Реклама...

    


 
 
главная история авиации ввс в локальных конфликтах
   Черная неделя бомбардировочного командования
      (Часть 2)
             
         n Л.Крылов, Ю.Тепсуркаев  


 

<< К началу


24 ОКТЯБРЯ

В среду 24 октября, несмотря на вчерашний разгром, бомбардировщики вновь вылетели в "Аллею МиГов". Целью восьми В-29 98-й БАГ стал железнодорожный мост у Сунчхона. 4-е авиакрыло выставило истребительный "заслон" у Ялуцзяна. Прикрытие района осуществляли 16 "Метеоров" из 77-й эскадрильи Австралийских Королевских ВВС, для непосредственного сопровождения бомбардировщиков были выделены 10 "Тандерджетов".

      В 14:58 РТС 64-го ИАК на рубеже Пхеньян-Нампхо обнаружили противника, через три минуты полки 303-й ИАД были приведены в готовность ╧ 1. В 15:06 начался подъем истребителей, в течение девяти минут на перехват ушли 16 МиГов 523-го, 20 МиГов 18-го Гвардейского и 18 МиГов 17-го полков. Под общим командованием подполковника Сморчкова группы взяли курс на район Анджу-Кочхон.

      В воздухе командирам групп были поставлены задачи: 523-му ИАП связать боем "заслон", 17-му и 18-му прорываться к бомбардировщикам. К этому времени, однако, В-29 уже успели отбомбиться и начинали отходить из района в сторону Восточно-Корейского залива. В 15:22 в районе Сунчхона 523-й полк встретил "Метеоров" и "Сейбров" групп "заслона" и вступил с ними в бой.

      20 МиГов 18-го ГвИАЛ, пытаясь догнать "Суперфортрессы", на высоте 9500 метров последовали в юго-восточном направлении. В 15:35 в районе города Яндок летчики обнаружили группу В-29 под прикрытием "Метеоров", "Тандерджетов" и "Сейбров". Подполковник Сморчков решил силами 1-й эскадрильи сковать истребителей, 2-й и 3-й атаковать бомбардировщиков.

      Встреча произошла в непосредственной близости от линии Пхеньян-Вонсан, пересекать которую истребители 64-го ИАК не имели права, поэтому летчикам удалось провести по "Суперфортрессам" лишь по одной атаке. При этом большинство отстрелялись с дистанций полутора-двух километров и более. Единственной результативной стала атака гвардии подполковника Сморчкова, который открыл огонь, сблизившись на дистанцию 700 метров, и вышел из атаки, когда до В-29 оставалось только 300 метров. В результате бомбардировщик загорелся. Однако и А.П.Сморчкову не удалось выйти из боя невредимым. Он вспоминал, как "... напоролся на очередь сразу, как только сбил Б-29. Смотрю - "Тандерджет" бьет МиГа. "Крепости" - справа внизу и все их стрелки палят. А я махнул боевой разворот влево и на трассу налез. Кабина разгерметизировалась, пуля - в ногу, по кости, но кость цела... Но я его все-таки выбил... "

      Группе 17-го ИАП участвовать в бою не довелось, поскольку бомбардировщики успели уйти за линию Пхеньян-Вонсан. По итогам боя на счета летчиков 18-го и 523-го полков были записаны сбитыми 4 F-86, 4 "Метеора" и 1 В-29.

      Американские издания сообщают, что 24-го октября в самом начале боя один "Метеор" был поврежден огнем МиГов, и после отказа правого двигателя сорвался в штопор. Его пилоту флаинг-офицеру Хэмилтону-Фостеру (Hamilton-Foster) удалось восстановить управление и посадить самолет в Кимпхо несмотря на то, что на глиссаде смолк и левый двигатель. Пострадал и один В-29 98-й группы, который был поврежден настолько серьезно, что совершил аварийную посадку на воду в бухте Вонсана. На счет стрелка 344-й эскадрильи техник-сержанта Гарольда Сеттерза (Harold М. Setters) записали один сбитый МиГ.

      Реально 24-го октября от огня "Суперфортрессов" МиГи потерь не понесли, хотя в бою с "Сейбрами" был сбит и катапультировался летчик 523-го ИАП старший лейтенант Георгий Харитонович Дьяченко. Единственным пилотом F-86, на счет которого в тот день была записана победа, стал ас Второй Мировой войны полковник Харрисон Р. Тинг (Harrison R. Thing) из управления 4-го авиакрыла - будущий командир крыла и ас Кореи.

      Кроме того, помимо самолета Сморчкова, были повреждены еще три МиГа 18-го ГвИАП - один получил одну пулевую пробоину в носовой части, второй был поврежден гильзой 37-мм снаряда, и третий получил одну пробоину в крыле от осколков своих снарядов.

      Мы не можем обойти вниманием тот факт, что Герой Советского Союза Александр Павлович Сморчков в сложнейших вылетах сбивал по бомбардировщику три дня подряд, причем все его победы над "крепостями" признаны противоположной стороной - случай крайне редкий!

27 ОКТЯБРЯ

      Суббота 27 октября стала последним днем "Черной недели". Вылет девяти В-29 19-й БАГ против железнодорожного моста в районе Анджу обеспечивали 32 F-84 49-й и 136-й авиагрупп и 16 австралийских "Метеоров". Поскольку было известно, что МиГи избегают полетов над морем, маршрут группы построили так, чтобы бомбардировщики находились над водами Желтого моря как можно дольше, и пересекли береговую черту лишь в непосредственной близости от цели. Над Ялуцзяном, как обычно, поставили заслон "Сейбры".

      В 10:02-10:04 для перехвата В-29 были подняты 22 МиГ-15 523-го ИАП под командованием гвардии майора А. Н. Карасева - ударная группа 303-й ИАД. Группы 17-го и 18-го Гвардейского полков, по 20 истребителей каждая, получили задачу связать боем истребители "заслона" и непосредственного сопровождения.

      Вспоминает Д.А.Самойлов: "...Я вылетел своей парой (ведомый-старший лейтенант Михаил Зыков - Авт.) в звене Попова, командира нашей 2-й эскадрильи. 1-я и 3-я АЭ были ударными, а мы прикрывающими, и шли замыкающей группой полка.

      Подлетаем к району встречи, и я вижу картину: вправо к заливу уходит группа "крепостей", - совершенно свободная, не прикрытая никем, - а за ней огромный клубок истребителей. Говорю Попову: "Наверное, надо "больших" атаковать." Он командует: "Атакуем!" - и сразу на них. Я справа от него находился, и те вправо у ходят. Не захотелось мне почему-то перестраиваться, и я тоже резко развернулся вправо. Крен пришлось сделать почти 90 градусов, Попова из виду потерял, подтянул еще немного и вывел самолет на прямую. Огляделся - Зыков справа мотается, и никого больше... Куда Попов подевался - не знаю, и потом после вылета спросить забыл. "

      В это время пара капитана Попова вступила в бой с F-84 из группы прикрытия. Из шести МиГов 2-й эскадрильи к "Суперфортрессам" удалось прорваться лишь Д.А.Самойлову со своим ведомым. Он продолжает: "...И вот передо мной девятка В-29-х. Они с дымком, на форсаже удирали в залив, знали, что мы там не летаем. Но, тем не менее, у меня скорость тысяча с лишним, а у них нет и семисот, сближаемся быстро. Они палят из пулеметов, трассы на встречных курсах не видны, но по огонькам на всех башнях ясно - стреляют. Провел атаку, зажег одного... Мне бы проскочить над или под ними, как угодно, - скорость большая, мог бы оторваться, - а там развернуться и вторую атаку в лоб... Но не захотел на встречных курсах, сзади атаковать удобнее, скорость сближения меньше. И как только прекратил огонь, сразу начал боевой разворот - почти над их группой. И вот тут Зыков кричит: "Я подбит!" Когда зависли над ними, они его и зацепили. Всё, раз подбит, то надо выходить из боя.

      Отворачиваем и видим, что к "крепостям" несется вся та свора истребителей - и МиГи, и F-84. Один "Тандерджет" попался мне, легко так... На встречно-пересекающихся, под ракурсом примерно 3/4. Дал очередь, смотрю - повалился... Ну, а домой прилетели, посмотрели - у Зыкова всего одна пробоина, в фюзеляже где-то..."

      В целом следует признать, что истребителям прикрытия удалось сковать действия МиГов. Как отмечалось в выводах по результатам боя, "...к бомбардировщикам мало прорвалось наших истребителей. Много пар и звеньев излишне увлеклись боем с истребителями непосредственного прикрытия"[16]

      На счета летчиков 523-го ИАП были записаны сбитыми 2 В-29 и 2 F-84. Кроме того, обеспечивавшие удар 17-й и 18-й Гвардейский полки записали в свой актив 2 F-86 и 1 F-84. Все МиГи вернулись с задания, но три получили повреждения от огня F-84. Западные издания сообщают, что 27-го октября МиГами были повреждены 4 В-29, один из них серьезно. Пять стрелков "Суперфортрессов" получили на счета по сбитому МиГу, еще один МиГ был заявлен пилотом "Метеора" флаинг-офицером Ридингом (Reading) как тяжело поврежденный.

ИТОГИ "ЧЕРНОЙ НЕДЕЛИ"

      В октябрьских боях летчики 64-го ИАК окончательно выработали тактику успешной борьбы с "Суперфортрессами". На опыте было установлено, что "...АЭ МиГ-15 способна вести успешный воздушный бой с группой до 8 Б-29, прикрытых до 12 Ф-80, Ф-84. Aтака - на максимальной скорости одновременно или последовательно звеньями. Такая атака лишает прикрытие возможности оказать противодействие, т.к. они не успевают изготовиться.

      Атака: сзади под ракурсом 0/4-2/4 по подвижной сетке [прицела], целиться по бакам, моторам, кабине. Огонь с дистанции 800-300 метров. длинными очередями. По прекращены огня проходить вплотную над Б-29 с последующим выходом вперед с отворотом на 20-30 градусов. Пройдя 1-1,5 минуты, развернуться на 180 градусов в противоположную отвороту сторону и произвести повторную атаку спереди под ракурсом 0/4-2/4. Огонь открывать с дистанции 1300-1200 метров; прекращая на дистанции 400 метров, после чего, не изменяя направления со скольжением выходить из атаки" [17]

      Но этот опыт уже не пригодился Для летчиков Корпуса вопрос "как сбить" отошел на второй план пере, вопросом "как найти", поскольку 27 октября МиГи и В-29 последний раз встретились при свете дня.

      28 октября на встрече командного состава БАК и 5-й ВА на авиабазе Итадзуке был сделан вывод о том, что удержать МиГи от прорыва к "Суперфортрессам" силами сколь угодно большого числа истребителей сопровождения практически невозможно Пилоты "Тандерджетов" и "Метеоров", сопровождая В-29 на высотах более 6000 метров, летали почти на предельном для их устаревших самолетов числе Маха. Любая попытка вы полнить энергичный маневр в бою с МиГами заканчивалась для них потерей управления. Единственной реальной защитой для бомбардировщиков мог стать лишь непробиваемый "заслон" "Сейбров", но 5-я ВА не располагала достаточным для постановки такого "заслона" числом F-86. В этих условиях глава БАК генерал Джо У. Келли (Joe W. Kelly) предложил перейти на ночные вылеты. При имеющемся уровне оснащения бомбардировщиков радиолокационной аппаратурой, В-29 могли выполнять каждую ночь пять-семь одиночных вылетов на бомбометание с использованием системы SHORAN, пять-семь вылетов по наведению с земли, два "психологических" вылета на разброс листовок и вылеты на разведку по требованию. Главной же задачей Келли назвал как можно более скорый переход всех экипажей к бомбометанию по системе SHORAN. Главком ДВ ВВС генерал Отто П. Уэйленд согласился с Келли.

      Позже "Суперфортрессы" еще совершили ряд дневных вылетов на поддержку наземных войск на поле боя, но севернее Пхеньяна уже не появлялись. В карьере дневных стратегических бомбардировщиков В-29 летчики 64-го ИАК поставили последнюю точку. Однако борьба с ними не закончилась. Она переместилась в ночь.

      Пребывание в этом мире не бесконечно, Уход закономерен и неизбежен, но... Ветераны уходят, и мы теряем творцов и свидетелей целой эпохи. В работе над корейской темой мы неизменно получали помощь прекрасного человека - Александра Павловича Сморчкова - Героя Советского Союза, ветерана Великой Отечественной и Кореи, Авиатора, бесподобного рассказчика. 16 ноября 1998 г. на 78-м году он ушел из жизни...

      Мы бесконечно признательны, летчикам и техникам 64-го ИАК, поделившимся своими воспоминаниями - Виктору Георгиевичу Монахову, Дмитрию Павловичу Оськину, Виктору Павловичу Попову, Дмитрию Александровичу Самойлову, Александру Павловичу Сморчкову, Николаю Михайловичу Чепелеву, Николаю Ивановичу Шкодину и многим другим, а также Гарольду Е. Фишеру, предоставившему рукопись своих мемуаров.

      Неоценимую помощь оказали представители Российско-Американской Совместной Комиссии по поиску военнопленных и пропавших без вести Данз Ф. Блассер и Ричард У. Харрисон.

[16] ф. 303 ИАД, оп. 539825с, д. 2, л. 311.
[17] ф. 17 ИАП, on 683351 с, д. 5, л. 51, 52.






Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100