главная история авиации авиация второй мировой
   Разведывательные "Спитфайры" в ВВС КА
             
         n Владимир Котельников  



В начале 1й мировой войны значительная часть авиации сражающихся сторон состояла из невооруженных самолетов - разведчиков. Реалии воздушной войны быстро заставили их ощетиниться пулеметами. Но история сделала виток, и к концу 30х годов идея применения для разведки машины, не несущей вооружения (поэтому более легкой, скоростной и маневренной), возродилась вновь. Пожалуй, первым на новом уровне ее реализовал А.С.Яковлев, выпустив весной 1939 г. быстроходный двухмоторный моноплан смешанной конструкции. Однако, военные недоверчиво отнеслись к необычной концепции и заставили установить на серийный вариант, ББ22, оборонительный пулемет на турели. Подобное же вооружение имела и чисто разведывательная модификация этой машины  Р12. Аналогичным образом перестраховалась и японская фирма "Мицубиси", поставившая на своем скоростном двухмоторном разведчике Ки-4б, поступившем на испытания в октябре, довольно неэффективную оборонительную точку в задней кабине. В ноябре 1939 г. в КБ компании "Де Хэвилленд" был закончен проект DH.98 (будущего "Москито")  многоцелевой машины╩ разрабатывавшейся одновременно как бомбардировщик, разведчик и тяжелый истребитель. Два первых варианта пушечно - пулеметного вооружения не имели вообще.

А за несколько месяцев до этого, в августе, когда 2я мировая война еще не качалась, английский военный летчик М.Лонгботтом выдвинул идею, качавшуюся совершенно еретической. Он предложил передать выполнение задач стратегической фоторазведки невооруженному самолету, созданному на базе одноместного истребителя. Подобные функции во всех странах обычно осуществляли переоборудованные бомбардировщики. Немцы, например, сделали ставку на оснащенные гермокабинами высотные варианты бомбардировщика Юнкерс Ju 8б(первые Ju 86P1 получила а конце 1940 г. известная "группа Ровеля", фотографировавшая западные районы СССР).

Однако, в первые же месяцы 2-й мировой выяснилось, что ни один тип разведчиков, имевшихся на вооружении королевских ВВС, не способен глубоко проникнуть в хорошо прикрытое системой ПВО небо Германии, и идея Лонгботтома получила право на реализацию. Выбор пал на лучший английский истребитель того времени  Супермарин "Спитфайр".

Первые два самолета переоборудовали для специально созданного разведывательного подразделения, "Хестонского звена", существование которого держалось в глубокой тайне. На первой стадии "Спитфайры" облегчила, сняв вооружение, боеприпасы и радиостанцию, герметизировали и зашпаклевали стыки обшивки, отполировали ее. Все это дало прирост скорости в 1624 км/час на разных высотах,

Первый боевой вылет, совершенный инициатором этой затеи, лейтенантом Лонгботтомом, получился по принципу "первый блин комом". Летчик потерял ориентировку и снял не немецкие, а бельгийские укрепления у границы. Но вскоре пилоты набрались опыта и доказали жизнеспособность концепции Лонгботтома. Спустя считанные месяцы в распоряжении королевских ВВС оказалась целая гамма быстроходных фоторазведчиков с разной дальностью полета и различным фотооборудованием, предназначенных для сьемок с больших и малых высот. За первыми двумя самолетами, названными типом А, появились B,C,D,E,F. Новинку подхватили и за океаном; в декабре 1941 г. на вооружение ВВС армии СШ А поступили F41LO, первые фото разведчики на базе истребителя Локхид Р38 "Лэйтнинг", Впоследствии там сконструировали и вторую подобную машину, F15A, в основе которой находился ночной перехватчик Нортроп Р61, В 1941 г,, после введения новой системы, "Спитфэйры" - разведчик переоборудовали более мощными моторами "Мерлин" 45 (внедренными на истребителях "Спитфайр" V) и старые буквенные обозначения модификаций заменили цифровыми с добавлением индекса PR. Например, тип С стал "Спитфайром" PR III, а тип D  PR IV.

Последний, появившись в октябре 1940 г., отличался от всех остальных новой конструкцией крыла: вся его передняя кромка представляла собой интегральный бензобак, использование которого наряду со стандартными баками истребителям дополнительнымифюзеляжными позволило значительно увеличить запас горючего. Он достигал 1037л, что примерно в 2,5 раза больше, чем у "Спитфайра" I, на базе которого изготовили тип 6, Этот запас горючего позволял разведчику достигать с территории Великобритании такие дальние цели, как Штеттин в Германии, Марсель и Тулон. во Франции, Тронхейм в Норвегии. В левом крыле поставили и дополнительный маслобак на 63,7 л. За пилотской кабиной стояли два плановых фотоаппарата типа F.24 или F.8, Внешне, также как большинство аСпитфайроа"разведчиковн PR IV выделялся: округлым ветровым козырьком без бронестекла; каплевидными выступами по бокам фонаря, улучшившими обзор вниз; отсутствием мачты радиоантенны (на самолете не было ни приемника, ни передатчика) и отверстий для выхода пулеметных стволов (крыло типа D изготовлялось нз заводе "Супермарин" на заказ и с самого начала не несло вооружения).

Машины именно этого типа впервые попали в советское Заполярье в сентябре 1942 г. Три PR IV из 1й фоторазведывательной части (наследницы того самого "Хестонского звена") включили в состав сводной группы груп-кэптена Хоппса, направленной под Мурманск для осуществления операции "Оратор" проводки конвоя PQ-18. 1 сентября они вылетели из Сумбурга на Шетландских островах и через 4,5 часа благополучно сели в Африканде для PR IV такая дальность (около 1300 миль) не являлась пределом. Отметьте, что направившиеся через три дня по этому же маршруту двухмоторные торпедоносцы "Хэмпден" по дороге потеряли почти треть своего состава.

Из Африканды английские летчики перебрались на аэродром Ваенга под Мурманском, откуда начали регулярные полеты, контролируя немецкие морские базы в Нарвике и Альтенфьорде. В Ваенге английские трехцветные круги на крыле и фюзеляже сразу заменили красными звездами. Предосторожность была не лишней, поскольку один из "Хэмпденов" два "Яка" по ошибке сбили в устье р.Колы. Всего за время операции "Оратор" англичане совершили на "Спитфайрах" 20 боевых вылетов. Один самолет на разведке был сильна поврежден, и 16 сентября его заменили однотипным, перегнанным из Сумбурга. Еще один 27 сентября немцы сбили над Альтенфьордом (пилот погиб).

Три оставшиеся машины (в том числе одну поврежденную) англичане сдали ВВС Северного флота, Их получила одна из эскадрилий 118го орап, укомплектованная истребителями  "Харрикейны", "Томагауки", "Киттихауки", "Аэрокобры" и отечественные Як-1 и ЛаГГ-3 были дооборудованы фотоаппаратами, но другим существенным переделкам не подвергались и обеспечивали, в основном, решение тактических задач. Получение PR IV с его огромной дальностью полета и возможностью проникновения в хорошо охраняемые районы позволило советскому командованию надежно обеспечить себя информацией о намерениях немецких флота и ВВС в северной части Финляндии и Норвегии. Наши летчики быстро освоили незнакомую машину. Надо сказать, что полеты на "Спитфайрах" совершали в основном опытные пилоты, в большинстве своем довоенной выучка, многие из них до фронта успели поработать инструкторами в летных школах. PR IV получил очень высокую оценку у наших летчиков: быстроходный, маневренный, с отличными высотными характеристиками. Самолет оказался надежен, живуч, стоек к боевым повреждениям. Правда, не сразу приспособились к особенностям фотосъемки со "Спитфайра": пилот не видел, куда нацелена аппаратура. Однако, и здесь вскоре выработались несложные приемы ориентации. Больше досаждала нехватка запчастей  ведь это были первые "Слитфайры" на кашей земле; организованные поставки истребителей этого типа в СССР начались только весной 1943 г* А пока механики придумывали свои рецепты: например, техниклейтенант И.Г.Маночкин после того, как износились английские покрышки, приспособил к PR IV колеса от МиГ-3.

В начале сентября 1943 г. под Мурманск опять прибыли английские воздушные разведчики. Англичане готовились к операции"Брон"прорыву сверхмалых подводных лодок типа "X" в Альтен-фьорд, где тогда стоили немецкие линкоры "Тирпиц" и "Шарнгорст". Несколько полетов не принесли ожидаемого результата  мешала погода, мешали истребители и зенитки немцев, которыми плотно прикрыли базу.

Задачу выполнил 12 сентября командир эскадрильи капитан Л.И.Елькин, один из лучших авиаразведчиков Северного флота. V него был "Спитфэйр" PR IV, доработанный англичанами установкой на левом борту за кабиной фотоаппарата, смотрящего вбок, перпендикулярно направлению полета. Это позволяло вести перспективную съемку и при необходимости работать с малых высот. Елькин добрался до Альтенфьорда в сильный дождь, подойдя к немецкой базе со стороны суши. Ему пришлось ждать около получаса, пока облачность хоть немного рассеется. И только тогда он пронесся над самой водой, поймав корабли в кадр бокового фотоаппарата. Зенитки немцев не смогли поразить стремительно летящую на малой высоте машину. На бреющем Елькин и вернулся к вечеру домой.

Использовав добытые отважным разведчиком данные, английские подводники подорвали главные турбины немецкого линкора. Выполнив поставленную задачу, английские летчики вернулись домой морем, а их "СпитфайрьГ пополнили ряды 118го орап. На легкость расставания англичан со своими машинами, видимо, повлияло то, что дома их уже ждали новые "Спитфайры" PR XI, о которых будет сказано чуть позже.

"Четверки" регулярно обшаривали все основные немецкие аэродромы, порты╩ укрепленные районы. Летчики: Елькин, Семенов, Тартаковский, Панкрашин, Пугаков, Попович, Соловкин, Александров, Платонов привозили ценную информацию о состоянии сил противника, о дислокации его кораблей и самолетов. Напряженная боевая работа разведчиков высоко оценивалась командованием. Многие из них были награждены орденами и медалями, и не по одному разу; Л.И.Елькину22 января 1944 г. присвоили звание Героя Советского Союза.

Постоянного закрепления самолетов за пилотами в эскадрилье не было. Один и тот же человек мог за один день совершить несколько вылетов на машинах разных типов, что, конечно, требовало от летного состава высокой квалификации.

Особой целью для "Спитфайров" оставался "Тирпиц". Этот мощный боевой корабль, поврежденный, но не уничтоженный, оставался постоянной угрозой движению союзных конвоев из Англии в наши северные порты. Летчики 118-го орап участвовали практически во всех попытках добить линкор, осуществляя разведку и контролируя результаты налетов. Например, 1 апреля 1944 г, две "четверки" и один Пе-3 снимали Альтенфьорд перед ударом английской палубной авиации. Участвовали советские "Спитфайры" и в подготовке операции "Параван  рейда английских тяжелых бомбардировщиков на 'Тирпиц" с аэродрома Ягодник под Архангельском.

Большой вклад внесли летчики 118го орап в подготовку Печенго - Киркенесской наступательной операции.

Не обходилось, конечно, и без потерь. Судьба некоторых летчиков до сих пор неизвестна: "Спитфайры" отправлялись на задание, как правило, поодиночке, радиостанций на них не было (и для экономии веса, и по соображениям скрытности). Не вернулись домой Александров, Соловкин, Елькин. Выпрыгнул с парашютом из горящей машины Попович. Платонов посадил подбитый самолету линии фронта на одну выпустившуюся ногу шасси. Всего за войну ВВС Северного флота получили 10 "Спитфайров", но более 3-4 в строю одновременно никогда не имелось. Изза отсутствия пополнений количество машин этого типа в 118  орап постепенно уменьшалось. Если на 1 июни 1944 г. в полку имелось 4 "Спитфайра", то на 1 февраля 1945 т.  только 2. В 1946 г. последний у нас PR IV с номером "2" на хвосте сдали в музей Северного флота в Мурманске: его дальнейшая судьба неизвестна.


Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100