Реклама...

    


 
главная история авиации ввс в локальных конфликтах
   Египетско-Ливийская война 1977 года
             
         n Михаил Жирохов  


В годы "холодной войны" одним из способов "привязать" к одной из сторон развивающееся государство была поставка боевой техники. Однако часто случалось так, что оружие, как советского, так и западного производства использовалось во внутренних разборках. Так случилось и в знойных песках Северной Африки в 1977 году, когда в небольшой, но ожесточенной схватке сошлись египетские МиГи и ливийские "Печоры" и "Волги" (причем обслуживание последних осуществляли советские специалисты, которые оставили неоценимые воспоминания о тех днях)...Об этой войне наш рассказ.

* * *

Политическая ситуация на Ближнем Востоке в очередной раз кардинально поменялась с приходом к власти в Египте Анвара Садата. Сменив на посту умершего Гамаль Абдель Насера - активного сторонника дружбы с СССР, Садат взял курс на мирное урегулирование арабо - израильского конфликта и как следствие - сближение с США и Израилем. По его настоянию в июле 1972 г. страну спешно покинули 15 тыс. советских военных советников и специалистов, их постепенно заменили американские эксперты. Хотя в ограниченном масштабе советские военспецы понадобилась на начальном этапе Октябрьской войны 1973 года. А уже через четыре года в одностороннем порядке Каир прекратил действие Договора о дружбе и сотрудничестве с Советским Союзом. Логическими шагами на данном пути египетского руководства стало, как известно, подписание в дальнейшем, в сентябре 1978 г., кэмп-дэвидских соглашений с Вашингтоном и Тель-Авивом и сепаратного мирного договора (март 1979 г.).

Стремление Садата взять на себя роль лидера в арабском мире не могло не отразиться на его отношениях с соседними странами Африки и Ближнего Востока и прежде всего на отношениях прежде всего с Ливией. Ведь именно полковник Муамар Каддафи впервые провозгласил о достижение арабского единства. И мало того именно он сделал реальные шаги для объединения арабского мира. Еще в декабре 1969 г. состоялась встреча М. Каддафи, президента Египта Г. Насера и премьер-министра Судана Дж. Нимейры. В результате была подписана "Триполийская хартия", содержавшая идею объединения трех государств. В ноябре следующего года три страны подписали Каирскую декларацию о создании Федерации Арабских Республик. Однако далеко идущие объединительные планы осуществлены не были. Особую сдержанность в вопросах объединения проявил Садат. Любые попытки ливийского руководства ускорить объединительные процессы Египтом блокировались, а к осени 1973 г. вообще привели к заметному осложнению в ливийско-египетских отношениях.

Одновременно Ливия предпринимала попытки объединения с Тунисом и Алжиром. Выступая за поддержку Палестинского движения сопротивления, в ходе Октябрьской войны 1973 г. она активно выступила на стороне Египта и Сирии, оказав им военную, финансовую (до 700 млн. долларов) и другую поддержку.

Последовательный и независимый курс М. Каддафи вызывал недовольство, подогреваемое извне США, и у оппозиции внутри страны. В июне 1975 г. во время военного парада была совершена неудачная попытка обстрелять трибуну, на которой находился лидер революции. А в следующем месяце группа реакционных офицеров во главе с О. Мохейши предприняла попытку военного переворота, которая была пресечена. Руководители заговорщиков бежали за границу, в том числе в соседний Египет.

Новый пик обострения отношений между соседями пришелся на весну 1976 г., когда Египет, а затем Тунис и Судан, обвинили Ливию в организации и финансировании их внутренних оппозиционных кругов. Наряду с усилением пропагандистской кампании против Египта и Туниса ливийское правительство провело сокращение числа египетских и тунисских рабочих и служащих, ранее составлявших два самых крупных отряда иностранной рабочей силы в стране (соответственно свыше 200 тыс. и около 80 тыс. человек). В июле Каир и Хартум выдвинули прямые обвинения против Триполи в поддержке неудачной попытки переворота против суданского руководителя Нимейры. Уже в августе 1976 г. началась концентрация египетских войск на ливийской границе.

В декабре того же года М. Каддафи впервые побывал с официальным визитом в Москве, что серьезно продвинуло ливийско-советские отношения. Стоит заметить, что контакты с СССР в военной сфере начали развиваться начиная с весны 1970 г. В результате 2 марта 1977 г. прежнее название страны - ЛАР - было заменено на новое - Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия (СНЛАД).

 Напряженность же в ливийско-египетских отношениях продолжала нарастать. В апреле 1977 г. в ливийском городе Бенгази были казнены "подготовленные в Египте", как утверждалось, организаторы террористических актов, имевших место 1 сентября 1976 г. Вслед за этим в ходе массовых антиегипетских демонстраций их участниками было занято отделение "бюро по связям" (генконсульство) АРЕ в Бенгази. Инцидент послужил примером для захвата аналогичного представительства Ливии в Александрии. Вдоль границы, разделяющей оба государства, стали концентрироваться войска. Период с конца весны до середины лета 1977 г. был самым тревожным. Стороны готовились к решающей схватке.

Основную роль в будущей войне египтяне отводили авиации. Впрочем и их противники тоже обладали внушительными авиационными силами. Интересно, что обе стороны были вооружены примерно одинаковой матчастью (интересно, что советских и западных образцов было примерно поровну) и даже несли одинаковые опознавательные знаки (потому ливийцам с началом войны пришлось ввести новые).

Основу ливийских ВВС к рассматриваемому периоду составляли восемь эскадрилий: четыре "Миражей" 5D и две, вооруженные "Миражами" 5DE (плюс несколько разведывательных 5DR). Кроме того, две эскадрильи перехватчиков были вооружены МиГ-23МС.

Однако для такого количества техники просто не хватало летчиков. Программа обучения была очень неэффективной, хотя учебной техники было куплено множество: в Югославии 50 SOKO G-2A "Галеб", в Италии - 260 SF.260WL и наконец в СССР - 55 МиГ-21МФ/УМ. Но большинство ее использовалось для подготовки палестинских летчиков ("Команда 14") и летчиков из других африканских стран - союзников Ливии. Для того, чтобы компенсировать нехватку летного персонала ливийцы прибегали к привлечению военспецов и наемников.

С другой стороны к 1977 году египетские ВВС потеряли былую мощь времен войн с Израилем. И причин было множество. Прежде всего, конечно, разрыв с СССР - так, на советских заводах были задержаны 140 МиГ-21, отправленные на капитальный ремонт. Кроме того, естественно, прекратились поставки запчастей и оружия.

Непреодолимые проблемы возникли с эксплуатацией МиГ-23-х (было поставлено 8 МиГ-23МС, столько же МиГ-23БН и шесть МиГ-23УМ). Дело в том, что машины появились на вооружении в начале 1974 года и не были освоены личным составом. Самолеты были выведены с боевого состава и складированы на авиабазе Мерса - Матрух. Египтяне стали судорожно искать покупателя на МиГи. Техника была новейшая и ею сразу заинтересовались такие супердержавы как США и Китай. Пекин, тоже находившийся в конфронтации со своим северным соседом, был крайне заинтересован в новейших образцах советского авипрома для развития собственного производства. Потому переговоры с Каиром прошли формированными темпами. В результате было подписано соглашение с КНР на поставку 10 МиГ-21МФ, двух МиГ-23МФ, двух МиГ-23БН, двух МиГ-23УМ и 10 крылатых ракет КСР-2 в обмен на запасные части и техническую поддержку для большого парка египетских МиГ-21 и МиГ-17 (производство которых было освоено в Поднебесной).

Американцы обзавелись как минимум 16-ю МиГ-21МФ, парой Су-20, парой МиГ-21У, шестью МиГ-23МС, шестью МиГ-23БН, двумя Ми-8 и 10 крылатыми ракетами КСР-2. И все это "богатство" обошлось американцам всего ли в большую партию запчастей для новых F-4E "Фантом" II, которые стали поступать на вооружение ВВС Египта.

Не стоит наверное и говорить, что обе страны использовали новейшую советскую технику для улучшения своего оборонного потенциала. Так, китайцы на основе МиГ-21 МФ смогли создать новую версию своей копии МиГа - J-7D, а американцы на базе полученной техники организовали 4477-ю испытательную эскадрилью "Красные Шляпы". Как минимум, по одному бывшему египетскому Су-20 и МиГ-23БН, передали в Западную Германию в 1986 году. Самолеты были тщательно изучены в испытательном центре Люфтваффе в Манчинге. Кстати, Су-20 пережил объединение Германии и сейчас служит памятником при въезде на авиабазу Лиуварден.

Египтяне делали попытки закупить технику на Западе. В 1972 году на саудовские деньги во Франции были куплены 32 "Миража" 5SDE и шесть 5SDD.

20 июля ливийская артиллерия впервые открыла огонь по египетским пограничным постам в районе ас-Саллум и Хальфайя. Кадаффи ждал бурной реакции, но Садат лично запретил отвечать огнем на огнем, тем временем подтягивая дополнительные силы к границе.

По рассказам советских военных специалистов, в первый же день конфликта, 21 июля, египетские бронетанковые части при поддержке авиации и артиллерии пересекли границу с Ливией на фронте шириной до 15 км и углубились на ливийскую территорию на 5 километров. Первыми в бой с ними вступили подразделения народной милиции СНЛАД. Затем к боевым действиям подключились ливийские дивизионы реактивной артиллерии БМ-21 "Град", уничтожившие до батальона танков противника. В ходе встречного боя несколько танков Т-72 потеряли и ливийцы.
В своей речи 22 июля Садат прямо указал, что его вооруженные силы оккупируют ливийский город Мусаид и что этими действиями он преподносит урок Ливии. Позже, 3 августа, выступая в Народном собрании страны, премьер-министр АРЕ Салем заявит, что "Египет не претендует на ливийскую территорию, но не потерпит сосредоточения войск какого-либо иностранного государства вблизи своей границы".
Ныне из опубликованных источников известно, что одной из причин конфликта со стороны Египта были документы израильской разведки "Моссад", переданные египетской стороне, о якобы готовящемся Ливией заговоре против Садата с целью его устранения.
Конфликт стремительно набирал обороты. По сообщению члена генерального секретариата Всеобщего народного конгресса Ливии А.С. Джеллуда, в этих событиях "были замешаны и ВВС США". А 26 июля в израильской газете "Едиот ахронот" появилось сообщение со ссылкой на военные круги о начале переброски по договоренности с Каиром части израильских войск с Синайского фронта на западный фронт против Ливии.

Уже утром 21 июля группа египетских Су-20 под прикрытием МиГ-21-х, атаковала несколько ливийской военных объектов около границы. Кроме того, налетам подверглись РЛС в эль-Джагбаб и Бардилахе. Результаты налета были оценены как успешные и вскоре был запланирован и второй. На этот раз целью были авиабазы - "Гамаль Абдель Нассер" (!!) около Бенгази (бывшая американская база Уилус) и эль-Курта. Налет был полной неожиданностью и сопротивление было минимальным - при отходе один истребитель-бомбардировщик был сбит "Стрелой". Зато египтяне заявили, что смогли уничтожить на земле 7 самолетов противника.

Ответ ливийцев не заставил себя ждать - группа "Миражей" 5 при поддержке Ми-8, оснащенных аппаратурой постановки помех, атаковала египетские города и базы вдоль границы. Египетские ВВС не смогли эффективно прикрыть свое воздушное пространство, и ливийцы потеряли всего один самолет, сбитый удачно запущенной с земли "Стрелой".

Это по официальным данным, а вот что вспоминают советские специалисты:

В. Марков: "22 июля мы как обычно, в рабочем режиме, проверили технику и вооружение и к 18.00 собрались в штабе бригады для отъезда в гостиницу и коттеджи. И вдруг увидели большую группу истребителей, летевших в стороны базы ВВС Тобрука. Впоследствии выяснится, что в общей сложности налет осуществляли 24 египетских "Миража" и МиГ-21. Самолеты летели парами с трех направлений с интервалом 20 - 40 секунд на предельно малых высотах от 30 до 50 метров. Вначале мы их приняли за ливийские. Но когда над аэродромом появилось множество парашютов, а затем последовали мощные взрывы фугасных авиабомб, поняли, что это египтяне наносят удар по военно-воздушной базе. Средства ПВО бригады были застигнуты врасплох и предпринять ничего не успели. Очевидно, египетская разведка заранее установила, что именно в это время советские специалисты разъезжаются по домам. Как оказалось, объектами удара были: ВПП, рулежные дорожки, автомобили-заправщики, спортивные самолеты, располагавшиеся на открытых пространствах, КДП и боевые самолеты. Но последние находились в железобетонных укрытиях и поэтому не пострадали.

Наши семьи - женщины и дети - в это время были в коттеджах, что располагались всего в 500-700 м от базы. Можете представить, какое впечатление произвели современные реактивные истребители, проносившиеся буквально над крышами, и последовавшие затем взрывы бомб?! В коттеджах вырывало двери, сыпались стекла окон...

Налет длился буквально несколько минут. Находясь в штабе части, мы ничего не могли сделать. Возможно, это было к лучшему. Включив станции разведки, находившиеся в управлении бригады, наши специалисты определили, что самолеты противника удаляются и в воздухе новых целей нет.
После этого мы разбились на группы по 2-3 человека и разъехались на огневые позиции ЗРК "Печора" и "Волга", где включили и проверили матчасть, организовали совместное круглосуточное дежурство в ожидании новых налетов..."

Н. Скулаков: "Когда налетели египтяне, ливийские военнослужащие по обыкновению пили чай. О времени чаепития хорошо было известно разведке противника.

Намного позже, когда ливийцы захватили первых сбитых египетских летчиков, те, выступая по ливийскому телевидению, рассказали о тактике их действий. Оказывается, все они в 1973 г., в период Октябрьской войны, были на тобрукской авиабазе инструкторами и готовили здесь по взаимной договоренности правительств обеих сторон своих летчиков. Поэтому хорошо знали аэродром и прилегающую к нему местность.

Налеты выполнялись на малых и предельно малых высотах. Самолеты заходили со стороны моря. Затем шли по лощине, простиравшейся от египетской границы до авиабазы. На дальности 27-30 км от объектов ударов набирали высоту и с трех направлений группами их атаковали. Благодаря такой тактике истребители-бомбардировщики долгое время оставались невидимыми для ливийских РЛС.

Советские специалисты, в том числе мои товарищи Виктор Фоменко, Иван Донченко, Александр Брагин, Михаил Леонов, Владимир Тушкевич, Геннадий Труфанов и др., разъехались по дивизионам для оказания помощи ливийцам в организации боевой работы. Я отправился в технический дивизион ЗРК С-75..."

В. Марков: "Ночь с 22 на 23 июля прошла в напряженном ожидании. Налетов больше не было. Утром в 10.00 наши специалисты обнаружили на экранах РЛС группу целей в составе четырех самолетов, заходивших со стороны моря. Как только первые два из них приблизились к дальней границе зоны поражения ЗРК, сразу с двух комплексов - "Печоры" и "Волги" были произведены пуски ракет. Обнаружив их, египетские летчики попытались осуществить противоракетные маневры в разные стороны, но были сбиты. Вторая пара, не заходя в зону поражения ЗРК, развернулась и ушла в сторону границы..."

Из сообщения ТАСС ("Красная звезда" от 24.07.1977 г.):

"Триполи. 23 июля. По заявлению официального ливийского представителя, сегодня египетская авиация предприняла налеты на ливийские города Тобрук, Куфра, Бардия, Джагбуб и Мусаид. Части ливийской противовоздушной обороны, сообщил представитель, сбили 8 египетских самолетов..."

Н. Скулаков: "Египтяне, заметив пуски ракет, стали катапультироваться. Но из-за малой высоты один пилот разбился, другой выжил и был пленен ливийскими военнослужащими. Приблизительно в 16.00 того же дня было замечено появление на высоте 1,5 км еще одного самолета противника, очевидно, разведчика. По нему были выпущены по одной ракете из двух дивизионов "Волги". Цель была уничтожена. По мере уменьшения количества ракет организовали подготовку новых. Наш сокращенный расчет доукомплектовали только на следующее утро, 24 июля, за счет пополнения прибывшего из бенгазийской и триполийской бригад..."

В. Марков: "Мы продолжали дежурить на своих боевых постах посменно круглосуточно с включенной матчастью. 24 июля примерно в 12.07 Михаил Михненок, дежуривший на "Печоре", обнаружил на экране группу целей из 16 самолетов "Мираж" и МиГ-21. Они летели парами на предельно малых высотах 30-50 м по трем направлениям. Тут же были оповещены все комплексы и проведены мероприятия по подготовке к пуску ракет. Как только первая пара противника вошла в зону поражения ЗРК С-125, были выпущены 2 ракеты, которые достигли целей. Остальные египетские летчики, увидев это, стали беспорядочно выполнять маневры с набором высоты, освобождаться от бомб и покидать район боевых действий.

Вот тут-то все комплексы бригады и стали производить самостоятельный захват целей и вести их обстрел как вдогон, так и на встречных курсах. Кроме "Печор" и "Волг", были задействованы другие ливийские средства ПВО: ПЗРК "Стрела-1", ЗСУ 23-4 "Шилка"...

В результате боя комплексы "Печора" и "Волга" сбили 9 самолетов, "Шилка" и "Стрела" - по одному. Два катапультировавшихся египетских летчика, чьи самолеты были сбиты ракетами вдогон, попали в плен. Среди них был и подполковник - командир эскадрильи..."

Рассказывает бывший специалист по РЛС майор запаса Алексей Дудченко (г. Киев):

"Во время всех налетов я находился на станции П-14, которая располагалась на высотке, на небольшом удалении от бригады и авиабазы. Ливийцы вели все цели, а мы обеспечивали устойчивую работу техники и оборудования. На соседней П-37 работал мой товарищ капитан Дмитрий Петецкий. 24 июля был случай, когда одной ракетой "Печоры" сбили сразу два истребителя-бомбардировщика. Ведущий, обнаружив старт ракеты, катапультировался, а самолет без управления тут же "клюнул" вниз. В это время станция наведения ЗРК цель потеряла. Операторы качнули лучом и захватили вторую цель - ведомого. Перенацелили ракету, и она ее уничтожила. Первый же самолет разбился о землю.

По рассказам, позже где-то в пустыне, на юге, ливийцы сбили египетский бомбардировщик Ту-16..."

В. Нартов: "Вернувшись на базу, я застал новый налет египтян. Находился на КП, который располагался в сооружении из заливного железобетона с высоким ограждением и выдерживал прямое попадание 500-килограммовой бомбы. На моих глазах "Шилка" буквально изрешетила огнем "Мираж", и он еще в воздухе развалился. Только я поднялся из укрытия, как прямо над моей головой пролетела ракета "Стрелы". Ливиец выстрелил из ПЗРК и сбил пролетавший на малой высоте истребитель-бомбардировщик...".

В. Марков: "25 июля в 16.00 наши средства разведки обнаружили отвлекающую группу самолетов противника, барражировавшую вдоль границы. Спустя несколько минут на экранах РЛС появились новые цели - две группы по два самолета, которые пытались нанести удар по объектам ливийских ПВО. Пусками ракет с комплексов "Печора" и "Волга" 2 истребителя-бомбардировщика были сбиты, 2 других, выполнив противоракетный маневр, ушли. Вечером того же дня пленные египетские летчики, выступая по ливийскому телевидению отметили, что в трех налетах они потеряли 15 самолетов и лучших своих пилотов, призвали своих сослуживцев отказаться от налетов на Ливию, имевшую сильную ПВО.

Характерно, что во всех налетах помехи не применялись. Это существенно упрощало задачу наших средств ПВО, позволяло им вести активные боевые действия. Несмотря на высокие, до +50 градусов по Цельсию, температуры отказов советской техники и вооружения не было.

После 25 июля египтяне налетов больше не предпринимали. В результате ударов с воздуха по позициям дивизионов у ливийцев оказались поврежденными несколько единиц техники и вооружения. Жертв среди личного состава и среди наших военных специалистов не было.

Мы же еще более двух месяцев круглосуточно несли боевое дежурство на станциях в ожидании возможных атак противника. По окончании срока командировки ливийцы предлагали нам продлить его. Но мы отказались..."

Н. Скулаков: "25 июля 200-килограммовые бомбы вновь сбрасывались на парашютах. Все они были советского производства. Это мы установили по их фрагментам, осколкам. Позже вместе с обломками самолетов их демонстрировали М. Каддафи и иностранным журналистам на плацу бригады.Наш технический дивизион должен был прикрывать французский ЗРК "Кроталь", но ввиду отсутствия французов он не стрелял. В результате у нас египтяне повредили одну ракету.

Владимир Марков рассказывал, что в других местах "Кроталь" стрелял. Но эффективность его была нулевой. Ни одна из ракет цели не достигла.

По итогам конфликта наш старший и главный инженер были награждены орденами Красной Звезды, некоторые офицеры - медалями. Мне о том времени напоминает медаль "За боевые заслуги"..."   

* * *

27 июля 1977 года пятидневная посредническая миссия председателя Исполкома Организации освобождения Палестины Я. Арафата и президента Алжира Х. Бумедьена по умиротворению Каира и Триполи увенчалась успехом. Садат приказал своим вооруженным силам прекратить все виды боевых действий против Ливии.

Конфликт закончился для Египта потерей, по некоторым данным, 37 самолетов. 9 летчиков попали к ливийцам в плен. Обмен пленными на ливийско-египетской границе состоялся через месяц - 26 августа...

Муамар Каддафи лично поздравил советских военных специалистов "с победой", поблагодарил "за исполнение своего долга" и назвал русских "истинными друзьями ливийского народа". В качестве награды вопреки местным законам им было выдано несколько ящиков виски (это был очень большой наградой, так как в Ливии "сухой закон"). Праздновать так уж праздновать...

За время это короткой войны ливийцы потеряли от 6 до 12 истребителей, большое количество танков, бронетехники и артиллерии. Список потерь заключали два радара.

Египтяне не досчитались как минимум трех истребителей. Боевые действия не повторили сценарий арабо-израильских войн 1967 и 1973 года - так, египтянам не удалось уничтожить авиацию противника на аэродромах базирования.

Боевые действия на земле тоже были неудачными для египтян, так как они не ожидали наличия такого большого количества броневиков "Джарака" и "Каскавел" в ливийской армии. После войны обе стороны закупили большое количество такой техники.

После перемирия произошло еще несколько столкновений в воздухе. В 1979 году (к сожалению, точная дата неизвестна) пара ливийских МиГ-23МС вела бой против пары египетских МиГ-21МФ. Этот бой интересен тем, что египетские летчики впервые применили ракеты ближнего боя "сайдвиндер" AIM-9P американского производства с советских самолетов. Один МиГ-23 был сбит майором Салом Муххамедом (это был очень опытный летчик, который принимал участие в "Войне на Истощение" и войне 1973 года, был сбит два раза пилотами израильских "Миражей").

И еще. В 1984 году пилот ливийского МиГ-23 угнал свой самолет в Египет. Эта машина также была передана американским союзникам и именно на ней через 12 дней после получения разбился генерал ВВС США Роберт Бонд.




Уголок неба. 2006  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:




            
Rambler's Top100 Rambler's Top100