главная история авиации авиация второй мировой
   Цель - Киркенес
             
         n Александр Заблотский,
             Роман Ларинцев
 



Как можно понять из названия, речь в данной статье пойдет о действия советской авиации (прежде всего ВВС Северного флота) по Киркенесу, столице норвежской провинции Финнмарк, с первых дней войны вплоть до начала "воздушного наступления" 1944 года. Выбор именно этого периода объясняется просто. Массированные налеты 1944 года стали объектом тщательного изучения сразу же после войны, а результаты проведенного исследования неоднократно в той или иной форме пересказывались в послевоенной отечественной литературе. Напротив, боевые действия морской авиации в 1941-1943 годах, куда менее известны (впрочем, это касается не только Северного флота). Хотя удары ВВС СФ, в этот период, и не достигли таких масштабов, как налеты апреля-октября 1944 года, все-таки и тогда советским летчикам удавалось наносить противнику чувствительный урон.

Итак, что же представляла собой цель советской авиации - норвежский город Киркенес? Его значение не исчерпывалось только статусом административного центра. Во-первых, в городе находился железорудный обогатительный комбинат, продукция которого (железная руда - стратегическое сырье!) шла на нужды промышленности Германии. Во-вторых, Киркенес - крупный порт, через причалы которого шло снабжение группировки Вермахта, развернутой на Крайнем Севере. При этом Киркенес имел существенное преимущество перед лежащим восточнее (и, соответственно, ближе к линии фронта) финским портом Петсамо. Для того чтобы разгрузиться в последнем, немецким конвоям приходилось входить в Петсамо-фьорд под огнем береговых батарей СФ на полуострове Средний. А аванпорт Петсамо - Лиинахамари, и вовсе находился в пределах досягаемости советских дальнобойных орудий, с 1943 года подвергался сильным обстрелам. В-третьих, в восьми километрах от города находился аэродром Хебуктен, на котором, до ввода в строй аэродрома Луостари, базировалась большая часть заполярной группировки Люфтваффе. Поэтому неудивительно, что Киркенес с первых дней войны стал одной из постоянных целей ударной авиации СФ.

Первая воздушная тревога прозвучала в Киркенесе в 12:35 24 июня 1941 года, когда одиночный бомбардировщик СБ из 72-го смешанного авиаполка ВВС СФ сбросил бомбы на летное поле Хебуктена. Чуть позднее ещё один СБ в порту атаковал финский транспорт, груженый боеприпасами. Однако обе атаки не увенчались успехом. Впрочем, так продолжалось недолго. 27 июня четверка СБ 72-го полка опять бомбили Хебуктен, а один бомбардировщик сбросил свои бомбы на город. В результате последней атаки три немецких воинских казармы были разрушены и ещё три повреждены. В одной из разбомбленных казарм, располагавшихся на городском стадионе, в момент налета размещалась немецкая танковая рота. Несколько иная информация содержится в "Дневнике начальника морской обороны Киркенеса": прямое попадание бомбы в рабочий барак войск СС (один человек убит, два ранены тяжело и пять легко), разрушен офицерский клуб батальона СС.

Таким образом, за пять дней советская авиация нанесла удары по всем целям, имевшим более-менее серьезное значение для противника: морскому порту, авиабазе и военным объектам в городе.

Важнейшей целью для советской авиации в Киркенесе на протяжении всей войны был порт и стоявшие там под разгрузочно-погрузочными операциями транспорты. Эта приоритетность вытекала из того факта, что пути снабжения немецкой группировки на Крайнем Севере в основном проходили по морю. Хотя удары по порту начали наноситься, с самого начала войны, но первого крупного успеха летчики Северного флота добились почти через месяц - 21 июля 1941 года. В этот день пять бомбардировщиков СБ вылетели для удара по судам в гавани. Около 20:00 они атаковали транспорт "Wandsbeck" (2183 брт), стоявший у Рудной пристани. В судно попали целых три бомбы, правда, одна из них не сработала. Первая взорвалась в кочегарке и вызвала сильный пожар, в результате которого выгорели надстройки и мостик. Еще две попали в район второго и четвертого трюмов. При этом не разорвавшаяся авиабомба пробила борт судна ниже ватерлинии. Попытки немцев спасти транспорт не увенчались успехом. "Wandsbeck" сел кормой на грунт рядом с причалом. Три человека из его экипажа получили ранения. Груз, - продовольствие, - был потерян (за исключением консервов). В спасении судна и груза деятельное участие приняли и норвежцы, но, как выяснилось, только для того, чтобы "под шумок" экспроприировать содержимое трюмов "Wandsbecka" для собственных нужд. Так, запасы французского вина, предназначенные для поддержания боевого духа горных егерей, в итоге стали добычей предприимчивых киркенесцев. Само судно было впоследствии поднято, но в строй вошло только 29 марта 1943 года.

Ещё одного успеха, на этот раз в борьбе с плавсредствами противника, в 1941 году добились "пешки". Случилось это при налете 16 октября. По советским данным, в этот день, три Пе-2 атаковали суда в Ланг-фьорде. Потери противника остались для советских летчиков неизвестными, но согласно современным зарубежным источникам в результате бомбардировки затонули два мотобота из службы капитана порта.

Промышленные объекты города (прежде всего обогатительный комбинат) в 1941 году лишь дважды оказывались в числе плановых целей. Тем не менее, при ударах по городу и порту страдали как военные объекты, так и городская инфраструктура. В зарубежных источниках можно найти ряд упоминаний о последствиях этих налетов. Особенно отмечается налет 17 октября, когда был разрушен ряд жилых домов. А в предновогоднюю ночь 1941 года немцы получили хороший "подарок" от советских летчиков, положивших бомбу точно в здание городской комендатуры. В результате этого попадания погибло 11 немецких военнослужащих.

Всего, на основании подсчетов по имеющимся в нашем распоряжении источникам, в 1941 году отмечено 19 налетов на порт и город Киркенес (не менее 68 самолето-вылетов). Типовой наряд сил при ударах: три-шесть СБ, а с 20 июля - один-три Пе-2 (лишь один раз удар наносили четыре, и ещё один - пять "петляковых") .

Как уже отмечено выше, рядом с городом находилась крупная немецкая авиабаза, рассмотрение действий советской авиации по которой мы выделим из общей хронологии событий. Как ни покажется парадоксальным (особенно в свете устоявшихся стереотипов), но самые эффективные удары приходятся на первый месяц войны. С начала боевых действий командование ВВС СФ настойчиво проводило воздушную разведку Хебуктена и подходов к нему (совмещая её с бомбардировкой аэродрома) одиночными машинами или небольшими группами самолетов (Вероятно, что до 22 июня 1941 г. советские самолеты над Киркенесом и Хебуктеном не летали вообще).

Полученные разведданные были реализованы в очень удачным налете девяти североморских СБ на Хебуктен 7 июля 1941 года. Следует отметить в целом грамотную организацию этого удара. Бомбардировщики выходили в атаку звеньями с интервалами 1-2 минуты на высоте 4000 метров, прикрываясь облачностью. Маршрут был проложен над безлюдной местностью с таким расчетом, чтобы подойти к аэродрому со стороны солнца. Как результат, была достигнута полная внезапность. Зенитчики противника открыли огонь по самолетам только сброса бомб. Совершенно безнаказанно первые два звена сбросили 36 фугасных ФАБ-100 и ФАБ-50, а последнее - мелкие осколочные бомбы в кассетах и РРАБ.

Данные разведки (аэрофотосъемка, визуальное наблюдение и донесения агентуры) сообщали о 15 уничтоженных самолетах и о больших потерях немцев в личном составе. Фактически нанесенный противнику урон в авиационной технике был не столь велик, но удар все равно следует признать эффективным. На земле был уничтожен Bf-110C-4 (заводской номер W.Nr. 3271) из звена тяжелых истребителей JG77. Были повреждены еще один "сто десятый" (Bf-110E-2, W.Nr. 3769) из штабного отряда той же эскадры и Ju-88А-5 (W.Nr. 0607) из второй группы KG30. В людях же потери действительно были значительными, что прямо свидетельствует о внезапности налета. Всего в результате бомбежки погибло 19 и было ранено 16 человек. В их числе один зенитчик, один солдат службы ВНОС, четверо военнослужащих из состава аэродромной комендатуры. Остальные были техниками различных летных подразделений. Особенно пострадал технический персонал отряда дальних разведчиков 1.(F)/124.

Несколько менее удачным оказался налет 27 июля 1941 года. В этот день шесть СБ 72-го полка вылетели для удара по Хебуктену. Над целью советские самолеты были атакованы "мессершмиттами". Впрочем, данное обстоятельство не помешало им отбомбиться и весьма неплохо. Сводки потерь Люфтваффе зафиксировали потерю на земле двух самолетов: Не-111 (W.Nr. 2101) из состава Flugbereitschaft Luftflotte 5 и Bf-109E-7 (W.Nr. 5925) из I./JG77. "Хенкель" был уничтожен, а "стодевятый" сильно поврежден (по немецкой классификации - 60%) и уже не подлежал восстановлению. В завязавшемся воздушном бою был потерян один бомбардировщик, а воздушные стрелки, по возвращении, в свою очередь доложили о сбитом истребителе противника. Действительно, по немецким сводкам еще один Bf-109E из I./JG77, разбился при вынужденной посадке. Так или иначе, этот бой закончился в нашу пользу, так как на аэродроме, кроме уничтоженных и поврежденных самолетов, противник понес потери в личном составе. Погиб один и ранено четыре техника из I./JG77 и ранения получили два зенитчика из 352-го резервного дивизиона.

К сожалению, доступные нам материалы позволяют утверждать, что налет 27 июля стал последним эффективным ударом советской авиации по Хебуктену. Вообще, надо отметить, что действия ВВС Северного флота против авиации противника на земле в 1941 году были весьма удачны. Совершив за полгода всего 27 самолето-вылетов (из них большинство именно по этой авиабазе), североморцы вывели из строя как минимум пять машин (Число 27 самолето-вылетов по аэродромам противника приводит официальное издание, посвященное боевой деятельности авиации ВМФ в годы войны. Подсчеты по "Хронике боевых действий на Северном морском театре" дают значительно большую цифру (минимум 43 самолета-вылета). Увы, в последующем повторить этот успех не удалось и, в целом, ситуация изменилась в худшую сторону. Это, во-первых, связано с усилением, как ПВО аэродрома, так и с увеличением общего состава сил Люфтваффе на Севере. Во-вторых, на результативность действий по Хебуктену повлияло то, что основное внимание командование ВВС СФ стало уделять передовому немецкому аэродрому Луостари. Ну и, в-третьих, следует признать, что иногда нашим летчикам просто не хватало военного счастья. Как следствие резко выросли потери. Очень показателен случай, 26 апреля 1942 года, когда, перехватив ударную группу из семи Пе-3 95-го полка, немецкие истребители сбили пять машин.

Итак, перейдем к действиям по Хебуктену нашей авиации во втором году войны. Следует особо оговорить, что в ряде случаев мы будем говорить и о действиях авиации 14-й армии и АДД. Дело в том, что эти части оперативно подчинялись ВВС СФ на период проводки союзных конвоев. Всего, по нашим подсчетам, за 1942 год советская авиация совершила на аэродром Хебуктен 24 налета, выполнив в общей сложности 140 самолето-вылетов.

За весь 1942 год достоверно установлено всего четыре случая, когда в результате налета на Хебуктене был нанесен реальный урон самолетам Люфтваффе. Первый случай зафиксирован 25 апреля. В этот день на земле был поврежден "Юнкерс-87" из I./StG5. Кроме техники, пострадали и люди: трое убитых и один раненый из личного состава штаба "Авиакомандования Норд (Ост)" плюс раненый зенитчик (По другим данным убито двое, ранено пятеро военнослужащих). Разрушено здание мастерской.

29 мая окрестности Киркенеса интенсивно "обрабатывались" как авиацией СФ, так и силами приданных флоту авиационных частей. Около семнадцати часов в результате бомбежки Хебуктена было убито три человека. Кто нанес этот удар, нам установить не удалось. В полночь по Хебуктену действовали оперативно подчиненные СФ самолеты ВВС 14-й армии. Пять Пе-2 под прикрытием 14 "Томагавков" сбросили с высоты 3800 метров двенадцать ФАБ-100 и столько же ФАБ-50. По данным противника на аэродроме был незначительно поврежден транспортный самолет "Кодрон" С445 (зав. 363) из состава I./StG5. Три техника из этой группы получили ранения. Сгорел жилой барак. Наши потери составили один Р-40 сбитый в воздушном бою.

11 июля три Пе-2 под прикрытием четырех ЛаГГ-3 сбросили с высоты 5800 метров 36 ФАБ-100. Немецкие источники сообщают, что был поврежден "Юнкерс-88" и сгорело тридцать емкостей с горючим.

Последним в сводках потерь числится Bf-110F-2 (W.Nr. 5030), из отряда тяжелых истребителей 13./JG5, поврежденный 19 сентября 1942 года.

В немецких документах упоминается еще ряд налетов на Хебуктен, когда самолеты на аэродроме не пострадали, но потери, те не менее, были. Так, "Дневник руководства войной на море" сообщает о разрушениях на авиабазе в результате налета 11 октября 1942 года (повреждено служебное здание). В этот день шесть ДБ-3ф сбросили на взлетное поле и аэродромные постройки в общей сложности 36 фугасных ФАБ-100, 34 осколочных АО-15, 13 зажигательных ЗАБ-50 и 240 ЗАБ-2,5. Экипажи наблюдали три пожара и взрыв. Еще один эпизод отражен в сводках потерь Люфтваффе от 29 декабря, когда отмечена гибель трех солдат аэродромной службы. Скорее всего, они не успели укрыться от веера мелких осколочных бомб из раскрывшихся в воздухе двух ротативно-рассеивающих РРАБ-3. Оба "чемодана" на летное поле сбросил одиночный Ил-4.

Интенсивность налетов советской авиации на собственно Киркенес уступала мощности ударов по близлежащему аэродрому, особенно во второй половине года. Неудивительно, что и успехи были, особенно по морскому порту, довольно скромные. Впрочем, были и исключения, о чем ниже.

19 января 1942, года от удара североморцев впервые пострадали боевые корабли Кригсмарине. Ночью гавань бомбили три СБ, сбросившие 12 ФАБ-100 и десять ЗАБ-50. Бомбы легли недалеко от сторожевых кораблей "Franke" и "Bussard". Осколками легко повредило надстройки на обоих мобилизованных траулерах. На "Franke" один матрос был убит и ещё один ранен, а на втором сторожевике отделались только двумя (по другим данным, одним) ранеными.

Крупным успехом увенчался налет 13 июля 1942 года. В этот день для удара по целям в порту вылетели три ДБ-3ф и пять Пе-2. "Петляковы" с высоты 4500 метров сбросили серию ФАБ-100 и доложили о двух удачных попаданиях во вражеские транспорты. И действительно, немецкие источники сообщают о повреждении двух крупных судов: "Colmar" (3992 брт), на котором возник пожар, и "Klaus Howald" (5956 брт). Но этим последствия налета (надо сказать весьма разнообразные) не ограничились. От бомб сильно пострадал грузовой причал, к которому были ошвартованы суда. Одна фугаска попала в трехэтажное здание конторы фирмы "Chr. Toennerstoels", другая угодила в расположенный поблизости склад пиломатериалов. На складе возник сильный пожар, в результате которого от хранившихся там досок мало что осталось. Была выведена из строя электроподстанция, и, как следствие, без энергии остался обогатительный комбинат. Но и это еще не все. Взрывы бомб повредили воинскую казарму и гараж, в котором сгорело 22 машины автомобильного взвода ВМС. Не обошли потери и Люфтваффе. При налете погибли два солдата, один из них зенитчик 332-го дивизиона, а второй служил в роте снабжения ВВС. Еще один артиллерист был ранен, но принадлежал он ко II-му дивизиону 46-го зенитного полка. Всего при налете было убито шесть и ранено не менее 25 человек.

Вылет группы "Ильюшиных", напротив оказался неудачным. Хотя обе группы взлетели почти одновременно, но менее скоростные ДБ-3ф появились над портом, когда цель уже закрыли облака. К сожалению, только невыполнением боевого задания дело не ограничилось. Немецкие истребители, прозевавшие налет "пешек", атаковали ДБ-3ф и подбили одну машину. Самолет разбился на вынужденной посадке.

Значительно чаще, чем корабли и суда в порту, под бомбы попадали различные объекты в городе. Вот только некоторые эпизоды. В ночь с 24 на 25 января в порту сгорела емкость с бензином. В налете участвовали три СБ и один ДБ-3ф, которые сбросили одну "пятисотку" и семь ФАБ-250. 28 января в результате бомбежки частично сгорел склад продовольствия и здание, в котором размещалась служба приема грузов Люфтваффе, а 4 февраля - склад санитарного имущества. В обоих случаях среди личного состава тыловых служб имелись потери: в первом случае двое раненых, а при налете 4 февраля восемь человек погибло.

В конце года ВВС Северного флота нанесли ряд ударов с участием поступивших из Великобритании бомбардировщиков "Хэмпден". 27 декабря шесть английских машин, а также два СБ и один ДБ-3ф, сбросили на город 24 ФАБ-100, 37 ЗАБ-50 и 60 зажигательных ампул КС. В результате сгорело служебное помещение (вероятно склад или гараж), прямыми попаданиями было разрушено убежище и один частный дом. Погибло трое немцев, в том числе офицер, и два норвежца, ранено четверо немцев и столько же норвежцев. В ночь на 29 декабря в налете на Киркенес принимали участие только "Хэмпдены". Тринадцать самолетов сбросили 70 ФАБ-100 и 15 ЗАБ-50. Результаты удара хорошо иллюстрирует сводка ХIХ-го немецкого горного корпуса, переданная наутро в штаб 20-й горной армии: "В результате бомбардировки Киркенеса понесены следующие потери:

  • убиты десять и ранены трое военнослужащих, возможно часть погибших еще находится под развалинами;

  • погиб один и ранен один норвежец;

  • полностью сгорели одно служебное и два жилых здания, три служебных здания сильно повреждены.

Работы по разборке завалов еще продолжаются".

А практически под Новый год в ночь на 31 декабря, советские летчики "поздравили" с наступающим праздником службу СД Киркенеса, разрушив дом, в котором та располагалась. При этом погиб шарфюрер СД. Кроме того, сгорел гараж, воинский барак и жилой дом. Незначительно пострадал солдатский клуб. Это результат налета четырех "Хэмпденов" из 24-го мтап, сбросивших на город 24 "сотки" и две ФАБ-500. В последний день 1942 года интенсивным налетам кроме Киркинеса подверглись также Петсамо и Лиинахамари. Там противнику были нанесены еще более существенные потери, в том числе поврежден транспорт "Hanau".

Начавшийся 1943 год не внес существенного изменения в тактику воздушных ударов по крупнейшей немецкой авиабазе и порту в Варангер-фьорде. Хотя число налетов на Киркенес (18 за год) было незначительно меньшим, чем в 1942 году, а количество принимавших в них участие самолетов даже выросло (86 - в первой и 131 - во второй половине года), эти цифры практически не отражают реальной ситуации.

Во-первых, большая часть ударов первой половины года производилась гидросамолетами МБР-2, несшими бомбы только малых калибров (до 50 кг включительно). Хотя и эти машины нанесли серьезный урон противнику, справедливости ради следует признать их успех в большой мере случайным. Во-вторых, рост числа самолето-вылетов произошел, в том числе, и за счет выделения относительно мощного истребительного эскорта. До этого, прикрытие бомбардировщиков истребителями даже в дневное время практиковалось редко. В целом же следует признать, что внимание, уделяемое Киркенесу, никак не соответствовало его значению. Во многом это, вероятно, связано с избранной командованием флота тактикой ударов по немецким конвоям на переходе в море. С позиций сегодняшнего дня можно констатировать, что новый метод борьбы с судоходством у берегов Северной Норвегии оказался не слишком эффективным. Впрочем, стоящие несколько особняком налеты на порт 15 и 16 сентября 1943 года, когда в ударах участвовали по 12 "Бостонов" из 9-го гвардейского мтап, возможно свидетельствуют в пользу того, что к данной мысли пришли и в штабе Северного флота.

Имеющаяся информация об эффективности ударов по Киркенесу в 1943 году довольно скудная. Самым крупным успехом этого года стал налет МБРов из 118-го орап 24 января. Двенадцать летающих лодок выполнили в течение ночи 22 вылета для ударов по судам в порту. С высоты в 2000-2500 метров экипажи "амбарчиков" сбросили сорок ФАБ-100 и 200 осколочных АО-2,5. Прямых попаданий не было, но одна из бомб разорвалась вблизи борта стоявшего на рейде в ожидании разгрузки парохода "Rotenfels" (7854 брт). Этим бы все и закончилось, но от осколков воспламенилось сено, которое вместе с другими грузами находилось на борту и огонь начал распространяться по судну. Несмотря на принятые меры, а на "Rotenfels" была срочно переброшена норвежская пожарная команда и двести советских военнопленных, которые должны были выбросить опасный груз в море, пожар продолжал усиливаться. Немцам, скрепя сердце, самим пришлось затопить судно. Хотя его вскоре подняли, было потеряно около четырех тысяч тонн грузов, в том чисел 1500 тонн муки, а сам пароход надолго встал в ремонт. "Rotenfels" стал крупнейшей потерей, понесенной противником от действий авиации ВМФ не только на Севере, но и на всех других морских театрах. Добавим, что повреждения от осколков получил также стоявший рядом пароход "Muhelheim-Ruhr". Но, к сожалению, этот самый крупный успех в борьбе с германским флотом в 1941-1943 годах, оказался и последним. Не смотря на ряд проведенных в течение года налетов, известные нам документы не содержат упоминаний о потерях немцев в боевых кораблях и судах.

При ударах по транспортам на рейде и в порту неизбежно страдали портовые сооружения и прилегающие городские кварталы. Однако имеющиеся в нашем распоряжении данные на этот счет не очень подробны. Известно, что при налете 9 января было разрушено два служебных здания, а налет 16 сентября к ним добавил ещё три. Кроме того, в ночь на 16 сентября 1943 года взрывом одной крупной авиабомбы разрушило убежище, в котором находилось большое число военнослужащих Вермахта. 75 человек погибло, а 35 получили тяжелые ранения. Если это соответствует действительности, то, без сомнения, причиной послужила одна из фугасок ФАБ-500 или ФАБ-250, сброшенных "бостонами" 9-го гв. мтап. Вообще, как уже было отмечено, налеты 15 и 16 сентября отличались от прочих своей "солидностью". В них на порт и город было сброшено около семи и свыше десяти тонн бомб соответственно. Но следует опять подчеркнуть, что и в 1943 году задач по разрушению промышленной инфраструктуры Киркенеса авиации СФ не ставилось.

Налеты на Хебуктен в 1943 году также носили эпизодический характер. За первую половину года североморцы лишь дважды "навещали" авиабазу, сделав в общей сложности 15 вылетов, в том числе 9 раз вылетали МБР-2. Во второй половине активность авиации СФ, правда с учетом приданной 36-й дивизии АДД, была несколько выше. По аэродрому было выполнено 50 боевых вылетов, в том числе 15 совершили Пе-2, 13 - ДБ-3ф, 22 - истребители. Особенно мощным был налет 24 декабря, когда восемь ДБ-3ф сбросили 52 ФАБ-100.

Но по документам противной стороны полностью успешным можно признать только один налет. Второго декабря самолеты флотской авиации вместе с приданными дальними бомбардировщиками 36-й дивизии наносили удары по аэродромам противника для обеспечения стоянки и разгрузки судов союзного конвоя JW-54В. В первой половине дня Хебуктен бомбили три Пе-2 в сопровождении семи "Аэрокобр". Эта группа сбросила по стоянкам самолетов по шесть 50- и 100-кг фугасных бомб, а также пятьдесят осколочных бомб малого калибра. С 17:39 по Хебуктену начали наносить удары одиночные ДБ-3ф дальней авиации. Всего за ночь по авиабазе был выполнен 21 вылет. Кроме того, по аэродрому Луостари отработало шесть, а по аэродрому Сальмиярви - один ДБ-3ф. В этих налетах было сброшено пять 250-кг, двести три 100-кг фугаски, 28 ФАБ-50 и одиннадцать ЗАБ-100цк. Плюс десять кассетных РРАБ-3. В результате на Хебуктене был уничтожен Bf-110G-2 (W.Nr. 6363) из состава 13.(Z)/JG5, а также повреждены еще два "стодесятых". Кроме этого, на аэродроме был взорван склад авиабомб и сгорело несколько бочек с горючим. Так как, по данным норвежских историков, результативные удары были нанесены во второй половине дня, это, несомненно, указывает на "авторство" бомбардировщиков 36-й дивизии.

Впрочем, нельзя сказать, что остальные налеты прошли впустую. Так, в ночь на 9 января 1943 года на аэродроме было повреждено здание ремонтной мастерской. В этом ударе участвовали четыре ДБ-3ф и два "Хэмпдена".

Налеты первых трех месяцев 1944 года, предшествовавшие "воздушному наступлению", имели одну особенность. В этот период по Киркенесу и Хебуктену удары наносили только самолеты оперативной группы 8-го корпуса АДД, в основном всё той же 36-й дивизии. Всего с 6 января по 2 апреля "Ильюшины" 55 раз (пять налетов) появлялись над Киркенесом и 128 раз (14 налетов) - над Хебуктеном. Причем довольно крупный налет на Киркенес в ночь на 11 февраля (12 машин сбросили одну ФАБ-500, шесть ФАБ-250, 74 фугаски-"сотки" и 45 ЗАБ-100, а также две бронебойных БРАБ-220) не был запланирован. "Илы" вылетали для удара по линкору "Тирпиц", но по метеоусловиям пришлось бомбить запасную цель.

О результатах налетов января-марта 1944 года сохранилась достаточно полная информация в приложениях к "Дневнику боевых действий" старшего морского начальника Киркенеса . Так, за период с 1 по 15 февраля 1944 года в районе Киркенеса были зафиксированы 16 ночных налетов (57 самолето-вылетов), в которых сброшено 80 фугасных и зажигательных бомб. На аэродроме Хебуктен разрушено два служебных помещения и сильно повреждены четыре ангара. Незначительные повреждения получили ещё одно здание и склад боеприпасов. Ранен один зенитчик. В городе убит один норвежец, ранено два норвежца и два немца. Разрушена городская больница и три частных дома, получили различные повреждения немецкая комендатура и пять домов.

Эти данные дополняют норвежские источники, которые сообщают, что в результате налета в ночь на 11 февраля были разрушены административные здания обогатительного комбината.

В течении второй половины февраля по Киркенесу были выполнены один дневной и восемь ночных налетов (общим числом 18 самолето-вылетов). Особенно сильным ударам подвергся аэродром, на который было сброшено 50 бомб различного калибра. На Хебуктене были повреждены один бомбардировщик Ju-88 и один связной Fi-156 (последний 28 февраля), двое военнослужащих получили ранения. Получил прямое попадание авиабомбы ангар, предназначенный для самолетов Ju-88. Были частично разрушены склад приборов и вспомогательное помещение радиоузла.

За 1-15 марта немецкая ПВО зафиксировала пять дневных и семь ночных налетов с участием в них 91 самолета. О потерях и повреждениях в этот период немецкие документы не сообщают. Зато следующая половина месяца отмечена усиленным вниманием советской авиации к Хебуктену, на который было сброшено 180 авиабомб. Их итогом стало одно прямое попадание в самолетный ангар, а два "юнкерса-88" и один Bf-109 были тяжело повреждены.

Сведения из "Дневника боевых действий" дополняет информация, почерпнутая из других источников. Так "Дневник руководства войной на море" сообщает, что при налете на Киркенес в ночь на 23 января неразорвавшейся бомбой была повреждена плавбаза "Weser" (651 брт). Судно получило подводную пробоину. Тот же документ, тремя днями ранее содержит упоминание о прямом попадании в бункер с боеприпасами одной из береговых батарей. Норвежские историки приводят данные, что 28 января, при налете на аэродром сгорел склад горючего. В пожаре погибло 10000 литров бензина.

Эти данные дополняют выдержки из "Дневника боевых действий" XIX-го горного корпуса. Согласно им, например, в ночь с 5 на 6 января в Киркенесе было разрушено девять служебных зданий, убито пятеро и ранено 11 военнослужащих (в том числе двое из Кригсмарине). В ночь на 11 февраля одна из бомб разрушила здание штаба 664-го крепостного батальона, один военнослужащий убит, трое тяжело ранено.

В целом следует отметить, что эффективность налетов самолетов 36-й дивизии была выше, чем результаты ударов, наносимых ранее . Это и не удивительно, так как дальние бомбардировщики действовали относительно большими группами и сбрасывали на цели в каждом вылете довольно большое число авиабомб. Всего за три месяца по Киркенесу было сброшено 352 фугасные и 208 зажигательных авиабомбы 100-кг калибра, не считая 17 ФАБ-250, одной "пятисотки" и большого числа более мелких бомб. На Хебуктен упали одна ФАБ-500, 65 ФАБ-250 и не менее 1115 фугасных и зажигательных "соток". То есть в среднем, за один налет на противника обрушивалось около сотни бомб калибра свыше 100 килограмм. Несколько снижало эффективность ударов с воздуха использование авиации в основном в ночное время. Однако с другой стороны, это же уменьшало собственные потери, которые составили всего один Ил-4, пропавший без вести 27 марта.

Обстановка кардинальным образом изменилась 10 апреля 1944 года, когда авиация Северного флота нанесла первый по-настоящему массированный удар по Киркенесу. Время "булавочных уколов" осталось в прошлом, началось "воздушное наступление" апреля-октября 1944 года.

Попробуем подвести некоторые итоги. В целом можно сказать, что с начала войны Киркенес и Хебуктен находились под, в общем-то, непрерывным воздействием советской ударной авиации, временами наносившей объектам противника существенный урон. Однако быстро (менее чем за месяц боевых действий) пройдя путь от "булавочных уколов" одиночными самолетами или парами, к действию небольшими группами, ВВС СФ "зависли" в таком состоянии более чем на два года, перейдя к массированным налетам только весной 1944-го. Это, естественно не способствовало повышению эффективности их боевых действий. Ещё одной причиной недостаточно высоких результатов ударов, послужило, то, что долгое время бомбардировщики днем не сопровождались истребителями. Напомним, что рядом с Киркенесом располагалась крупная авиабаза Люфтваффе. Впрочем, вышеперечисленные "болячки" в той или иной мере сопутствовали боевым действиям авиации всех наших действовавших флотов. Но были в организации налетов по Киркенесу и недостатки, вызванные исключительно особенностями местного театра военных действий.

Первым, на наш взгляд, серьезным просчетом стал фактический отказ от ударов по промышленным объектам города, прежде всего по горнообогатительному комбинату, имевшего стратегическое военно-экономическое значение. Он был выведен из строя только массированными налетами в июне-июле 1944 года, когда, по большому счету, уход немцев из Финнмарка в ближайшие месяцы был уже предрешен. На повестке дня скорее стояла задача не уничтожать, а захватить промышленные объекты Киркенеса с минимально возможными разрушениями. Совершенно иной эффект для экономики Германии имело бы разрушение горнорудного комбината (и, добавим, находящихся рядом финских никелевых рудников) в 1941, 1942 или в 1943 годах. Данный просчет вдвойне досаден, поскольку это был один из редких случаев, когда такой стратегический объект находился в пределах радиуса действия всех родов нашей авиации (включая истребительную и штурмовую).

Как нам представляется, ещё одним просчетом было недостаточное внимание, уделенное ВВС СФ, ударам непосредственно по киркенесскому порту. Как мы уже отмечали, ставка штаба флота, прежде всего на удары по конвоям противника в море, во многом не оправдалась. Причины этого достаточно многочисленны и заслуживают отдельного подробного рассказа. Отметим, что при анализе понесенных немцами потерь просматривается довольно четкая закономерность - наиболее крупные транспорты были потоплены при стоянке на рейде или у причалов порта Киркенес, а при атаках конвоев, как правило, гибли корабли охранения.




Уголок неба. 2008  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:

школа 106 Екатеринбург


             Rambler's Top100 Rambler's Top100