Реклама...

    


 
 
главная история авиации ввс в локальных конфликтах
   МиГ-23 в Ливане
             
         n  


 

Боевое крещение МиГ-23 произошло в небе Ливана. В целом, истребители ВВС Сирии в ходе активных боевых действий с 6 по 12 июня 1982 г уничтожили в воздушных боях 42 израильских самолета (в том числе, как минимум, пять F-15A и шесть F-16A), а также один ДПЛА, потеряв при этом четыре МиГ-23МС, шесть МиГ-23МФ, 26 МиГ-21бис и 11 МиГ-21МФ. Кроме того, израильским истребителям F-16A удалось уничтожить семь Су-22М и несколько МиГ-23БН. Некоторый перевес в пользу Израиля можно объяснить не только разницей в боевых возможностях авиационной техники, но и широким использованием самолетов ДРЛО и РЭБ, лучше отработанной тактикой боевого применения истребительной авиации, а также более высокой летной и тактической подготовкой летчиков. Оценивая МиГ-23, один "крупный израильский военачальник", пожелавший остаться инкогнито, в интервью журналу Flight International заявил: "Мое мнение... таково: советские самолеты очень хороши, судя по тому, что мы знаем об их возможностях и что видели на практике. Однако сирийские летчики часто действовали не тогда, когда нужно, и не там, где нужно...".

Однако, несмотря на в целом благоприятный для Сирии итог боев, США и Израиль сумели добиться выдающейся победы в информационной войне. Из опубликованных на Земле обетованной данных следовало, что израильские ВВС в воздушных боях над Ливаном записали в свой актив 102 сбитых сирийских самолета и потеряли при этом всего одну свою машину, уничтоженную огнем с земли. Американские информационные агентства практически полностью повторили эти, мягко говоря, неточные сведения и разнесли их по всему миру. В подходе к освещению конфликта израильскими СМИ нет ничего удивительного - война есть война, и в конце концов каждый историк знает, что сообщения "Совинформбюро", германского министерства пропаганды или сводки американского командования - малоподходящие источники для изучения хода второй мировой. Однако США сумели использовать свою самую мощную в мире пропагандистскую машину для дискредитации авиационной промышленности СССР, а также продвижения на мировой рынок своей авиационной техники, в частности, F-16, которым создавалась репутация "убийц МиГов".

Серьезные западные специалисты неоднократно подвергали сомнениям израильские данные. Так, президент Вашингтонского центра международной безопасности Дж. Чорба, посетив Израиль по поручению американского правительства сразу же после окончания боевых действий в Ливане, признался, что ему отказались предоставить сколько-нибудь конкретную информацию о применении в боевых действиях "новых образцов американского оружия". Робкие попытки советских властей через агентство ТАСС опровергнуть израильскую версию боев в Ливане и "спасти лицо" отечественного авиапрома оказались запоздалыми и неумелыми. Заявление ТАСС от 15 августа 1982 г. о том, что "в ходе боевых действий над долиной Бекаа сирийскими вооруженными силами было уничтожено около 70 израильских самолетов, втом числе и машины новейших типов", осталось практически незамеченным ни за рубежом, ни в СССР. Результаты этого пропагандистского поражения практически сразу же сказались на экспорте МиГ-23. Так, летом 1982 г. велись переговоры о поставках партии этих истребителей в Перу, однако после боев на Ближнем Востоке заинтересованность этой страны в приобретении МиГов явно ослабла, и сделка не состоялась. Безуспешно завершились и попытки поставить МиГи Аргентине, ВВС которой понесли огромные потери в ходе Фолклендской войны, а также Финляндии, ранее ориентировавшейся на закупку самолетов в СССР.

Затишье в Ливане оказалось недолгим. 18 июля израильтяне нарушили режим прекращения огня. В возобновившихся воздушных боях обе стороны снова понесли потери, в том числе был сбит один МиГ-23. В августе советское руководство приняло решение о поставке Сирии новых партий военной техники, в том числе и 50 МиГ-23МЛ с ракетами Р-24. Это способствовало изменению качественного соотношения сил в воздухе в пользу арабов.

Как известно, конфликт в Ливане имел продолжение. В середине сентября у побережья этой страны начали сосредотачиваться военные корабли США, Англии, Франции и Италии. Американцы в ультимативной форме предложили сирийцам покинуть Ливан. В ответ на это в январе 1983 г. СССР оказал Дамаску непосредственную военную помощь, направив свои воинские части, главным образом, ПВО. В Сирии разместили ЗРК С-200, имеющие максимальную дальность поражения 200 км. Дальнейшее обострение отношений между участниками конфликта привело к установлению в декабре 1983 г флотами стран NATO морской блокады побережья Ливана. Американские линкоры начали обстрел сирийских позиций, а израильская авиация возобновила бомбардировки в долине Бекаа. В свою очередь, сирийцы нанесли ракетно-бомбовый удар по корабельной группировке NATO в районе Джуния, вынудив английский и итальянский отряды отойти к Кипру. В этот период средства ПВО сирийской армии сбили девять американских самолетов F-14A "Томкэт" и А-6Е "Интрудер", а также два французских "Супер Этандара", а советские расчеты ЗРК С-200 уничтожили на дистанции порядка 170 км самолет ДРЛО Е-2С "Хоукай" и три американских беспилотных разведчика "Файрби".

4 октября в бой впервые вступили и новые сирийские МиГ-23МЛ, в относительно короткий срок сбившие с "сухим счетом" два израильских F-15A. Несколько позже они, также без потерь, уничтожили еще один "Игл" и один "Фантом". Эффективные ответные удары (не в последнюю очередь - удачные воздушные бои МиГ-23МЛ против F-15A) охладили решимость американцев продолжать давление на Сирию. В конечном счете удалось достичь относительного политического урегулирования в Ливане, и военные столкновения между Сирией и Израилем постепенно прекратились. Последний воздушный бой над Ливаном произошел, вероятно, в 1985 г.: израильтяне объявили об уничтожении двух МиГ-23, сирийцы эти данные не подтвердили.

Таким образом, в ходе воздушных боев на Ближнем Востоке с 1982 по 1985 гг. МиГ-23 уничтожили 12 самолетов противника (в том числе, как минимум, пять F-16 и три F-15), при своих потерях в 11-13 машин. Не такой уж плохой баланс, если учесть, что большинство "двадцать третьих" относились к далеко не самым последним модификациям, а противостояли им наиболее современные в то время американские истребители четвертого поколения, в кабинах которых сидели летчики, имевшие, пожалуй, лучшую в мире профессиональную подготовку. В боях над Ливаном были продемонстрированы как сильные, так и слабые стороны МиГ-23. К первым относились высокие скоростные и разгонные характеристики, дававшие возможность выполнять стремительную атаку и выходить из боя с высокой скоростью (по мнению ряда западных специалистов, МиГ-23 при умелом пилотировании был способен успешно атаковать и выходить из атаки при встрече с любым другим истребителем). Определенные шансы на победу давала МиГу и способность к относительно длительному скоростному полету на малой высоте с крылом, установленным в положение максимальной стреловидности: F-15 и F-16 с низкой удельной нагрузкой на крыло испытывали у земли слишком сильную тряску, и такую "езду по булыжной мостовой" не могли долго выдерживать даже хорошо тренированные летчики.

В то же время МиГ-23 несколько уступал F-15 как по максимальной, так и по минимальной скоростям (впрочем, превосходство "Игла" по скорости было скорее теоретическим: на практике "2,5-маховый" F-15 не мог превышать М=2,3). Слабой стороной "двадцать третьего" явилась худшая горизонтальная маневренность по сравнению с новейшими американскими машинами. До скорости 1200 км/ч МиГ-23 имел меньшую располагаемую перегрузку, чем F-15, а следовательно, и меньшие угловые скорости разворота, а также большее время виража (проигрыш МиГа по установившейся угловой скорости разворота на скорости 900 км/ч составлял для различных высот 2-6╟/с). Однако при скоростях свыше 1200 км/ч преимущество постепенно переходило к МиГу. Несколько уступал МиГ-23 американской машине в разгонных характеристиках при угле стреловидности 45╟ и маневрировании с перегрузками, близкими к предельным. Это позволяло F-15 в ходе боя постепенно накапливать превосходство в энергии (по скорости и высоте). Потребная скорость ввода МиГ-23 в вертикальный маневр была также несколько выше, чем у F-15. Максимальная высота ввода в петлю Нестерова для МиГа составляла 4000 м, а для F-15 - 7000 м, при этом в верхней точке вертикальных маневров МиГ-23 имел меньшую скорость, чем "Игл".

Радиолокационный комплекс американского самолета обладал определенными преимуществами перед РЛС МиГ-23МФ, и особенно МиГ-23МС. Однако возможности усовершенствованных МиГ-23МЛ и F-15A оказались примерно равными. Установленная на "Игле" РЛС AN/APG-63 была в состоянии обнаружить МиГ-23 на максимальной дальности до 100-110 км (при курсовом угле 90╟), а МиГ-23МЛ "видел" противника при тех же условиях на удалении 90-95 км. Радары обоих самолетов имели возможность обнаруживать цели на фоне земли. Хотя зона обзора AN/APG-63 по азимуту вдвое превосходила зону обзора РП-23 (соответственно, +/-60 и +/-30╟), разрешение по угловым координатам у советской станции было в 1,5 раза лучше, чем у американской, что позволяло, в частности, скрывать от противника истинное число самолетов, летящих в плотном строю.

Теоретически, если сравнивать опубликованные в начале 80-х гг. характеристики другого американского самолета четвертого поколения - легкого истребителя F-16A с реальными данными МиГ-23, то превосходство заокеанской машины над ним в ближнем бою (по угловым скоростям разворота, разгонным характеристикам и в вертикальном маневре) должно было получиться еще более впечатляющим, чем у F-15A. Однако результаты сражений над долиной Бекаа не показали столь явных преимуществ F-16A. Более того, выяснилось, что по ряду показателей (в частности, разгонным характеристикам) последние модификации МиГ-23 не только не уступают, но и несколько превосходят возможности американской машины.

Причина такого конфуза заключалась в несоответствии реальных возможностей F-16A и его рекламных параметров, попавших во все авиационные справочники мира. Так, сообщалось, что нормальная взлетная масса F-16A (с двумя УР "Сайдвиндер", без ПТБ) составляет немногим более 10 т. При заявленной форсажной тяге двигателя Пратт-Уитни F100-PW-200 в 11340 кгс это обеспечило тяговооруженность более 1,1 при удельной нагрузке на крыло 370 кг/м2 (соответствующие параметры МиГ-23МФ составляли 0,8 и 440 кг/м2). В действительности нормальная взлетная масса F-16A, поставленных Израилю, превышала 11000 кг, а максимальная тяга ТРДФ была лишь 10800 кгс. При этом израильтяне тут же принялись усовершенствовать свои истребители, что привело к неизбежному увеличению веса. В итоге взлетная тяговооруженность F-16A составила чуть более 0,9, а удельная нагрузка на крыло - 430 кг/м2, т. е. американский самолет почти "опустился" до уровня МиГ-23МФ и практически сравнялся с более легким МиГ-23МЛ.

Интересно отметить, что в отличие от рекламных игр создавшей F-16 "Дженерал Дайнэмикс" фирма "Макдоннелл-Дуглас" - поставщик F-15 -всегда старалась сообщать достаточно достоверную информацию о своих самолетах. Поэтому оценки боевых возможностей "Игла", сделанные авиационными специалистами до конфликта 1982 г., в ходе боевых действий практически полностью подтвердились. "Макдоннелл-Дуглас" проявила добросовестность и в предоставлении информации об итогах боевого применения своих машин, сообщив, что в 1979-82 гг. F-15А ВВС Израиля сбили 56,5 сирийского истребителя (один МиГ-21 "Игл" поделил с "Кфиром"). Это с точностью до самолета согласуется с сирийскими данными. В то же время, объявленные "Дженерал Дайнэмикс" 45 побед F-16 одержаны, в подавляющем большинстве, лишь на бумаге. Определенное тактическое превосходство давал F-15 и F-16 значительно лучший обзор из кабины летчика (в одном из западных журналов МиГ-23 был назван "истребителем с обзором как из бронетранспортера"). В то же время наличие на МиГах автоматической системы командного наведения "Лазурь" (аналога которой не было на F-15 и F-16) могло бы обеспечить сирийской авиации преимущества в организации управления боем. Однако поставленная из СССР наземная аппаратура не была введена в строй, к тому же сирийцы не располагали над Ливаном сплошным радиолокационным полем для ее эффективного использования. Кроме того, израильтянам в начале боевых действий удалось уничтожить развернутый в Ливане сирийский центр управления истребительной авиацией.

Теоретически советские УР Р-23Р несколько уступали американским ракетам средней дальности AIM-7E "Спэрроу". Кроме большей дальности пуска (33 км против 23 км на большой высоте, 16 и 9 км на малой), американская ракета могла поражать цели, маневрирующие с большими перегрузками (соответственно - 7 и 5) и в более широком диапазоне курсовых углов. Затрудняла применение оружия средней дальности, установленного на МиГ-23МФ, довольно сложная и длительная процедура предпусковой подготовки. Так, один из сирийских летчиков привез из боя превосходное изображение F-16, запечатленное на пленке кинофотопулемета, тогда как сам израильский истребитель отделался лишь испугом: сириец не успел правильно изготовить оружие к пуску и ракета ушла "в молоко". Однако сравнивая результаты реальных пусков Р-23Р и AIM-7E, нельзя не признать, что сирийцы добились значительно большего относительного числа попаданий, чем их противники. С появлением в составе ВВС Сирии МиГ-23МЛ с ракетами Р-24 превосходство в оружии средней дальности полностью перешло к арабам.

По ракетам ближнего боя МиГ-23МФ и МиГ-21 бис несколько превосходили противника. Советские УР Р-60 и Р-60М оказались более эффективными, чем новейшие американские А1М-91_"Сайдвиндер", совсем недавно с большим успехом использованные англичанами в Фолклендской войне. В частности, определенное преимущество в ближнем бою летчикам МиГов давала система предстартового целеуказания ракет, расширявшая зоны возможных пусков на малых дальностях по самолетам, маневрирующим с большими перегрузками (аналогичными возможностями F-15A и F-16A не обладали).




 





Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100