Реклама...

    


 
 
главная библиотека
   История конструкций самолетов в СССР 1951-1965гг.
   
   

Глава 15. Авиационное вооружение

Бомбардировочное вооружение

Особенности конструкции авиационных бомб системы М-46, принятых на вооружение в 1946 г., обеспечивали нормальное боевое применение этих боеприпасов только до скоростей, соответствовавших М = 0,8. С выходом авиации на сверхзвуковые скорости срыв потока, возникавший в месте сочленения средней и хвостовой частей корпуса авиабомбы, существенно снижал эффективность стабилизатора, а вместе с ней и точность бомбометания. В связи с этим в 1954 г. была принята на вооружение новая система высокоэффективных фугасных авиабомб в большой номенклатуре калибров (от ФАБ-250 до ФАБ-9000), устойчивых на траектории при бомбометании при сверхзвуковых скоростях полета и с большой высоты. Системе был присвоен индекс М-54. Высокие качества этой системы подтвердились ее долголетием, однако она была не лишена недостатков.

Авиабомбы модели М-54 имели тупоносый корпус с баллистическим кольцом, что обусловливало их большое аэродинамическое сопротивление и резко снижало летно-тактические характеристики истребителей и истребителей-бомбардировщиков, несущих авиабомбы на внешней подвеске. В 1962 г. были приняты на вооружение фугасные авиабомбы модели М-62 с сигарообразными корпусами, имевшими малое лобовое сопротивление (калибра 250 и 500 кг).

В конце 1950-х гг. в связи с ростом эффективности ПВО получила широкое признание идея доставки боеприпасов к цели на малых и предельно малых высотах. Однако применение обычных авиабомб с таких высот было сопряжено с опасностью поражения своего самолета осколками. Решение было найдено в разработке бомб с тормозными устройствами (так называемых штурмовых): ФАБ-250Ш и ФАБ-1500ША, принятых на вооружение в 1961 г. Кроме того, были созданы парашютные устройства, которыми могли снаряжаться авиабомбы моделей М-46 и М-54.

Специально для применения с самолета МиГ-25, способного осуществлять длительный полет при М > 2,5, была создана термостойкая авиабомба ФАБ-500Т, нормально функционировавшая после перенесенного аэродинамического нагрева.

Большим достижением, существенно повысившим эффективность применения малокалиберных осколочных, зажигательных и противотанковых бомб, стала разработка разовых бомбовых кассет (РБК-250, РБК-500) и разовых бомбовых связок (РБС-100), принятых на вооружение в 1950-е гг. Применение кассет и связок обеспечивает оптимальную плотность распределения малокалиберных боеприпасов на местности независимо от высоты сбрасывания.

Стрелково-пушечное вооружение

В 1953 г. взамен морально устаревших и подвергавшихся критике пулеметов УБ на вооружение советских ВВС был принят крупнокалиберный пулемет А-12,7 конструкции Н.М. Афанасьева. Внедрение автоматики оригинальной схемы с ускорительным механизмом, досылающим патрон из звена ленты в ствол, явилось важным шагом в развитии оружия газоотводного типа. Не отличаясь по скорострельности и другим основным характеристикам (массе оружия, начальной скорости пули) от предшественника, А-12,7 оказался значительно более надежным и "живучим". Достоинства схемы, разработанной Н.М. Афанасьевым, нашли дальнейшее развитие в конструкции 23-мм пушки АМ-23 (Афанасьева - Макарова). Этими пушками были вооружены массовые советские дальние бомбардировщики Ту-16, Ту-95 и ЗМ.

Следует отметить, что в начале 1950-х гг. были проведены широкие теоретико-экспериментальные исследования, целью которых являлось обоснование рационального калибра авиационного пушечного вооружения. Оптимум был определен в диапазоне 23...30 мм, причем меньший калибр был признан рациональным для поражения истребителей, а больший - для поражения бомбардировщиков, обладающих повышенной "живучестью", а также для действий по наземным целям. Ориентируясь на полученные результаты, ОКБ-16, возглавляемое А.Э. Нудельманом, в 1955 г. создало пушку НР-30 - первое в СССР авиационное орудие калибра 30 мм. Использование схемы с коротким ходом ствола в сочетании с газовым накатником-тормозом позволило при относительно небольшой массе обеспечить высокую скорострельность, надежность и живучесть системы. Пушки НР-30 устанавливались на истребителях МиГ-19 и истребителях-бомбардировщиках Су-7Б и Су-17 всех модификаций.

Специально для вооружения дальнего бомбардировщика Ту-22 в ОКБ-16 была разработана 23-мм пушка Р-23 (конструкция А.А. Рихтера), выполненная по так называемой револьверной схеме. По оригинальности и обилию технических решений, не встречавшихся в мировой практике создания оружия, пушка Р-23 может вполне соперничать со знаменитыми "гатлингами" пушками с вращающимися блоками стволов. Так, досылание патрона в пушке Р-23 производилось броском газовым поршнем, а экстракция гильзы - пороховыми газами, поступавшими в пространство между дном гильзы и дном патронника. В связи с исключительно высокими скоростями движения гильза снаряда для этой пушки была выполнена из стали.

В 1965 г. на вооружение советских ВВС была принята двуствольная пушка ГШ-23, разработанная В.П. Грязевым и А.Г. Шипуновым. Оригинальная конструкция пушки предусматривала поочередные выстрелы из каждого ствола. Затворы имели механическую связь, что обеспечивало большую скорость досылания очередного патрона и высокую скорострельность оружия при относительно небольшой массе. Пушки ГШ-23 нашли широкое применение на многих советских самолетах, причем как на истребителях (МиГ-21, МиГ-23), так и на бомбардировщиках (Ту-22М).

Неуправляемые реактивные снаряды

На заключительном этапе Великой Отечественной войны применение авиационных неуправляемых реактивных снарядов РС-82 и РС-132, представлявших собой невращающиеся оперенные ракеты с контактными взрывателями, значительно сократилось по сравнению с 1941-1942 гг. Они сохранились на вооружении, главным образом, самолетов-штурмовщиков Ил-2 и Ил-10. Падение интереса к "эрэсам" объяснялось их невысокой точностью, обусловленной причинами конструктивного и технологического характера.

Важнейшим техническим решением, призванным обеспечить повышение точности стрельбы неуправляемыми реактивными снарядами, явилась стабилизация их вращением вокруг продольной оси. Новый неоперенный реактивный снаряд С-1оф раскручивался в конце активного участка полета до скорости 11 000 об/мин за счет соответствующего отклонения выхлопных сопел. Однако при столь высокой скорости вращения на нем не могла быть применена другая новинка - кумулятивная боевая часть.

В связи с этим другие новые неуправляемые реактивные снаряды (С-ЗК, С-5К) оснащались оперением, перья которого устанавливались под небольшим углом, обеспечивая скорость вращения 1000...1200 об/мин. Снаряды семейства С-5 имели характерную особенность - раскрывающееся после пуска оперение, что позволило осуществлять их пуск из трубчатых направляющих, собранных в пакеты (так называемые универсальные блоки). Боевая часть реактивного снаряда С-ЗК пробивала броню современных танков с любого направления, а С-5К - бортовую и верхнюю броню танка. Модификация С-5М оснащалась фугасной боевой частью, а С-5-0 - осветительным зарядом.

Более крупные снаряды С-21 и С-24 предназначались для поражения живой силы, боевой техники, зданий и фортификационных сооружений. Они оснащались осколочно-фугасными боевыми частями.

Управляемые ракеты

В середине 1950-х гг. на вооружение советских ВВС была принята авиационная управляемая ракета РС-2У класса "воздух-воздух". В связи с принятым способом наведения на цель (ТУ - телеуправление, или командное наведение) бортовая аппаратура размещалась в хвостовой части ракеты, а твердотопливный двигатель - в средней части, имеющей два боковых сопла. В головной части имелись боевая часть, в которой было организовано дробление на осколки, и радиовзрыватель. Аэродинамическая схема ракеты - крестокрылая "утка". Ракетами типа РС-2У вооружались истребители МиГ-19. Следует подчеркнуть трудность наведения телеуправляемой ракеты на маневрирующую воздушную цель, практически исключающую ее боевое использование против истребителей противника.

Решением проблемы стало создание ракет с головками самонаведения, использующими тепловое излучение цели (ТГС) и отраженный от цели радиолокационный сигнал бортового локатора истребителя (РГС). На основе попавшей в руки советских специалистов американской ракеты AIM-9 "Сайдуиндер" была создана первая отечественная авиационная управляемая ракета с ТГС, названная Р-ЗС. Достоинством ракет с ТГС считается реализация принципа "пустил-забыл", поскольку после отделения ракеты от носителя последний совершенно не связан в маневре. Недостатком является их подверженность помехам: солнечной засветке, отражениям от облаков, разнообразным тепловым пятнам на поверхности земли, поэтому первые образцы этих ракет были не применимы для стрельбы в нижнюю полусферу. Ракеты Р-ЗС нашли широкое применение на многих советских истребителях, и в первую очередь на МиГ-21.

Отработка первых полуактивных радиолокационных систем наведения, использующих отраженный сигнал от цели, была особенно важна для авиации ПВО, где в качестве важнейшего требования выдвигалась всепогодность применения. Кроме того, первые авиационные ракеты с РГС могли применяться перехватчиками с передней полусферы (правда, ограниченно, под небольшим ракурсом), при этом дальность пуска превышала 20 км. Поскольку ракеты, разработанные для авиации ПВО (Р-4, Р-8, Р-98), предназначались для поражения крупных целей типа стратегических бомбардировщиков, то они оснащались мощными боевыми частями и радиовзрывателями с увеличенным радиусом срабатывания. Однако авиация ПВО не отказывалась и от ракет с ТГС. В 1950-е гг. в советских ВВС была принята концепция разработки единой ракеты, которая могла оснащаться тепловой либо радилокационной системой наведения и в зависимости от системы наведения имела бы различные индексы, например Р-4Т и Р-4Р соответственно. Ракеты Р-8 стали основным вооружением истребителей-перехватчиков Су-9 (Су-11), а их модернизированный вариант Р-98 - самолетов Су-15.

Первой отечественной серийной авиационной ракетой класса "воздух-поверхность" малой дальности явилась Х-66, по схеме представлявшая собой увеличенную РС-2. По сравнению с последней ракета оснащалась гораздо более мощной осколочно-фугасной боевой частью, способной поражать широкий спектр наземных целей. Недостатком ракеты считалась возможность ее применения только с пикирования, поскольку прицеливание производилось, как при стрельбе из пушки, за счет маневра всего самолета и удержания прицельной марки на цели. Этот недостаток удалось устранить на ракете Х-23, наведение которой на цель выполнялось с использованием радиолинии "Лазурь". Управление Х-23 осуществлялось с помощью так называемого кнюппеля - переключателя, размещенного на ручке управления истребителем. В процессе полета ракеты, перемещая кнюппель большим пальцем правой руки, летчик выдавал команды "выше-ниже" и "влево-вправо". Ракета Х-23 разрабатывалась в рамках программы самолета МиГ-23, но впоследствии широко применялась на многих советских фронтовых истребителях, истребителях-бомбардировщиках и бомбардировщиках.

Таблицы к главе 15



Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100