Реклама...

    


 
главная история авиации ввс в локальных конфликтах
   Вертолеты в Косово
             
         n Михаил Никольский  

 

Осложнение обстановки вокруг Косово в начале 1999 г. привело к переброске в Македонию значительного контингента сил НАТО. Уже в феврале штаб-квартира европейского корпуса быстрого реагирования, которым командовал английский генерал-лейтенант Майкл Джексон, расположилась в столице Македонии Скопье. В состав корпуса входили вертолетные подразделения вооруженных сил Италии, Голландии и Франции. Вертолетчики базировались в главном международном македонском аэропорту Петрович [Вообще то Петровац, но в статье именно так], кроме того, французы оборудовали себе «аэродром подскока» в Куманове, всего в 20 км от границы с Косово.

Уже тогда, до начала бомбежек Югославии, НАТОовцы стали готовиться к оккупации Косово под флагом «миротворцев» — естественно, прежде чем «творить мир», требуется организовать войну. Англия, Италия, Германия и Франция приступили к формированию костяка миротворческой бригады сил KFOR (Kosovo FORce). В составе бригады предусматривалось иметь авиационную компоненту - вертолеты различных типов. На первых порах винтокрылых машин не хватало, в распоряжении командования формируемой бригады оказались лишь две «Пумы» HC.Mk 1 из 33-й эскадрильи Королевских ВВС. Вертолеты базировались в районе города Прилеп, Южная Македония. Перед экипажами «Пум» поставили задачу «в случае чего» организовать эвакуацию раненых танкистов подразделений британской 4-й танковой бригады. К двум «Пумам» вскоре добавилось три «Линкса» AH.Mk9 из состава 659-й эскадрильи армейской авиации Великобритании. Эти вертолеты специально подготовили для действий на Балканах: в проемах дверей грузопассажирских кабин установили турели с 7,62-мм пулеметами, а радиооборудование пополнилось аппаратурой кодированной связи «Хэв Куик». Из Англии в Петрович «Линксы» доставил чартерным рейсом российский «Руслан», что ж – деньги не пахнут. Один из «Линксов» поступил в личное распоряжение генерала Джексона, совершавшего на нем вояжи в различные уголки Македонии, Албании, Греции, а потом и Косово.

Дальнейшее наращивание вертолетной группировки стран НАТО на границах с Косово началось уже в ходе операции «Союзническая сила». Ключевым элементом вертолетной компоненты стала американская группа «Тэск форс Хоук». В свою очередь, ядром «ястребов» являлись 24 «Апача» батальонов 2-6 и 6-61-й пехотной дивизии армии США. Местом постоянного базирования батапьонов является германская авиабаза Ансбах. Группа «Хоук» прибыла в Албанию в конце апреля и обосновалась в аэропорту Ринас, недалеко от Тираны. «Апачи» готовились принять участие в общем воздушном наступлении. Вертолетам предстояло наносить «точечные удары» по отступающим от границы к Приштине сербским войскам. Ведение разведки в интересах группы «Хоук» и выдача целеуказания экипажам боевых вертолетов возлагалась на РЛС управления огнем артиллерии AN/TPQ-37, БПЛА «Хантер» и истребители-бомбардировщики F-15 «Страйк Игл».

Предусматривалась работа боевых вертолетов в качестве «глаз» штурмовиков А-10А. Совместное применение вертолетов АН-64А и самолетов А-10А отрабатывается вооруженными силами США начиная с 1986 г. Вертолет и самолет отлично дополняют друг друга при выполнении боевых заданий в сложных метеоусловиях при активном противодействии средств ПВО. «Апач», оснащенный оптическими и тепловизионными системами обнаружения и идентификации целей, выполняет роль разведчика и подсвечивает цель лазером. Не имеющий адекватной системы разведки и целеуказания «Тандерболт» с более мощными и дальнобойными, чем ПТУР «Хеллфайр», ракетами «Майверик» наносит удар по подсвеченной «Апачем» цели. Во время операции «Буря в Пустыне» 20 февраля 1991 г. боевые вертолеты батальона 2-22 провели несколько боевых вылетов вместе с двумя звеньями штурмовиков.

Согласно официальным данным, повоевать в ходе операции «Союзническая сила» боевым вертолетам так и не удалось. Два «Апача» разбились при выполнении тренировочных полетов в рамках освоения района предстоящих боевых действий. Один АН-64А 26 апреля около 22 ч по местному времени при выполнении попета в окрестностях столичного албанского аэропорта Рино зацепил дерево и упал. От столкновения с землей вертолет загорелся, однако экипажу удалось спастись. Заслуживают внимания оперативные действия поисково-спасательной службы американцев — санитарный UH-60А прибыл на место катастрофы спустя семь минут после столкновения «Апача» с землей.

Еще один АН-64А разбился в ночь на 5 мая. Подробностей о втором инциденте с АН-64А известно меньше, чем о первом: в открытых западных изданиях приводятся лишь время катастрофы (1 ч 30 ночи) и примерное место — 75 км севернее Тираны, вероятная причина трагедии — столкновение с линией электропередачи; оба члена экипажа вертолета погибли. Кадры с места трагедии демонстрировались по телевидению. На них отчетливо были видны следы детонации боезапаса вертолета — машину просто вывернуло наизнанку. Если принять во внимание данный факт, наряду с примерно указанным местом падения (если отсчитывать 75 км не к северу от Тираны, а на северо-восток, то получается, что «Апач» упал в районе стыка границ Албании, Македонии и Косово) и временем (глухая ночь), то предложенная версия о катастрофе в ходе выполнения тренировочного полета выглядит не особенно убедительной. Летные происшествия и катастрофы с АН-64А до 1999 г. происходили неоднократно, только вот боезапас почему-то не детонировал. Зато гибель второго боевого вертолета вполне согласуется с данными сербов. Кстати, по сведениям из югославских источников «разбилось» не два, а три «Апача», один из которых гранатометом «Муха», точнее его югославской копией «Золей», сбили бойцы отряда сербского спецназа (в составе отряда находилось десять добровольцев из России), углубившиеся в ходе преследования косоваров на территорию Албании.

Согласно данным авторитетного английского журнала «World Air Power» запрет на использование «Апачей» над Косово наложил лично Билл Клинтон. В интервью корреспонденту журнала один из летчиков группы «Хоук» сказал: «Генерал Уэлсли Кларк (командующий силами НАТО) ежедневно запрашивал «добро» на использование боевых вертолетов, но так его и не получил — нас остановили на самом высоком уровне». Работу боевых вертолетов в Косово выполняли «ганшипы» АС-130U.

По горячим следам командир группы «Хок» бригадный генерал Ричард Коди подготовил отчет о деятельности своего соединения в Косово. В отчете значительное место уделено критике «Апача». По мнению Коди экипажи АН-64А не имели достаточной подготовки для поражения объектов югославской народной армии. Нелицеприятные высказывания бригадного генерала дополняет меморандум, написанный начальником штаба армии США генералом Эриком Шинсеки, в котором делается попытка объяснить, почему 24 вертолета «Апач», входившие в группу «Хок», не приняли участия в боевых действиях. Одной из причин являлась низкая профессиональная подготовка летчиков вертолетов, ранее дислоцировавшихся в Германии. Среди других причин — серьезные дефекты радиосвязного оборудования, аппаратуры РЭБ и топливной системы.
Стоит остановиться на общем месте обоих докладов — низкая профессиональная подготовка экипажей. Как же могло получиться, что летчики и операторы вооружений одного из лучших в армии США (других в Европе не держат) подразделений оказались не способны выполнить поставленные задачи? На самом деле особой загадки в этом нет. Экипажи летали над относительно равнинной местностью Западной Европы, опыт полетов в горах имели минимальный, тем более— опыт полета в горах ночью. «Конек» же американских боевых вертолетов — как раз нанесение точечных ударов в темное время суток или в сложных метеоусловиях. Темную ночь в ясный день, по идее, должна превращать обзорно-прицельная система TADS/PNVS, включающая тепловизионный и низкоуровневый телевизионный каналы. Однако претензий к работе тепловизоров у экипажей хватает еще со времен «Бури в Пустыне».

После войны в Заливе американцы детально разбирались с недостатками ИК системы обзора передней полусферы, в результате исследований летчики и операторы вооружения «апачей» стали практиковать полеты в темное время суток с очками ночного видения (ОНВ). Стоит напомнить, что одним из широко в свое время рекламируемых достоинств системы TADS/PNVS являлся отказ от ОНВ, которые полностью должен был заменить тепловизор.

Анализируя конкретный театр боевых действий – Албанию и Косово — с его горным рельефом и частыми изменениями погоды, американцы пришли к выводу о необходимости использования как ИК системы переднего обзора FLIR, так и очков ночного видения. Летчикам вертолета АН-64А, входивших в группу «Хок», отводилось только три недели на тренировки в полетах с очками ночного видения. Этого времени оказалось недостаточно. На фоне неучастия группы «Хоук» в широкомасштабных боевых действиях из-за недоработок ночной обзорно-прицельной системы действия российских вертолетчиков в Чечне выглядят просто героическими. На подавляющем большинстве Ми-8 и Ми-24 приборы ночного видения - не что иное, как глаза членов экипажей.

Опасения вызывали бортовые средства обороны «Апачей». Аппаратура РЭБ вертолета АН-64А «также ненадежна и неэффективна». По словам Коди, летчики «не уверены в работе приемника предупреждения об электромагнитном облучении APR-39, аппаратуре постановки активных помех в электромагнитной ALQ-136 и инфракрасной ALQ-144 областях спектра». По мнению Коди, системы APR-39, ALQ-136 и ALQ-144 требуют замены. Это признание — еще один камешек в огород «блестящих» действий авиации НАТО, «полностью» подавившей ПВО сербов. Если ПВО противника подавлена, —зачем аппаратура РЭБ? Блоки отстрела ловушек и станция ALQ-144 еще могут понадобиться для постановки помех ракетам ПЗРК, но вот другие системы предназначены для борьбы с более мощными ракетными комплексами.
Операция «Союзническая сила» завершилась 10 июня принятием Югославией российско-финского плана мирного урегулирования. В Косово готовились хлынуть «миротворцы». Обеспечение действий сухопутных войск возлагалось на вертолетные подразделения. Англичане для выполнения поставленных задач привлекли вертолетные силы ВВС (SHF — Support Helicopter Force). Необходимое количество вертолетов определялось из расчета гарантированной одновременной перевозки пехотной роты — восемь двухвинтовых машин «Чинук» HC.Mk2.

Бросок на борту «Чинуков» пехоты 5-й английской воздушно-десантной бригады в Косово был назначен на 11 июня — первый день запланированной операции «Джойнт Гардиан» — ввода сил KFOR в Косово. Вертолеты сосредоточились в лагере 5-й бригады Кэмп-Пайпер, разбитом в предместье Скопье. Перед десантниками стояла задача «оседлать» горный проход длиной 10 км, ведущий к приграничному косовскому городу Качаник, расчистить завалы на дороге, проверить безопасность туннелей и снять сербские мины. Согласно договоренности югославская армия оставляла горный проход без боя и без «сюрпризов», тем не менее, штаб генерала Джексона хотел исключить любую возможность саботажа соглашений. Операции по захвату ущелья придавалось большое значение—трасса Скопье — Качаник является единственным приличным шоссе, соединяющим Македонию с Косово. В случае блокирования сербами горного дефиле вступление миротворцев в Югославию могло задержаться на несколько дней.

В преддверии начала операции в Петрович, поближе к границе, перелетели американские вертолеты. Для вторжения в Косово янки сформировали новую группу «Тэск форс 12», в которую вошли 12 «Апачей» батальона 6-6 из группы «Хоук», 11 транспортных «БлэкХоуков» и четыре «Чинука». Морская пехота США обозначила свое присутствие в Македонии вертолетной эскадрильей НММ-365 — «Task Force Falcon».
От Англии и США не отставали их союзники по НАТО: в Куманово прибыли двадцать французских «Пум», вертолеты UH-1D и CH-53G вооруженных сил Германии приземлились в Титове и Охриде. Предстоящие действия вертолетчиков тесно увязывались с планами сухопутных войск. Так, «Пумы» должны были действовать совместно с французской воздушно-штурмовой бригадой, а немецкие вертолеты — в интересах подразделений 12-й панцербригады.

К моменту подписания соглашения с представителями Югославской народной армии штаб Джексона четко распланировал маршруты движения колонн, места высадки вертолетных десантов. Окончательно уточнить обстановку на маршрутах – состояние мостов, сложных участков дорог, а также провести разведку позиций сербской ПВО — должны были спецназовцы из SAS и разведвзвода 5-й бригады. Британские спецподразделения действовали в приграничных районах в течение всей операции «Союзническая сила». Западные источники, однако, ограничивают район их операций только Македонией, что вряд ли соответствует действительности. Достаточно вспомнить факт пленения на территории Косово трех американцев из сил специальных операций. О размахе действий англичан говорит факт придания спецназовцам вертолетных подразделений. На бойцов SAS «работали» «Чинуки» 7-й эскадрильи RAF. Высаживать разведчиков в Косово предстояло как раз этим «Чинукам» в сопровождении «Линксов» AH.Mk7 из 657-м эскадрильи.

Итак, пользуясь избитым сравнением, 11 июня все пуговицы на мундире последнего солдата KFOR были пришиты, однако тщательно спланированная операция сорвалась, точнее — ее сорвали. Увы, не часто за последние годы мы испытывали гордость за Российскую армию, Косово — яркая вспышка лучших традиций русского воинства на более чем сером фоне будней.

Утром 11 июня разведка США сообщила, что на маршруте в косовский международный аэропорт Слатина находятся российские Ил-76 с примерно 5.000 «голубых беретов». Генерал Джэксон отдал приказ форсировать операцию, не тратя время на захват «ключевых пунктов маршрутов». Требовалось срочно занять аэропорт Слатина до подхода русских, высадив с «Чинуков» солдат 5-й бригады. Главком НАТОвцев Уэлсли Кларк одобрил план Джексона. К вечеру десантники заняли места в грузопассажирских кабинах вертолетов. Моторы «Чинуков» взревели, закрутились огромные несущие винты. Вертолеты с работающими двигателями простояли в готовности N 1 пятнадцать минут, но команду на взлет командиры экипажей так и не получили. Высшие руководители США, Англии и Франции отменили акцию, опасаясь прямой конфронтации с Россией. Скоропалительная высадка не состоялась, а время начала операции «Joint Guardian» было перенесено на 5.00 12 июня.

Первые сведения о 5.000 русских десантниках оказались несколько преувеличенными: в Слатину шло всего 200 десантников, и не на Ил-76, а по земле, из Боснии. Как только в штабах НАТО появилась уточненная информация, с новой силой началось планирование «предупреждения» русских. По тревоге подняли разведвзвод 5-й бригады и взвод SAS — те самые, которым первыми предстояло высаживаться в Косово с вертолетов. Спецназовцы в спешном порядке загрузились в «Геркулес» английских ВВС. С-130 пошел на взлет в предрассветный час 12 июня. По не установленной причине самолет, не успев набрать высоты, разбился — 40 спецназовцев погибли. Теперь уже никто не мог воспрепятствовать стремительному броску усиленной парашютно-десантной роты ВДВ ВС России.

Стоит напомнить, как готовился и проводился стремительный бросок роты десанта из Боснии в Косово. К сожалению, большинство отечественных средств массовой информации предпочитают смаковать подробности неудач российской армии, уделяя неоправданно малое внимание успехам. Насколько известно автору данной статьи, более-менее подробно марш-бросок освещался лишь на страницах еженедельника «Независимое Военное Обозрение» и журнала «Солдат Удачи».

Конечная точка маршрута — аэропорт Слатина — была выбрана не случайно. Слатина являлась стратегическим объектом — единственным на тот момент косовским аэродромом, способным принимать все типы военно-транспортных самолетов. Замысел операции готовился офицерами Главного оперативного управления Генштаба России под руководством генерал-полковника Юрия Балуевского. 10 июня, после утверждения плана начальником Генштаба генералом армии Квашниным и министром обороны Сергеевым, документ был доложен Ельцину. Интрига заключалось в том, что бросок десанта во избежание утечки информации не согласовывался с МИДом. Президент одобрил план, и сразу же в Углевик, где находился штаб российской бригады сил SFOR, ушла директива Генштаба на проведение операции.

По воспоминаниям рядового участника, подготовка марш-броска на месте, в Боснии, началась 9 июня. Проблема заключалась в невозможности скрытно от американцев перебросить 200 солдат из боснийского контингента, насчитывавшего всего 1340 человек, в Косово. А перебросить их требовалось втайне, в конце концов, что такое 200 «голубых беретов» против нескольких тысяч откормленных бойцов НАТО, десятков вертолетов и танков, сосредоточенных на границах Косово? Десант могли задавить просто числом, без единого выстрела, и не пропустить в югославскую автономию вообще. Плюс поднять шумиху в средствах массовой информации. Вспомните, год назад множество «независимых» российских обозревателей не упускали случая пнуть высшее руководство страны даже за словесную поддержку «режима Милошевича». Вспомнили? А теперь представьте, какой бы вой поднялся в случае преждевременного обнародования факта выступления «вооруженной до зубов» десантной роты, выступления на помощь Милошевичу, естественно. В истинных целях и задачах операции никто бы и не стал разбираться. Поэтому меры по дезинформации руководства многонациональной дивизии «Север», в зоне ответственности которой базировались российские десантники, разрабатывались очень тщательно.

О выдвижении колонны БМД вечером 10 июня из района базирования к полевому аэродрому американцы узнали моментально. Все внимание НАТОвских штабистов сосредоточилось на этой колонне, тем временем к маршу форсированными темпами готовились 200 бойцов. Ну не могли подумать янки, что можно войти в охваченную войной страну без бронетехники, авиационной поддержки. Сравните, какие силы планировали привлечь англичане, дабы захватить прифаничное десятикилометровое ущелье. В пять часов утра 11 июня оперативная группа двинулась из Боснии в Косово. Оперативная группа - по западным стандартам сказано очень громко: в ней насчитывалось полтора десятка бортовых «Уралов», две командно-штабных машины и несколько БТР Янки почувствовали неладное, когда колонна рванулась к югославской границе. На запрос командира дивизии «Север» — куда идет колонна, россияне ответили:
«Карты у нас старые, командиру колонны хотели дать команду по радио, да связь у нас, сами знаете, хреновая». «Дымовую завесу» усилило заявление командующего ВДВ России генерал-полковника Георгия Шпака, сделанное днем 11 июня: «Ни одно подразделение российской бригады не вступало на территорию СРЮ». В это время «Уралы» и БТР мотали на колеса километры сербских дорог — Нови Сад, Белград, Ниш. В Нише колонну встречали также, как, наверное, встречала Красную Армию восставшая в мае 1945 г. Прага. В Слатину десант вошел на рассвете 12 июня — блестящий 700-километровый марш-бросок завершился.
Аэродром полностью перешел в руки «голубых беретов». Россия из почти наблюдателя процесса урегулирования Балканского кризиса превратилась в ключевого игрока. А вот дальше последовала непонятная и малообъяснимая пауза. Подкрепление десантникам задерживалось. Между тем солдаты сразу же попали под мощнейшее психологическое давление — с 11 часов над взлетно-посадочной полосой стали появляться вертолеты, видимо «Линксы» и «Апачи»* [Западные источники скромно умалчивают о действиях вертолетных подразделений в районе Слатины днем 12 июня, а в опубликованных журналом «Солдат Удачи» воспоминаниях участника событий из состава парашютно-десантной роты тип вертолетов не уточняется].
Все попытки высадки десанта с вертолетов пресекались «голубыми беретами»: как только «вертушка» заходила на посадку — в точку встречи геликоптера с землей моментально устремлялся БТР с намерением таранить противника-союзника. Нервы оказались крепче у россиян: несколько вертолетов смогли приземлиться в Слатине только после переговоров с командованием «голубых беретов». Дальше начались сплошные переговоры с российской стороной и стремительный ввод войск в Косово со стороны НАТО. Стратегический успех роты десанта развития не получил — видимо не зря Генштаб не подключил МИД к планированию марш-броска; кто знает, останься военные «разрулировать» ситуацию, может, и не произошел бы исход сербов из Косово. А вот в непосредственный вооруженный конфликт российских войск и сил НАТО не верится при любом возможном ходе развития событий вокруг Слатины. Как бы то ни было, но вечером 12 июня на аэродроме приземлились не Ил-76 с тяжелой техникой и «свежим» спецназом, а два «Линкса» АН.Мк9 из 659-й эскадрильи. На борту одного из вертолетов находился генерал Джексон.
Ввод сил KFOR начался со стороны Македонии. Первыми косово-македонскую границу пересекли утром 12 июня пять английских «Пум» с десантом, их сопровождали два «Апача». В следующей волне шли восемь «Чинуков», которые также эскортировали американские боевые вертолеты. Вертолеты высадили солдат и «Лендроверы» непосредственно на шоссе. За три с половиной часа все задействованные в операции подразделения 5-й бригады были переброшены в район дефиле. Командир бригады руководил переброской войск с воздушного командного пункта, в роли которого выступал «Линкс» AH.Mk9 из 659-й эскадрильи. Теперь безо всяких препятствий в Косово хлынули британские танки, направление движения — Приштина.
На следующий день английские геликоптеры занимались перевозкой 1-го батальона британского парашютно-десантного полка в Приштину; их, как и в первый день, прикрывали «Апачи». Французские вертолетчики проявляли гораздо меньшую активность, нежели их британские и американские коллеги: «Пумы» с красно-бело-синими кокардами выполнили несколько полетов на рекогносцировку районов Косово, по которым пролегал маршрут движения французских подразделений.

Ввод войск НАТО в Косово произошел без особых эксцессов (если не считать «пощечины» со стороны российского десанта) и без потерь в личном составе и технике. Силы KFOR обосновывались всерьез и надолго. Соответственно менялись и задачи вертолетчиков. Несмотря на достигнутые договоренности об отводе соединений югославской армии из Косово, НАТОвские офицеры не исключали возможности возникновения боевых столкновений местного масштаба. В этих условиях генерал Джексон принял решение все вертолеты RAF свести в личный аэромобильный резерв быстрого реагирования. В состав резерва вошла также рота Королевского полка гуркхов. Вертолеты и пехота дежурили в 30-минутной готовности к вылету на базе в Петровиче, кроме того, одна «Пума», приданная 2-й бронеполевой медсанчасти, находилась в Приштине. Там же, в Приштине, базировались два «Линкса» 659-й эскадрильи, предназначенные для перевозок Джексона и офицеров его штаба.

С началом мирного, так сказать, урегулирования в Косово вертолеты приступили к обеспечению гуманитарных операций. Последствия бомбардировок наглядно проявлялись в разрушенных мостах, туннелях, участках дорог. В этих условиях безаэродромная авиация оказалась очень кстати. Посильный вклад в дело оказания помощи мирному населению внесла ООН — ооновская служба WFP (World Food Program - всемирная продовольственная программа) арендовала у компании Бристоу Геликоптер два пассажирских S-61N. Вертолеты с голубыми буквами UN на фюзеляжах приступили к работе по доставке продовольствия, медикаментов и одежды жителям разрушенных деревень в ночь с 19 на 20 июня.
S-61N базировались на импровизированной площадке Бразда в Македонии. Гуманитарные операции являлись важной, но не главной задачей вертолетных подразделений. Основная задача — контроль над ситуацией в крае, предупреждение межэтнических столкновений, патрулирование границы с Сербией. Сил для выполнения этих операций явно не хватало, пришлось увеличивать численность вертолетного парка в Косово. Первой в середине июня на базу в Петрович прибыла 408-я эскадрилья канадской армии с восемью вертолетами Белл СН-416 «Гриффон». Канадцев придали 4-й английской бронетанковой бригаде.
К авиационной группировке KFOR 18-й противотанковый батальон бельгийской армии присоединился 12 июля. В состав объединенных авиационных сил KFOR входили только британские, бельгийские и голландские («Чинуки» 298-й эскадрильи действовали с базы Фарка, район Тираны, Албания) вертолетные подразделения, вертолетчики остальных стран оставались под национальным командованием. Шесть итальянских А-109 использовались для VIP-перевозок и ведения разведки.

Основной базой вертолетов армии США по-прежнему оставался лагерь Кэмп-Эйбл-Сентри в Македонии, откуда экипажи летали на выполнение заданий в Косово. «Апачи» вели патрулирование местности. Для увеличения радиуса действия использовались подвесные топливные баки и дозаправка на передовом пункте базирования англичан в Липлянах; топливные баки позволяли вести патрулирование в течение 2,5 ч. Боевые вертолеты применялись для поиска и уничтожения вооруженных групп как сербов, так и албанцев, предупреждали поджоги сербских деревень. Днем над Косово обычно «крутились» два АН-64А, ночью — патруль состоял из четырех пар «апачей». Практиковались также совместные действия боевых вертолетов с транспортными «Блэк Хоуками». Два «Апача» и один UH-60 с отделением пехоты на борту представляли весьма удачное сочетание огневой мощи АН-64А с возможностью быстрой доставки пехоты для детальной разборки острой ситуации. Типовой вариант боевой нагрузки «Апача» при выполнении патрулирования над Косовом включал четыре ПТУР AGM-114C/F «Хеллфайр» и один блок НАР на одном крыле и 870-литровый подвесной топливный бак — на другом.

К концу июля в Косово работали более 100 вертолетов, действовавших с баз как в самом Косово, так и в Македонии и Албании. В конце месяца началась первая ротация вертолетных подразделений, в ходе которой парк английских «Чинуков» и «Пум» уменьшился наполовину, «Апачей» батальона 6-6 сменили восемь боевых вертолетов АН-64А и восемь разведчиков OH-58D «Кайова Уорриер» из 1-го батальона 1-го авиационного полка. Для обеспечения действий вертолетов были построены специальные базы: американцами - Кэмп Бондстил и Монтейт, французами — Плана, итальянцами — Печь; немецкие саперы реконструировали площадки в Титове, Охриде и Призрене. Российскому контингенту удалось закрепиться в Слатине, где вместе с нашими соотечественниками размещаются англичане. В Слатине базируются семь Ми-8 и четверка боевых «крокодилов» — вертолетов Ми-24.

В марте 2000 г. после обострения обстановки в результате межэтнических столкновений в районе Косовска-Митровица правительство Великобритании приняло решение направить в Косово дополнительный воинский контингент, в том числе и два вертолета «Газель», оборудованных средствами визуального наблюдения и видеозаписывающей аппаратурой. Перед экипажами вертолетов поставлена задача вести наблюдение за боевиками Армии освобождения Косово.

В данной статье слово миротворцы часто бралось в кавычки, тем не менее, автор ни в коей мере не хотел бросить тень на действия миротворческих сил в целом. Однако ситуация в Косово больше всего подходит под традиционную российскую привычку сначала создать трудности, а потом их героически преодолевать: стратеги НАТО сначала подготовили авиационными бомбардировками «фронт работ», после чего приступили к проведению «гуманитарной операции». Не удивительно, что сербское население края отнеслось к бойцам KFOR, мягко говоря, неоднозначно. Миротворцы воспринимались именно как «миротворцы». Албанцы, понятное дело, встречали войска НАТО с распростертыми объятиями, однако за прошедший год их чувства успели охладеть. Несмотря на попустительства со стороны KFOR боевикам АОК в частности и албанцами в целом, бойцы «Косовских сил» все-таки пытаются быть объективными, в результате чего синяки и шишки достаются как сербам, так и албанцам. Теперь для части албанского населения миротворцы тоже стали «миротворцами». Ситуация сложилась патовая — вывести войска нельзя, поскольку сразу же вспыхнет война между сербами и албанцами, в то же время существующий контингент не обеспечивает в полной мере безопасности жителей края и разоружения отрядов OAK. К сожалению, данная статья скорее всего будет иметь продолжение: вертолеты играют не последнюю роль в Косовском кризисе.

 

Электронная версия статьи Михаил Никольский. «Техника и вооружение. Вчера, сегодня, завтра...» №7 / 2000 г.


Уголок неба. 2004 



 

  Реклама:




            
Rambler's Top100 Rambler's Top100