куда выше, чем у старой МАВ-1, но существовали ограничения по высоте сброса и минимальной глубине постановки. Однако, все это оружие было освоено еще недостаточно. В 1940 г. подготовку лишь одного полка оценили как "удовлетворительную", а два других получили "неуды". На Балтике торпедометание по подвижным целям еще и не начиналось, на Черном море освоили поражение их низким способом.

Практическое освоение методов применения торпед фактически началось лишь в 1941 г. Причем интенсивность его нельзя назвать высокой. Так, в 1-м мтап за всю первую половину года произвели всего 78 сбрасываний ходовых торпед и болванок. Лишь две эскадрильи полка из пяти успели обучить низкому торпедометанию и столько же - высотному. С минами многие балтийские экипажи вообще не летали, хотя все самолеты имели оборудование для подвески МАВ-1 и АМГ-1. В ВВС Черноморского флота количество подготовленных экипажей было еще меньше - по одной эскадрилье для низкого и высотного торпедометания.

На 1 апреля 1941 г. морская авиация обладала в общей сложности 243 ДБ-3, что составляло 88,7 % штатной численности. В это число входили не только торпедоносцы, но и обычные бомбардировщики. В частности, их имел 57-й бап на Балтике. К началу войны 1 -й и 2-й мтап довели до штатной численности; в первом имелся 61 самолет, во втором - 63.

Все это были машины на базе ДБ-3Б, за исключением одной эскадрильи ДБ-3Ф на Черном море. Торпедоносцы на основе ДБ-3Ф отличались от обычных дальних бомбардировщиков торпедной подвеской, специальным прицелом ПТН-5 и иным размещением обтекателя рамочной антенны радиополукомпаса - его ставили не под фюзеляжем, где он мешал сбросу торпеды, а сверху - над штурманской кабиной или над гаргротом.

В июне 1941 г. в частях и на складах находилось 1199 торпед 45-36АВА и 878 45-36АН, в том числе на западе - 1007 торпед. Мин в 1 -м мтап вообще не имелось, их получили только через несколько дней после начала войны (48 МАВ-1 и 43 АМГ-1). На аэродромах авиации Черноморского флота хранилось 40 штук АМГ-1 и МАВ-1, в течение двух недель доставили еще 80 мин этих же типов.

От первых ударов люфтваффе по советским аэродромам минно-торпедная авиация не пострадала. Но быстрое продвижение немцев на восток приковало все внимание к сухопутным фронтам. В связи с этим минноторпедные полки вынужденно использовали как обычные бомбардировщики для ударов по береговым целям. Самолеты бомбили скопления живой силы и техники противника, мосты и переправы, аэродромы, порты. 1-й мтап, например, привлекался к дневным атакам на колонны немцев, двигавшиеся по дорогам Прибалтики, а в августе-сентябре - к ночным налетам на Берлин, Штеттин, Данциг и другие города Германии. В первом случае морские летчики подменяли фронтовую авиацию, во втором - дальнебомбардировочные полки. 30 июня совершил подвш экипаж младшего лейтенанта Игашева. Горящим самолетом Игашев таранил немецкий истребитель, а затем направил его на танковую колонну. Решая несвойственные ей задачи, да еще при плохо организованном боевом обеспечении и превосходстве немцев в воздухе, морская авиация несла большие потери. За первые два месяца минно-торпедные полки на Балтике и Черном море потеряли 82 самолета, т. е. более половины своего довоенного состава.

Именно морские летчики первыми нанесли удар по столице фашистской Германии. Для этого выделили лучшие экипажи 1-го мтап под командованием Е.Н. Преображенского. 1 августа 15 ДБ-3 перебазировали на аэродром Кагул на о. Эзель, оттуда до Берлина было около семи часов лета. После предварительной разведки 8 августа все 15 бомбардировщиков отправились на Берлин. Налет оказался для немцев неожиданным - потеряли всего один самолет.

После трех вылетов к операции подключилась дальнебомбардировочная авиация. Всего до 4 сентября на Берлин сбросили 620 бомб, потеряли 18 ДБ-3, в том числе семь -уничтоженных немецкими самолетами на Кагуле. Все участники операции были награждены, пятеро стали Героями Советского Союза.

На Черном море ситуация была очень схожей. В первые дни войны морские летчики бомбили порт Констанца, нефтепромыслы в Плоешти, объекты в Сулине и Тульче. Только по Плоешти совершили 56 самолето-вылетов. Но с 20 июля все самолеты переключили на поддержку сухопутных сил.

По прямому назначению в первый год войны минно-торпедная авиация применялась мало. На Балтике единственный случай боевого вылета с торпедами имел место 12 июля 1941 г. на Балтике. Ставилась задача атаковать большой конвой (42 транспорта и 11 кораблей охранения), шедший в Ригу. Три группы самолетов (всего 24 ДБ-3) искали его, но не нашли. Лишь 13 июля конвой обнаружили на подходе к Риге. В налете участвовали 27 ДБ-3 и шесть Ар-2, но пользовались только бомбами. Потопили два транспорта и повредили восемь.

Мины использовались чаще. В ночь на 29 июня самолеты 1 -го мтап сбросили 21 МАВ-1 на подходах к Хельсинки, Пори и Котке. В июле ДБ-3 заминировали новыми АМГ-1 устье Западной Двины. В том же месяце в полк доставили 33 мины МИРАБ - донных индукционных (магнитных). Подвеска, предназначенная для МАВ-1 и АМГ -1, для них не подходила и заводская бригада смонтировала новую. В ночь на 20 июля пара самолетов выставила четыре таких мины у маяка Овизи в Рижском заливе. Дальше из-за отступления советских войск летчикам Балтики стало не до минных заграждений.

На Черном море первые случаи минных постановок также относятся к июню 1941 г. Минировались устье Дуная и подходы к Констанце. В ночь на 30 июля четверка ДБ-3 сбросила мины АМГ-1 в Тульчинский рукав Дуная. Но быстрое продвижение немецких и румынских войск привело к тому, что после окружения Одессы полеты с минами были прекращены. Из запланированных 46 мин фактически установили только 15.

В сентябре 1941 г. минно-торпедная авиация появилась на Северном флоте. С Балтики туда перевели звено ДБ-3Ф во главе с капитаном И.Я. Гарбузом. Сначала они использовались как обычные бомбардировщики, а затем как высотные торпедоносцы. До конца года сбросили 13 торпед 45-36АВА и не попали ни разу.

С весны 1942 г. возобновились минные постановки. Балтийцам поставили задачу перекрыть фарватеры, пробитые во льду на подходах к Хельсинки, повторив то, что делалось во время войны с Финляндией. Но теперь собирались сбрасывать АМГ -1. Решили проверить, что будет, если она упадет на лед. Оказалось, что мина с высоты 300 м пробивала толщу льда до 80 см и встает на заданное углубление; если же лед был мощнее, срабатывало устройство самоподрыва.

Первый боевой вылет с минами совершили 7 марта 1942 г. Хотя требовалось уложиться в полосу шириной 30-50 м - канал, пробитый ледоколом, экипажи успешно справились с задачей. ПВО финнов отвлекли одиночные бомбардировщики, атаковавшие цели в Хельсинки.

В мае-июне ДБ-3 (среди которых становилось все больше новых Ил-4) стали применять английские донные мины АМк. I и АМк. IV. Они были более совершенны, нежели МИРАБ. Заряд достигал 300 кг, а взрыватели - куда лучше советских. Сбрасывались английские мины с высоты 150-200 м. Основным недостатком являлась значительная длина - 4,2 м. Позднее поступили мины АМк. V, более компактные (около 2 м длиной), хотя имели заряд 250 кг. Ил-4 брали по одной такой мине, затем после небольших переделок - две.

После того как в июне-июле 1942 г. балтийские летчики засыпали такими минами пролив Бьерке-зунд, противнику пришлось закрыть там движение судов и пустить в ход тральщики.

На Черном море в мае самолеты 5-го мтап сбросили 25 АМГ-1 у побережья Азовского моря. Но дальнейшее отступление сорвало и эту операцию. Из-за перебазирования полка еще 25 мин установлены не были. В июле, после оставления Севастополя, в одной из бухт сбросили шесть АМк. IV. Такие же мины затем использовались у о. Бирючий, в Керченском проливе и около Феодосии. За 1942 г. на Черном море сбросили 46 мин.

Когда сошел лед, за боевую работу принялись и торпедоносцы. Но до конца года их деятельность протекала довольно вяло. 21 мая пара черноморских Ил-4 атаковала транспорт противника в районе Килийского гирла и повредила его. Чуть позже, в начале июня, начали действия и на Балтике. Два самолета (ведущим был Е.Н. Преображенский) безуспешно попытались поразить торпедами два сторожевика. Неудачу объяснили тем, что глубина хода торпед превышала осадку кораблей. Только в июле экипажи капитана Дронова и старшего лейтенанта Пяткова потопили первые два корабля противника.

На Северный флот в марте 1942 г. прибыли с Тихого океана еще шесть экипажей Ил-4 под командой Г. Д. Поповича. Эскадрилья торпедоносцев вошла в состав 2-го гв. сап. В мае доставили партию из 24 торпед 45-36АН. Первые вылеты с ними североморцы совершили 2 и 17 июля 1942 г., но успех пришел позже. 29 июля, на основании данных воздушной разведки, пара Ил-4, которую вел капитан Гарбуз, атаковала конвой противника, состоявший из двух транспортов и семи кораблей охранения. В результате попадания двух торпед большой транспорт (водоизмещением около 15000 г) затонул.

Для пополнения парка авиации ВМФ весной 1942 г. передали некоторое количество Ил-4 в варианте бомбардировщика из заказа ВВС. Ильюшинцы оперативно подготовили чертежи переделки их в торпедоносцы. Работу вел завод No. 81. К 22 мая он уже модифицировал 40 самолетов, усиливших ВВС флотов.

В ноябре 1942 г. североморцы получили английские торпедоносцы "Хэмпден" ТВ. I и получили возможность сравнить их с Ил-4. Импортные машины оказались тихоходнее и менее маневренны. Пополнившись новой техникой, организовали 24-й мтап из двух эскадрилий на "Хэмпденах" и одной на Ил-4. До конца года североморские торпедоносцы сбросили 20 торпед, но достигли всего шести попаданий.

К концу 1942 г. на западных флотах практически не осталось старых ДБ-3Т. Их вытеснили Ил-4. Поскольку торпедоносцы отличались от бомбардировщиков фактически только торпедной балкой, то они претерпели все те же изменения, что и остальные серийные машины завода No. 126. Кроме того, морской авиации передавали самолеты ВВС и АДД, как новые, так и бывшие в употреблении. Забегая вперед, надо сказать, что всего за войну от промышленности моряки получили 176 ДБ-3Ф/Ил-4, а еще 114 бомбардировщиков были приняты от сухопутных летчиков. 70 из них переоборудовали в торпедоносцы, а остальные эксплуатировали в первозданном виде.

Поскольку внутренний объем бомбоотсека на торпедоносцах не использовался, иногда туда ставили дополнительный бензобак. С октября 1942 г. их стали ставить в 5-м мтап. Там же дополняли вооружение Ил-4 реактивными снарядами РС-82.

Так что специфика совершенствования морских Ил-4 (иногда их именуют Ил-4Т) заключалась в основном в совершенствовании их вооружения - авиамин и торпед. На торпедах для низкого торпедометания появились стабилизаторы. Они были двух видов: перистые Сагайдука, применявшиеся на Черном море, и цилиндрические АН-42, спроектированные в НИМТИ и использовавшиеся на севере и на Балтике. В декабре 1942 г. приняли на вооружение новые отечественные неконтактные донные мины АМД-500 и АМД-1000 весом соответственно 500 и 1000 кг.

Для повышения эффективности торпедометания дистанцию сброса сократили до минимума - 400-800 м.

С конца 1942 г. в морскую авиацию стали поступать американские бомбардировщики А-20, которые у нас переделывались в торпедоносцы. Вот они стали серьезными соперниками Ил-4, превосходя по скорости, маневренности, оборонительному вооружению. На эти машины постепенно начали переходить полки на Балтийском и Северном флоте. Однако Ил-4 не были заменены полностью. На 1 января 1944 г. в строю на западных флотах находились 58 ДБ-3/Ил-4 и 55А-20. Я не случайно упомянул ДБ-3 - на Балтике еще летали три старых машины. В 1943-45 годах Ил-4 вносил немалый вклад в войну на море.

Интенсивность торпедных атак и минных постановок постоянно возрастала. Проводились крупные комбинированные операции с участием различных родов авиации. Пример таковой можно считать налет на Констанцу 20 августа 1944 г., когда совместно действовали истребители, бомбардировщики, торпедоносцы и штурмовики. Из состава 5-го мтап были привлечены 14 Ил-4. Противник понес большие потери.

Таким образом действовали и по кораблям в море. 24 апреля 1944 г. там же, на Черном море, удар по конвою нанесли 11 Ил-4 с торпедами, 10 "Бостонов" (А-20), 12 Ил-2, три Пе-2 и 12 истребителей. Летчики потопили лихтер "Лео", повредили транспорт "Данубице" водоизмещением 2000 т.

Известен даже случай атаки специфически морским оружием цели на суше. Потребовалось взорвать находившуюся в тылу у немцев плотину ГЭС "Свирь-3". Совместными усилиями топмачтовиков A-20G, Ил-4 с морскими минами и штурмовиков Ил-2, подавлявших зенитные батареи, она была разрушена.

В 1943-44 годах на Черноморском и Северном флотах Ил-4 пытались использовать и как патрульный противолодочный самолет с бомбами ПЛАБ-100, но эффективность таких действий была невелика.

Важной новинкой, внедренной на морских Ил-4, стали бортовые радиолокаторы. В 1943 г. НИИ радиопромышленности создал РЛС "Гнейс-2М", специально предназначенную для поиска целей на море. Плоская передающая антенна располагалась на месте носового пулемета, приемные, напоминавшие внешне лестницы, размещались по бортам фюзеляжа. Оператор сидел на месте стрелка-радиста. Испытания станции проходили осенью 1943 г. на Каспийском море. РЛС создавала массу проблем штурману, поскольку помехи от нее воздействовали на многие приборы. В мае следующего года испытания продолжили на одном из самолетов 5-го гв. мтап (принадлежавшем известному летчику В.И. Минакову). Первый вылет с РЛС состоялся 20 мая. Антенная система уменьшала скорость примерно на 20 км/ч и несколько ухудшила маневренность. Первый ночной поиск имел место 6 июня. Но нашли лишь несколько рыболовецких судов у румынского берега, на которые не стоило тратить торпеду. И все последующие боевые вылеты с РЛС закончились безрезультатно. На Балтике такие же радары ставили на А-20, их применение было более удачным.

После объявления войны Японии довелось принять участие в боевых операциях и летчикам Тихоокеанского флота. На Дальнем Востоке, далеком от громыхавшего на западе фронта, минно-торпедные полки до лета 1945 г. летали на Ил-4 и старых ДБ-3Т; последних было до трех четвертей парка (имелось 25 Ил-4 и 68 ДБ-3Т). В июле начали поступать американские A-20G и А-20Н, но их к началу кампании освоить не успели.

Первый вылет на "свободную охоту" состоялся 9 августа. Два торпедоносца из 49-го мтап вернулись безрезультатно. На следующий день четыре самолета атаковали транспорт в Японском море (севернее мыса Казакова), но все торпеды прошли мимо. Всего тихоокеанцы за кампанию сбросили 52 торпеды, и потопили всего пять транспортов и один боевой корабль. В целом экипажи были подготовлены достаточно хорошо. Неудачи объяснялись отсутствием у летчиков боевого опыта (при наличии такового в избытке у противника), переоценкой возможностей ПВО японских кораблей, неумелой организацией атак, недостаточной разведывательной информацией.

Самолеты минно-торпедных полков использовались и как обычные бомбардировщики против сухопутных целей. 15 августа 11 ДБ-3 из 52-го мтап бомбили станцию Ко-мусан. Их обстреляли зенитки, а затем атаковал японский истребитель, но его сбил Як-9 из состава эскорта. 18 августа 44 торпедоносца из двух полков участвовали в налете на железнодорожный узел Кисею.

На Тихоокеанском флоте имелись и ДБ-3 - разведчики. 10 машин входили в состав 50-го разведывательного полка.

До самого конца Отечественной войны Ил-4 оставался самым массовым типом торпедоносца. Более того, к концу войны соотношение между А-20 и Ил-4 стало меняться в пользу последних. Исключением стал лишь Тихоокеанский флот, где старые ДБ-3 уступили место американским машинам.




 ЛТХ:
Модификация   Ил-4Т
Размах крыла, м   21.44
Длина, м   14.76
Высота, м   4.10
Площадь крыла, м2   66.70
Масса, кг  
  пустого самолета   5800
  нормальная взлетная   11570
Тип двигателя   2 ПД М-88Б
Мощность, л.с.   2 х 1100
Максимальная скорость , км/ч   430
Крейсерская скорость , км/ч   406
Практическая дальность, км   3800
Максимальная скороподъемность, м/мин   1140
Практический потолок, м   9700
Экипаж, чел   3-4
Вооружение:   один 12.7-мм пулемет БТ, 2 7.62-мм пулемета ШКАС
  одна-две 940-кг торпеды 45-36-АВ или -АН


 Доп. информация :


  Статья "Действия советских торпедоносцев"
  Фотографии:

 Ил-4Т
 Ил-4Т с подвешенной миной АМГ-1
 Ил-4Т
 Подвеска торпеды
 Ил-4Т
 Ил-4Т
 Сброс торпеды с Ил-4Т
  Торпеда 45-36-АВ
 Ил-4Т
 Ил-4Т

  Схемы:

 Ил-4Т

  Варианты окраски:

 Ил-4Т   4 МТАП
 Ил-4Т   1 гв МТАП КБФ

 



 

Список источников:

Авиация и Время. Иван Родионов. Андрей Совенка. Ил-4: так было
Владимир Котельников. Ил-4 : Воздушные крейсера Сталина
Самолеты ОКБ имени С.В.Ильюшина. (под редакцией Г.В. Новожилова)
РусАвиа. Ю.А. Егоров. Самолеты ОКБ С.В. Ильюшина
Шавров В.Б. История конструкций самолетов в СССР после 1938 г.
Симаков Б.Л. Самолеты страны Советов. 1917-1970
Энциклопедия-справочник. Самолеты страны Советов


Уголок неба. 2015  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама: