Реклама...

    


 
 
главная история авиации ввс в локальных конфликтах
   Проект Хоурман
             
         n Кертис Пиблз  


Еще в конце 40-х годов разведслужбы США организовали регулярные полеты разведывательной авиации вдоль границ СССР и его союзников. Большая часть этих полетов была нацелена на сбор информации о советской системе ПВО - размещении РЛС, аэродромов истребительной авиации и т. д. Иногда на самолеты устанавливали мощные фотокамеры и, не залетая в воздушное пространство СССР, вели съемку приграничных территорий. Так начиналось накопление информации о военном потенциале Советского Союза.

Подобные полеты вдоль северной границы СССР носили сезонный характер. Зимние дни на севере Советского Союза очень коротки, солнце стоит низко над уровнем горизонта, и поверхность земли окутана сумерками. На Крайнем Севере, за Полярным кругом, наступает полярная ночь, и вся земля погружена во мрак. С приближением весны солнце в небе поднимается все выше, поверхность освещается лучше, продолжительность дня увеличивается. Весной 1955 года американцы провели операцию ╚Сишор╩ (╚Морское побережье╩): четыре самолета RB-47, оснащенные фотокамерами К-30, облетели приграничные районы на севере и востоке СССР. Самолеты отправились на задание с базы Эйвлсон на Аляске. 18 апреля советский истребитель МиГ осуществил перехват и сбил один RB-47. Экипаж не имел права передавать сообщение в эфир, чтобы Советский Союз не заявил впоследствии протест. Самолет и экипаж исчезли, и больше о них американцы ничего не узнали. Это был девятый самолет, потерянный Соединенными Штатами за время приграничных полетов. Первый - самолет морской авиации США ╚Приватир╩ - русские сбили над Балтийским морем в апреле 1950 года.

Когда специалисты изучили снимки, полученные в результате операции ╚Сишор╩, стало очевидно: СССР наращивает военный потенциал своих северных районов, в частности - укрепляет систему ПВО. США сочли необходимым подготовить и провести крупномасштабную разведывательную операцию, которая позволила бы собрать сведения об объектах ПВО в этих регионах Советского Союза. Для сбора информации было решено использовать фотографическое и электронное оборудование. В начале февраля 1956 года, вскоре после прекращения операции ╚Джинетрикс╩, президент Эйзенхауэр дал добро на осуществление проекта ╚Хоумран╩. План проекта предусматривал массированное использование RB-47 в сложных оперативных и погодных условиях.

Для проведения операции пришлось сформировать специальное соединение самолетов стратегической авиации. В него вошли 16 самолетов RB-47E из 10-й эскадрильи стратегической разведки, размещенной на авиабазе Локбурн в Огайо, пять RB-47H из 373-й эскадрильи стратегической разведки с базы ВВС Форбс в Канзасе (эти самолеты были оборудованы аппаратурой радиоперехвата и радиолокационного слежения) и две эскадрильи самолетов-заправщиков КС-97 (в них насчитывалось 28 самолетов). Одну эскадрилью заправщиков забрали с базы Локбурн, вторая размещалась на базе Туле в Гренландии, откуда и решили проводить операцию.

Все самолеты соединения собрались в Туле 21 марта 1956 года. Авиабаза располагалась в 1100 километрах к северу от Полярного круга, у залива Норт-Стар-Бэй. ВПП базы представляла собой широкую полосу длиной 3000 м, покрытую льдом и снегом. Обычно над ней висел туман. Все работы по предполетной подготовке производились под открытым небом при температуре -35╟ по Цельсию. Экипажи и работники наземных служб размещались в специальных домах, похожих на железнодорожные контейнеры и, по сути, представлявших из себя огромные термоса - между внутренней и наружной стенкой в них был проложен утеплитель толщиной в целый фут, - поднимавшиеся над поверхностью на метровых сваях. Каждый такой коттедж имел автономную систему жизнеобеспечения, запасы пищи и воды на случай снежной бури и сильных морозов. Снежные бури налетали часто и могли продолжаться от нескольких часов до четырех суток.

Хотя все вокруг было покрыто снегом и льдом, пресную воду приходилось экономить. В каждом жилом доме имелся большой бак для воды, ее развозили в цистерне на грузовике. Вода требовалась для умывания, приготовления пищи, мытья оборудования. Расходовали воду бережно. Если человек шел в душ, то вода включалась на 10 секунд. Потом он намыливал тело и снова включал воду - на пятнадцать секунд. Вода, израсходованная в душе, использовалась потом для смывания в туалете. Воду в унитазы сливали вручную. Все стоки по трубе отводились в накопительный бак, который потом опорожнялся специальным грузовиком с цистерной. Трубы выходили наружу под домами на сваях; правда, соединения на трубах были сделаны кое-как, и на них намерзали глыбы льда самой причудливой формы. В Туле существовало два способа развлечений: выпивка прямо в доме и выпивка в офицерском клубе.

Первую неделю пребывания в Туле экипажи изучали правила выживания в условиях Севера и особенности полетов в Арктике - взлет и посадку на обледеневшую полосу, специфику навигации, порядок заправки в воздухе; особое внимание обращалось на соблюдение полного молчания в эфире. Оказалось, что у всех экипажей навыки по заправке в воздухе явно не удовлетворительные. Тем не менее к концу марта все было готово для того, чтобы приступить к выполнению задания.

Морское побережье на севере СССР протяженностью свыше 5600 километров условно разделили на три участка: первый протянулся от Кольского полуострова до острова Диксон в Карском море, второй - от Диксона до Тикси в море Лаптевых, третий - от Тикси до Берингова пролива. Используя информацию и указания, полученные из штаб-квартиры ВВС, каждый экипаж разработал индивидуальный план полета. Работу по планированию полетов возглавляли полковник Гленн Роджерс и майор Джордж Браун. В течение двух недель они тщательно выверяли маршрут каждого полета самолета. Майор Браун участвовал в разработке проекта ╚Сишор╩ и летал на одном из самолетов RB-47 в ходе той операции.

По плану каждый самолет RB-47E с установленным на нем оборудованием должен был сопровождать RB-47H, несущий аппаратуру радиоперехвата и радиолокации. Располагалась эта аппаратура в герметичном бомбовом отсеке вместе с тремя офицерами-специалистами по ведению электронной войны (в ВВС их называли ╚вороны╩). Роль ведущего в полете выполнял RB-47E, RB-47H был ведомым. Немного раньше RB-47 поднимался в воздух заправщик К-97; RB-47 догоняли его над Северным полюсом, где происходила дозаправка. Каждый день на задание должны были отправляться четыре-пять пар самолетов. Каждый экипаж знал только свое задание и не имел представления о том, что будут делать другие. Все полеты проводились в режиме полного радиомолчания - с момента взлета до момента возвращения в Туле. Если в эфире произносилось хотя бы одно слово, все полеты, намеченные на день, отменялись.

От Северного полюса каждая пара самолетов летела к советскому берегу по своему маршруту. RB-47E фотографировал базы и другие объекты, RB-47H следил за эфиром и фиксировал сигналы радаров РЛС противника, вызванные вторжением. Большая часть самолетов-разведчиков проникала вглубь советского воздушного пространства всего на несколько километров. Были сделаны снимки острова Новая Земля (летчики называли его ╚Банановый остров╩) - в 1955 году русские построили там полигон для испытаний ядерного оружия. Некоторые самолеты летали дальше и фотографировали расположенные на Урале предприятия лесной и горнорудной промышленности, заводы по выплавке цветных металлов. Все полеты происходили в светлое время суток.

Поскольку эти полеты были не только совершенно секретны, но и весьма опасны, штаб ВВС запретил старшим офицерам принимать в них участие. Большинство смирилось, но полковник Уильям Минг, командир 26-й эскадрильи стратегической разведки, из которой взяли RB-47E для участия в операции, настоятельно просил разрешения на полет. В конце концов бригадный генерал Хьюитт Уэллс, командир 801-й авиадивизии, руководивший полетами из Туле, просто сказал Мингу: ╚Забудь об этом╩.

4 мая 1956 года RB-47H вернулись на авиабазу Форбс. Операция ╚Хоумран╩ близилась к завершению. Финальным аккордом стал массированный полет RB-47E над советским Дальним Востоком 6 мая 1956 года. Шесть самолетов поднялись из Туле, до стигли Северного полюса и взяли курс на юг, к границам СССР. Они проникли в воздушное пространство СССР над Амбарчиком и, выстроившись в ряд, продолжали полет на юг на высоте 12000 м. Проникнув вглубь советского воздушного пространства, RB-47E повернули на восток. Все это время они вели фотосъемку. Самолеты пролетели над Анадырем и покинули пределы СССР над Беринговым проливом. Все шесть RB-47E произвели посадку на базе ВВС Йельсон на Аляске, а на следующий день вернулись в Туле. 10 мая они вылетели из Туле на авиабазу Локбурн. Операция ╚Хоумран╩ завершилась. Всего в ходе операции за семь недель состоялось 156 вылетов на задание. Ни один самолет, ни один человек не был потерян в результате действий советской ПВО или несчастного случая, и это несмотря на экстремальные погодные условия и дальние полеты над бескрайними просторами Арктики. Ни один полет не был отменен или прекращен из-за нарушения режима молчания в эфире.

Результаты операции можно признать блестящими. Когда проанализировали собранную информацию, то стало ясно, что северное побережье СССР практически не защищено. Сибирь представляет из себя огромную дикую пустыню. RB-47 обнаружили очень мало дорог и поселков и других признаков обитания человека. РЛС и аэродромов имелось всего несколько, и находились они на огромном удалении друг от друга. Несмотря на большое количество полетов RB-47 и их протяженность во времени, МиГи пытались перехватить американские самолеты всего три иди четыре раза, и безрезультатно.

Тот факт, что северная граница СССР почти не защищена, имел большое значение. Это означало, что бомбардировщики США и Великобритании практически беспрепятственно могут проникать в воздушное пространство Советского Союза со стороны Северного полюса. Огромные пространства, которые спасали царскую Россию, а потом и СССР от любого вторжения, стали теперь фактором ослабления обороноспособности страны. Теперь ВВС США и Англии не требовалось бросать вызов советской ПВО, чтобы достичь целей в СССР. Русские даже не смогли бы обнаружить самолеты противника, пока они не приблизятся к районам, действительно защищенным от нападения с воздуха. Эти снижало риск для атакующих бомбардировщиков и сокращало время, которое будет в распоряжении ПВО СССР для отражения нападения.

Через несколько дней после возвращения RB-47E в Локбурн последовал наконец протест со стороны СССР. 14 мая 1956 года послу США вручили ноту протеста. Через две недели президент встретился со своими главными советниками, чтобы обсудить некоторые вопросы, в том числе и протест Советского правительства. На встрече присутствовали директор ЦРУ Аллен Даллес, председатель Комитета начальников штабов адмирал Артур Рэдфорд, начальник штаба ВВС генерал Натан Твайнинг, заместитель госсекретаря Герберт Гувер, военный советник президента полковник Эндрю Гудпастер. Эйзенхауэр сказал, что хотел бы успокоить советское руководство, попробовать развивать советско-американские отношения на мирной основе и посмотреть, что из этого получится. Поэтому, отметил президент, Соединенным Штатам надо проявлять в своих действиях мудрость и осмотрительность.

Герберт Гувер зачитал проект ответа правительства США на советскую ноту протеста. Президент Эйзенхауэр предложил добавить абзац о том, что правительство США отдаст указание об усилении инструктажа среди пилотов во избежание дальнейших ошибок при полетах в районах Арктики. Предложение было одобрено собравшимися. На следующий день, 29 мая, советскому послу вручили ответную ноту с объяснениями, что сложные погодные условия могли привести к непреднамеренному нарушению границ воздушного пространства СССР, государственный департамент США выразил свое сожаление, если такие случаи имели место.







Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100