главная история авиации авиация второй мировой
   МБР-2═ в боях
             
         n Александр Заблотский  



Куда более известны боевые карьеры Ил-4, Ил-2, Пе-2, "Бостона" и "Каталины", воевавших вместе с ними. А ведь гидросамолет МБР-2 к началу войны составлял основу парка разведывательной авиации флота. Он провоевал всю Великую Отечественную и закончил свою службу в войне с Японией. При этом показал себя настоящей "рабочей лошадкой" флотской авиации, выполняя задачи, далекие от ведения морской разведки. Но на боевом применении МБР-2 не лучшим образом сказалось моральное старение самолета. Это стало ясно еще в зимней возне с Финляндией. Малая скорость - 250 км/ч, слабое оборонительное вооружение - два 7,62-мм ШКАСА, бомбы до 600 кг (да и то в перегрузочном варианте) - никак не соответствовали требованиям времени. Но замены МБР-2 не было.

Надо отметить, что поскольку МБР-2 был разведчиком, летали на нем наиболее опытные пилоты. Например, в 15-м отдельном разведывательном авиационном полку (ОРАП) Балтийского флота перед войной все экипажи имели опыт полетов в сложных метеоусловиях, а 70% - еще и ночью. Это наложило специфический отпечаток на применение МБР-2, не раз делая его "самолетом для плохой погоды".

Отдельно следует сказать о модификации МБР-2 - МБР-2ВУ. С 1932 г. на вооружение ВМФ была принята система телеуправления торпедных катеров, в которой МБР-2ВУ, оснащенный специальной аппаратурой, выполнял роль водителя катера. Дивизионы катеров волнового управления с приданным отрядом самолетов-водителей были сформированы на Балтике, Черном море и на Тихом океане. В Великой Отечественной телеуправляемые катера практически не использовались. Когда выяснилось, что истребителей для прикрытия МБР-2ВУ нет, комендант береговой обороны Балтийского района генерал-майор Елисеев приказал снять с катеров спецаппаратуру и воевать обычным порядком. На Черном море в 1943 г. дважды пытались применить радиоуправляемые катера для атаки вражеских кораблей у причалов в портах Анапа и Камыш-Бурун. Но обе атаки провалились. В одном случае катер, уже прорвавшись в порт, взорвался, столкнувшись с каким-то препятствием. В другом - был взорван по сигналу оператора, который не справился с управлением на узком и извилистом фарватере.

Балтийский флот с 19 июня 1941 г. находился в оперативной готовности ╧2, и МБР-2 вели воздушную разведку районов, прилегающих к нашим терводам. Поэтому первыми вступили в войну 22 июня в 3 часа 30 минут два МБР-2 старшего лейтенанта Трунова и лейтенанта Пучкова из 44-й авиационной эскадрильи. Они обнаружили во время разведки в Финском заливе группу неизвестных кораблей. Снизившись до 600 м, самолеты взяли курс на них, но были встречены огнем. Там немцы производили минные постановки.

Огромные потери ВВС первых дней войны заставили использовать самолеты морской авиации для поддержки сухопутных войск. 22 и 23 июня МБР-2 43-й отдельной эскадрильи, базировавшейся на озере Дурбе в 40 км от Либавы, помимо обеспечения развертывания подводных лодок из Либавы в Балтику и прикрытия минных постановок, совершили более 100 вылетов на поддержку войск, оборонявших город. Сил 43-й эскадрильи оказалось явно недостаточно, но это было все, что смог выделить флот. Поэтому, несмотря на то, что удары морских летчиков задержали продвижение противника, немцам удалось к исходу 23 июня замкнуть кольцо вокруг Либавы, и немецкие танки вышли к озеру Дурбе. 43-й эскадрилье пришлось перебазироваться на озеро Киш вблизи Риги. Там летчики 43-й совместно с экипажами МБР-2 41-й отдельной эскадрильи продолжали наносить удары по наступающим немецким войскам, вплоть до оставления Риги 30 июня. Применение тихоходных МБР-2 днем без прикрытия истребителей вело к большим потерям. Но иного выхода в данной обстановке не было. Тем более, что обстановка на Ленинградском направлении продолжала ухудшаться. Для того, чтобы задержать немцев, на поддержку сухопутных частей бросили большую часть бомбардировочной минно-торпедной авиации Краснознаменного Балтийского флота (КБФ). С 11 июля была приостановлена воздушная разведка в море.

С начала июля МБР-2 начали использоваться как ночные бомбардировщики. Это позволило несколько снизить потери, да и для экипажей гидросамолетов полеты ночью были более привычны. В этом качестве, в основном, использовались экипажи 15-го ОРАП. С начала июля 15-й ОРАП действовал по частям 4-й немецкой танковой группы в боях на реке Луга. МБР-2 бомбили танки у озера Долгое, колонны мотопехоты в районе Сабека и Осьмино. Против прорыва немецкого 41-го моторизованного корпуса МБР-2 поддерживали наши части у озера Самко, штурмовали механизированные колонны у Пархова.

Ночи становились длиннее, объекты ударов находились на небольшом удалении от аэродромов базирования, и экипажи успевали сделать 2-3 вылета за ночь. Всего в июле-августе 41-м экипажем 15-го ОРАП совершено более 300 вылетов на поддержку наших войск под Ленинградом.

С начала августа к обороне главной базы КБФ - Таллинна - стали привлекаться МБР-2 44-й эскадрильи. Летчики провоевали под Таллинном до 26 августа, когда немцы вплотную подошли к городу, и самолетам эскадрильи пришлось перелететь в Ленинград.

По своему прямому назначению, как морские разведчики и самолеты ПЛО, МБР-2 летом 1941 г. привлекались эпизодически, так как главной задачей для них в этот период стала поддержка сухопутных войск. В основном, разведкой на море занимались самолеты Моонзундской авиагруппы. В нее входили МБР-2 15-й эскадрильи, базировавшиеся на аэродроме Кихелькона (остров Эзель), а затем и летающие лодки 81-й эскадрильи, переброшенной с Ханко. Господство в воздухе было у противника, поэтому практически каждый вылет на разведку сопровождался потерями. 1 июля финские Фоккеры D.XXI сбили пару МБР в районе острова Гогланд. 6 июля 2 МБР 15-й эскадрильи (ведущий - экипаж командира звена лейтенанта Куликова, ведомый - экипаж лейтенанта Бондаренко) при возвращении из разведки на подходе к Ирбенскому проливу были перехвачены четверкой Фоккеров D.XXI. Самолет ведущего сбили, он упал в море. Самолет Бондаренко загорелся от попадания в бензобак. Раненый летчик все же сумел посадить горящий самолет на воду, но в конце пробега МБР-2 взорвался. Летчика и штурмана взрывом выбросило из кабины, стрелок-радист погиб. 8 июля "Мессершмитты" сбили над Ирбенами еще пару МБР.

Но случалось и так, что МБР-2 выходили из таких поединков победителями. 3 августа два "Bf 110" атаковали над финским заливом пару МБР. В завязавшемся бою один "Мессершмитт" был сбит, второй -вышел из боя, оба МБР смогли вернуться на свой аэродром.

Морские разведчики Моонзундской авиагруппы наводили ударную авиацию и надводные корабли на немецкие конвои в Ирбенском проливе и Рижском заливе. В результате авиация, корабли и береговая артиллерия КБФ не дали немцам использовать Ригу, как морской порт до конца августа. Хотя, надо сказать, что взаимодействие между авиацией и кораблями не было до конца отработано. Эсминцы и торпедные катера часто получали добытые такой высокой ценой разведданные с запозданием.

27 августа крупные надводные корабли КБФ покинули Рижский залив, 28 августа был оставлен Таллинн. А затем повторилась ситуация Либавы и Риги. С началом высадки немцев на остров Муху, 14 сентября, МБР-2 поддерживали защитников острова. Но силы гарнизона Моонзунда и немецкой группировки были слишком неравны. 18 сентября аэродром Кихельконы оказался под обстрелом, и оставшиеся в строю самолеты перелетели в Ленинград.

В качестве противолодочных самолетов МБР-2 сопровождали конвои на коммуникациях Ханко-Таллинн, Моонзунд-Таллинн, Таллинн-Ленинград, обеспечивали развертывание подводных лодок на позиции в Балтийском море и вели свободный поиск подводных лодок.

Поиск лодок самолеты осуществляли в 50-70 милях от наших баз и, кроме того, на выходе из финских шхер. Эффективность применения МБР-2, как самолета ПЛО, снижалась отсутствием каких-либо технических средств обнаружения лодок. Тем не менее МБР-2 обнаруживали лодки 22 раза. Из них три в надводном положении, остальные - на перископной глубине.

6 июля подводная лодка "М 102" в охранении двух торпедных катеров южнее острова Осмусаар была атакована ПЛ (подводной лодкой) противника. Уклонившись от торпед, командир "М 102" вызвал авиацию. Звено МБР-2 пробомбило место вероятного нахождения вражеской лодки, а затем начало охранять маленький конвой. 3 августа пара МБР-2 безуспешно атаковала ПЛ противника на Восточном плесе.

Из всех атак МБР-2 подводных лодок противника на Балтике успешной признать можно только одну. 9 июля пара МБР-2 обнаружила западнее острова Бенгшбер ПЛ противника. Для подводников атака, очевидно, оказалась полной неожиданностью, поэтому самолеты без помех сбросили по четыре бомбы ФАБ-50. Прямых попаданий не было, но бомба разорвалась вблизи борта лодки. Лодка погрузилась, и на месте погружения экипажи самолетов наблюдали пятно соляра и различные предметы. Скорее всего, лодка была лишь повреждена, так как калибр бомб являлся слишком малым, и не отмечалось прямых попаданий.

Несмотря на скромные успехи в роли противолодочных самолетов, само присутствие МБР-2 стесняло действия вражеских ПЛ. Даже в тех случаях, когда самолет не обнаруживал лодку, а на лодке обнаруживали самолеты, она отказывалась от атаки и уходила на глубину.

Помимо применения в качестве бомбардировщика, морского разведчика, противолодочного самолета, МБР-2 выполнял и более "экзотические" задачи. Так, самолеты Моон-зундской авиагруппы использовались как минные тральщики. К такой импровизации пришлось прибегнуть, конечно, не от хорошей жизни. Флот вступил в войну, не имея ни одного электромагнитного тральщика. Немцы же массированно применяли неконтактные донные мины. Условия для авиационных минных постановок в мелководном Моонзундском проливе идеальные, и противник, стремясь нарушить наши коммуникации, ставил мины практически ежедневно. К борьбе с этими минами и привлекались МБР-2. По данным береговых постов, они бомбили места падения мин, вызывая либо их детонацию, либо выводя из строя аппаратный блок взрывателя мины.

После перелета 81-й эскадрильи с о. Ханко на Эзель на прежнем месте базирования осталось одно звено МБР-2. Эти три машины использовались при обороне Ханко как бомбардировщики, срывая попытки финнов высадиться на островах архипелага.

4 июля экипажи старшего лейтенанта Игнатенко и лейтенанта Стрелецкого под прикрытием И-16 вылетели для удара по транспортам противника, замеченным на подходах к шхерам. Летчики обнаружили у острова Эре два немецких транспорта, бомбили их, один повредили.

После начала блокадных действий финских торпедных катеров, МБР-2 звена стали привлекаться к проводке конвоев. 8 августа пара МБР-2 (ведущий - Стрелецкий, ведомый -Волков) участвовала в проводке конвоя из транспортов "Хильда" и ВТ-24, с эскортом из 2 тральщиков и 2 малых охотников, до Палдиски. После выхода из Ханко конвой атаковали 4 финских торпедных катера. Истребители И-153 сорвали атаку. Через полчаса две группы катеров вторично атаковали конвой. МБР-2 отбомбились по катерам, но те сумели уклониться. Повторить атаку летчики не могли, бомбовая нагрузка МБР

всего 600 кг, поэтому они лишь били по катерам из пулеметов. Финны тоже ответили огнем и продолжали сближаться с транспортами. Ведущий, лейтенант Стрелецкий, решил таранить головной катер. Снизившись, он взял направление таким образом, чтобы ударить по рубке катера левым поплавком. Финские катерники не выдержали и, преследуемые летающими лодками, ушли в шхеры.

Подводя итоги боевого применения в 1941 году на Балтике, надо отметить, что за два первых военных месяца (июль-август) авиация КБФ потеряла около двух третей МБР-2. Если в войну флот вступил, имея 151 машину, то на начало сентября 1941 года в боевом составе авиации флота их осталось всего 56. Только 15 ОРАП к концу 1941 г. потерял 40 экипажей и 75 МБР-2 (в основном, в воздушных боях).

С потерей Прибалтики и побережья Финского залива карьера МБР-2 как морского разведчика на Балтике закончилась. Но, как ночной бомбардировщик, МБР использовался КБФ до 1943 г. Гидросамолеты из 15 ОРАП систематически по ночам бомбили прифронтовые аэродромы немцев в Сиверской, Котлах, Запрудном. Кроме того, МБР-2 действовали и на немецких прифронтовых коммуникациях, наносили удары по железнодорожным станциям. Когда в ноябре 1941 г., в разгар боев за Волхов, командование 54-й армии запросило срочную авиационную поддержку, погода была плохая-шел дождь со снегом; выполнение этой задачи возложили на МБР-2. На цель самолеты выходили звеньями на высоте 150-200 м, бомбометание, несмотря на обстрел из всех видов оружия, оказалось точным.

С января 1942 года МБР-2 стали использоваться в качестве военно-транспортного самолета. В начале января 1942 года сводный отряд морской пехоты занял острова Гогланд и Большой Тюберс, ранее оставленные нашими частями. Гарнизоны островов нужно было снабжать всем необходимым, несмотря на организованную финнами блокаду. Поэтому доставкой снабжения и занялись МБР-2. Во-первых, из-за своей "всепогодности", во-вторых, потому что других самолетов в распоряжении флота просто не было. Один МБР в такой полет брал от 300 до 450 кг различных грузов. В зависимости от погоды вылетало от одной до 5-6 машин. Иногда МБР-2 садились на островах, но чаще грузы сбрасывались либо на парашютах, либо с бреющего полета. Летающие лодки поддерживали "воздушный мост" с Гогландом вплоть до его вторичной потери 27 марта 1942 г. Последний транспортный полет на остров четверка МБР-2 совершила 28 марта. Не зная, что он оставлен, экипажи сбросили 1600 кг грузов и двух парашютистов для восстановления связи. В апреле МБР продолжали летать на Гогланд теперь уже на бомбежку финнов, а "воздушный мост" заканчивался на острове Лавенсари.

К 1943 году активное применение МБР-2 на Балтике закончилось. 15 ОРАП весной 1943 г. сменил свои МБР-2 на Пе-2 и "Бостоны".

JL X а Черном море к началу войны находилось 140 МБР-2. Они вступили вместе с флотом в войну в 3.15 22 июня. Именно в это время начался первый налет на главную базу - Севастополь. Первой боевой задачей МБР-2 Черноморского флота стало прикрытие минных постановок в районе главной базы 23-27 июня. Летающие лодки вели воздушную разведку в западной части Черного моря с целью своевременного обнаружения надводных кораблей и подводной лодки противника (именно так, в единственном числе). До 1942 г. у стран "оси" на Черном море была единственная лодка - румынская "Дел-финум". Она и стала целью противолодочных операций МБР-2 до появления здесь немецкой 30-й флотилии.

Но к началу июля стало ясно, что многочисленный румынский флот не собирается предпринимать никаких активных действий. Поэтому с начала июля по конец августа 1941 г. МБР-2 из состава 119-го и 116-го ОРАП наносили удары по румынским кораблям и судам, а также по береговым объектам на Дунае. 9 июля МБР-2 из 119 ОРАП совместно с СБ из 40 бомбардировочного авиаполка повредили румынский речной пароход "Принципал Карл" и буксир "Измаил" в Сулинском гирле. 7 августа пара МБР-2 119-го ОРАП повредил румынскую баржу NFR 626(790Т) у Сулины.

26 июля 2 МБР-2 участвовали в первом налете связки "Звено СПБ" на Констанцу.

Решение направить на сопровождение двух связок (ТБ-3 с 2 подвешенными под крыльями И-16) тихоходных гидросамолетов нельзя назвать продуманным и целесообразным. Хотя операция полностью удалась, И-16 без помех атаковали нефтеперерабатывающий завод, МБР-2 были перехвачены на отходе взлетевшими истребителями ПВО, и один из них сбили. Поэтому в операциях "Звено СПБ" МБР-2 больше не участвовали.

В начале августа противник вышел на подступы Одессы, и экипажам летающих лодок, как и на Балтике, пришлось поддерживать с воздуха наши войска. С потерей Херсона и Николаева, выходом немцев к Перекопу, основная группировка авиации Черноморского флота перебазировалась на крымские аэродромы. С них гидросамолеты летали на бомбежку под Одессу, в районы Чаплинки и Херсона. Кроме того, 96-я эскадрилья на МБР-2 действовала в составе Одесского оборонительного района.

Помимо поддержки сухопутных войск, МБР-2 привлекались для обеспечения переходов крупных боевых кораблей. Так, 13 сентября пара МБР-2 охраняла вспомогательный крейсер (бывший ледокол) "Микоян" на переходе из Севастополя в Одессу. 19 сентября обеспечивался боевой поход крейсера "Ворошилов" на обстрел позиций немцев в районе Скадовска. МБР-2 и СБ в этой успешно проведенной, но рискованной операции (обстрел проводился днем, прикрыть истребителями крейсер и самолеты флот не мог), выполняли роль корректировщиков артогня.

К концу 1941 года значительные потери МБР-2 днем (порой ни одна летающая лодка, вылетевшая на боевое задание, не возвращалась на аэродром) заставили, как и на Балтике, перейти к использованию МБР-2 в качестве ночного бомбардировщика. К этому времени 119-й ОРАП перебазировался на Кубань, а 116-й ОРАП вошел в состав частей Севастопольского оборонительного района. Самолеты 116-го полка бомбили передний край немцев, наносили удары по железнодорожной ветке Сарабуз- Симферополь- Бахчисарай.

Особое внимание нашей авиации уделялось немецким аэродромам в Саках и Сарабузе и, в первую очередь, базировавшимся на них торпедоносцам и бомбардировщикам, действовавшим в море, на коммуникациях между Севастополем и Новороссийском. МБР-2 работали по аэродромам ночью, одиночно или парами, но иногда и большими группами до 20 машин. В свою очередь, немцы стремились уничтожить досаждавшие им гидросамолеты, тем более, что гидроаэродром в бухте Матюшенко очень скоро оказался под артиллерийским обстрелом. Поэтому 116-й ОРАП нес потери как в боевых вылетах, так и на земле. К концу апреля 1942 года в полку осталось только 13 машин, из них в строю - 8.

Весной 1942 года обстановка на море серьезно изменилась. Немцы же, дождавшись активных действий румын, перебросили в Черное море свои соединения, основу которых составили флотилии торпедных катеров и подводных лодок. Кроме них, появились итальянские подводники и катерники. А после падения Севастополя противник начал широко использовать морские перевозки. МБР-2 опять стали использоваться, в основном, "по специальности" - как морские разведчики и бомбардировщики. Основными задачами на море стали, во-первых, морская разведка и патрулирование побережья Кавказа, во-вторых, удары по кораблям и судам противника.

26 сентября 1942 г. 7 МБР-2 из 119-го ОРАП с парой ДБ-3 из 5 ГМТАП повредили в районе Еникале немецкий пароход "Нойенбург" (1500 т). Пароход выбросился на мель и впоследствии был разбит штормом. 28 октября 1942 г. во время налета на Сенную 18 МБР-2 119-го ОРАП и 82-я эскадрилья Азовской военной флотилии потопили немецкий лихтер ╧54605 (475 т). В 1943 г. МБР-2 119-го ОРАП записали на свой счет 2 парома типа "Зибель", потопленные 23 февраля в Керчи, торпедный катер S 505 (бывший итальянский MAS 570), потопленный пятеркой МБР-2 20 апреля при налете на Анапу, 2 сухогрузные баржи, потопленные у Анапы совместно с 8 Ил-2 из 8 ГШАП 26 июля. 20 мая под удар МБР-2 119-го ОРАП и штурмовиков Ил-2 попали два "шнелльбота" S49 и S72. Катера получили тяжелые повреждения, но смогли вернуться на базу. МБР-2 участвЪвали во всех набеговых операциях кораблей Черноморского флота. В то же время для крупных боевых кораблей главную опасность представляли торпедоносцы и бомбардировщики противника, против которых слабовооруженные летающие лодки могли противопоставить только мужество и смекалку своих экипажей. Так, 2 августа 1942 г., при отражении налета торпедоносцев Не-111 на поврежденный в набеге на Феодосию крейсер "Молотов" и лидер "Минск", экипажу одного из МБР-2, чтобы как-то отогнать немцев, пришлось пускать в "Хейнкель" сигнальные ракеты. Ошеломленный пилот торпедоносца не выдержал и вышел из боя.

К концу 1942 г. у МБР-2 появился новый противник - более опасный, чем единственная румынская субмарина -30-я флотилия немецких подводных лодок. Но и противолодочные силы Черноморского флота к этому времени приобрели определенный опыт. Немцы это сразу почувствовали. В конце 1942 г. под удар МБР-2 попала U-9. Экипаж старшего лейтенанта Киценко из 119-го ОРАП обнаружил перископ и навел в этот район другие летающие лодки, которые застигли U-9 в надводном положении и точно сбросили бомбы на лодку в момент ее погружения. На поверхности появились пузыри воздуха и пятна масла. Лодка вернулась в базу 7 января 1943 г. и в следующий поход вышла только 17 апреля. Видимо, ремонт потребовался значительный.

К угрозе, исходившей от немецких лодок, командование флота относилось очень серьезно, поэтому МБР-2 вылетали на поиск лодок вплоть до окончания боевых действий на Черном море, однако отсутствие каких-либо технических средств обнаружения снижало эффективность действия МБР-2 как самолета ПЛО в еще большей степени, чем в 1941 г. на Балтике. Особенно после появления у немцев акустических торпед, позволявших стрелять с предельных дистанций. Поэтому, несмотря на активные поисковые действия, ни одной субмарины потоплено не было.

Отдельная страница противолодочной борьбы на Черном море -операция по проводке танкера "Иосиф Сталин" (один из крупнейших черноморских танкеров - 7745 бр.тн.). Он простоял больше года в Батуми, так как его боялись выпускать в море. Все понимали, что случится, если танкер с таким названием утонет, но военная необходимость заставила использовать и его.

Первый раз "Иосиф Сталин" вышел в море 26 июля 1943 г. из Батуми в Туапсе. В его охранении, кроме 8 кораблей и 4 истребителей, постоянно находилась пара МБР-2. По завершении операции моряки и летчики доложили о 5 обнаруженных и атакованных подводных лодках, хотя в это время в море находилась только одна субмарина. МБР совершили во время этой операции 27 вылетов на противолодочный поиск. Патрулирующие МБР-2 обязательно присутствовали во время всех последующих выходах "вождя" в море. Впрочем, мощное охранение не спасло "Иосифа Сталина" от торпеды U-18, которую он получил 18 ноября. К счастью, танкер не взорвался и своим ходом вернулся в Туапсе, откуда он уже не выходил до конца войны.

Еще одним "морским" вариантом применения МБР-2 стало его использование в качестве поисково-спасательного самолета. 16 июня 1943 г. летающие лодки вели поиск команды погибшего БТЩ "Защитник".

С 6 по 10 октября 1943 г. МБР-2 спасали членов экипажей лидера "Харьков" и эсминцев "Беспощадный" и "Способный", потопленных вражескими пикировщиками 6 октября. Один из матросов "Способного" был обнаружен и подобран МБР через двое суток после гибели кораблей.

Вылетали МБР-2 и на поиск экипажей сбитых над морем самолетов. Во время Крымской операции (8 апреля - 12 мая 1944 г) МБР-2 вели поиск сбитых летчиков у берегов Крыма, подбирая их или самостоятельно, или наводя торпедные катера. Вместе со своими нередко подбирали и сбитых немцев. 15 апреля пара МБР-2, выполняя полет на поиск и спасение, обнаружила три наших торпедных катера, накануне ночью потерявших в тумане ориентировку и оставшихся, в результате, без топлива. Летающие лодки навели на них два торпедных катера из Анапы, и после приема топлива вся группа благополучно возвратилась на базу. А в сентябре 1944 г. для черноморских МБР-2 Великая Отечественная война закончилась.


На Севере к началу войны насчитывалось всего 54 МБР-2, находившихся на вооружении 118-го ОРАП и 49-й отдельной эскадрильи.

Хотя на протяжении всей войны МБР-2 на Севере действовали, в основном, против подводных лодок, летом 1941 г. морским летчикам пришлось скрестить оружие и с вражескими надводными кораблями. Противником авиации флота была 6-я флотилия эсминцев капитана 1-го ранга Шульце-Хинрихса. Первое боевое столкновение гидросамолетов 118-го ОРАП с 6-й флотилией произошло 13 июля после потопления немцами траулера "РТ-67" и СКР "Пассат" (бывший траулер "В.Чкалов"). Первыми на поиск противника вылетели 2 МБР, которые обнаружили немецкие корабли и сбросили на них несколько ФАБ-100. Одна из бомб легла в 150 м от левого борта флагманского "Ганса Лоди", другая - в 200 м от его правого борта. Затем для удара по отходящим эсминцам вылетели еще 8 МБР 118-го полка совместно с тремя ГСТ и шестью СБ. Но и их бомбовые удары были безрезультатными. В этот день МБР-2 вылетали в бухту Гавриловскую для спасения экипажей потопленных судов и траулера "РТ-32", выбросившегося на берег. Удалось спасти 28 человек из 101, при этом один МБР-2 разбился при посадке.

Второе столкновение МБР-2 с немецкими эсминцами произошло 24 июля. Летающие лодки были подняты на поиск немцев, потопивших в районе бухты Восточная Лица гидро-акустическое судно "Меридиан". Но, обнаружив противника, экипажи гидросамолета не сумели опознать его. Пара МБР-2 приблизилась к "Карлу Гальстерд" и выстрелила красную ракету. С эсминца ответили тем же сигналом, после чего летающие лодки улетели на восток. Далее, по немецкой версии, еще два МБР были также обмануты уже опробованным опознавательным сигналом. Один из них сел на воду неподалеку от "Рихарда Байтцена", и эсминец уничтожил МБР огнем своей артиллерии. Однако советские источники не признают каких-либо потерь самолетов от огня немецких эсминцев.

Флотилия все же была атакована с воздуха примерно в 30 милях от бухты Гавриловской. В нескольких безрезультатных полетах участвовали 9 МБР вместе с тремя СБ, Пе-2 и двумя ГСТ. Как часто бывает в таких случаях, летчики доложили о потоплении одного эсминца. Однако, в действительности, немцы потерь не имели. Впрочем, действия авиации заставили Шульце-Хинрихса отказаться от продолжения похода и вернуться на базу.

С начала войны основной задачей МБР-2 стала противолодочная борьба и проводка конвоев. 49-я эскадрилья, вошедшая в состав Беломорской военной флотилии, вместе со звеном МБР-2 из 118-го ОРАП начала вести поиск подводных лодок над Белым морем и подходами к нему. 4 сентября пара МБР-2 49-й эскадрильи (экипажи лейтенантов Грязнова и Мирьянкова) обнаружили к западу от мыса Канин Нос немецкую подводную лодку в позиционном положении и атаковали ее фугасными и противолодочными бомбами. На месте атаки несколько дней держалось масляное пятно, что позволяет говорить о повреждении лодки.

Хотя немцы не имели потерь в лодках, противолодочное патрулирование заставило их несколько снизить активность на подходах к Белому морю. Не обошлось и без ошибок: 7 октября пара МБР-2 атаковала в Белом море, к счастью, безрезультатно, свою лодку "С 101", о переходе которой летчики не были оповещены.

В 1941 г. МБР-2 участвовали в операции по выводу линейных ледоколов из Арктики, по окончании навигации. Такие операции проводились до конца войны ежегодно, причем, к проводке ледоколов привлекались все соединения Северного флота и БВФ. Такое внимание к ледоколам объяснялось во-первых, тем, что уничтожение хотя бы одного из них могло серьезно усложнить работу стратегического Северного морского пути, а. во-вторых, из-за их названий. В 1941 г. это были "И.Сталин" и "Ленин", потом к ним присоединились "Каганович" и "Микоян". Ситуация аналогична с черноморским танкером "Иосиф Сталин".

С приходом 21 августа 1941 г. первого союзного конвоя МБР-2 стали вести их противолодочное прикрытие. С 6 по 13 июля 1942 г. МБР-2 вели разведку и поиск транспортов печально знаменитого конвоя PQ-17.

Летающие лодки активно действовали при проводке самого большого конвоя PQ-18. 9 сентября 1942 г. пара МБР-2 атаковали совместно с СКР "Гроза" субмарину, застигнутую в надводном положении. После атаки на поверхности появились деревянные обломки и соляр. 16 сентября два гидросамолета сбросили 4 бомбы на лодку, обнаруженную в 45 милях к западу от губы Белушья.

События лета 1942 г. (активизация немецких подводных лодок у Новой Земли и прорыв "карманного линкора" "Адмирал Шеер" в Карское море) заставили командование сформировать Новоземельскую ВМБ и 3-ю авиагруппу, основу которой составили 17 МБР-2. С 26 августа по 5 сентября 9 МБР-2 перелетели на новоземельские аэродромы, начав постоянные разведывательные полеты в Карском море, там, где ранее летали только летчики полярной авиации. Условия эксплуатации МБР-2 на Севере были куда жестче, чем на остальных флотах, им приходилось летать несмотря на пургу, метель и мороз. Самолеты обледеневали в воздухе, иногда отказывали моторы. Летчикам приходилось совершать вынужденные посадки на лед или пустынный берег. Как-то экипажу старшего лейтенанта Гусева, который 16 января 1943 г. возвращался с ледовой разведки, в районе мыса Зимнегорский из-за отказа двигателя пришлось сесть на льдину. При посадке самолет провалился лыжами под лед, вышла из строя радиостанция. К счастью, вынужденную посадку заметили с берегового поста, и к месту аварии направили ледоколы. Летчиков принял на борт ледокол "Ленин", а самолет поднял и доставил на берег ледокольный пароход 'Т.Седов".

В 1943-44 гг. накал борьбы на коммуникациях в Карском море все усиливался. Немецкие подводные лодки стали применять тактику "волчьих стай", отработанную ими в Атлантике: гидросамолеты BV138 стали регулярно появляться в Карском море и вести воздушную разведку вплоть до пролива Вильницкого. Субмарины получили на вооружение акустические торпеды, радиолокаторы и "шнорхели". По опыту действий в Атлантике усиливалось и зенитное вооружение. Теперь "волки" Деница вполне могли отбиться от слабовооруженного МБР-2. А 1 ноября 1944 г. лодка к северу от мыса Святой Нос вела бой даже с парой МБР.

Разница в боевых возможностях МБР-2 и его противников была очень велика, поэтому эффективным противолодочным самолетом ни на одном из наших флотов МБР-2 так и не стал. Учитывая сложившуюся обстановку, МБР-2 в Арктике и Баренцевом море заменялись ленд-лизовскими "Каталинами", а за "амбарчиками" оставалось Белое море. Там они вели воздушную и ледовую разведку, проводили конвои, продолжали поиск подводных лодок, особенно в районах мысов Святой Нос и Канин Нос. Но ни одной лодки на свой счет до конца войны так и не записали.

Кроме рутинной боевой работы, случалось, что МБР-2 попадали в не совсем обычные операции. 23 октября 1944 г. немецкий гидросамолет ВVI38, потеряв ориентировку и выработав все топливо, сел на воду в районе острова Моржовец. Экипаж "летающего башмака" стал взывать о помощи по радио, но активная работа неизвестной радиостанции только привлекла внимание наших моряков к этому району. Направленный к острову МБР-2 обнаружил своих незадачливых "коллег" и навел на BV138 гидрографическое судно "Игла", которое захватило самолет и пленило его экипаж. А в сентябре 1944 г. МБР-2 вывозил экипаж "Ланкастера", участвовавшего в операции "Параван" (удар по "Тирпицу").

При перелете из Великобритании он не дотянул до аэродрома Ягодник под Архангельском и сел в болото у деревни Галаги. Пришлось сбрасывать на парашюте проводника, который вывел англичан к реке, где их ждал МБР.

К началу 1945 г. МБР-2 практически отслужил на всех действующих флотах, уступив свое место более современным "Каталинам", но боевой путь ветерана на этом не закончился, МБР-2 предстояло еще повоевать на Дальнем Востоке с Японией. Перед войной Тихоокеанский флот имел больше всех МБР-2 - 216 машин. Естественно, что основной поток новой техники шел на действующие флоты. Несмотря на принятые после Ялтинской конференции меры по усилению флота, МБР-2 оставался одним из основных самолетов-разведчиков на ТОФ.

МБР-2 первым из самолетов морской авиации начал Великую Отечественную, он же первым вступил в войну с Японией. "Тряхнув стариной", ветеран при этом нанес японцам первые потери, причем за сотни миль от района основных боевых действий - в Охотском море. Вплоть До самого начала войны на западном побережье Камчатки действовали японские рыболовные концессии, их обслуживали японские же рыболовные суда. К 9 августа 1945 г. здесь оставались еще три из них. Два из них, в районах Ичин-ского и Кировского рыбокомбинатов, были задержаны пограничниками 60-го морского погранотряда. Но третье судно (большая краболовная база "Касадо-Мару") попыталось уйти. На Камчатке базировался 2-й отдельный морской бомбардировочный авиационный пограничный полк (ОМБАПП), имевший к 9 августа в строю всего 10 МБР-2. На поиск "Касадо-Мару" были отправлены две летающие лодки. Они обнаружили японское судно в районе устья реки Кихчик. После атаки "Касадо-Мару" загорелась, затем затонула. Победа была отнесена на счет экипажа старшего лейтенанта Ларионова. Хотя 2 ОМБАПП организационно входил в состав 128-й смешанной авиационной дивизии ВВС, эту победу почему-то приписывают авиации ТОФ.

В этой скоротечной кампании МБР-2 использовались "традиционно", т.е. не только, и не столько как разведчики и самолеты ПЛО (тем более, японцы не вели активных боевых действий на море), а как бомбардировщики и транспортные самолеты. В дальневосточных условиях, с капризной погодой, очень кстати оказались меньшие ограничения по погоде МБР-2 и более высокая летная подготовка экипажей разведывательных полков. На Сахалине, например, за время ведения боевых действий (с 9 августа по 3 сентября 1945 г.) выдалось всего 7 летных и 5 ограничено летных дней.

С началом боевых действий активно включился в них 115-й ОРАП. Ночами 9 и 10 августа МБР-2 полка наносили удары по корейскому порту Юки. Ведущим был самолет командира полка майора Нехаева. При подходе к цели для скрытности и внезапности летающие лодки снижались и ложились на боевой курс на малом газу. Ведущая пара гидросамолетов сбрасывала САБы, освещая город и порт, давая выбрать цель и прицельно отбомбиться ведомой паре. Летчики полка записали на свой боевой счет танкер, несколько уничтоженных складов, кроме того, от бомбежки возникло несколько очагов пожаров на причалах и пирсах.

С 11 августа побережье Кореи было затянуто густым туманом, и МБР-2 115-го ОРАП летали только на воздушную разведку. Но 14 августа в порту Сейсин японцы, стянув значительные силы, прижали к воде первую группу нашего десанта. Требовалась немедленная поддержка с воздуха, а погода не улучшалась -низкая облачность (нижняя кромка -300 м), местами густой туман. Пара МБР-2 115-го ОРАП с наиболее опытными экипажами смогла прорваться к Сейсину и отбомбилась по японской батарее на мысе Комацу. Возвращаясь на аэродром, один из самолетов потерпел катастрофу у мыса Гамова. Поэтому боевые вылеты возобновили с улучшением погоды 15 августа.

В составе Северной Тихоокеанской флотилии (СТОФ) в войну вступили МБР-2 48-го отдельного морского дальнеразведывательного полка (ОМДРАП). Самолеты с первых дней боевых действий начали вести разведку и аэрофотосъемку южносахалинских портов Торо, Эсуторо и Усиро. Это позволило изготовить фотопланшеты всех трех портов, так как их крупномасштабные карты и планы отсутствовали.

С улучшением погоды с 11 августа МБР-2 начали ночные налеты одиночными самолетами на Торо, Эсуторо и Усиро. Ночью 16 августа перед высадкой десанта в Торо, самолеты 48-го ОМДРАП в течение 2 часов бомбили порт и поселок Тайхай. 17 августа летающим лодкам вместе с истребителями и штурмовиками пришлось, несмотря на дождь и низкую облачность, вылетать на поддержку десантников, встретивших при продвижении на юг упорное сопротивление японцев у города Яма-Сигай. С 18 августа авиация СТОФ из-за погоды не летала. Удары по портам Усиро и Миока 48-й ОМДРАП возобновил 21 августа. После прекращения боевых действий, до подписания акта капитуляции Японии 2 сентября, МБР-2 совместно с "Каталинами", перебрасывали десантников для принятия капитуляции японских гарнизонов, разбросанных по Курилам и Южному Сахалину.

Война с Японией стала своеобразной "лебединой песней" МБР-2. Господство в воздухе принадлежало нашей авиации, японская ПВО, как правило, подавлялась бомбардировщиками и штурмовиками - поэтому летающие лодки понесли минимальные потери. За время боевых действий авиация флота потеряла всего 4 разведчика. А воевавшие на МБР-2 115-й ОРАП и 48-й ОМДРАП стали Краснознаменными и, соответственно, Юкинским и Сахалинским. Сами же МБР-2, отвоевав свою последнюю войну, быстро "сошли со сцены".








Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100