главная история авиации авиация второй мировой
   Защищая русский север
             
         n Александр Марданов  



Читая, безусловно, интересные исторические работы Юрия Рыбина, я обратил внимание на ряд моментов, вызвавших у меня несогласие. К примеру, из этих работ создается впечатление, что 5-й Воздушный флот Германии действовал в начале войны против Советского Союза с единственного норвежского аэродрома Хебуктен (то же самое, кстати, утверждают В.Куликов и И.Мощанский в книге ╚Операция ╚Барбаросса╩, воздушные сражения 1941 года╩ - Прим. ред.). Естественно, у любого читателя возникает вопрос: почему советские ВВС не справились со столь малочисленным противником, уместившимся к тому же на одном относительно небольшом аэродроме? Автор же объясняет все довольно просто: ╚советской истребительной авиации отводилась пассивная роль. (...) Тем самым инициатива добровольно отдавалась в руки пилотов ╚Мессершмиттов╩. К тому же между командованием ВВС Северного флота и ВВС 14-й армии не было отработано взаимодействие. Каждое из объединений выполняло боевые задачи в своих интересах, не согласуя их с соседом╩.

Начнем с вопроса о базировании 5-го Воздушного флота Люфтваффе (в дальнейшем, для краткости - 5ВФ). Уже 25 июня 1941 года войсковая разведка доложила штабам 14-й армии (14А) и Северного флота (СФ) о том, что на аэродроме Луостари находятся 8-10 замаскированных бомбардировщиков и 6-8 истребителей. В этот же день, Командующий Северным флотом контр-адмирал Головко получил от Военного Совета (ВС) Северного фронта следующую директиву: ╚В связи с тем, что немцы готовят удар по Ленинграду и Кандалакше, для чего продолжают сосредоточение сухопутных и воздушных сил, по приказанию Ставки Главного командования дано приказание авиации фронта с 25 июня открыть боевые действия по уничтожению противника на аэродромах и бомбить аэродромы Рованиеми и Кемиярви, а также аэродром истребителей в Луостари╩. ВВС СФ предписывалось бомбардировать также и аэродром Хебуктен.

Вскоре после этого бомбардировочная эскадрилья 72-го смешанного авиационного полка (72-й САП) совершила четыре боевых вылета на разведку и бомбардировку аэродрома Луостари. Однако из-за низкой облачности отбомбиться по цели удалось лишь в третьем налете одному звену СБ капитана Цецорина. При этом наши самолеты подверглись зенитному обстрелу, а один из них получил пулевую пробоину. 26 августа 1941г. два МиГ-3 совершили налет на аэродром Луостари со сбросом бомб. При этом летчики отметили, что на перехват их ╚Мигов╩ с аэродрома взлетали истребители. Действия нашей авиации по Луостари продолжались и в дальнейшем. А по показаниям сбитого 9.04.1942 г. и попавшего в плен лейтенанта А.Якоби, он проходил службу в 13 отряде 77 эскадры на аэродроме Луостари с сентября 1941 г. Плененный 19 апреля 1943 г. Рудольф Мюллер рассказал, что он еще в августе 1941-го получил назначение в отряд 6./II/JG5 (в то время 1./JG77), базирующийся в Луостари, и свои первые боевые вылеты совершил именно с этого аэродрома. Таким образом, мы видим, что аэродром Луостари действовал уже с первых недель войны, став передовым аэродромом немецкой авиации в Заполярье.

Далее необходимо отметить, что для бомбардировщиков 5-го Воздушного флота, базировавшихся на норвежском аэродроме Банак, Мурманск также входил в их радиус действия. По показаниям пленных членов экипажей сбитых немецких машин и данным радиоперехватов, для ударов по Мурманску бомбардировщики взлетали с аэродрома Банак, а в районе Луостари к ним пристраивались истребители сопровождения. Согласно ╚Хронике Великой Отечественной войны Советского Союза на Северном морском театре╩ 22 июня 1941 г. радиоразведкой СФ была установлена следующая дислокация авиации противника: Хебуктен (Киркенес) - 50 самолётов, Банак (Лаксельвен) - 32. Начиная 25 июня, то есть после вступления в войну Финляндии, немецкая авиация получила в свое распоряжение финские аэродромы Рованиеми и Кемиярви. А уже на второй неделе войны немцами был захвачен построенный накануне войны советский приграничный аэродром Алакуртти, который вскоре также начинает использоваться 5-м Воздушным флотом.

В течение недели с 22 по 28 июня в ходе подготовки наземной наступательной операции немцы подтягивают авиацию с тыловых аэродромов Норвегии к аэродромам Банак, Хебуктен и Луостари. По данным советской разведки, 26 июня в Хебуктене базировалось 72 самолёта, из них 23 бомбардировщика, 12 разведчиков, шесть истребителей и шесть транспортных, а в Банаке - 36 самолётов, из них семь бомбардировщиков, два истребителя и семь транспортных. 22 июля по данным ╚Хроники...╩ была установлена следующая дислокация самолетов на аэродромах Северной Норвегии: ╚в Киркенесе (Хебуктен) - 93 самолета, из них 22 Ме-109, 8 Ме-110, 9 Hs-126, 6 ╚Шторх╩, 4 He-111, 18 Ju-87, 18 Ju-88 и 8 Ju-52; в Банаке - 65 самолетов, в том числе 6 Me-109, 8 Me-110, 10 Hs-126, 12 He-111, 4 Do-18, 4 Ju-87, 4 Ju-88 и 5 Ju-52; в Луостари - 13 самолетов, из них 1 Ме-109, 1 Hs-126, 2 He-111, 1 Ju-87, 6 Ju-88 и 2 Ju-52╩. То есть, в общей сложности 45 истребителей, 69 бомбардировщиков и 20 легких разведчиков-бомбардировщиков Hs-126.

Эти цифры, конечно, являются ориентировочными, однако из всего вышеизложенного можно сделать вывод: на Мурманском направлении немецкая авиация действовала не с одного-единственного аэродрома Хебуктен, а с пяти, включая Луостари, Банак, Рованиеми и Кемиярви. При этом в глубоком тылу противника имелись недосягаемые для нашей авиации (за исключением бомбардировщиков ДБ-3Ф) тыловые аэродромы Тромсё, Тронхейм и Ставангер, через которые постоянно шло пополнение передовой авиагруппировки 5-го Воздушного Флота. По современным западным данным, накануне вторжения германское командование имело в Заполярье: 12 бомбардировщиков Ju-88A-5 6./KG30 и 33 Ju-87 IV/LG1, 8-10 разведчиков-бомбардировщиков Ju-88, Do-17P и Do-215B из отряда 1.(F)/124, два бомбардировщика Не-111 из состава 5-го отряда метеорологической разведки, семь ближних разведчиков-корректировщиков Hs-126В из 1.(Н)/32, 22 истребителя Bf-109Е и 4 - 6 истребителей Bf-110. Всего 55-57 бомбардировщиков, 26-28 истребителей и семь легких разведчиков. В июле - сентябре немцы значительно усилили свою авиагруппировку переброской новых бомбардировочных подразделений.

Теперь рассмотрим советские силы, противостоявшие немцам 22 июня 1941г. Состав советской авиации на данном участке фронта, состоявшей из 1-й смешанной авиационной дивизии ВВС 14А и ВВС Северного флота, на 22 июня 1941г., показан в Табл.1. Новые истребители МиГ-3 и ЛаГГ-3 стали поступать на вооружение советских истребительных частей на Севере лишь с середины июля. Имея представление о соотношении сил советских ВВС и части 5-го ВФ, действовавшей на мурманском направлении, невольно задаешься вопросом: почему наша истребительная авиация, имевшая значительное численное превосходство, не захватила господства в воздухе?

Прежде чем обвинять наше командование в пассивности, надо учесть, что дело не только в арифметическом подсчете числа самолетов. Для завоевания и удержания воздушного превосходства необходимо еще и множество иных факторов, а с ними дела обстояли далеко не столь благополучно. К примеру, наша система оповещения не отвечала требованиям боевой обстановки, на что вполне справедливо указывал Ю.Рыбин. Это, кстати, нашло отражение и в отчетных документах штаба ВВС СФ: ╚в первые дни, когда система оповещения была отработана скверно, налеты как на аэродром Ваенга, так и на город Мурманск проходили безнаказанно, истребительная авиация взлетала в момент подхода противника к объекту (часто не успевая набрать высоту для атаки. - Прим, ред.). Имели случаи, когда истребители на отражение не поднимались совершенно - слишком поздно замечен противник╩.

При организации налетов на объекты противника на Мурманском направлении большим козырем для атакующих (как для наших, так и для немцев) являлось малое подлетное время. Несложный подсчет показывает, что для германских бомбардировщиков, летящих со скоростью 400 км/ч, при удалении наших объектов от фронта на 45 - 50 км, подлетное время составляло всего 6,7 - 7,5 минут. Таким образом, даже при обнаружении противника непосредственно над линией фронта и быстрой передаче данных на аэродром, истребители часто не успевали взлететь и набрать высоту, необходимую для перехвата. И мы сегодня должны понимать, что, не имея уверенности в своевременности оповещения, советское командование было вынуждено держать большое число истребителей для прикрытия многочисленных и разбросанных на большом расстоянии друг от друга наземных и морских объектов.

В общем же, я не могу согласиться с мнением Ю. Рыбина, что советское командование ╚добровольно отдало╩ воздушную инициативу в руки противника. Наша авиация действовала в полном соответствии со своими возможностями и создавшейся обстановкой. Да и каких ╚активных действий╩ можно было ожидать от наших истребителей в июне-июле 1941 г.? Штурмовок? Налетов на аэродромы? Но они и так производились нередко, о чем мы еще расскажем. Или может быть надо было вести ╚свободную охоту╩ на И-15бис и И-16? Но эти самолеты не могли догнать даже ╚Юнкерсов╩, не говоря уж о ╚Мессершмиттах╩. А немецкие летчики действовали активно и нагло, поскольку были вполне уверенны в трудноуязвимости своих скоростных машин. Летно-технические данные Ме-109Е и Ме-110 а также И-15бис, И-16 и И-153 достаточно хорошо известны и нет смысла еще раз останавливаться на этом моменте. Надо, правда, особо отметить (так как на этот вопрос нечасто обращают внимание), что на советских истребителях отсутствовали радиостанции (на некоторых самолетах 72-го САП имелись радиоприемники РСИ-3, но из-за низкой надежности и слабой помехозащищенности они фактически не применялись). Это резко снижало эффективность действий авиации. Наведение истребителей с земли было невозможно, во многом усложнялось взаимодействие в воздухе между отдельными самолетами и группами, а вероятность обнаружения противника в воздухе ограничивались физическими возможностями каждого летчика.

В любом случае упрекать командование авиации Северного флота в пассивности и безынициативности нет оснований. Уже 22 июня, когда никаких активных действий на сухопутном фронте в Заполярье противник еще не предпринимал, командующий СФ вице-адмирал Головко, в связи с сосредоточением на аэродромах Хебуктен и Банак около 100 самолетов противника, запросил у Наркома ВМФ разрешение действовать на территории Норвегии. И Народный Комиссар разрешил наносить удары по территории этого оккупированного немцами государства. А в ночь на 25 июня Командующий СФ получил от Военного Совета Северного фронта следующую директиву: ╚В связи с тем, что немцы готовят удар по Ленинграду и Кандалакше, для чего продолжают сосредоточение сухопутных и воздушных сил, по приказанию Ставки Главного командования дано приказание авиации фронта с 25 июня открыть боевые действия по уничтожению противника на аэродромах и бомбить аэродромы Рованиеми и Кемиярви, а также аэродром истребителей в Луостари╩. ВВС СФ предписывалось бомбардировать аэродром Киркенес.

В соответствии с директивой пять И-16 145-го ИАП ВВС 14-й армии, ведомые командиром эскадрильи капитаном Зайцевым, в тот же день предприняли штурмовку аэродрома Луостари. Бомбардировщики СБ 137-го БАП бомбили аэродромы Луостари, Рованиеми и Хебуктен. 27 июня была предпринята попытка комбинированного удара: пять СБ взлетели для бомбардировки аэродрома Хебуктен. До района Петсамо их прикрывала шестерка ╚Чаек╩ из 3-й иаэ 72-го САП во главе с командиром эскадрильи капитаном Тумановым, после чего эта же шестерка должна была штурмовать аэродром Луостари. Однако низкая облачность не позволила в полной мере выполнить задание. Здесь мы подошли к еще одному важному моменту. Более эффективно использовать авиацию на севере постоянно мешала погода. По данным метеослужб, с 22 по 30 июня в Заполярье было семь пасмурных дней, (то есть - почти все), причем, шесть из них - с осадками. Из-за плохих метеоусловий был потерян один СБ, который 25 июня при возвращении на свой аэродром заблудился и совершил аварийную посадку в районе Иоканьги.

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ. ИЮНЬ

22 июня 1941 года немцам на Крайнем Севере вряд ли удались бы внезапные и сокрушающие удары по нашим аэродромам, подобные тем, что они смогли нанести на Украине и в Белоруссии. Еще до начала войны, в 1.24 частям ПВО и через шесть минут - ВВС СФ была объявлена готовность ╧1. Впрочем, налетов так и не последовало. Основные силы Люфтваффе были сосредоточены гораздо южнее.

Начиная хронику боевых действий, стоит, пожалуй, отметить, что в первые дни войны в Заполярье противники явно недооценивали друг друга. Бомбардировщики (как наши, так и немецкие) отправлялись на весьма опасные задания без истребительного прикрытия. Так, 23 июня девятка СБ 72-го САП вылетела на разведку и бомбардировку аэродрома Хебуктен, а 25 июня - 14 СБ - на аэродром Луостари. Видимо, командование все еще надеялось на скоростные характеристики туполевской машины. Но появление Bf-109 внесло коррективы в тактику применения морально устаревших бомбардировщиков. Первым самолетом, потерянным в воздушном баю в Заполярье, стал СБ 72-го САП, который был сбит шестью ╚Мессершмиттами╩ 24 июня в районе Цып-Наволок после выполнения разведывательно-ударного задания по аэродрому Хебуктен. Весь экипаж в составе лейтенанта Семененко, старшего лейтенанта Валова и младшего сержанта Громова - погиб. После этой потери, начиная с 26 июня, бомбардировщики СБ отправляются на задания только в сопровождении истребителей.

День 26 июня принес и радость первой победы: вечером старший лейтенант Сафонов на И-16 сбил первый на Севере немецкий самолет. Летчик идентифицировал его как He-111, (на самом деле - Ju-88A-5 ╧8173 из 6./KG30). Этот бомбардировщик, выполнявший разведку и шедший без прикрытия, Сафонов атаковал в районе Большой Волоковой губы. Второй бомбардировщик примерно в это же время был настигнут лейтенантом Рогожиным на И-16 в районе острова Кильдин. Летчик успел произвести две атаки, но вражеский самолет скрылся в облаках. Иностранные источники также упоминают о втором Ju-88 (WNr.2342), разбитом в этот день после выполнения боевого задания на аэродроме Хебуктен (по немецкой классификации - поврежден на 65%). Возможно, этот бомбардировщик был подбит в бою с Рогожиным или поврежден зенитной артиллерией. Тройка И-16 (командир 72-го САП майор Губанов, командир 4-й иаэ ст. лейтенант Сафонов и лейтенант Антипин) встретила севернее Титовки немецкий разведчик Hs-126 из 1-го отряда 32-й группы ближней разведки, который в результате совместных атак был сбит, оба члена экипажа погибли. Эта победа также подтверждается западными источниками. Истребитель Сафонова получил три пробоины от хвостового пулемета ╚Хеншеля╩.

Третья воздушная победа североморцев была одержана 29 июня, в день начала общего наступления немцев на Мурманск, при отражении первого налета на аэродром Ваенга. Сигнал о приближении воздушного противника запоздал, и звену И-15бис 1-й иаэ, патрулировавшему над аэродромами Ваенга - Грязная (командир ст. лейтенант Уваров, лейтенанты Красавцев и Арефьев), пришлось в одиночку отражать налет группы Ju-88, Bf-109 и Bf-110 (по разным оценкам от 10 до 20 самолетов, из них восемь ╚Юнкерсов╩). Звено трижды вступало в бой. Уваров при преследовании противника сбил бомбардировщик, опознанный как He-111 (Малоизвестные у нас в начале войны двухмоторные ╚Юнкерсы╩ сперва часто принимали за ╚Хейнкели╩). Именно за этот бой Уваров был награжден 14 июля орденом Красного Знамени. По сообщениям постов ВНОС, над аэродромом были сбиты еще два немецких самолета, среди них один Bf-109. Вечером немцы предприняли повторный налет на Ваенгу с участием 11 Ju-88. По тревоге были подняты шесть И-153 из 3-й иаэ. Сигнал оповещения прозвучал слишком поздно, и летчики отражали удар уже над летным полем. В этом бою отличились лейтенанты Адонкин (будущий Герой Советского Союза) и Плотко. Адонкин продемонстрировал весьма эффективное применение РС-82 по бомбардировщику, сбив двумя ракетами Ju-88. Плотко преследовал ╚Юнкерс╩ самой Титовки, пока тот, по словам пилота, не упал горящим.

В ходе двух налетов на аэродроме были уничтожены два И-16 и два И-15бис, в воздушных боях наши потерь не имели. Немцы признают потерю этот день в районе Ваенги только одного самолета - истребителя Bf-109Е-3 (WNr. 5164) командира только что созданной группы IV/JG77 гауптманна фон Лоевски (hptm. A.von Lojewski). При этом утверждается, что он был сбит зенитным огнем. Как бы то ни было, Лоевски на пятый день своего пребывания на фронте пришлось сажать горящий истребитель на советской территории. В подобных случаях немцами предусматривалась спасательная операция с использованием гидросамолетов, однако Лоевски, прождав сутки на месте посадки, понял, что придется выбираться самому. После трехдневного похода на запад он, в конце концов, попал в плен, пытаясь переправиться на другую сторону залива. 29 июня понес первые потери и 118-й МРАП. Два гидросамолета ГСТ получили задачу разведки надводной обстановки до мыса Нордкин. Однако вскоре после взлета их перехватила пара ╚Мессершмиттов╩. В результате обе летающих лодки были сбиты и затонули. Экипаж одного ГСТ погиб, второго - подобран спасательным катером. По нашим данным, стрелок-радист этой машины ст. сержант Богатыренко, отстреливаясь из горящего самолета, сбил ╚Мессершмитт╩, за что впоследствии был награжден орденом Красного Знамени.

Командование флота, компенсируя малочисленность бомбардировочной авиации, попыталось использовать тихоходные МБР-2 в качестве бомбардировщиков для внезапных ударов со стороны моря по вражеским портам и другим прибрежным объектам. Первый налет 29 июня пятерки гидросамолетов прошел успешно, зато следующей тройке не повезло - они были настигнуты ╚мессерами╩ и сбиты. Из трех экипажей удалось выжить лишь одному, севшему на вынужденную в губе Титовка. К сожалению, этот день принес и не боевые потери. При заходе на посадку у И-16 мл.лейтенанта Раевского остановился мотор из-за полной выработки топлива, самолет упал и летчик погиб. Младший лейтенант Плотников также попытался сесть с пустыми баками и остановившимся двигателем. Ему повезло больше - самолет с небольшой высоты упал в кусты, а пилот отделался ушибами. Для обеспечения необходимого остатка горючего боевые задания для И-16 в дальнейшем редко превышали 50 минут, тогда как И-15бис и И-153 летали до 1ч 45м. Однако из-за их низких скоростных данных, в тылу противника истребители-бипланы несли бы слишком большие потери. Прекрасно понимая это, командование ВВС СФ использовало их для прикрытия бомбардировщиков только до района поселка Вайтолахти (северо-западное побережье полуострова Рыбачий, современное название - Вайда-Губа). Дальше бомбардировщики летали без прикрытия, стараясь обходить насыщенные ПВО зоны.

Итогом боевых действий авиации СФ за период с 22 июня по 30 июня явилось, по советским данным, семь сбитых самолетов противника в восьми воздушных боях при потере одного СБ, двух ГСТ и трех МБР-2. Немецкие источники подтверждают потерю за этот период пяти машин, которые можно отнести к победам ВВС и ПВО Северного флота: Ju-88; Hs-126; Вf-109Е-3 и Ju-87, сбитый 30 июня зенитной артиллерией эсминцев ╚Куйбышев╩ и ╚Урицкий╩. Возможно, сюда же относится и Ju-88 (WNr.2342), разбившийся 24 июня на аэродроме Хебуктен.

ВВС 14А в течение первой недели войны решали схожие с ВВС СФ задачи, основными из которых были бомбардировки вражеских и прикрытие собственных аэродромов, штурмовки наземных войск, разведка. Авиация противника, значительно усиленная ко времени начала общего наступления на Мурманск, предприняла 28 июня, удары по аэродромам 14А, в результате которых были уничтожены два СБ и один И-16. В воздушных боях наши потеряли три СБ, И-16 и И-153. Немцы тоже понесли серьезные потери: два Вf-109Е-4 (WNr.1159 и 1491; первый пропал без вести, второй разбился на взлете), а также Bf-110D-3 (WNr.3714), разбившийся после столкновения в воздухе с Bf-110С (WNr.2885), которому удалось сесть с 30% повреждений. Боевые потери ВВС СФ и 14А в период с 22 по 30 июня показаны в Табл. 2.

От действий истребительной авиации противника за первую неделю войны ВВС СФ и 14А потеряли 17 самолетов. Еще пять самолетов 14А, не вернувшиеся на свои аэродромы по неизвестным причинам, можно с определенной долей вероятности отнести к сбитым. По советским данным противник в воздушных боях потерял за июнь 15 машин. Немцы прямо или косвенно подтверждают лишь семь, включая самолеты, пропавшие без вести. Здесь хочется заострить внимание на вопросе подтверждения побед советских летчиков по современным спискам потерь немецкой авиации на Севере. При подробном изучении темы меня насторожила абсолютная уверенность Юрия Рыбина и ряда других авторов в полноте и выверенности этих списков. На мой взгляд, для подобной уверенности нет оснований. Доказательством неполноты современных западных данных о немецких потерях может служить разница между этими цифрами и показаниями пленных германских летчиков.

Так, 18 мая 1942 года в ходе отражения налета на мурманский порт был сбит Ju-88 из II/KG 30. Из его экипажа уцелел и попал в плен всего один человек - унтер-офицер Дризлейн (так зафиксирована фамилия в материалах опроса, правильно Бриглейн - uffz. Brieglein). При опросе военнопленный показал, что с 1 по 17 мая в 4-м отряде 2-й группы (II/KG30) боевые потери составили три, а в 6-м отряде - шесть Ju-88; 5-й отряд, в котором служил Бриглейн, ранее потерь не имел. Отметим, что военнопленный давал показания только о своей части и, что естественно - был прекрасно осведомлен в положении дел в ней (было бы просто удивительно обратное). Между тем, имеющиеся в распоряжении автора современные западные данные говорят всего о двух потерянных 2-й группой за этот период машинах (WNr. 142038 и 142055). Как видим, разница между показаниями военнопленного и этими данными весьма велика - девять против двух. Мало того, даже общее количество потерянных Ju-88 на Севере за период с 1 по 17 мая, по официальным немецким данным, составляет только пять самолетов - намного меньше показаний унтер-офицера Бриглейна. Как видим, есть повод предполагать, что немецкие данные о потерях являются неполными, соответственно, пользоваться ими для оценки деятельности советских летчиков надо осторожно.

ИЮЛЬ, ТАКТИКА

Тактика действий советских истребителей уже с первых дней войны была весьма разнообразна. Объекты прикрывались методами патрулирования и вылетов по вызову ПВО на отражение воздушного налета. Воздушные бои летчики вели, как правило, по одиночке. Это объяснялось слабым противодействием истребителей противника, а также отсутствием радиосвязи. Звено из трех истребителей было основной тактической единицей, однако, это не значит, что и в бою маневрирование велось с сохранением строя. Воздушный бой каждый летчик вел самостоятельно, максимально используя маневренные качества своей машины. В отчете штаба ВВС СФ за период с 22.06.1941г. по 01.12.1941г. отмечалось: ╚В начале войны патрулирование велось отдельными группами на разных высотах, летавших в сомкнутом строю или по одиночке. Затем патрулирование стали вести группами в разомкнутом, удобном для боя строю. В бою каждый самолет поддерживал друг друга, и если один атакует, то другой защищает его хвост и следит за воздухом. Такая тактика дала большую уверенность летчикам и лучшие результаты боя╩. Изучая ╚Журнал боевых вылетов 72 АП╩, мы открываем для себя весьма интересный факт применения с первых дней войны новой тактической единицы - пары истребителей. Так, уже 23 июня командир 4-й иаэ ст. лейтенант Сафонов вылетает в паре со своим постоянным ведомым лейтенантом Антипиным на перехват бомбардировщика. Данное нововведение не являлось копированием вражеской тактики, поскольку до 24 июня встреч с ╚Мессершмиттами╩ у летчиков полка не было.

Этот факт подтверждает упоминания о том, что Сафонов еще до войны пришел к выводу о тактическом преимуществе пары истребителей над звеном из трех самолетов. В дальнейшем большинство своих боевых вылетов он выполнял в составе пары. Подобные действия не могли проходить без ведома и одобрения ╚свыше╩. Так, 30 июня на отражение двух бомбардировщиков противника командир полка Герой Советского Союза майор Губанов вылетает в паре с капитаном Раздобудько. В дальнейшем большинство боевых вылетов 4-я эскадрилья на И-16 совершает парами, а с момента появления МиГ-3 практически все боевые вылеты этих новых истребителей проводятся также в составе пар. Мало того, даже на менее скоростных И-15бис и И-153 немало боевых вылетов совершено парами.

Обобщив полученный опыт, командование ВВС СФ закрепляет нововведение в тактике действий истребителей: ╚уже на второй месяц войны приказанием командующего (генерал-майор авиации А.А.Кузнецов - активный участник боев в Испании, орденоносец. - Прим. авт.) был отменен строй трехсамолетного звена клином. Звено из четырех самолетов в составе двух пар стало основной боевой единицей. Назрел вопрос введения в штат звена четвертого самолета, а следовательно - увеличения штата эскадрилий до 12-13 самолетов. Задачи возлагать по возможности на эскадрилью в целом, без дробления или добавления из других подразделений. Это сколачивает эскадрилью, прививает чувство взаимовыручки╩.

Весьма развитой была тактика по обеспечению прикрытия бомбардировщиков. При нанесении бомбовых ударов по объектам противника, расположенным в 60-150 км от линии фронта, истребители прикрывали бомбардировщики на всем маршруте. При удалении объектов на расстоянии больше радиуса действия истребителей, сопровождение производилось до меридиана Петсамо. На обратном маршруте бомбардировщики там же встречались другой группой истребителей. Для сопровождения выделялись И-153, И-16, а в начале войны - и И-15бис в количестве от одного до четырех звеньев, в зависимости от обстановки и состава бомбардировочной группы. Взлет и посадка ╚бомбовозов╩, как правило, прикрывалась И-15бис. Для встречи и сопровождения бомбардировщиков на обратном маршруте назначался пункт и время встречи, куда истребители высылались за 3-5 минут до расчетного времени прихода ╚подопечных╩. Помимо непосредственного сопровождения, применялся метод ╚отсечения╩ истребителей противника на определенном рубеже от своих бомбардировщиков.

С начала немецкого наступления на Мурманск и Кандалакшу наиболее приоритетной задачей авиации стало содействие войскам 14А и частям СФ в отражении вражеского натиска. Здесь мы вплотную подходим к вопросу взаимодействия между ВВС СФ и ВВС 14А. Утверждение Ю.Рыбина о том, что каждое из этих объединений выполняло задачи только в своих интересах, не выдерживает критики. Интересно, каким образом при подчинении Военного Совета (ВС) СФ Военному Совету Северного фронта и получении Военным советом СФ задач от ВС 14А, авиация флота могла действовать исключительно в своих интересах? Именно в этот, самый опасный период авиация Северного флота нацеливается на поддержку сухопутных войск. 29 июня нанесено два бомбовых удара (14 СБ) по порту Петсамо, где разгружались немецкие войска и боеприпасы, 30 июня истребители И-153 3-й иаэ 72-го САП осуществляли прикрытие эсминцев ╚Куйбышев╩ и ╚Урицкий╩, которые огнем своей артиллерии вели обстрел живой силы противника, сосредоточенной на южных и западных склонах хребта Муста-Тунтури. Эта артподдержка была очень важна для отступающих на полуостров Средний частей 14А, так как командарм генерал-лейтенант Фролов сообщал, что расход снарядов в его армии катастрофический, минометов почти нет, артиллерии мало.

Утром 30 июня эсминцы начали артиллерийский обстрел немецких позиций и вели его до появления вражеской авиации. 16 бомбардировщиков сбросили с пикирования до 80 авиабомб, но не добились ни одного попадания. Умело маневрируя, корабли скрылись в тумане. Через некоторое время последовал второй налет 18 бомбардировщиков, но немцы застали только катер. Началась буквально охота за ним. Катер получил серьезные повреждения, однако сумел спастись. При отражении этих налетов корабельные зенитчики сбили Ju-87R-2 (Wnr.5878). Еще один ╚Юнкерс╩ был тяжело поврежден осколками собственной бомбы.

1 июля девять И-15бис 72-го САП дважды вылетали для нанесения бомбоштурмовых ударов по войскам противника в р-не Луостари - Петсамо. Во втором налете они обнаружили и атаковали колонну вражеских войск. Во время штурмовки наши бипланы сами попали под удар группы Bf-109 и Bf-110 (по советским данным, до 15 машин). В результате внезапной атаки было потеряно четыре И-15бис, погибло трое летчиков. Наши заявили о сбитии трех Bf-109, но это не подтверждается немецкими источниками. В результате упорного сопротивления советских войск противник уже через неделю перешел к обороне, а 6 июля войска 14А нанесли контрудар, чтобы ликвидировать вражеский плацдарм на восточном берегу реки Западная Лица. Наступление 52-й стрелковой дивизии с воздуха прикрывала 1-я иаэ 72-го САП, а 3-я иаэ в составе семи ╚Чаек╩ штурмовала войска противника в районе Титовки. В ходе боев немцы были отброшены к западу. Десант моряков занял колхоз Большая Западная Лица и правым флангом соединился с частями 52-й СД. 3 июля авиация противника произвела налеты группами до 16 самолетов на Мурманск, гидродром Бухта Грязная, аэродромы Ваенга и Полярное.

В 23.30 для отражения налета на Ваенгу восьми Ju-88 под прикрытием шестерки истребителей были подняты семь И-153, пять И-15бис и три И-16. В результате боя над аэродромом командир звена ст. лейтенант Воловиков записал на свой боевой счет две победы: Ju-88 и Bf-109. Самолеты Воловикова и лейтенанта Бабия получили множество пробоин, но вполне удачно сели на своем аэродроме. Командиру полка майору Губанову засчитали Bf-110, который упал на восточной окраине летного поля. Немцы подтверждают гибель над Ваенгой вместе со всем экипажем Ju-88 (WNr.2341) командира группы II/KG30 гауптманна Рёгера (hptm. E.Roeger). Кроме того, один Bf-109 из 14./JG77 (WNr.6114) разбился, не долетев до своего аэродрома, в районе Титовки. У нас же ни в воздухе, ни на земле безвозвратных потерь не было. В тот же день истребители 14А сбили Fi-156 ╚Шторх╩.

Следующим вечером три Ju-88 в сопровождении четырех истребителей снова наносят удар по аэродрому Ваенга. На этот раз сигнал воздушной тревоги прозвучал слишком поздно, и противнику удалось уйти безнаказанно. Однако цель удара вновь не была достигнута: только два И-16 слегка повредило осколками. Больше всех пострадала от налета зенитная батарея ╧72, где погибло шесть, и было ранено 12 краснофлотцев. Серьезного успеха противник добился в налетах на аэродромы ВВС 14А. Там 2 июля были уничтожены два И-16, шесть И-15бис и один СБ, а 5 июля - еще два И-15бис. 5 июля ╚Юнкерсы╩ пытались атаковать советские боевые корабли в Пала-губе, губе Ваенга и ГБ Полярное, однако попаданий не было. При этом наши зенитчики сбили Bf-110 (экипаж погиб) и Bf-109. Кроме того, на аэродроме Хебуктен разбился при посадке Ju-88A-5 из разведотряда 1./124(WNr. 0726).

Не смирившись с потерей плацдарма на восточном берегу реки Западная Лица, противник в ночь на 7 июля вновь форсировал реку, однако все попытки прорвать нашу оборону не удались. Вечером того же дня наши бомбардировщики нанесли весьма ощутимый удар по вражеской авиации. Девятка СБ из 72-го САП во главе с командиром 5-й баз капитаном Кузнецовым сбросила бомбы на основной аэродром Люфтваффе в Заполярье - Хебуктен. Маршрут полета был построен с расчетом на внезапность: самолеты пошли на юго-запад, до озера Инариярви, а затем - повернули на северо-восток, то есть совершили глубокий заход с тыла. Не доходя до цели, бомбардировщики с приглушенными моторами снизились до высоты 3000 м и звеньями с интервалом 1-2 минуты произвели прицельное бомбометание. Двумя ведущими звеньями сброшено 36 ФАБ-100 и 12 ЗАБ-50, последнее звено СБ сбрасывало осколочные бомбы в кассетах. ╚Результат этого бомбометания был очень высокий, сам удар был настолько неожиданным и внезапным, что фашисты не успели даже объявить у себя воздушной тревоги, а зенитная артиллерия открыла огонь только тогда, когда самолеты были уже далеко от цели. По наблюдению экипажей и по агентурным данным в результате удара совершенно уничтожено 15 самолетов, на аэродроме было много убитых и раненых╩ - говорилось в докладе командующего ВВС Северного флота. Все СБ благополучно вернулись домой.

По немецким оценкам, в результате налета был полностью уничтожен один Bf-110, а один Ju-88 поврежден на 50% (такие повреждения делают вероятность ремонта сомнительной). Даже с учетом этих поправок можно оценить результаты налета как хорошие. Как отмечалось в отчете штаба ВВС СФ за 1941 год, ╚бомбовые удары наносились небольшими группами в 3, 5, 7 самолетов, и, как правило, строились на принципе внезапности, используя для этого облачность, высоту, заходы со стороны солнца с приглушенными моторами, маршруты каждый раз давались разные, в зависимости от конкретных условий. В основном были два направления маршрутов и захода на цель - со стороны моря, с севера и с юга - с суши над болотистой, малонаселенной местностью. Построенные на этом принципе удары по аэродромам были внезапны, заставали противника врасплох, и, как правило, его истребители взлетали после удара, а ЗА открывала огонь после того, как были сброшены бомбы. В начальный период высота ударов давалась порядка 2000-3000 м, но так как зенитная оборона аэродромов противника за последнее время усилилась, то высоты бомбардирования аэродромов увеличивались до 6000-7000 м. Потерь наших самолетов от ЗА в районе аэродромов не было. Потери от истребительной авиации - 4 самолета СБ, которые были настигнуты и сбиты истребителями противника при возвращении на свой аэродром╩.

Помимо ударов по вражеским аэродромам, авиация СФ активно действовала по транспортным кораблям. 7 июля два СБ обнаружили в Варде (островной норвежский порт) три транспорта под разгрузкой, которые охранялись с воздуха восемью истребителями (груз, видимо, был очень важным). Командование СФ отправило на бомбардировку транспортов пятерку СБ. Маршрут для нанесения удара проходил над морем, бомбардировщики с ходу атаковали транспорты и на максимальных скоростях ушли домой. В результате было повреждено несколько плавсредств и электростанция, один транспорт накренился и считался потопленным, хотя, немцы не подтверждают потерю этого судна. И все же основной задачей оставалось содействие своим обороняющимся и контратакующим войскам. 8 июля на штурмовку вражеских войск вылетела шестерка И-153 из 3-й иаэ 72-го САП. Было произведено 10 атак, противник отвечал пулеметным огнем. Чуть позже та же шестерка совершила второй вылет на штурмовку, успела выполнить шесть атак, после чего была атакована ╚Мессершмиттами╩. Три самолета получили пулевые пробоины, однако все вернулись на аэродром.

9 июля оказалось для летчиков-североморцев менее удачным. Штурмовка аэродрома Луостари семеркой И-153 во главе с капитаном Тумановым прошла нормально, а вот 5-я баз понесла серьезные потери. Утром при попытке нанесения удара по аэродрому Хебуктен шесть СБ были атакованы истребителями и обстреляны ЗА. В результате два СБ были сбиты ╚Мессершмиттами╩, один экипаж погиб. Вечером был потерян еще один СБ, подбитый Bf-109 и севший на вынужденную, не дотянув до своего аэродрома. Стрелки бомбардировщиков сбили ╚Мессершмитт╩ (по немецким данным, упал в районе Салла). В июле немцы добились заметных успехов благодаря действиям ╚охотников╩ Bf-110 над аэродромом Шонгуй, где были сбиты 7.07 - один И-16, 11.07 - два и 13.07 - три. Всех их ╚Мессершмитты╩ расстреляли на взлете или во время набора высоты. Фактически при отсутствии радиосвязи наши истребители летали ╚глухонемыми╩, и не было никакой возможности во время взлета предупредить их с земли об опасности. В районе Ваенги, насыщенном средствами ПВО, подобных действий противника не отмечалось. Действия немецкой авиации в этот период также были направлены на поддержку своих наступающих частей. Множество бомбовых ударов наносилось по нашим боевым кораблям на позициях артиллерийского огня и в бухтах, однако, лишь 18 июля немцам удалось потопить первое судно Северного флота - баржу ╚Териберка╩, перевозившую 300 бойцов, орудия и боеприпасы. При этом все, находившиеся на ее борту, без потерь высадились на берег.

На следующий день авиация противника группами по 8-9 самолетов произвела налеты на корабли в Ура губе и ГБ Полярное. В результате прямого попадания авиабомбы затонул СКР ╚Штиль╩. Немцы заплатили за это гибелью пикировщика Ju-87B (WNr.5502), сбитого корабельной зениткой. Советское командование приняло ответные меры - 20 июля силами бомбардировочной эскадрильи 72-го САП совершено три вылета на бомбардировку боевых кораблей и транспортов. В налете участвовали два Пе-2, которые нанесли удар по миноносцам в порту Киркенес, - бомбы легли в нескольких метрах от кораблей. Это был первый боевой вылет ╚пешек╩, поступивших 15 июля прямо с завода. Следующая пара ╚Петляковых╩ прибыла 30 июля. В тот же день девятка Ju-88 внезапно атаковала стоящий на рейде в гавани ГБ Полярное эсминец ╚Стремительный╩. Сигнал воздушной тревоги прозвучал слишком поздно, и зенитная артиллерия не успела встретить противника огнем. Одна 500-кг бомба попала в эсминец, который разломился на две части и затонул. Это стало первым и единственным в 1941 году крупным достижением бомбардировщиков 5-го Воздушного флота.

Командование сделало выводы из случившегося - стала ясна решающая роль истребительной авиации в отражении воздушных налетов. В дальнейшем Полярное стали охранять истребители методом барражирования. Однако для непрерывного прикрытия с воздуха всех объектов истребителей явно не хватало, так как помимо этого имелось множество других боевых задач. В ответ на гибель ╚Стремительного╩ восемь СБ нанесли удар по транспортам и миноносцам противника в порту Киркенес. На аэрофотоснимках результатов налета отмечены попадания в транспорты, но ни один из них, судя по всему, не был потоплен. Командование СФ осторожно подходило к использованию имеющихся сил, и не склонно было подвергать экипажи бомбардировщиков излишнему риску. Поэтому маршруты подхода к цели проходили со стороны моря и на высотах более 4000 м, что, конечно, снижало точность бомбометания, однако позволяло избегать огня МЗА. На следующий день произведено три налета на корабли в порту Киркенес и на переходе Вадсе - Киркенес. В результате удара ╚пешек╩ отмечено прямое попадание в большой транспорт, который по последующим уточненным данным затонул. Это был немецкий пароход ╚Вансбек╩, получивший повреждения и севший на грунт. 22 июля парой Пе-2 нанесен еще один удар, отмечены прямые попадания в транспорт (пароход ╚Штер╩) и эсминец, хотя последнее не подтверждается немецкими данными. Даже с учетом этой поправки, единственная пара ╚Петляковых╩ в составе ВВС СФ продемонстрировала высокую точность бомбометания, добившись в четырех налетах как минимум двух прямых попаданий.

С середины июля немецкая авиация в Заполярье, получив подкрепления, существенно активизировала свою деятельность. Так, 17 июля трижды подвергался ударам аэродром Ваенга. В первом налете участвовало 17 бомбардировщиков Ju-87 и Ju-88 под прикрытием истребителей. Налет отражали 11 истребителей 72-го САП: три И-15бис, три И-153 и пять И-16. На преследовании капитан Сафонов, по нашим данным, сбил Ju-87. ╚Мессершмитты╩ пытались противодействовать атакам советских истребителей. С ними в бой вступили ╚Чайки╩, а командир звена Родин подбил Bf-109. Вечером состоялся второй налет 14 Ju-87 и Ju-88 в сопровождении ╚Мессершмиттов╩. На перехват успели подняться лишь пять истребителей. Капитан Раздобудько сбил Ju-88, а лейтенант Афанасенков на И-15бис - Bf-109. Результат обоих налетов был незначительным: на земле уничтожен один И-16 и повреждены восемь И-15бис, в воздухе потерь не было. В третий раз ╚Юнкерсы╩ появились над Ваенгой в 23.00. Их встретила семерка И-16. В воздушном бою капитан Сафонов, по нашим данным, сбил Ju-88, упавший в 15-20 км от аэродрома по пеленгу 57 градусов. Для ВВС СФ этот налет обошелся без потерь.

Немцы, признали потерю в тот день всего двух самолетов. Один Bf-109Е-3 (WNr.1407) из 14./JG77 утонул при вынужденной посадке в озере Няссюк-Ярви. Пилот, лейтенант Малькух (It. Mahlkuch) успел выбраться из кабины и вернулся в часть. Этот ╚Мессершмитт╩ был найден в 1993 году и поднят со дна озера. При обследовании машины выяснилось, что у нее пробит маслобак. Видимо, обнаружив выбросы масла, летчик вышел из боя и дотянул до своей территории, где и произошел отказ двигателя. Также утонул Bf-110D-3 (WNr.3710, бортовой код LN+AR), подбитый в р-не Ваенги и севший на воду у полуострова Рыбачий. Стрелок-радист истребителя погиб, а пилот - лейтенант Брандис (It. Brandis) спасся на резиновой лодке. Вероятно, это был тот самолет, который капитан Раздобудько принял за ╚Юнкерс-88╩. По имеющимся у нас данным можно подвести итог действий немецкой авиации по аэродромам СФ за период с начала войны до 18 июля. В ходе восьми налетов при участии в общей сложности 86 бомбардировщиков было уничтожено на земле всего пять машин: три И-16 и два И-15бис. В воздушных боях наши не потеряли ни одного истребителя, тогда как немцы, по собственным оценкам, лишились пяти самолетов: одного Ju-88, трех Bf-109 и одного Bf-110. Такой результат, без сомнения, делает честь летчикам-североморцам.

18 июля наши пилоты вели бои не только над своими аэродромами. Так, при патрулировании над кораблями звена И-153 лейтенант Васильев сбил Ju-88, а старший лейтенант Воловиков - два таких самолета. Лейтенант Плотко подбил еще один Ju-88. Удивительно, но ни один Ju-88 не значится в имеющихся немецких списках потерь за этот день. Невольно задаешься вопросом: что, все сбитые ╚Юнкерсы╩ являются выдумкой наших пилотов? По мнению автора, причина столь больших разногласий заключается в неполноте списков потерь 5ВФ. 19 июля отмечены первые боевые вылеты истребителей МиГ-3, поступивших на вооружение в 72-й САП (всего в июле пришло 10 таких машин). Приказом командующего ВВС СФ в составе полка была сформирована ╚Группа МиГ-3╩, подчиненная непосредственно командиру полка и его штабу. В последней декаде июля немцы настойчиво продолжали попытки уничтожить советскую авиацию путем налетов на аэродромы. 19 июля шесть Ju-88 в сопровождении Bf-109 и Bf-110 бомбили аэродромы Ваенга-1 и Ваенга-2. На перехват были подняты 10 флотских истребителей: два только что прибывших МиГ-3, два И-15бис и шесть И-16. Немцы применили новый тактический прием: 12 истребителей Bf-109 и Bf-110 ходили на бреющем в районе Щук-озеро (около 10 км северо-восточнее аэродрома Ваенга-1). После сброса бомб ╚Юнкерсы╩ уходили в зону ожидания своих истребителей, под их прикрытие. Такие действия напоминают применявшуюся советскими летчиками тактику ╚отсечения истребителей противника╩ от своих бомбардировщиков.

Видимо, это сходство дало основание советскому командованию утверждать, что ╚тактические приемы стали копироваться (противником. - Прим, авт.) у наших летчиков╩. На догоне лейтенант Сурженко на И-16 сбил Ju-88 (не подтверждается, - Прим. ред.). Преследуя уходящие ╚Юнкерсы╩, наши истребители встретились с ожидавшими свои бомбардировщики ╚Мессершмиттами╩. Произошел жаркий воздушный бой, в котором лейтенант Сорокин на МиГ-3 сбил свой первый самолет - Bf-110 (немцы относят его на счет зенитной артиллерии. - Прим, ред.). Но на этот раз не обошлось без потерь и у нас: были сбиты два И-16 и И-15бис, погибли лейтенант Черновол, мл. лейтенанты Кулаев и Петров. Их самолеты позднее были найдены в районе Щук-озера. В патронных ящиках не оставалось ни единого патрона ≈ летчики дрались до последнего. В результате бомбардировки легкие повреждения получили один МиГ-3, два И-153 и восемь И-15бис. Все они позднее были восстановлены.

21 июля немцы трижды пытались бомбить аэродром Ваенга. Первые две попытки провалились: встреченные нашими истребителями, самолеты противника отвернули, не дойдя до цели, сбросили бомбы в сопки, и ушли на бреющем. Третий налет семерки Ju-87 под прикрытием Bf-109 и Bf-110 произошел около 21 часа. Сигнал тревоги поступил вовремя, и на перехват взлетели 19 истребителей: три МиГ-3, пять И-15бис, шесть И-153 и пять И-16. Строй бомбардировщиков был рассеян и в воздушном бою сбиты Bf-109 и Ju-87. Иностранные источники подтверждают потерю в этот день одного Ju-87. Кроме того, на аэродроме Хебуктен разбился при возвращении с боевого задания Bf-109E-7, получивший 50% повреждений по немецкой классификации. Все наши истребители благополучно вернулись на базу, хотя МиГ-3 лейтенанта Сорокина получил ощутимые повреждения: была перебита бензомагистраль, пробита снарядом правая плоскость, прострелены обе консоли стабилизатора.

На следующий день семь пикировщиков вновь нанесли удар по аэродрому Ваенга. Им противостояли в общей сложности десять истребителей: два МиГ-3, три И-15бис, три И-153 и два И-16. Первыми вступило в бой звено ст. лейтенанта Кононова на И-15бис, патрулировавшее над аэродромом. Наши бипланы помешали ╚Юнкерсам╩ прицельно отбомбиться по стоянкам самолетов. Освободившись от бомб, ╚Юнкерсы╩ снова стали ╚на бреющем╩ уходить в зону ожидания своих истребителей. На этот раз немцы отодвинули место встречи к северу - в район острова Кильдин. По тревоге взлетала под бомбами пара МиГ-3. Летчику управления полка Калугину не повезло - его самолет опрокинуло взрывной волной, а сам он получил тяжелые ранения. Пилот второго ╚Мига╩ Айропетян устремился вдогонку за бомбардировщиками, но был перехвачен ожидавшими их ╚мессерами╩ и сбит. Второй жертвой этого тяжелого для нас боя стал пилот ╚чайки╩ лейтенант Васильев, предположительно сбитый воздушным стрелком ╚Юнкерса╩ в районе Щук-озера. Перед этим он совместно с лейтенантом Воловиковым успел поразить Ju-87. В результате налета на земле были повреждены три СБ. Немцы потеряли один Ju-87 (WNr.5414). Подбитый Васильевым и Воловиковым пикировщик не дотянул до аэродрома и упал в воды Мотовского залива (по немецким данным, сбит зенитным огнем, - Прим. ред.).

Уникальный воздушный бой состоялся 24 июля. Во время наблюдения за миноносцами противника в районе остров Кильдин два ГСТ из 118-го МРАП были, по докладам экипажей, атакованы ╚Мессершмиттом╩ Bf-110. Стрелки открыли ответный огонь, но один ГСТ все же был поврежден и совершил вынужденную посадку в губе Порчниха. Вся команда невредимой выбралась на берег и вскоре вернулась на свой аэродром, а самолет добили немецкие миноносцы. Между тем, по германским данным, 24 июля на аэродроме Хебуктен после воздушного боя разбился Ju-88 (WNr.0745) из разведотряда 1./124. Поскольку никаких других боев в тот день не было, скорее всего, именно этот ╚Юнкерс╩ атаковал ╚Каталину╩, будучи принятым ее стрелком за двухмоторный истребитель Bf-110. Как видим, подобная ╚инициатива╩ дорого обошлась экипажу бомбардировщика.

В полдень 25 июля противник снова нанес удар по Ваенге. Аэродром бомбила шестерка Ju-88 в сопровождении такого же количества Bf-109. Результаты были более чем скромные: легко повреждены два самолета. По тревоге взлетели три ╚чайки╩ и четыре И-16 (Сафонов, Виниченко, Сурженко, Романов). Несмотря на активное противодействие ╚стодевятых╩, звено ╚чаек╩ сбило, по нашим данным, один Ju-88, который упал в залив между бухтой Варламовой и Ваенгой. Сафонов и Виниченко атаковали два Ju-88, один из которых ушел со снижением и вскоре упал в море в районе Цып-Наволок. Там после боя было замечено большое бензино-масляное пятно, над которым кружили немецкие самолеты, вероятно, пытаясь найти экипаж. Сбитый Ju-88 стал пятой воздушной победой капитана Сафонова. Согласно немецким источникам в этот день сел на воду и затонул один Ju-88 (WNr.3387). Трудно сказать, тот ли это ╚Юнкерс╩, который засчитали Сафонову, или тот, на который претендовали пилоты ╚чаек╩. В любом случае, с нашей стороны потерь не было. До конца июля противник совершил еще четыре налета на Ваенгу с участием в общем счете до 30 бомбардировщиков. Их результаты нельзя назвать впечатляющими. На земле были уничтожены один ДБ-3Ф и один МиГ-3, в воздухе наши потерь не имели. На перехват удавалось поднять от 10 до 14 истребителей, в основном И-15бис, ╚чаек╩ и И-16. Но из-за низкой скорости этих машин немцам обычно удавалось уйти. Правда, в одном из налетов, 27 июля, пропал без вести Ju-88. В тот день воздушную победу засчитали пилоту И-153 лейтенанту Плотко и, скорее всего, эта победа была реальной. Советское командование также предприняло ряд ударов по аэродромам противника. 25 июля на Хебуктен совершено два налета: сначала его бомбили восемь СБ, затем - пара ╚пешек╩. При этом было отмечено прямое попадание в Ju-88 и пожар аэродромного здания.

27 июля по Хебуктену отбомбились шесть СБ. Бомбы разорвались возле капониров и у самолетов, стоявших на старте (очевидно - дежурное звено истребителей). Согласно немецким данным, на аэродроме были уничтожены Bf-109E (WNr.5925) и He-111 (WNr.2101). Еще один ╚мессер╩ разбился, пытаясь сесть на изрытую воронками полосу. Взлетевшие на перехват ╚Мессершмитты╩ настигли наши бомбардировщики на обратном пути и расстреляли один из них (экипаж погиб). Тем временем продолжались воздушные бои над морем. 26 июля звено И-153 в районе Выев-Наволок сорвало атаку четверки Ju-87 на корабли Северного флота. При этом ╚чайкам╩ удалось сбить два (по немецким данным - один) ╚Юнкерс╩. Наши самолеты получили лишь несколько пулевых пробоин.

28 июля ВВС СФ лишились двух машин - ДБ-3Ф и СБ. После бомбардировки миноносцев в порту Киркенес их атаковали ╚стодесятые╩ и сбили один СБ ценой потери Bf-110 из I(Z)/JG77 (WNr.4394). Подбитый ╚Мессершмитт╩ сел на воду и затонул, а поврежденный ДБ-3Ф произвел вынужденную посадку в районе Сеть-Наволока. 31 июля пара ╚пешек╩ пыталась атаковать аэродром Хебуктен, однако была перехвачена двумя Bf-109. Экипажи расстреляли весь боекомплект ШКАСов, но отбиться смог только один пикировщик. Второй был поврежден и совершил вынужденную посадку в районе Териберки, два человека из его экипажа получили ранения. Забегая вперед, необходимо отдать должное экипажам устаревших самолетов СБ, которые вынесли основную боевую нагрузку, возложенную на бомбардировочную авиацию в самый тяжелый период войны. В результате грамотного применения, умелого построения маршрутов полета и организованного истребительного прикрытия потери среди СБ на данном участке фронта были относительно невелики. Так, ВВС СФ за весь 1941 год потеряли шесть СБ в воздушных боях и еще один - от зенитного огня. По не боевым причинам потеряно еще четыре самолета. С поступлением в 72-й САП новых бомбардировщиков Пе-2 (с 15 июля по 1 сентября прибыли восемь машин) наиболее сложные и опасные боевые задания стали возлагаться на них.

Подводя итоги боевых действий советской авиации в Заполярье за июль 1941 г., отметим, что по данным советского командования ВВС СФ и 14А сбили в воздушных боях 44 вражеских самолета (немецкие источники говорят о потере 5-м Воздушным флотом в действиях на советско-германском фронте за данный период в общем счете 45 боевых самолетов, включая не боевые потери). При этом морская авиация потеряла в воздушных боях 18 самолетов, а ВВС 14-й армии - 26 самолетов. Еще шесть не вернулись с боевых заданий (пропали без вести). Таким образом, в июле на долю Люфтваффе приходилось в общем счете от 44 до 50 сбитых советских самолетов. В это число включены также машины, списанные после вынужденных посадок. Необходимо учесть, что данное число является максимально возможным для подтверждения побед немецких истребителей, так как некоторое количество советских машин было сбито стрелками бомбардировщиков (сколько именно - сейчас установить невозможно). Также надо отметить, что первые, наиболее тяжелые для нас недели воздушной войны все же отнюдь не являлись (по крайней мере - на севере) неким ╚разгромом╩ советской авиации, как это изображают иные современные авторы. Боевые действия носили характер обмена ударами, в котором потери несли обе стороны, но ни одна из них не добилась решающего успеха...

БОЕВОЙ СОСТАВ НА 22 ИЮНЯ 1941г.

Таблица 1

ВВС СФ

ВВС 14А

72 сап

118 мрап

145 иап

147 иап

137 бап

И-16

И-153

И-15бис

СБ

МБР-2

ГСТ

И-16

И-153

И-15бис

СБ

4/З испр.

17/16 испр.

28/20 испр.

11/9 испр.

37/32

7/5

56

34

19

38

Всего 251 боевой самолет (158 истребителей, 49 бомбардировщиков, 44 разведчика)

ПОТЕРИ ЗА ИЮНЬ 1941г.

Таблица 2

Тип

Общее число потерянных

Причины потерь

От истребителей противника

По неизвестным причинам

От зенитной артиллерии

При налетах на аэродромы

Аварии и катастрофы без воздействия противника

ВВС СФ

И-16

4

-

-

-

2

2

И-15бис

3

-

-

-

2

1 -ЗА своих кораблей

СБ

2

1

-

-

-

1

ГСТ

2

2

-

-

-

-

МБР-2

3

3

-

-

-

-

Всего

14

6

-

-

4

4

ВВС 14А

И-16

7

4

2

-

1

-

И-153

3

1

1

1

-

-

И-15бис

4

2

-

-

-

2

СБ

10

4

2

1

3

-

Всего

24

11

5

2

4

2

Итого

38

17

5

2

8

6

БОЕВЫЕ ПОТЕРИ ЗА ИЮЛЬ 1941 Г.

Таблица 3

 

Тип самолета

Общее число потерянных

Причины потерь

От истребителей противника

По неизвестным причинам

От зенитной артиллерии

При налетах  на аэродромы

ВВС СФ

 

МиГ-3

3

1

-

-

2

 

И-16

4

2

-

1

1

 

И-153

2

1

-

1

-

 

И-15бис

6

5

-

1

-

 

Пе-2

1

1

-

-

-

 

ДБ-3Ф

2

1

-

-

1

 

СБ

5

5

-

-

-

 

МБР-2

3

-

-

3

-

 

ГСТ

2

2

-

-

-

 

Всего

28

18

-

6

4

ВВС 14А

 

МиГ-3

2

2

-

-

-

 

И-16

18

10

-

2

6

 

И-153

8

6

1

-

1

 

И-15бис

9

1

-

-

8

 

СБ

15

7

5

1

2

 

Всего

52

26

6

3

17

Итого

 

80

44

6

9

21

 

АВГУСТ, РАВНОВЕСИЕ

Начало августа на заполярном фронте было отмечено боями с переменным успехом. Советские войска отбили все попытки немцев овладеть Мурманском, Кандалакшей и полуостровом Средний. 3 августа Военный совет СФ получил от Наркома ВМФ сообщение, что он считает действия СФ заслуживающими похвалы и передает благодарность личному составу. 4 августа летчики 14А поставили точку в боевой карьере лучшего на тот момент в Заполярье германского пилота гауптмана Герхарда Шашке, командира штабного звена IV/ZG76. С начала войны он успел сбить 12 советских самолетов и потопить (или повредить) три судна. В результате упорного получасового боя четверки Bf-110 с четырьмя ЛаГГ-3 и четырьмя И-16 из 145-го ИАП, двухмоторный истребитель Шашке был сбит и упал на нашей территории. Летчик и стрелок-радист Михаэль Виттман погибли. Но этот успех был оплачен очень дорогой ценой. Наши потери составили четыре машины - три ЛаГГ-3 и один И-16, погибло трое пилотов, еще один был ранен. На следующий день немцы возобновили бомбардировки аэродрома Ваенга. В 13.55 его бомбили восемь Ju-88 в сопровождении шести Bf-109. Для отражения налета взлетели девять истребителей: три МиГ-3, три И-16 и три И-15бис. В воздушном бою капитан Сафонов сбил Bf-109, (немецкие источники не подтверждают эту победу). Своих потерь не было, но один летчик получил ранение.

6 августа немцы впервые совершили массированный налет на аэродром Ваенга пятью эшелонами с разных высот и направлений. В налете участвовало в общем счете от 34 до 36 бомбардировщиков, но результаты его оказались более чем скромными - уничтожен один Пе-2, еще три самолета получили повреждения. Во время каждого удара в воздухе находилось до шести наших истребителей. В воздушном бою звено капитана Сафонова подбило Ju-88 из I/KG30 (WNr.2424), который разбился на своей территории вместе со всем экипажем. Кроме того, один Ju-87 из IV/LG1 (WNr.5411) был сбит зенитной артиллерией. При посадке на аэродроме Банак потерпел аварию He-111 из 2/KG26 (WNr.3575), возможно, также подбитый над Ваенгой. Но и наши потери в воздухе составили два самолета: И-16 и И-15бис. Пилоты - лейтенант Арефьев и сержант Ульянов - погибли. 8 августа девятка Ju-88 вновь пыталась атаковать Ваенгу, однако, заметив патруль наших истребителей, ушла за линию фронта. Немцы потеряли в этот день один Ju-88 из II/KG30, разбившийся в районе Киркенеса якобы из-за повреждений двигателя (вообще-то ╚Юнкерс-88╩ вполне мог лететь без потери высоты на одном моторе. - Прим. ред.).

Если массированный налет 6 августа обошелся немцам относительно дешево, то 9 августа стало для них поистине черным днем. В 6.30 на аэродром Ваенга поступил сигнал о приближении большой группы вражеских самолетов. На этот раз в налете участвовали 25 бомбардировщиков в сопровождении девяти Bf-109 и двух Bf-110. Наши истребители успели подняться в воздух и достойно встретить противника. По советским данным, в воздушном бою и огнем зенитной артиллерии были сбиты девять Ju-88, пять Ju-87, один Не-111 и один Bf-109! Свои потери - два И-153 и один погибший летчик - младший лейтенант Бабушкин. На земле уничтожен один ДБ-3Ф и повреждены пять самолетов. Немецкие источники говорят о восьми потерянных в этот день самолетах: одном Ju-87 из IV/LG1 (WNr. 5409, сбит истребителями); четырех Ju-88 (один, WNr.3468, сбит истребителями; второй, WNr.0690, сбит зениткой; третий, WNr.3351, дотянул до аэродрома, но разбился при посадке вследствие боевых повреждений; четвертый, WNr.3454, разбился при посадке на аэродроме Банак); двух Bf-109 (Е-4 и Е-7 из 14./JG77, оба сбиты истребителями); а также об одном Do-18, вылетевшем на поиск сбитых экипажей и пропавшем без вести. ╚Хроника Великой Отечественной войны Советского Союза...╩ говорит об уничтожении 9 августа 16 самолетов противника, из которых семь были засчитаны зенитчикам.

Вообще-то, каков бы ни был реальный результат этого дня - 16 немецких самолетов, или восемь - можно констатировать факт, что летчики 72-го АП одержали убедительную победу и результат ее был налицо: налеты на аэродромы СФ возобновились лишь спустя две недели, а число сбитых в один день самолетов противника на этом участке фронта стало рекордным за весь 1941 год. Потерпев неудачу в налетах на Ваенгу, немцы переключились на бомбежки города Мурманск. 13, 15 и 22 августа они предприняли несколько налетов на городской порт, завод Севморпуть и корабли на мурманском рейде. Налеты были достаточно мощными, группами по 25-30 самолетов. Германским пилотам удалось разрушить много жилых домов, причал и два заводских цеха, погибли около 40 жителей города. Несколько боевых кораблей получили незначительные повреждения от осколков, повреждена и получила крен плавбаза ╚Ветер╩.

Но это не прошло врагу безнаказанно. 13 августа при отражении налета летчики 72-го САП сбили Bf-109E-7 (WNr. 1133) лейтенанта Тецнера (lt.H.Tetzner), который совершил вынужденную посадку на советской территории и вышел к своим через два дня. А истребители 14-й армии сбили He-111 из 2./KG26 (WNr.3578), кому именно принадлежала эта победа - автору пока неизвестно. Наши в тот день над Мурманском потерь не имели. 15 августа на перехват двадцати Ju-88 и He-111, шедших под прикрытием ╚стодесятых╩ вылетало 15 наших истребителей. По советским данным, только морские летчики сбили один ╚Хейнкель╩ и три Bf-110, однако, немцы утверждают, что налет прошел для них без потерь. У нас были сбиты две ╚чайки╩, а еще одна получила тяжелые повреждения. Старший лейтенант Воловиков, будучи ранен, сумел привести горящую машину на аэродром и совершить посадку. Подоспевший техсостав сбил пламя и вытащил потерявшего сознание пилота из кабины.

22 августа в районе Тайболы (южнее Мурманска) произошел бой между истребителями ЛаГГ-3 из 145-го ИАП и ╚Мессершмиттами╩ из 77-го ╚ягдгешвадера╩. Бой завершился ╚вничью╩, - немцы потеряли Bf-109E-1 вместе с пилотом унтер-офицером Кастенсом (uffz.W.Kastens), у нас также был сбит один самолет. На следующий день две пары И-153 барражировали на подступах к Мурманску в районе Белокаменки. В 19.20 пилоты заметили шестерку Bf-109, шедших курсом на Ваенгу. ╚Чайки╩ развернулась и пошла в лобовую атаку. В завязавшемся воздушном бою ст. лейтенант Жданов сбил ╚мессер╩. Судя по всему, это был Bf-109Е-3 лейтенанта Малькуха (Lt.Mahlkuch) из 14./JG77 (WNr.1118), который с того дня числится пропавшим без вести. Малькух, кстати, считался весьма результативным пилотом: на хвосте его самолета красовались 16 отметок воздушных побед. Немцам же удалось сбить И-153 лейтенанта Гольцова.

В тот же день после получения сообщения постов ВНОС о приближении вражеских бомбардировщиков на перехват в район Белокаменка вылетела группа из девяти И-16 под руководством капитана Сафонова. Она обнаружила тройку Ju-88, которые попытались спастись на бреющем, используя рельеф местности. Бомбардировщики были атакованы и два из них - сбиты капитанами Сафоновым и Раздобудько (по немецким данным, потерян один самолет). Для рассредоточения авиации, 16 августа на новый аэродром Ваенга-2 перебазировались шесть И-15бис, а 25 августа все истребители ВВС СФ перелетели на этот аэродром. Очевидно, это перебазирование засекла немецкая разведка, и уже 26 августа противник предпринял попытку массированного авиаудара по Ваенге-2: На перехват взлетели четыре МиГ-3, пять И-15бис, девять И-16 и 10 ╚чаек╩ (всего 28 истребителей - внушительная сила). Сигнал тревоги опять запоздал, и отражать налет пришлось уже на подходе к аэродрому. Все же нашим истребителям удалось помешать противнику прицельно сбросить бомбы. Повреждения от осколков получили лишь пять И-15бис. По данным радиоразведки СФ, из группы, участвовавшей в налете, в районе Луостари упал и сгорел Ju-88. Немцы также говорят об одном Ju-88 из I/KG30 (WNr.3467), который получил повреждения двигателя и разбился при посадке на аэродроме Луостари. С нашей стороны воздушных потерь не было.

День 27 августа был отмечен высокой боевой активностью обеих сторон. С самого утра авиация противника начала атаки на дозорные боевые корабли Северного флота на входе в Кольский залив. В течение дня бомбардировкам подверглись СКР ╚Мгла╩, ╚Заря╩, ╚Гроза╩ (дважды) и четыре тральщика. Все бомбы упали мимо. В бой с бомбардировщиками вступили истребители СФ. В 13.06 четыре ╚Мига╩ атаковали десятку Ju-88 к северу от острова Кильдин. Один из ╚Юнкерсов╩ дал две ракеты: красную и зеленую, после чего самолеты сбросили бомбы в море и попытались уйти. ╚Миги╩, пользуясь преимуществом в скорости, настигли противника. Старшему лейтенанту Уварову, а также младшим лейтенантам Адонкину и Ткаченко засчитали по одной воздушной победе. Истребитель старшего лейтенанта Яковенко был поврежден стрелками ╚Юнкерсов╩, но летчик дотянул до побережья и сел на озеро. Самолет, конечно, затонул, зато пилот остался невредим. По немецким данным в этот день под Мурманском пропал без вести один Ju-88 из I/KG30 (WNr.0590). В 16.40 и в 20.10 произошли еще два воздушных боя в районе Ура-губы. Оба раза на перехват самолетов противника вылетали И-16 из 4-й иаэ, которых вел командир эскадрильи Сафонов. Результат обоих боев был весьма неплох: ╚ишачки╩ потерь не имели, капитаны Коваленко и Раздобудько сбили по одному Bf-109 (по советским данным), а Сафонов - еще и Hs-126, который стал десятой победой заполярного аса. Этот ╚Хеншель╩ из 1 .(Н)/ 32 (бортовой номер V7+1М, WNr.4262) вылетел на разведку с Луостари и не вернулся, потери же истребителей в этот день немецкие источники не подтверждают.

Радость от успешных боев омрачилась серьезными потерями среди гидросамолетов 118-го полка. Выполняя задачу по разведке акватории Баренцева моря, тройка МБР-2 наткнулась на патруль ╚Мессершмиттов╩. В неравном бою все три летающие лодки были сбиты, погибли два экипажа. В последний день августа немцы в очередной раз попытались нанести мощный удар по аэродрому Ваенга группой из 17 Ju-88 и семи Bf-109. Сигнал воздушной тревоги поступил вовремя, и наши истребители успешно отразили налет. При этом мл. лейтенант Покровский и старшина Семененко (оба на И-16) сбили по одному Bf-109. Всего на отражение налета поднимались шесть И-16, шесть ╚чаек╩ и четыре МиГ-3.

Пока маневренные ╚ишаки╩ и ╚чайки╩ связали боем прикрытие, ╚Миги╩ устремились вдогонку за бомбардировщиками. Лейтенант Сорокин с близкой дистанции удачно атаковал ╚Юнкерс╩. Летчик позднее докладывал, что он хорошо видел, как от прошиваемого пулями бомбардировщика отлетали крупные куски обшивки. Лейтенанту засчитали победу, но, по немецким данным, все ╚Юнкерсы╩ вернулись на базу. Все же это были очень живучие машины. Реально немцы потеряли в том бою один Вf-109Е-3 WNr.6403 из 14./JG77, который совершил вынужденную посадку на воду в районе Петсамо. Пилот ефрейтор Кобольд (H.Kobold) утонул. Наши потери составили один И-153, погиб опытный боец командир звена старший лейтенант Юдин. Проведя в августе не менее 16 воздушных боев, морские летчики по советским данным сбили 35 немецких самолетов, из которых немцы подтверждают потерю пятнадцати: восьми Ju-88, одного Ju-87, одного Hs-126 и пяти Bf-109. Всего же, по западным данным, в августе на заполярном участке фронта немцы потеряли 32 боевых самолета.

Потери авиации СФ в воздушных боях составили 11 машин - три МБР-2 и девять истребителей. Весьма достойный результат, особенно, если учесть, что техническое превосходство все еще оставалось за противником. Драться на ╚ишаках╩ с ╚мессерами╩ и ╚Юнкерсами╩ было неимоверно трудно. Но, на результатах боев сказывалась отвага советских пилотов и приобретение ими боевого опыта.

СЕНТЯБРЬ, СЧЕТ В НАШУ ПОЛЬЗУ

Готовясь к новому наступлению на Мурманск, немцы в начале сентября стянули к городу дополнительные силы. Так, 3 сентября отмечен перелет 29 Ju-87 с финского аэродрома Рованиеми на аэродром Хебуктен и 12 Ju-88 - на аэродром Банак. Первые три дня месяца сохранялась высокая активность как советской, так и немецкой авиации. Затем наступил пятидневный перерыв по погодным условиям. 1 сентября две группы Ju-88 под прикрытием истребителей пытались нанести удар по Мурманску, но к цели допущены не были. Оба воздушных боя закончились безрезультатно. Еще два боя морские летчики провели 2 сентября. Побед и потерь на этот раз также не было. 3 сентября были отмечены действия немецких ╚охотников╩. Один из них внезапной атакой из-за облаков сбил И-153 младшего лейтенанта Зорина. Летчик спасся на парашюте. Вечером позиции советских войск пытались штурмовать ╚Хеншель-126╩ и два ╚Мессершмитта╩. К несчастью для них рядом патрулировала пятерка И-16, которая сходу вступила в бой. По нашим данным уйти удалось лишь одному Bf-109. Ст. лейтенант Коваленко сбил ╚мессер╩, а мл.лейтенант Максимович расстрелял ╚Хеншель╩. Немцы подтверждают потерю Hs-126B (Wnr.3131), сбитого в воздушном бою над Западной Лицей.

8 сентября противник начал свое последнее наступление на Мурманск из района колхоза Большая Западная Лица. Погода была нелетная, и самолеты оставались на земле. Зато с утра 9 сентября практически все силы нашей и немецкой авиации, были брошены на поддержку наземных войск. Над линией фронта то и дело вспыхивали ожесточенные воздушные схватки. Приведем несколько примеров. В 14.05 шестерка И-16 под командованием Сафонова обнаружила в 5-6 км юго-западнее озера Ура-Губское девять Ju-87, шедших под прикрытием четырех Bf-109 и двух Bf-110. Несмотря на численное превосходство противника, ╚ишаки╩ устремились в атаку. В ходе воздушного боя немцы по нашим данным потеряли пять пикировщиков. Сбитые ╚Юнкерсы╩ записали на счет капитана Сафонова, ст. лейтенанта Коваленко, младших лейтенантов Покровского и Максимовича, а также старшины Семененко. На самом деле немцы потеряли в этом бою вместе с экипажами два Ju-87 из IV/ LG1, что тоже неплохо, особенно, если учесть, что все наши истребители вернулись на аэродром. В 18.06 семерка И-153 вылетела для встречи самолетов противника в район Западной Лицы. Через полчаса к ним присоединились три И-16. Вскоре была обнаружена пара ╚Юнкерсов╩, и в ходе завязавшегося боя мл.лейтенант Покровский сбил Ju-88 (WNr.0629). Второму бомбардировщику, несмотря на повреждения, удалось уйти.

Еще в этот день немцы потеряли Bf-109E-7 из I/JG77 (WNr.4920), который разбился при аварийной посадке на аэродроме Хебуктен (80% повреждений). Весьма интересный бой провели летчики четвертой, сафоновской, эскадрильи 10 сентября. Три И-16 (ведущий - заместитель командира эскадрильи ст. лейтенант Коваленко) осуществляли штурмовку переправы через реку Большая Западная Лица. В момент захода на цель звено было атаковано четырьмя Bf-109. Завязался маневренный воздушный бой на высотах не более сотни метров. ╚Мессершмиттам╩, дравшимся очень осторожно (видимо, из-за опасения врезаться в землю), так ничего, и не удалось добиться. Вскоре они на полной скорости ушли за линию фронта. 11 сентября состоялся еще один бой с участием летчиков 72-го САП: шестерка И-153 дралась с тремя Bf-109 и одним Bf-110. Лейтенанту Кравченко засчитали сбитый Bf-110, но немцы не подтверждают потерю этой машины. Наши также ушли без потерь. Этот день знаменателен еще тем, что первые ознакомительные полеты на советском севере совершили английские летчики, прибывшие 7 сентября на аэродром Ваенга-1 для усиления истребительного прикрытия конвоев. Всего союзники прислали 24 ╚Харрикейна╩ с экипажами, которые в дальнейшем принимали самое активное участие в боевых действиях.

Очередного успеха летчики-североморцы достигли 12 сентября. При полете на штурмовку вражеских войск четверка И-153 72-го САП под прикрытием шести И-16 встретила большую группу немецких самолетов. Над колхозом Большая Западная Лица завязался воздушный бой. Наши заявили, что им удалось без потерь сбить два ╚Мессершмитта╩. Немецкими данными подтверждаются оба ╚мессера╩ (Bf-109E-7 из I/JG77 WNr.1075 и 4078), один из которых записали на счет мл. лейтенанта Плотникова, а другой - старшего сержанта Романова. Справедливости ради, надо отметить, что 12 сентября в районе линии фронта состоялся еще один бой. Пять англичан на ╚Харрикейнах╩ сражались с пятью Bf-109, сопровождавшими разведчик Hs-126. Англичане атаковали противника и, по их докладам, сбили два ╚мессера╩, а Hs-126 подбили, потеряв при этом один самолет вместе с пилотом сержантом Смитом. Действительно, по германским спискам в бою был подбит Hs-126 (WNr.3461), получивший 30% повреждений. Что же касается сбитых ╚Мессершмиттов╩, то вряд ли можно сейчас однозначно сказать, кому на самом деле принадлежали эти победы - нашим или английским пилотам.

Примечательно, что Ю.Рыбин в статье ╚Expertenstaffel...╩ безоговорочно отдает обе победы английским летчикам, а о бое североморцев даже не упоминает. Вряд ли такой подход можно назвать вполне объективным. Кстати, в этой же статье сбитый англичанин Смит почему-то превратился в Шмидта. Интересно, что 12 сентября провел свой первый воздушный бой унтер-офицер Мюллер, ставший впоследствии знаменитым асом. На его счет записали сбитый И-16. Судя по всему, это как раз и был воздушный бой с истребителями 72-го САП, однако, как уже говорилось, все ╚ишаки╩ благополучно вернулись на базу. В бою тяжело пострадал И-16 мл. лейтенанта Плотникова, получивший более 100 пулевых пробоин. Были перебиты тросы управления рулем поворота, тросы уборки и выпуска шасси. Но все же летчику удалось привести израненный истребитель на аэродром и, как отмечено в документах, ╚отлично произвести посадку на фюзеляж╩. Впоследствии самолет был восстановлен. Кстати сказать, и следующие четыре ╚победы╩ Мюллера (17.09.41 г. - ДБ-3Ф и И-153; 27.09.41 г. - ╚Харрикейн╩; 28.09.41 г. - СБ) не имеют реальных подтверждений. Весьма показательная статистика, на которую следует обратить внимание любителям превозносить ╚фантастические успехи╩ асов Люфтваффе...

15 сентября группа истребителей 72-го САП во главе с капитаном Сафоновым провела еще два весьма успешных воздушных боя. Вылетев на прикрытие наших войск, семерка И-16 обнаружила на подходе к линии фронта более 20 бомбардировщиков Ju-87 и Ju-88, прикрытых полутора десятками Bf-109 и Bf-110. Группа Сафонова противопоставила скоростным атакам ╚мессеров╩ лобовую атаку с последующим входом в оборонительный вираж. Подобная тактика часто применялась нашими летчиками на старых машинах, позволяя надежно прикрывать ╚хвосты╩ друг друга, и вынуждая врага атаковать с крутого пикирования, что было малоэффективно. Результат умелой обороны был налицо, несмотря на двойное численное превосходство противника, бой завершился со счетом 0-0.

БОЕВЫЕ ПОТЕРИ ЗА АВГУСТ

 

Тип самолета

Общее число потерянных

Причины потерь

От истребителей противника

По неизвестным причинам

От зенитной артиллерии

При налетах  на аэродромы

ВВС СФ

 

МиГ-3

1

-

1

-

-

 

И-16

1

1

-

-

-

 

И-153

6

6

-

-

-

 

И-15

1

1

-

-

-

 

Пе-2

1

-

-

-

1

 

ДБ-3Ф

1

-

-

-

1

 

СБ

1

-

-

1

-

 

МБР-2

3

3

-

-

-

 

Всего

15

11

1

1

2

ВВС 14А

 

ЛаГГ-3

5

4

1

-

-

 

И-16

2

2

-

-

-

 

И-153

2

-

-

2

-

 

СБ

6

-

6

-

-

 

Всего

15

6

7

2

-

ВСЕГО

 

30

17

8

3

2

Во втором бою летчики 72-го САП одержали блестящую победу. Те же семь И-16 под командой Сафонова и два МиГ-3 повторно вылетели на прикрытие наземных войск. К линии фронта подошла группа из 27 бомбардировщиков Ju-87 и Ju-88, прикрытых двухмоторными ╚Мессершмиттами╩. На этот раз с первой атаки сафоновцы сбили Bf-110, а затем развернули настоящую охоту за пикировщиками. Один за другим на землю рухнули три Ju-87, а остальные повернули обратно. Наши истребители закончили бой без потерь. На обратном пути они наткнулись на выскочивший из облаков разведчик Hs-126, который также получил порцию свинца от капитана Сафонова. Добить противника не позволила нехватка боекомплекта, израсходованного в схватке с ╚Юнкерсами╩. Примечательно, что все сбитые в том бою самолеты подтверждаются немецкой стороной. На свой аэродром не вернулись три Ju-87 из IV/ LG1 и Bf-110 из 1./JG77 (WNr.2215). Все члены их экипажей числятся погибшими или пропавшими без вести. Армейская авиация потеряла в этот день один ЛаГГ-3, разбившийся в авиакатастрофе и один И-153, пропавший без вести.

16 сентября боевые заслуги 72-го САП были отмечены орденом Красного Знамени. Капитан Б.Ф.Сафонов первым среди летчиков-североморцев получил высокое звание Героя Советского Союза. Всеми в полку признавалось его лидерство как организатора и мастера ведения воздушного боя. Тем временем немцы наседали на позиции 14А еще около недели, но затем, так и не сумев прорвать оборону, начали отходить на западный берег Лицы и укрепляться. Последнее наступление на Мурманск провалилось. Как видно из таблицы, помещенной на этой странице, за сентябрь летчики 72-го САП потеряли в 14 воздушных боях всего один И-153 и один Пе-2! При этом по данным штаба ВВС СФ, флотские истребители сбили 25 самолетов (4 Ju-88, 8 Ju-87, 7 Bf-109, 3 Bf-110, 3 Hs-126). Иностранные источники подтверждают потерю в воздушных боях 11 самолетов: 1 Ju-88,1 He-111,5 Ju-87, 2 Bf-109, 1 Bf-110 и 1 Hs-126. Даже с такими поправками результат сентябрьских боев для морских летчиков выглядит совсем неплохо.

ОКТЯБРЬ, СНИЖЕНИЕ АКТИВНОСТИ

Метеоусловия в первой половине октября в Заполярье выдались плохими, и действия авиации были ограничены. Отмечались лишь отдельные боевые эпизоды. 6 октября в 16.10 14 Ju-88 под прикрытием пяти Bf-110 и четырех Bf-109 нанесли удар по аэродромам Ваенга-1 и Ваенга-2. В результате был поврежден один И-15бис и три макета, два человека легко ранены. Не повезло лишь лейтенанту Абишеву - его самолет опрокинуло на взлете взрывной волной. Но немцам не повезло еще больше. В 16.20 их догнала девятка И-16 и сбила два ╚Юнкерса╩. Еще один ╚восемьдесят восьмой╩ записали на счет зенитной батареи. Все эти победы были реальны. Два Ju-88A-5 (WNr.0626 и 4155) немцы списали как сбитые в воздушном бою, еще один (WNr.0292) разбился при вынужденной посадке на аэродроме Луостари вследствие боевых повреждений.

15 числа погода улучшилась, и авиация противоборствующих сторон заметно активизировалась. Однако такого накала воздушных боев, как в летний период, уже не было. После неудачи наступления на Мурманск немцы перенесли основные свои усилия южнее - в район Кестеньги. Соответственно и авиационная группировка 5 ВФ постепенно смещалась к югу. Тем не менее, 15, 17, 18 и 30 октября еще предпринимались попытки бомбить Мурманск небольшими группами бомбардировщиков, которые особого вреда не принесли.

16 октября совершен последний в 1941 году налет на Ваенгу, закончившийся так же безрезультатно, как и большинство предыдущих. Ни на земле, ни в воздухе ни один наш самолет не получил повреждений. Немцы также ушли без потерь. В этот же день ВВС СФ впервые на Севере приступили к боевым действиям в темное время суток. Самолеты МБР-2, ГСТ, СБ и У-2 начали вести постоянные изматывающие бомбардировки войск противника на линии фронта.

Необходимо отметить, что в этот период, после образования 78-го ИАП, значительно вырос боевой потенциал ВВС СФ. Материальной частью полка послужили 38 ╚Харрикейнов╩ (34 исправных на 25.10.41г), принятые от 151-го авиакрыла британских Королевских ВВС. Английские летчики, выполнив поставленную перед ними задачу, убыли в Англию.

БОЕВЫЕ ПОТЕРИ ЗА СЕНТЯБРЬ

 

Тип самолета

Общее число потерянных

Причины потерь

От истребителей противника

По неизвестным причинам

От зенитной артиллерии

При налетах  на аэродромы

ВВС СФ

 

И-153

1

1

-

-

-

 

Пе-2

1

1

-

-

-

 

Всего

2

2

-

-

-

ВВС 14А

 

ЛаГГ-3

1

1

-

-

-

 

И-16

1

1

-

-

-

 

И-153

2

-

1

1

-

 

И-15бис

2

1

1

-

-

 

СБ

1

-

-

1

-

 

Всего

7

3

2

2

-

ВСЕГО

 

9

5

2

2

-

Укомплектование летным и техническим составом 78-го полка было проведено из числа наиболее подготовленного личного состава 72 САП. Командиром полка стал Герой Советского Союза капитан Сафонов. С 25 октября 1941 г. по март 1942 г. именно на 78-й ИАП возлагалось выполнение наиболее ответственных боевых заданий. В советской литературе нередко подчеркивались довольно слабые боевые характеристики самолета ╚Харрикейн╩. И все же по совокупности летных и боевых качеств он стоял безусловно выше таких машин, как И-16, И-153 и уж тем более - И-15бис.

Максимальная скорость ╚Харрикейна╩ - 520 км/ч - была для наших летчиков, пересевших с ╚ишаков╩ и ╚чаек╩, значительным прогрессом. Самолет обладал хорошей горизонтальной маневренностью, был устойчив и прост в пилотировании. Установленные на ╚Харрикейнах╩ УКВ-радиостанции типа 1133-D, позволили установить надежную двухстороннюю радиосвязь на расстоянии 150-180 км. Помимо этого, радиостанция обеспечивала пеленгацию наземным пеленгаторам с хорошей точностью. Из любого места в радиусе слышимости летчик мог запросить свой магнитный курс выхода на аэродром. В процессе эксплуатации чисто пулеметное вооружение ╚Харрикейна╩ у нас нередко менялось на комплект из двух 20-мм пушек ШВАК и двух 12,7-мм пулеметов БК. Параллельно шла установка балок РО-82 (для РС-82) под плоскостями. Столь мощного вооружения ни один наш серийный истребитель в то время еще не имел. Но все это было позже, а пока летчики 78-го ИАП вступали в бой на пулеметных ╚Харрикейнах╩.

В конце октября произошло несколько воздушных боев с участием морских летчиков. 24 октября в 16.00 на штурмовку вражеских войск вылетели восемь И-153 и девять И-16 под прикрытием шести И-16 и 10 ╚Харрикейнов╩. В районе Западной Лицы летчики И-16 обнаружили два Bf-110 и три Bf-109, которые в бой не вступили и скрылись в облаках. Один И-16 был поврежден зенитным огнем и совершил вынужденную посадку, при этом самолет был разбит, а летчик Жидков ранен. В этот же день ╚чайки╩ 147-го ИАП ВВС 14А также действовали на линии фронта и были атакованы группой ╚стодесятых╩. В ходе боя немцам удалось без потерь сбить два истребителя. Один из них был на счету будущего аса Теодора Вайссенбергера.

25 октября в бою с Bf-110 был подбит и совершил вынужденную посадку старший лейтенант Сорокин, имевший на своем счету четыре сбитых вражеских самолета. Будучи раненым, он в течение трех суток добирался по заснеженной тундре на свой аэродром и отморозил ноги. В госпитале ему ампутировали ступни обеих ног. При выписке из госпиталя, спустя 14 месяцев, З.А.Сорокин был признан негодным к летной работе. Однако летчик, проявив мужество, настойчивость и силу воли, добился возвращения в свою часть и с весны 1943 г. вновь стал совершать боевые вылеты на ╚Киттихауке╩ и ╚Аэрокобре╩, сбив при этом еще семь немецких самолетов! 19 августа 1944 г. капитану З.А.Сорокину было присвоено звание Героя Советского Союза.

БОЕВЫЕ ПОТЕРИ ЗА ОКТЯБРЬ

 

Тип самолета

Общее число потерянных

Причины потерь

От истребителей противника

По неизвестным причинам

От зенитной артиллерии

При налетах  на аэродромы

ВВС СФ

 

МиГ-3

1

1

-

-

-

 

И-16

1

-

-

1

-

 

И-153

1

-

-

1

-

 

И-15

1

-

-

-

1

 

Че-2

1

-

1

-

-

 

Всего

5

1

1

2

1

ВВС 14А

 

И-153

2

2

-

-

-

 

Пе-2

1

-

1

-

-

 

СБ

3

-

3

-

-

 

Всего

6

2

4

-

-

ВСЕГО

 

11

3

5

2

1

 

Но вернемся в позднюю осень 1941-го. Наступавшая полярная ночь и чрезвычайно сложные метеоусловия все больше давали о себе знать. Резко возросли не боевые потери. Так, 29 октября в ночном полете заблудился и пропал без вести ст. лейтенант Яковенко. Это была первая потеря 78-го ИАП. Последний день октября был отмечен воздушной победой 78-го ИАП. Тройка ╚Харрикейнов╩ вылетела на перехват разведчика Ju-88, появившегося в небе над Мурманском. Перехватчики вышли на цель по разрывам зенитных снарядов. После нескольких атак ╚Юнкерс╩ был сбит ст. лейтенантом Алагуровым и упал в море в районе Цып-Наволок. Но, несмотря на достаточно подробное описание обстоятельств этого боя, немецкие источники не отмечают потерю Ju-88 в тот день на Севере. Всего за октябрь морские летчики сбили в воздушных боях, по советским данным, шесть самолетов (четыре Ju-88, Bf-109 и Bf-110), из которых немцы подтверждают три Ju-88.

ТРЕВОЖНОЕ ЗАТИШЬЕ

В зимние месяцы активность немецкой авиации резко снизилась, так как большая ее часть была переброшена к югу. Оставшиеся подразделения действовали в основном отдельными самолетами и, изредка - небольшими группами. Воздушные бои стали редкостью. На наземном фронте в этот период шли ╚бои местного значения╩. Оставшаяся под Мурманском авиация СФ, как только позволяла погода, продолжала боевую работу. Дневные удары наносили Пе-2, СБ и ДБ-3Ф, штурмовки вели И-153, ╚Харрикейны╩ и И-16. Ночь принадлежала МБР-2, ГСТ, Че-2, ТБ-3, ДБ-3Ф, СБ и У-2. Прикрытие с воздуха Мурманска, а также аэродромов 14А Мурмаши и Шонгуй было возложено также на морскую авиацию. На перехваты самолетов противника вылетали, в основном, ╚Харрикейны╩, а далеко в море - и Пе-2, снаряженные ╚эрэсами╩. 14 ноября, шестерка ╚Харрикейнов╩ вылетела на штурмовку аэродрома Луостари. Не дойдя 4-5 км до цели, наши встретили три Bf-109 и вступили с ними в бой. Капитан Маркевич записал на свой счет один сбитый ╚мессер╩. В официальных немецких данных никаких потерь среди истребителей на Севере в этот день не значится, хотя по показаниям попавшего в плен 9 апреля 1942 г. лейтенанта Альфреда Якоби, именно 15 ноября он был ранен в плечо в бою с ╚Харрикейнами╩. А через день три ╚Харрикейна╩ атаковали потерявший ориентировку и ╚залетевший╩ на нашу территорию транспортник Ju-52, который был подожжен лейтенантом Кравченко и сел на вынужденную в районе озера Кулонга. Из числа находившихся на его борту семь человек сгорело, один - убит при сопротивлении и шесть - захвачены в плен.

Сложнее для наших летчиков складывалась обстановка в последний месяц года. 8 декабря после бомбоудара по порту Киркенес три Пе-2 были атакованы одиночным Bf-109, который преследовал их до Петсамо. Яростно отстреливаясь, ╚Петляковым╩ удалось отразить все атаки ╚мессера╩, и тот ушел в направлении Луостари. А вот 11 декабря три Пе-2 не смогли отбиться от двух ╚Не-113╩. (На самом деле это были Bf-109F. Новую модификацию ╚Мессершмитта╩ с незнакомыми формами, лишь недавно появившуюся в Заполярье, наши летчики поначалу считали ╚Хейнкелем-113╩, о котором много писали в предвоенной авиационной литературе). Одна ╚пешка╩ была сбита и упала невдалеке от озера Кяделъявр, остальные вернулись на базу. С погибшего самолета спасся только раненый стрелок-радист младший сержант Клыков, успевший выпрыгнуть с парашютом. С появлением ╚Фрицев╩ (немецкое прозвище Bf-109F) вновь проявилось качественное превосходство германской авиатехники. 15 декабря при патрулировании над линией фронта три ╚Харрикейна╩ были атакованы тремя ╚Мессершмиттами╩ - двумя Bf-109Е и одним Bf-109F (в первоисточнике - опять Не-113). В ходе боя был сбит и погиб летчик Кононов.

17 декабря в том же районе пятерка ╚Харрикейнов╩ во главе с командиром 78-го ИАП капитаном Сафоновым вступила в схватку с семью ╚Мессершмиттами╩. В результате боя по советским данным были сбиты три Bf-109. Немцы признали потерю одного истребителя. Летчик был ранен и совершил вынужденную посадку. С нашей стороны погиб лейтенант Волков, а капитану Сафонову пришлось садиться на вынужденную из-за поломки двигателя. Вскоре комполка вернулся на аэродром, а его самолет, по-видимому, был отремонтирован, поскольку 31 декабря на место аварийной посадки вылетал МБР-2 с горючим для ╚Харрикейна╩.

БОЕВЫЕ ПОТЕРИ ЗА НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ

 

Тип самолета

Общее число потерянных

Причины потерь

От истребителей противника

По неизвестным причинам

От зенитной артиллерии

При налетах  на аэродромы

ВВС СФ

 

Харрикейн

3

2

-

1

-

 

Пе-2

1

1

-

-

-

 

Че-2

2

2

-

-

-

 

МБР-2

2

-

-

2

-

 

Всего

5

1

1

2

1

ВВС 14А

 

МиГ-3

1

-

1

-

-

 

И-16

5

1

1

-

3

 

И-153

2

2

-

-

-

 

СБ

3

1

2

-

-

 

Всего

11

4

4

-

3

ВСЕГО

 

19

9

4

3

3

 

Чрезвычайно опасной была работа летчиков 118-го МРАП. Действуя в Баренцевом море без истребительного прикрытия (не позволял радиус действия), они порой встречались с немецкими перехватчиками. Иногда такие встречи кончались для наших трагично. 8 ноября при возвращении с разведки два Че-2 были сбиты четверкой Bf-109, оба экипажа погибли. Три МБР-2 и один Че-2 зимой 1941-1942 годов пали жертвой зенитного огня. Серьезному воздействию нашей авиации в ночное время подверглись порты Киркенес и Лиинахамари. За ноябрь-декабрь на Киркенес силами двух бомбардировочных эскадрилий совершено не менее девяти налетов, на Лиинахамари - не менее шести. После бомбардировок в портах наблюдались пожары. Особенно сильно горела юго-западная часть Лиинахамари в результате удара двух СБ в ночь на 20 ноября. Как отмечалось, зарево пожара было видно даже из района Кольского залива. Убедительной победой отметили пилоты ╚Харрикейнов╩ последний день уходящего 1941 года. Четверка истребителей настигла над островом Кильдин три Не-111, отбомбившиеся по Мурманску. Один бомбардировщик был сбит, а весь его экипаж попал в плен.

ПОДВЕДЕМ ИТОГИ

Итогом боевых действий за 1941 год в Заполярье, по советским данным, явилось 162 сбитых в воздушных боях немецких самолета. За этот же период ВВС СФ и 14А, по подсчетам автора, потеряли в воздушных боях до 125 самолетов (в это число включены машины, потерянные непосредственно в воздушных боях, а также - не вернувшиеся с боевых заданий по неизвестным причинам и разбитые при посадке после полученных в боях повреждений). Многим покажутся советские данные о немецких потерях абсолютно нереальными, так как они намного превышают первоначальную численность 5-го Воздушного флота. Однако обратимся к западным источникам и подробнее рассмотрим этот вопрос.

ПОТЕРИ 5-го ВОЗДУШНОГО ФЛОТА ЛЮФТВАФФЕ НА СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ С 22.06 ПО 1.11.1941 г.

 

Первоначальная численность

Немецкие данные о потерях по различным причинам

Советские данные о сбитых в воздушных боях

Bf-109

22

29

50

Bf-110

4-6

10

13

Ju-88, Do-17, Do-215

20-22

35

50

Ju-87

33

29

19

He-111

2

6

9

Hs-126

7

9

9

Ju-52

-

0

1

ВСЕГО

88-92

118

151

За период наиболее активных действий с 22 июня по 1 ноября 1941 г. по советским данным в Заполярье в воздушных боях был сбит 151 немецкий самолет. А по имеющимся у автора на данный момент западным спискам немцы под Мурманском и Кандалакшей по различным причинам потеряли за тот же период 118 боевых самолетов (без учета гидроавиации), то есть в 1,28 раза превысили первоначальную численность группировки. Как видим, потери немцев в любом случае были весьма серьезны и вполне сопоставимы с советскими. В заключение хочу коснуться еще одного вопроса - реального количества воздушных побед лучшего летчика Северного флота дважды Героя Советского Союза подполковника Б.Ф.Сафонова. В своих публикациях Ю.Рыбин утверждает, что согласно немецким данным, есть подтверждения лишь на восемь из 20 немецких самолетов, сбитых Сафоновым и занесенных в его летную книжку.

Разбирая этот вопрос, я обнаружил, что не в восьми, а по крайней мере - в 14 случаях имеется совпадение по координатам, типам и датам немецких воздушных потерь с записями в летной книжке советского аса. К примеру, из трех ╚Юнкерсов-88╩, сбитых в последнем бою Б.Ф.Сафонова 30 мая 1942 г., в списках немецких потерь находят подтверждение все три бомбардировщика этого типа. В этот день советские истребители отразили несколько атак на корабли конвоя PQ-16 на подходе к Кольскому заливу, заявив об уничтожении пяти Ju-88: один сбили капитан Орлов и ст. лейтенант Покровский, три - подполковник Сафонов и один - экипаж Пе-3 из 95-го ИАП. Немцы признают потерю в этот день одного Ju-88 из II/KG30 (WNr.1760) вместе с экипажем, еще один Ju-88 из 1./124 (WNr.430244) разбился вдребезги при посадке на аэродроме Хебуктен (100% повреждений), третий Ju-88 из I/KG30 (WNr. 142068) разбился после выполнения боевого вылета на аэродроме Банак (80% повреждений, летчик погиб, два члена экипажа ранены). Все три бомбардировщика, вероятнее всего, получили фатальные повреждения в бою против тройки Р-40, ведомой Сафоновым, и Пе-3 95-го ИАП. Так что два Ju-88 вполне можно считать победами прославленного полярного аса.





Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:

Дизельные электростанции купить.


             Rambler's Top100 Rambler's Top100