Реклама...

    


 
   главная вооружение авиапушки
     ВЯ-23
       
Страна: СССР
Тип: 23-мм авиационная пушка

 

Толчком к созданию 23-мм систем авиавооружения в СССР послужил недостаточно мощный патрон ШВАК калибра 20х99R. В предвоенные годы были разработаны несколько видов более мощных боеприпасов 20-мм калибра, использовавшихся в экспериментальных системах. Патрон 20х110 мм, под который испытывали опытные системы Дегтярева, Атслега и Березина, 20х114 мм под противотанковые ружья Блюма и Владимирова.

Однако, не смотря на резкую критику слабого патрона ШВАК со стороны руководства НКАП, АУ и армейского руководства СССР во второй половине 30-х годов, побороть лобби любимца Сталина - Б.Г. Шпитального оказалось нереальным. Вплоть до начала войны главный конструктор ОКБ-15 никого не пустил в занятую им нишу 20-мм артсистем.

Отчасти в этой связи в Наркомате вооружений возникла идея не ломиться в закрытую дверь, пытаясь протащить более мощные 20-мм авиапушки, рискуя навлечь ревность Шпитального и, как следствие, неудовольствие Вождя, а сделав ход конем, резко увеличить мощность авиапушки переходом на более крупный калибр. Как показало время, данное решение, хотя и являлось отчасти вынужденной мерой, оказалось стратегически верным.

Внимательно наблюдая за мировыми веяниями в области вооружений, отечественные специалисты не могли не обратить внимания на новейшие разработки иностранных компаний. По пути наращивания калибра своих авиапушек пошли датчане, переработав свой 20-мм автомат Мадсен под калибр 23 мм. Франко-швейцарская фирма Испано-Сюиза также, параллельно своей 20-мм пушке HS-404, разрабатывала 23-мм варианты HS-406 и HS-407. По всей видимости, благодаря последней, и в СССР был выбран для новейшей разработки 23-мм калибр. По одной из версий поводом для национализации в 1937 году французского отделения компании Испано-Сюиза было обвинение главы фирмы Марка Биркье в продаже СССР новейшей 23-мм моторпушки HS-407 в обход запрета продаж на военные разработки.

Являлось ли это правдой или нет, по всей видимости, мы уже не узнаем. Во всяком случае, документальных следов этой сделки до сих пор не найдено и скорее всего все же сделка не состоялась, не смотря на интерес к французским разработкам со стороны советских атташе. Но эти обвинения Биркье странным образом совпадают по времени с выдачей задания Наркоматом вооружений в СССР на проектирование новой 23-мм авиапушки, которое появилось летом 1937 года. Задание на разработку авиационной 23 мм автоматической пушки было выдано московскому ОКБ-16, которое возглавлял Я.Г. Таубин. Параллельно такая же задача была поставлена тульскому ЦКБ-14, в котором 23-мм пушкой занимались на конкурсной основе три группы конструкторов в составе: В. Н. Салищев и В. А. Галкин (проект ТКБ-198); В. И. Силин, Ф. С. Батов и М. В. Сивов (проект ТКБ-199) и третья в составе А. А. Волкова и С. А. Ярцева (проект ТКБ-201).

В этот же период была начата разработка нового 23-мм патрона для пушки. Надо сказать, что если у иностранных производителей использовались патроны относительно умеренной мощности - у датской Мадсен - 23х106, у французской Испано - 23x122, то разработчики тульского патронного завода превзошли их, родив в начале 1938 года чудовищно мощный патрон, известный ныне как 23х152B, по дульной энергии более чем в полтора раза превосходивший зарубежные аналоги.

Причина, заставившая советских оружейников создать такой мощный боеприпас, неясна. Для авиационного вооружения такая энергия снаряда умеренной массы явно была излишней, особенно на момент конца 30-х годов. Впоследствии при разработках авиапушек под этот патрон разработчики столкнулись с многочисленными проблемами чрезмерной отдачи пушек, воздействующей на конструкцию самолетов, куда эти пушки были установлены. Возможно тут сыграла роль советская мания того времени делать все больше, сильнее, тяжелее, мощнее, чем у проклятых капиталистов, а возможно планировалось унифицировать в перспективе этот патрон для применения в зенитных автоматах. Однако, дело было сделано и, как показали будущие события, не смотря на массу трудностей в начале, патрон 23х152B оказался весьма удачным, ему суждена была долгая жизнь в самых разных системах артиллерийского вооружения.

Но вернемся собственно к пушкам.

Как уже указывалось выше, задание на разработку авиационной 23 мм автоматической пушки было выдано московскому ОКБ-16, которое возглавлял Я.Г. Таубин. Параллельно такая же задача была поставлена тульскому ЦКБ-14, в котором 23-мм пушкой занимались на конкурсной основе три группы конструкторов в составе: В. И. Силин, Ф. С. Батов и М. В. Сивов (проект ТКБ-199); В. Н. Салищев и В. А. Галкин (проект ТКБ-198) и третья в составе А. А. Волкова и С. А. Ярцева (проект ТКБ-201).

О первом проекта ТКБ-199 на настоящее время ничего практически не известно, по всей видимости, он не вышел из опытно-экспериментальной стадии. Вторая группа разработчиков, возглавляемая В. Н. Салищевым и В. А. Галкиным, работала над 23-мм пушкой ТКБ-198, которая являлась смасштабированной копией разработанного ранее 12.7-мм авиационного пулемета ТКБ-138. Обе системы были разработаны под схему автоматики с коротким откатом ствола.

Пулемет Салищева Галкина ТКБ-138, конструктивно схожий с конструкцией Браунинга, проходил испытания в 1938 году, составляя конкуренцию пулемету Березина, но, не смотря на более простую конструкцию, страдал слабой живучестью конструкции и, в конце концов, был снят с конкурса в 1939 году. Пушка ТКБ-198, также известная как СГ-23, испытывалась с конца 1940 года по весну 1941. Ее устанавливали в крыльевых установках штурмовика Ил-2 и в моторном исполнении истребителя ЛаГГ-3. Однако по надежности пушка СГ-23 серьезно уступала как таубинской МП-6, так и пушке Волкова и Ярцева. Так в ходе испытаний вооруженного ей истребителя ЛаГГ-3 26 апреля после 607 выстрелов пушка СГ-23 вышла из строя из-за выстрела при незапертом затворе. После этого к апрелю 1941 года пушку СГ-23, как серьезно уступающую в надежности от конкурирующих разработок, сняли с испытаний, после чего основная конкурентная борьба развернулась между изделиями ОКБ-16 Таубина и Бабурина и ЦКБ-14 Волкова и Ярцева. Характерно, что на начало весны 1941 года пушка ТКБ-201 Волкова и Ярцева явно была в аутсайдерах. Еще далекая от совершенства, она страдала частыми отказами, не смотря на ряд преимуществ перед пушкой МП-6 Таубина. Но Я.Г. Таубин был уже известен, вхож к Сталину в отличие от молодых сотрудников тульского ЦКБ и, самое главное, пушка МП-6 уже выпускалась серийно на двух заводах, а ТКБ-201 была лишь экспериментальной, безнадежно отстававшей от более именитого конкурента.

Надо сказать, что разработка 23-мм пушки была отнюдь не первой работой молодого дуэта двух талантливых молодых конструкторов тульского оружейного концерна. Судьба их свела в 1934 году, когда они оба занимались доводкой пулемета ШКАС, участвовали в разработке различных модификаций его. В 1937 года Александр Александрович Волков и Сергей Александрович Ярцев представили проект 20-мм авиапушки ТКБ-180 под патрон ШВАК. Впрочем, работа над этой системой с газоотводным принципом автоматики была остановлена на ранней стадии в связи с низкой эффективностью существующего боеприпаса.

Работа над 20-мм пушкой не пропала даром, когда летом 1937 года было получено задание на проектирование 23-мм пушки, конструктора просто переработали конструкцию ТКБ-180 под новый мощный боеприпас. В конструкции ТКБ-201 ими также был применен газоотводный принцип автоматики. Конструктивно пушка очень напоминала пулемет М.Е. Березина УБ, разрабатываемый параллельно в смежном отделе. Более того, известный автор капитального 5-томного труда по пулеметам и автоматическим пушкам Джордж Чинн, не мудрствуя лукаво, посчитал эти две системы модификациями одной конструкции. Конечно, об этом речи идти не может, просто две группы конструкторов в структуре одной организации √ ЦКБ-14, работая параллельно, вполне могли делиться наработками. К тому же М.Е. Березин до самой своей смерти в 1950 году был дружен с А.А. Волковым и С.А. Ярцевым.

Действительно, в пушке ТКБ-201, как и в пулемете Березина была использована оригинальная двухступенчатая подача патрона из рассыпной металлической ленты, при которой очередной патрон извлекается из ленты лапками затвора, и при помощи подающего гребня ставится вдоль оси канала ствола, отражая при этом стреляную гильзу. Также схожа схема движении затвора по криволинейной траектории. В обеих системах была идентична конструкция газоотводной системы, расположенной над стволом. В газовом регуляторе пушки, как и в пулемете, имелись четыре отверстия, регулирующие темп стрельбы. Правда в пушке по понятным причинам диаметры отверстий были побольше, чем в пулемете - 3, 3.5, 4 и 4.5 мм. В обеих системах стрельба велась с заднего шептала при открытом затворе, а запирание канала ствола производилась вертикальным клином. Имелось также и чисто внешнее сходство.

Но при детальном рассмотрении конструкций видны и изрядные отличия, главным образом, в констуктивном исполнении тех или иных деталей, указывающих на авторский стиль работы конструкторов.

Пушка ТКБ-201 имела легко сменный ствол длиной 1650 мм с 10-ю правосторонними нарезами глубиной 0.35 мм и шириной 5.2 мм, идущими под углом 5 град. 34▓ 27■. Поверх ствола располагалась газоотводная трубка с газовым поршнем. Еще выше - пневмоцилиндр пневмозарядки, придававший пушке характерный вид.

Характерно, что автоматика пушки позволяла вести огонь с темпом стрельбы, достигавшем 700-750 выстр/мин, однако, при такой скорострельности резко падала надежность системы, пружинный буфер, призванный гасить излишки энергии затвора, начинал работать как твердое тело и выходил из строя. Поэтому путем регулировки газового регулятора темп стрельбы занижался до 600-650 выстр/мин.

Но вернемся к истории. Три опытных пушки ТКБ-201 были изготовлены к осени 1940 года. Одна была использована для наземных испытаний, а две пушки устанавливались на купленный в Германии истребитель Bf-110С вместо демонтированного штатного вооружения, который решили использовать для испытаний также и пушек Таубина. Испытания показали несколько лучшую надежность изделия Волкова и Ярцева, однако неожиданно 16 ноября 1940 года, еще до завершения полного цикла испытаний пушку МП-6 принимают на вооружение с организацией валового производства на двух заводах.

Дальнейшие события характеризуются двумя письмами, написанными с интервалом в 20 дней.

Первое, No.048сс, адресованное Сталину от разработчиков пушки ТКБ-201 А.А. Волкова и С. А. Ярцева:

"Иосиф Виссарионович! 11 октября с/г. на НИП АВ закончились полигонные испытания 23 мм автоматической пушки "ТКБ-201" конструкции Волкова А.А. и Ярцева С.А. Полигонные испытания пушка выдержала, показав:

  1. безотказную работу автоматики, как на горизонтальных полетах самолета, так и на пикировании под углом в 80 градусов, выводах самолета из пике, кабрировании, на виражах, боевых разворотах и после петли;

  2. высокий темп стрельбы (максимальный - 650 выстрелов в минуту и эксплуатационный - 600 выстрелов в минуту);

  3. надежное, непрерывное питание, обеспечивающее большой запас патронов на боевой полет самолета; (300 и более).

  4. удобство эксплуатации;

  5. большую живучесть деталей;

  6. простоту конструкции и

  7. возможность быстрого освоения в производстве.

Однако, дальнейшие работы и решение по пушке "ТКБ-201" затормозились, т.к. в пункте 2-м заключения по полигонным испытаниям сказано: Ввиду того, что одновременно с пушкой "ТКБ-201" проходит полигонные испытания 23 мм пушка Таубина-Бабурина, которая, не уступая по баллистическим качествам и эффективности снаряда у цели пушке "ТКБ-201", имеет ряд преимуществ, а именно: меньше на 23 кг вес, меньше габариты, отсутствуют звенья, НИП АВ считает целесообразным вопрос о допуске пушки "ТКБ-201" конструкции Волкова-Ярцева на войсковые испытания решить после окончания воздушных испытаний 23 мм пушки Таубина-Бабурина. Относясь критически к пункту 2-му заключения, мы считаем необходимым отметить, что помимо несущественных и даже, вообще, несуществующих преимуществ, отмеченных в этом пункте, пушка Таубина-Бабурина имеет большие недостатки, а именно:

НИП АВ считает преимуществом отсутствие звена на пушке Таубина-Бабурина. Это преимущество было бы действительным, если бы удалось разрешить проблему обеспечения пушки необходимым запасом патронов (в 200-300 шт.) и добиться безотказности работы автоматики пушки при данном запасе патронов и темпе стрельбы в 600 выстрелов в минуту. Но эта важнейшая проблема для беззвеньевого питания - обеспечение оружия необходимым запасом патронов, не разрешена на пушке Таубина-Бабурина и не может быть разрешена в той схеме, которая ими разработана. Таубин-Бабурин отрабатывают автоматику своей пушки с расчетом на запас патронов в 81 шт. При заданном темпе стрельбы в 600 выстрелов в минуту этого количества патронов явно недостаточно для ведения боя.

Если на пулемет "Шкас", имеющий темп стрельбы 1600-1800 выстрелов в минуту, берется от 500 до 800 шт. патронов, то для пушки с темпом стрельбы в 600 выстрелов в минуту запас патронов будет (пропорционально уменьшен) в 180-280 шт┘

┘ Помимо этой простой, пропорциональной темпу зависимости в определении запаса патронов для пушки, следует также учесть, что стрельбу из пушки, как из более эффективного оружия на дальних дистанциях, начинают раньше, чем стрельбу из пулеметов.

Из вышеизложенного совершенно очевидно, что пушечный истребитель, вооруженный пушкой Таубина-Бабурина с запасом в 81 патрон, значительно раньше израсходует свой запас и останется безоружным против истребителя, вооруженного пулеметами.

Пушка "ТКБ-201" конструкции Волкова-Ярцева, имея непрерывное питание и безотказную работу автоматики обеспечивает запас патронов в 300 шт., как это имеет место на самолете Микояна, макет которого был предъявлен в октябре с.г. Также следует отметить, что габариты более удобные для установок на самолетах имеет пушка "ТКБ-201", запас патронов для которой может быть отнесен в свободное на самолете место на расстояние от пушки до 1-1,5 метров, с подводом питания к пушке через рукав, удобно размещающийся в любой части самолета. На пушке Таубина-Бабурина этого сделать нельзя, т.к. весь запас патронов находится в приемнике, укрепленном непосредственно к пушке.

В отношении меньшего на 23 кг веса пушки Таубина-Бабурина следует внести уточнение. В отчете приведен вес пушки Таубина-Бабурина без приемника и без механизма пневмоперезарядки. Действительный вес ее с приемником - 56 кг. Вес пушки "ТКБ-201" конструкции Волкова-Ярцева - 62,8 кг (с приемником и механизмом пневмоперезарядки). Таким образом, пушка "ТКБ-201" тяжелее пушки Таубина-Бабурина всего на 6,8 кг, что никак не может являться ее существенным недостатком. Это, очевидно также потому, что по тактико-техническим требованиям ГУ ВВС для 37 мм автоматической пушки, предназначенной для установок в тех же точках и самолетах, что и пушки 23 мм, допускается вес до 160 кг. До сих пор мы не имели возможности проделать работы по облегчению пушки, т.к. изготовленные три пушки "ТКБ-201" проходили испытания, где никаких экспериментальных работ не допускалось. Однако вес пушки не является предельным. Он может быть уменьшен до 50-52 кг.

Учитывая отзывы о нашей пушке работников авиационных заводов и непосредственных испытателей ее на полигоне, мы спокойно дожидались окончания полигонных испытаний пушки Таубина-Бабурина, уверенные в том, что правительственная комиссия при выборе пушки будет подробно останавливаться на результатах испытаний и данных пушек "ТКБ-201" и Таубина-Бабурина.

Однако, 19/IX-1940 г. нарком вооружения Ванников поставил нас в известность, что пушка Таубина-Бабурина принята на вооружение. Это сообщение Ванникова привело нас в недоумение, т.к. за день до этого работники Техсовета НКВ сообщали, что полигонные испытания пушки Таубина-Бабурина находятся в начальной стадии и результаты их далеко неудовлетворительны. Пушка Таубина-Бабурина не проверена до сих пор на живучесть (по Т.Т.Т. - 8000-10000 выстрелов) и на работу автоматики при этой необходимой живучести. В настоящее время пушка Таубина-Бабурина не является отработанным боевым оружием, несмотря на то, что им изготовлено более 10 шт. пушек. И, вообще, едва - ли можно уверенно сказать, что она будет без конструктивных изменений доработана.

Наша пушка, в результате трех изготовленных образцов, прошедших полные полигонные испытания, является законченным боевым образцом автоматического оружия, пригодным без всяких конструктивных изменений для запуска в производство. Сознавая всю ответственность за вооружение авиации 23 мм пушкой, мы просим Вас о создании высокоавторитетной комиссии для беспристрастной оценки данных и результатов полных полигонных испытаний пушек "ТКБ-201" и Таубина-Бабурина, с привлечением в комиссию представителей армии и работников авиационной промышленности".

Другое письмо No. 2736 зам. начальника 7-го Главного управления Залесского наркому Шахурину от 21 декабря 1940 года:

"┘По вопросу: о сравнительных данных пушек Волкова-Ярцева и Таубина-Бабурина калибра 23 мм докладываю:

1. По безотказности в работе пушка Волкова-Ярцева показала на полигонных испытаниях лучшие результаты:

  • а) % боекомплектов с задержками при стрельбе Таубина-Бабурина - 63% Волкова-Ярцева - 55%

  • б) общий % задержек 1,28% и 0,65%

  • в) % задержек по вине пушки 0,21% и 0,05%

2. По живучести деталей пушка Волкова-Ярцева также показала лучшие результаты:

  • а) общее количество выстрелов Таубина-Бабурина - 3710; Волкова-Ярцева - 6567
  • б) количество выстрелов до 1-й поломки 720 и 1415
  • в) количество поломок 31 и 16
  • г) % задержек по вине поломок 0,62% и 0,10%

3. По количеству деталей также имеется некоторое преимущество у пушки Волкова-Ярцева, так как магазин у пушки Таубина-Бабурина фактически является приемником, то есть агрегатом пушки:

  • а) кол-во технологич. деталей пушки (в том числе деталей магазина-77) Таубина-Бабурина - 170; Волкова-Ярцева - 109 Из них пружин (в том числе - пружин магазина-12) 23 и 19.
  • б) кол-во эксплоатацион. деталей (для полной чистки) 12 и 25

4. По габаритам оружия имеются положительные и отрицательные стороны у обоих пушек:

  • а) по габаритам автомата преимущество за пушкой Таубина-Бабурина, особенно по высоте: длина пушки Таубина-Бабурина - 2310 мм ; Волкова-Ярцева - 2140 мм; ширина пушки 145 мм и 165 мм; высота пушки 110 мм и 205 мм

  • б) Однако, следует учитывать габариты магазина у пушки Таубина-Бабурина (ширина - 160 мм, высота - 150 мм для магазина на 81 снаряд), а также пространство, необходимое для поднятия крышки у пушки Волкова-Ярцева, для установки патронного ящика и для подвода рукава питания.

5. По силе отдачи преимущество за пушкой Таубина-Бабурина - 2200 кг, в то время, как у пушки Волкова-Ярцева сила отдачи - 2900 кг при откате на 9,5 мм. Противооткатное устройство входит органически в конструкцию пушки Таубина-Бабурина, а система Волкова-Ярцева требует противооткатное устройство в лафете. Вот почему лафеты, сконструированные одним и тем же заводом (завод N 1) для обеих пушек для испытания их на одном и том же самолете (Мессершмидт-110), столь разнятся по весу: Вес лафета для пушки Таубина-Бабурина - 19 кг. Вес лафета для пушки Волкова-Ярцева - 42,5 кг то есть разница на 23,5 кг.

6. По весовым данным преимущество также за пушкой Таубина-Бабурина:

  • а) вес пушки с пневматикой Таубина-Бабурина - 42,8 кг Волкова-Ярцева - 62,8 кг

  • б) вес магазина (патронного ящика с рукавом) Таубина-Бабурина - 11,4 кг (на 81 сн) Волкова-Ярцева - 11,7 кг (на 110 сн)

  • в) вес установок (лафета) 19 кг и 42,5 кг

  • г) вес баллона пневмозарядки с редуктором 7,4 кг и 7,4 кг

  • д) вес боекомплекта на 81 снаряд 37,8 кг и 37,8 кг

  • е) вес реек (звеньев) на 81 снаряд 1,683 кг и 7,614 кг. Итого масса сняряженных пушек Таубина-Бабурина - 120,083 кг; Волкова-Ярцева - 169,814 кг

7. По баллистическим данным (по начальной скорости), по темпу стрельбы, по эффективности снаряда (вес снаряда, вес разрывного заряда) обе пушки равноценны.

Таким образом, пушка Волкова-Ярцева имеет преимущество по безотказности в работе и по живучести деталей. По весовым данным и по силе отдачи преимущество за пушкой Таубина-Бабурина. Наиболее сложным вопросом является различие в системе питания: у пушки Волкова-Ярцева питание непрерывное, у пушки Таубина-Бабурина - магазинное.

1. Преимущества непрерывного питания:

  • а) боезапас может быть увеличен до 300 шт. (как на схеме двухмоторного истребителя Микояна-Гуревича); для магазинного питания максимальный боезапас 150 снарядов;
  • б) боезапас может быть расположен так, что не повлияет на конструкцию самолета (например крыла); магазинное питание даже на 60 снарядов требует конструктивное изменение крыла на самолете И-200;
  • в) месторасположение боезапаса и его количество вызывает только изменение патронного ящика и рукава, т.е. агрегатов не расходных. Звено же остается единым; при магазинном питании требуется наличие 4-х типов магазинов) на 60, 81, 102 и 150 снарядов) и 2-х типов реек (по высоте 9-ти снарядов для магазина 81 и по высоте 6-ти снарядов для магазинов 60, 102 и 150);
  • г) сбор звеньев может быть осуществлен сравнительно легко; сбор реек магазина трудно осуществить, так как конструкция "собирателя реек" снижает летно-технические данные самолета;
  • д) выбрасывание звеньев не вызывает никаких трудностей в снабжении и комплектации) если не принимать в расчет стоимость звена); выбрасывание реек при малейшей нечеткости может вызвать большую путаницу: в часть с рейками 9-ти патронной высоты могут попасть рейки 6-ти патронной высоты и наоборот. Даже комплектация пушек с рейками на полную их живучесть порядка 8100 выстрелов (900-1350 шт. реек) не может предостеречь от путаницы - так в часть, где находятся самолеты с пушками и рейками 9-ти патронной высоты могут попасть пушки с рейками 6-ти патронной высоты и наоборот;
  • е) магазинное питание при отсутствии правого и левого питания приводит к ассиметричному расположению пушек относительно оси самолета, что значительно снижает меткость стрельбы и вызывает реактивный момент (заворачивание самолета в одну сторону) при стрельбе;
  • ж) экономический эффект беззвеньевого питания весьма сомнителен и требует проверки. В настоящее время звено изготовляется штамповкой, а рейка требует фрезерной работы.

Выводы:

  1. Пушка Таубина-Бабурина имеет ряд преимуществ перед пушкой Волкова-Ярцева, однако она требует значительной доводки по живучести и уточнения вопроса с питанием, так как магазин на 150 снарядов еще не изготовлен и не испытан.
  2. Целесообразно предложить ОКБ-16 после отработки непрерывного питания на пулемете 12,7 проработать вариант непрерывного питания пушки 23 мм.
  3. Предложить Волкову-Ярцеву и Таубину-Бабурину устранить дефекты пушек в соответствии с требованиями отчета по полигонным испытаниям и подать на контрольные сравнительные полигонные испытания. Для участия в контрольных испытаниях выделить представителей от КО и Наркомата контроля."

Комментарии, как говорится, излишни.

Наибольшее беспокойство вызывала чрезвычайно высокая отдача новых пушек. Именно этот параметр у пушки Таубина и Бабурина вызывал наибольшие нарекания у С.В. Ильюшина, который всеми правдами и неправдами отбрыкивался от установки на опытный штурмовик БШ-2 пушек ПТБ-23, мотивируя это высокими параметрами отдачи.

В начале марта 1941 г. в НИП АВ были организованы эксперименты по замерам величин отдачи конкурирующих пушек. Выяснилось, что сила отдачи у МП-6 составляет 2800 - 2900 кгс, а у пушки ТКБ-201 - 3600 - 3700 кгс. Забегая вперед, следует отметить, что отдача в 3.5 тонны у пушек ВЯ не помешала ей пройти всю войну на штурмовиках Ил-2.

В апреле 1941 г. на полигоне в Ногинске шли интенсивные испытания штурмовиков Ил-2 с двумя вариантами 23-миллиметровых пушек: МП-6 и ВЯ.

К 6 апреля Ил-2 с ВЯ выполнил 20 полетов, в воздухе было произведено 2347 выстрелов, но уже на следующий день самолет был снят с испытания из-за производства выстрела при незапертом канале ствола. Причиной назвали конструктивную ошибку, ведь это был уже второй случай в ходе испытаний. Таубину можно было торжествовать, но вкус победы изрядно портили числовые данные, представленные НИП АВ: при 25 полетах и 5128 произведенных выстрелах произошли 64 задержки, из них 41 - по вине пушки.

Впрочем, 12 апреля 1941 г. испытания были завершены и командование ВВС сделало вывод о целесообразности запуска в серию штурмовика, вооруженного двумя МП-6.

Следует отметить, что на испытания в НИП АВ подавались не "вылизанные" и доведенные в ОКБ-16 орудия ручной сборки, а первые серийные МП-6 ковровского завода No. 2. Их качество было, естественно, далеко от идеала. Шло освоение пушки и на тульском заводе No. 66, а это всегда тяжелейший этап для любого советского предприятия.

К концу апреля 1941 года казалось бы вопрос о победителе в конкурсе был решен окончательно. Пушки ПТБ-23 уже выпускались серийно, были разработаны многочисленные модификации ее, а на проекте ТКБ-201 можно было бы поставить крест.

Однако, 16 мая 1941 года последовал внезапный арест руководителей ОКБ-16 Таубина и Бабурина, после чего все работы по пушке ПТБ-23 были свернуты, а выпущенная партия из 400 готовых орудий законсервирована.

В этих условиях воспрянули духом тульские конструкторы, которые постарались в кратчайший срок устранить недостатки пушки ВЯ. Приказ о приеме ее на вооружение под обозначением "ВЯ" появился 16 мая, то есть прямо в день ареста разработчиков пушки-конкурента. Пушку ВЯ срочно стали готовить к запуску в производство на заводе No. 66.

Старший военпред предприятия военинженер 2 ранга Конопкин 5 июня 1941 г. докладывал руководству, что "завод имеет возможность приступить к сборке пушек ВЯ в последних числах текущего месяца".

Однако проведенные в конце июня - начале июля испытания серийных пушек ВЯ на самолете ЛаГГ-3 не порадовали: при 2800 выстрелах произошло 62 задержки и 5 поломок, т.е. один "инцидент" примерно на каждые 40 выстрелов. Затвор пушки вышел из строя после 187 выстрелов, то есть после отстрела двух боекомплектов (на ЛаГГ-3 он состоял из 90 патронов). Еще раз провели измерения силы отдачи, которая оказалась равной 4600 кг! Столь мощное воздействие на мотор М-105П, как правило, приводило к возникновению течей масла из уплотнений. В связи с этим руководство наркомата авиапромышленности предпочло воздержаться от запуска в серию ЛаГГ-3 с пушкой ВЯ, хотя ВВС настаивали на целесообразности такого варианта вооружения и в конце 1941 г. Есть правда, сведения о небольшой партии выпущенных ЛаГГ-3 8-й серии, вооруженной 23-мм пушками ВЯ.

Да и на "Иле" установка пушки ВЯ потребовала усиления крыла. В начале августа 1941 г. руководство авиазавода No. 18 предупредило Управление заказов вооружения ГУ ВВС КА, что внедрение в производство Ил-2 с ВЯ приведет к временному сокращению выпуска штурмовиков. Дальше - еще хуже. "По причине холодной дождливой погоды в сентябре 1941 г. при отстреле пушек ВЯ на заводе No. 18 происходила неотдача на 80 % пушек из-за загустевания смазки и повышенной влажности снарядов", - сообщал военпред предприятия.

По состоянию на 4 сентября 1941 г. завод сдал в строевые части 16 самолетов Ил-2 с пушками ВЯ (в тот период среднемесячный выпуск "Илов" превышал 250 единиц). Далее такие машины "тонкой струйкой" стали поступать в штурмовые полки. В общем, проблем с ВЯ было много.

По воспоминаниям В.Н. Новикова, в то время заместителя наркома вооружения, "вопрос об усилении вооружения штурмовиков Ил-2 встал в начале 1942 г. Государственный Комитет Обороны принял решение оснастить штурмовик Ил-2 двумя пушками ВЯ и крупнокалиберным пулеметом. Изготовление пушки было поручено ковровским оружейникам┘ Первые опытные образцы ждали от ковровцев через месяц, а спустя еще месяц - серийного выпуска новых пушек. Даже для военного времени - срок невероятный".

Далее Новиков сетовал на то, что ранее "пушку Волкова - Ярцева пробовали ставить на одном из эвакуированных заводов, но из этого ничего не получилось: в отведенные сроки коллектив не уложился из-за плохих условий производства и отсутствия высококвалифицированных кадров".

Лишь во второй половине 1942 года поставки пушек ВЯ приобрели регулярный характер, а большая часть недоработок была устранена. Львиная доля новых пушек нашла свое применение на штурмовиках Ил-2. Пара пушек с боекомплектов по 150 патронов устанавливались в крыле.

Появление на фронте с августа 1941 года штурмовиков Ил-2 с пушками ВЯ-23 калибра 23 мм хотя и повысило в целом боевую эффективность штурмовых авиачастей, но не настолько сильно, как этого хотелось бы - результативность модифицированных "Илов" против бронетехники вермахта оставалась крайне невысокой.

Полигонные испытания показали, что при стрельбе из пушек ВЯ-23 бронебойно-зажигательным снарядом БЗ-23 с самолета Ил-2 под углами планирования до 30 градусов (высота подхода 100-600 м) возможно поражение легких немецких танков типа Pz.II Ausf F и Pz.38(t) Ausf С при попадании снаряда в борт и заднюю часть танка с дистанции 300-400 м, так как толщина брони в этих местах не превышала 5 мм. Поражение крыши башен этих танков (толщина брони 10 мм) с таких же дистанций также возможно, но при углах пикирования более 40 град.

Из 53 попаданий в эти танки, полученных при выполнении 15 самолето-вылетов, только в 16 случаях было получено сквозное пробитие (30% от числа попавших в танки снарядов) брони, в 10 случаях были получены вмятины в броне и рикошеты, остальные попадания пришлись в ходовую часть. Попадания же БЗ-23 в ходовую часть танка повреждений ему не наносили. При этом все 16 сквозных пробоин в броне танков пришлись на атаки под углом планирования 5-10 град. (высота подхода 100 м, дистанция открытия огня 300-400 м).

Поражение брони танка Pz.38(t) Ausf Е с усиленным бронированием (лоб корпуса и башни - до 50 мм, а борт корпуса над ходовой частью и борт башни - до 30 мм) при тех же условиях атаки было возможным только в борт у ходовой части танка, где устанавливалась броня толщиной 15 мм. Однако попадание в чистую броню этой части танка было маловероятным, поскольку большая площадь закрывалась роликами, колесами и гусеницами.

Лобовая броня всех немецких легких танков, имеющая толщину 25-50 мм, при стрельбе из пушки ВЯ-23 снарядом БЗ-23 при атаке с воздуха с Ил-2 не пробивалась.

Что касается средних немецких танков и САУ с толщиной бортовой брони 30 мм, лобовой - 50 мм, надмоторной брони - 15-18 мм и крыши башен - 10-17 мм, стоявших в это время на вооружении вермахта, то их броня при стрельбе с самолета Ил-2 снарядами БЗ-23 пушки ВЯ-23 не поражалась ни с одного направления атаки.

Другими словами, штурмовик Ил-2, вооруженный пушками ВЯ-23, мог наносить поражение только легким немецким танкам, да и то при атаке сзади или сбоку под углами планирования до 30 градусов.

По мнению летчиков-испытателей самая удобная и эффективная стрельба с самолета Ил-2 из пушек ВЯ-23 по немецким танкам, с точки зрения ориентировки, маневрирования, времени нахождения на боевом курсе, точности стрельбы и т.д., являлась стрельба с планирования под углом 25-30 градусов при высоте ввода в планирование 500-700 м и скорости ввода 240-220 км/ч (высота вывода - 200-150 м). Скорость планирования одноместного Ил-2 при этих углах увеличивалась незначительно - всего на 9-11 м/с, что допускало маневрирование для наводки по прицелу и трассе. Полное время атаки цели в этом случае было вполне достаточным и колебалось от 6 до 9 сек, что позволяло летчику сделать две-три прицельные очереди из расчета, что на устранение бокового скольжения штурмовика при развороте на цель необходимо затратить около 1,5-2 сек, на прицеливание и исправление наводки между очередями требуется также 1,5-2 сек, а длина очереди не превышает 1 сек (ведение огня из пушек ВЯ более 1-2 сек приводило к существенному нарушению наводки и к резкому увеличению рассеивания снарядов, то есть к снижению точности стрельбы). Дальность начала прицеливания по танку составляла 600-800 м, а минимальная дистанция открытия огня - около 300-400 м.

Собственно, в вышеизложенном нет ничего нового и удивительного. С проблемами в плане пушечной атаки на бронетехнику сталкивались все страны, использовавшие пушки для штурмовых атак. Зато могущество 23-мм снаряда, настильность траектории позволяло советским штурмовикам гораздо успешнее бороться с любой другой техникой противника - автотраспортом, артиллерийскими установками, локомотивами.

Огромные серии штурмовиков Ил-2, выпускаемые в годы войны требовали соразмерного количества пушек ВЯ, производство которых постоянно нарастало. Если в 1942 г. было произведено 13420 орудий, в 1943 г. уже 16430, в 1944 г. - 22820 орудий. Таким образом, не менее 20 -25 тыс Ил-2 из 36 тыс построенных были вооружены пушками ВЯ (с учетом неизбежной замены выходивших из строя пушек).

С 1944 года пушки ВЯ стали устанавливать на новый штурмовик Ил-10. Именно для вооружения их выпуск пушек ВЯ продолжался и после окончания войны. В 1945 изготовили 873 штук, в 1946 г. - 2002 и в 1947 году, когда производство было завершено, еще 1247 штук. Итого 64655 пушек.

Любопытно, что на базе пушки ВЯ в 1942 году была разработана 14.5-мм версия орудия под патрон М.Н. Блюма повышенной начальной скорости, полученный путем переобжатия штатной 23-мм гильзы до калибра 14.5 мм. Патрон 14.5х147 комплектовался штатными бронебойными пулями Б-32 и композитными БС-41 с сердечником из карбида вольфрама от противотанковых ружей. Это позволяло получить начальную скорость порядка 1200 м/с и, соответственно, повышенную бронепробиваемость. Применение такого патрона позволяло уменьшить отдачу пушки, повысить точность огня.

Пушка ВЯ-14.5 проходила испытания в сентябре-октябре 1942 года. Но при темпе стрельбы около 700 выстр/мин отмечалась неудовлетворительная работа автоматики и газового регулятора, быстрых разгар газоотводных отверстий и затрудненная экстракция гильз. Кроме того, высокофорсированная баллистика патрона 14.5х147 резко снижала живучесть оружия.

К лету 1943 года испытания ВЯ-14.5 были свернуты как ввиду низкой надежности системы, так и узкой специализации этого оружия, по бронепробиваемости не превосходящей штатной 23-мм ВЯ.

Аналогичную работу по 14.5-мм авиапушке вели конструктора Салищев и Галкин на своей версии СГ-14.5, правда, в отличие от Волкова с Ярцевым они полностью переработали свою предвоенную версию СГ-23, изменив схему автоматики с короткого отката ствола на газоотвод. Кроме того, в пушке СГ-14.5 применили стандартный серийный патрон 14.5х114 от противотанковых ружей ПТРД и ПТРС. Баллистика СГ-14.5 получилась не столь форсированной, начальная скорость бронебойной пули достигала 1000 выстр/мин. Но неудовлетворительная надежность системы поставила крест и на этой разработке.

В пушке ВЯ, как уже указывалось, использовались мощные патроны 23х152В, несколько отличные от применяемых в конкурирующей разработке ОКБ-16 МП-6 наличием бурта, удобного для крепления в ленте. Патроны комплектовались, как правило, четырьмя типами снарядов :

- осколочно-зажигательный массой 201 грамм. Маркировались красным цветом. Существовало 2 варианта снаряжения этого типа снарядов.

Первый вариант: шашка взрывчатого вещества (верхняя) из смеси взрывчатых веществ гексогена, тротила и тетрила, называемой ГТТ. Нижняя зажигательная шашка изготовлена из зажигательного состава ДУ-5. Общий вес шашек 15,6 г.

Второй вариант: верхняя и нижняя шашки изготовлены из взрывчатого вещества A-IX-2, состоявшей из гексогена (76 %), алюминиевой пудры (20 %) и воска (4 %). Общий вес шашек 15,6 г.

Осколочно-зажигательные снаряды в патронах к пушкам ВЯ комплектовались взрывателями К-20.

- осколочно-зажигательно-трассирующий массой 196 грамм. Наполнение аналогично по составу массой 11 грамм, комплектовались взрывателями К-20, К-20М и А-23.

Маркировались красным или желтым цветом взрывателя и красной полосой.

- Бронебойно-зажигательные, массой 199 грамм. Содержали 4.4 грамма зажигательного состава. Окрашивались в черный цвет целиком, иногда желтой головной частью.

- Практические, лафетопробные. Маркировались белым цветом.

Гильза для 23-мм патронов к пушкам ВЯ латунная, с фланцем. На корпусе гильзы над фланцем имеется выступ (буртик), который служит упором патрона в патроннике.

Капсуль-воспламенитель ≈ синхронный, такой же, как и для 12,7-мм патронов к пулеметам Березина, для 20-мм патронов к пушкам ШВАК и Б-20 и 23-мм патронов к пушкам НС-23.

Пороховой заряд состоит из бездымного пироксилинового пороха марки 4/1. Средний вес порохового заряда 60 г.

Пороховой заряд помещается в шелковом картузе. К нижней части картуза, обращенной ко дну гильзы, пришит добавочный воспламенитель, состоящий из 1 г черного дымного ружейного пороха ДРП, помещенного в шелковый мешочек.

В частях ВВС могут встречаться патроны с ОЗ снарядами (изготовления военного времени), в которых добавочный воспламенитель в шелковом мешочке приклеен лаком ко дну гильзы, а порох насыпан поверх воспламенителя непосредственно в гильзу.

Добавочный воспламенитель служит для быстрого и безотказного воспламенения порохового заряда (за счет усиления огня от капсюля-воспламенителя).

 


 


 ТТХ:
Модификация ВЯ-23
Калибр, мм 23
Тип автоматики газоотвод
Масса тела орудия, кг 62.8
Масса лафета и механизма пневмозарядки, кг 49.9
Масса орудия со снаряженой лентой на 150 патронов 206
Длина, мм 2147
Длина ствола, мм 1650
Темп стрельбы, выстр/мин 600-650
Начальная скорость пули, м/с 870-890
Емкость магазина Лента, 150 патронов
Масса снаряда, г. 200
Тип боеприпаса 23x152B


 Доп. информация :

 Фотографии:
 Пушка ВЯ-23
 Пушка ВЯ-23
 Пушка ВЯ-23 в Музее
 Пушка ВЯ-23  в Музее Кески, Финляндия
 ВЯ-23
 Сборка пушек ВЯ-23
 Техосмотр ВЯ-23 возле Ил-2
 Установка ВЯ-23 на Ил-2
 Ствольная коробка с приемником
 Заправка ленты со снарядами для ВЯ-23
 Автомат Салищева-Галкина СГ
 Пулемет ВЯ-14.5 под патрон повышенно мощности калибра 14.5-мм
 Пулемет СГ-14.5 под штатный патрон калибра 14.5-мм от противотанкового ружья
 Звенья ленты для ВЯ-23
 Снаряды ВЯ-23
 Снаряды ВЯ-23 сверху в низ:
 осколочно-зажигательно-трассирующий,
 практический,
 холостой,
 бронебойно-зажигательный

  Схемы:

 ВЯ-23
 ВЯ-23

 





Список источников:

Евгений Аранов. Стрелковое вооружение СССР
Илы против "Панцеров". 23-мм пушка ВЯ-23


Уголок неба. 2017  (Страница:     Дата модификации: )


 

  Реклама:

ружья для охоты цены от "Оружейный Дом" http://OrDom.ru/