Реклама...

    


 
 
главная история авиации ввс в локальных конфликтах
   Эфиопия 1940
             
         n Михаил Никольский  


10 июня 1940 г. фашистская Италия вступила во Вторую Мировую войну. А уже на рассвете следующего дня восьмерка бомбардировщиков "Уэллсли" из 223-й эскадрильи британских Королевских ВВС взяла курс на итальянскую авиабазу Гуру в Эфиопии. Одновременно с Европой боевые действия развернулись в самом сердце Африканского континента. И в них так же активно участвовала авиация. Но как мало походила эта кампания на грандиозные воздушные сражения в небе над Англией, Германией и Советским Союзом! Здесь не сходились в смертельных схватках десятки и сотни самолетов, устаревшие бипланы считались королями воздуха, а тоже далеко не новые трех-моторные "Савойи" заслужили титула "африканских Москито" за свою неуязвимость от истребителей.
Позиции противников - Британской Империи и Италии в Северо-Восточной Африке определились после завоевания Эфиопии итальянскими войсками в 1935 г. Эта огромная, по европейским меркам, территория представляла собой колониальный "слоеный пирог": в Египте и Судане заправляли англичане, в Эфиопии и Эритрее - итальянцы, затем, в Кении, опять англичане, а Сомали поделили на неравные части Италия, Британия и Франция. Рельеф и климат здесь самый разный: горы и равнины, пустыни и оазисы. Местность, что называется - дикая, цивилизацией не обремененная и с картографией недружная.
При подготовке к боевым действиям в регионе у противников наблюдался примерно одинаковый подход, относительно небольшие контингенты войск, главным образом колониальных, практически полное отсутствие танков, и довольно скромное число самолетов - порядка трех сотен с обеих сторон. В живой силе итальянцы поначалу многократно превосходили противника.
Англичане считали, что смогут компенсировать недостаток самолетов за счет использования дальних бомбардировщиков "Уэллсли", имеющих большой радиус действия и хорошую высотность. Для европейской войны этот самолет уже считался устаревшим, и все имевшиеся машины сосредоточили в трех эскадрильях (47-й, 14-й и 223-й), размещенных в Судане. В Адене (Йемен) находились две эскадрильи более современных самолетов "Бленхейм", которые предполагалось использовать и как истребители, и как бомбардировщики.
Воздушное прикрытие Судана и Адена возлагалось на немногочисленные звенья "Гладиаторов", также слишком старых для Европы и сосланных доживать свой век в африканскую глухомань.
Главными силами "Реджиа Аэронаутика" (итальянских ВВС) в Эфиопии являлись бомбардировщики "Савойя-Маркетти" SM.79 "Спавьеро" и SM.81 "Пипистрелло" из 44-й группы, а также истребители "Фиат" CR.32"Чирри" и CR.42"Фалько" 410-й и 412-й эскадрилий.
Итак, боевые действия в жарком небе Эфиопии начались в 6 часов утра 11 июня 1940 года, когда английские и южноафриканские самолеты нанесли удары по итальянским аэродромам и военным объектам. На севере "Уэллсли" атаковали военно-морскую базу Массауа (Массава), столицу Эритреи Асмару и аэродром Гура. На юге четверка Ju-86 бомбила пехотные казармы в приграничном городе Мояле.
Уже в первый день определилась приоритетная цель воздушных ударов- аэродромы. Всю кампанию обе стороны будут стараться разбомбить вражеские самолеты на земле - слишком мало истребителей, а их ТТХ далеко не всегда позволяют перехватывать скоростные (по местным меркам) бомбардировщики - "Бленхеймы" и "Спавьеро".
Тем не менее, первые потери англичане понесли в воздухе. На второй день войны истребители 412-й эскадрильи изрешетили два "Уэллсли", один из которых, правда, сумел приземлиться, а второй разбился при посадке в Судане. А 14 июня над Массауа CR.42 "вчистую" сбил еще один бомбардировщик - первая официальная победа в воздушном бою над Восточной Африкой.
Уже 15 июня англичане, убедившись в беззащитности "Уэллсли" от пулеметов "Фалько", решили предпринять ночной налет на аэродром Гура. Пятерку самолетов возглавил командир 223-й эскадрильи капитан Джеймс Пелли-Фри. Но дела не заладились еще на земле: на одном самолете отчего-то вспыхнули осветительные ракеты, и он сгорел дотла. Остальные ушли в рейд, однако две машины так и не пересекли границы Судана - из-за отсутствия навыков ночных полетов экипажи потеряли строй, заблудились в темноте и в конце концов сели в "чисто поле". На цель вышли два бомбардировщика, а вернулся из полета только самолет Пелли-Фри. Второй экипаж пропал без вести, и судьба его не известна до сих пор.
Таким образом, первая попытка использовать авиацию в темное время суток с треском провалилась. Впоследствии "Уэллсли" будут не раз летать на ночные бомбометания, но основным рабочим временем все равно останется день.
Чтобы хоть как-то защититься от итальянских истребителей, пилоты 14-й эскадрильи с помощью рабочих и инженеров железнодорожного депо Порт-Судана установили на четырех бомбардировщиках по два дополнительных "кинжальных" пулемета. Пулеметы имели очень ограниченные сектора обстрела, но все же могли отражать атаки с нижней полусферы. Опробовали "Ганшип-Уэллсли" 26 июня в воздушном бою над авиабазой Гура. Три самолета из четырех получили пробоины от пулеметного огня "Фалько", но и экипажи бомбардировщиков доложили об одном сбитом истребителе. На самом деле раненый итальянский пилот смог посадить поврежденный CR.42 на свой аэродром.
Иногда "Уэллсли" самим приходилось выступать в роли истребителей: 8 июля четверка бомбардировщиков из 14-й эскадрильи, возвращаясь из боевого вылета, расстреляла над Красным морем одиночный SM.81.
Кроме полетов на бомбежку, "Уэллсли" активно привлекались к доставке оружия и снаряжения партизанским отрядам императора Эфиопии Менгисту Хайле Мариама. Особенно отличились при выполнении подобных задач "Уэллсли" 47-й эскадрильи. Особой строкой в летописи эскадрильи стоит доставка в партизанское соединение английского майора Уингейта, призванного координировать действия повстанцев. Первоначально планировалась выброска майора на парашюте, однако разведчик ни разу в жизни не прыгал, а приземляться предстояло в горах. Тогда один из летчиков, лейтенант Коллиз, предложил использовать для доставки майора разъездной биплан "Винсент"; когда-то он начинал на таком самолете свою летную карьеру.
Между шасси биплана подвесили дополнительный топливный бак, в помощь лейтенанту выделели штурмана Бавин-Смита. На заднее сиденье "Винсента" втиснулись майор Уингейт и переводчик, после чего перегруженный "Винсент" пошел на взлет. Предварительно с эфиопами договорились по рации о подготовке импровизированной ВПП. Доставка офицера прошла успешно, но вот когда Коллиз увидел, на какую полосу он сел ... Взлетать летчик отказался наотрез, пока не будут убраны крупные камни и не заделают норы, в которых как ни в чем ни бывало жили гиены. Через двое суток полосу очистили и "Винсент" благополучно вернулся домой. Коллиз к тому времени уже имел самое большое количество боевых вылетов на "Уэллсли" в 47-й эскадрилье, а опасный полет в тыл противника послужил поводом к награждению летчика крестом "За летные заслуги".
В июле итальянцы начали продвижение в глубь Судана и Кении. Войска преследовали ограниченные задачи улучшить свои позиции и захватить ряд опорных пунктов на сопредельной территории. Куда более радикальные цели преследовало вторжение в Сомалилэнд (Британское Сомали).
В начале августа итальянские войска получили приказ двигаться в Сомалилэнд и как можно быстрее захватить его столицу - город Берберу. Армия вторжения насчитывала 34 800 человек. Командовал ею генерал Иаси. Воздушную поддержку осуществляли 27 бомбардировщиков, 23 истребителя и семь разведчиков.
Первые боевые вылеты итальянская авиация совершила 5 августа 1940 г. Многоцелевые бипланы "Ромео" Ro.37bis из 110-й эскадрильи вели разведку в интересах войск, двигавшихся в глубь страны тремя колоннами, в то время как бомбардировщики SM.79 бомбили города Зейла, Бербера, Аден и Бурао. Прикрытие наземных войск от возможных налетов англичан осуществляли "Фиаты" CR.32 из 410-й эскадрильи.
Английские истребители действовали с сомалийских аэродромов Бербера и Лафруг, а бомбардировщики совершали боевые вылеты из Адена. В первый день вторжения британская авиация получила пополнение - из Египта в Судан перебросили 1-ю истребительную эскадрилью ВВС ЮАР, вооруженную "Гладиаторами". Авиация окзалась чуть ли не единственной силой, способной если не остановить, то хотя бы задержать продвижение врага. 5 августа тройка "Бленхеймов" из 8-й эскадрильи трижды атаковала итальянские войска к западу от Харгейсы. Во время третьего налета патрульный CR.32 сбил "Бленхейм".
На следующий день к 8-й эскадрилье присоединились "Бленхеймы" из 39-й. Целью налетов являлась пехота и техника итальянцев, двигавшаяся по шоссе Джиджига - Харгейса. Англичане потеряли от атак истребителей один бомбардировщик. Еще один "Бленхейм" получил тяжелые повреждения, но смог вернуться на базу.
За первые два дня боев ни одна из сторон не смогла добиться господства в воздухе, но на земле итальянские войска, смяв немногочисленные английские части, уже 6 августа захватили Харгейсу. В тот же день на городской аэродром перелетели с эфиопской авиабазы Диредава два CR-32 и два CR.42. Истребителям поставили задачу обеспечить ПВО наступающих колонн. 7 августа ознаменовалось новым успехом фашистских пилотов, В 6 часов утра четверка истребителей из Харгейсы покончила с британской авиацией, базирующейся в Бербере: два "Гладиатора" из 94-й эскадрильи были сожжены на аэродроме, не успев взлететь. Отличились пилоты CR.32 - капитан Рикки и сержант Теллурио. Летчики другой пары "Гладиаторов", узнав о результатах налета, спешно улетели через Баб-эль-Мандебский пролив на Аравийский полуостров.
8 августа над Берберой появились "Бленхеймы", прилетевшие из Адена. В середине дня им удалось перехватить тройку SM.79, но несмотря на атаки двухмоторных истребителей, итальянцы удачно отбомбились по портовым сооружениям и вернулись на свой аэродром. За день бомбардировщики SM.79, SM.81 и Са.133 совершили еще несколько атак на английские войска в районе Берберы.
Утром 10 августа одна из итальянских колонн вышла на побережье Аденского залива, однако, попав под обстрел с боевых кораблей, была вынуждена остановиться. К ударам по итальянским войскам присоединились и "Бленхеймы", правда, не очень удачно. Бомбардировщики совершили два налета, причем, в первом из них один "Бленхейм" был сбит "Фиатом", а во втором два самолета столкнулись в воздухе.
Усилившееся сопротивление английских войск, занимавших хорошо укрепленные позиции, заставило итальянцев 11 августа бросить всю авиацию на поддержку наземных войск. С утра шестерка Са.133 вместе с тройкой SM.81 на предельно малой высоте штурмовала позиции английской пехоты; один SM.81 был сбит из ручного пулемета. В течение дня авиация еще несколько раз атаковала позиции защитников Берберы.


12 августа английская авиация решила перехватить инициативу. Утром пара "Бленхеймов" 11-й эскадрильи атаковала позиции итальянской артиллерии, однако оба самолета получили повреждения от огня зениток и пулеметов истребителя CR.42. "Бленхейм" под командованием лейтенанта Смита с трудом дотянул до Адена, а самолет лейтенанта Роуботэма сел на аэродром Бербера. Обе машины ремонту не подлежали. Чуть позже на бомбежку тех же целей отправилась тройка "Бленхеймов" из 39-й эскадрильи. Еще до подхода к цели их перехватили CR.32 из 410-й эскадрильи. Англичане вовремя заметили истребители и сбросили бомбы куда попало, но уйти удалось не всем. "Фиаты" буквально изрешетили своими крупнокалиберными пулеметами "Бленхейм" сержанта Томаса. Штурман бомбардировщика был убит, сам Томас - тяжело ранен. Тем не менее он смог дотянуть до своих позиций и посадить машину на "брюхо". Впоследствии поврежденный "Бленхейм" достался итальянцам и был с триумфом перевезен в Аддис-Абебу.
Самолеты "Реджиа Аэронаутика" в этот день опять работали более эффективно. Патрульный "Бленхейм" из 203-й эскадрильи перехватил тройку SM.79 над Берберой, но не смог помешать очередному налету на аэродром, зато сам получил порцию свинца от стрелков "Спавьеро". Летчик и штурман "Бленхейма" были ранены. Весь день позиции англичан штурмовали "Капрони" Са.133, действовавшие шестерками. Между тем, обстановка на фронте складывалась для англичан не лучшим образом. Вскоре им пришлось начать общую эвакуацию войск из Сомалилэнда. Местом сбора выбрали Берберу, которую надлежало оборонять до последней возможности.
14-15 августа итальянские колонны продолжали "вгрызаться" в оборону англичан, а авиация сосредоточилась на действиях по коммуникациям. Тройки SM.79, SM.81 и Са.133 наносили удары по шоссе Зейла - Бербера и по транспортам в портах Зейла и Бульхар. За два дня итальянцы потеряли только один самолет - бомбардировщик SM.81, сбитый "Бленхеймами" над Аденом утром 15 августа.
К 16 августа большая часть британских войск сосредоточилась в Бербере. В этот день началась полномасштабная эвакуация. Итальянцы достаточно вяло пытались препятствовать погрузке войск в порту; утром суда бомбили два SM.81, ближе к полудню над акваторией порта опорожнили бомболюки два SM.79, еще раз тройка SM.79 атаковала транспорты перед заходом солнца.


Вечерний налет "Савой" отразила пара "Мэрилендов" (американские двухмоторные бомбардировщики, которым пришлось выступать в роли истребителей) из 8-й эскадрильи французского контингента в Сомали. Хотя официально Франция уже капитулировала, отдельные части еще продолжали сражаться. Удача в тот день сопутствовала французам: лейтенант Рито-Лаше в первом же вылете сбил "Спавьеро", Но поскольку падения бомбардировщика он не видел, победа осталась незасчитанной. А "итальянец" взорвался в воздухе, так и не дотянув до своего аэродрома.
Утром 17 августа стороны "обменялись визитами" бомбардировщиков: пятерка "Бленхеймов" бомбила аэродром Харгейса, а пятерка "Капрони" атаковала штаб британского контингента в Сомалилэнде. "Бленхейм" из 39-й эскадрильи предпринял попытку провести разведку побережья от Бульхара до Зейлы, но был сбит огнем зенитной артиллерии. Экипаж выбросился с парашютами и полчаса "купался" в Аденском заливе, пока его не выловили моряки английского крейсера "Церес".

18 августа летчикам 223-й эскадрильи поставили задачу сбросить бомбы на итальянские войска под Берберой. На подходе к цели пятерку "Блемхеймов" атаковали два "Фиата" под управлением лейтенанта Веронезе и сержанта Волпе. Веронезе удалось поджечь "Бленхейм" и, хотя все три члена экипажа выбросились с парашютами, выжил только один - остальные умерли от ожогов в госпитале.
Англичане взяли реванш чуть позже и в другом месте. Вслед за "Бленхеймами" взлетели пять "Уэллсли" 223-й эскадрильи и взяли курс на Аддис-Абебу. Над аэродромом столицы Эфиопии британских летчиков встретили плохая погода, огонь зениток и истребители CR.42. Тем не менее, "Уэллсли" прицельно отбомбились по ангарам, полностью разрушив два из них. Результаты оказались более чем впечатляющими: уничтожены один SM.79, один SM.75 и три Са.133. Еще два бомбардировщика получили тяжелые повреждения. Английские самолеты благополучно вернулись в Аден, правда, обшивка четырех машин напоминала сито.
К вечеру 18 августа итальянские войска прорвали последнюю линию обороны Берберы, однако англичане уже успели эвакуировать основную массу войск. В этот день армия "Дуче" установила полный контроль над Британским Сомали.
За период боев с 5 по 19 августа английская авиация в Адене совершила 184 боевых вылета и сбросила 60 т бомб. Потери составили семь машин сбитыми и десять тяжело поврежденными.

В начале сентября авиация противников переключилась на морские цели. 1 сентября самолеты RAF провели массированный, по африканским меркам, налет на военно-морскую базу Ассаб, расположенную в южной части Эритреи. С аденского аэродрома поднялись в воздух все "Бленхеймы" 8-й, 11-й и 39-й эскадрилий. Бомбардировщикам удалось потопить один буксир, разрушить казармы, склады и резервуары с горючим. Все самолеты благополучно вернулись на базу.
В тот же день пара "Капрони" подстрелила одиночный "Уэллсли"из 14-й эскадрильи, который производил разведку района Красного моря в окрестностях Массауа. Летчик посадил подбитую машину на захваченный итальянцами остров Хармил, оба члена экипажа попали в плен.
2 сентября итальянцы ответили на бомбежку Ассаба ударом шестерки "Савой" по портовым сооружениям Адена. Бомбардировщики повредили два торпедных катера. Через день тройка SM.79 закрепила успех, повторив налет на Аден.

Пилот в кабине "Уэллсли" перед вылетом на боевое задание
"Мэриленд" из 12-й южноафриканской эскадрильи над Сомалилэндом, декабрь 1940г.

Бомбардировщики пыталась перехватить пара "Гладиаторов", но одного из них еще при наборе высоты "срезал" стрелок "Савойи". Итальянцы без потерь вернулись в Диредаву. В этот же день "Спавьеро" тяжело повредили в Красном море английский пароход "Велко".
Утром 5 сентября первыми "проснулись" англичане - "Бленхеймы" разбомбили береговую батарею 120-мм орудий, прикрывавшую подходы к Ассабу. Зато чуть позже пятерка SM.79 перехватила в Красном море конвой BS-3 1/2, состоящий из нескольких транспортов. Конвой имел воздушное прикрытие - один "Бленхейм". "Воздушное прикрытие" попыталось отогнать "Савойи", однако, получив порцию свинца, ретировалось в Аден. Впрочем, итальянцам все равно не удалось потопить ни одного корабля.
7-8 сентября итальянские бомбардировщики бомбили порт и аэродром Порт-Судана, На сей раз английские истребители действовали более успешно - сбили один SM.79.
После серии малоэффективных налетов на Аден активность итальянцев в воздухе заметно упала: рутинные и безрезультатные полеты одиночных SM.79 на поиск английских судов в Аденском заливе сопровождались такими же рутинными и безрезультатными попытками их перехвата со стороны "Гладиаторов", из 94-й эскадрильи RAF.
В октябре и ноябре характер действий авиации над Сомалилэндом в целом не изменился. Единственным ярким эпизодом стал разгром 47-й эскадрильи RAF и ответный удар английской авиации. 12 октября восемь "Уэллсли" и четыре "Винсента" перелетели из Хартума на передовую площадку в районе Гедарефа, откуда
предполагалось организовать полеты к эфиопским партизанам, действовавшим в районе озера Тана. Экипажи еще не успели толком освоиться на новом месте, как три дня спустя на "сверхсекретный" аэродром обрушились несколько SM.79 в сопровождении шестерки "Фиатов". В пилотском кресле ведущего бомабрдировщика сидел сам командующий итальянской авиацией в Эфиопии генерал Пьяцантини. Через несколько минут все двенадцать английских самолетов горели ярким пламенем. А еще через два дня итальянцам отомстил южноафриканец капитан Бойл; ведомая им тройка "Гладиаторов" "нанесла визит" на аэродром Барента и расстреляла на стоянках девять итальянских самолетов, в числе которых были и принимавшие участие в налете на Гедареф. В ноябре капитан Бойл стал первым южноафриканским летчиком, награжденным крестом "За летные заслуги".
В ночь с 18 на 19 ноября командир 15-й итальянской эскадрильи полковник Франческо Виа лично отправился бомбить Аден. Это был его последний полет. Бомбардировщик, "срезанный" пулеметами "Гладиатора", рухнул в море в трех милях от берега, а экипаж выловили из воды английские моряки. Но этот успех устаревшего истребителя был скорее случайным. Через два дня пара "Гладиаторов" пыталась перехватить "Савойи" над Порт-Суданом, однако их обоих сбили воздушные стрелки бомбардировщиков. В конце ноября итальянцы получили подкрепление: в Эфиопию перегнали из метрополии еще несколько SM.79, Число же английских боевых самолетов в Адене, напротив, уменьшилось. В связи с итальянским наступлением на Египет пришлось перебросить туда 11-ю и 39-ю эскадрильи бомбардировщиков. Оставшиеся самолеты стали привлекаться для борьбы с отрядами местных партизан, недовольных присутствием англичан в Йемене. Их действия приобретали все больший размах, британцам даже пришлось сформировать специальную эскадрилью из 16 самолетов "Винсент" для борьбы с повстанческим движением.
В середине декабря англичане решили перехватить инициативу.
Их войска нанесли удар в районе города Галлабат на судано-эфиопской границе. Все снабжение британской армии шло морским путем, через Порт-Судан. Чтобы сорвать наступление, итальянцы подвергли город и порт массированным воздушным бомбардировкам. Африканское командование "Реджиа Аэронаутика" выделило для блокады порта десять SM.79 из 44-й группы; бомбардировщики должны были помешать выгрузке с транспортов подразделений 4-й индийской пехотной дивизии.
Порт-Судан стал на время точкой концентрации усилий авиации с обеих сторон, причем, если итальянцы усиливали наступательную компоненту, то англичане - оборонительную. Предыдущие воздушные бои показали неспособность "Гладиаторов" перехватывать скоростные "Спавьеро". Требовались более новые истребители-монопланы, и такие истребители - "Харрикейны" - были получены.
В полдень 16 декабря южноафриканский капитан Драйвер совершил демонстрационный полет на первом "Харрикейне", прибывшем в Порт-Судан. Это же время итальянцы выбрали для очередной бомбардировки. Драйвер заметил приближающуюся тройку "Савой" и немедленно рванулся в атаку. Тем временем ему на помощь взлетели три "Гладиатора" и еще один "Харрикейн". Пока они набирали высоту, Драйвер успел в полной мере продемонстрировать достоинства своей машины. Меньше чем за минуту он сбил два ведомых бомбардировщика. Лидер итальянцев спасся бегством, на порт не упала ни одна бомба, а помощь "Гладиаторов" не потребовалась.
Но закрепить впечатляющий успех не удалось: через 45 минут опять прилетела тройка SM.79, затем - еще одна. Оба раза на перехват поднимались "Харрикейны" и "Гладиаторы", однако - безуспешно. Итальянцы без потерь отбомбились по судам и портовым сооружениям. Для фотоконтроля результатов налетов примерно в 2 часа прилетела последняя, десятая, "Савойя". Два "Гладиатора" и "Харрикейн" навязали итальянцу воздушный бой и подожгли средний мотор. Пилот "Харрикейна" майор Уилмот посчитал врага сбитым, хотя и не видел его падения. Между тем, экипаж бомбардировщика сумел потушить пожар и на двух крыльевых моторах привести свой воздушный корабль на базу.

Разумеется, итальянцы не оставили без внимания усиление ПВО Порт-Судана. Целью очередного налета стал уже не порт, а аэродром. На перехват взлетела тройка "Харрикейнов" и пара "Гладиаторов", сорвавших прицельное бомбометание. Герой вчерашнего дня капитан Драйвер заявил даже об уничтожении одного из бомбардировщиков (и победу ему засчитали), хотя на самом деле все "Савойи" благополучно вернулись в Гуру.
К концу декабря на африканских фронтах установилось затишье. Обе стороны наращивали силы, готовясь к новым боям. Итальянцы получили 74 самолета, из них 23 SM.79 и 51 CR.42. Бомбардировщики перегоняли своим ходом из Италии через Ливию, истребители же преодолеть столь дальний маршрут не могли. Их перевозили в разобранном виде внутри объемистых фюзеляжей транспортников SM.82.

"Фиаты" CR.32 и CR.42, захваченные англичанами в Эфиопии - экспонаты выставки трофейного вооружени.
Обломки "Фиата" CR.42, сбитого капитаном Фростом 3 февраля 1941 года.

В начале нового, 1941 года англичане, достигнув троекратного численного перевеса, предприняли решительное наступление на севере Эфиопии - в Эритрее. В связи с этим главными целями итальянских летчиков стали наступающие армейские колонны.
20 января на удары по ним бросили практически всю авиацию. Никакого воздушного противодействия итальянцы не встретили, но летчики отмечали сильный огонь зениток, от которого были потеряны два "Фиата" и один SM.79. Удары авиации лишь замедлили продвижение союзников, но остановить его не могли.
22 января в небе наконец-то появились южноафриканские истребители. Два "Харрикейна" и два "Гладиатора" перехватили над Кереном звено "Капрони", шедших под прикрытием "Фиатов" к линии фронта. В воздушном бою южноафриканцы без потерь сбили один "Капрони", а два других - повредили. Вечером на аэродроме Агордат те же пилоты добили при штурмовке оба поврежденных бомбардировщика.
В последующие дни индийская пехота уверенно теснила итальянцев. К концу месяца союзники захватили Агордат, ожесточенные бои развернулись на подступах к Керену.

Чтобы парализовать или хотя бы ослабить действия вражеской авиации, англичане решили нанести воздушный удар по аэродрому Гура. Утром 29 января восьмерка "Бленхеймов" высыпала свою боевую нагрузку на ангары и летное поле. Но меткость английских летчиков оставляла желать лучшего: ни самолеты, ни аэродромное хозяйство не получили никаких повреждений. Тогда за дело взялись истребители. В 14.00 над Гурой появились восемь "Харрикейнов" и пятерка "Гладиаторов". Несколько "Фиатов" и "Савой" успели взлететь прежде, чем англичане принялись за штурмовку. Вспыхнул ожесточенный воздушный бой. Уже знакомый нам капитан Драйвер сумел сбить "Спавьеро", но на его "Харрикейн" тут же набросилась подоспевшая тройка "Фиатов" во главе с командиром 412-й эскадрильи капитаном Раффи. Драйвер уклонился от "трасс" и спикировал на четверку SM.81, взлетавших с соседней площадки Эди-Угри.

"Уэллсли" из 14-й эскадрильи взлетает с полевого аэродрома Кассала в Судане
"Гладиатор", уничтоженный итальянцами при штурмовке аэродрома Бербера.

Один из бомбардировщиков, прошитый очередями, загорелся и рухнул прямо на летное поле. Тем временем в воздухе закрутилась смертельная "карусель" истребителей. Южноафриканцы долгое время считали этот бой самым удачным за всю кампанию. Согласно докладам пилотов, им удалось без потерь сбить пять CR.42. Однако на самом деле итальянцы также не потеряли ни одной машины! Все "Фиаты" благополучно приземлились на своем аэродроме. Правда, дырок в них оказалось немало. К примеру в самолете лейтенанта Каччиавилани насчитали около 50 пробоин.
На следующий день капитан Драйвер во главе четверки "Харрикейнов" вновь наведался в Эди-Угри - ему не давали покоя уцелевшие 29 января бомбардировщики. На летном поле в тот момент стояли три "Пипистрелло". С первого захода южноафриканцы зажгли две машины, а затем и третью.
Истребители улетели в полной уверенности, что вскоре от бомбардировщиков останутся одни головешки. В действительности же пожар смогли потушить, а самолеты - отремонтировать. Эта тройка SM.81 еще долго принимала участие в боевых действиях.
4 февраля звенья "Харрикейнов" и "Гладиаторов", ведомые все тем же Драйвером, атаковали взлетно-посадочную площадку Бахар-Дар (район Метеммы). На аэродроме находилось три Са.133, и все они были уничтожены. По одному бомбардировщику сожгли лейтенанты Кетцер и Уайт, последнюю машину расстрелял сам Драйвер.
Вечером того же дня четверка "Харрикейнов" прикрывала звено "Уэллсли", бомбивших позиции итальянцев в районе Гуры. С аналогичным заданием, на том же месте, в тот же час появилась тройка "Бленхеймов" из 14-й эскадрильи RAF. Пилоты истребителей никак не ожидали встретить своих в глубоком тылу неприятеля и азартно набросились на непонятные бомбардировщики. Один "Бленхейм" получил повреждения и совершил вынужденную посадку в Порт-Судане. Между тем, в небе появился настоящий противник - четверка "Фиатов". Южноафриканцы и тут не сплоховали, вовремя переключившись со своих на чужих. Майор Уилмот поджег один биплан, остальные ретировались. Уилмот честно признался, что из-за дыма и пыли он не смог увидеть падение самолета. В результате победу ему не засчитали, а зря. Итальянцы действительно потеряли в том бою истребитель, сбитый "Харрикейном".
На следующий день 1-я эскадрилья вновь дралась с "Фиатами". Четыре "Харрикейна" и два "Гладиатора" перехватили над передним краем шестерку CR.42, По одному биплану записали на свои счета лейтенант Кетцер, капитаны Драйвер и ле Мессарье. В действительности самолет, "сбитый" ле Мессарье, благополучно вернулся в Асмару.
Аденские "Бленхеймы" продолжали наносить удары по авиабазам. 5 февраля самолеты 203-й эскадрильи подвергли бомбардировке аэродром Аломата, где на летном поле стояло девять Са.133. "Бленхеймы" командира эскадрильи Пайка и лейтенанта Геенна бомбами и пулеметным огнем уничтожили восемь итальянских самолетов. Через три дня четверка "Бленхеймов" разбомбила авиаремонтные мастерские в Асмаре.
Южноафриканские истребители в районе Керена, начиная с 6 февраля, занимались воздушным прикрытием подразделений 5-й индийской пехотной бригады, подвергавшимся атакам итальянской авиации. 8 февраля итальянцы предприняли попытку очистить небо над Кереном от "Харрикейнов", но безуспешно. Пятерка CR.42 не смогла справиться с четверкой истребителей-монопланов. На базу вернулись только три итальянца, в то время как "Харрикейны" потерь не понесли. По одному сбитому записали на свои счета капитан Драйвер и лейтенант Ван дер Мерв.
Пилоты "Реджиа Аэронаутика" взяли реванш на следующий день. "Фиаты" проштурмовали аэродром Агордат. Летчики сообщили об оглушительном успехе: уничтожено пять "Харрикейнов", пять бипланов неустановленного типа, два "Гладиатора", два "Уэллсли" и "Лайсендер"! На смом деле англичане лишились двух "Уэллсли", двух "Харди" и двух "Лайсендеров", что, в общем, тоже было немало.
11 февраля южноафриканцы потеряли над Кереном первый "Харрикейн", В бою с тройкой CR.42 получил пробоины в бензобаках самолет лейтенанта де Вилена, Лейтенант совершил вынужденную посадку на вражеской территории, и ему пришлось сжечь свою машину. В Агордат он пришел пешком на следующий день.
Гораздо более тяжелый удар постиг в этот день итальянскую авиацию. Погиб лучший летчик 412-й эскадрильи капитан Марио Вицинтини. В тот день он, несмотря на песчаную бурю, вылетел на поиск двух пропавших в пустыне молодых пилотов. И вскоре на аэродром поступило известие, что истребитель Вицинтини сгорел, врезавшись в гору.

Марио Вицинтини считался одним из самых результативных истребителей восточно-африканской кампании. Он начал свою боевую карьеру еще в Испании, а в Африке заслужил у английских летчиков прозвище "Педро - испанский ас". Командир
223-й эскадрильи RAF капитан Джеймс Пелли-Фри в своих воспоминаниях утверждал, что "Педро" летал на абсолютно красном "Фиате" - "африканский Рихтгофен" Вицинтини первым в Восточной Африке сбил "Бленхейм" (всего на его счету числилось три "Бленхейма", сбитых лично и три - в группе). Общее же число побед капитана, по итальянским данным, достигло семнадцати. Блестящий результат, учитывая, что вся 412-я эскадрилья за всю войну в Эфиопии сбила 50 самолетов (англичане, правда, подтвердили потерю только 29 машин). Муссолини посмертно наградил Марио Вицинтини "Золотой медалью" (Medaglio d'Oro) - высшей наградой фашистской Италии.

Мартин "Мэриленд" - один из лучших фронтовых разведчиков восточно-африканской кампании
Южноафриканцы эвакуируют "Хартбис", подбитый зенитным огнем над южной границей Эфиопии, январь 1941 г.

Утром 12 февраля осиротевшая 412-я эскадрилья, в которой осталось пять самолетов, вновь атаковала патруль южноафриканцев, и вновь - неудачно. Майор Уилмот и капитан Бойль вдвоем "завалили" CR.42, а лейтенант Дункан - CR.32. Все три уцелевших биплана получили повреждения.
Мартин "Мэриленд" - один из лучших фронтовых разведчиков восточно-африканской кампании.
В дальнейшем южноафриканцы продолжали "набирать очки", пользуясь техническим превосходством своих машин, 15 февраля Уилмот расстрелял еще один "Фиат", а капитан Драйвер отличился дважды: в двух боевых вылетах от записал на свой счет по одному итальянскому истребителю. В результате этих боев 412-я эскадрилья на какое-то время (до получения новых машин) фактически "выбыла из игры".
Пользуясь этим, 15 "Уэллсли" на следующий день засыпали бомбами авиабазу Гура. Потери итальянцев оказались относительно невелики - два сгоревших SM.79. Однако такие потери итальянские бомбардировщики несли изо дня в день, а пополнений не поступало, 18 февраля пара "Бленхеймов" разбомбила еще один SM.79 и два повредила.
Вскоре генерал Пинья, начальник итальянской авиационной группировки в Эритрее, потребовал у главнокомандующего, герцога Аосты эвакуации всех прифронтовых аэродромов, дабы вывести места базирования бомбардировщиков за пределы радиуса действия "Харрикейнов" и "Гладиаторов". Налет на Асмару 20 февраля подтвердил правильность его решения, Англичане уничтожили на земле два "Капрони", "Савойю" и "фиат".
Почувствовав свою безнаказанность, летчики союзников начали наглеть - теперь "Харрикейны" 1-й эскадрильи отваживались на дальние рейды, они взлетали в Агордате, дозаправлялись на аэродромах подскока и за один полет штурмовали несколько целей. Так, четверка "Харрикейнов", уже после налета на Асмару, "прошлась" по аэродромам Массауа, Декамири и Ади-Угри. В результате такой "прогулки" итальянцы лишились еще четырех "Фиатов", двух "Капрони" и двух SM.81. В этот же день воздушная разведка установила, что в Массауа прибыло несколько транспортников с новыми CR.42. Утром 21 февраля майор Уилмот повел шестерку "Харрикейнов" на штурмовку итальянского аэродрома. По итальянским данным, в результате налета были уничтожены три Са.133 и два SM.81. Средства ПВО сбили один "Харрикейн", летчик лейтенант Кетцер погиб.
22 февраля южноафриканцы отдыхали, но уже на следующий день они возобновили штурмовки итальянских авиабаз, К вечеру семь "Харрикейнов" приняли участие в совместном с "Уэллсли" налете на аэродром Макале. Боевой порядок самолетов напоминал сэндвич: внизу тройка истребителей майора Уилмота, вверху - четверка капитана Драйвера, между ними - бомбардировщики. Первым ринулся в атаку майор Уилмот.

Он поджег разбегавшийся по полосе "Фиат", но и сам попал под удар успевших взлететь истребителей. Очереди крупнокалиберных пулеметов лейтенанта Веронезе "раскроили" обшивку "Харрикейна", и единственное, что оставалось Уилмоту - это "приткнуть" свой разбитый истребитель на итальянский аэродром. Южноафриканский ас попал в плен.
Капитан Драйвер ничем не мог помочь своему командиру, он увидел только столб пыли на месте вынужденной посадки "Харрикейна". Но союзники компенсировали потерю Уилмота шестью сожженными на летном поле "Спавьеро".
24 февраля "Бленхеймы" 203-й эскадрильи добрались до столицы Эфиопии Аддис-Абебы. Их целью, как обычно, стал аэродром. В этот же день капитан Дункан на "Харрикейне" в ходе полета на разведку аэродромов противника сжег только что прилетевший из Италии транспортный SM.82.

Звено Бленхеймов из 14-й эскадрильи RAF в одном из боевых вылетов на бомбардировку целей в Эфиопии.
"Хартбисы" из 40-й южноафриканской эскадрильи перед атакой па итальянский форпост Эль Вак, декабрь 1940 г.

Несмотря на тоненький ручеек пополнений, силы итальянской авиации неуклонно таяли. К концу февраля в подразделениях "Реджиа Аэронаутика" в Восточной Африке осталось всего 42 боеспособных самолета. Численность же авиации союзников продолжала расти.
Тем не менее, наступление на Керен начало выдыхаться. Итальянцы отошли на хорошо укрепленные позиции в горах и успешно отражали все попытки индийской пехоты сбить их с высот. Британская авиация слишком увлеклась действиями против аэродромов и не сумела эффективно поддержать наступающие войска.
Новое наступление началось 15 марта. Атаке пехоты предшествовал массированный авиаудар силами трех эскадрилий "Уэллсли". Бомбардировщики начали боевую работу в 7 часов утра и "утюжили" передний край обороны весь день. На позиции итальянцев упало до 18 тонн бомб. На следующий день работало уже 40 "Уэллсли", 15 "Бленхеймов", 9 "Гладиаторов", 11 "Харди" и 12 "Лайсендеров'". Затем к ним добавились "Харрикейны". Этой армаде противостояли лишь три "Савойи", два "Капрони" и 12 "Фиатов". В воздушных боях итальянцы сбили "Уэллсли" и "Гладиатор", потеряв один истребитель, но сорвать бомбардировки они не смогли.
На третий день бомбежки продолжались. Итальянские колониальные войска, не привыкшие к столь интенсивному воздействию, начали самовольно оставлять свои позиции, отдельные подразделения были близки к панике. В условиях подавляющего численного перевеса противника итальянцы решили испробовать последнее средство: нанести внезапный удар по аэродромам, хотя сил для такого удара было явно маловато. Рано утром 18 марта над летным полем Агордата появилась пятерка "Фиатов", затем стоянки самолетов "обработала" пара SM.79. В результате был сожжен один "Уэллсли" и три "Харрикейна" - слишком мало, чтобы хоть как-то повлиять на обстановку.
Тем не менее фашистские пилоты продолжали отчаянно сопротивляться. Крупный воздушный бой разыгрался над Кереном ранним утром 21 марта. Пятерка "Фиатов" напала на корректировщик "Лайсендер". С первой же атаки был тяжело ранен пилот английской машины. На помощь "Лайсендеру" бросилась оказавшаяся поблизости патрульная четверка "Харрикейнов" во главе с капитаном Драйвером. В завязавшейся "собачьей схватке" итальянцы все же добили корректировщик и тяжело повредили два истребителя, вынужденных совершить аварийные посадки, в том числе - и самого капитана Драйвера. Англичане объявили сбитыми четыре "фиата", из них три записал на свой счет лейтенант Паре. Итальянцы же признали потерю только двух машин.
22 марта итальянцы предприняли контрудар под Кереном. Усилия авиации обоих сторон сосредоточились на непосредственной поддержке наземных войск. Английские зенитчики сбили два "Капрони", но южноафриканским истребителям в этот день не повезло: лейтенанты Уайт и Паре прозевали атаку шестерки "Фиатов". Итальянцы не дали противнику опомниться и мигом расстреляли обе машины. Один "Харрикейн" был сбит, второй с трудом дотянул до базы.
Англичанам по-прежнему не хватало современных истребителей для выделения эскорта каждой группе бомбардировщиков. Пользуясь этим, немногочисленные итальянские "Фиаты" продолжали наносить противнику весьма болезненные "укусы". С 23 по 25 марта они сбили еще один "Уэллсли" и два "Бленхейма". Пилоты английских "бомбовозов" начали нервничать, сказывалось и утомление от долгой непрерывной боевой работы. В результате участились аварии и катастрофы. Наиболее тяжелым днем стало 25 марта, когда при посадках на аэродроме Агордат одна за другой разбились 6 машин. С тех пор эта площадка получила прозвище "кладбище "Уэллсли".
Между тем, на земле англичанам все же удалось добиться перелома. Контратаки итальянцев захлебнулись, а 26 марта войска "Дуче" начали общий отход. 27 марта индийская пехота вступила в Керен, захватив 4000 пленных и около 300 артиллерийских орудий. Весь день небо над городом гудело моторами "Винсентов", "Харрикейнов", "Гладиаторов", "Лайсендеров" и "Харди". Самолеты поливали свинцом отступавшие в беспорядке колонны итальянской пехоты. Их летчики в упоении победы никак не ожидали атаки истребителей. Вдруг откуда-то сверху внезапно появилась тройка "Фиатов", и через несколько секунд две английские машины - "Винсент" и "Лайсендер", прошитые очередями, врезались в землю. Подоспевшая на помощь пара "Харрикейнов" отогнала итальянцев, но все-таки последние воздушные победы в боях за Керен остались за ними.

Взяв Керен, англичане продолжили наступление в направлении столицы Эритреи - Асмары. Путь к ней преграждали укрепленные позиции в горном районе Ад-Теклесан. Решающая атака на эти укрепления началась 31 марта. На помощь обороняющимся войскам итальянцы бросили все оставшиеся у них бомбардировщики - три "Савойи" из 44-й авиагруппы.

"Капрони" Са.133, захваченный англичанами в Эритрее в марте 1941г.

Самолеты сбросили на атакующую пехоту осколочные бомбы, после чего их атаковала патрульная пара "Харрикейнов". "Естественный отбор" итальянских летчиков в тяжелых боях привел к тому, что выжили лучшие. Экипажи последних трех "Савой" состояли как раз из таких. В первой же атаке очереди турельных пулеметов скрестились на "Харрикейне" лейтенанта ван дер Мерва. Истребитель задымил и вышел из боя. Его сгоревшие обломки позднее были найдены в 30 километрах к северу от места схватки. Капитан Драйвер, сидевший в кабине другого "Харрикейна", трижды атаковал бомбардировщики, прежде чем смог поджечь одного из ведомых. Драйвер записал себе очередную победу, но на самом деле "Спавьеро" вернулся на базу.
Больше в этот день "Савойи" в небе не появлялись, зато английские бомбардировщики совершили 44 самолето-вылета. Над Ад-Теклесаном появилась даже тройка аденских "Бленхеймов", один из которых сбил сержант Джузеппе Барон. Кроме того, зенитным огнем был подбит "Гладиатор". Летчик лейтенант Симмонс сел на вынужденную в тылу противника, неделю пробирался по горам через линию фронта, и все-таки вышел к своим.
Тем временем индийская пехота прорвала оборну, и утром 1 апреля передовые части вступили в Асмару. На следующий день авангард 5-й индийской пехотной дивизии достиг побережья Красного моря. Очередной целью британского наступления стала военно-морская база Массауа.
Командующий итальянскими ВМС в Красном море адмирал Бонетти принял решение отвести из бухты Массауа флотилию эсминцев. Но было уже поздно. В условиях полного господства в воздухе английской авиации быстроходные боевые суда превратились в беззащитные мишени. Тем более, что в Порт-Судане как нельзя кстати оказались профессиональные "охотники за кораблями" - семнадцать торпедоносцев "Суордфиш" с авианосца "Игл". Их базовый корабль, направлявшийся в Средиземное море, ждал окончания траления Суэцкого канала.
2 апреля "Суордфиши" уже искали свои цели над Красным морем. Первой их жертвой стало итальянское торговое судно. Вечером того же дня от экипажа разведывательного "Бленхейма" поступила информация об эсминцах. Найти их не составляло большого труда, и 3 апреля "Суордфиши" совместно с "Бленхеймами" за несколько часов отправили на дно три боевых корабля. На следующий день к атакам подключились "Уэллсли". Еще два итальянца были серьезно повреждены и добиты артогнем английского эсминца "Кингстон". Последний итальянский миноносец, севший на мель в гавани Массауа, был разбомблен "Суордфишами" 8 апреля. Единственной потерей англичан в этой операции стал "Уэллсли", подбитый корабельными зенитчиками и севший на вынужденную в Аравийской пустыне.
5 апреля последний боевой вылет в Эритрее выполнили летчики 1-й южноафриканской эскадрильи. В тот же день к ним пришла радостная весть - из плена был освобожден майор Уилмот. В ходе воздушных боев над Суданом и Эритреей летчики 1-й эскадрильи одержали, по британским данным, 48 побед. Собственные потери составили шесть погибших летчиков. В эскадрилье воевал лучший летчик союзников на восточно-африканском ТВД - капитан Драйвер, одержавший (опять-таки по английским данным) десять воздушных побед. Кроме него, асами стали капитан Бойл (пять побед плюс одна "вероятная") и лейтенант Паре (пять сбитых).
Битва за Эритрею закончилась 8 апреля, когда шотландские стрелки и индийская пехота вслед за танками "Матильда" ворвались в Массауа.
На юге, в Кении, авиацию Британской Империи представляли подразделения ВВС Южно-Африканского Союза (ЮАС) и Южной Родезии, вооруженные по большей части разным "колониальным" старьем. Они включали одну (237-ю) родезийскую эскадрилью (двухместные бипланы, Хаукер "Харт") и пять с половиной южноафриканских: 11-ю (22 "Хартбиса", в июне перевооружена на бомбардировщики "Бэттл"), 12-ю (11 закупленных в предвоенные годы грузо-пассажирских "Юнкерсов" Ju-86, переделанных в бомбардировщики), часть 1-й истребительной (четыре "Харрикейна" и шесть "Фьюри", которые в ходе боев заменили на "Гладиаторы"), 60-ю и 62-ю (многоцелевые самолеты "Энвой" и "Дабл Игл"), а также 50-ю транспортную (двухмоторные фанерно-полотняные бипланы Виккерс "Валентия" образца 20-х годов, и несколько трехмоторных Ju-52/3m). Штаб-квартира ВВС находилась в столице Кении - Найроби.
Боевые действия здесь начались так же, как и в Эритрее, с атак союзников на итальянские аэродромы; 19 июня 1940 г. первую победу одержал капитан Траттер на "Харрикейне", сбивший "Фиат" CR-42. Всего же за первую неделю войны на юге Эфиопии "Реджиа Аэронаутика" лишилась по разным причинам пятнадцати самолетов. В июле итальянцы предприняли наступление в Кении. Атаки проводились на очень широком фронте по трем изолированным направлениям и преследовали ограниченные цели. Используя численное превосходство, войска "Дуче" сумели захватить приграничные города Тоденьянг, Мояле и Мандеру, однако дальнейшее продвижение союзникам удалось остановить. Впрочем, итальянцы и не стремились развивать успех на этом направлении - их главной целью был захват Британского Сомали. На его границах герцог Аоста сосредоточил наиболее боеспособные силы. На юге же итальянские ВВС не получили никаких подкреплений даже после победы в Сомалилэнде.
В начале августа противники вновь обменялись ударами по аэродромам. При этом отличился командир транспортной "Валентии" лейтенант Кери. Этот летчик давно тяготился своим положением воздушного извозчика. Однажды, сговорившись с друзьями из 11-й бомбардировочной эскадрильи, он подвесил на свой самолет бомбы и в тайне от начальства полетел бомбить итальянский форт. "Экспедиция" завершилась успешно - бомбы легли точно, а транспортник, хотя и получивший 93 дырки от пуль, благополучно вернулся на базу. Возможно, командование так ничего бы и не узнало об этой авантюре, но поступила информация от агентурной разведки, что какой-то необычный летательный аппарат, как будто прилетевший из времен Первой Мировой войны, весьма удачно отбомбился по итальянским укреплениям. К счастью для Кери, его устремления поняли правильно и в сентябре он был переведен в бомбардировочную эскадрилью.
С середины августа "Бэттлы" из 11-й южноафриканской эскадрильи начали регулярно бомбить столицу Итальянского Сомали - Могадишо. Эти рейды больше носили характер комариных укусов, нежели планомерного разрушения объектов. Так, в первом налете 19 августа приняли участие всего несколько бомбардировщиков, которые бомбили одновременно четыре аэродрома, расположенные в окрестностях столицы, и склады в самом городе. Первый налет не принес ощутимого успеха, но уже во втором - 21 августа - "Бэттлы" повредили на аэродромах пять Са. 133 (два из них отремонтировать не удалось) и уничтожили два ангара.
24 августа "Бэттлы" опять прилетели бомбить аэродромы в окрестностях Могадишо. Им навстречу взлетела тройка "Ромео", однако эти разведчики-бипланы мало подходили на роль перехватчиков и не смогли догнать противника. 28 и 29 августа, южноафриканские бомбардировщики трижды бомбили огромную автостоянку на окраине Могадишо. Экипажи "скромно" сообщили об уничтожении 800 грузовиков. Правда, когда через полгода союзные войска заняли город, оказалось, что бомбили не автостоянку, а автосвалку, на которой старые и разбитые машины ржавели уже много лет.
3 сентября первую потерю понесла 12-я южноафриканская эскадрилья. Над аэродромом Явелло был сбит зениткой один из "Юнкерсов", все семь членов экипажа погибли. 12 сентября тройка "Бэттлов" бомбила авиабазу Шашаманна, уничтожив здание штаба и два SM.81. На выходе из атаки дежурное звено "Фиатов" сбило самолет лейтенанта Армстронга. Четвертый "Бэттл" появился над Шашаманной для фотоконтроля результатов налета и также пал жертвой "Фиата", пилотируемого сержантом Марчелло Гоббо. Пилот сумел посадить горящую машину, и весь экипаж попал в плен. 21 сентября итальянская авиация нанесла "ответный визит" на аэродром 11-й эскадрильи Пост-Арчер. Тройку "Савой" встретила в воздухе четверка "Гладиаторов", которые снова продемонстрировали свою неспособность бороться с "африканскими "Москито". Стрелки SM.79 оказались удачливее - один истребитель был сбит.
В рутинном боевом вылете на бомбежку итальянских позиций в районе Ньялли 4 ноября совершил подвиг лейтенант Хатчинсон из 11-й эскадрильи. Его "Бэттл" был сбит зенитным огнем, но летчик, вместо того, чтобы воспользоваться парашютом, направил самолет в гущу итальянской пехоты. Взрыв унес жизни двадцати солдат и офицеров. Очевидцы утверждали, что пилот управлял машиной до конца, так что свои Гастелло были не только в Советском Союзе.
22 ноября 11-я эскадрилья понесла еще одну потерю - над Шашаманной "Фиат" сбил "Бэттл", выполнявший фотографирование аэродрома. Пилот фоторазведчика попал в плен. После своего освобождения, в апреле 1941 г., он рассказал, что экипаж заметил противника, только когда по фюзеляжу застучали пули. Многие британские летчики отмечали великолепный "африканский" камуфляж итальянских истребителей. Даже опытный стрелок обычно мог различить на фоне земли атакующий снизу "Фиат" лишь на расстоянии 20-50 метров, то есть когда истребитель уже выходил из атаки.
В конце ноября авиация союзников пополнилась 3-й эскадрильей ВВС ЮАС, вооруженной "Харрикейнами". В первом же боевом вылете эти машины сбили два из трех "Капрони", шедших на бомбежку аэродрома Бура.
Получили пополнение и итальянцы. После перегона из Ливии новых бомбардировщиков удалось полностью укомплектовать "Савойями" 15-ю эскадрилью, базирующуюся в Шашаманне, 65-я эскадрилья в Явелло получила новые Са.133, которые уже 11 декабря попали под удар "Бэттлов". Южноафриканцы сожгли три "Капрони" и еще пять повредили.

В середине декабря союзные войска в Кении перешли в наступление. Авиационная поддержка возлагалась на девять "Хартбисов", три Ju-86 и четыре "Харрикейна". Продвижение в направлении городка Эль-Вак началось 15 декабря. Войска Британской Империи по численности значительно превосходили противника, а местность благоприятствовала атакующим. Уже вечером следующего дня в Эль-Вак

Англичане осматривают трофейную авиатехнику на аэродроме Аддис-Абебы, апрель 1941 г.

ворвалась южноафриканская пехота, захватившая 440 пленных и 13 артиллерийских орудий. После такого начала союзное командование обрело уверенность в успехе и даже перенацелило часть самолетов на решение других задач.
Так, 20 декабря "Юнкерсы" вместе с недавно прибышими шестью "Энсонами" приступили к патрулированию прибрежных вод Индийского океана.
29 декабря над итальянским аэродромом Бардера появилась четверка "Харрикейнов". Одна пара истребителей кружилась высоко в небе, контролируя воздушное пространство, а вторая проштурмовала стоянки SM.81, два из которых получили повреждения, а один сгорел.
Итальянцы, хотя и ожидали атаки, предотвратить ее не смогли - тройка "Фиатов" пошла на взлет уже после того, как загорелись "Савойи". Первыми оторвались от земли истребители лейтенантов Де Мичели и Бартолоцци, сержант Стране несколько задержался - ему мешала пыль, поднятая винтами взлетающей впереди пары. Минутной задержки оказалось достаточно, чтобы попасть под пули "Харрикейна" лейтенанта Коленбрэндера. Две очереди прошили навылет фюзеляж истребителя, повредив пневмосистему и сделав невозможной стрельбу из бортового оружия (пулеметы "Фиата" имели пневмоспуск). Стране все-таки продолжил взлет, но получив еще одну хорошую порцию свинца, описал круг и плюхнулся обратно на летное поле.
Пока "Харрикейны" "клевали" самолет Стране, два других "Фиата" успели выйти из-под удара. В этот момент их заметил ведущий верхней пары лейтенант Блэйк. Увы, его самолет не имел рации и Блейк не смог предупредить об опасности своего ведомого, лейтенанта Кука. Де Мичели, набрав высоту, с ходу расстрелял ничего не подозревавшего Кука, а Бартолоцци тем временем "закрутил карусель" с самим Блэйком. Кук выпрыгнул с парашютом из горящей машины и попал в плен.
Бартолоцци и Блэйк гонялись друг за другом на виражах целых девять минут, прежде чем более верткий биплан все же сумел "сесть врагу на хвост" и вогнать в него очередь. Пули перебили южноафриканскому летчику обе ноги. Тяжело раненный Блэйк все же каким-то чудом сумел посадить истребитель на итальянский аэродром, где его вытащили из кабины подоспевшие "спасители". Тем временем пилоты второй пары "Харрикейнов" спокойно вернулись на базу, даже не подозревая о несчастье, постигшем их товарищей. Воздушный бой над Бардерой произвел огромный моральный эффект. Ведь Блэйк имел репутацию одного из наиболее опытных и результативных истребителей во всей Восточной Африке. И вот такого орла "завалил" пилот давно устаревшего биплана!
Однако наземная обстановка давала итальянцам гораздо меньше поводов для веселья. Оборона трещала по швам. 14 января британцы перешли в решительное наступление на портовый город Кисмаю. Город атаковали подразделения 11-и дивизии во взаимодействии с летчиками 41-й эскадрильи и боевыми кораблями английских ВМС. Одновременно части 12-й дивизии нанесли удар в направлении пограничного укрепленного пункта Эль-Джибо. Уже 18 января, после воздушной бомбардировки Эль-Джибо сдался без боя. Для итальянцев это стало весьма грозным симптомом.
Парадоксальным образом улучшил положение итальянских ВВС успех британской пехоты - подразделения 12-й дивизии вышли из-под "зонтика" союзных истребителей. Благодаря этому 25-26 января "Савойи", "Капрони" и "Ромео" несколько раз бомбили наступающие войска. Топлива патрульных "Харрикейнов" хватало как раз на то, чтобы долететь до передовой, бросить быстрый взгляд на итальянские бомбардировщики и возвратиться на базу. Но один весьма необычный воздушный бой 26 января все-таки произошел. Возвращаясь с бомбежки английских войск в районе города Афмаду, тройка "Капрони" повстречала два "Бэттла" (так, по крайней мере, им показалось). Воздушный стрелок итальянского бомбардировщика сбил один самолет. На самом деле это были не "Бэттлы", а "Энсоны", выполнявшие вполне мирное задание - картографирование местности. Весь экипаж сбитого самолета погиб. Непонятно только, как итальянцы могли спутать двухмоторный "Энсон" с одномоторным "Бэттлом"?
В предпоследний день января отличился экипаж "Мэриленда" под командованием лейтенанта Теннанта, сумевший обнаружить новый аэродром противника северо-восточное Кисмаю. При этом впервые за все время боев итальянскому истребителю удалось перехватить скоростной разведчик. Пилот "Фиата" даже добился попаданий, однако стрелок "Мэриленда" сумел отразить атаку, а вторично догнать противника у биплана не хватило прыти.
К концу месяца южноафриканские войска в Сомали вышли к реке Джуба, а севернее - захватили Мояле и вступили на территорию Эфиопии. "Харрикейны" 3-й эскадрильи перелетели на передовую площадку Алигабе, откуда они могли эффективно прикрывать наступающие войска. Первый боевой вылете этой площадки совершили 2 февраля капитан Фрост и лейтенант Хьювитсон. Итальянцы отреагировали незамедлительно - по возвращении из второго вылета заходящие на посадку истребители попали под удар тройки CR.42; в результате самолет Фроста получил повреждения.

На следующий день из Алигабе летало уже четыре истребителя. Самолеты эскортировали "Хартбисы" и успешно отразили атаку пятерки CR.42. Капитан Фрост совершил три вылета за день. В последнем он атаковал в лоб тройку "Капрони", расстроил боевой порядок бомбардировщиков и заставил их повернуть домой, однако сам едва не попал под удар пары "Фиатов". Капитан сумел вывернуться и перевести бой на вертикали.

"Бленхейм" из 39-й эскадрильи в ангаре на авиабазе Бербера.

Южноафриканец мастерски реализовал преимущества своей машины в вертикальном маневре - один CR.42, вспыхнув, рухнул на землю. Но Фрост не удовлетворился сбитым "Фиатом". Он догнал уходившие бомбардировщики и поочередно расстрелял всех троих! Редкий случай - рапорт летчика о четырех сбитых в одном бою подтвердила и противоположная сторона. Хотя одному бомбардировщику все же кое-как удалось сесть, ремонтировать там было уже нечего.
Еще одно звено "Харрикейнов" 3-й эскадрильи летало с передовой площадки Галма-Галла. Истребители сопровождали Ju-86, которые атаковали Кисмаю. 3 февраля "Юнкерсы" бомбили аэродром, ранее обнаруженный "Мэрилендами". Эскорт "Харрикейнов" оказался как нельзя кстати - над целью бомбардировщиков пытались перехватить итальянские истребители. "Харрикейны" успешно отразили атаку, а капитан ван Бреда Терон при этом сбил "Фиат". "Юнкерсы" и присоединившиеся к ним "Харрикейны" уничтожили на аэродроме четыре Са. 133.
8 февраля части 11-й и 12-й дивизий начали штурм городов Амфаду и Кисмаю. Атаке предшествовала артиллерийская и авиационная подготовка: "Юнкерсы" и "Бэттлы" делали по нескольку заходов, после сброса бомб они обстреливали пехоту из пулеметов с бреющего полета. Конечно, по меркам европейской войны это был всего лишь рядовой налет, причем, далеко не самый сильный, но на итальянских колониальных солдат он произвел неизгладимое впечатление.
В результате нигерийская пехота прошла сквозь оборону противника, как на параде. За ночь итальянцы отошли на десять километров и закрепились на естественном рубеже - левом берегу реки Джуба. А ранним утром 9 февраля союзные войска, не встречая сопротивления, вступили в Афмаду. Через несколько часов на близлежащем аэродроме приземлились "Хартбисы" 41-й эскадрильи.
В дальнейшем зона боев сместилась к северу, в район Бардеры. Туда перенесла свои усилия британская авиация, но количество вылетов, по сравнению с первым днем, уменьшилось. Летали в основном "Бэттлы". Итальянские истребители в небе не появлялись, и единственную угрозу для бомбардировщиков представлял зенитный огонь, "Юнкерсы" совершили единственный вылет, решив крайне важную задачу - разбомбили понтонный мост через Джубу в районе Джелиба. Таким образом оказалось перерезанным стратегическое шоссе Кисмаю - Могадишо.
Итальянская авиация рисковала появляться над передним краем только ночью, но даже темнота не всегда гарантировала безопасность. 12 февраля зенитчики подбили SM.81, через два дня, точнее - две ночи Са.133.
14 февраля 22-я восточноафриканская пехотная бригада вошла в оставленный итальянцами порт Кисмаю, а утром 17-го британские войска форсировали реку Джуба. Дальнеишее наступление развивалось стремительно: 24 февраля пал последний опорный пункт перед столицей - порт Брава, а 25-го итальянцы объявили Могадишо открытым городом и начали отвод войск из Сомали. 27 февраля на столичном аэродроме приземлились "Бэттлы" и "Хартбисы". На летном поле экипажи обнаружили 21 итальянский самолет. Все машины имели различные повреждения, которые, впрочем, вполне поддавались ремонту. В этот же день командование союзной авиации устроило воздушный парад, в небе над столицей бывшего итальянского Сломали проплыла большая часть самолетов, принимавших участие в битве - "Юнкерсы", "Бэттлы", "Хартбисы", "Харрикейны" и "Фьюри".
Англичане шли вперед и на другом фланге. К середине месяца африканские части углубились на территорию Эфиопии на несколько десятков километров; 16 февраля итальянцы оставили Явелло, где находился довольно крупный аэродром.
Взломав оборону противника, английские войска почти не встречали сопротивления. Авиация только успевала перелетать с аэродрома на аэродром: 27 февраля - в Могадишо, 3 марта - в приграничный Белет-Уен, а 4-го "Юнкерсы" и "Харрикейны" приземлились уже в Эфиопии на аэродроме Габредарре. В начале марта
на задания летали одни "Мэриленды". Их экипажи вели глубокую разведку вражеской территории.
Но чем дальше продвигались англичане и южноафриканцы в глубь страны, тем чаще стали появляться в небе итальянские самолеты. Первой "ласточкой" стал "Спавьеро", бомбивший 9 марта кенийскую пехоту. На следующий день наступающие войска уже прикрывало звено "Харрикейнов", однако вплоть до 13 марта новых налетов не последовало. Южноафриканские эскадрильи за это время опять поменяли место базирования: 12 марта звено "Харрикейнов" и эскадрилья "Хартбисов" перелетели в Дагабур, что на 200 км севернее Габредарре. Теперь в пределах радиуса их действия оказались главные авиабазы "Реджиа Аэронаутика" - Диредава и Джиджига.
Диредава - основной аэродром итальянцев - отныне подвергался налетам союзной авиации, базировавшейся на разных фронтах. В ночь на 15 марта летное поле бомбили "Бленхеймы" из Адена, утром - Ju-86 и "Харрикейны" из Дагабура. Последний налет итальянцы пытались отразить - три старых CR.32 атаковали "Юнкерсы", но напоролись на заслон из четырех "Харрикейнов". Истребитель сержанта Бартолоцци получил, как потом сосчитали, 188 пробоин, но летчик сумел приземлиться. Бартолоцци тут же опроверг известную поговорку "коней на переправе не меняют" - он вскочил в другой самолет и через несколько минут вернулся в гущу боя. Итаньянцы повредили один "Харрикейн", южноафриканские летчики Терон и Фрос записали себе по сбитому CR.32, а лейтенант Морли и Винтер - по одному CR.42 которые вообще в бою не участвовали. На самом деле все "сбитые" "Фиаты" получили лишь легкие повреждения - даже на самолете Бартолоцци оказалась изрешеченной только обшивка, ни одна жизненно важная система не вышла из строя. В результате штурмовки аэродрома был уничтожен один разведчик Ro.37bis и повреждены еще два "Фиата".
Вечером "Харрикейны" вновь наведались в Диредаву. В первой атаке точным пулеметным огнем из импровизированюй зенитной установки инженер Копполи из 410-й эскадрильи сбил самолет капитана Харви. Остальные сумели прорваться к стоянкам обстреляв три SM.79 и один CR.32. На выходе из атаки был подбит истребитель капитана Фроста. Летчик на выпуская шасси, "притер" свой "Харрикейн" на дальнем от стоянок конце ВПП. Его ведомый - лейтенант Кершоу немедленно сел рядом и, посадив Фроста себе на колени, вывез его из-под самого носа итальянцев.
Сразу после взлета Кершоу, англичане несколько раз обстреляли поврежденный истребитель Фроста и улетели в полной уверенности, что им удалось лишить противника ценного трофея. Но в самолет не попало ни одной пули. Правда, итальянцы почему-то так и не стали восстанавливать машину, а при эвакуации аэродрома покончили с ней при помощи ведра бензина и спичек. Тяжелый для авиабазы Диредава день завершился ночной атакой "Бленхеймов". Всего за сутки итальянцы потеряли здесь одну "Савойю" и четыре "Капрони" еще 10 машин получили повреждения.
16 марта в порту Бербера высадились прибывшие из Адена британские войска и, не встречая отпора, устремились по пустыни в направлении Джиджиги. Итальянцы попали в "клещи" между частями десанта и подразделениями 11-й африканской дивизи. Колониальные войска в Сомалилэнде начали массами сдаваться в плен. "Юнкерсы" и "Бэттлы" непрерывно наносили удары по отходящим от Джиджиги обозам и воинским колоннам. Джиджигу освободили 17 марта, а 19-го на городской аэродром перелетели все южноафриканские "Юнкерсы" и "Бэттлы". Действуя с этой авиабазы, бомбардировщики могли достичь любого итальянского аэродрома в Восточной Африке, но пока их основными целями стали отступающие войска, поезда и станции на железной дороге Харар - Аддис-Абеба. Перебазировалась и аденская авиагруппа - в Берберу прибыли "Бленхеймы" 203-й и "Гладиаторы" 94-й эскадрильи. Между тем "блицкриг" 11-й дивизии резко затормозился. Причина была скорее географическая, чем военная. До сих пор наступление велось по равнине где чисченное преимущество играло главную роль. Теперь же путь к Харару и Аддис-Абебе преграждали горы. Нигерийцы два дня штурмовали перевал Марда, прежде чем немногочисленные защитники оставили свои позиции. 

"Бленхейм", подбитый в воздушном бою и совершивший вынужденную посадку в Сомалийской пустыне

После захвата перевала судьба Харара была решена. Итальянцы оставили его 26 марта, за несколько часов до того как к городу подошла нигерийская пехота.
Итальянцы вновь попытались изменить ситуацию, расстреляв самолеты противника на аэродромах. Тройка "Фиатов" атаковала Джиджигу и добилась неплохих результатов. Три Ju-52/Зм и связной "Рапид" сгорели в результате штурмового удара, но эти потери никак не отразились на активности союзной авиации. В следующем налете, 29 марта приняли участие уже пять CR.42 и два CR.32.
Непосредственно стоянки штурмовали четыре истребителя, а еще три кружились в воздухе на случай появления "Харрикейнов". На земле опять пострадали в основном небоевые машины - еще один транспортный "Юнкерс", "Леопард Мот", "Валентия" и "Хартбис". Звено прикрытия пресекло взлет по тревоге двух "Харрикейнов", сбив обе машины, но тут над аэродромом появились вернувшиеся с задания другие "Харрикейны" и "Хартбисы". Это сразу изменило картину боя, и теперь уже итальянцы лишились двух истребителей. В общем-то равный счет потерь был все же не в пользу итальянцев, так как англичане обладали к тому времени гораздо большим числом самолетов.
Очередной целью английского наступления стал город Диредава - главная авиабаза "Реджиа Аэронаутика" в Восточной Африке. Как это часто бывает при отступлении, число пилотов и техников в итальянских эскадрильях превысило количество исправных самолетов, поэтому всех "безлошадных" свели в Battaglione Azzuro (Голубой батальон) и 27 марта послали в окопы. Но все было напрасно: 29 марта Диредава пала. На аэродроме нигерийские солдаты захватили 28 поврежденных и неисправных самолетов, которые отступавшие в спешке не успели уничтожить. Вечером того же дня в Диредаве приземлились южноафриканские "Харрикейны" и "Гладиаторы".
В начале апреля союзники вплотную подошли к Аддис-Абебе. Захват города был делом решенным. Чтобы избежать бессмысленной гибели мирных жителей, герцог Аоста решил сдать столицу без боя. 3 апреля в Диредаву прибыла итальянская делегация. Англичане согласились предоставить гарантии безопасности женщинам и детям. Стороны договорились также не вести боевые действия в городе и не подвергать его бомбардировкам, однако это ограничение не распространялось на столичный аэродром. И уже 4 апреля авиабаза подверглась серии мощных воздушных ударов. Шесть налетов последовали друг за другом в течение полутора часов. Первая волна бомбардировщиков состояла из четверки "Бэттлов", сбросивших 208 мелких осколочных бомб на линейку самолетов. Следом шла четверка Ju-86 и два "Гладиатора", затем - тройка "Бленхеймов" из Адена. Потом - еще одна четверка "Юнкерсов" из 12-й эскадрильи. Уже вечером над летным полем пронеслось звено "Харрикейнов", довершая работу бомбардировщиков.
В результате "Реджиа Аэронаутика" потеряла около тридцати самолетов - самый тяжелый однодневный урон за всю кампанию. Правда, часть машин еще можно было восстановить, однако об этом уже никто не думал. Итальянцам пришлось срочно уносить ноги из Аддис-Абебы. 5 апреля со столичного аэродрома взлетели последние уцелевшие машины - пять "Фиатов" и три "Савойи". А на следующий день жители столицы с ликованием встречали вступавшие в город британские войска.
К этому времени англичане всерьез решили раз и навсегда покончить с итальянскими ВВС в регионе. Уже 6 апреля подверглась разгрому авиабаза в Дессие, вторая по величине после Аддис-Абебы. Сначала над аэродромом прошлись две шестерки "Бэттлов", засыпав его осколочными бомбами. Под удар попали два пытавшихся взлететь на перехват "Фиата" - один разнесло в щепки прямым попаданием, второй опрокинуло близким разрывом. Затем в небе появились восемь "Юнкерсов" под эскортом "Харрикейнов". На этот раз "Фиаты" успели подняться в воздух, но, как оказалось, лишь затем, чтобы южноафриканцы - капитан Терон и лейтенант ван Гинкель записали себе еще по одной победе. Оба сбитых летчика выпрыгнули с парашютами, но одного из них расстрелял в воздухе стрелок "Юнкерса". В Африке, в отличие от Европы, были еще не забыты рыцарские традиции воздушного боя, поэтому жестокий поступок стрелка вызвал резкое осуждение его коллег.
Вечером аэродром добивали "Бленхеймы". Всего в Дессие были уничтожены четыре "Фиата", три "Савойи" и один "Капрони", еще четыре машины получили серьезные повреждения. На следующий день уцелевшие самолеты эвакуировали в Аломату.
10 апреля настала очередь авиабаз Шашаманна и Джимма. Рано утром над Шашаманной появились "Харрикейны" и "Бэттлы", однако самолетов не обнаружили и отбомбились по различным строениям. Когда бомбардировщики ушли, на летное поле "выползли" из подземных укрытий два "Капрони", но это была ошибка - следующая волна "Харрикейнов" превратила их в факелы. Еще раз тщательно осмотрев аэродром, южноафриканские летчики заметили две тщательно замаскированные "Савойи" и расстреляли по ним остатки боекомплекта.
Во второй половине дня пятерка "Харрикейнов" под командованием капитана Фроста атаковала Джимму. Расстреляв пару дежуривших над аэродромом "Фиатов", южноафриканцы принялись поливать свинцом стоянки самолетов, благо пулеметов на "Харрикейнах" много, да и боекомплект изрядный. В результате итальянцы списали в расход шесть "Капрони" и два истребителя, не считая еще двух уничтоженных в воздухе.
Всего же за конец марта и начало апреля итальянские ВВС в Эфиопии потеряли свыше 50 боевых самолетов, после чего у них осталось не более двух десятков исправных машин. Это был разгром. В дальнейшем, атакуя аэродромы, англичанам приходилось буквально поштучно "вылавливать" на них отдельные уцелевшие самолеты.
На земле дела обстояли не лучше. Единого фронта уже не существовало. После падения Аддис-Абебы оборона итальянцев распалась на три очага; северо-западный район Гондар - Дебра-Маркос, северный - Амба-Алаги и южный - Джимма. Также еще держался отрезанный от основных сил гарнизон Дессие, продолжали сражаться отдельные отряды в Сомали и на юге Эритреи. Британцы получили возможность добивать врага по частям, но примерно в это же время вновь осложнилась обстановка на побережье Средиземного моря. Танковый корпус Роммеля, высадившись в Северной Африке, оттеснил англичан к границам Египта. В Эфиопию перестали поступать подкрепления, и процесс окончательного освобождения страны затянулся еще на полгода.
В апреле-мае упорные бои развернулись за город Амба-Алаги, где находилось итальянское командование во главе с герцогом Аостой. 12 апреля "Юнкерсы" вновь бомбили аэродром Дессие. Экипажи доложили об уничтожении восьми самолетов, на самом же деле они лишь добили уже поврежденные в предыдущих налетах машины. Налет повторили через четыре дня - южноафриканцы разбомбили ангары и ремонтные мастерские, в которых находилось еще три поврежденных самолета. К вечеру 16 апреля авиабаза Дессие фактически перестала существовать.
Сопротивление в районе Дессие прекратилось 26 апреля. Союзники захватили 10000 пленных, 52 орудий, 236 пулеметов и 240 автомобилей. Среди пленных оказался и летчик 412-й эскадрильи Арнальдо Соффрити, на счету которого значилось восемь побед в воздушных боях и 15 уничтоженных на земле самолетов.
21 апреля всего одной пары "Гладиаторов" хватило, чтобы уничтожить авиабазу Аломата. Истребители расстреляли на стоянках два "Капрони", и итальянцы, не желая рисковать остальными машинами, эвакуировали их на юг, в Джимму. 24 апреля майор Преториус и лейтенант Ховитсон из 3-й эскадрильи попытались таким же образом разделаться с итальянскими самолетами в Джимме. Но для Ховитсона этот вылет оказался последним; его "Харрикейн" был сбит зенитным огнем и рухнул прямо налетное поле. Погибшего летчика итальянцы похоронили с воинскими почестями.
В первой половине мая британская авиация осуществляла воздушную поддержку наступления пехотных частей на Амба-Алаги и Шашаманну. В Шашаманну английские войска вступили 14 мая, а через три дня капитулировал гарнизон Амба-Алаги. В плен сдалось 5000 человек во главе с самим герцогом Аоста, трофеи составили 54 пушки и 250 пулеметов.
Судьба Эфиопии определилась окончательно, и союзное командование начало постепенную переброску войск и техники в Египет. Оставшиеся в Эфиопии эскадрильи передислоцировались в районы последних узлов сопротивления итальянцев - крепостей Гондар, Джимма и Содду. Итальянские самолеты все реже появлялись в воздухе, в основном летали одиночные Са.133, державшие связь с гарнизонами. Иногда эти "Капрони" бомбили английские войска.
22 мая пал город Содду, Итальянцы отошли на правый высокий берег реки Омо, где и закрепились. "Юнкерсы" и "Бэттлы" несколько дней бомбили отступавших, но помешать переправе не смогли. 23 мая, при штурмовке автоколонны был подбит "Харрикейн" лейтенанта Винтера. Летчик сумел посадить машину на "брюхо", сам спасся бегством и чудом не попал в плен. Над Омо впервые за длительный период напомнили о своем существовании итальянские истребители: 26 мая пара "Фиатов" безуспешно атаковала два "Юнкерса", зато 29-го сержант Джиардино сбил "Харрикейн".
5 июня союзники при поддержке авиации форсировали реку Омо. Над переправой пулеметным огнем с земли был сбит "Хартбис" капитана Джилеса, 43-летний летчик погиб. На следующий день англичане подошли к Джимме. Итальянцы эвакуировали последние самолеты (два "Фиата" и один "Капрони") с городского аэродрома в Гондар, хотя крепость Джимма держалась еще две недели. К концу июня итальянцы, отступившие из Джиммы, были окружены у города Горе и 7 июля - сдались. Вооруженная борьба на юге Эфиопии завершилась.
На севере же итальянцы пока не думали сдаваться. Здесь, в горном укрепрайоне Гондар держали оборону около 25000 солдат и офицеров. Более того, они получали подкрепления из Италии по воздушному мосту, удалось даже перебросить несколько новеньких CR.42. "Капрони" и "Фиаты" несколько раз атаковали британские войска, из-за чего союзной авиации вновь пришлось заняться уже подзабытой работой - бомбежкой аэродромов. Весь конец июня "Уэллсли" и "Бленхеймы" чуть ли не ежедневно бомбили летное поле в Азозо. На перехват взлетали CR.42, однако эти действия оказались безрезультатными для обеих сторон; лишь 2 июля "Фиат" сбил "Уэллсли" над Гейдаром. Итальянцы научились рассредоточивать и хорошо прятать оставшиеся у них самолеты. Поэтому попытки уничтожить их на земле перестали давать эффект.
Тем временем июльское наступление двух африканских дивизий на Гондар захлебнулось из-за недостаточного численного превосходства и проблем со снабжением - в Эфиопии начался сезон дождей и все дороги размыло. Действия авиации также почти прекратились, поскольку аэродромов с твердым покрытием в регионе не было вообще. Вынужденное затишье продолжалось до конца сентября. Когда позволяла погода, англичане совершали налеты на вражеские укрепленные позиции, неся потери в авариях и от зенитного огня. Так 22-23 июля итальянцы подбили "Гладиатор" и два "Хартбиса". Все три самолета пришлось списать. В августе пропали без вести еще два "Гладиатора", а из-за ошибок пилотов разбились два "Юнкерса". В целом же летние действия британской авиации против Гондара были признаны неэффективными.
Только в октябре, с окончанием "мокрого" сезона на повестку дня встал вопрос о полной ликвидации Гондарского укрепрайона. К тому времени союзные ВВС в регионе пополнились десятком американских истребителей "Кертисс" Р-36 "Мохаук" и насчитывали примерно 50 боеспособных машин. Итальянцы же могли поддерживать в летном состоянии лишь два-три самолета, которые использовались только для разведки. 16 октября в небе Эфиопии состоялся последний воздушный бой (возможно, это был вообще последний в истории бой истребителей-бипланов). Исход его весьма символичен: лейтенант Хоуп на "Гладиаторе" сбил "фиат" CR.42. Итальянский летчик Малавотти погиб.
Первый штурм Гондара итальянцам удалось отбить, но 17 ноября атаки возобновились. В этот день итальянские укрепления бомбили девять "Уэллсли" и 24 "Хартбиса". Через три дня в налете приняли участие 42 машины - практически все, что смогли подняться в воздух с английских прифронтовых аэродромов. Зенитным огнем был сбит "Мохаук", летчик лейтенант Якобе погиб. Но авианалеты сыграли свою роль: оборонительное кольцо вокруг Гондара было прорвано.
22 ноября последний итальянский самолет в Гондаре последний раз поднялся в воздух. Единственный уцелевший CR.42 обстрелял позиции британской артиллерии. А 27 ноября англичане ворвались в Гондар. Командир гарнизона генерал Наси попал в плен. Следующим утром он отдал приказ своим войскам сложить оружие. В плен сдалось 23 500 человек, кроме того победителям досталось 48 орудий, 24 миномета и 400 пулеметов. Свой последний "фиат" итальянские летчики успели сжечь.
Восточно-африканская кампания завершилась победой союзников. Это была их первая крупная победа во Второй Мировой войне (напомним, что контрнаступление советских войск под Москвой началось ровно через неделю после окончательной капитуляции итальянских войск в Эфиопии). А Эфиопия стала первой страной, освобожденной от фашистской оккупации. Но до полной победы было еще очень далеко.









Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:




            
Rambler's Top100 Rambler's Top100