Реклама...

    


 
 
главная история авиации ввс в локальных конфликтах
   Война в Индокитае в 1940-41 гг.
             
         n  Михаил Быков  


Летом 1940 года правительство Таиланда начало оказывать сильное дипломатическое давление на Францию, только что познавшую горечь сокрушительного поражения от фашистской Германии, с целью вернуть большие территории Лаоса и Камбоджи, в то время входившие в состав Французского Индокитая. Эти земли Сиамское Королевство (название Таиланда до 24 июня 1939 г.) в начале XX века было вынуждено отдать Франции, тогда - могучей колониальной державе, имевшей обширные владения практически во всех регионах земного шара. Фиаско антигитлеровской коалиции в Европе способствовало быстрому росту японского влияния на Дальнем Востоке вообще и в Индокитае в частности. Японцы вынудили Францию прекратить поставки оружия и боеприпасов в Китай через северовьетнамский порт Хайфон и стали добиваться согласия "хозяев" на свое военное присутствие во Вьетнаме. Французское колониальное правительство в Ханое в сложившейся обстановке было настроено скорее уступить этому давлению, чем осложнять отношения с могущественной Империей Восходящего Солнца. Таиланд же, в свою очередь, всерьез тревожило такое изменение соотношения сил в Индокитае, поскольку оно грозило Бангкоку не только крушением радужных надежд на скорое возвращение потерянных территорий, но и усилением позиций вьетнамцев - непримиримых противников Таиланда в давнем соперничестве за право считаться главенствующей нацией на полуострове.

Взвесив все "за" и "против" и стараясь, как говорится, не упустить момент, а также, по всей видимости, надеясь на понимание и поддержку своей позиции со стороны Японии, тайский премьер-министр генерал-майор1 Пибул Сонгхрам принял решение официально добиваться от кабинета Виши возвращения вожделенных "законно-исконных" владений. Запросу на высшем правительственном уровне предшествовала шумная кампания в прессе и дипломатических кругах, целью которой было формирование общественного мнения и подготовка населения страны к возможным негативным последствиям. Впрочем, учитывая положение, в котором оказалась Франция к началу осени 1940 года, Бангкок не без оснований рассчитывал на то, что его претензии могут быть удовлетворены без хлопот. Однако надеждам этим не суждено было сбыться. Правительство Петэна решительно отклонило притязания господина Сонгхрама и компании, приказав генерал-губернатору Французского Индокитая адмиралу Деку всеми имеющимися силами и средствами пресекать любые попытки нарушения территориальной целостности колонии.

Обстановка в регионе продолжала накаляться. 22 сентября 1940 года Япония захватила северную часть Вьетнама, "откусив" сразу половину его территории, что повлекло за собой резкое повышение напряженности во франко-тайских отношениях. На границе с Лаосом и Камбоджей вдоль реки Меконг участились случаи перестрелок из ручного оружия и пулеметов, а военные самолеты будущих противников постоянно патрулировали свое воздушное пространство, не упуская случая "прогуляться" и над территорией сопредельного государства. С каждым днем становилось все яснее, что конфликт не удержится в рамках дипломатической войны и вот-вот перерастет в открытое столкновение.

Французские колониальные войска на полуострове к осени 1940 года насчитывали 50 тыс. человек (из которых лишь 12 тыс. были французами, а остальные набирались из местного населения и в других владениях), около 100 орудий и минометов и 30 танков. Поддержку сухопутным силам на море могли оказать корабли Восточного Флота, в воздухе - приблизительно 100 самолетов национальных ВВС. Наиболее современными машинами были семнадцать истребителей Morane-Saulnier MS-406 и один многоцелевой "двухмоторник" Potez-631. Все они еще до начала Второй Мировой войны были проданы Китаю, но в сентябре 1939 года конфискованы французским правительством и включены в состав колониальных ВВС буквально за считаные дни до отправки из Хайфона. Десять "Моранов" свели в истребительную эскадрилью ЕС 2/595, а оставшиеся семь хранились в резерве. "Потэ" стал персональным самолетом командующего 41-й Авиагруппой. Забегая вперед отметим, что он почти не применялся в предстоящем конфликте, сделав всего несколько вылетов на разведку. Следует также отметить, что на всех MS-406 отсутствовало основное вооружение: 20-миллиметровые пушки "Испано" успели-таки отправить в Китай на другом корабле еще до получения распоряжения о конфискации машин.

Кроме вышеназванной ЕС 2/595, французы имели в Индокитае две бомбардировочные эскадрильи - ЕВ 2/41 и ЕВ 2/42, первая состояла из четырех тяжелых Farman F.221, находившихся на полуострове еще с 1937 г., а вторую - шесть средних Potez 542. Основную же массу военной авиации Франции в районе предстоящих боевых действий составляли шесть десятков устаревших бипланов Potez 25TOE, сведенных в пять разведывательных эскадрилий. Наконец, действия над морем могли осуществлять десять одномоторных летающих лодок Loire 130 из 1-й Эскадрильи Командования Южными Базами и несколько корабельных разведчиков Potez 452.

Противостояли этой не слишком впечатляющей группировке 60 тыс. человек армии Таиланда с артиллерией и небольшим количеством легких танков. Королевские Тайские Военно-морские силы не могли, пожалуй, всерьез соперничать с французским флотом, особенно в вопросе боевой выучки экипажей кораблей, но если оценивать количественный и качественный состав авиации противников, то преимущество, - если и не подавляющее, то, по крайней мере, весьма ощутимое, - оказывается на стороне Таиланда.

Королевские Тайские Воздушные Силы (RTAF) имели в своем распоряжении около 125 боеготовых самолетов и еще от двадцати до тридцати в резерве. Основной оперативно-тактической единицей была эскадрилья, три эскадрильи составляли авиакрыло. Авиакрыльев насчитывалось пять: два истребительных, два бомбардировочно-разведывательных и одно учебно-тренировочное. Наиболее многочисленным типом боевого самолета у тайцев был двухместный биплан Chance Vought V-93 Corsair, закупавшийся в США с 1934 года и производившийся по лицензии в Таиланде в двух модификациях - разведывательной (V-93S) и штурмовой (V-93SA). Причем V-93SA несли достаточно мощное вооружение из четырех курсовых пулеметов калибра 7,62 мм. Всего "Корсаров" насчитывалось около шестидесяти, на них летали четыре разведывательных (32-я, 34-я, 42-я, 44-я) и три штурмовых (35-я, 41-я, 43-я) эскадрильи. Основным истребителем тайских ВВС был Curtiss Hawk III - маневренный биплан с убирающимся шасси. Двадцать четыре таких самолета, поступивших из Америки в 1935 году и еще несколько штук, построенных по лицензии, входили в состав четырех истребительных эскадрилий (70-й, 71-й, 72-й, 73-й). Еше одна эскадрилья (80-я) имела на вооружении двенадцать "Кертиссов" более ранней модели Hawk II, закупленных в 1934 году.

Наиболее современную часть ВВС Таиланда составляли одиннадцать цельнометаллических истребителей-монопланов Curtiss Hawk 75N - экспортный вариант стоявшей на вооружении ВВС США машины Р-36 с неубирающимся шасси в обтекателях. Всего их закупили двенадцать, но один истребитель разбился во время испытаний. Самолеты имели мощное вооружение из двух 23-мм подкрыльевых пушек "Мадсен" датского производства с боезапасом по сто снарядов на ствол и двух синхронных пулеметов винтовочного калибра. Эти наиболее опасные для французов машины вошли в 60-ю истребительную эскадрилью. Также довольно грозную силу у RTAF представляла 50-я бомбардировочная эскадрилья, имевшая в своем составе шесть двухмоторных самолетов Martin 139WS. Для обеспечения воздушной связи ВВС располагали тринадцатью монопланами Fairchild 24, на которые, в случае крайней нужды, могли возлагаться и боевые задачи.

Командование тайских ВВС с нетерпением ожидало поставок из США новых самолетов - истребителей North American NA-68 и легких штурмовиков NA-69 (обе модели представляли собой развитие тренировочного NA-16, более известного как Техаn), которыми планировалось заменить устаревшие "Корсары" и "Хоки". Однако 9 октября правительство Соединенных Штатов наложило эмбарго на поставку боевой техники Таиланду. Уже ожидавшие погрузки на корабль в порту Манилы на Филиппинах NA-69 были конфискованы 10 октября, а истребители NA-68 так и не покинули базу хранения фирмы North American в Калифорнии.

Но, как известно, "свято место пусто не бывает". Узнав о демарше американцев, свои самолеты Бангкоку незамедлительно предложила Япония. Уже в конце октября 1940 года на острова отправилась тайская закупочная комиссия из восьми человек во главе с техническим директором ВВС, члены которой после просмотра нескольких предложенных моделей остановили свой выбор на двух бомбардировщиках фирмы Mitsubishi - легком Ki-30, который в Таиланде предполагалось использовать в роли пикирующего, и среднем двухмоторном Ki-21. Всего закупили 24 "тридцатки" и 9 "двадцать первых". Одномоторные Ki-30 появились в Таиланде уже в конце ноября-начале декабря. Самолеты перегоняли двенадцать тайских и столько же японских пилотов. Этот факт, а также удивительная быстрота, с которой новые машины были освоены летным составом и введены в строй, впоследствии позволили французам утверждать, что во время конфликта на Ki-30 летали японские добровольцы (что не соответствовало действительности). Из самолетов, получивших собственное название "Нагойя" в честь японского города, в котором они производились, сформировали две бомбардировочные эскадрильи под общим командованием винг-коммандера Фуэна Роннапакса Риддагани - бывшего летчика-истребителя, впоследствии - маршала RTAF. Новые части назвали в честь премьер-министра страны "Пибул Сонгхрам 1" и "Пибул Сонгхрам 2". Ki-21 появились в Тайланде в конце декабря, но подготовка экипажей для них затянулась и "двадцать первые" не успеди принять участие в боевых действиях.
Структура RTAF на 1 января 1941 г.
группа крыло эскадрилья* аэродром тип самолета
Северная 35 34 Удон Тани Vought V-93 Corsair
70 Нахон Фаном Curtiss Hawk III
73 32 Убон Vought V-93 Corsair
50 Martin 139WS
Южная 66 "Пибул Сонг.1" Дон Муан Mitsubishi Ki-30
"Пибул Сонг.2"
60 Curtiss Hawk 75N
74 71 Чантабури Curtiss Hawk III
72
44 Vought V-93 Corsair
40 41 Убон Vought V-93 Corsair
42 Сурин
75 43 Хорат Vought V-93 Corsair
35 Прачинбури
73 Сисакет Curtiss Hawk III
80 Прачинбури Curtiss Hawk II

* Численность эскадрильи одномоторных самолетов должна
была составлять девять боеготовых и три резервные машины

В октябре-ноябре 1940 года количество инцидентов на границе неуклонно продолжало расти. В начале октября командование RTAF перевело на северо-восток страны 36 "Корсаров" 32-й, 34-й, 42-й и 43-й эскадрилий в качестве ответной меры на взросшую активность французов в этом районе. Самолеты разместили на аэродромах Удон Тани, Убон и Нахон Фаном. На последнюю базу перелетели и девять истребителей "Хок III" 70-й эскадрильи. На юге в боевую готовность на авиабазе Чантабури привели "Кертиссы" 71-й и 72-й эскадрилий и V-93S 44-й. Этим подразделениям вменили в обязанность патрулирование побережья до границы с Камбоджей во взаимодействии с военно-морскими силами, командование которых снабдило летчиков копиями справочников "Jane's Fighting Ships" 1939-40 гг. издания для облегчения опознавания с воздуха кораблей французского флота. В завершение начальной подготовки к "большой драке" девятку "Хоков II" 80-й эскадрильи перевели на аэродром Прачинбури недалеко от столицы страны.

Французы, в свою очередь, также усиленно укреплялись вдоль границы с Таиландом, в основном наращивая силы в Лаосе, где обстановка была наиболее напряженной. В октябре тяжелые "Фарманы" эскадрильи EB 2/41 активно работали в качестве транспортников, осуществляя перевозку солдат в район лаосской столицы Вьентьяна; в укрепленных городах вдоль Меконга разместились дополнительные силы пехоты и средства противовоздушной обороны. В конце месяца в Ханое были собраны семь истребителей MS-406, до этого хранившиеся в резерве. Из них сформировали эскадрилью EC 2/596 под командованием лейтенанта Орватта. Кроме него, из шести пилотов-добровольцев лишь один имел опыт полетов на истребителях. Эскадрилья немедленно приступила к интенсивным тренировкам. В 20-х числах ноября в Лаосе сформировали 596-ю авиагруппу под командованием капитана Бодена, в которую вместе с "новорожденной" EC 2/596 вошла разведывательная эскадрилья ER 1/596 (командир - лейтенант Андло) с восемью бипланами Potez-25TOE. Задачей группы стала защита участка границы между городами Тахек (там базировались истребители) и Саваннахет, где размещались разведчики.

Первое столкновение в воздухе произошло 28 ноября 1940 года. Рано утром командир 596-й авиагруппы капитан Боден вылетел на одном из бипланов 1-й эскадрильи с авиабазы Саваннахет на разведку участка лаосско-тайландской границы вдоль Меконга. В качестве истребительного эскорта выступали три "Морана" из ЕС 2/596, которые пилотировали ведущий звена лейтенант Орватт и адъютанты Шаталь и Мулинь. Около 8:00 местного времени, находясь в районе тайского города Нахон Фаном, французы подверглись внезапной атаке одиночнго "Корсара" из 42-й эскадрильи RTAF с экипажем в составе флайт-лейтенанта Санита Нуанмани и сержанта Брайона Сукомонджана. Тайцы выпустили несколько пулеметных очередей по "Моранам", которые, сманеврировав, сами попытались атаковать противника. Неизвестно, чем бы закончилась схватка для "Корсара", если бы на помощь товарищам не подоспела пара истребителей "Хок III" из 70-й эскадрильи. Впрочем, в этот раз ни одна из сторон не смогла причинить противнику какой-либо урон, и все самолеты вернулись на свои базы без повреждений. Вскоре после посадки Шаталь и Мулинь не без смущения доложили своему командиру о том, что в горячке своего первого в жизни воздушного боя они попросту забыли перезарядить пулеметы и не смогли сделать ни одного выстрела...

Это небольшая "драчка" имела продолжением двухнедельный период довольно интенсивных столкновений практически по всей протяженности границы, состоявших преимущественно из затяжных артиллерийских и пулеметных обстрелов с обоих берегов Меконга и активных действий авиации воюющих сторон. Тайские ВВС, в основном, сосредоточили свои усилия на дневных бомбардировках и штурмовках артиллерийских позиций и полевых аэродромов противника в окрестностях Саваннахета. Французы же, с целью свести к минимуму вероятность встреч своих самолетов с гораздо более многочисленными и лучше вооруженными истребителями RTAF, для бомбовых ударов по различным объектам на территории Таиланда предпочитали темное время суток.

На юге боевые действия открылись 1 декабря. С берегового наблюдательного поста возле небольшого тайского городка Трат в территориальных водах Таиланда были обнаружены три французских корабля. С авиабазы Чантабури взлетели три "Хока III" 72-й эскадрильи, вооруженные 110-фунтовыми (50 кг) бомбами. Когда самолеты появились над целью, флагман французской группы открыл достаточно сильный зенитный огонь, который, впрочем, не помешал тайским пилотам призвести бомбометание с пикирования, но ни одна из бомб в цель не попала; атакующие отметили лишь несколько так называемых "близких промахов". Следом за первой вылетела вторая тройка истребителей (теперь превратившихся в пикировщиков), также отбомбившаяся безрезультатно. Лишь третьему звену повезло: по возвращении летчики доложили о попадании в один из кораблей группы, которая к этому моменту уже легла на обратный курс в сторону Камбоджи. В ночь на 2 декабря французское радио подтвердило факт повреждения одного из своих кораблей.

Утром того же дня в 9:00 одиночный "Хок III" 70-й эскадрильи атаковал в районе города Нахон Фаном два французских самолета неустановленного типа (вероятно, "Потэ 25ТОЕ"). Затем к нему присоединились еще два "Кертисса", взлетевшие по тревоге с близлежащего аэродрома. Воздушный бой продлился около десяти минут, после чего все три тайских истребителя приземлились на своей базе. Пилоты доложили о сбитом самолете противника, но французская сторона не подтвердила потерю или повреждение своей машины.

Осознавая всю серьезность разрастающегося конфликта и, особенно, опасность, которую представляли для устаревших тайских бипланов французские истребители MS-406, командование RTAF приняло решение о срочной переброске на авиабазу Удон Тани трех самолетов "Хок 75N" 60-й эскадрильи. Первый боевой вылет эти машины совершили 2 декабря на боевое патрулирование вдоль Меконга от Вьентьяна до Нахон Фанома, но самолеты противника не появлялись. Позднее в тот же день "Корсары" нанесли бомбовый удар по артиллерийским позициям французов на берегу Меконга напротив Нахон Фанома.

После описанных событий стороны взяли небольшую паузу. Боевые вылеты не производились до 8 декабря, когда в 11:35 группа тайских "Корсаров", эскортируемая тройкой "Хоков 75N", атаковала армейский лагерь возле Вьентьяна. Французских истребителей в небе не было, но нападавших встретил сильный зенитный огонь, помешавший прицельному бомбометанию; при этом легкие повреждения получил V-93 ведущего группы флайт-лейтенанта Санита Нуанмани. В ответ на этот налет на следующее утро в 5:00 четверка французских самолетов сбросила на Нахон Фаном около десятка бомб различных калибров. Одновременно артиллерия подвергла город интенсивному обстрелу. В 6:20 в этом же районе три "Потэ 25ТОЕ" были атакованы тройкой тайских "Корсаров" 42-й эскадрильи. В результате стычки пилоты RTAF заявили о сбитом французском самолете, который, якобы, упал или вынужденно сел возле лаосского города Тахек. Час спустя над Нахон Фаномом появилась пара "Потэ 25ТОЕ" эскадрильи ER 1/596, сразу подвергшаяся атаке одиночного "Хока III" из 70-й эскадрильи, но французы неплохо отстреливались и итогом воздушного боя на сей раз оказалось легкое ранение пилота "Кертисса". "Потэ" не получили повреждений. После полудня "навестить соседа" отправились уже тайцы: три "Корсара" в сопровождении одного "Хока 75N" попытались атаковать французский аэродром возле Тахека. Одновременно другая группа в таком же составе вылетела для нанесения удара по аэродрому у Саваннахета, но из-за плохой погоды самолеты на полпути повернули назад. Первой же четверке вообще не повезло: во время посадки на своей базе в Удоне в условиях плохой видимости один V-93 разбился.

Рано утром 10 декабря французские самолеты бомбили Удон, но результатом этих действий стала только гибель двух гражданских лиц в городе, а военные объекты не пострадали. Ответный ход был уже традиционен: вскоре после рассвета большая группа "Корсаров" атаковала аэродром противника у Вьентьяна. Однако тайцам успех сопутствовал в еще меньшей степени: нанести какой-либо ущерб не удалось. Мало того - на отходе от цели сильным зенитным огнем был подожжен самолет все того же Санита Нуанмани, а его воздушный стрелок погиб. Раненому пилоту удалось перетянуть через Меконг и покинуть горящую машину на парашюте уже над своей территорией в районе городка Нон Хай, но 23 декабря он скончался в госпитале от ожогов и ран, приобретя к этому времени славу национального героя.

Далее в течение нескольких суток французы совершили ряд ночных и утренних налетов на города Таиланда. В 1:00 12 декабря несколько "Потэ 25ТОЕ" бомбили Нахон Фаном. Поднявшийся на перехват "Хок III" из 70-й эскадрильи был в первой же атаке сбит оборонительным огнем, его пилот пайлот-офицер Юан Суксерм погиб. Четыре часа спустя одиночный бомбардировщик сбросил свой груз на городок Сакон Нахон, другая машина вновь бомбила Нахон Фаном и, наконец, третий "француз" (предположительно - "Потэ 542" из эскадрильи ЕВ 2/42) обрушил четырнадцать бомб на город Мукдахан. Эти налеты имели только моральный эффект, так как не пострадали даже гражданские лица. Однако командование RTAF не собиралось и далее позволять противнику безнаказанно сыпать "подарки" на головы своих граждан, и днем три "Хока 75N" 60-й эскадрильи, накануне переведенные из Удон Тани в Убон, с подвешенными бомбами вылетели на "свободную охоту" над территорией Лаоса, пытаясь обнаружить места базирования французских бомбардировщиков. Облетев последовательно несколько полевых аэродромов и не обнаружив на них самолетов врага ("Потэ 25ТОЕ" в Лаосе днем так хорошо маскировали, что обнаружить их с воздуха было практически невозможно, а тяжелые самолеты французов совершали ночные рейды с баз в центральном Вьетнаме, вне пределов досягаемости тайских истребителей), пилоты отбомбились по лаосским городкам Паксе, Чампасак и Салаванг.

Французы обеспокоились присутствием в районе конфликта такого опасного противника, и 13 декабря перед рассветом несколько "Потэ 25ТОЕ" на этот раз действительно успешно ударили по авиабазе Убон, уничтожив на стоянке "Хок 75N" командира звена тайских истребителей флайнг-оффицера Пана Суванарака. Это был, пожалуй, первый весомый результат, достигнутый бомбардировщиками французских ВВС с момента начала налетов. Днем два оставшихся "Хока 75N" снова "рыскали" над Лаосом в поисках вражеских самолетов на земле, но опять безуспешно.

Следующий день опять принес неприятности тайским авиаторам, причем на этот раз без какого-либо участия французской стороны. Группа "Корсаров" и "Хоков III" получила приказ нанести бомбовый удар по Саваннахету под прикрытием одиночного "Хока 75N", но при взлете с аэродрома Убон в предрассветной темноте моноплан врезался в разбегающийся "Хок III", пилот которого погиб на месте; оба самолета оказались разбиты. Позднее этим же днем два новых "Хока 75N" 60-й эскадрильи перелетели в Убон для восстановления боеспособности звена Пана Суванарака.

15 декабря самолеты RTAF впервые атаковали наземную цель на территории Камбоджи: три "Корсара" сбросили бомбы на городок Чом Ксан, расположенный недалеко от лаосско-камбоджийской границы. Французы ответили ударом трех самолетов по Мукдахану, который еще раз бомбили этой же ночью, как и Нахон Фаном. Тайские зенитчики заявили о нескольких попаданиях в один из бомбардировщиков, и, скорее всего, они не ошиблись, так как по окончании рейда один сильно поврежденный "Потэ 25ТОЕ" разбился при посадке на аэродром Тахек. Эти ночные рейды стали последними случаями появления французских самолетов над территорией Таиланда в 1940 году.

В тот же день 50-я эскадрилья RTAF (шесть бомбардировщиков "Мартин 139"), базировавшаяся на аэродроме Дон Муан недалеко от Бангкока, начала подготовку к выполнению первого боевого задания. Приказ командования предписывал произвести бомбардировку лаосского города Синг Хуан, расположенного в 175 километрах к северо-востоку от Вьентьяна, и близлежащей авиабазы Бан Син, на которой, как предполагали, находились тяжелые самолеты французов. Пилоты "Потерянной эскадрильи", как они сами называли свое подразделение из-за его малочисленности, провели весь день за изучением маршрута предстоящего полета, в то время как механики готовили матчасть. 16 декабря в 8:30 три "Мартина" вылетели из Дон Муана. Их сопровождала шестерка вооруженных бомбами "Хоков 75N" 60-й эскадрильи. Группа совершила промежуточную посадку для дозаправки на авиабазе Хорат и в 13:45 продолжила полет к цели. При этом бомбардировщики шли на высоте 3500 м, а истребители - на 1000 м выше. После часового полета самолеты вышли к авиабазе Бан Син, на которой обнаружили несколько ангаров разной величины, а также замаскированные самолеты, тип которых определить с воздуха не удалось. Тайцы снизились до 3000 м и разделились: бомбардировщики стали разворачиваться для атаки, истребители же барражировали чуть выше. "Мартины" один за другим прошли над аэродромом, сбросив первую серию бомб на ангары, вторую - в повторном заходе - на взлетную полосу. Зенитный огонь, и так достаточно вялый и неточный, после первого прохода бомбовозов почему-то прекратился вообще. Затем группа повернула на Синг Хуан, где с высоты 2700 м обрушила оставшиеся бомбы на несколько наиболее крупных зданий в центральной части города и рассыпала также множество агитационных листовок, а истребители бомбили городские здания с пикирования. После этого группа вернулась в Таиланд, где вновь разделилась: истребители приземлились на аэродроме Хон Каен, а бомбардировщики продолжили путь до Хората и затем, дозаправившись, - до родной базы Дон Муан. На обратном пути у одного из "Мартинов" воспламенился двигатель, но экипаж, выключив его, сумел успешно довести и посадить машину на одном моторе. Не считая этого происшествия, все самолеты, участвовавшие в рейде, не получили повреждений.

В течение дня 16 декабря "Корсары" RTAF бомбили различные цели в городах Тахек, Саваннахет, Тонг и Салаванг в Лаосе и Чом Ксан в Камбодже, но ощутимых результатов достигнуто не было. Эти налеты явились последним проявлением активности тайской авиации, после чего до первых чисел января 1941 года в конфликте наступило затишье, которое воюющие стороны постарались в полной мере использовать для восстановления сил и улучшения организации своих ВВС.

На время боевых действий RTAF изменили свою структуру для улучшения взаимодействия эскадрилий друг с другом и с подразделениями других родов войск: вместо "чистых" (истребительных, бомбардировочных и др.) были сформированы смешанные авиакрылья, в состав которых входили по 2-3 эскадрильи различного назначения. Два авиакрыла образовывали авиагруппу, каковых было две - Северная и Южная, в соответствии с участками границы, где им полагалось действовать. Еще два самостоятельных крыла действовали в тесном взаимодействии с наземными войсками: 75-е придавалось в поддержку Королевской Тайской 1-й Армии на юго-востоке страны, а 40-е - Королевской Тайской 2-й Армии на северо-востоке.

Помимо реорганизации, части RTAF первой линии усилились эскадрильями "Пибул Сонгхрам I" и "Пибул Сонгхрам 2", пилоты которых закончили освоение новых самолетов Ki-30 и были готовы к боевым вылетам. Совместно с 60-й истребительной новые эскадрильи образовали смешанное крыло, вошедшее в Южную авиагруппу (см. табл.).

Французы также провели перегруппировку своих воздушных сил. 24 декабря была создана Тактическая Группа для обороны Камбоджи, в которую вошли две эскадрильи: истребительная ЕС 2/595 (шесть MS-406) под началом капитана Ганглоффа и бомбардировочная ЕВ 2/42 (три Potez 542), которой командовал капитан Минар. Группа базировалась на аэродроме Накорн Ват рядом с городом Сием Реап. Недалеко оттуда, на озере Тонле Caп, расположились девять летающих лодок Loire 130 эскадрильи 1/CBS под командованием капитана Мишеля. В резерве находились оставшиеся "Потэ" из ЕВ 2/42, "Фарманы 221" из ЕВ 2/41, а также "Потэ 25ТОЕ" эскадрилий ER 1/41 и ER 1/595. В самом конце декабря оставшиеся три "Морана" эскадрильи ЕС 2/595, до этого находившиеся в Ханое, перелетели в Лаос, где сменили "Великолепную семерку" (ЕС 2/596) лейтенанта Орватта, убылвшую в южный Вьетнам на базу Тан Сон Нут, где ей была поручена воздушная охрана Сайгона.

Боевые действия возобновились 4 января 1941 года. События развивались уже традиционно: рано утром шесть "Потэ 25ТОЕ" сбросили бомбы на Убон и Мукдахан, а некоторое время спустя группа "Корсаров" RTAF атаковала французский аэродром возле Саваннахета. По возвращении пилоты доложили об уничтожении на летном поле четырех самолетов противника. Позднее выяснилось, что тайцы бомбили макеты, искусно сделанные из бамбука, а настоящие боевые машины не пострадали. Должно быть, французы не успели за одни сутки изготовить новые "фальшивки", так как 5 января, повторяя налет на эту же базу, тайские летчики обнаружили на земле восемь вполне реальных самолетов и среди них - все три "Морана" эскадрильи ЕС 2/595. На сей раз атака "Корсаров" принесла вполне ощутимый результат: один истребитель был уничтожен, другой сильно поврежден, также пострадали и несколько "Потэ 25ТОЕ". Таким образом, тайцам в одном налете удалось "вывести из игры" все французские истребители, находившиеся в Лаосе, поскольку единственный "Моран", не пострадавший при бомбежке, вскоре отправили обратно во Вьетнам.

6 января 1-я Королевская Тайская Армия начала генеральное наступление. Войска вторглись в Камбожду, захватив французский пограничный пост Пойпет, и стали быстро продвигаться по шоссе на юго-восток в направлении города Сисофон. Авиаподдержку наземных сил обеспечивали самолеты 75-го крыла, бомбившие и обстреливвшие из пулеметов отступающего противника и помогавшие подавить возникающие время от времени очаги сопротивления французов. Одновременно подразделения 2-й Королевской Таиской Армии перешли границу в районе Убона и двигались на юго-запад на соединение с частями 1-й Армии, поддерживаемые с воздуха "Корсарами" 40-го авиакрыла. Другие подразделения RTAF бомбили различные цели в городах Паксе и Саваннахет в Лаосе и Пайлин и Сисофон на территории Камбоджи.

Боевой дебют Ki-30 в составе тайских ВВС состоялся утром 7 января. Винг-коммандер Фуэн Роннапакас Риддагани лично повел группу из двадцати трех самолетов на первое задание. Все "Нагойи" благополучно вернулись обратно, отбомбившись по различным целям в Камбодже. На следующий день девятка Ki-30 в сопровождении трех "Хоков 75N" направилась к Сием Реапу. Над целью нападавших встретил сильный зенитный огонь, и несколько "Нагой" получили повреждения. Когда группа уже легла на обратный курс, ведущий эскорта флайнг-оффицер Пан Суванарак заметил четыре истребителя MS-406, взлетающие на перехват с соседнего аэродрома Накорн Ват. Развернувшись, он спикировал на "Мораны", при этом за лидером последовал только один из ведомых, сержант Тонгу Гиаттибут, третий же пилот не заметил маневра ведущего, и его "Хок" продолжал следовать прежним курсом. Во время разворота Пан временно потерял из вида самолеты врага, а потом обнаружил французов уже атакующими его истребитель. Тонгу Гиаттибут предпочел выйти из боя, так что Пану пришлось вступить в схватку со всей четверкой противников. Поначалу ему удавалось, искусно маневрируя, избегать попаданий, но долго так продолжаться не могло. В конце концов длинная пулеметная очередь настигла тайский "Хок". Пули попали в правое крыло, левую стойку шасси и прошили фюзеляж позади кабины, едва не задев пилота. К счастью Суванарака, повреждения оказались не очень серьезными (результаты попаданий могли быть плачевными, имей французы на своих самолетах штатные пушки "Испано"), и тайский офицер продолжил воздушный бой. Когда стычка переместилась в район города Сисофон, "Мораны" прекратили преследование одинокого "Хока" и вернулись домой, а Суванарак успешно посадил свою машину в Дон Муане.

Между тем наземные войска Тайланда развивали наступление. 1-я Армия достигла города Сисофон и продолжала расширять плацдарм вдоль тайско-камбоджийской границы по обе стороны шоссе Сисофон-Араньяпратет, a 2-я Армия по-прежнему продвигалась по территории Камбоджи на юго-запад навстречу 1-й. Пытаясь как-то поколебать превосходство в воздухе самолетов RTAF, французы в ночь с 9 на 10 января предприняли массированный налет на базы тайских ВВС в Убоне, Хорате и Сисакете. Аэродромы противника бомбили "Фарманы 221" эскадрильи ЕВ 2/41, "Потэ 542" из ER 2/42, а также "Луары 130", стартовавшие на задание с водной глади озера Тонле Сап. В результате ударов было, по французским источникам, уничтожено до десяти самолетов противника на земле, а также приведены в негодность аэродромы в Хорате и Сисакете. В районе Хората, уже по данным тайской стороны, средства ПВО сбили один бомбардировщик.

Получив сведения о том, что французские тяжелые самолеты после ночного налета приземлились в Сием Реапе для дозаправки перед возвращением на базы во Вьетнаме, командование RTAF выслало туда девятку Ki-30 в надежде, что те сумеют застать бомбовозы противника на аэродроме. "Нагойи" сопровождала пара "семьдесят пятых", которые пилотировали уоррент-оффицер Тонгкам Бенгкам и сержант Сангван Воррасап. Появившись над целью в 6:45, группа действительно обнаружила на летном поле два "Фармана" и семь истребителей MS-406, четыре из которых с появлением тайцев пошли на взлет. Девятка Ki-30 с пикирования сбросила бомбы на стоянку самолетов врага, уничтожив один "Фарман" и повредив другой. Три "Морана" также получили незначительные повреждения. Когда "Нагойи" выходили из пикирования, их атаковала набравшая высоту четверка истребителей во главе с шеф-адъютантом Тиволье. Пара "Хоков" бросилась на защиту своих подопечных, но не смогла помешать французам сбить один бомбардировщик, который рухнул на землю рядом с аэродромом. Его экипаж - пилот сержант Бооньям Бансуксават и стрелок сержант Боон Суксаби - погиб. В завязавшемся бою истребителей больше преуспели тайцы: после нескольких попаданий загорелся мотор "Морана" шеф-сержанта Вильема Лабусьера- известного "солдата удачи", успевшего к тому времени уже стать асом (пять побед в воздушных боях в гражданской войне в Испании, где он добровольцем воевал на стороне республиканцев). Француз вышел из боя и повел поврежденный истребитель на расположенный неподалеку аэродром Накорн Ват, где и приземлился без осложнений. Других потерь стороны не понесли, хотя по возвращении каждый из пилотов "Хоков" доложил о сбитом самолете врага. Французы также заявили о двух победах.

После этого налета семерка "Моранов" эскадрильи ЕС 2/596 была срочным порядком переброшена с авиабазы Тан Сон Нут обратно, поскольку французскому командованию стало ясно, что основным объектом тайской агрессии является западная часть территории Камбоджи, тогда как Сайгону, который они охраняли, пока ничто не угрожает. 16 января Тактическая Авиагруппа колониальных ВВС вновь претерпела структурные изменения: теперь в нее включили все оставшиеся в строю истребители MS-406 эскадрилий ЕС 2/595 и ЕС 2/596 (13 машин), уцелевшие F-221 из ЕВ 2/41, "Потэ 542" из ЕВ 2/42, "Потэ 25ТОЕ" (ER 1/41 и ER 1/42), а также эскадрилья 1/CBS на "Луарах". Разведывательные подразделения ER 1/595 и ER 1/596 расформировали, а их техника и персонал пополнили недоукомплектованные части группы. Поскольку аэродром Накорн Ват стал уже хорошо известен врагу (налет девятки Ki-30 в сопровождении трех "Хоков 75" повторился 13 января, на этот раз без результата), в стороне от Сием Реапа силами местного населения в короткий срок построили новое летное поле, ставшее местом базирования истребителей лейтенанта Орватта.

12 января части 2-й Королевской Тайской Армии, поддерживаемые самолетами 40-го авиакрыла, на несколько километров продвинулись вглубь территории Лаоса в сторону Паксе. На следующий день "Корсары" бомбили Саваннахет и потопили семь лодок на реке Меконг. Французские же авиаторы сохраняли верность ночному образу жизни. Бомбовым ударам подверглись: Нахон Фаном 12 января, Араньяпратет и Прачинбури 16-го и снова Араньяпратет - 17-го. В тот же день группа самолетов RTAF в уже устоявшемся составе - девяти Ki-30 и трех "Хоков 75" - отбомбилась по Сисофону, но, несмотря на отсутствие перехватчиков противника и слабый зенитный огонь, попасть во что-либо ценное тайцам не удалось.

Французы, терпящие поражение на суше и не имеющие превосходства над противником в воздухе, справедливо полагали, что шанс в полной мере "отыграться" за эти неудачи у них есть только на море, где они располагали действительно внушительными силами.

16 января, через несколько часов после полудня, одиночный "Луар" 130 эскадрильи 1/CBS был послан в разведывательный полет вдоль южного побережья Камбоджи и Тайланда в поисках кораблей Королевских Тайских Военно-морских сил. Когда французский гидросамолет появился в районе тайской военно-морской базы Саттахип, с аэродрома Чантабури поднялся на перехват истребитель "Хок III" из 72-й эскадрильи. Набрав необходимую высоту, пилот "Кертисса" флайнг-оффицер Брасонг Кунадилок вскоре заметил противника. Позиция для атаки у тайца была очень удачной: несколько выше разведчика и между ним и клонящимся к закату солнцем. Спикировав на "француза", Брасонг выпустил очередь - и промахнулся. Вторая трасса тоже прошла мимо цели. Пилот "Луара", с некоторым опозданием осознавший, что его атакует истребитель врага, перевел машину в пологое пикирование. Тайский летчик последовал за летающей лодкой, но удача сегодня окончательно его оставила: при попытке открыть огонь в третий раз вышел из строя синхронизатор пулеметов и оружие отказало. Раздосадованный Брасонг Кунадилок еще некоторе время следовал за неуязвимым теперь "Луаром", затем вернулся на свой аэродром. Эта техническая неисправность впоследствии дорого обошлась тайской стороне, поскольку экипаж разведчика доставил французскому флотскому командованию весьма ценные сведения: корабли ВМС Таиланда обнаружены рядом с островом Ко Чанг...

Вскоре после полуночи 17 января эскадра из семи французских боевых кораблей, имея флагманом легкий крейсер "Ламотт-Пике" атаковала противника. Королевские Тайские Военно-морские Силы были застигнуты врасплох и разгромлены: в ходе двухчасового артиллерийского боя два броненосца береговой обороны и три миноносца отправились на дно Сиамского залива, еще несколько тайских кораблей получили повреждения различной тяжести.

Около 5:00 звуки артиллерийской канонады были услышаны на авиабазе Чантабури пилотами и наземным персоналом 74-го крыла. "Сложив два и два", авиаторы поняли, что это французский флот "вытрясает душу" из их соотечественников-моряков. Немедленно один "Хок III" вылетел на разведку и вскоре вернулся с удручающими известиями: один тайский корабль к тому времени уже затонул, второй был объят пламенем. Подготовка самолетов к удару по кораблям противника заняла более двух часов. Лишь около 8:00, когда баталия у острова Ко Чанг уже завершилась, три звена 72-й эскадрильи вылетели на поиск возвращавшейся вражеской эскадры. В каждом звене два самолета несли по четыре 50-кг бомбы и один - 250-кг бомбу. После "Хоков" стартовали две группы "Корсаров" 44-й эскадрильи (три и семь машин).

Ведущий одной из троек "Кертиссов", вчерашний неудачник Брасонг Кунадилок, вел свое звено вдоль береговой черты на высоте 3000 м, когда обнаружил в море три корабля, один из которых идентифицировал как французский флагман "Ламотт-Пике". Моряки также заметили вражеские самолеты: корабли открыли огонь и начали энергично маневрировать. Брасонг Кунадилок спикировал на крейсер и сбросил 250-килограммовку, которая, как позже докладывал один из ведомых, угодила в самую середину корабля, но - опять не повезло! - не взорвалась. Два других "Хока" также атаковали флагмана с пикирования, но ни одна из "полусоток" в цель не попала. Поскольку истребители, которыми была укомплектована 72-я эскадрилья, принадлежали к числу построенных в Тайланде по лицензии и не оснащались радиостанциями, Брасонг не мог сообщить о местонахождении противника пилотам, ведущим поиск противника в других районах. Единственными тайскими самолетами, которым еще удалось обнаружить и атаковать корабли французов, стали три "Корсара" 44-й эскадрильи, сбросившие бомбы с горизонтального полета. Ни одна из них не попала в цель, и французская эскадра вернулась в Сайгон без повреждений.

На протяжении нескольких следующих дней воздушные силы противников сосредоточили основные усилия на поддержке войск, эпизодически совершая налеты на города и аэродромы. Тайцы продолжили регулярные бомбардировки аэродрома Накорн Ват с целью помешать французам использовать эту площадку для своих самолетов. Кроме заданий по сопровождению Ki-30, для самостоятельных ударов по наземным целям стали привлекаться истребители "Хок 75N" 60-й эскадрильи, которые для этого вооружались десятью 15-килограммовыми зажигательными бомбами. 19 и 23 января тройки "Хоков" атаковали различные цели в Сием Реапе.

Колониальная авиация, в свою очередь, не давала тайцам спать спокойно: 18 января бомбили Убон, 19-го - Хорат и 22-го - Сурин. Бипланы "Потэ 25ТОЕ" эскадрилий ER 1/41 и ER 1/42 оказывали поддержку изолированным и окруженным группировкам французских войск, с бреющего полета обстреливая из пулеметов наступающих пехотинцев противника и осыпая их 12-килограммовыми осколочными бомбами. К подобным акциям из-за общей нехватки боеспособных машин стали привлекаться и наиболее ценные самолеты французов: истребители MS-406 эскадрилий ЕС 2/595 и ЕС 2/596 штурмовали колонны тайских войск и другие цели. Утром 21 января лейтенант Орватт с ведомым по фамилии Будра (звание не известно) обстреляли авиабазу Араньяпратет, сделав несколько заходов, несмотря на сильный зенитный огонь противника. Спустя несколько часов эта же пара, совершая разведывательный полет над захваченной тайскими войсками территорией Камбоджи, наткнулась на большую колонну вражеской пехоты. Французы снизились до бреющего полета (менее 100 м) и несколько раз "прошлись" по тайским солдатам из пулеметов, убив и ранив несколько десятков человек. Эта бравая "выходка" дорого обошлась отважным пилотам, попавшим под оборонительный огонь из всех видов стрелкового оружия. Пули в нескольких местах прошили плоскости истребителя Орватта и пробили радиатор, из которого начала вытекать охлаждающая жидкость, наконец, одна пуля попала в кабину, повредив основание ручки управления самолетом и едва не задев летчика. Повреждения оказались столь серьезными, что Орватт был вынужден срочно возвращаться и сажать израненную машину, не выпуская шасси, на ближайший к линии фронта аэродром возле Сисофона. "Моран" Будра тоже пострадал, но не так сильно, и пилот смог долететь до Сием Реапа, где произвел посадку положенным образом.

24 января произошли последние в этой войне встречи самолетов RTAF и колониальных ВВС Франции. Утром тайское командование выслало смешанную группу бомбардировщиков (три "Мартина" 139 и девять Ki-30) в сопровождении истребителей "Хок 75N" для бомбардировки различных объектов в районе Сием Реапа. Вылет прошел без осложнений, и когда все самолеты повернули обратно, ведущий группы винг-коммандер Фуэн Роннапакас Риддагани на своем Ki-30 покинул строй, чтобы проконтролировать результаты бомбардировки. Заметив некоторое время спустя выше своего самолета несколько одномоторных машин, тайский пилот сначала принял их за "Хоки" эскорта, но его воздушный стрелок очень быстро развеял это заблуждение, сообщив, что на их "Нагойю" со стороны солнца пикирует четверка истребителей противника. Фуэн резко опустил нос своего Ki-30 и энергичным маневром попытался выйти из-под удара "Моранов". События развивались над камбоджийским озером Тонле Сап. "Нагойя", преследуемая французами, снизившись почти до поверхности воды, на максимальной скорости стала уходить на запад, в сторону границы. Группа истребителей разделилась на пары и попыталась взять врага в клещи, атакуя Ki-30 попеременно с разных сторон. Будь на месте винг-коммандера Фуэна другой летчик, менее опытный и умелый, бой мог завершиться для тайцев плохо. Но ветеран, отлично владея техникой пилотирования, умелыми маневрами свел на нет все усилия атакующих, каждый раз бросая бомбардировщик в сторону буквально за мгновение до того, как пилот "Морана", прицелившись, открывал огонь. Не достигнув успеха, истребители, вновь перегруппировавшись, попытались один за другим зайти на врага в лоб, но были вынуждены отвернуть, испугавшись встречного огня крыльевого пулемета Ki-30. В конце концов французы, расстреляв впустую весь боезапас, оставили одиночную "Нагойю" в покое, причем кто-то из пилотов даже дружески помахал рукой на прощание, воздавая должное искусству и отваге соперника. Когда самолет приземлился в Чантабури, члены экипажа и все окружающие были сильно удивлены, не обнаружив в нем ни одной пулевой пробоины!

Вторая стычка этого дня произошла около полудня, когда несколько французских самолетов неустановленного типа (вероятнее всего - все те же MS-406) атаковали пару "Корсаров" во время бомбардировки целей на территории Камбоджи. Обеим тайским машинам удалось ускользнуть от атакующих, лишь воздушный стрелок одной из них был ранен в схватке с самолетами врага.

Последний воздушный бой франко-тайского конфликта состоялся вечером 24 января 1941 года около 17:30 по местному времени в районе к востоку от Араньяпратета. Ведущий звена из трех "Хоков II" 80-й эскадрильи флайнг-оффицер Чалермкиат во время боевого патрулирования над своей территорией на высоте 1000 м заметил группу из трех MS-406, находившуюся примерно на 400 м ниже на расстоянии порядка 7 км от тайской тройки. Зная, что "Мораны" обычно прикрывают разведчики и бомбардировщики врага, Чалермкиат, внимательно осмотревшись, вскоре обнаружил одиночный "Потэ 25ТОЕ", следующий тем же курсом приблизительно в 2 км впереди и несколько ниже истребительного эскорта. Качнув крыльями своего самолета, таец привлек к себе внимание ведомых, и, жестами приказав им атаковать "Мораны", сам бросился догонять разведчика. Спикировав на "Потэ" сверху-сзади, он выпустил две или три очереди, не достигших цели, после чего сам подвергся нападению одного из французов, на которого, в свою очередь, "насели" два других "Хока". Остальные истребители присоединились к схватке и завязался ближний маневренный бой, в котором тихоходные (320 км/ч) но гораздо более "вертлявые" тайские бипланы имели определенное преимущество над скоростными (480 км/ч) монопланами французов. Выбрав подходящий момент, Чалермкиат покинул "карусель" и снова атаковал "Потэ", несколькими удачными очередями заставив замолчать турельный пулемет разведчика, но тому все же удалось в сгущающихся сумерках уйти за линию фронта. Истребительная дуэль продолжилась еще некоторое время, потом противники разошлись, не нанеся повреждений друг другу. Позже сообщалось, что поврежденный французский биплан во время вынужденной посадки разбился и сгорел, но этот факт не получил официального подтверждения.

В тот же день, 24 января, воюющие стороны достигли соглашения о том, что в качестве третейского судьи в решении конфликта выступит Япония. Пока шли переговоры о прекращении огня, боевые действия продолжались, и ВВС обеих сторон успели сделать еще по нескольку боевых вылетов, не вступая в боевое соприкосновение. Французы бомбили Чантабури, Сурин и Араньяпратет 25 января днем и 27-го ночью. Последней боевой операцией колониальных ВВС стал разведывательный полет трех "Моранов" эскадрильи ЕС 2/596 (ведущий - лейтенант Орватт) вдоль линии фронта утром 28 января, за несколько часов до перемирия. Самолеты RTAF продолжали поддерживать свои войска, в последний раз вылетев силами трех "Мартинов" 50-й эскадрильи под прикрытием тройки "Хоков 75" из 60-й на бомбардировку Сисофона в 7:10 28 января. Группа вернулась без потерь. В 10:00 вступило в силу перемирие.

Переговоры тянулись более двух месяцев. Благодаря усилиям японцев, занявших откровенно протайландскую позицию, часть территорий Лаоса и Камбоджи площадью около 64750 квадратных километров, из-за которых, собственно, и разгорелся конфликт, согласно мирному договору, подписанному в Токио 9 мая 1941 года, отходила Таиланду, который был обязан заплатить шесть миллионов пиастров Франции в качестве репараций. Европейская держава потерпела очередное поражение, которое, впрочем, не имело решающего значения, так как, согласно старинной пословице, "снявши голову, по волосам не плачут"...

В цифровом выражении итоги деятельности авиации обеих сторон в ходе боевых действий выглядят не слишком впечатляюще. Согласно официальным сведениям Тайланда, RTAF одержали пять побед в воздушных боях и семнадцать французских самолетов уничтожили на аэродромах. Собственные потери составили: три машины сбитыми зенитным огнем и самолетами противника, от пяти до десяти - в результате ударов вражеской авиации по тайским авиабазам и, наконец, один "Корсар", пилот которого заблудился и был вынужден из-за нехватки горючего приземлиться на вражеской территории, был захвачен противником неповрежденным.

По мнению французов, колониальные ВВС сбили в воздушных боях четыре тайских машины и еще пятнадцать уничтожили на земле. Две победы из четырех прибавил к своему счету шеф-сержант Лабусьер из эскадрильи ЕС 2/595 - единственный ас, участвовавший в конфликте. Суммарная масса бомб, сброшенных на врага за все время конфликта, составила около сорока тонн. Французская сторона не признала потерь от боевых самолетов и зенитных средств Таиланда, согласившись лишь на то, что три ее машины (один F.221 и два MS.406) были уничтожены на земле ударами авиации противника. Тем не менее, около 50% всех самолетов колониальных сил были неспособны к концу войны подняться в воздух из-за различных мелких повреждений и общей изношенности матчасти при полном отсутствии запасных частей...

 

________

1 Воинские звания даются в европейском звучании и в основном соответствуют британским, так как в тойской транскрипции они труднопроизносимы и непонятны. То же самое отностится и к названиям боевых единиц ВВС Таиланда. Например, подразделение, по численному составу примерно соответствующее авиакрылу, по-тайски звучит "Кронг Бин Ной", истребительная эскадрилья - "Фоонг Кнап Лай", и т.п.

(С) Михаил Быков (e-mail)
Полный вариант статьи находится на сайте "Авиа-хобби"





Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100