главная история авиации авиация второй мировой
   Легкие ночные ракетоносцы
             
         n Анатолий Дворкин  



В музее авиации около самолёта По-2 руководитель экскурсии с гордостью рассказывал, как лёгкий учебный самолёт во время Великой Отечественной войны был превращён в неуловимого и грозного ночного бомбардировщика, надёжно поражающего заданные небольшие, но весьма важные цели: штабы соединений войск противника, узлы связи, скопления техники и личного состава, различные склады, ж.-д. станции, мосты и другие. Самолёт По-2 стал гордостью нашей фронтовой авиации.

Для специальных бомбардировочных самолётов необходимы большие бетонированные взлётно-посадочные полосы, которые очень трудно надёжно замаскировать. Поэтому такие аэродромы легко обнаруживались авиацией противника и подвергались затем бомбардировке и обстрелу. Чтобы избежать больших потерь в технике и людях приходилось создавать мощную круговую противовоздушную оборону с постоянно дежурящими днём и ночью боевыми расчётами.

Большим преимуществом самолета По-2 оказалась его возможность взлёта с любого небольшого грунтового аэродрома даже с дополнительным полезным грузом в несколько сот килограммов. Это качество и было использовано для оборудования самолёта По-2 бомбардировочным вооружением для полётов ночью, а также стрелковым - для защиты от истребителей противника при дневных полёта:

Обнаружить грунтовой аэродром весьма трудно, поэтому и потери техники и личного состава были минимальные. Такие аэродромы обходились без противовоздушной обороны, их строительство было быстрым и дешёвым ,а маскировка простейшая и достаточно эффективная - самолёт-то маленький.

Под нижними крыльями самолёта были установлены наружные бомбодержатели для подвески бомб весом до 100 кг. Внутри задней кабины наблюдателя оборудовали 4 кассетных держателя-специальные цилиндрические вёдра (открывающимся дном, куда плотно укладывали в вертикальном положении осколочные или зажигательные бомбы весом до 2,5 кг. каждая, а всего 40 штук. Сбрасывание тяжёлых бомб с наружных держателей производил с помощью системы тросов сам лётчик, а мелкие бомбы из кассетных держателей выбрасывал наблюдатель по команде лётчика, открывая дно кассет сразу всех или с промежутком в зависимости от задания.

На этом рассказ о самолёте По-2 был закончен и руководитель экскурсии предложил перейти к следующему экспонату. Но я громко возразил, что ещё не всё рассказано о вооружении самолёта По-2. Экскурсанты остановились и замолчали, а руководитель экскурсии удивлённо и недоверчиво на меня посмотрел, но возражать не стал.

Я рассказал, что в 1942-1943 годах после окончания артиллерийского факультета Военно-воздушной академии им. Жуковского служил в должности инженера по авиационному вооружению 195 Армейского смешанного авиационного полка 3-й Ударной Армии Калининского Фронта. Самолёты По-2 этого полка использовались для связи, разведки, фотографирования и ночного бомбометания.

Для дневных полётов мы вооружили наблюдателей пулемётами Дегтярёва ДА-1 или трофейными немецкими пулеметами МГ-15, а также ещё и 26 мм сигнальными ракетницами. Сигнальные ракеты давали возможность защищаться от истребителей противника. Конечно, пороховой заряд сигнального патрона не обладал убойной силой и не мог поразить цель, но эффективность его действия была отличной. Нападавший истребитель от неожиданности испуганно отворачивал в сторону от летевшего на него ярко горевшего порохового заряда и атака срывалась.

Кроме этого, мы применяли ещё и пусковые установки с реактивными снарядами РС-82, в наземной артиллерии называвшиеся М-8 и применявшиеся в знаменитых пусковых установках на автомашинах с ласковым названием "Катюша".

Летали на бомбометание ночью, как правило, парами. Когда один самолёт подлетал к району цели, второй летал немного в стороне. В большинстве случаях до бомбометания противовоздушная оборона объекта противника огонь не открывала, надеясь, что наши самолёты пролетят мимо, не заметив цели. Перед заходом на бомбометание лётчик выключал мотор и самолёт бесшумно планировал на цель. После сбрасывания бомб самолёт с пикированием неуловимо уходил на низкой высоте в сторону, а зенитки открывали огонь в пустое место.

Второй самолет из этой пары, летевший сначала на минимальной скорости в стороне, прицеливался по обнаружившим себя зенитным батареям и прожекторам и пускал в них реактивные снаряды. Громко и зловеще ревели пороховые газы реактивных снарядов, оставляя за собой огненные следы, особенно эффектные в ночной темноте. Осколки снарядов разлетались на сотни метров, уничтожая живую силу и технику фашистов. Чаще всего зенитные орудия умолкали, а оставшиеся в живых - зенитчики прятались в окопы.

Потом самолёты менялись местами и вся операция повторялась сначала. Результаты таких боевых действий были весьма эффективны. Особенно, если цель была крупной и одна пара самолётов следовала за другой всю ночь.

Аэродромы для самолётов По-2 оборудовали всего в нескольких километрах от линии фронта и, если цели для бомбометания находились недалеко, то лётчики успевали сделать за одну ночь до 5-6 вылетов. Когда наши войска наступали и аэродромы оказывались далеко от целей, оборудовались временные, так называемые аэродромы подскока, недалеко от линии фронта с минимальным количеством необходимого, обслуживающего персонала для ночной работы. А днём самолёты улетали на основной аэродром для отдыха лётного состава и ремонта техники и профилактических работ.

А история оборудования и успешного применения реактивных снарядов на самолётах По-2 такова.

Радио и все газеты I94I-I942 годах с гордостью описывали отрясающий эффект нового оружия - миномётных батарей прославленных "КАТЮШ". Самолёты-истребители и штурмовики также весьма успешно применяли реактивные снаряды в воздушных боях и для стрельбы по наземным целям.

Впервые эти реактивные снаряды были применены в боях с японскими самолётами на реке Халхин-Гол в 1939 году на наших самолётах-истребителях И-15бис, И-16, И-153. Когда впервые по сомкнутому строю японских самолётов были выпущены реактивные снаряды, то эффект оказался ошеломляющим - японские лётчики подумали, что у нас появилась какая-то новая необычайно мощная пушка. При последующих воздушных встречах японские лётчики бросались врассыпную и в панике спасались бегством. Применение реактивных снарядов давало возможность поражать противника на расстоянии до нескольких сотен метров -таков радиус разлёта осколков.

Именно тогда у меня возникло заманчивое желание - применить установки с реактивными снарядами на самолётах По-2. Снаряды весили 8 кг, а вес взрывчатого вещества был 600 грамм и было оно самое эффективное.

Опасность была в том, что обшивка самолётов По-2 изготовлялась из тонкой прочной ткани, пропитанной лаком и она могла загореться от мощной струи пламени горящего порохового заряда после пуска реактивного снаряда. Эту опасность ликвидировали с помощью увеличенного расстояния пусковой установки от крыла самолёта. Ещё увеличили и угол пусковой установки по отношению к крылу самолёта, а также заменили часть обшивки из ткани на дюралевую в том месте, где вылетала огненная струя, порохового заряда.

Быстро решили и вопрос - кому, где и как провести пробные пуски реактивных снарядов. Желающих рискнуть и провести испытания было больше, чем достаточно. Но никому я не мог уступить эту рискованную, но интересную миссию и первый испытательный полёт на стрельбу сделал сам со своим другом-лётчиком москвичём Костей Дашиным.

Во-первых, надо было убедиться в полной безопасности полёта со стрельбой реактивными снарядами, во-вторых, надо было разработать тактику применения этих снарядов, в-третьих, уточнить практические параметры траектории полёта снарядов для точного прицеливания по наземным целям. А это уже было непосредственно моё дело. Как инженера по вооружению.

Калининский фронт в то время был относительно стабилен, ночью его граница с противником хорошо обозначалась передовыми частями обеих воюющих сторон, которые стреляли трассирующими пулями и осветительными ракетами. Пробные испытательные стрельбы сделали ночью, в полёте со своей территории через линию фронта в сторону позиций фашистских войск, чтобы во время этих испытаний нанести какой-нибудь ущерб противнику.

Самолёт мы направляли к линии фронта на разных высотах, подбирая наиболее подходящую. Недолетая до линии фронта производили пуск реактивных снарядов и резко разворачивались, не залетая на территорию противника.

Испытания прошли успешно и пусковыми установками для стрельбы РС-82 быстро оборудовали остальные самолёты, летавшие на бомбометания. Тактику и технику применения реактивных снарядов разработали сами по фронтовому оперативно, без бюрократических согласовании и утверждений. Учли применяемую лётчиками наивыгоднейшую для ночного бомбометания высоту полёта и его скорость, скорость полёта реактивного снаряда после пуска на всей его траектории полёта в цель. Подобрали наивыгоднейший угол пикирования самолёта перед пуском снаряда. Прицеливание производилось лётчиком по переднему краю нижней плоскости самолёта. Примитивно, но оказалось достаточно надёжно.

Несмотря на многие теоретические допуски и ориентировочные расчётные данные для стрельбы, лётчики практически довольно быстро достигали точных попаданий в цель, т.к. и высота полёта и скорость самолёта были небольшие и почти всегда одни и те же.

Попытки использовать стрелковый прицел для улучшения меткости попаданий результатов не дали и было решено продолжать стрельбу, прицеливаясь по нижней плоскости самолёта. Вновь прибывающие лётчики достаточно быстро и на отлично осваивали эту технику и тактику стрельбы.

 








Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100