Боевое применение крылатых ракет воздушного базирование
А.Краснов


Поступление на вооружение ведущих государств мира авиационных средств поражения большой дальности (АСПБД) оказало большое влияние на характер военных действий противоборствующих сторон. Западные военные исследователи в своих исторических экскурсах прослеживают, как по мере внедрения и массового ос╜нащения авиации этими средствами стремительно повышалась их роль в вооруженных конфликтах и уменьшались возможности противодействия им сил и средств ПВО. Эта устойчивая тенденция опережающего развития средств поражения по сравнению со средствами обороны проявилась еще в войне во Вьетнаме.

Впервые подобные средства поражения были применены при нанесении ударов аме╜риканскими тактическими истребителями F-4D по мостам р. Ялудзян. Используя уп╜равляемые бомбы и ракеты, они разрушали эти объекты, а действия вьетнамской ПВО оказались недостаточно результативными вследствие их применения с дальностей, пре╜вышающих размеры зон поражения прикрывающих мосты зенитных средств. Особой роли в войне новое оружие не сыграло, однако эффективность способствовала быстро╜му его развитию.

Рис.1 КРВБ AGM-28B Hound Dog

В последующих войнах на Ближнем Востоке авиация Израиля уже широко использо╜вала управляемые ракеты AGM-65 А ╚Мейверик╩ класса ╚воздух ≈ земля╩ (дальность пуска до 25 км), но борьба с ними оставалась малоэффективной из-за тех же недоста╜точных возможностей ПВО. Вместе с тем с появлением в группировках ПВО ЗРК боль╜шой дальности и дальних истребителей-перехватчиков острота противоречия несколь╜ко притупилась, но не исчезла. К концу 50-х годов в американских ВВС уже имелись крылатые ракеты воздушного базирования (КРВБ) AGM-28B ╚Хаунд Дог╩ (дальность пуска 550 - 1 100 км). Хотя они и не нашли практического применения, но со╜стояли на вооружении стратегических бомбардировщиков до конца 60-х годов.

Спустя 20 лет после первых пусков УР класса ╚воздух - земля╩ в развитии АСПБД произошел серьезный качественный скачок. На вооружение стратегической авиации США начали поступать КРВБ AGM-129A, дальность действия которых уже составляла тысячи километров .

С появлением этих КРВБ, поныне состоящих на вооружении ВВС США, важные из╜менения произошли и в характере боевых действий авиации. Ранее, при нанесении ударов бомбами свободного падения и стрелково-пушечным оружием, ее действия были связаны с пролетом самолетов над объектами и входом в зоны ПВО противостоящей стороны. Для противодействия активным средствам ПВО выделялись группы прикрытия от истребителей противника, блокирования его аэродромов, подавления зенитных средств. Общий состав этих групп нередко превышал число самолетов, наносящих удар, и все же авиация несла ощутимые потери и не всегда могла поразить намеченные цели. В дальнейшем тактика резко изменилась. Во многих публикациях, появившихся на За╜паде, отмечается, что наличие на борту управляемых ракет, имеющих высокую эффективность действий, позволило авиации перейти к одновременным или последователь╜ным действиям малых групп по большому количеству разнесенных на местности объектов. Другим стало и оперативно-тактическое построение сил в массированных авиационных ударах. Кроме эшелонов прорыва ПВО и ударного, в него входил и эшелон крылатых ракет. Неуклонно возрастало число применяемых ракет. 

Рис.2 КРВБ AGM-86C

Так, согласно сообщениям американских СМИ, стратегические бомбардировщики США в ходе операции ╚Буря в пустыне╩ (1991) произвели 35 пусков крылатых ракет AGM-86C, ╚Лис пустыни╩ (1998) -уже 90, а ╚Решительная сила╩ (1999) до 80 пусков. КРВБ применялись совместно с КРМБ BGM-109 ╚Томахок╩, в результате чего был причинен значительный ущерб экономическому и военному потенциалу Ирака и Югославии. Более отчетливо обозначилась тенденция к последовательному поражению групп однородных объектов. В операции ╚Решительная сила╩ авиация НАТО вначале нанесла групповые и одиночных удары по объектам Югославской ПВО, затем сосредоточивала усилия на выводе из строя коммуникаций, инфраструктуры и далее -складов топлива и объектов нефтеперерабатывающей промышленности. Во всех этих операциях ракеты и их носители оказались практически неуязвимыми из-за отсутствия противодействия иракской и югославской ПВО и невозможности поражения носителей, не входящих в их зоны поражения.

В соответствии с таким характером действий сформировалась и иная тактика авиации, в частности стратегической, а пока только она имеет на вооружении КРВБ. При всем разнообразии существующих вариантов нанесения ударов общим для них являются следующие элементы, взлет с авиабаз постоянного базирования на континентальной части США и в других регионах, полет к целям на больших высотах (10 000 - 12 000 м), последующее снижение и пуск ракет вне зон досягаемости средств ПВО противника. В подтверждение этому зарубежные авиационные эксперты ссылаются на действия стратегических бомбардировщиков США в югославском конфликте (1999), где они, придерживаясь такой тактики, выполняли пуски ракет над морем с малых высот на удалении до 200 км от береговой черты. То есть самолеты превращаются в летающие платформы для доставки различных АСПБД к объектам удара, а использование сигналов космической радионавигационной системы NAVSTAR обеспечивает нанесение ударов практически в любой точке земного шара.

Вместе с тем самолеты-носители становятся способными нести длительное дежурство в воздухе, оказываясь малоуязвимыми в угрожаемый период. Дежурство носителей способствует более гибкому применению, позволяя осуществить их возвращение после демонстративных акций или в случае изменения решений военно-политического руководства НАТО.

Что касается собственно крылатых ракет, то, по мнению западных военных специалистов, они обладают высокой степенью неуязвимости и такими боевыми свойствами, как возможность избирательного поражения объектов, в том числе малоразмерных и высокопрочных, в отдаленных районах без потерь самолетов и личного состава, универсальность применения и нахождение длительное время на борту самолетов в готовности к немедленному пуску. Эти свойства КРВБ обеспечивают превосходство над средствами поражения меньшей дальности. Расширению вариантов их применения в свою очередь, способствует высокая мобильность и легкость маневра носителей, а также быстрота переориентации экипажей на решение других задач.

Возможность нанесения ударов с больших расстояний по объектам государственного, военного управления и группировкам войск с минимальными потерями у атакующей стороны, по мнению многих военных руководителей Североатлантического союза, может изменить некоторые представления о принципах ведения военных действий и позволит отказаться от некоторых традиционных форм вооруженной борьбы. Они полагают, что уже в недалеком будущем цели войн и вооруженных конфликтов будут заключаться не столько в захвате и удержании территории противника, сколько в подрыве его оборонного и экономического потенциала, внесении хаоса в управление страной, внедрение чувств отчаяния и безысходности в войска и население Только после этого сухопутные войска могут начать наземную операцию, боевые действия которой будут рассредоточены по глубине, а также вестись без образования сплошных фронтов.

Другие сторонники применения КРВБ идут дальше, настаивая на том, что если эти средства обеспечат поражение ключевых объектов на всю глубину противоборствующей стороны, то проведение наземных операций для завоевания территории противника вообще не потребуется. Они призывают перейти к проведению так называемых неконтактных, или дистанционных воздушных операций, не требующих вступления войск в непосредственное боевое соприкосновение и входа авиации в воздушное пространство страны, подвергающейся нападению.

Итак, по взглядам военных аналитиков и ряда высокопоставленных руководителей ВВС западных стран, в результате развития и совершенствования боевого применения КРВБ, наносимый ими ущерб можно сопоставить с ущербом от полномасштабных военных действий Исходя из этого, вполне очевидны те катастрофические последствия, с которыми столкнутся государства, не способные отразить их удары.

Такие взгляды находят отражение в разрабатываемых на Западе доктринах и концепциях, расширении сети научных центров, лабораторий и полигонов испытаний КРВБ, направленности и регулярности проводимых учений, широком обмене информацией между странами НАТО, а главное, в дальнейшем повышении боевого потенциала таких средств. В зарубежной печати уже сообщалось о разработке высокоэкономичных силовых установок, способных обеспечить полет ракет на гиперзвуковых скоростях, а также систем управления для их автономного и всепогодного применения.

Серьезные изменения в облике вооруженной борьбы неизбежно ведут к возникновению новых, более опасных угроз, которые распространяются из приграничных районов на всю территорию одной или нескольких стран. Используя эти угрозы в качестве своего рода козыря в сложной политической игре, агрессивно настроенные государственные и общественные деятели - апологеты военно-силовой политики - пытаются превратить КРВБ, предназначенные для использования в вооруженных конфликтах, в ╚эффективное оружие для политического давления на непокорные страны╩.

Однако развитие средств и способов борьбы с КРВБ по-прежнему отстает от нарастающих угроз и, по мнению западных военных аналитиков, носит устойчивый, долговременный характер. Что можно противопоставить массированным ударам КРВБ? Какими силами и средствами располагают западные страны и как намерены их использовать'? Видимо, простых, однозначных ответов на эти вопросы пока не существует. Поэтому в зарубежных военных кругах развертывается дискуссия, в которой активное участие принимают военные руководители, ученые, инженеры и политологи. Мнения высказываются полярные: наряду с полным отрицанием возможностей борьбы с такими авиасредствами, до убежденности в реальности защиты от них. Нет единодушия и в оценках существующих и разрабатываемых средств борьбы, что является реальным, а что останется мифом.

Некоторые военные аналитики считают, что при явном превосходстве КРВБ над средствами защиты, борьба с ними в воздухе не имеет перспективы По их оценкам, самолеты-носители этих средств недосягаемы для зенитных ракетных систем даже большой дальности, а поиск и поражение истребителями за границами зон видимости наземных РЛС весьма проблематичны. Сами же КРВБ после пуска становятся малоразмерными и малозаметными целями (ЭПР около 1 м2), которые следуют к назначенным объектам удара по сложным траекториям с огибанием рельефа местности. И пока возможности средств обороны и нападения остаются неадекватными, то выход из сложившихся обстоятельств американские ╚ястребы╩ видят в том, чтобы, пренебрегая принятыми международно-правовыми нормами и ╚демократическими условностями╩, наносить упреждающие удары по местам дислокации носителей АСПБД. Их оппоненты, однако, возражают, считая, что вседозволенность в борьбе с ними пропагандирует агрессию более всего.

Вопреки пессимистическим прогнозам, большинство западных военных специалистов полагают, что отставание средств зашиты от уровня развития КРВБ не так бесперспективно. Для успешной борьбы с ними необходимо вначале очертить назревающую проблему, суть которой заключается в том, чтобы, во-первых, не допустить выхода носителей этих средств к рубежам пуска, и, во-вторых, поразить КРВБ, если все же часть носителей выйдет на эти рубежи. Первый путь решения проблемы считается предпочтительным и более выгодным, так как при уничтожении каждого носителя одновременно ликвидируются десятки ракет.

В связи с этим военные специалисты считают, что в настоящее время приоритеты должны быть отданы вначале истребительной авиации, затем системам радиоэлектронного противодействия противнику и далее зенитным ракетным системам.

Истребительная авиация была и остается основной силой среди активных средств ПВО многих государств, предназначенной для перехвата воздушного противника на дальних подступах к обороняемым объектам, и на нее возлагаются большие надежды. Подчеркивается, что радиус действия современных тактических истребителей, например F-15C, F-14A, а также находящегося на завершающей стадии разработки ¥-22, соизмерим с дальностью пуска крылатых ракет российского производства со стратегических бомбардировщиков Ту-95 и Ту-160, которая, по оценкам западных экспертов, составляет 2 000 - 3 000 км. Истребители первыми атакуют носителей, рассеивая их боевые порядки и не допуская пуска КРВБ.

Далее в бой с самолетами-носителями вступают зенитные ракетные системы дальнего действия, если, конечно, рубежи пуска КРВБ находятся в пределах их зон поражения. Однако наличие этих систем вынудит противника отодвинуть рубежи пуска ракет, что будет способствовать уменьшению их досягаемости объектов ударов.

Радиоэлектронное противодействие самолетам-носителям осуществляется в сочетании с огневым воздействием средств ПВО. Подавлению подлежат главным образом системы навигации, управления и бортовая аппаратура носителей, информационные возможности которой при использовании оружия с больших дальностей невелики. Эти возможности будут существенно сокращены за счет дезинформации противника, а также радиоэлектронной маскировки местности и объектов.

Рассматривая такой гипотетический и ему подобные сценарии с анализом того, каким изменениям они могут подвергнуться, зарубежные военные специалисты не исключают того, что перехват самолетов-носителей до рубежей пуска КРВБ по тем или иным причинам (недосягаемость объектов, недостаточное информационное обеспечение, потери средств борьбы и другие) окажется невозможным. Поэтому предлагаются менее масштабные сценарии, ограничивающие борьбу с КРВБ только после пуска их носителями.

Согласно данным сценариям в отражении налетов КРВБ могут участвовать истребители всех типов, существующие в ВВС и ВМС, причем в радиолокационном поле своих станций, маловысотные ЗРК и ЗА, ведущие огонь по визуально видимым целям и поэтому не подверженные радиоэлектронным помехам, вследствие чего не будет возникать проблем с уничтожением крылатых ракет. Однако разработчики таких сценариев не питают иллюзий, что они в какой-то мере равноценны предыдущим. К тому же из-за недостаточной эффективности поиска и поражения малоразмерных целей требуется привлекать большое количество сил и средств, которые вынуждены действовать на пределе технических возможностей.

Вместе с тем руководители ВВС многих западных стран считают, что попытки увязать противоборство с противником, обладающим оружием большой дальности, в какой-то единый сценарий преждевременны. Специалистам предстоит решить еще довольно много проблем, в частности:

  • достоверное выявление угрозы непосредственного применения КРВБ и умение отличить демонстративные действия противостоящей стороны от действительных;
  • преодоление мощного заслона глубоко эшелонированной системы ПВО противника с целью пробиться к самолетам-носителям, если они осуществляют пуск ракет в глубине своей территории;
  • обнаружение и поражение носителей за границами зон видимости своих РЛС без целеуказания и наведения с пунктов управления;
  • повышение эффективности перехвата большого количества трудно обнаруживаемых целей, каковыми являются крылатые ракеты;
  • организация информационного обеспечения и поддержки сил, ведущих борьбу с КРВБ на очень удаленных рубежах.

Рис.3 Пуск КРВБ AGM-86C

В связи с этим военные теоретики США и западноевропейских государств предпринимают значительные усилия для изыскания и разработки нетривиальных путей их решения. Полагая, что борьбе с КРВБ не хватает системности, они выдвигают идею организации некой глубокоэшелонированной группировки сил, выходящей за пределы традиционной ПВО и способной воздействовать в той или иной мере на КРВБ и их носителей как в полете, так и до подъема с аэродромов базирования. Рассматривая возможный состав и действия такой группировки, военные эксперты считают малореальными высадку воздушных и морских десантов, действия диверсионных групп, рейдовых отрядов, захватывающих или обстреливающих аэродромы носителей, так как они базируются в глубоком тылу противоборствующей стороны. По их мнению, подобное формирование должно включать вышеупомянутые силы и средства ПВО, а также части баллистических ракет и ударной авиации в соответствии с их возможностями по досягаемости аэродромов носителей. Ударная авиация взлетает заблаговременно и наносит удары по заранее разведанным объектам.

Однако к применению частей ударной авиации в интересах борьбы с КРВБ военно-политическое руководство многих западных стран относится с известной долей осторожности. Острота ситуации заключается в том, что подъем авиации в воздух до начала военных действий чреват серьезными международными осложнениями и может оказаться неприемлемым даже в случае получения достоверных данных о неизбежности нападения. Если же авиация будет поднята позже, то она просто не успеет застать носителей на аэродроме, и результатом ее действий могут стать лишь ослабление мощи последующих ударов КРВБ. Кроме того, ей предстоит преодолеть противодействие зональной системы ПВО противника, а это также является серьезной проблемой. Вместе с тем все сходятся во мнении, что выделенные в состав группировки силы должны вести борьбу с КРВБ по единому замыслу и плану, оставаясь, однако, организационно в рамках своих объединений и соединений и выполняя одновременно или последовательно стоящие перед ними другие боевые задачи. Для комплексного применения всех сил и средств борьбы с КРВБ, как полагают зарубежные аналитики, нужна глобальная подсистема разведки, информационно объединенная с многоуровневыми системами управления, непрерывно или хотя бы дискретно с заданными временными интервалами отслеживающая момент подъема авиации противника с аэродромов, местоположение носителей КРВБ на маршрутах полета к объектам ударов, которая бы выдавала команды целеуказания пунктам управления средствам борьбы и осуществляла контроль эффективности их действий.

Естественно, что для формирования такой группировки в интересах национальной безопасности одного или нескольких государств необходимо принять во внимание ряд факторов: геополитическое и географическое положение, а также размеры каждого государства и, что не менее важно, его военно-экономический потенциал, а затем сопоставить эти факторы со степенью угроз и ожидаемыми направлениями ударов КРВБ атакующей стороны. В соответствии с этим в некоторых проектах предусматривается размещение какого-то минимума средств разведки и поражения на самолетах, других мобильных носителях и их быстрая идентификация в слаборазвитых в экономическом отношении государствах и в тех регионах, где возникают новые, непредвиденные угрозы.

Наряду с предлагаемыми проектами и логическими построениями сил и средств борьбы с КРВБ, которые носят пока также сугубо гипотетический характер, зарубежные военные специалисты заняты повышением технологического уровня существующих, в частности совершенствованием навигационных и поисковых возможностей самолетов-истребителей, которые, по их мнению, останутся одним из главных средств борьбы в обозримом будущем. Основными техническими требованиями к навигационному, радиолокационному и иному оборудованию самолетов являются: достаточная точность самолетовождения для автономных действии истребителей на вероятных направлениях подхода носителей к рубежам пуска ракет и обеспечение самостоятельного поиска целей в больших объемах воздушного пространства в любых метеоусловиях, несмотря на противодействие противника. Вместе с тем большинство экспертов по проблемам борьбы с КРВБ считают, что в ближайшее время коренных изменений в этой области не предвидится. Чтобы переломить ситуацию, необходимо найти альтернативные источники информации с временем реакции, позволяющим своевременно оказывать всестороннюю информационную поддержку силам борьбы, пути для производства на основе других физических принципов оружия, способного аккумулировать в себе огромную энергию для поражения не только отдельных ракет, но и всех ракет после их группового пуска с носителей, а также другие средства и способы борьбы. Для разработки и реализации этих направлений в ведущих западных государствах создается крупная научно-исследовательская и производственная база на основе новых информационных технологий, а также увеличивается доля ассигнований на расширение спектра исследований.

Таким образом, в процессе жесткого противоборства средств защиты и КРВБ последние становятся своеобразным символом XXI века и реальной силой, способной угрожать любой группировке вооруженных сил, административно-политическим и военно-промышленным объектам на всей территории государств. Поэтому внимание к проблемам борьбы с КРВБ не будет ослабевать до тех пор, пока существуют такие средства нападения. В то же время политические и общественные деятели многих стран утверждают, что наличие КРВБ у противостоящих сторон будет способствовать возрождению атмосферы недоверия, существовавшей во времена ╚холодной войны╩, и делает крайне опасной проверку намерений каждого из государств путем демонстративных действий у его границ.

 


[НАЗАД]


 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100