главная история авиации авиация второй мировой
   "Полет валькирий" над Волгой
             
         n Александр Заблотский,
               Роман Ларинцев
 


Авторский вариант статьи "Валькирии над Волгой" опубликованной в "Авиамастере 4/2006"

В предвоенные годы в Германии уделяли должное внимание развитию бомбардировочной авиации и перед войной Люфтваффе получили на вооружение самолеты-бомбардировщики, способные наносить удары по целям, расположенным на значительном удалении от линии фронта. Однако, в отличие от Советского Союза, создавшего Авиацию дальнего действия, предназначавшуюся для налетов на объекты глубокого тыла, в структуре германских ВВС на первом этапе войны отсутствовали отдельные соединения или объединения стратегической авиации. Прежде всего, потому, что в рамках стратегии "молниеносной войны" основной упор был сделан на непосредственную авиационную поддержку своих сухопутных войск и удары по ближним и фронтовым тылам войск противника. Когда же такое соединение (IV-й авиационный корпус) был создан, а 1-я бомбардировочная эскадра получила на вооружение "уральские бомбардировщики" Не-177, обстановка на фронтах уже коренным образом изменилась. И командованию Люфтваффе пришлось использовать "Грифы" для решения тактических задач.

Однако это не значит, что Люфтваффе полностью отказались от ударов по объектам вражеского глубокого тыла. Периодически германские ВВС проводили подобные операции с целью ослабить военно-производственный потенциал противной стороны и подорвать моральный дух её населения. Великая Отечественная война не стала исключением в этом отношении. Но если о налетах немцев на Москву летом 1941 года написано уже достаточно много, то действия бомбардировочной авиации Люфтваффе по индустриальным центрам Поволжья, до сих пор остаются в числе малоизвестных страниц минувшей войны. Вот о них-то мы и хотим рассказать.

Поволжские города к началу Великой Отечественной войны имели развитую промышленность, в том числе и оборонную. В Ярославле действовали шинный комбинат, завод шарикоподшипников. Рядом в Рыбинске - завод авиадвигателей. Горький являлся одним из крупнейших и старейших промышленных центров нашей страны. В самом городе и городах-спутниках располагались предприятия строившие боевые корабли, выпускавшие самолеты, артиллерийские орудия, автомобили. С началом войны судостроительный завод "Красное Сормово", специализировавшийся на военном кораблестроении, перешел на выпуск танков Т-34. В Саратове располагался авиационный и шарикоподшипниковый заводы, а также крупный нефтеперегонный комбинат. С началом войны в город были эвакуированы оборонные предприятия из оккупированных немцами областей. Невозможно переоценить степень значимости для экономики Советского Союза Сталинграда: Сталинградский тракторный, начавший выпуск танков после эвакуации Харьковского завода, завод "Баррикады" - выпускавший артиллерийские орудия, судоверфь в Сарепте, освоившая производство бронекорпусов для штурмовиков Ил-2, металлургический завод "Красный Октябрь", производивший специальные марки стали. Кроме того, крупные оборонные предприятия находились в Казани, Куйбышеве и других приволжских городах, оказавшихся недосягаемыми для бомбардировщиков Люфтваффе. Ну и сама река Волга была важнейшей транспортной артерией европейской части нашей страны.

Поскольку по всем предвоенным планам вышеперечисленные города должны были находиться далеко от будущих театров военных действий, то к началу войны они вообще не прикрывались силами и средствами противовоздушной обороны. Исключение составлял только Ярославль, расположенный в границах Московской зоны ПВО. Так на 25 августа 1941 года город прикрывали 32 зенитных орудия среднего, четыре малого калибра, восемь зенитных пулеметов и 12 прожекторов.

Но стремительное продвижение соединений Вермахта на восток, потребовало срочных мер по организации противовоздушной обороны тыловых районов. В ноябре 1941 года, в связи с реформированием системы ПВО страны, началось формирование Рыбинско-Ярославско, Горьковского, Сталинградского и Саратовско-Балашовского и других районов ПВО. В их состав кроме зенитных артиллерийских частей вводились вновь сформированные истребительные дивизии ПВО.

Впервые ПВО промышленных центров Поволжья прошло испытание на прочность в конце октября - начале ноября 1941 года. Командование Люфтваффе спланировало в этот период широкомасштабную (хотя больше в географическом смысле этого слова) операцию по выводу из строя промышленных центров советского тыла. Бомбардировке подверглись Рыбинск, Ярославль, Горький, Сталинград. Так 1 ноября был совершен налет на Сталинград, разрушены жилые дома, убиты и ранены 59 человек. Части ПВО прикрывавшие город оказались не готовы к отражению воздушного нападения и серьезного сопротивления не оказали. Еще более серьезные последствия имели налеты на Горький. Первый удар Люфтваффе нанесли днем 4 ноября. Хотя зенитная артиллерия своевременно открыла огонь, немецким бомбардировщикам удалось прицельно отбомбиться заводу им. Ленина, "Двигатель революции" (пострадали два цеха), автозаводу (разрушен ремонтно-механический цех). На следующую ночь налет повторился. Пострадали жилые кварталы и цехи ГАЗ-а. Потери среди гражданского населения были очень велики: 127 убитых и 371 раненных (из них 176 тяжело). Согласно воспоминаниям тех лет, одна из бомб попала в здание заводоуправления "Двигателя революции", как раз в момент, когда там проходило производственное совещание.

По немецким данным, в этих налетах участвовали "хейнкели" 100-й бомбардировочной эскадры "Викинг". Вновь немецкие самолеты появились над Горьким в ночи 12 и 14 ноября, но на этот раз бомбежка особых неприятностей не принесла. Зато, весьма вероятно, что первого боевого успеха добились расчеты 196-го зенитного артиллерийского полка прикрывавшего город. 12 ноября отмечена потеря бомбардировщика Не-111 из состава 7./KG26 (зав. 4100, бортовой 1Н+DR), имевшего задание бомбить Горький. Видимо, самолет был подбит над целью и разбился уже на территории, контролируемой немцами, так как из числа экипажа трое погибли и один получил ранение.

В канун праздника, шестого ноября 1941 года, бомбардировке подвергся Ярославль. На город было сброшено 35 фугасных бомб. Пострадало 163 человека. Был разрушен сборочный цех моторного завода, депо, 17 жилых домов, сгорело 50 вагонов. Отметим, что первая потеря врага в ярославском небе отмечена уже 31 октября 1941 года. Тогда пропал без вести Ju-88A-5 из 7./KG1 (зав. 6071, бортовой V4+CR) вместе с экипажем из четырех человек.

Надо сказать, что, к счастью, немцы достаточно быстро свернули операцию. В противном же случае, при массированном воздействии Люфтваффе на поволжские города в конце осени - начале зимы 1941 года и при успехе этих ударов на уровне июня 1943 года, это могло бы иметь катастрофические последствия для советской экономики. Достаточно сказать, что в конце 1941 года единственный в стране действующий шинный завод находился в Ярославле. Истребители, в этот период, выпускали тоже только авиационные заводы ╧21 в Горьком и ╧292 в Саратове.

После этого "стратегического" удара немецкое командование периодически вспоминало о лежащих в пределах радиуса действия бомбардировщиков Люфтваффе советских промышленных центрах. В новогоднюю ночь Горький бомбил одиночный "юнкерс" из состава 6./KG30. В начале февраля 1942 года немецкий бомбардировщик смог прорваться к Горьковскому автозаводу и отбомбиться по нему. На предприятии были разрушения.

В ночь на 22 апреля 1942 года над Сталинградом появились "хейнкели" из 3-го отряда 27-й эскадры "Бельке". Напомним, что в этот период город находился ещё в глубоком тылу. Целью налета были Сталинградский тракторный и артиллерийский завод "Баррикады". В отечественных источниках этот налет упоминается как первый массированный удар по городу. По данным МПВО на тракторный завод, "Баррикады", "Красный Октябрь", железнодорожную станцию "Сталинград-2" и речной порт было сброшено 11 фугасных и около тысячи зажигательных бомб.

Хотя крупных налетов на поволжские города летом-осенью 1942 года было не так много, тем не менее, немецкие самолеты периодически наносили туда "визиты вежливости". Так, 1 июля 1942 года одиночный бомбардировщик из 1-го ВФ бомбил шинный комбинат в Ярославле. В июне 1942 года Люфтваффе произвели два ночных налета на Саратов. Целью бомбардировщиков 4-й эскадры "Генерал Вефер" стал шарикоподшипниковый завод. В ночи на 25 и 26 июня два наиболее подготовленных экипажа первой группы эскадры, вылетевших с аэродрома Сеща, сбросили бомбы на цеха саратовского ГПЗ-3. По немецким данным цель была поражена. В донесении летчики сообщали о чрезвычайно сильном зенитном огне. Действительно, советские зенитчики стреляли метко. Из второго налета не вернулся экипаж обер-лейтенанта Гастерштедта из 1./KG4 (Не-111H-6, зав. 7139 бортовой 5J+FH). Еще раз на налет на этот завод повторился 27 июля. Бомбили немцы и другие города, находившиеся в зоне, прикрываемой частями Саратовско-Балашовского дивизионного района ПВО: 8 и 9 июля Ртищево, 31 июля - Маркс, 6 и 24 августа - Балашов. Можно предположить, что последние налеты были проведены в связи с наступлением немецких войск на Сталинградском направлении.

Наиболее интенсивным налетам в 1942 году Саратов подвергся в период с 20 по 25 сентября. Свои главные усилия противник сосредоточил на нефтеперегонном заводе им. С.М.Кирова. Самый сильный удар был нанесен в ночь с 23 на 24 сентября. В налете, по данным постов ВНОС, участвовало 38 самолетов, которые сбросили 121 фугасную и 400 зажигательных авиабомб. На заводе вспыхнули сильные пожары, были разрушены некоторые сооружения. Впрочем, немцам надолго вывести из строя предприятие не удалось и уже 1 октября завод снова начал отгружать бензин.

Противовоздушная оборона города активно противодействовала действиям бомбардировщиков врага. Небо Саратова в составе 144-й истребительной авиационной дивизии ПВО, защищал 586-й истребительный полк, укомплектованный девушками-летчицами. В ночь на 24 сентября, лейтенант Валерия Хомякова сбила немецкий "Юнкерс-88" из состава 76-й бомбардировочной эскадры (зав. 4010, бортовой F1+HR). Экипаж бомбардировщика погиб, а вещи пилотов с тех пор хранятся в Саратовском краеведческом музее. В дальнейшем активность авиации противника стала снижаться, и уже в конце ноября полеты немецких самолетов над Саратовским Поволжьем прекратились.

Следует отметить, что промышленные центры и транспортные узлы Поволжья были объектом пристального внимания немецкой разведки. Поэтому не удивительно, что кроме нанесения бомбардировочных ударов, самолеты Люфтваффе вели интенсивную воздушную разведку приволжских областей. При этом наибольшее число самолето-вылетов с целью разведки приходилось на Рыбинско-Ярославский дивизионный район, расположенный ближе всего к линии фронта. Надо сказать, что летчики 147-й дивизии ПВО не позволяли немецким "воздушным следопытам" безнаказанно летать в зоне своей ответственности.

Так в течение 31 мая - 3 июня 1942 года над этим районом пропали без вести два немецких разведчика. Первый (Ju-88D-1, зав. 1604, бортовой 5T+DL, из состава 3.(F)/ObdL) был таранен над Ярославлем 31 мая будущим Дважды Героем Советского Союза, лейтенантом Амет-Ханом Султаном (это была его первая победа). Самолет упал в Волгу в черте города. Другой разведчик (Ju-88D-5, зав. 430177, бортовой 7A+GM, принадлежащий 4.(F)/121) был сбит 2 июня в результате длительного преследования пилотом (его имя авторам не известно) ЛаГГ-3 из 147-й иад. В бою, к сожалению, погиб и советский летчик. Место гибели машины находилось в пределах соседнего, Череповецко-Вологодского района, в 30 км от станции Кипелово. Интересно, что на следующий день ситуация повторилась с точностью до наоборот. Четыре истребителя 148-й иад ПВО Череповецко-Вологодского района сбили очередной "Юнкерс-88" (Ju-88B-3, зав. 430184, бортовой 7A+CM, снова из того же отряда дальней разведки 4.(F)/121), упавший на этот раз у соседей - ярославцев

Периодически появлялись немецкие разведчики и в пределах Горьковского корпусного района ПВО. 27 июля 1942 года один из них атаковал МиГ-3 пилотируемый летчиков 722-го иап ПВО старшим лейтенантом Петром Ивановичем Шавуриным. На высоте 8000 метров отважный летчик, израсходовав боеприпасы, таранил врага. Вместе с Ju-88D-5 (зав. 430022) из состава 1-го дальнеразведывательного отряда Люфтваффе, погибли и четыре члена его экипажа. Сам же П.И. Шавурин благополучно спасся на парашюте. Через пять месяцев он снова таранит вражеский разведчик (Ju-88D, зав. 1730, бортовой Т5+АК, из 2.(F)/ObdL), став единственным советским летчиков, имеющим безусловное подтверждение двух "таранных" побед. Таким же образом действовал и сержант Николай Федорович Шутов, пилот 802-го полка 141-й иад входившей в Куйбышевский дивизионный район ПВО. Утром 4 октября 1942 года над Сызранью появился вражеский разведчик. Шутов настиг противника и несколько раз атаковал, но безуспешно. Тогда он таранил немецкую машину (Ju-88D-5, зав. 1635, из состава 3.(F)/ObdL) и ударом по фюзеляжу сбил её. К сожалению, в результате тарана он погиб сам. Этот "юнкерс" стал единственным самолетом врага, уничтоженным в пределах Куйбышевского дивизионного района.

Довольно широко известен подвиг сержанта 788-го иап 102-й иад Сталинградского дивизионного района ПВО Ю.В. Лямина. На самолете Як-1 он 1 января 1942 года винтом отрубил хвостовое оперение "Юнкерса-88" упавшего в районе станции Иловлинская. Два немецких летчика сумели выпрыгнуть с парашютом, и были взяты в плен. Советский пилот удачно посадил свой истребитель на фюзеляж в поле. По немецким архивам в этот день проходит потеря дальнего разведчика Ju-88D-1 (зав. 1458, бортовой E6+NM), входившего в отряд 4.(F)/122.

Меньше информации о боевых успехах старшего лейтенанта Н.А. Смирнова, летчика той же 102-й дивизии ПВО. 22 февраля и 25 марта 1942 года на истребителе Як-1 он сбил два немецких разведчика. В первом бою был уничтожен Ju-88D-1 (зав. 1195, бортовой T5+AH) из 2.(F)/ObdL. Второй вражеский самолет (Ju-88D-1, зав. 1403, бортовой T5+HM из того же отряда) совершил вынужденную посадку, а его экипаж взят в плен.

Разгром немцев под Сталинградом и последовавшее за ним освобождение практически всей территории, оккупированной противником в летнюю кампанию 1942 года, безусловно, вселил в настроение всего личного состава соединений ПВО, прикрывавших Поволжье элементы успокоенности и благодушия. Даже в Ярославле, не смотря на неудачное отражение рейда немцев 28 марта 1943 года на Рыбинск, и относительную близость фронта, считали, что не стоит бояться массированного налета бомбардировщиков Люфтваффе. Впрочем, вряд ли и в Москве предполагали, что Германия, в этот момент была способна осуществить дерзкую операцию против объектов стратегического тыла Советского Союза.

Следует отметить, что к лету 1943 года, для прикрытия объектов глубокого тыла советское командование выделило достаточно крупные силы. Так Горьковский корпусной район ПВО и 142-я иад насчитывали 47 истребителей (из них 41 - непосредственно на прикрытии города), 433 зенитных орудия среднего калибра и 82 - малого. Сравнительно широко была внедрена и радиолокация - имелось тринадцать радиолокационных станций орудийной наводки СОН-2 и две РЛС типа "Пегматит". При этом в отечественной литературе отмечается, что в составе 142-й иад ПВО служило достаточное число летчиков с боевым опытом. Небо Саратовского Поволжья прикрывали 41 истребитель, в том числе 23 "ночника", 192 орудия среднекалиберной и 72 - малокалиберной артиллерии, 90 крупнокалиберных пулеметов ДШК. Их действия обеспечивали четыре радиолокационные станции орудийной наводки. Противовоздушную оборону Ярославля осуществляли части Рыбинско-Ярославского дивизионного района и 147-й иад ПВО. Из их состава непосредственно город прикрывали 17 ночных истребителей, 75 зенитных орудий среднего и 19 малого калибра, 55 зенитных пулеметов.

К сожалению, нам не удалось найти документов относящихся к планированию последней стратегической операции Люфтваффе на Восточном фронте. По этому о ряде моментов при её подготовке можно говорить только предположительно. В частности не ясно, кто и на основании чего осуществлял выбор целей для налетов, что в итоге напрямую повлияло на конечный результат операции. Нельзя также однозначно сказать и кому принадлежит сам замысел операции. Впрочем, по сведениям, приводимым в исторической литературе, идея глубинных рейдов принадлежит командованию 6-го Воздушного флота Люфтваффе. Судя по тому, что руководители этого объединения ВВС Германии и позже активно разрабатывали идею вывода из строя промышленных объектов СССР путем нанесения авиационных ударов, эта гипотеза весьма вероятна.

К планируемым ударам были привлечены бомбардировщики двух воздушных флотов, 4-го (генерал-полковник Отто Десслох) и 6-го (генерал-полковник Риттер фон Грайм). Четвертый флот выделил для проведения операции 3-ю, 27-ю бомбардировочные эскадры в полном составе, две группы 55-й бомбардировочной эскадры, а также авиационные группы III./KG4 и I./KG100. Из состава 1-й авиационной дивизии, действовавшей на Центральном направлении Восточного фронта в налетах приняли участие три бомбардировочные группы: III./KG1, II./KG4, II./KG51. При этом немцы, в совершенстве владевшие искусством массирования сил авиации, превзошли самих себя. В этой операции налеты на Горький и Ярославль производились силами обоих воздушных флотов с аэродромов 6-го ВФ: Карачев, Сеща, Брянск, Орел. При этом экипажам бомбардировщиков 4-го ВФ пришлось вести боевую работу в режиме "маятника". Для вылетов на Саратов они перелетали в Сталино. После возвращения из полета и отдыха операция выполнялась в обратном порядке.

Тщательно прорабатывались маршруты подходов к целям. Так к Горькому бомбардировщики летели южнее Москвы, огибая мощную зону ПВО столицы. Учитывая характер целей, боевая нагрузка отличалась разнообразием: фугасные, осколочные и зажигательные бомбы. Высота сброса бомб колебалась в пределах 3500 - 4000 метров. При этом, несмотря на сильное противодействие зенитной артиллерии, некоторые машины совершали до трех заходов на цель.

Общее число самолето-вылетов выполненных в ходе операции не известно, в немецкой литературе на этот счет приводятся лишь отрывочные данные. Так, в первом налете на Горький 4 июня приняли участие 128 бомбардировщиков, которые сбросили 179 тонн бомб. В ночь на 6 июня вылетело еще больше самолетов - 154. Сброшено 242 тонны авиабомб. В третьем налете 20 Не-111 сбросили 39 тонн бомб на многострадальный ГАЗ. В ударе по Ярославлю 9 июня принимали участие 109 машин.

Целью экипажей бомбардировщиков Люфтваффе в Горьком был автозавод им. Молотова (так тогда назывался ГАЗ). Всего на город было сброшено 1631 фугасная бомба и 33934 зажигательных, в том числе на автозавод - соответственно 1095 и 2493. В результате налетов на заводе серьезно пострадали: главный конвейер, цеха шасси, термический, колесный, кузнечный, прессовый, кузовной и другие. Всего же на предприятие было разрушено или повреждено 50 зданий и сооружений, более 9 тыс. конвейеров и транспортёров, 5900 единиц технологического оборудования, 8 тыс. моторов, 28 мостовых кранов, 8 цеховых подстанций, 14 тыс. комплектов электроаппаратуры и приборов. От немецких бомб погибло 254 жителя Автозаводского района Горького и 28 бойцов ПВО, ранено соответственно 492 и 27. Кроме завода им. Молотова пострадал и ряд других предприятий. В частности, завод ╧466, производивший авиационные двигатели.

Ветераны, очевидцы тех событий, одной из причин больших разрушений и пожаров считают установленную еще в 1941 году на заводских цехах маскировку из досок. За два года тес высох и превратился в источник повышенной пожароопасности.

На устранение последствий бомбежек было брошено, в общей сложности 35 тысяч человек, начиная от специальных строительных подразделений и до мобилизованных жителей Узбекистана. Принятые меры оказались эффективными. Горьковский автозавод был полностью восстановлен через 100 дней.

Хотя, операция Люфтваффе была достаточно длительной по времени, и фактор внезапности быстро перестал играть роль, приходится с сожалением признать, что немцам удалось наносить значительный урон не только в первых, но и в последующих налетах. Это хорошо видно на примере ударов по Саратову.

12 июня 1943 года немцы бомбили нефтеперегонный завод и Увекскую нефтебазу. Погибли и были ранены 36 человек. На следующую ночь налет повторился. На нефтезаводе сгорело 37 тысяч тонн горючего. В рабочем поселке Князевка было уничтожено около 100 жилых домов, погибло 15 человек. 14 июня - снова налет и опять сгорело четыре тысячи тонн горючего, погибло пять человек. 15, 19 и 20 июня Люфтваффе повторяли удары на объекты нефтепереработки. Погибло и ранено 35 человек. 22 июня - седьмой налет. На цели сброшено примерно 50 фугасных и 12 зажигательных бомб. Сгорело более 20 тысяч тонн нефтепродуктов, разрушено 13 жилых домов. По другим данным было уничтожено 31 тысяча тонн горючего и недополучено из-за разрушений на заводе 22 тысячи тонн. Погибли и получили ранения около пятидесяти человек (все данные только по гражданскому населению, без учета военнослужащих). И, наконец, 23 июня в течение сорока минут немцы бомбили Саратовский авиационный завод, сбросив 107 фугасных, 23 зажигательные и 20 осветительных авиабомб. Сгорели или были разрушены 14 цехов, главный материальный склад, повреждены железнодорожные пути и разбито 23 вагона. Пострадали 24 человека. Последний налет на Саратов состоялся в ночь на 27 июня. Всего, по данным саратовской МПВО, в июне 1943 года в городе пострадало 250 человек, в том числе 39 убитых и 211 раненых.

Ущерб, нанесенный немецкими бомбардировками, был очень велик. Так, если в мае 1943 года саратовский авиазавод ╧292 выпустил 271 истребитель Як-1, то в июне 221, в июле 86, в августе 100, в сентябре 223 и только в октябре снова достиг показателей мая. Потери горючего на нефтебазах и крекинг-заводе Саратова вынудили руководство страны срочно разбронировать 22 тысячи тонн нефтепродуктов из госрезервов.

Теперь обратимся к событиям развернувшимся летом 1943 года в небе над Ярославлем. В послевоенном исследовании по истории войск противовоздушной обороны страны утверждается, что части Ярославско-Рыбинского дивизионного района ПВО смогли отразить нападение врага, не допустить нанесение ущерба прикрываемым объектам . К сожалению, это не совсем верно. В первом налете в ночь с 9 на 10 июня были разрушены шесть из семи корпусов шинного завода, погибло 40 человек. В ночь на 21 июня от немецких бомб сгорели склады готовой продукции. О масштабах нанесенных разрушений косвенно свидетельствуют цифры строительного мусора, убранного рабочими ремонтно-восстановительных бригад - 65 тысяч кубометров. К восстановлению завода были привлечены 12 тысяч человек, мобилизованных по всей области. Но есть данные, что в июне часть рабочих-шинников была переброшена на Кировский шинный завод, интенсивно строившийся в то время. Вновь на проектную мощность Ярославский шинный комбинат вышел только через три месяца. За эти два налета на город и завод было сброшено, в общей сложности, 937 фугасных бомб общим весом 155 тонн и 742 зажигательные бомбы. Был убит 301 человек, более 600 ранено. Разрушения коснулись всех районов Ярославля.

Анализируя действия сил и средств ПВО, защищавших поволжские города приходиться с сожалением констатировать, что причины прорыва немецких бомбардировщиков к прикрываемым объектам, кроются в недостатках и упущениях с нашей стороны, а в не в каких-то особых тактических приемах противника.

Так, только при первых налетах на Горький выяснилось, что одна из радиолокационных станций "Пегматит" из-за высокого берега Оки имеет обширную "мертвую зону" в южном секторе обзора. Расчеты станций орудийной наводки не освоили свои комплексы, и их участие в обеспечении стрельбы зенитной артиллерии было минимальным. Командные пункты зенитных артиллерийских полков располагались в подвалах городских зданий и выводились из строя при их разрушении. К тому же связь между КП и огневыми батареями была в основном проводной, проложенной открыто, и, как следствие, нарушалась при первых же разрывах бомб. Зенитная артиллерия вела только заградительный огонь при очень слабом взаимодействии с прожекторами.

Еще хуже действовали ночные истребители. Они выполнили, при отражении налетов на Горький 201 боевой вылет, провели 12 воздушных боев и, по донесениям летчиков, сбили шесть вражеских машин. При этом в шести случаях наши пилоты пытались без особой нужды, даже не израсходовав боекомплект, таранить противника.

Интересный случай, напрямую связанный с попытками наших летчиков-истребителей таранить немецкие машины произошел в ночь на 8 июня. Старший лейтенант Б.С. Табарчук из 722-го иап ПВО обнаружил самолет противника и принял решение - таранить, даже не открыв огонь. Как после доложил летчик, силуэт "немца" был плохо виден, и, боясь промаха, он решил не допустить бомбометания любой ценой. Табарчук ударил винтом своего МиГ-3 по рулям "хейнкеля", после чего совершил вынужденную посадку на "брюхо" в районе своего аэродрома. Самолет пришлось списать, а вот тараненный им Не-111 не был сбит. Пилот "хейнкеля" из 5./KG4 (бортовой 5J+KN) унтер-офицер Хайнц Фестнер так описал свои злоключения: "Высота бомбометания составляла 3600 метров. Сразу после сброса бомб радист сообщил по внутренней связи об обнаружении истребителя. Тут же самолет потряс сильнейший удар. Машина самопроизвольно стала разворачиваться вправо".

Фестнеру удалось восстановить контроль над самолетом и заставить его лететь прямым курсом. Пробыв в воздухе пять часов сорок минут бомбардировщик совершил удачную посадку на аэродроме "Орел-Западный". Как выяснилось, таранный удар почти полностью разрушил правую половину хвостового оперения.

Всего официально считается, что над Горьким было сбито 14 вражеских самолетов. С учетом неполноты наших данных (см. таблицу), реально подтверждается противной стороной не менее половины заявок на победу, а, прибавив и поврежденные машины, вполне можно согласиться с приведенной цифрой.

Об отражении нашей ПВО налетов на Саратов обычно рассказывается в более мажорном тоне, чем о воздушных боях над Горьким. Однако как можно судить по последствиям ударов с воздуха, оснований для этого не много. Существенно меньшие потери в людях, скорее всего, стали следствием меньшей внезапности нападения. Впервые немецкие бомбардировщики появились над Саратовом через неделю после первого налета на Горький. Но, не стоит забывать, что, например авиазавод, был разрушен только в восьмом налете, уже в конце операции. Очень эффективной мерой противодействия оказалось задымление характерных ориентиров (острова и притока Волги в районе крекинг-завода), используемых немецкими пилотами для выхода на боевой курс. Но, к сожалению, данное мероприятие было выполнено только 27 июня.

При отражении налетов на Саратов зенитная артиллерия сбила 12 самолетов. Летчики 144-й иад ПВО выполнили 179 вылетов, провели 22 воздушных боя и сбили 3 вражеских машины. Насколько эти цифры соответствуют реальности, установить пока не удалось. Боевое применение истребительной авиации сопровождалось теми же недостатками, что и при защите объектов Горького.

Как уже было указано выше, официально считается, что части ПВО прикрывавшие Ярославль действовали наиболее успешно, сорвав удары немецкой авиации по прикрываемым объектам. По советским данным при отражении налетов Люфтваффе потеряли сбитыми 12 машин. В том числе ночные истребители, совершив 51 вылет, в 18 воздушных боях сбили четыре бомбардировщика. Один немецкий самолет столкнулся с тросом аэростата заграждения и рухнул на землю. Остальные на счету зенитной артиллерии.

Следует отметить, что помимо командования районов ПВО не на должной высоте оказалось и руководство ПВО страны. Вся помощь с его стороны ограничивалась информированием командных пунктов соответствующих районов ПВО о пролете крупных сил противника в направлении прикрываемых ими объектов. Только уже "на излете" немецкой операции, была сделана попытка противодействия бомбардировщикам противника на маршруте следования к цели и от цели.

В 20-х числах июня на аэродром Кашира были переброшены восемь истребителей Як-1 из 12-го гвардейского иап, 320-й иад ПВО. Командовал группой капитан А.Н. Катрич (на его боевом счету уже был высотный таран совершенный 11 августа 1941 года). В ночь 21-го июня он вместе со своим ведомым старшим лейтенантом К.А. Крюковым (случайно они одновременно атаковали один и тот же самолет) сбили Ju-88 из KG3 вылетевший на Горький, который упал в 120 км к югу-востоку от Москвы.

Разумеется, восьмерки истребителей было совершенно не достаточно, что бы как-то серьезно повлиять на складывающуюся обстановку. Да и летавшие с каширского аэродрома "яки" могли "достать" только бомбардировщики летевшие на Горький, поскольку маршрут на Саратов немцы проложили значительно южнее.

Выводы, которые можно сделать из анализа событий июня 1943 года, поневоле носят противоречивый характер. С одной стороны, с чисто военной точки зрения немецкая операция против объектов советского глубокого тыла, в общем-то, удалась. Во всех промышленных центрах, подвергнувшихся воздушным налетам, были разрушены и временно выведены из строя важные оборонные предприятия. Велики были и потери среди гражданского населения. Немецкие потери, которые оцениваются в 1% от числа самолето-вылетов, не вышли за пределы допустимых. С другой стороны, нанесенный ущерб не оказал того влияния, на который рассчитывало руководство Вермахта. И тут возникает вопрос о том, кто выбирал цели для "воздушного наступления" на советский тыл. Так в Горьком Люфтваффе плотно "отработали" по автомобильному заводу, который по своему стратегическому значению, однако, не шел ни в какое сравнение с заводом "Красное Сормово" с конвейеров которого сходили танки Т-34, или с авиационным заводом ╧21. По воспоминаниям очевидцев и документам, как раз их-то немцы летом 1943 года практически не бомбили и, соответственно, оба предприятия существенно не пострадали.

Безусловно, выход из строя ГАЗ-а был досадной потерей. Но так же не подлежит сомнению, что это никак не уменьшило мощи советских танковых армий, с которыми немецким "панцерваффе" пришлось столкнуться уже в июле на Курской дуге. Разрушение саратовского авиационного завода ╧292 стоило ВВС Красной Армии около 500 недополученных истребителей Як-1. Однако горьковский авиазавод продолжал работать, как ни в чем не бывало, выпуская ежемесячно по 400 "лавочкиных", лучших советских истребителей того периода. Разрушенные мощности Ярославского шинного, заменили новые комбинаты на Востоке страны.

Успешные налеты гитлеровской авиации на объекты глубокого тыла вызвали существенную озабоченность Ставки. Первой, и надо сказать ожидаемой реакцией на случившиеся, стала смена командного состава соединений ПВО прикрывавших Горький. Но дело не ограничилось только одними кадровыми перестановками.

Для усиления ПВО Горьковского района постановлением Государственного комитета обороны от 8 июня дополнительно выделялось по 100 зенитных орудий малого и среднего калибра, 250 крупнокалиберных пулеметов, прожектора и аэростаты воздушного заграждения. 15 июня 1943 года новым постановлением ГКО выделялись дополнительные средства для усиления ПВО объектов стратегического тыла. Кроме того, было принято решение разделить ПВО страны на два стратегических объединения. Западный фронт ПВО отвечал за прикрытие оперативного тыла, Восточный - стратегического. Надо сказать, что это решение, как и все что, принимается поспешно и под давлением обстоятельств, оказалось недостаточно продуманным, и уже 29 марта 1944 года было отменено. Однако руководство страны продолжало уделять пристальное внимание обороне крупных военно-промышленных объектов Поволжья. Так на 1 октября 1944 года в составе соединений ПВО Горького имелось орудий зенитной артиллерии среднего калибра - 463, малого - 262, зенитных пулеметов - 171, прожекторов - 160, станций орудийной наводки - 11. С воздуха город прикрывали 124 истребителя-перехватчика. Это в среднем в два раза превосходило силы ПВО такого города как Киев.

Справедливости ради, нужно отметить, что это не было напрасной тратой сил. Не смотря, на то, что Третий Рейх неудержимо катился в пропасть поражения, вплоть до конца 1944 года как в высшем военно-политическом руководстве Германии, так и в командовании объединений Люфтваффе на Восточном фронте продолжалась разработка соответствующих планов и даже практическая подготовка к ударам по военно-промышленным объектам в глубоком тылу Советского Союза.

Подтвержденные потери Люфтваффе в налетах на Горький, Саратов и Ярославль в июне 1943 года

 

Дата

Цель

Часть

Тип машины

Заводской и бортовой номер

Степень повреждения

1

05.06.43

Горький

1./KG27

He-111H-6

8514 1G+AH

100%

2

05.06.43

Горький

4./KG27

He-111H-16

160398

100%

3

05.06.43

Горький

Данные о потерях еще трех самолетов содержаться в ╚Дневнике Верховного командования Вермахта╩

100%

4

05.06.43

Горький

100%

5

05.06.43

Горький

100%

6

07.06.43

Горький

┘/KG4

He-111

?

?

7

08.06.43

Горький

5./KG4

He-111

5J+KN

?

8

09.06.43

Ярославль

6./KG4

He-111H-6

7690  5J+FP

100%

9

09.06.43

Ярославль

5./KG27

He-111H-16

160518  1G+MN

100%

10

10.06.43

Горький

4./KG4

He-111H-6

7681  5J+MN

100%

11

13.06.43

Горький

1./KG27

He-111H-6

7554  1G+HH

100%

12

13.06.43

Горький

4./KG27

He-111H-16

160291 1G+BM

100%

13

14.06.43

Саратов

7./KG55

He-111

?

100%

14

14.06.43

Саратов

3./KG100

He-111

6N+IL

100%

15

20.06.43

Саратов

7./KG55

He-111

?

?

16

21.06.43

Ярославль

9./KG27

He-111H-16

160710

25%

17

22.06.43

Горький

┘/KG3

Ju-88A-4

3709  5K+K

100%

18

23.06.43

Саратов

9./KG55

He-111

?

?

19

27.06.43

Саратов

2.(F)/22

Ju-88D-1

430491 4N+NK

100%




Уголок неба. 2007  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100