Реклама...

    


 
 
главная история авиации ввс в локальных конфликтах
   ВВС США в войне в Персидском заливе
             
         n Леонид Галин, Александр Соколов,
          Владимир Новичков
 


Война в Персидском заливе постепенно уходит в прошлое, и оценки (анализ) причин ее начала, хода и конечных результатов приобретают все более взвешенный и объективный характер. Это проявляется как в высказывания и выступлениях военных специалистов, прежде всего американских, так и в статьях обозревателей крупных иностранных периодических изданий.

В третий раз после второй мировой войны американская военная машина была запущена в ход с таким размахом в локальном конфликте. В зоне Персидского залива было сосредоточено около 440 тыс. американских военнослужащих, до 3000 танков, включая современные М1А1 "Абрамc", около 3000 боевых машин пехоты и бронетранспортеров, до 100 боевых кораблей, в том числе два линкора и шесть авианосцев, 1700 боевых самолетов ВВС и ВМС (среди них новейшие малозаметные тактические истребители F-117A и стратегические бомбардировщики В-52) и свыше 1700 вертолетов различного назначения.

Пентагон получил возможность в реальных боевых условиях проверить современные системы оружия и средства обеспечения, испытать разработанные ранее приемы и способы их боевого использования, определить уровень готовности штабов и войск к ведению широкомасштабных боевых действий. Результаты этой проверки нашли свое отражение в итоговом докладе руководства вооруженных сил США, опубликованном в апреле 1992 года. Иностранные военные обозреватели, анализируя предыдущие выступления представителей Пентагона по этим вопросам в зарубежной печати и данный доклад, считают, что в открытой его части содержится в целом объективная оценка вооруженного конфликта в Персидском заливе и сделаны достаточно корректные выводы. В то же время они отмечают, что отдельные его положения, особенно учитывая наличие закрытой части доклада, вызывают определенные сомнения. В ней, по их предположениям, отмечены недостатки перспективных систем оружия, выявленные в ходе их боевого применения, а также ошибки в вопросах планирования и тактики действий американских войск.

В данной статье, подготовленной по материалам публикаций иностранной открытой печати последнего времени и итогового доклада Пентагона, проводится анализ действий авиационного контингента ВВС США, составлявшего основу группировки многонациональных сил (МНС).

В докладе министерства обороны США даются этапы развертывания группировки американских вооруженных сил в зоне конфликта и перечисляются основные мероприятия боевой подготовки войск, сравниваются первоначальный план боевых действий и реальный их ход, раскрываются достигнутые цели и то, что оказалось невыполненным, выявляются основные причины успеха операций "Дезерт шилд" ("Щит пустыни") и "Дезерт сторм" ("Буря в пустыне"), а также недостатки в действиях войск МНС.

Анализируя степень участия ВВС в развертывании группировки американских вооруженных сил в зоне конфликта, западные военные специалисты отмечают два важных момента:

  1. удачное использование самолетов КС-10 в качестве воздушных командных пунктов при переброске подразделений тактической авиации, что позволило сократить время как на организацию, так и на саму переброску;
  2. сложности в организации взаимодействия военно-транспортной и заправочной авиации при перебросках войск и грузов на большие расстояния, что привело впоследствии к объединению военно-транспортной и части заправочной авиации в единое авиационное командование - командование воздушных перебросок (КВП).

Всего в зону конфликта за период с 7 августа 1990 года по 17 января 1991-го было совершено около 10000 рейсов военно-транспортной авиацией и самолетами гражданских авиакомпаний из состава резерва ВТАК, на которых переброшено более 370 тыс. американских военнослужащих и свыше 346 тыс. военных грузов2.

Основные мероприятия и ход боевой подготовки войск МНС широко освещались и продолжают освещаться в иностранной и нашей печати3. Появляются и новые сведения об этой войне. Так, в конце 1991 года командование САК ВВС США заявило, что формирования стратегических бомбардировщиков оказались не готовы к применению обычных средств поражения. Данный факт нашел свое отражение и в итоговом докладе Пентагона. Практическим мероприятием для устранения этого недостатка явилось формирование в составе ВВС боевого авиационного командования (БАК), объединившего всю стратегическую и тактическую (дислоцирующуюся на континентальной части страны) авиацию.

Первоначальный план операции "Дезерт сторм" предполагал проведение воздушной наступательной операции в течение 18 суток, а затем 14-суточное наступление наземных войск. Однако реально воздушная операция вылилась в 42-суточную воздушную кампанию, а наземное наступление продолжалось всего 100 ч. В свое время это позволило заявить ряду военных специалистов о безусловном приоритете авиации в достижении конечного успеха в войне и общевойсковой операции. Но появление новых фактов о результатах деятельности авиационной группировки МНС, а главное, объективная оценка действий противника подтвердили преждевременность таких заявлений. Как в итоговом докладе Пентагона, так и в статьях зарубежных военных обозревателей последнего времени отмечается значительный вклад авиации в победу МНС над вооруженными силами Ирака, но в то же время подчеркивается практическое отсутствие противодействия системы ПВО противника и невыполнение в полном объеме задач, поставленных перед авиационной группировкой МНС объединенным командованием.

Авиационная группировка МНС достигла абсолютного господства в воздухе фактически в первые сутки боевых действий. Это было обеспечено за счет проведения тщательно спланированного комплекса мероприятий, направленных на подавление системы ПВО противника, вывод из строя его аэродромов и уничтожение авиации, а также наличия современных систем оружия и высококвалифицированного личного состава, управляющего ими.

Численность самолетного парка боевой авиации ВВС Ирака не превышала 700 самолетов, более половины из которых были устаревшими образцами советского и китайского производства, построенными в 50-60-х годах. Остальная часть парка состояла из самолетов третьего поколения советского (МиГ-23 и МиГ-25) и французского ("Мираж-F.1") производства, частично принимавших участие в войне с Ираном, а также незначительного количества самолетов четвертого поколения (МиГ-29 и Су-24), которые сопоставимы по своим ТТХ с боевыми самолетами F-15 и F-16. Два самолета ДРЛО и управления (модернизация на базе самолета Ил-76) были переброшены в Иран и не принимали участия в боевых действиях. ВВС Ирака не имели аналогов таких самолетов, как F-117A, EF-111, В-52, ЕС-1 ЗОН, Е-8. В вооруженных силах Ирака в системах боевого обеспечения полностью отсутствовали средства управления и разведки космического базирования. Общее соотношение по авиации к началу боевых действий было на уровне 4,3:1 в пользу МНС.

Жесткая централизация управления в системе ПВО Ирака, отсутствие единого плана отражения воздушного нападения и взаимодействия на горизонтальном уровне привели к тому, что вывод из строя центрального пункта управления парализовал все силы и средства ПВО, которые на него замыкались.

Что касается подготовки летного состава ВВС Ирака, то он в общей массе был готов к боевым действиям только днем в простых метеоусловиях; отсутствовали летчики, в полном объеме освоившие боевое применение таких современных самолетов, как МиГ-29. Личный состав наземных средств ПВО практически не был способен работать в сложной радиолокационной обстановке (при отражении массированного воздушного нападения в условиях применения противником средств РЭБ).

В этой ситуации целесообразным было бы принять решение о снижении активности радиолокационных и огневых средств и попытаться за счет хорошего инженерного оборудования позиций и маскировочных мероприятий сохранить силы и средства системы ПВО страны. Лишь зенитные средства войсковой ПВО типа ЗСУ-23 "Шилка" продолжали оказывать противодействие. Все самолеты (36 единиц), потерянные авиацией МНС в ходе конфликта, были сбиты огнем зенитной артиллерии на малых высотах. Подъем же до средних и больших высот вывел самолеты МНС из зоны действия огня средств ПВО Ирака. Небольшое количество состоявшихся воздушных боев оканчивалось, как правило, поражением иракских летчиков (сбито 35 самолетов ВВС Ирака).

На первый взгляд быстрое завоевание авиацией МНС господства в воздухе явилось результатом подавляющего превосходства американской военной техники над советской, состоящей на вооружении вооруженных сил Ирака. Однако в последнее время западные военные специалисты более взвешенно стали подходить к оценке потенциальных возможностей оружия и военной техники советского производства. Бывший главнокомандующий ОВС НАТО в Европе генерал Дж. Гэлвин считает, что многие образцы боевой техники советского производства по тем или иным причинам не были использованы в полном объеме и должным образом. Косвенно эта мысль подтверждается западногерманскими военными специалистами, в чьи руки попала военная техника вооруженных сил бывшей ГДР. Воздушный бой, проведенный между самолетами F-16 и МиГ-29, окончился победой советского истребителя. На международном рынке оружия продолжает высоко котироваться наша боевая техника (танки, вертолеты, самолеты, стрелковое оружие), которая, как оказалось, более приспособлена к ведению боевых действий в условиях жаркого климата и пусты".

Таким образом, с первых дней войны авиация МНС действовала почти в полигонных условиях. Тем не менее, несмотря на увеличение продолжительности воздушной кампании, не были выполнены в полном объеме задачи, поставленные объединенным командованием перед авиацией: 

  • завоевать превосходство в воздухе, подавить систему ПВО и уничтожить боевую авиацию ВВС Ирака;
  • дезорганизовать системы государственного и военного управления страной, ее вооруженными силами;
  • вывести из строя стационарные и мобильные пусковые установки оперативно-тактических ракет (ПУ ОТР);
  • уничтожить запасы оружия массового поражения (ОМП);
  • нанести существенный ущерб военно-экономическому потенциалу Ирака, разрушить его инфраструктуру;
  • нанести значительный урон группировке иракских вооруженных сил в Кувейте, создать условия для гарантированного успеха воздушно-наземной операции по освобождению Кувейта с минимальными потерями.

Господство в воздухе было завоевано в кратчайшие сроки, однако матери Ирака в авиации не оказались невосполнимыми-141 самолет (35 потеряно в воздушных боях и 106 уничтожено на земле). Кроме того, 138 современных самолетов ВВС Ирака были переброшены на аэродромы Ирана. Благодаря продуманной и качественной маскировке многих объектов значительное количество ударов авиации МНС пришлось по ложным целям (макетам самолетов, РЛС, ПУ ОТР, ложным ВПП, КП и т.п.). Следует также отметить хорошую организацию восстановительных работ: многие объекты инженерные подразделения восстанавливали в течение темного времени суток, при этом камуфлировали их таким образом, чтобы они с воздуха или из космоса продолжали казаться раздушенными.

Вторая задача (дезорганизация системы управления войсками, находящимися на территории Кувейта) была решена лишь частично к концу воздушной кампании. В ходе ее решения командование авиации МНС столкнулось с проблемой поражения защищенных подземных командных пунктов управления. Хотя координаты большинства этих объектов были известны, имевшиеся на вооружении бетонобойные боеприпасы оказались маломощными или неэффективными. Поэтому научно-исследовательским учреждениям министерства обороны США была поставлена срочная задача создать новую бетонобойную авиабомбу. Такой боевой заказ был выполнен уже через три недели, и первый образец бомбы GBU-28 успешно испытан в реальных боевых условиях. По мнению ряда западных военных специалистов, именно в этом проявился потенциал военно-промышленного комплекса Соединенных Штатов.

Задача по уничтожению оперативно-тактических ракет также потребовала привлечения значительно больших сил и средств, чем планировалось. Если стационарные ПУ ОТР были уничтожены практически в первые сутки воздушной операции, то мобильные так до конца военных действий и не были полностью поражены. Из-за опасности применения Ираком с их помощью ОМП объединенному командованию приходилось ежесуточно выделять до 30 проц. летного ресурса боевой авиации на их поиск и уничтожение.

Следующая задача также оказалась выполненной не полностью. В первые в воздушной наступательной операции были уничтожены все известные научно-исследовательские и производственные центры, связанные с производством химического, ядерного и биологического оружия. Однако, как оказалось, еще до начала военных действий значительная часть производственных мощностей и запасов ОМП была перевезена в горы в подземные помещения, находящиеся в различных районах страны. Многие из них так до конца войны и не были обнаружены.

Задача по нанесению непоправимого ущерба военно-экономическому потенциалу Ирака и разрушению его инфраструктуры также решалась не по официально объявленным планам и заявлениям представителей объединенного командования, которые утверждали необходимость уничтожения только военно-промышленных объектов и военных складов, нарушения только тех коммуникаций, по которым может быть организовано снабжение группировки иракских вооруженных сил в Кувейте и выдвижение стратегических резервов. Особо подчеркивался отказ от бомбардировки электростанций, что могло привести впоследствии к большим жертвам среди мирного населения. Однако, по оценке представителей ряда общественных организаций типа "Грин пис", посетивших Ирак сразу же после окончания боевых действий, как раз электростанции часто и попадали под бомбардировки с воздуха. Представители американского командования утверждают, что это попутный ущерб, связанный с применением неуправляемых авиабомб. Но с другой стороны, уничтожение электростанций - это самый простой и верный способ в современных условиях нанесения ущерба военно-экономическому потенциалу страны. Повреждение электростанций, по мнению представителей некоторых западных общественных организаций, уже привело к гибели тысяч человек среди мирного населения. В то же время военно-экономический потенциал Ирака зарубежные военные экономисты продолжают оценивать достаточно высоко.

И последнюю задачу (нанесение значительного урона в живой силе) авиации МНС не удалось выполнить до конца. В ходе подготовки операции "Дезерт сторм" американское командование проиграло возможные варианты освобождения Кувейта с помощью компьютерных игр, на командно-штабных учениях и практически на полигоне ВВС около авиабазы Неллис (штат Невада), где была создана реальная обстановка, существовавшая в Кувейте на конец декабря 1990 года. Исследования показали, что при одновременном начале наступления наземных войск и воздушной операции потери многонациональных сил антииракской коалиции могут составить до 50 проц. боевого состава соединений и частей. Приемлемый (10-процентный) урон в живой силе МНС, по мнению военно-политического руководства США, может быть в том случае, если авиация до начала наступления наземных войск обеспечит вывод из строя до 50 проц. личного состава и боевой техники в иракских частях и соединениях, находящихся в Кувейте, и до 25-30 проц. - в частях и соединениях ближайшего стратегического резерва, дислоцирующегося в районе г. Басра.

Однако фактический урон, понесенный противником, оказался значительно меньшим, хотя почти вся мощь авиационной группировки МНС в последние две недели до начала наступления наземных войск была направлена на обработку позиций иракских войск в Кувейте и в районе г. Басра.

Тем не менее воздушно-наземная операция по освобождению Кувейта прошла успешно при минимальных потерях со стороны МНС. Западные военные специалисты полагают, что это удалось благодаря дезорганизации системы управления войсками иракской группировки в Кувейте, ее изоляции от Ирака (в последние дни в Кувейт поступало не более 10 проц. необходимого объема предметов материального снабжения) и психологической подавленности личного состава.

Несмотря на это, Ирак сумел, по оценке ряда иностранных военных специалистов, вывести из Кувейта от пяти до семи боеспособных дивизий. Части и соединения республиканской гвардии, базировавшиеся в районе г. Басра, также остались полностью боеспособными. Впоследствии как раз республиканская гвардия и обеспечила пресечение всех попыток оппозиции убрать Саддама Хусейна с поста главы государства. Таким образом, основная цель военно-политического руководства США - смена режима власти в Ираке - так и осталась невыполненной, в том числе и из-за неспособности авиации решить в полном объеме те задачи, которые на нее возлагались в ходе вооруженного конфликта.

Американские военные эксперты в настоящее время избавились от эйфории по поводу результатов первых дней воздушной наступательной операции, когда буквально в течение нескольких часов было завоевано господство в воздухе, и более критично относятся к действиям боевой авиации МНС в ходе конфликта. Тщательный анализ разных аспектов деятельности авиационной группировки МНС, развернутой в зоне Персидского залива, проведенный штабами всех уровней и научно-исследовательскими учреждениями ВВС США, выявил ряд существенных недостатков, не позволивших авиации выполнить поставленные задачи. Среди них: 

  • слабая подготовка подразделения стратегической бомбардировочной авиации к действиям с обычными средствами поражения по целям, расположенным в тактической и оперативно-тактической глубине построения войск противника;
  • длительность прохождения разведывательной информации от источника до потребителя, лишнее дублирование и противоречивость разведывательных данных, особенно о результатах воздушных ударов;
  • громоздкость, низкая оперативность и негибкость системы планирования боевых вылетов;
  • ограниченность запасов высокоточных авиационных боеприпасов, которые в общей массе примененных боеприпасов составили 7 проц.;
  • отсутствие эффективной системы поиска, обнаружения, наведения и уничтожения мобильных ОТР;
  • отсутствие эффективных систем опознавания "свой - чужой", особенно по линии "воздух - земля";
  • плохая приспособленность авиатехники к действиям в условиях пустынь;
  • меньшая, чем ожидалось, боевая эффективность таких новейших систем оружия, как тактические истребители F-117A (около 60 проц. вместо официально объявленных сразу же после окончания вооруженного конфликта 90 проц.) и крылатые ракеты морского базирования "Томахок" (чуть более 50 проц. вместо 85).

С учетом указанных недостатков были сформулированы следующие основные выводы, которые, по мнению командования ВВС США, необходимо учитывать в случае участия американской авиации в подобном конфликте в будущем и при планировании дальнейшего строительства военно-воздушных сил США:

  • в боевом составе необходимо иметь высокомобильные авиационные формирования, оснащенные современными системами оружия, укомплектованные подготовленным личным составом, которые были бы способны в кратчайшие сроки прибыть в любую точку земного шара и решать все основные задачи, стоящие перед авиационной группировкой на ТВД;
  • требуется дальнейшая модернизация сил и средств стратегических воздушных перебросок в направлении увеличения их возможностей при перебросках на большие расстояния, чем между США и Европой, на что ориентировались прежде;
  • все авиационные подразделения и части на передовом ТВД независимо от их национальной принадлежности к виду вооруженных сил должны подчиняться единому авиационному командиру (командующему) и его штабу;
  • завоевание в кратчайшие сроки превосходства в воздухе на ТВД является основой дальнейших успешных действий не только авиации, но также наземных и морских сил;
  • необходимо тщательное планирование боевых действий, которое должно предусматривать в обязательном порядке нанесение ударов по стратегическим целям в глубине обороны противника с самого начала вооруженного конфликта;
  • следует продолжать дальнейшее внедрение технологии "стелс" в производство авиационной техники, крылатых ракет и авиационных боеприпасов (тактические истребители F-117A в условиях широкого применения средств РЭБ оказались практически невидимыми для системы ПВО Ирака: несмотря на то что они наносили удары по стратегическим объектам в глубине территории противника, не было ни одного сбитого самолета этого типа);
  • необходимо дальнейшее насыщение войск высокоточными боеприпасами, так как они позволяют существенно уменьшить сопутствующий ущерб (разрушение гражданских объектов и гибель мирных жителей) и резко сократить количество самолето-вылетов для уничтожения конкретной цели, а следовательно, уменьшить вероятность потерь собственных самолетов (проведенные в ВВС США исследования показали, что для поражения такой малоразмерной цели, как укрытие для самолета, во время второй мировой войны требовалось использовать 9000 авиабомб, во время войны во Вьетнаме - 300, а в настоящее время достаточно одной управляемой авиабомбы);
  • следует разработать и внедрить в войска эффективную систему опознавания "свой-чужой", что позволит авиации быстро реагировать на запросы наземных войск в ходе авиационной поддержки и наносить удары по целям в непосредственной близости от своих войск;
  • необходимо продолжить развитие средств для разведки, связи, навигации и метеообеспечения космического базирования, так как их роль в будущих вооруженных конфликтах будет повышаться;
  • разведывательная информация должна поступать потребителям в реальном масштабе времени;
  • действия резервистов в конфликте вновь подтвердили необходимость подготовки этих компонентов по единым с регулярными силами программам в соответствии с концепцией "единых сил";
  • успешные действия авиации являются необходимым условием успеха наземных войск.

Следует отметить, что командование ВВС США, учитывая проведенный анализ и полученные выводы, пересмотрело планы реорганизации данного вида вооруженных сил и часть мероприятий, отнесенных ранее на 1995-1997 годы, проводятся уже сейчас. В частности, идет активное формирование следующих новых командований ВВС:

  1. боевого авиационного командования, основу которого составят боевые авиационные формирования, дислоцирующиеся на континентальной части страны и ранее входившие в состав расформированных САК и ТАК;
  2. командования воздушных перебросок, включающего всю стратегическую транспортную, большую часть тактической транспортной и значительную часть заправочной авиации ВВС США;
  3. командования разведки, объединяющего все силы и средства радио- и радиотехнической разведки и обработки разведданных ВВС;
  4. командования материально-технического обеспечения, объединяющего старые командования тыла и разработки систем вооружения.

В настоящее время на континентальной части США и в передовых зонах идет отработка нескольких вариантов состава смешанных авиационных крыльев, включающих подразделения как боевой, так и вспомогательной авиации различного назначения и способных решать самостоятельно две-три основные задачи, стоящие обычно перед авиационной группировкой, развернутой на передовом ТВД.

 




Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:




            
Rambler's Top100 Rambler's Top100