главная история авиации авиация второй мировой
   Советские добровольцы в Китае
             
         n Анатолий Демин   

 

С захватом Шанхая японские войска двинулись вверх по реке Янцзы к Нанкину. 20 Ноября 1937 года началось третье и последнее японское "воздушное наступление" на временную столицу Китая. Хотя сопротивление на земле было малоэффективным, прикрытие с воздуха столицы и города Наньчан, ставшего второй основной целью, резко усилили "добровольческие" эскадрильи ВВС РККА, прибывшие в Нанкин как раз вовремя, чтобы укрепить изрядно потрепанную противовоздушную оборону. Во время этих боев, продолжавшихся и после взятия Нанкина примерно до 22 декабря, истребители А5М из 12-го, 13-го авиаотрядов и с авианосца "Kaгa" постоянно сопровождали бомбардировщики Хирю G2H1 и Мицубиси G3M2. При этом А5М якобы уничтожили 38 вражеских самолетов. Тем не менее японцы признали, что советские И-15 и И-16, поспешно вступившие в бой над Нанкином и Наньчаном, сумели, в некоторой степени, достичь локального превосходства в воздухе. В последней декаде ноября боевой счет летчиков императорского флота резко затормозил свой рост - два самолета 22 ноября м еще два двумя днями спустя, несмотря на многочисленные стычки.

Советские истребители, получившие в Китае новые прозвища (И-16 - "ласточка", И-15 - "чиж"') сражались действительно в одном строю с американскими "ястребами" ("Хоуками"), своими основными соперниками в Испании, "пиренейскими сверчками" (итальянскими "Фиат" CR.32), английскими "Гладиаторами" и французскими "Девуатинами" D.510. Особых поправок на разнотипность машин не делалось. В Наньчане объединенной советско-китайской истребительной авиагруппой из 30 машин некоторое время командовал Дун Миндэ.

Однако пилоты А5М вскоре освоились с советскими истребителями и 2 декабря, по японским данным, в "численном меньшинстве" сбили семь китайских истребителей и три СБ. Японцы также утверждают, что уже в первой схватке с участием И-16 шесть А5М из 13-го авиаотряда под командованием лейтенанта М.Нанго без потерь выдержали бой с 20 "ласточками". Свой успех они объяснили, в основном, неопытностью советских летчиков. Китайцы пишут, что 3 декабря в воздушном бою над Нанкином участвовали на "Хоуках" командир 21-й эскадрильи Дун Миндэ и его заместитель Лэ Ицинь. Последний, к этому времени уже награжденный китайским Золотым орденом за военные заслуги, погиб.

Любопытный случай, подтвердивший надежность нового японского истребителя А5М ("тип 96") произошел 9 декабря в воздушном бою над Наньчаном. В спешке запущенный в серию, первоначально он считался недостаточно прочным. Однако в дальнейшем прочность его металлической конструкции удивляла даже самих японцев - истребитель достаточно хорошо "держал" пули ШКАСов. 9 декабря А5М1 унтер-офицера К.Касимуры из 13-го авиаотряда в воздухе столкнулся с китайским "Хоуком" III, якобы уже сбитым и беспорядочно падающим. Треть левого крыла японского истребителя отлетела, но Касимура сумел благополучно вернуться на базу. В этом бою семь А5М сражались с 20 китайскими и советскими истребителями. Японцы объявили, что сбили 12 самолетов противника, потеряв один А5М.

Китайцы сообщили, что этот А5М сбил командир 26-й эскадрильи Ван Хансюнь, вступивший в бой в составе группы из четырех "Хоуков". Сами они в том бою потеряли три самолета, в том числе и "Хоук" ╧ 2604, на нем летел присланный из Уханя пилот Чжоу Гуанъм. В бою участвовали новый командир 29-й эскадрильи Лимь Цзюэтянь и лейтенант Гуань Чхуяцзе из 9-й эскадрильи ("Хоук" ╧2606). Оба были сбиты, Гуань Чхуяцзе выпрыгнул с парашютом из загоревшейся машины, но был расстрелян японцами на земле. Кто из этих летчиков "поцеловался" с Касимурой и при каких обстоятельствах - неизвестно. Кстати, воздушные тараны в той войне были далеко не редкостью. У пас стал широко известен только один таран 31 мая 1938 г., совершенный А.Губенко.

Вместе с тем китайцы и наши добровольцы на советских истребителях совершили еще несколько таранов. 18 февраля 1938 г. в крупном воздушном бою над Ханькоу летчик 22-й эскадрильи У Динчэнь таранил на И-15 японский самолет и спасся на парашюте. 29 апреля 1938 г. тоже над Ханькоу геройски погиб младший лейтенант Чэнь Хуайминь из 23-й эскадрильи. Когда его И-15 окружили пять японцев и истребитель получил многочисленные пробоины, летчик не воспользовался парашютом, а протаранил вражеский самолет и погиб. Его тело месяц спустя обнаружили в реке Янцзы. Китайские историки упоминают и еще один таран: в том же бою героически погиб советский доброволец старший лейтенант Я.3.Шустер (по-китайски - "Шу Сыде"). Но по мнению истребителя Н.Г.Козлова, при атаке противника в упор он не рассчитал выхода из атаки и столкнулся с японцем.

Доброволец Кудымов упоминает летчика Шарая, который после изнурительных маневров в "карусели" сумел зайти в хвост опытному противнику, но очереди не последовало. Тогда разгоряченный боем советский доброволец вплотную приблизился - "хоть попугать!" и... врезался в противника. Он получил орден Красного Знамени.

Наблюдавший за боем с земли врач С.С. Белолипецкий обрисовал несколько иную картину: "На небольшой высоте шел бой И-16 с И-96 (А5М). После короткой "карусели" японец вдруг круто взмыл вверх, повернул влево и сверху вниз дал пулеметную очередь по своему противнику. "Ласточка" пошла на снижение. Казалось, 'ипомеи победил. Но вдруг он "провалился", задел по пути "ласточку" и врезался в землю." Легко раненный в ноги Шарай посадил поврежденный самолет, в котором пуля японца взорвала патронный ящик. Как писал врач, судя по найденным у японца документам, он оказался воздушным асом.

Бой проходил в июле - августе 1938 г. над Наньчаном и не исключено, что его противником оказался очень известный японский летчик - лейтенант-коммодор М.Нанго, погибший 18 июля над Наночаном. По словам японцев, это вызвало настоящий шок в Японии. В тот день шесть А5М из только что сформированного 15-го авиаотряда встретились с 11 китайскими Глостер "Гладиаторами" Мк.1. Когда ведущий группы М.Нанго добил поврежденный китайский истребитель и разворачивался для поиска нового противника, в него  врезался другой горящий китайский самолет. Обе машины рухнули в озеро. Китайцы подробностей этого боя не сообщают, а в английских источниках можно встретить утверждение, что в Нанго врезался советский доброволец В.Дадонов, спасшийся на парашюте. Японцы пишут только об одном своем таране - 22 декабря 1937 г. лейтенант Н.Оббаяси над Нанчаном врезался в И- 16 и погиб. Он летел во главе группы 12 А5М из 13-го авиаотряда и с авианосца "Kara". Его "визави" оказался лейтенант Г.Я.Кашин, единственный погибший в тот день и похороненный в Наньчане. По японским данным, ведомые Оббаяси якобы уничтожили в том бою дюжину китайских истребителей.

Не очень ясно, являлся ли Оббаяси и другие японцы законченными "камикадзе" или же их тараны были инициированы ходом боя. Воевавший в Испании и на Халхин-Голе истребитель Б.Смирнов вспоминал, что в последних боях в Монголии среди японских истребителей появились летчики-смертники: "Я не могу подтвердить это какими-либо документами, но сам я уверен в этом, потому что не раз наблюдал атаки японцев, явно рассчитанные на столкновение самолетов в воздухе. И видел это не только я, но и многие мои товарищи. Мы стали осторожнее, а тех японцев, которые шли на таран, старались сбивать в первую очередь. И это нам удавалось". Воевавшие в Китае добровольцы о подобных случаях не сообщают. Японское командование полагало, что после падения Нанкина Центральное правительство Китая рухнет и сопротивление разобьется на отдельные очаги. Но Чаи Кайши перевел свою столицу западнее, в Ханькоу. Несмотря на огромные потери, китайцы продемонстрировали, что они готовы сражаться дальше. Новые поставки советских самолетов значительно увеличили воздушную мощь китайских ВВС, восстановив их боеспособность. Китайцы утверждают, что к началу 1938 г. в их ВВС насчитывалось 390 боевых самолетов, преимущественно советского производства. Но японцы к этому времени захватили Шантунь. Их авиация продолжала налеты на Наньчан, а основное внимание теперь уделялось Уханю (его образовали три города -Ханькоу, Учан, Ханьян). С начала января 1938 г. авиация японского флота резко увеличила частоту налетов на крупные китайские города. 4 января 16 А5М из 12-го и 13-го авиаотрядов, сопровождая бомбардировщики, сразились с группой из 18 -20 И-15 и И-16 в бою над Ханькоу. Японцы заявили о четырех победах без потерь. В том бою вместе с советскими летчиками участвовали китайцы из 24-й и 25-й эскадрилий ла семи "Хоуках" 111 и одном Фиате CR.32. Были сбиты "Хоук" ╧ 2303 командира 24-й эскадрильи Чжан Чжуна и летчик из 25-й эскадрильи Сун Эньчжу. Китайский пилот Ван Фэйфэнь сумел вернуться на аэродром с поврежденным левым крылом. Три дня спустя японский лейтенант Р.Уосиода, заместитель командира истребительной группы 12-го авиаотряда, погиб при штурмовке аэродрома в Наньчане. Погибшими в те дни и похороненными в Наньчане числятся ст. лейт. К.Е.Забалуев (или Забулаев) и лейт. И.И.Потапов (7 января), а также лейт. А.В.Орехов (9 января).

8 февраля 1938 г. летчика 25-й эскадрильи Ян Цзиэня сбили в воздушном бою над Ханькоу. Из "Хоука" ╧ 2306 он выпрыгнул (это был его второй прыжок за время боев), но японцы его добили. Надо отметить, что японские летчики с чисто самурайской жестокостью гонялись за подбитыми или выпрыгнувшими с парашютами летчиками, стремясь добить еще в воздухе или на земле. Так погибло довольно много китайских летчиков и несколько наших добровольцев. В августе 1938 г. в одном бою над Ханькоу японцы расстреляли сразу двух выпрыгнувших советских истребителей. Спасшийся 12 августа стрелок-радист со сбитого СБ (летчик и штурман погибли) рассказывал: "Как я раскрыл парашют, не помню... Наблюдавший за мной японский истребитель начал пикировать на парашют и открыл огонь, в результате чего было несколько разрывов в куполе парашюта, но я остался невредимым. Тогда он приблизился вплотную к куполу парашюта, по всей вероятности, хотел подцепить меня на шасси и привезти на свою территорию как трофей. Я активно защищался, стал скользить на парашюте, резко терять высоту. Произведя три - четыре неудачных атаки, японец оставил меня в покое..." В тот день погибли старшие лейтенанты Ф.Д.Гулый (Гульен), Н.М.Терехов, Х.Х.Чуряков и лейтенант А.Г.Магляк.

К февралю 1938 г. наконец закончилось переучивание на И-15 и И-16 первых китайских авиачастей, и они начали принимать участие в боях. К этому времени боеспособных "Новых Хоуков" у китайцев почти не осталось. В 1938 - 1939 гг. их авиазаводы сумели собрать или восстановить 28 машин, этим и ограничивалось участие "Хоуков" 111 в дальнейших боях. По мере роста потерь, эскадрильи по приказу Авиационного комитета передавали свои уцелевшие истребители еще боеспособным авиачастям (иногда в состав другой авиагруппы переводили эскадрилью полностью), а сами отправлялись на переучивание. Так, в конце 1937 г. к 4-й авиагруппе постепенно присоединилась и 3-я, осваивавшая И-15. 17-ю эскадрилью накануне падения Нанкина передали в 5-ю авиагруппу и отправили за И-15. 26-ю эскадрилью вывели из боев в январе 1938 г. и отправили в Ланьчжоу за И-16. К весне 1938 г. большинство китайских летчиков уже пересело на советские истребители.

4-ю авиагруппу на новеньких И-16 сосредоточили в городе Фэньчэн в окрестностях Уханя. Первый крупный воздушный бой состоялся 18 февраля. В налете на Ханькоу участвовали 12 "тяжелых" (по китайским меркам) бомбардировщиков G3M2 в сопровождении 26 истребителей А5М из 12-го и 13-го авиаотрядов. Историки из КНР пишут, что сразу же им навстречу поднялась практически вся 4-я авиагруппа - 29 И-16. Спустя 12 минут ожесточенного боя 12 японцев сбили, остальных рассеяли. Погиб ведущий группы японских истребителей лейтенант Т.Канеко. В бою были сбиты пять И-16, погибли командир 4-й авиагруппы Ли Гуйдань, командир 23-й эскадрильи Люй Цзи-чуиь и летчики Ба Цинчжэн, Ва И и Ли Пэнсян.

По тайваньским данным, за 12 минут было сбито 14 японских самолетов. Они также утверждают, что в бою, кроме И-16, участвовали И-15 из 22-й и 23-й эскадрилий (из 23-й - восемь машин). Летчики каждой из этих эскадрилий сбили по четыре японца. В бою погибли три летчика из 22-й эскадрильи, был сбит и выпрыгнул с парашютом командир 22-й эскадрильи Лю Чжихань. Его заместитель был ранен и совершил вынужденную посадку. Упоминавшийся У Динчэнь таранил японца и спасся на парашюте.

По воспоминаниям добровольца А.З. Душина, около 10 часов утра они взлетели по тревоге и на высоте 4500 м оказались под кучевыми облаками. Стрела на земле показывала направление, откуда должны были появиться японцы. После десятиминутного полета этим курсом они развернулись и пошли обратно, а вскоре обнаружили на 1500 - 2000 м ниже себя идущие плотным строем три девятки японских бомбардировщиков. Почти сразу же появились японские истребители, шедшие выше облаков. Они начали пикировать на советских добровольцев на встречных курсах, и инициатива оставалась за ними. Душица атаковали три японца, он последовательно обстрелял всех троих, сноп пуль, по его словам, прошил один самолет, но он не загорелся. Два А5М его зажали, но выручила маневренность И-15бис. Летчик попытался уйти от них пикированием, но на выходе его поджидал третий японец. Здесь ему на выручку подоспел И-16, позже выяснилось, что это был сам Благовещенский (по другим данным - И.Пунтус). Затем Душиц догнал "своего" японца и метров с 25 открыл огонь. Но очереди внезапно прекратились, так как закончились патроны. Тем не менее А5М сделал неестественную горку и исчез из поля зрения летчика. Спустя несколько дней и этом районе нашли японский истребитель, по мнению Душина, "тот самый". Приехавший позднее в Китай К.К.Коккинаки упоминал имена погибших в том бою четырех японских асов - Каваниси Есихиро, Сираи Садао, Куримото Тосики и Минамиго Сегеаки, в других источниках эти имена не встречаются. В бою погиб командир эскадрильи И-15 Н.А.Смирнов, за самолетом которого, как выяснилось позже, японцы специально охотились, и еще один советский доброволец. После гибели Н.Смирнова командиром официально стал А.С.Зингаев, но "шефом" группы оставался сам А.С.Благовещенский.

По японским данным, в бою над Ханькоу 18 февраля участвовали 18 И- 15 и 18 И-16. Японцы посчитали сби-1Ь1ми два И-16 и 14 И-15, сами потеряли четыре А5М, в том числе машину лейтенанта Т.Канеко, сменившего Усииде на посту заместителя командира ис1ребительной группы 12-го отряда. Неделю спустя над Наньчаном сбили другого заместителя, лейтенанта С.Таками вместе с еще одним летчиком, В этот день 18 истребителей А5М 12-го и 13-го авиаотрядов столкнулись примерно с 50 И-15 и И-16. Японцы объявили о 27 победах. В этом первом для себя бою унтер-офицер Т.Ивамото, сгавший лучшим асом императорского флота из числа летавших на А5М, якобы уничтожил пять истребителей противника и за один боевой вылет сразу стал асом. Из других источников следует, что в этот день с 15 И-15 и 11 И-16 сражались 18 А5М, сопровождавшие 35 G3M2. Китайцы якобы потеряли один самолет, еще четыре были серьезно повреждены. Ни китайцы, ни наши летчики о крупном воздушном бою над Наньчаном в этот день не упоминают. Однако по архивным данным, Н.А. Смирнов числится погибшим 25 февраля и похороненным в Наньчаие вместе с погибшими 25 февраля лейтенантами Н И.Васильевым и С.Д.Смирновым. Не исключено, что один из них вместе со Н.А.Смирновым погиб 18 февраля над Ханькоу.

Есть данные, что за два месяца 1938 г. китайские и советские истребители совершили около 250 боевых вылетов, сбив около 30 японских самолетов. В 27 воздушных боях ВВС Гоминьдана потеряли 31 самолет и 22 летчика. По словам Душина, сбитый им 18 февраля А5М2а отремонтировали, и на нем летали Благовещенский и Захаров. Летом 1938 г. последний попытался перегнать его в Советский Союз. Однако командир бомбардировщиков С.В.Слюсарев, со слов Захарова, утверждает, что японца, чей "тип 96" позже отремонтировали, "приземлили" Захаров на И-15 и молодой китаец Тун на И-16, повредив ему мотор, причем еще в первых числах февраля 1938 г. Самолет восстановили за две-три недели. Сам Захаров относит этот эпизод ближе к лету 1938 г., а за "типом 96" они гонялись, но не могли заполучить почти год. При перегонке его в СССР Захаров из-за диверсии (в бензобак подсыпали сахар) в горах потерпел аварию, серьезно повредив левую руку.

Не исключено, что речь идет о разных машинах, ведь трофеями советских добровольцев стали два летных А5М2а. Второй доставили в СССР другим путем, хотя С.В.Слюсарев утверждает, что на втором А5М из-за аналогичной диверсии потерпел аварию и был травмирован А.С.Благовещенский. Доставленный в СССР истребитель "Мицубиси" испытывали в НИИ ВВС, но в августе 1939 г. во время учебного боя с И-153 А5М разбился, летчик-испытатель Вахрушев погиб. В марте 1938 г. начались ожесточенные бои за Тайэрчжуан и Цзаоч-жуан (провинция Хубэй). В Сяогань для поддержки сухопутных войск направили закончившие переучивание на И-15 7-ю и 8-ю эскадрильи. 24 марта 1938 г. 14 И-15, ведомые командиром 7-й эскадрильи У Жулю, с подвешенными 25-кг бомбами полетели из Гуйдэ (провинция Хэнань) бомбить города Линчен и Ханьчжуан в провинции Шаньдун. На обратном пути их перехватили японцы, завязался жестокий воздушный бой. По тайваньским данным, было сбито 6 японских самоле- тов. У китайцев в 7-й эскадрилье были сбиты самолеты ╧╧ 5864, 5860 (загорелся), 5866 (пошел на вынужденную и сел на пшеничное поле). В 8-й эскадрилье были подбиты И-15 командира эскадрильи Лу Гуанцю, ею заместителя Хэ Синя (╧ 5911) и летчика Мо Сю (╧ 5913). Двое последних выпрыгнули с парашютами и были уничтожены японцами. Помимо этого, летчики Хуан Минсян и Пикап были ранены и совершили вынужденные посадки. В это же время 17-ю и 25-ю эскадрилью на И-15 сосредоточили в Сиане (провинция Шэньси). 8 марта 1938 г. объединенная группа И-15 из двух эскадрилий вылетела из Сианя на штурмовку Фэнлинду. После сброса 25-кг бомб они наткнулись на японцев. Летчиков Сун Гуачэна и Ло Чуньтуна сбили, летчики Лю Цзингуан и Лю Ицзи были ранены, а Чжоу Синянь выпрыгнул с парашютом.

В апреле 1938 г. японцы потерпели большое поражение в битве под Тайерчжуаном. Китайские регулярные войска и партизаны численностью более 200000 солдат под командованием генерала Ли Цунженя отрезали и окружили 60-тысячную японскую армии. Японцы в конце концов пробились на север, потеряв около 20000 убитыми и раненными. В бою 29 апреля 1938 г свои боевые счета пополнили А Благовещенский, А Грисенко, А Губенко, А Душин, Г Захаров, А Зингаев, Г Кравченко, И Пунтус и др Крупный успех наши добровольцы объяснили опозданием японских истребителей к месту сбора с бомбардировщиками а сами они сумели удачно воспользовались облачностью.

В свою очередь японцы пишут, что когда их соединение появилось над Ханькоу, на перехват поднялось 78 ис1ребителей И-15 и И-16 В 30-минутном бою они якобы уничтожили не менее 40 китайских самолетов, сами они потеряли только два А5М и два G3M2. При этом японцы отнесли большую часть своего успеха за счет неопытности своих противников. По другим данным (тоже на основе японских источников) в бою участвовало 67 советских самолетов, в том числе 19 И-15бис и 6 И-16. Здесь утверждают, что китайцы потеряли 9 самолетов. Японцы пишут что, несмотря на столь серьезный удар, через месяц они поняли, что численность самолетов в ПВО Ханькоу восстановилась (что совсем неудивительно, учитывая реальный исход боев). Кстати, именно в апреле 13-й авиаотряд, понесший в воздушных боях большие потери был отведен в район Шанхая на переформирование. Японское правительство косвенно признало высокую эффективность действий советских летчиков, в апреле 1938 г по дипломатическим каналам потребовав от СССР отозвать их из Китая. Естественно, что это требование было категорически и недвусмысленно отвергнуто. Нарком иностранных дел М М Литвинов официально заявил что СССР вправе оказывать помощь любому иностранному государству и что "претензии японского правительства тем более непонятны что, по уверению японских властей, в Китае нет сейчас воины и Япония вовсе не воюет с Китаем а то, что в Китае происходит квалифицируется Японией лишь как "инцидент" более или менее случайный и не имеющий ничего общего с состоянием воины между двумя независимыми государствами". Наши добровольцы продолжали воевать в Китае.









Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100