главная история авиации авиация второй мировой
   Республиканские летчики-добровольцы в ВВС РККА
             
         n Михаил Жирохов  

 

В годы Второй Мировой войны сотни тысяч бывших республиканских бойцов взялись снова за оружие и внесли свой ощутимый вклад в разгром фашизма в Европе. Плечом к плечу с солдатами союзных армий (а порой и сведенные в чисто "испанские" части, как это было во Франции, где испанцы в составе танковой дивизии Леклерка первыми вступили в Париж и активно участвовали в освобождении южной части страны) они воевали практически на всех фронтах этого грандиозного сражения.

В составе Красной Армии тоже сражалось несколько тысяч испанских добровольцев. Большинство из них сражалось в партизанских и диверсионных подразделениях, действовавших в тылу противника. Однако, они был и в действующей армии, на флоте и, конечно, в авиации. Сведений об их участии очень немного, редко встречаются упоминания о них и в воспоминаниях ветеранов. Чтобы хоть как-то восполнить пробел и привлечь внимание исследователей к этому вопросу и написана эта статья. Поиск любой информации по испанцам (да и вообще любых иностранцев, кроме французов), воевавшим в составе ВВС РККА, связан с особенно большими проблемами. И причины здесь самые разные. Если, например, в партизанских отрядах были более или менее значительные группы испанцев и когда речь заходит о прошлом, сами участники могут рассказать о себе и тех людях, которые были рядом. Испанские же летчики были разбросаны по различным подразделениям по два-три человека. Затем практически всегда испанцы брали советские фамилии и имена (процесс обратный тому, который наблюдался среди советских добровольцев в ходе гражданской войны в Испании).

Первоначально у советского командования были планы организации "испанской" эскадрильи или даже полка по примеру "Нормандии", однако в дальнейшем из-за разных причин (прежде всего политического характера - Испания в конце концов объявила себя нейтральной страной) от этой идеи отказались. Самым большим количеством испанцев может "похвастаться" только 439-й ИАП, в составе которого воевали сразу 9 испанцев, причем 2-я эскадрилья этого полка имела неофициальное название "испанской", так как из 10 летчиков пять были испанцами.

По-разному попадали испанские летчики в Советский Союз. Самая большая часть из них после капитуляции Испанской республики через французские лагеря была эвакуирована в СССР в 1939 году. В большинстве своем это были хорошо подготовленные летчики, имевшие богатый боевой опыт, было даже несколько асов. Многие из них стали асами и на Восточном фронте.

С началом Великой Отечественной все испанские летчики предложили свои услуги своей новой родине и предложили направить на фронт. Несмотря на авиационную подготовку советское командование большую их часть направило в партизанские отряды. Однако положение на фронте было тяжелым и в конце июля 1941 года из испанцев формируют разведывательную спецгруппу. Курировало ее НИИ ВВС и базировалась она в глубоком тылу - на Урале (к сожалению, точного места на сегодняшний день установить не удалось).Туда передали 12 трофейных немецких самолета: по три Ju-88, Do-215, Bf-110 и Bf-109. Руководили обучением испанских летчиков майор В. И. Хомяков и капитан Капустин. Выбор естественно был не случайным - оба "прошли" Испанию и имели опыт общения. В составе группы были: Франсиско Мероньо, Фернандо Бланко, Хосе Паскуаль, Антонио Ариас, Мануэль Леон, Хосе Агинага (бортмеханик), Висенте Бельтран, Гарсия Кано, Хуан Ларио, Ладислао Дуарте, Франсиско Бенито, Альфредо Фернандес Виньялон, Доминго Бонилья, механик Хесус Ривас Консехо и радиоспецилиаст Анхел Гусман. Обучение продолжалось до начала ноября 1941 года, но ни один летчик так и не сделал ни одного разведывательного вылета и тогда же всех отправили в срочном порядке на фронт-под Москву. Период обучения был омрачен всего одной аварией. В одном из очередных вылетов в конце октября командир группы - один из лучших советских летчиков-испытателей -- Ф.Ф Опадчий проверял подготовку испанского экипажа в составе штурмана Игнасио Хосе и летчика Леона Мануэля. Во время взлета на Ju-88 возник пожар. Опадчий и Леон смогли выбраться без приключений, в вот Игансио Хосе Агинага сильно пострадал, так как сломал ногу и не смог вовремя покинуть горящий самолет. Всех сразу отправили в госпиталь, однако только Агинага выбыл из строя: у него были частично ампутированы обе ноги. Известно, что за мужество испанец получил Орден Великой Отечественной войны.

Таким образом, на фронт отправилась группа из 15 испанских летчиков. Все они были определены в 1-ю авиабригаду в Быково. Правда тут отобрали двух лучших штурманов группы (Дамьяна Макайя и Рамона Моретонеса) и направили в бомбардировочную авиацию (АДД). Оба воевали на Ил-4 и совершили несколько десятков вылетов в глубокий тыл Рейха. В начале 1942 года при ночном налете на Кенигсберг бомбардировщик, где штурманом был Макайя, был сбит огнем ПВО. Экипаж спасся и попал в плен. Немцы в соответствии с международными соглашениями передали испанца Франко, где он был вскоре расстрелян в тюрьме г. Барселоны. Моретонес благополучно пережил войну, был награжден Орденом Великой Отечественной войны.

В 1-й авиабригаде оставшиеся испанские летчики числились с 7 ноября 1941 года по 25 июля 1942 года. Хотя готовили их к полетам на трофейных самолетах, воевать им пришлось на советских истребителях. Как вспоминали испанские добровольцы по прибытии им передали МиГ-3, Як-7б и даже несколько И-15бис! Однако стоит отметить, что реально боев было очень немного: самолеты противника уже редко подлетали к Москве, так что побед, как и потерь за этот период было немного. О самом боевом эпизоде этого периода пишет в своих мемуарах Антонио Ариас: "На очередное патрулирование мы ушли в паре с командиром эскадрильи капитаном Федоровым 26 ноября. Пролетая по намеченному маршруту, увидели тройку Ю-88. Перемахнув на большой высоте через линию фронта, преодолев заслон зенитных батарей, они вышли в наш район и взяли курс к Москве. Мы развернулись в сторону вражеских бомбардировщиков. На какое-то время , однако, нас опередила пара "яков". Это те, что располагались по соседству с нашим аэродромом. :Уже после первой их атаки строй "юнкерсов" стал распадаться. Один Ю-88 развернулся в нашу сторону. Его маневр оказался совершенно непонятным. Возможно, он принял нас за своих: И когда он, пролетая на высоте около 7000 м., оказался над Детчино, сначала Федоров, а потом и я открыли по нему огонь:Юнкерс покачнулся. Через минуту-другую из мотора начало выплескиваться пламя, и бомбардировщик понесся к земле. Он был уже неуправляем:"

Трудно сказать почему советское командование не использовало группу достаточно подготовленных летчиков на фронте, отметим только, что большинство испанцев недостаточно владело русским языком, да и скорей всего им просто не до конца доверяли (типичное отношение ко всем без разбора иностранцам в Советском Союзе).

В июле 42-го советские органы принимают "волевое решение": группу расформировать и всех раскидать по различным частям, причем некоторых отправили в партизанские отряды.

Трое испанцев (Мероньо, Фернандо Бланко и Висенте Бельтран) попали в 960-й ИАП, который в тот момент базировался под Тулой. Полк входил в состав 125-й ИАД под командованием Героя Советского Союза Торопкина. Правда назвать это подразделение полком могли только советские политработники: на момент прибытия испанцев 960-й ИАП располагал всего двумя (!) самолетами (МиГ-1 и И-16), на которых десяток летчиков посменно несли боевое дежурство.

Однако даже в таких условиях испанцы провели несколько результативных боев. Так, в октябре 1942 года Мероньо (на МиГ-1) и капитан Ампилогов (на И-16) были подняты по тревоге на перехват одиночной "рамы". В результате в районе села Бориково Ампилогов пушечной очередью отправляет ФВ-189 на землю. После приземления Ампилогов в своем отчете отмечает действия ведомого, который фактически "загнал" немца под удар ведущего. Только 23 февраля 1943 года на личные сбережения жителей Тулы для 960-го ИАП были приобретены Ла-5-е, достаточных для организации одной эскадрильи. Эта аэ получила название "имени Александра Чекалина" и в ее составе оказались все испанцы, да и командовать ею стал капитан Ф. Мероньо. Стоит сказать, что Мероньо был весьма опытным летчиком - в годы гражданской войны командовал эскадрильей 6\21 на И-16-х.

В марте 1943 года полк отправили под Курск. К тому моменту эскадрильей "Александр Чекалин" стал командовать капитан Белов. Основной задачей стало прикрытие Курска и ж\д станции Щигры. Первый бой на этом участке фронта эскадрилья выполнила на отражение налета 18 Ю-88 на Щигры. В ходе этого столкновения пара Мероньо-Васин сковала пять "мессершмитов" прикрытия, что дало возможность остальным летчикам вплотную "заняться" бомбардировщиками. В результате все "лавочкины" вернулись на свой аэродром, а противник потерял один бомбардировщик. Примечательно, что победу одержала пара в составе капитан Белов-лейтенант Бельтран.

Вскоре отметился и Мероньо. Он в паре с комэском был поднят на перехват одиночного разведчика Ю-88. Немецкий летчик пытался уйти от перехватчиков, но "лавочкины" грамотно атаковали с двух сторон, взяв противника в "клещи". Одновременно открытый огонь не оставил "юнкерсу" никакого шанса. Это была первая победа испанского летчика на этой войне, правда одержанная в паре. Вскоре в составе дежурной пары, находящейся на аэродроме в готовности ╧1, Мероньо перехватил над Курском большую группу немецких бомбардировщиков (в документах указано только, что это были "юнкерсы", без указания "87-е" или "88-е"). На перехват подняли всю эскадрилью. Пока взлетала основная группа Мероньо и Васин расстреляли по одному самолету. Однако они не заметили истребителей прикрытия, что закончилось весьма плачевно: оба советских истребителя были сбиты. Причем Васин погиб, а раненный Мероньо еле успел воспользоваться парашютом. После четырех месяцев лечения в госпитале испанец был списан с летной работы и направлен в летное училище на Северном Кавказе, где и встретил окончание войны. Оба же других испанца в составе эскадрильи "Александр Чекалин" сражались до победного конца в Братиславе. Счет побед Бельтрана к этому времени (включая и Испанию) достиг двадцати (по всей видимости, в это число было включены и одержанные в группе).

Вообще под Курском в рядах ВВС РККА сражалось множество испанцев (до конца войны большей концентрации в операциях не наблюдалось). Интересно, что с другой стороны фронта воевала и франкистская "голубая дивизия", в составе которой была испанская авиачасть. К сожалению доподлинно неизвестно встречались ли испанцы в бою, но полностью исключить такую возможность нельзя. По соседству с 960-й ИАП под Курском сражался и 181-й ИАП (235-й ИАД), где тоже были два испанца - Антонио Урибе и Эухенио Прието. Попали они в СССР еще детьми и в 1940-41 годах учились летать в одном из многочисленных аэроклубов Подмосковья. С началом войны в составе большой группы испанцев (еще 7 человек: Рубен Ибаррури, Игнасио Агиррегоикоа, Хосе Луис Ларраньяга, Луис Лавин, Рамон Сианка, Томас Суарес и Антонио Лукумберри) прошли ускоренные курсы ("взлет-посадка") в Борисоглебском училище летчиков и в ноябре 1941 года попали на фронт. Урибе погиб под Курском, прикрывая Ил- 2-е, успев сбить два истребителя противника. Позднее, уже при форсировании Днепра в сентябре 1943 года огнем ПВО был сбит и Прието. Совершив вынужденную посадку, он попал в плен. Однако через два месяца ему удалось бежать и войну закончил он в своем полку в Чехословакии. Был награжден Орденом Красного Знамени и орденом Красной Звезды. Вернулся в Испанию в 1957 году, где и умер в 1986.

В боях же под Курском отличился и еще один испанец - Хосе Санчес Монтес. Летать он начал еще под Москвой, правда на транспортных самолетах. Однако после его настойчивых просьб был направлен в летное училище и стал летчиком-истребителем. В боях на Курской дуге сбил четыре самолета противника: так, 13 (или 12?) июля в составе четверки "яков" в районе Прохоровки вступил в бой с большой группой Ю-88 под прикрытием Ме-109-х. В ходе боя Монтес с ведомым сбили по одному бомбардировщику. В одном из многочисленных боев испанец был ранен. Дальнейшая судьба автору неизвестна. Под Курском, но в составе другого подразделения, а именно 573-го ИАП 101-й ИАД, воевали и еще два испанца: Антонио Гарсия Кано и Луис Негра. Отличились оба летчика еще в ходе боев под Сталинградом. Так, опытный Кано в паре с В. Чуприковым 12 октября 1942 года сбили Не-111. Причем, заметив место вынужденной посадки, летчики взяли связной У-2 и пленили немецкий экипаж. О боях испанцев в небе над Курской дугой известно немного (впрочем как и по всей деятельности испанских летчиков в СССР). Так, 6 июля 1943 года оба испанских летчика 573-го ИАП в составе четверки "Яков" участвовали в отражении налета группы Не-111 и Ю-88 на ж\д узел Валуйки. В этом бою советские летчики заявили о четырех сбитых самолетах противника и вполне вероятно, что по крайней мере одну победу одержал Кано (летал в паре с младшим лейтенантом Т. Шевченко). По итогам боев Кано было присвоено звание капитана и он был назначен заместителем командира эскадрильи. Закончил войну в Германии, причем свою последнюю победу одержал в 1945 (к сожалению, точная дата неизвестна) году, сбив над Польшей в паре с ст. л-том Авериным разведчик Ю-88.

Еще двое испанцев из "московской группы" - лейтенанты Хосе Паскуаль и Доминго Бонилья - попали в июле 1942 года в 788-й ИАП (102-й ИАД ПВО) в Воронеже. Распределили их в эскадрилью капитана Козлова (впоследствии Герой Советского Союза). Летать им пришлось на Як-1. С августа 1943 года полк принимает активное участие в битве под Сталинградом. Тогда же впервые отметились и испанцы. В один из дней четверка истребителей в составе Капустин - Паскуаль и Башкиров - Бонилья вылетела на разведку в район Самофаловка - Калач. Уже возвращаясь на аэродром советские летчики обнаружили группу из 20 Ю-87 под прикрытием шести Ме- 109. Не раздумывая, они бросились в бой. В результате два бомбардировщика были сбиты сразу. Однако вскоре навалились "мессеры" и ввиду малого остатка топлива наши стали выходить из боя. Правда, не обошлось и без потерь: майор Капустин в лобовой атаке сбивает один истребитель противника, но и сам получает смертельное ранение и неуправляемый "як" врезается в землю. Остальные три самолета благополучно вернулись на аэродром. По всей видимости, в этом бою Паскуаль одерживает свою первую победу. Стоит сказать, что погибший командир полка майор Капустин Иосиф Григорьевич в 1938 году воевал в Испании и одержал там две победы.

Было и еще множество вылетов в небе Сталинграда. В другом бою с Ю-87 Башкиров и Паскуаль сбили по одному самолету противника и смогли расстроить всю группу. Однако гораздо больше вылетов советские летчики выполняли на прикрытие собственных бомбардировщиков. В одном из таких полетов в октябре 1942 года задачей эскадрильи Козлова стало сопровождение группы Ил-2 208-го ШАП при налете на Сталинград. Однако при подходе советским истребителям пришлось столкнуться с большой группой Ме-109. Хотя пять "стервятников" остались догорать в бескрайних степях, два "штурмовик" тоже был сбиты. В экипаже одного из был испанец Ансельмо Сепульведо (в Испании летал на СБ-2), а во втором погиб капитан Александров. Таким трагическим образом пересеклись военные дороги соотечественников: Сложил свою голову здесь и Хосе Паскуаль. В последнем для летчика боевом задании участвовала вся эскадрилья (пять самолетов). Им пришлось вступить в неравный бой с тремя девятками Ю-87 под прикрытием Ме- 109 (около сорока самолетов). Начало боя складывалось вроде бы удачно - сразу было сбито несколько пикировщиков. Но был сбит Башкиров, который спасся на парашюте. Прикрывая ведущего Паскуаль атаковал пятерку "мессеров". По воспоминаниям летчиков эскадрильи Хосе успед сбить троих, но и сам погиб. За этот подвиг (а Башкиров к тому же был комиссаром полка) испанского летчика посмертно наградили орденом Ленина. Бонилья продолжал воевать в составе полка и закончил войну в Берлине, имея по крайней мере пять побед в воздухе. В 130-ю ИАД были направлены Антонио Ариас и Ладислао Дуарте, правда летать они стали в разных полках, соответственно Ладислао - в 740-й, а Ариас - в 964-й. Позже в феврале 1943 года в полк прибыли и еще три испанских летчика - Мануэль Хисберт, Хосе Гомес и Хулиан Диас. На вооружении полка находились в основном самолеты западного производства - сначала Р-40 "Томагаук", затем "Харрикейны" и Р-39 "Аэрокобра". К моменту прибытия испанских летчиков полк был укомплектован в основном молодыми летчиками и в испанцам пришлось выступать в качестве наставников. В ходе войны испанцев несколько раз перебрасывали по различным частям.

Поначалу полк прикрывал "Дорогу жизни", а впоследствии летчики сражались в небе Белоруссии, Польши. Ариас закончил войну в Восточной Пруссии, имея на своем счету 25 побед. После войны остался жить и работать в Минске, после распада СССР уехал в Испанию, где и умер в 1996 году.

Однако основная часть испанских летчиков- истребителей был направлена в части ПВО. Наиболее примечательным был 439-й ИАП, в составе которого одномоментно в 1944 году числилось 9 испанцев: Хосе Руис Хименес, Фернандо Буэнаньо Агилера, Амадел Трильо Диас, Андреас Фьерро Марин, Хулиан Диас Исккьердо, Франциско Гомес Хуан, Антонио Ариас Ариас, Эстебе Хосе Сирухеда и Мануэль Хисберт, причем 2-я эскадрилья этого полка имела неофициальное название "испанской", так как из 10 летчиков пять были испанцами.

Этот полк войну провел под Ярославлем, вооруженный Як-7б, а ближе к концу был перевооружен на американские "Аэрокобры". В составе 142-го ИАД ПВО под Горьким летали на Ла-5 Хоакин Карильо, Хуан Эгигури и Блас Передес. В 101-й ИАД в 826-м ИАП под командованием майора Столяра в 1944-45 годах были Луис Лавин и Антонио Лукумберри.

В начале 1942 года в составе 481-го ИАП (8-й ИАК)в районе г. Баку находилось сразу шесть испанских летчиков: Браво Фернандес, Хоакин Диас Сантос, Хосе Карбонель, Пальярес, Исидоро Нехера и Мануэль Сараус. В этом полку они пробыли всю войну, причем двое погибли. Мануэль Сараус (23 победы в Испании, включая групповые) погиб в 1942 году во время тренировочного полета, столкнувшись со своим ведомым - сержантом Ряпишевым. А в 1943 году в воздушном бою в районе Грозного был сбит Исидоро Нехера. Кстати, именно испанские летчики 481-го ИАП сопровождали "Дуглас" Сталина во время его перелета на союзническую конференцию в Тегеране (28 ноября-1 декабря 1943 года).

Однако как уже упоминалось среди испанских летчиков были не только истребители, но и бомбардировщики и довольно большое количество летчиков транспортных самолетов. Дело в том, что часть испанцев не смогла полностью закончить курс обучения и поэтому их в срочном порядке переводили на У-2. На этих тихоходных бипланах они поддерживали связь "Большой Земли" с многочисленными партизанскими отрядами. Очень часто испанцы были летчиками-связниками в действующей армии. Так, например Хосе Креспильо числился в составе танковой части (к концу войны пересел в кабину истребителя). Выполнение этих заданий было связано с не меньшим риском, чем тот, которому подвергались боевые летчики. Так, по крайней мере двое летчиков, летавших на У-2 погибли: Холкин Карильо, Франсиско Бенито. Были среди них и свои герои - например, Карлос Гарсия Аюсо совершил за годы войны около ста полетов за линию фронта и закончил войну в Праге.

Внесли свой вклад испанцы и в освобождение Европы. Недалеко от озера Балатон (Венгрия) в октябре 1944 года был сбит и погиб летчик Ил-2 лейтенант Селестино Мартинес. Уже упоминавшийся Хуан Ларио в 1945 году, летая на "Спитфайре" Мк.IX, участвовал в боях на территории Польши и Германии. Ладислао Дуарте свою последнюю победу в войне (Ю-88) одержал над Кенигсбергом.

Однако, к концу войны многие испанские летчики уже были инструкторами в летных училищах, как например, майор Мануэль Ороско Ровира. Этот испанец вообще считался одним из лучших инструкторов в СССР по тактике ночного боя. За время своей инструкторской деятельности он подготовил значительное число советских истребителей-ночников, из которых был сформирован даже полк ночных истребителей. Тот же Антонио Ариас к концу войны был штурманом полка в 439 ИАП.

Демобилизация испанских летчиков из рядов ВВС СССР прошла в 1948 году, причем в экстренном порядке. И этому есть свои причины. Дело в том, что два испанца, служивших на Северном Кавказе (к сожалению, доподлинно установить в каком именно полку (481-м или 961-м) на данный момент не удалось), угнали в Турцию По-2 (или Як-11, в любом случае двухместный самолет). После этого случая и последовало сначала запрет на полеты, а потом и досрочное увольнение в запас. Только единицы остались на военной службе, остальным пришлось заняться мирным трудом.

В 60-е годы часть из них были направлена на Кубу, оказывая помощь "в укреплении завоеваний Кубинской революции". Имевший богатый боевой опыт (кроме гражданской войны прошел всю Великую Отечественную) Ладислао Дуарте стоял у истоков военно-воздушных сил молодой Кубинской республики. Некоторые вернулись во франкистскую Испанию, где их совершенно не преследовали несмотря на то, что в советской печати Франко рисовался эдаким исчадием зла.

Практически никого из них уже нет в живых:. Ценность их вклада в общую победу трудно переоценить: к началу войны это были уже обстрелянные воздушные бойцы, прошедшие через горнило войны, которых так не хватало в ВВС РККА в начальный период. Не менее важно и то, что они были беспредельно преданы новой родине. Хватало и трудностей - многие не в полной мере освоили русский язык, что создавало дополнительные трудности в боевой работе. Однако, несмотря ни на что они сражались, умирали и побеждали за свободу своей новой родины.







Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100