Современный воздушный бой.
Полковник В. КИРИЛЛОВ,
кандидат военных наук

Как свидетельствует зарубежная печать, значительный удельный вес в составе тактической авиации ВВС государств - участников блока НАТО имеют истребители, специально предназначенные для ведения воздушного боя. Их главные задачи: отражение налетов авиации противника на группировки своих войск и объекты тыла, то есть противовоздушная оборона; сопровождение и прикрытие своих самолетов, наносящих удары по противнику. Основным способом боевых действий этих истребителей считается поражение самолетов противника в воздухе. Ниже, на основе данных западной военной прессы, приводятся некоторые взгляды специалистов НАТО на ведение воздушных боев в современных условиях и в ближайшей перспективе.
Учитывая большую роль истребительной авиации, которую она играет при решении различных боевых задач, стоящих перед ВВС и ПВО, военное руководство западных стран, и в первую очередь США, уделяет большое внимание ее развитию. При этом одновременно с усовершенствованием самолетов разрабатываются новые способы их боевого применения и пересматриваются тактические приемы воздушного боя.
До 80-х годов воздушный бой - организованное вооруженное столкновение самолетов в воздухе - оставался ближним и маневренным. Малые дистанции между вступившими в противоборство истребителями обусловливались возможностями оружия, а необходимость постоянно изменять направление полета - требованием вывода самолета в ограниченную область возможных атак, перемещавшуюся вслед за противником. Встречная атака (атака на встречных курсах) исключалась, так как разрешенные дальности пуска ракет не согласовывались с большими скоростями сближения самолетов.
Однако после того как реактивные истребители третьего поколения были вооружены управляемыми ракетами средней дальности, границы области возможных атак заметно раздвинулись. Это позволило начать переход к всеракурсному воздушному бою.
Так, в 1982 году в небе над Ливаном были отмечены первые встречные атаки. С израильской стороны в них принимали участие истребители F-15, оснащенные УР ALM-7F "Спарроу". В связи с этим зарубежные специалисты прочили кардинальные перемены в воздушном бою. Однако выяснилось, что новое оружие требовало особых условий боевого применения. Имелись ограничения по пуску в нижнюю полусферу (из-за мешающего влияния земли), маневру противника в момент пуска, опознаванию целей в насыщенном воздушном пространстве. Процесс наведения растягивался, так как цель должна была "подсвечиваться" бортовой РЛС до момента встречи с ней ракеты. Кроме того, истребитель мог одновременно захватить и сопровождать только одну цель.
Иностранная печать сообщала, что упомянутые выше причины сделали лобовые ракетные атаки лишь эпизодическим явлением. Это подтверждалось соотношением примененных УР "Спарроу" и ракет малой дальности "Сайдвиндер", которое составляло примерно 1:3. Таким образом, ближний маневренный бой, сохранивший прежний облик и традиционные способы ведения, явно превалировал над боем на средних дистанциях Однако последний стал реальностью и прочно занял свое место в уставных документах и программах подготовки летного состава ВВС многих капиталистических государств
Полученный в войнах и вооруженных конфликтах, а также во время летных испытаний опыт воздушных боев заставил зарубежных военных специалистов скорректировать выбранные пути развития тактики истребителей. На характер современного воздушного боя, по их мнению, влияют следующие основные факторы: применение оружия с активными системами наведения, увеличение области возможных атак, сверхманевренность, усиление индивидуальной защиты.
Применение оружия с активными системами наведения, отмечается в западной прессе, должно снять жесткие ограничения, препятствовавшие укреплению позиций всеракурсного воздушного боя. По расчетам военных экспертов НАТО, возможности ВВС стран - участниц блока по перехвату воздушных целей за пределами визуальной видимости будут на 70 проц. обеспечиваться базирующимися в Европе истребителями ВВС США F-15, а также F-16 ВВС Бельгии, Нидерландов, Дании и Норвегии после вооружения их ракетами AIM-120 класса "воздух-воздух".
Основное отличие этой ракеты от существующей УР AIM-7F "Спарроу" состоит в оснащении ее активной радиолокационной головкой самонаведения, которая на конечном участке траектории обеспечивает независимый от внешнего объекта управления полет к цели. Таким образом, атакующий истребитель после пуска ракеты "освобождается" от слежения за ней и может выполнять любой маневр, диктуемый обстановкой Предполагающаяся замена УР "Спарроу" ракетами AIM-120 сопровождается усовершенствованием бортовых радиолокационных станций В них вводится так называемый режим работы "на проходе", при котором РЛС будет автоматически захватывать несколько целей с очередностью, определяемой степенью угрозы Все метки на экране прицела после установления отношения скорости сближения и дальности до самолетов противника помечаются символами очередности, поэтому летчику предоставляется возможность планировать процесс атаки. Каждая из выпущенных друг за другом ракет AIM-120 переходит на автономное сближение с сопровождаемой целью после захвата ее активной радиолокационной ГСП.
По свидетельству журнала "Авиэйшн уик энд спейс текнолоджи", летчик усовершенствованного истребителя F-16C (при наличии бортовой РЛС AN/APG-68 и достаточного количества УР AIM-120) может одновременно сопровождать до восьми воздушных целей и пускать по ним ракеты с очень малым временным интервалом между пусками.
Как писал журнал "Дефанс насьональ", автономность полета УР AIM-120 (дальность пуска 48-64 км в идеальных условиях обнаружения цели) должна повысить выживаемость истребителей, поскольку самонаводящееся оружие отбирает часть функций самолета и летчика, связанных с ведением воздушного боя. Кроме того, сам факт создания управляемой ракеты, которая может быть выпущена раньше, чем истребитель достигнет зоны ведения ближнего маневренного боя, подтверждает тенденцию к повышению роли оружия (огня) по сравнению с маневром и уменьшению значения ближнего воздушного боя при выполнении задачи завоевания превосходства в воздухе.
С целью оценки характеристик ракеты AIM-120 и выработки новых тактических приемов ВВС США провели ее испытания на управляемом моделирующем комплексе с участием 56 летчиков. В "боевых действиях" участвовали две стороны ("красные" и "синие"), решавшие типовые боевые задачи. Всего было совершено более 20 тыс. "вылетов", произведено около 33 тыс. "пусков" ракет (комплекс обеспечивал действия 12 самолетов и регистрировал 32 пуска одновременно). Истребители каждой из сторон управлялись со своего командного пункта. По техническим причинам "противники" в исходном положении разводились на сокращенную дальность. Так, в ходе выполнения упражнения на свободный групповой воздушный бой (2х2 или 2Х4) истребители F-15 и F-16 начинали сближение с дистанции 92 км. По условиям другого упражнения четверка однотипных истребителей прикрывала аэродром от налета ударной группы из восьми самолетов "противника", куда входили бомбардировщики и истребители сопровождения. Обороняющаяся сторона, уступавшая по численности "противнику", придерживалась в основном тактики прорыва к бомбардировщикам.
Приводя некоторые результаты моделирования, журнал "Авиэйшн уик энд спейс текнолоджи" писал, что только 13 проц. всех "пусков" было выполнено на установленную для данных условий максимальную дальность (31 км). Повторилась, в основном, картина последних воздушных боев на Ближнем Востоке: для ракет AIM-120, так же как и для УР "Спарроу", требовались упрощенные условия боевого применения, а "противник" находил действенные меры защиты и усложнял эти условия. К наиболее перспективным оборонительным мероприятиям журнал относил- ведение разведки воздушного пространства на большую глубину, интенсивное радиоэлек1ронное противодействие, применение нестандартных боевых порядков.
Результаты глубокой разведки воздушного пространства и радиоэлектронной борьбы зависели от уровня технического оснащения сторон и организации ведения боевых действий. В частности, отмечалось, что наличие поисковых систем воздушного базирования - самолетов ДРЛО и управления - позволило обороняющейся стороне раньше обнаруживать противника и тем самым частично нейтрализовать его наступательный потенциал. Появлявшийся резерв времени использовался командиром группы прикрытия аэродрома для выбора оптимального тактического решения и задействования средств защиты, соответствовавших обстановке. Наиболее подходящими из них чаще всего оказывались передатчики помех. В американской печати отмечалось, что интенсивные помехи сокращали дальность обнаружения воздушных целей и снижали точность определения их координат. Поэтому пуски ракет "противнику" приходилось производить с задержкой - на уменьшенной дальности, а то и вовсе переходить на визуальное обнаружение истребителей обороняющейся стороны. Режим сопровождения "на проходе" оставался неиспользованным и ракеты AIM-120 не могли быть запущены со средних дальностей. Воздушный бой, если он и возникал, переходил в ближний, маневренный.
Перестроение боевого порядка ударных групп в интересах организации контратаки отражало уровень тактической подготовки летного состава. В этом разделе программы моделирование не дало однозначных ответов, отказались лишь от использования смешанных групп истребителей F-15 и F-16, что практиковалось ранее, так как их поражающие возможности после оснащения УР AIM-120 почти сравнивались. Нестандартные боевые порядки отличались от известных ранее только схемой построения и изменениями в распределении задач составных элементов. Большинство требований к расстановке сил истребителей остались традиционными: централизованное управление, надежное взаимодействие, свобода маневра, быстрые перестроения и смена функций групп различного тактического назначения при резком изменении обстановки. Обязательными стали учет возможности наблюдения со стороны самолетов ДРЛО и управления, а также маскировка боевого порядка на фоне искусственных и естественных помех.
В тактике прямого прорыва к бомбардировщикам "противника", которой придерживались истребители прикрытия аэродрома, меньше ценилось соотношение скоростей - элемент, который ранее играл главную роль при перехвате цели, особенно с догоном ее на попутном курсе. На первый план вышли приемы использования брешей в группе сопровождения. Отмечается, что когда последняя имела численное превосходство над перехватчиками, то ей удавалось организовать надежный заслон. Положение резко менялось уже после количественного выравнивания сил, когда истребители сопровождения из-за потерь не обеспечивали безопасность бомбардировщиков. В силу вступали разные информационные возможности сторон, непосредственно влиявшие на применение оружия средней дальности. По мере углубления в воздушное пространство "противника" у нападавшей стороны, переходившей на "самообслуживание", они ухудшались, а обороняющиеся действовали под непосредственным контролем наземных и воздушных командных пунктов.
Увеличение области возможных атак. Как подчеркивают западные эксперты, сущность воздушного боя составляют маневр и огонь. Маневром летчик выводит самолет в выгодную позицию для атаки, а огнем достигается конечная цель боя - уничтожение воздушного противника. По их мнению, в неразрывной связке "маневр-огонь" ведущее положение занимает второй элемент. Он определяет содержание первого, то есть радиус разворота, перегрузки и время маневра (комбинации разворотов в любой плоскости) для выхода истребителя на рубеж применения оружия (открытия огня из пушек, пуска ракет). Этот рубеж после оснащения самолетов ракетами средней дальности значительно отодвинулся от цели, растянув этап атаки в пространстве. Предшествующий атаке этап боя - сближение - также изменился по внешним признакам.
По свидетельству иностранной прессы, опыт воздушных боев на Ближнем Востоке показал, что наивыгоднейшей во всеракурсном бою считается атака строго на встречном курсе, обеспечивающая максимальную дальность пуска ракет. Если истребителю удавалось добиться скрытности сближения, то он стремился закончить его выходом в створ полета цели. При увеличении ракурса он был вынужден ближе подходить к "противнику", условия атаки ухудшались. Самонаводящиеся на конечном участке траектории сближения ракеты (например, AIM-120) могут частично устранить этот недостаток, но необходимость вывода самолета в предпочтительную позицию все же останется.
Результаты проведенного в США моделирования воздушного боя с применением УР нового поколения свидетельствуют о сохранении роли и значения маневра. Меняются только его вид и параметры, поскольку дальность пуска ракет намного превышает радиус разворота самолета. Американские специалисты отмечают, что противники уже не могут неоднократно меняться местами в ходе маневрирования, однако исходное положение перед атакой должно характеризоваться определенными ракурсом, скоростью и высотой по отношению к цели. Этого требуют дальнейшие этапы полета, на которых решается исход боя. Оценка при этом ведется по двум критериям: упреждение противника в применении оружия и сведение до минимума вероятности ответного удара. Наилучшим вариантом считается исключение попадания своего самолета в зоне поражения противника. В то же время необходимо обеспечить надежное наведение ракет па цель Запас скорости должен использоваться для сохранения требуемого уровня энергии при выходе из атаки и для продолжения боя.
По мнению западных экспертов, в воздушном бою ближайшего будущего увеличится удельный вес маневров, выполняемых истребителем на большом удалении от обнаруженного противника. Они, как правило, характерны широким размахом и умеренными перегрузками. Эксперименты, проведенные западногерманской фирмой МВБ, показали преобладание установившихся разворотов с максимальной перегрузкой 4-5. Поскольку сближение и атака не требовали большого искривления траектории полета, специалисты пришли к выводу о возможности ведения боя на средних дистанциях и сверхзвуковой скорости, особенно на большой высоте.
Журнал "Интернэшнл дефенс ревью" писал, что понятие "действительно сверхзвуковые" пока не применимо к существующим истребителям. Показателем характеристик самолета является не максимум скорости, который может быть получен, а средняя скорость, которая выдерживается при выполнении боевой задачи со штатной полезной нагрузкой. Так, хотя истребители второго и третьего поколений были рассчитаны на полет со скоростью, превышающей две скорости звука, в воздушных боях во Вьетнаме и на Ближнем Востоке они маневрировали на дозвуковой скорости, обеспечивающей наибольшую угловую скорость разворота. Только на прямолинейных участках сближения или отрыва от противника (при выходе из боя) число М иногда превышало единицу. На этом режиме начинали выполняться и форсированные развороты в экстремальных ситуациях, но отрицательное ускорение снова выводит самолет в околозвуковые области скоростей полета.
Еще одной причиной неиспользования современными истребителями сверхзвуковых скоростей полета в бою журнал считает ограниченность их собственного информационного поля, создаваемого бортовой РЛС. Например, в типовой ситуации самолеты F-15 "Игл" вводились в бой из зоны дежурства в воздухе, где барражировали на экономичном дозвуковом режиме. Обнаружив "противника" на дальности 74 км, они не успевали разогнаться до максимальной скорости (М=2,5) Этого и не требовалось по условиям сближения и атаки, ибо летчику не осталось бы времени на выполнение операции по захвату цели, ее сопровождению и прицеливанию. Таким образом, излишняя скорость сближения могла бы сорвать атаку.
Вместе с тем результаты моделирования показали, что более скоростной перехватчик может выполнить свою задачу в целом за меньшее время и сохранить положение заданного рубежа ввода в бой даже в случае отражения налета скоростных ударных самолетов. Поэтому в ВВС США в число требований к перспективному истребителю включена возможность ею крейсерского полета на высоких сверхзвуковых скоростях.
В результате совершенствования бортового оружия, как отмечалось выше, произошло увеличение области возможных атак, а также появилась возможность одновременного наведения ракет на несколько целей. По мнению зарубежных военных специалистов, это должно привести к дальнейшему сокращению численности групп истребителей, участвующих в одном бою, то есть произойдет "разрежение" воздушного пространства. Последнее обусловливается еще и тем, что истребителю с новым оружием требуется обеспечить маневр более широкого размаха. Все это оказывает влияние на построение боевых порядков, ведет к неизбежному расчленению боевого построения, которое считается невозможным без надежных каналов обмена информацией между истребителями, объединенными единым замыслом боя. Поэтому наряду с развитием оружия и самолете s в США и других странах - членах НАТО уделяется большое внимание созданию специальных систем получения и обмена информацией, в том числе между самолетами и группами истребительной авиации.
Все большее распространение в теоретических выкладках западных военных экспертов получает так называемый встречный воздушный бой, в котором противники стремятся решать исход поединка наступлением - по принципу "атака отражается атакой". Например, считается, что истребители, выполняющие задачу сопровождения ударных групп, должны вступать в бой лишь в случае острой необходимости, то есть при возникновении угрозы самолетам ударной группы. После короткого маневра и выполнения встречной атаки приближающегося противника они обязаны снова занять свое место в боевом порядке. Какие-либо демонстративные действия, ложные маневры п другие тактические приемы, а также помощь вспомогательных сил в глубине территории противника практически исключаются. Надежды на успех во встречном бою без превосходства в дальности обнаружения и применения оружия зарубежные специалисты считают малосбыточными.
Режим сверхманевренности. Западные теоретики неоднократно покушались на ближний воздушный бой. Они "хоронили" его несколько раз, а последний - после появления управляемых ракет средней дальности. Однако он упорно не сходил с арены воздушных противоборств, игнорируя некоторые "новые" концепции, в соответствии с которыми разрабатывались требования к авиационной технике. К ближним боям, ведение которых обусловливалось обстановкой, были мало пригодны американские многоцелевые "тяжелые" истребители "Фантом" и скоростные истребители F-104.
Недавно после анализа результатов моделирования представители западногерманской фирмы МВБ посчитали рискованным повышать возможности самолета по ведению воздушного боя на средней дистанции за счет ухудшения показателей в ближнем бою. По их мнению, истребитель должен обладать высокой маневренностью при дозвуковых скоростях на малых и средних высотах и при сверхзвуковых на больших.
Имитированные воздушные противоборства между самолетами, оснащенными ракетами AIM-120, во многих случаях заканчивались ближним маневренным боем, хотя начинались на средних дистанциях. "Противнику" довольно часто удавалось ликвидировать эффект внезапности, а также ограничивать возможность дальнего обнаружения и опознавания его самолетов. Ближний бой характеризовался по-прежнему широким набором неустановившихся (форсированных) маневров с отрицательным ускорением, поэтому успеха в нем добивался истребитель с малой удельной нагрузкой на крыло и высокой тяговооруженностью (достаточной для восстановления необходимого уровня энергии).
В зарубежной печати отмечалось, что повышение энергетических характеристик истребителей достигается в настоящее время более дорогой ценой. Так, при повышении тяговооруженности более 1,2 стоимость самолетов резко возрастает. В результате при одинаковом расходе средств их количество в составе ВВС может сократиться до неприемлемого уровня Возможности маневрирования также подошли к своему пределу. По мнению западных экспертов, достигнутый на сегодняшний день максимум угловой скорости разворота (20-25 град/с) очень трудно превзойти из-за того, что трапециевидные и треугольные крылья имеют ограничения соответственно по удельной нагрузке и нарушению прочности. Однако стремление иметь самолет, обладающий большей угловой скоростью, чем истребитель противника, осталось. Это обосновывается тем, что опытный летчик, если угловая скорость его машины хотя бы на 3 град/с больше, чем у противника, первым займет позицию для применения оружия.
Зарубежные военные специалисты исследовали воздушный бой двух самолетов, "силовые" и аэродинамические возможности которых находятся на пределе. При идентичности их поражающих возможностей, одинаковом уровне подготовки летчиков и исключении влияния элемента внезапности бой преимущественно проходил в так называемой "ничейной" зоне. Моделирование, абстрагированное от случайных факторов, показало, что угроза нависала только над летчиком, выходившим из боя первым, то есть прекращавшим маневрирование по остатку топлива.
В сложившейся ситуации надежды на успех в ближнем бою зарубежные специалисты связывают с выводом самолета на критические режимы полета и использованием в воздушном бою так называемого режима сверхманевренности.
Под сверхманевренностью самолета понимается возможность разворачиваться без срыва в штопор при углах атаки до 70╟, а также изменять его положение в пространстве без нарушения траектории полета, либо наоборот - изменять последнюю при сохранении положения по одной или нескольким осям. Она обеспечивается дополнительными поверхностями бокового управления, объединением систем управления аэродинамическими сичами и огнем. Поведение сверхманевренного истребителя, ведущего ближний бой, характеризуется резкими кратковременными увеличениями угла атаки с быстрым доворотом на противника (или от него), а затем восстановлением прежнего положения. Перенацеливание фюзеляжа в вертикальной и горизонтальной плоскостях независимо от линии движения самолета считается особо важным при стрельбе из пушек.
Результаты проведенных в СПИ испытаний на полунатурном моделирующем комплексе показали, что сверхманевренный самолет эффективнее обычного в ближнем воздушном бою не менее чем в 2 раза. При использовании пушек и ракет малой дальности он выигрывал каждые пять боев из шести и на равных противостоял двум обычным истребителям. За счет прироста маневренности улучшались также показатели выживаемости, летчик свободнее уклонялся от удара противника, наносившегося с короткой дистанции.
Изменит ли сверхманевренность тактику одиночного ближнего боя? На этот вопрос зарубежные военные специалисты отвечают так. Реальным становится всеракурсный ближний бой, имеющий в настоящее время ограничения по безопасности при атаке в переднюю полусферу (велика угроза столкновения с противником, находящимся на встречном развороте). Когда в бою сойдутся два сверхманевренных истребителя, то особое значение приобретает мгновенная реакция на действия противника. Переход из позиции, мало угрожаемой, по существующим меркам, в сектор действительного ведения огня будет осуществляться за 2-3 с. Подчеркивается однако, что подобный "бросок" по курсу или тангажу эффективен только при его начале из уже занятого предпочтительного положения по отношению к противнику. Режим сверхманевренности, обеспечивающий быстрый доворот на 4-6╟ без смещения траектории движения, рассчитан, как отмечалось, на обеспечение лучших условий прицеливания и применения оружия, а не для маневрирования с целью занятия выгодного положения для атаки, так как это приведет к преждевременной потере скорости.
Усиление индивидуальной защиты. Этот фактор непосредственно связан с расширением наступательных и оборонительных возможностей истребителей. История всех видов вооруженной борьбы свидетельствует, что в ответ на совершенствование наступательного оружия незамедлительно развиваются и средства обороны, поэтому сохраняется относительное "равновесие" между ними.
Западная военная печать обращает внимание на то, что возможность пуска ракет средней дальности с последующим их автономным наведением на цель сама по себе повышает безопасность самолета-носителя. При наличии у противоборствующих сторон в бою одинаковых поражающих способностей к обороне переходит та, которая проиграла во времени. Другими словами, защищаться вынужден истребитель, позднее обнаруживший противника. Отсюда и возник принцип "первым увидел - первым атаковал".
Если принцип боя "первым увидеть" связан с подготовкой атаки, то есть наступления, то принцип "не дать увидеть" носит оборонительный оттенок. Но он также обеспечивается проведением мероприятий технического и тактического характера. С появлением управляемого оружия средней дальности на первый план вышел радиолокационный поиск, осуществляемый далеко за пределами зоны визуального обнаружения воздушного противника.
В то же время работа бортовой РЛС демаскирует истребитель. Однако его назначение - уничтожение воздушных целей, то есть атака, а не уклонение от нее. Атака же с применением ракет средней дальности невозможна без задействования мощного излучателя - бортовой РЛС. Включение ее сводит на нет все меры по маскировке, то есть по обеспечению скрытности действий, так как противник с помощью пассивных датчиков быстро устанавливает угрозу. В связи с этим, как писал журнал "Авиэйшн уик энд спейс текнолоджи", возникают существенные проблемы в воздушном бою. Для маскировки целесообразнее истребители оснащать пассивными инфракрасными и тепловизионными системами наведения управляемых ракет. По сравнению с радиолокационными они имеют более высокую разрешающую способность, но применение их зависит от погодных условий. Кроме того, из-за малой дальности обнаружения целей летчики ставятся перед перспективой возврата к ближнему маневренному воздушному бою.
Другими мероприятиями по усилению индивидуальной защиты истребителей являются уменьшение эффективной площади рассеяния, оснащение устройствами постановки различных помех средствам обнаружения противника, а также применение наивыгоднейших с точки зрения маскировки тактических приемов.
В целом, по оценкам зарубежных военных специалистов, в ближайшем будущем в связи с совершенствованием самолетов и поступлением на их вооружение новых ракет произойдут перемены в воздушном бою - изменится соотношение между количеством боев на средних и ближних дистанциях (в пользу первых). Однако основные принципы и способы этих боев останутся практически теми же.
Изложенное выше еще раз свидетельствует о том, что в ходе непрекращающихся приготовлений к войне против СССР и других стран социалистического содружества милитаристские круги блока НАТО наряду с наращиванием ударной мощи своих ВВС уделяют значительное внимание развитию техники и тактики истребительной авиации, особенно вопросам ее боевого применения в воздушных боях.


[НАЗАД]


 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100