Реклама...

    


 
 
главная история авиации ввс в локальных конфликтах
   Спитфайеры над Китаем
             
         n Кертис Пиблз  



Нападение Китая породило панические настроения. Поражения американских и южнокорейских войск в боях с китайцами, сообщения разведки о перемещениях советских войск в Восточной Европе заставили многих политических и военных руководителей в США поверить, что Советский Союз вот-вот начнет войну против Западной Европы и нанесет удар с воздуха по Соединенным Штатам.

Президент Трумэн заявил, что нация и государство находятся в опасности, и поэтому он использует чрезвычайные полномочия, после чего объявил призыв в Национальную гвардию, вызвал из отставки генерала Дуайта Эйзенхауэра и назначил его Верховным главнокомандующим союзными войсками в Европе. Комитет начальников штабов пересмотрел свои военные планы и предупредил руководство США об опасности глобальной войны. Председатель Комитета начальников штабов генерал армии Омар Брэдли указывал, что необходимо исследовать вопрос о том, как использовать воздушную разведку для выявления приготовлений к войне со стороны СССР. Он считал, что от коротких полетов вдоль границы надо перейти к проникновению вглубь воздушного пространства Советского Союза.

В декабре 1950 г. заместитель начальника штаба ВВС генерал Натан Твайнинг докладывал президенту Трумэну о наличии самолетов для воздушной разведки. Всего за два месяца до этого полет пилота над территорией СССР считался слишком рискованным. Теперь, когда США находились под угрозой ядерного нападения, ситуация изменилась. Позже Твайнинг вспоминал, что Комитет начальников штабов хотел использовать новые В-47В, которые только запускались в производство. Предполагалось оснастить самолет камерой, установленной в специальной капсуле в бомбовом отсеке. Планировалось осуществить полеты над советским Дальним Востоком: один над северным побережьем Сибири, а другой южнее, вдоль берега, лежащего напротив Японии. Рассмотрев этот план, Трумэн подписал документы, разрешающие оба полета. 4 января 1951 года штаб ВВС наметил полет В-47В на весну 1951 г. Хотя первоначально планировалось использовать два самолета, только один из четырех выпущенных тогда В-47В прошел модернизацию. Этот самолет с серийный номером 492645 должен был вылететь 25 апреля 1951 г. Кроме капсулы с камерой на нем установили специальный компас, автопилот и гидросистему для определения направления полета в высоких широтах. Для полета отобрали пилота полковника Ричарда Нила, который в свое время испытывал самолет В-47.

Теперь в американской программе разведывательных полетов участвовали и британцы. По одному из замечаний, сделанных президентом Трумэном в беседе с журналистами 30 ноября, можно было сделать вывод, что США готовы использовать в Корее атомную бомбу, причем решение предстояло принимать генералу Дугласу Маккартуру. Узнав об этом, британский премьер-министр Клемент Эттли вылетел в Вашингтон. Он прибыл 4 декабря, уже зная о том, что Трумэн не принимал подобного решения и что все, касающееся применения ядерного оружия, находится в компетенции президента, а не Маккар-тура. Премьер-министр Эттли подчеркнул, что война против Китая создает угрозу нападения советских войск на Европу.

Именно тогда или немного позже Трумэн и Эттли тайно договорились о том, чтобы разделить ответственность за секретные полеты и разработать совместную разведывательную программу по сбору информации о западной части СССР. Соединенные Штаты брали на себя поставку самолетов RB-45C и подготовку экипажей, которые будут совершать полеты. В принципе осталось неясным, обещал ли Трумэн не использовать ядерное оружие в Корее, но, скорее всего, обещал.

На основании соглашения Трумэна-Эттли американцы и англичане приступили к сотрудничеству. Накануне Рождества 1950 г. лейтенант Королевских ВВС пилот Эдвард Паулз получил сообщение о том, что он назначается командиром подразделения в эскадрилью, которая базировалась в Гонконге; подразделение состояло из двух самолетов-разведчиков ╚Спитфайер╩. На каждом самолете было установлено по две камеры Ф-52 с тридцатидюймовыми линзами.

Первые две недели по прибытии на базу Кайтек в Гонконге Паулз не получил никаких приказов и инструкций относительно своих обязанностей. Затем, в середине января 1951 года, к нему пришел британский офицер, специалист по аэрофотосъемке, положил на стол карту и спросил, сможет ли Паулз совершить разведывательный полет над несколькими китайскими островами в этом регионе. Они обсудили вопрос о том, какие фотографии необходимо сделать, и Паулз сказал, что с радостью выполнит задание. Теперь он знал, в чем будет состоять его работа. Позже Паулз писал: ╚Ничего не было сказано о том, санкционированы ли эти полеты, и я предположил, что они разрешены вышестоящим начальством. Иначе меня не просили бы совершить их и здесь, в Кайтеке, не находились бы самолеты-разведчики ╚Спитфайер╩.

Первый полет над Китаем Паулз совершил 16 января 1951 года. До конца месяца он летал еще три раза и четыре раза - в феврале. Все полеты выполнялись на высоте 9000 метров. Потом Паулза спросили, может ли он с малой высоты сфотографировать аэродром на материковой части Китая. В марте и апреле он совершил еще шесть полетов, в ходе которых снимал объекты с небольшой высоты.

В середине мая Паулза пригласили на беседу в штаб частей ВВС, расположенных в Гонконге. На встрече присутствовали капитан Блэк - шеф морской разведки США, один американский адмирал, двое гражданских лиц из Америки и капитан Королевских ВВС Великобритании. Паулза спросили, может ли он на этот раз совершить полет над гаванью Юйлинь, районом доков и над аэродромом, расположенными на острове Хайнань. Паулзу сказали, что присутствующие не уполномочены приказывать ему совершать полет над Китаем и если он согласится, то может рассчитывать только на себя. В любом случае полет должен проходить на высоте не менее 9000 метров. Если Паулз решится на полет, то в районе острова Хайнань будет дежурить американский эскадренный миноносец и британская летающая лодка ╚Сандерленд╩.

Паулз ответил, что ему необходимо составить подробный план полета, поскольку по дальности он почти пределен для ╚Спитфайера╩, и ему необходимо рассчитать все отрезки маршрута так, чтобы пролететь над всеми названными объектами. Он сказал, что не хочет лететь прямо из Гонконга до Юйлиня и обратно и хотел бы сменить свои позывные, так как они хорошо известны в Гонконге. Время вылета будет зависеть от прогноза погоды, который неблагоприятен для острова Хайнань. Паулзу сообщили, что миноносец и летающая лодка выйдут в место расположения за 24 часа до операции.

Летчик разработал детальный план полета и обсудил его с капитаном Блэком. Они решили использовать позывные ВМФ США, договорились о переговорах в эфире по радиосвязи. Теперь оставалось ждать хорошей погоды. Утром 21 мая благоприятный прогноз был получен, и Паулз сказал капитану Блэ-ку, что полетит на следующее утро.

В 10 часов утра 22 мая 1951 года Паулз вылетел из Кайтека, затем повернул и 100 километров летел на юго-восток. Набрав высоту 9000 метров, он увидел, что примерно одна пятая горизонта на западе, над материковым Китаем, покрыта облаками, а над Тихим океаном небо чистое. Он повернул на юго-запад и направился к точке в 100 километрах от острова Хайнань, где его ждал американский миноносец. Все время полета Паулз видел скопления облаков на западе, а потом - плотные облака на высоте 6000 метров над северной оконечностью Хай-наня. Погода начинала внушать опасения.

За пять минут до того, как достичь следующей поворотной точки, Паулз, используя американские позывные и копируя американский акцент, запросил по радио данные о погоде. Это был сигнал миноносцу и ╚Сандерленду╩, что он достиг места назначения и приблизился к острову. Потом Паулз повернул и 60 километров летел на запад-северо-запад; от следующей точки ╚Спитфайеру╩ предстояло повернуть на север. Паулз находился в 16 километрах от Хайнаня, когда увидел над побережьем острова плотную пелену облаков; ее нижняя кромка начиналась на высоте 8500 метров. Паулз знал, что ему ни в коем случае нельзя снижаться, но, учитывая погоду и другие условия полета, он решил снизиться до 8000 метров и пройти под кромкой облаков. Меньшая высота вынуждала его разделить оставшийся путь не на два, а на три отрезка. Паулз отвернул от острова и сменил временной интервал на контрольном устройстве камеры. Потом Паулз повернул назад по направлению к гавани Юйлинь, достиг точки, с которой предстояло начинать съемку, и лег на курс. Камера работала - горела лампочка индикатора, показывая, что съемка ведется, а Паулз посматривал по сторонам в поисках китайских самолетов, однако ничего не заметил. Пройдя первый отрезок маршрута, Паулз выполнил левый вираж и проверил, охватил ли он съемкой всю местность, а затем направил самолет на второй отрезок маршрута. Когда и он был пройден, Паулз понял, что полностью облетел гавань и район доков.

На значительно большем, чем ожидалось, удалении от гавани он заметил аэродром и решил пролететь прямо над ним. На полпути Паулз увидел, как солнце сверкнуло на корпусах двух самолетов, приближавшихся с севера; это были перехватчики. Он установил показатель высоты и регулятор подачи топлива на максимум и ввинтился в облака. Теперь, спрятавшись от китайских самолетов, Паулз включил камеры, набрал высоту и повернул к точке, находившейся в 80 километрах от острова Хайнань. Оттуда летчик вновь запросил данные о погоде. Это был сигнал о том, что задание выполнено и он возвращается в Гонконг. Миноносец и летающая лодка приняли послание.

Хотя Паулз и выполнил задачу, но полет еще не закончился, а впереди пилота ждали серьезные испытания. У ╚Спитфайера╩ предполагался запас горючего на 20 минут пути до Гонконга. Но поскольку Паулз выбился из полетного графика, фотографируя объекты на острове, топлива у него оставалось всего на пять минут. По пути назад он снизился до 6500 метров, то есть до высоты, считавшейся для ╚Спитфайера╩ оптимальной. Вскоре он вошел в облака, которые наблюдал по пути к цели, и увидел, что плоскости самолета стали покрываться льдом. Он знал, что топлива, чтобы подняться выше облаков, у него нет, и поэтому еще снизился до 4500 метров. Обледенение прекратилось, но летчик понял это, только когда вылетел из облаков.

Когда Паулз достиг Гонконга, в баках его самолета оставалось около 20 литров топлива. По радио он запросил у базы в Кайтеке разрешения на аварийную посадку на 31-й взлетно-посадочной полосе. Ему отказали, так как сила ветра в районе аэродрома достигала 6≈9 м/с. Посадку разрешили на 7-й полосе, которая была слишком короткой, но холмы и здания на ее дальнем конце гасили силу ветра. Когда Паулз заходил на посадку, баки, по показаниям индикаторов топлива, были пусты. Гася скорость, он приближался к посадочной полосе. Самолет еще не достиг ее, а двигатель заглох - топлива не осталось.

Шасси ╚Спитфайера╩ коснулось травы, самолет выкатился на взлетное поле и замер. Полет занял три часа тридцать минут.

До конца 195J года Паулз совершил шестьдесят три полета над территорией Китая и только четыре раза перед вылетами получал специальные инструкции. Каждый раз ему говорили, что полеты не санкционированы и он может полагаться только на себя. Большинство полетов проходило на высоте 9000 метров. Когда Паулз видел самолеты, идущие на перехват, он набирал высоту и поворачивал назад. Если он был уверен, что его не преследуют, то ложился на прежний курс.

Весной 1952 года Паулз продолжал разведывательные полеты, хоть и был обеспокоен тревожными слухами. Он знал, что новый начальник полиции Сингапура видел некоторые фотографии, сделанные им над Китцем, и интересовался, кто разрешал эти полеты, а в конце концов поручил своим подчиненным выяснить, кто делал эти снимки.

Паулз ждал, что его вызовут в Сингапур и заставят давать показания перед трибуналом. Каждый раз, когда звонил телефон, он ожидал услышать плохие новости. А после того как в начале июня 1952 года ему позвонил командующий ВВС Бонхем-Картер, он подумал, что пришла беда. Но звонивший сказал: ╚Поздравляю! Ее Величество королева в знак благодарности награждает Вас крестом Военно-воздушных сил. Паулз ответил, что звонивший, вероятно, ошибся номером, но собеседник уверял его, что он удостоен награды. Паулз был приглашен на ленч и получил недельный отпуск, который провел с женой и сыном.

Позже в июне Паулз поехал в Сингапур, где его поздравили старшие офицеры Королевских ВВС и флота, а также высокопоставленные чиновники. Но во время хвалебных речей он ни разу не услышал

упоминания о территориях, которые фотографировал. И действительно, награду он получил за то, что, ╚кроме проведения аэрофотосъемок в разведывательных целях, выполнял метеорологические полеты в условиях, трудных для проведения фотографирования, а также множество специальных, длительных и опасных полетов, связанных с перевозками грузов╩. Разведывательные полеты, таким образом, упоминались лишь вскользь.

К сентябрю 1952 года почти все важные для разведки объекты на побережье Китая в 600 километрах юго-западнее Гонконга и в 250 километрах северо-восточнее были сфотографированы. То же касалось объектов, находившихся в глубине китайской территории на расстоянии до 160 километров от побережья. Всего Паулз совершил 107 разведывательных полетов. Кроме него полеты совершали и другие пилоты - те, которым он разрешал, потому что всегда предпочитал лететь сам. Он выжимал из ╚Спитфайера╩ все, на что машина была способна, и иногда и больше. Два полета на Хайнань завершались смертельно опасными посадками на Кайтеке, еще два раза топливо у него заканчивалось до того, как шасси самолета касалось взлетно-посадочной полосы.











Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100