Реклама...

    


 
   главная вооружение авиапушки
     BK 3.7
       
Страна: Германия
Тип: 37-мм авиационная пушка

 

Последней из серийных артиллерийских авиационных систем, рожденных в концерне Рейнметалл Борзиг, и имевших швейцарские корни, стала 37-мм автоматическая пушка ВК 3.7.

Это орудие, получившее известность, в немалой степени, с легкой руки самого именитого немецкого аса бомбардировочной авиации Ганса Ульриха Руделя, было в той или иной степени импровизацией. Не авиационное происхождение пушки зашифровано в обозначении - BK 3.7, где за литерами ╚BK╩ скрывалось слово ╚Bordkanonen╩, то есть ╚бортовая пушка╩, так в Германии было принято обозначать артиллерийские системы, изначально разработанные не для авиации и лишь модернизированные для установки на самолеты в отличие от чисто авиационных МК - Maschinenkanone.

История системы началась в Швейцарии на фирме Солотурн - Waffenfabrik Solothurn A. G., которая была куплена немецким концерном Рейнметалл в конце 20-х годов специально для разработок автоматического артиллерийского вооружения в обход Версальских ограничений, запрещавших Германии заниматься производством автоматических пушек.

К середине 30-х годов в активе швейцарских разработчиков уже было несколько десятков завершенных проектов автоматических пушек различного калибра и назначения, имевших общий принцип автоматики на основе короткого отката ствола.

Наиболее мощной из разработанных систем была зенитная 37-мм автоматическая пушка S10-100 образца 1934 года или по немецкой классификационной системе обозначений - ST-10.

Собственно сама швейцарская система S10-100 продавалась в Грецию, Румынию, Болгарию, Италию, Китай и даже во Францию, но общий объем продаж был невелик. Зенитный автомат отличала высокая сложность исполнения и приличная цена. Перед войной японцы купили лицензию на производство экспортных вариантов этой зенитки ST-22 c крестообразной станиной и ST-24 c трехопорной станиной. В Японии это орудие получило обозначение Тип 1. Его предполагали к производству в 1944 году, но планы так и остались планами. Судя по всему, лицензию именно на S10-100 немцы продали в СССР в начале 30-х. Но, судя по времени сделки, 1930-31 гг, швейцарская система на тот момент существовала лишь в прототипах, далеких от совершенства и у нас довести ее до кондиции так и не смогли, выпустив ограниченную партию малопригодных автоматов 4-К.

Немцы практически полностью заимствовали конструкцию солотурновского автомата и развернули его производство с незначительными изменениями в 1935 году как 3.7 cm FLAK 18. Числовой индекс ╚18╩ был использован для введение в заблуждение иностранных атташе, чтоб создать впечатление, что пушка является старой разработкой времен 1918 года.

По сравнению со швейцарским прототипом изменения коснулись, главным образом, конструкции станка, механика самого орудия осталась практически неизменной.

В пушке использовался очень мощный унитарный патрон 37x263B, предопределявший, в купе с длинным 57-калиберным (2106 мм) стволом, высокую начальную скорость 800 - 860 м/с в зависимости от боеприпаса.

Питание осуществлялось из 6-зарядных обойм с левой стороны приемника. Техническая скорострельность составляла 180 - 240 выстр/мин, хотя реальный темп стрельбы не превышал 80 - 100 выстр/мин. Система была довольно массивной, в боевом положении, превышавшая по массе 1750 кг, а в походном достигающая 3560 кг.

В целом, автомат FLAK 18, не смотря на достаточно прогрессивную конструкцию и высокую мощность, был исключительно сложной и дорогой системой, малопригодной для крупносерийного производства, громоздкой и малоподвижной, к тому же, надежность ее оставляла желать лучшего.

Это послужило причиной того, что немцы уже в 1936 году переработали систему. В итоге появился улучшенный вариант зенитки ╚3.7 cm FLAK 36╩, существенно облегченный до 1550 кг по сравнению с прототипом. Кроме того, была увеличена до 8 выстрелов емкость обоймы, введен новый, более совершенный прицел Sonderhänger 52, аналоговый дальномер Flakvisier 40.

Следующей версией стала пушка FlaK 37, которая отличалась от предыдущего варианта лишь увеличенными углами вертикальной наводки - от -8 до +85 градусов.

Последняя версия этого автомата FlaK 43 появилась уже в ходе войны, и уже была более серьезно переработана с изменением принципа автоматики. Короткий откат ствола в ней совмещался с газоотводным механизмом, открывающим затвор. Но эта версия несколько выходит за рамки рассказа именно об авиационной версии пушки.

Кому, в какой момент в Рейхе пришла в голову идея приспособить зенитное орудие на самолет точно не известно. Ориентировочно начало работы над BK 3.7 относится к весне 1942 года. Связано это было, вероятно, с желанием разработать орудие большего могущества, чем уже состоявшую на вооружении Люфтваффе 30-мм авиапушку МК 101. При близких значениях начальной скорости 37-мм снаряд весил в полтора-два раза больше, чем 30-мм (640 - 680 г. против 330 - 500 г. ), что в итоге давало столь же существенный прирост в дульной энергии (215 кДж против 140). Для борьбы с советской бронетехникой такие качества казались весьма кстати. Да и союзники, постепенно наращивающие воздушный прессинг домашней территории 3-го Рейха, тоже требовали более эффективных средств поражения.

Характерно, что первые переработанные эрзац авиапушки являлись простой переделкой малоудачной зенитки 3.7 cm FLAK 18. Она появились осенью 1942 года и с марта 1943 года устанавливались на тяжелых истребителях версии Bf 110G-2/R1 , укрепленной под фюзеляжем и закрытой обтекателем из алюминиевого каркаса и фанерно-тканевой обшивки. При этом орудие было развернуто боком, чтобы окно приемника оказалось сверху и было доступно экипажу машины. Боекомплект ВК 3,7 составлял 10 6-зарядных обойм в нижней части кабины, заменой которых занимался задний стрелок самолета. Масса снаряженной системы составляла 275 кг, а габариты превышали 3.5 метра. Это заставило снять обе 20-мм пушки.

В дальнейшем вместо зенитки FLAK 18 в качестве базы для авиапушки использовалась более совершенная FLAK 36, причем в немецких документах авиапушку на этой базе именовали ⌠3.7-cm ВК 43■ и именно эта версия стала основной при установках на самолеты. Она могла использовать либо штатные 8-зарядные обоймы, либо старые 6-зарядные, либо сдвоенные 2х6 патронов. Темп стрельбы и баллистические характеристики пушки не изменились по сравнению с зенитным орудием.

ВК 3.7 устанавливали на все те же Bf 110G-2 в субмодификациях R1, R4, R5, а также Bf 110G-4a/R1. Огромная разрушительная сила 37-мм снаряда, способного выводить из строя любой самолет с одного попадания, и прицельная дальность до 800 метров, позволявшая атаковать вражеские бомбардировщики за пределами дальности их оборонительного вооружения, не компенсировалась огромными массой и габаритами системы и малой скорострельностью. Поэтому эти варианты перехватчиков распространения не получили. Также не получили распространения и противотанковые Юнкерсы в версии Ju.88Р-2 и Р-3, у которых в подфюзеляжной гондоле устанавливали две пушки ВК 3.7. Есть информация, что эти Юнкерсы пытались использовать в качестве тяжелых перехватчиков, но в этом качестве они успехов не достигли.

Основная часть пушек ВК 3.7 нашла свое применение на немецких противотанковых штурмовиках.

Практически одновременно с противотанковой версией штурмовика Хеншель Hs-129В-2/R2 с очень эффективными против танков 30-мм пушками МК-103 была выпущена еще более мощная противотанковая модификация Hs-129В-2/R3 с 37-мм пушкой ВК 3.7

Руководство Люфтваффе опасалось, что бронебойного действия 30-мм снарядов будет недостаточно. Однако появление 30-мм композитных боеприпасов Hartkernmunition с сердечником из карбида вольфрама, способных уверенно поражать все серийные советские танки того времени, временно сняло проблему, к тому же малый боекомплект ВК 3.7 и невысокая скорострельность пушки значительно снижали мобильность штурмовых эскадрилий. Да и само орудие оказалось на столь хорошо для противотанковой борьбы √ сказалась ╚зенитное╩ прошлое пушки. Кроме того, испытания Hs.129В-2/R3 выявили значительно ухудшавшуюся устойчивость машины при стрельбе, делая и без того сложное управление Хеншелем поистине, виртуозным занятием. Количество выпущенных

Hs-129В-2/R3 не превышало полутора десятков штук, и нет никаких данных об их применении на фронте.

Одновременно с противотанковым вариантом бронированного Хеншеля в Рехлине в 1942 году испытывался еще один противотанковый штурмовик, созданный на базе Юнкерса Ju-87D-3, главной особенностью которого являлась установка под крылом двух 37-мм BK 3.7. Вместе с магазинами на 6, 8 или 12 снарядов они крепились под крылом сразу за стойками шасси.

Длинноствольное зенитное орудие с высокой начальной скоростью композитного снаряда обещало быть еще более эффективным для борьбы с бронетехникой, чем 30-мм МК-103.

Контейнеры для пушек весом более 300 кг были легкосъемными и взаимозаменяемыми с обычными бомбодержателями. Крыльевые пулеметы и бомбовое вооружение отсутствовали. Бронирование самолета было ослаблено. В отличие от стандартного Ju-87D-3 на противотанковом Юнкерсе отсутствовало бронирование стрелка, центропланных бензобаков и водорадиатора.

Лишь толщина задней бронеспинки летчика была увеличена до 20 мм. В остальном бронирование машины осталось без изменений.

Штурмовик получил обозначение Ju-87G-1. Эта машина, не смотря на довольно скромную серию (общее количество выпущенных Ju-87G-1 и G2 составляло чуть более двух сотен штук, включая штурмовики, переделанные из бомбардировочной версии Ju-87D), была широко распиарена, главным образом. благодаря командиру 10.(Pz)./StG2 Гансу-Ульриху Руделю (Hans-Ulrich Rudel), самому именитому бомбардировочному эксперту Люфтваффе, на счету которого числилось рекордное число подбитых танков √ 519, Реально, пушечный ╚Юнкерс╩ отнюдь не был так хорош и эффективен, как принято считать. Ju 87G показал себя медлительным и очень неповоротливым, что в сочетании с уменьшенным бронированием и слабым оборонительным вооружением делало машину идеальной мишенью для истребителей. Максимальная скорость самолета снизилась на 30-40 км/ч. Ju.87G уже не мог пикировать (хотя на проходивших испытания опытных машинах имелись тормозные щитки), атака целей производилась с планирования под углами не более 10-12╟. Кроме этого, по показаниям пленных немецких летчиков ввод в планирование был затруднительным. Затруднительным было и прицеливание вследствие плохой путевой устойчивости самолета, обусловленной аэродинамическим влиянием пушечных установок, большими разнесенными массами (вес одной пушки с лафетом, без учета веса магазина и снарядов, 295 кг) и возросшим полетным весом.

Пушки ВК-3.7 имели довольно невысокую скорострельность и низкую надежность автоматики.

По немецким данным пушка имела скорострельность до 160 выстрелов в минуту. Однако по данным НИИ ВВС КА вследствие недоведенности автоматики пушки ее боевая скорострельность ограничивалась в среднем одним выстрелом в две секунды. Низкая же практическая скорострельность самих пушек приводила и к весьма ограниченному числу выстрелов (не более двух) в одной атаке. Даже на полигонных стрельбах опытные летчики за один заход успевали сделать максимум четыре залпа. Положение усугублялось еще и сильной отдачей пушек при стрельбе в

воздухе и спецификой размещения их на машине. Вследствие этих причин штурмовик испытывал сильный пикирующий момент, и возникала раскачка самолета в продольной плоскости при стрельбе в воздухе. Удерживание линии визирования на цели во время стрельбы по наземным целям и ввод поправок в прицеливание было очень сложной задачей и практически невыполнимой. Поэтому прицельным мог быть только первый выстрел. Выход из строя одной из пушек автоматически делал невозможным стрельбу и из второй вследствие сильного разворачивающего момента. На части Ju 87G, которые переоборудовались из бомбардировщиков Ju 87D иногда сохраняли штатные крыльевые 20-мм пушки MG-151, используемые для пристрелки или чтобы сохранить экипажу хоть какую-то иллюзию вооружения после расходования боекомплекта 37-мм снарядов, боезапас которых составлял в обоймах всего 6, 8, либо 12 патронов.

Невысоки были и характеристики самой пушки ВК-3.7. Повторить успех 30-мм композитных снарядов Hartkernmunition с 37-мм снарядом не удалось. То есть облегченный 405-граммовый снаряд, также имевший сердечник из карбида вольфрама имел очень высокую начальную скорость √ 1140 м/с, но вследствие неудачной формы снаряда из-за ╚зенитной╩ наследственности, внешняя баллистика его была много хуже, чем у 30-мм аналогичного снаряда и скорость быстро падала с увеличением дистанции стрельбы. Так, бронепробиваемость его на дистанции 600 м составляла 95 мм по нормали и всего 47 мм под углом 60╟, что было значительно хуже показателей композитных 30-мм снарядов МК-103 и мало отличаясь от обычного 680-граммового фугасно-бронебойного снаряда штатного патрона 37х263B, имевшего значительно меньшую начальную скорость √ 800 м/с (50 мм по нормали и 40 мм под углом 60╟ с 500 метров).

Стоит также отметить, что эффективность 37-мм композитных снарядов Hartkernmunition сильно зависела не только от угла попадания в цель. Бронепробиваемость резко падала в случае попадания в танки, оснащенные дополнительными броневыми экранами пассивной защиты, которую начали активно применять во второй половине войны для защиты от кумулятивных боеприпасов. И в этом случае рекомендовалось использовать обычные фугасно-бронебойные снаряды, менее чувствительные к такой преграде.

Использование пушек ВК-3.7 с пушечных Юнкерсов, накладывало изрядные ограничения на дистанции открытия огня. Это было связано с пушечными установками, разнесенными на 4.4 м друг от друга и необходимостью сведения огня на определенном расстоянии. Обычно точка сведения находилась в пределах между 270 и 750 м. Чаще всего это была дистанция 400 метров, оптимальная для приемлемой эффективности орудий. К тому же, учитывая навесную траекторию 37 мм снарядов, пушки на Юнкерсах располагались под небольшим углом вверх, что также требовало поправки при прицеливании и точной дистанции открытия огня. По мере увеличения толщины брони советских танков эффективность платформы Ju.87+ВК 3.7 неуклонно снижалась, дистанция для более или менее эффективного поражения уменьшалась, что требовало ювелирного мастерства от пилотов. К несчастью для немцев таких асов, как Рудель в составе штурмовых эскадрилий Люфтваффе становилось все меньше и меньше. Да и сам Рудель, даже если принять на веру его огромные счета, выходил в атаку на советские танки под прикрытием групп ╚обычных╩ пикировщиков Ju.87, которые отвлекали на себя и ПВО и истребители.

В боях за Курский выступ противотанковые Ju-87G состояли на вооружении всего двух эскадрилий - 10.(Pz)/StG2 и 10.(Pz)/StG1. По немецким данным, на начальной фазе сражения немецким противотанковым Хеншелям и Юнкерсам удалось достичь серьезных успехов. Так, тот же командир 10.(Pz)./ StG2 гауптман Рудель уже в первый день сражения, 5 июля, заявил об уничтожении 12 советских танков. Причем 4 танка, по его словам, были уничтожены в первом боевом вылете. Пилоты противотанковых штурмовиков в ходе Курской битвы отчитались о десятках подбитых танках только за первые два дня сражения. Отметим, что заявления немецких пилотов об уничтожении большого количества советских танков, как, впрочем, и других наземных целей, обычно не подтверждались ничем, кроме их собственных слов. На большинстве самолетов кинофотопулеметы отсутствовали, а если и были, то фиксировали не столько результат действия, сколько попадания снарядов в танк.

Как и следовало ожидать, реальные потери советских танкистов от бомб и артогня немецкой авиации в действительности оказались значительно скромнее, чем это отражается в докладах немецких пилотов. Так, по данным штаба советской 1 -й танковой армии Воронежского фронта, против которой действовали противотанковые эскадрильи Hs-129, боевые безвозвратные потери в танках Т-34 от

воздействия авиации в целом в период с 5 по 20 июля 1943 г. составили всего 7 машин, или 1,6% всех потерь "тридцатьчетверок". Кроме этого, от артогня и бомб люфтваффе армия потеряла около 30 легких танков Т-60 и Т-70. Боевые потери танковых соединений и частей Центрального фронта от бомбоштурмовых ударов немецкой авиации за июль-август 1943 г. составили 187 выведенных

из строя танков и САУ всех типов, или 6,3% всех потерь. Исходя из имеющейся статистики распределения боевых потерь, можно предположить, что из этого числа примерно 70 танков составили безвозвратные потери. В дальнейшем Hs-129B и Ju-87G-1 продолжали "громить" советские танки и САУ и нести при этом значительные потери.

Положение дел в эскадрах пикировщиков наглядно характеризует признание командира StG2 оберст-лейтенанта Э.Купфера, который писал:

"Ju-87 больше нельзя использовать ни на одном фронте, даже на Востоке. Например, моя эскадра за восемь месяцев потеряла 89 экипажей. В пересчете на год это соответствует. 100-процентному обновлению летного состава. Если так будет продолжаться еще год, результатом будет полный конец штурмовых частей... У меня есть эскадрильи с одним самолетом на вооружении. ...Мы должны как можно скорее, я бы сказал немедленно, начать перевооружать части с Ju-87 на Fw-190. Ситуацию с личным составом штурмовых частей можно определить как "последний парад". С 5 июля 1943 г. я потерял двух командиров эскадр, шесть командиров эскадрилий и двух адъютантов групп, каждый из которых совершил более 600 боевых вылетов.

Такой опыт уже не заменить... Мы не можем позволить себе терять тех немногих, кто остался┘"

К осени 1944 г. в люфтваффе сохранилась только одна группа Руделя III/SG2, еще летавшая днем на Ju-87D и G вместе с двумя противотанковыми эскадрильями 10.(Pz)/SG2 и 10.(Pz)/SG77.

В целом, можно заключить, что пушка ВК 3.7 являлась характерным продуктом импровизации военного времени, в котором изначально заложенные неплохие характеристики зенитного автомата, становились недостатками при использовании орудия в качестве авиапушки. Конструктивно, как уже отмечалось выше, пушка BK 3.7 представляла собой оружие с автоматикой на основе короткого отката ствола. Запирание патрона осуществлялось поворотом затвора, который двигался по двум винтовым пазам в затворной коробке и в конечной точке вставал на боевые упоры, надежно запирая патрон. Демпфирование излишков энергии отката компенсировалось массивным гидроцилиндром, установленным параллельно орудию.

В пушке ВК 3.7 использовались мощные унитарные патроны 37х263В массой 1.46 кг. Масса порохового заряда 218 г. Использовались следующие типы боеприпасов:

  • Фугасный массой 640 грамм, содержащий 96 грамм тротила в смеси с пентритом.
  • Фугасно-бронебойный массой 680 грамм
  • Фугасно-зажигательный массой 623 грамма.
  • Бронебойный композитный Hartkernmunition массой 405 грамм.

 







 ТТХ:
Модификация

BK 3.7

Калибр, мм
Тип автоматики
Темп стрельбы, выст/мин
Начальная скорость снаряда, м/сек



Масса орудия, кг
Масса ствола
Длина орудия, мм
Длина ствола, мм
Тип патрона
Ёмкость магазина
Масса снаряда, г

37
Короткий откат ствола
140 - 160
820 (фугасный)
800 ( Фугасно-бронебойный)
860 Фугасно-зажигательный)
1140 (Бронебойный композитный Hartkernmunition)
275 (тело орудия) 295 (с монтажной рамой)
68
3750
2106
37x263B
Обойма 6, 8 или 12 патронов
640 (фугасный)
680 ( Фугасно-бронебойный)
623 ( Фугасно-зажигательный)
405 (Бронебойный композитный Hartkernmunition)



 Доп. информация :

 Фотографии:
 Зенитная пушка 3.7cm Flak 18
 BK 3.7 под крылом Ju.87G
 BK 3.7 под крылом Ju.87G
 BK 3.7 под крылом Ju.87G
 BK 3.7 под крылом Ju.87G
 BK 3.7 под крылом Ju.87G
 BK 3.7 под крылом Ju.87G
 Две пушки BK 3.7 на Ju.88P
 Подфюзеляжная BK 3.7 на Hs.129B-2/R3
 Спарка пушек, обозначаемых Gerät 3,7 cm M 341 "Fledermaus" (Летучая мышь) для установки в Юнкерс Ju-88P-2
 Патроны сверху в низ фугасный, композитный бронебойный Hartkernmunition 37х264В и его разрез

 




Список источников:

Евгений Аранов. Авиационное вооружение Германии


Уголок неба. 2016  (Страница:     Дата модификации: )


 

  Реклама: