главная история авиации авиация второй мировой
   Линия Каммхубера
             
         n М.Зефиров  


 

После первых потерь, понесенных в освещенной зоне в районе Мюнстера, англичане поняли, что эта странная световая полоса, в которой их никогда не обстреливали зенитные орудия, для них по-настоящему опасна, и стали попросту обходить ее. Поскольку в распоряжении Каммхубера имелся всего лишь один прожекторный полк, он был вынужден отдать приказ демонтировать световой пояс в районе Мюнстера. Было решено посылать отдельные батареи прожекторов в районы, над которыми ранее уже пролетали английские бомбардировщики, в надежде, что они снова появятся там. Однако это не принесло абсолютно никакого успеха, и в Люфтваффе начали подшучивать над ночными истребителями, называя их ╚ночными сторожами╩ и другими подобными прозвищами.

Было понятно, что для того, чтобы повторить первоначальные успехи, необходимо весь северо-запад Германии защитить непрерывным поясом из прожекторов и зон ночных истребителей. И Каммхубер со всей своей энергией взялся за его создание. К концу 1940 г. 1-я ночная истребительная авиадивизия располагала уже шестью зенитно-прожекторными полками, каждый из которых состоял из трех отдельных батальонов. Первая освещенная зона шириной 30 км и длиной 900 км протянулась от Шлезвиг-Гольштейна до Льежа в Бельгии, и ее обслуживали 486 прожекторов. Вторая зона, призванная защитить Берлин, была расположена между Стендалем и Гарде-легеном. Каждый район, охватываемый отдельным прожекторным батальоном, сформировывал зону действия ночных истребителей. Тактическое руководство каждой такой зоной возлагалось на командира прожекторного подразделения, который обычно имел собственный командный пункт, располагавшийся на аэродроме ночных истребителей. При этом командиры эскадрилий или групп истребителей имели право вето только в вопросах безопасности полетов.

Недостатком такой системы являлось то, что прожектора были эффективны лишь при несильной облачности, и потому, как только небо затягивали плотные облака, что было не редкостью над северо-западной Германией, английские бомбардировщики могли преодолевать освещенные зоны совершенно спокойно. Каммхубер продолжал искать средства, которые позволили бы находить цели даже при самых плохих погодных условиях. И ответ скоро был им найден - таким универсальным средством стали радиолокационные станции.

Первые пригодные для практического использования РЛС в Германии были разработаны по заказу военно-морского флота, а точнее, созданного при нем т.н. исследовательского отдела средств связи (Nachrichtenmittelversuchsantalt - сокр. NVA). Целью работ, было создание системы, которая позволяла бы ночью или в тумане точно определять положение корабля противника на дистанции до нескольких тысяч метров, чтобы по нему можно было затем нанести прицельный торпедный удар. После того как эксперименты со звуковыми и инфракрасными волнами не дали нужных результатов, NVA в 1933 г. решило использовать для определения местоположения цели электромагнитные волны. Эти работы возглавил доктор Рудольф Кюхнольд (Rudolf Kuhnold). В 1934 г. NVA основало собственную фирму GEMA, которая в 1935 г. изготовила РЛС с длиной волны 50 см. В начале войны для установки на больших кораблях был разработан радар ╚Seetakt╩, использовавший 80-см волны. Фирмой GEMA была также создана экспериментальная РЛС, работавшая на 1,8-м волнах и позволявшая сопровождать любой самолет на расстояние до 28 км. На ее базе вскоре была разработана наземная РЛС FuMGSO ╚Freya╩1, использовавшая уже волны длиной 2,4 метра и которая могла обнаруживать самолеты в зависимости от их высоты полета уже на дальности до 120 км.

В Люфтваффе использовать РЛС первой начала зенитная артиллерия. Фирмой ╚Лоренц╩ (╚Lorenz╩) для нее были разработаны РЛС FuMG39L и FuMG40L, которые имели длину волны 53 см и позволяли обнаруживать цели в диапазоне от 10 до 51 км. Хотя необходимый уровень точности определения курса цели на радарах с короткой длиной волны еще не мог быть достигнут, фирма ╚Telefunken╩ начала разрабатывать радар под кодовым наименованием ╚Вюрцбург╩ (╚Wurzburg╩) с длиной волны 53,6 см. В апреле 1940 г. работы были завершены, и уже в сентябре зенитная батарея в районе Эссена сбила при помощи ╚Вюрцбурга╩ первый самолет.

К маю 1940 г., т. е. перед началом кампании на Западе, Германия располагала сетью раннего предупреждения, состоявшей из наземных РЛС типа ╚Freya╩, которая по своим техническим характеристикам превосходила английскую систему радиолокационного предупреждения. Немецкие РЛС располагались на островах Сульт, Гельголанд, Вангерооге (Wangerooge) в Северном море, в районах Эмдена, Вилсума (Wilsum), Клеве, Хейнсбурга (Heinsburg), Штадткюлля (Stadtkyll), Трира, Ландштухла (Landstuhl) и Канделя (Kandel). Таким образом, воздушное пространство вдоль немецкой границы от Дании до Швейцарии могло контролироваться на глубину до 120 км. Однако у этой системы не имелось единого командного пункта, где можно было бы обрабатывать все поступающие с РЛС данные о вражеских самолетах и откуда можно было бы руководить действиями истребителей и зенитной артиллерии. Данные, получаемые РЛС, передавались отдельно военно-морскому флоту и Люфтваффе, при этом в последнем случае отчеты частично поступали в штабы воздушных флотов, а частично в штабы территориальных воздушных округов (Luftgaukommando).

18 декабря 1939 г. в 13.23 операторы РЛС FuMGSO ╚Freya╩ т.н. опытного поста раннего предупреждения (Versuchs-Fruhwarnstellung), расположенного на острове Вангерооге, засекли английские бомбардировщики и своевременно сообщили о них в штаб JG1. Правда, первоначально этому сообщению просто не поверили, так как небо с утра было ясным и безоблачным и никто не ожидал налета. В результате 22 двухмоторных бомбардировщика Виккерс ╚Веллингтон╩ (Vickers ╚Wellington╩) смогли беспрепятственно пройти сначала над Бремерхафеном, а затем над Вильгельмсхафеном Истребители атаковали бомбардировщики только, когда те уже повернули обратно, но все же смогли сбить 12 самолетов

Постом и РЛС на острове Вангерооге командовал лейтенант Германн Дихл (Hermann Diehl), который еще за месяц до этого начал эксперименты по радионаведению истребителя на воздушную цель. Азимут цели и ее дальность, определяемые РЛС ╚Freya╩, по радио передавались пилоту истребителя. Однако первые опыты были неудачными, так как азимут был недостаточно точным и к тому же совсем отсутствовали данные о высоте полета цели. После нескольких экспериментов с радиомаяками был разработан метод более точного расчета азимута на цель, а определение высоты ее полета было возложено на РЛС ╚Вюрцбург╩1. Приемно-передающие антенны РЛС ╚Freya╩ были разделены на две равные части, при этом, когда работала одна часть, другая выключалась. Переключение осуществлялось со скоростью 75 раз в секунду. Экран также был разделен на две части вертикальной линией, и в результате справа и слева от нее появлялось как бы двойное эхо от цели. По размерам его правой и левой части оператор РЛС мог определить положение цели относительно оси радара. Так, например, если отметка цели была симметричной относительно вертикальной линии, это означало, что цель находится прямо перед РЛС (см. схему) Наблюдая, таким образом, за положением отметок от цели и истребителя, офицер наведения мог давать пилоту истребителя необходимые команды. При этом отметки от цели и истребителя сливались в одну, только когда между ними было уже расстояние менее 50 метров, что вполне достаточно для визуального контакта даже в самую темную ночь. Лейтенант Дихл опробовал эту систему наведения днем в самых плохих погодных условиях, и на этот раз испытания имели полный успех.

В начале июля 1940 г. эту систему в действии увидел Фальк, который вскоре и предложил использовать ее для ночных перехватов. Каммхубер, получивший 19 августа все соответствующие документы, поначалу довольно скептически отнесся к предложению Фалька, сказав, что вряд ли его пилоты поверят в такую сложную систему. Однако он все же приказал лейтенанту Дихлу в качестве опыта смонтировать одну РЛС в районе, где английские бомбардировщики чаще всего пересекали побережье Голландии. 7 сентября РЛС ╚Freya╩, установленная Дихлом в местечке Нунспеет (Nunspeet), в 25 км юго-западнее Зволле, начала функционировать. Еще неделя ушла на отработку взаимодействия с пилотами II./NJG1, а уже 18 сентября лейтенант Людвиг Бекер из 4./NJG1 на своем Do-lTZ-lO1 совершил первый боевой вылет с использованием метода радионаведения на цель по данным РЛС. 2 октября 1940 г. Бекер, получая необходимые указания от лейтенанта Дихла, смог перехватить английский ╚Веллингтон╩ и затем с расстояния в 50 метров сбить его. Спустя два часа Дихл вывел истребитель унтер-офицера Пика (Pick) на другой ╚Веллингтон╩, но Пик слишком рано открыл огонь, и бомбардировщик смог уйти. Это были первые управляемые с земли ночные перехваты и соответственно первая такая победа ночных истребителей Люфтваффе.

Однако Каммхуберу было ясно, что этот метод, получивший название ╚темного ночного перехвата╩ (╚Dunkelnachtjagd╩ сокр. ╚Dunaja╩), несмотря на свой первоначальный успех, не сможет стать основным в создаваемой им системе обороны2. На это были две основные причины: производство новых РЛС типа ╚Freya╩ шло слишком медленными темпами, да и к квалификации их операторов при таком методе наведения на цель предъявлялись очень высокие требования. Фальк и Каммхубер, анализируя результаты использования освещенных зон, пришли к заключению, что прожектора должны как можно быстрее захватывать вражеский бомбардировщик, чтобы затем у истребителя оставалось больше времени для его атаки. Этого можно было достичь, используя наземные РЛС ближнего радиуса действия. 17 сентября 1940 г. Каммхубер приказал установить в районе Арнема вместе с прожекторами и РЛС ╚Freya╩ - подобная комбинация получила название ╚Паразит╩ (╚Parasit╩). Впервые ╚Паразит╩ был использован 26 сентября, когда вражеский самолет был сначала обнаружен РЛС, а затем немедленно захвачен лучом прожектора. После этого еще один ╚Паразит╩ был установлен в 10 км восточнее Цутпхена (Zutphen), и уже 1 октября он так же успешно был опробован.

В октябре 1940 г. ╚линия Каммхубера╩ получила первые РЛС ╚Вюрцбург-А╩ (╚Wiirzburg-A╩). В это же время штаб Каммхубера разработал новый метод ночного перехвата в освещенных зонах, который вскоре планировалось претворить в жизнь. Этот метод получил название ╚светового ночного перехвата╩ (╚Hellenachtjagd╩, сокр. ╚Henaja╩). Его суть была в следующем. Командный пункт истребителей, оснащенный РЛС ╚Вюрцбург╩, располагался приблизительно в 30 км позади освещенной зоны и получал данные относительно предстоящего налета от передовых постов звукового контроля. Ночной истребитель кружил в зоне ожидания, которая теперь была помещена в центр освещенной зоны. Затем операторы с командного пункта с помощью данных ╚Вюрцбурга╩ вели истребитель навстречу бомбардировщику, приблизительно в ту точку, где тот должен был войти в освещенную зону.

Предложенный метод имел достаточно много недостатков. Так, в один момент истребитель и бомбардировщик оказывались перед постами звукового контроля, и часто недостаточно опытные операторы звукопеленгаторов не могли отличить один от другого, а порой в качестве цели вообще идентифицировали ночной истребитель. В результате этого прожектора и операторы ╚Вюрцбурга╩ начинали получать противоречивые данные. Кроме того, командиры эскадрилий и групп ночных истребителей протестовали, чтобы их истребители направлялись к противнику прямо через освещенную зону. Так, например, командир I./NJG1 гауптман Гюнтер Радуш по собственной инициативе вернулся к старому методу действий, когда зона ожидания располагалась позади освещенной зоны и когда истребители входили в освещенную зону только для атаки противника. В ночь с 16 на 17 октября пилоты I./NJG1, действуя по старой схеме, одержали сразу 5 побед. С другой стороны, II./NJG1, придерживавшаяся новой схемы, вообще не одержала ни одной победы. Тем не менее, Каммхубер сохранил эту тактику действий и организовывал в соответствии с ней все новые зоны ╚Henaja╩.

Параллельно по всей длине ╚линии Каммхубера╩ для ночных истребителей шло строительство специальных аэродромов, которые имели бетонные взлетно-посадочные полосы были оборудованы большими и хорошо замаскированными ангарами и укрытиями для самолетов. Масштаб проводимых paбот можно представить на примере аэродрома Венло (Venlo)  расположенного на германо-голландской границе, который был построен в невероятно короткий срок - с 1 октября 1940 г. по 18 марта 1941 г. На его строительстве работало свыше 18 тысяч человек, он занимал свыше 1180 гектаров земли и имел три взлетно-посадочные бетонные полосы: две - длиной по 1450 метров и одну - длиной 1200 метров, для его освещения было использовано 2000 мощных ламп, общая длина дорог между командным пунктом, ангарами, стоянками самолетов, мастерскими и прочими службами составляла 48 км. А подобных аэродромов было построено еще 10 - в Шлезвиге (Schleswig), в Штаде (Stade), в Люнебурге (Luneburg), в Виттмундхафене (Wittmundhafen), в Олденбурге (Oldenburg), в Вехте (Vechta), в Леувардене (Leeuwarden), в Твенте (Twent), в Деелене (Deelen) и в Сент-Тронде (St.Trond).

Если в 1940 г. ночные налеты английских бомбардировщиков, скорее, больше вызывали раздражение у командования Люфтваффе, чем приносили реальный ущерб, то зимой 1940-41 г. их мощь начала усиливаться. Так, например, в ночь с 9 на 10 января 1941 г. в налете на Гельзенкирхен уже участвовало 135 бомбардировщиков - 60 ╚Веллингтонов╩, 36 ╚Бленхеймов╩, 20 ╚Хэмпде-нов╩ и 19 ╚Уитли╩. Вскоре в налетах наравне с двухмоторными ╚Уитли╩ и ╚Веллингтонами╩ начали принимать участие и новые двухмоторные тяжелые бомбардировщики Авро ╚Манчестер╩ (Avro ╚Manchester)1 и четырехмоторные Шорт ╚Стирлинп> (Short ╚Stirling╩), Хендли Пейдж ╚Галифакс╩ (Hadley Page ╚Halifax╩), которых немецкая пропаганда поначалу окрестила ╚усталыми воронами╩.

Свой первый боевой вылет ╚Стирлинги╩ совершили в ночь с 10 на И февраля 1941 г., когда 3 бомбардировщика из 7 Sqdn. RAF1 сбросили бомбы на нефтехранилище в Роттердаме. В ночь с 24 на 26 февраля первый боевой вылет выполнили и 6 ╚Манчестеров╩ из 200 Sqdn. RAF, атаковав в порту Бреста немецкий тяжелый крейсер ╚Хиппер╩ (╚Hipper╩), а в ночь с 10 на 11 марта вместе с восемью ╚Бленхеймами╩ в налете на Гавр участвовали и шесть ╚Галифаксов╩ из 35 Sqdn. RAF.

Пилоты немецких ночных истребителей сразу же поняли, что у них появился очень трудный и опасный противник. Первый ╚Стирлинг╩ удалось сбить лишь в ночь с 9 на 10 апреля 1941 г., он был на счету фельдфебеля Карла-Хейнца Шерф-линга (Karl-Heinz Scherfling)2 из 7./NJG1. 13 апреля фельдфебель Хон (Hohn) из 3./NJG2 сбил первый ╚Манчестер╩, а в ночь с 23 на 24 июня обер-лейтенантом Рейнхольдом Экхард-том (Reinhold Eckhardt)3 из II./NJG1 был сбит и первый ╚Галифакс╩.

На основе анализа боевых действий и получаемых разведсводок Каммхубер сделал правильный вывод о дальнейшем усилении мощи налетов. Ему стало ясно, что английская бомбардировочная авиация имеет долговременную стратегическую цель - путем регулярных налетов уничтожить немецкую промышленность и подорвать моральный дух населения. И Каммхубер запросил командование Люфтваффе об увеличении сил и средств ночной истребительной авиации. Несмотря на все свои недостатки, освещенные зоны ╚Henaja╩ в 1941 г. продолжали нести на себе основное бремя ночных боев. Теперь же, благодаря сооружению достаточного количества центров наземного управления и возросшему производству РЛС, можно было приступать к их совершенствованию. Каждая прожекторная позиция получила по три РЛС ╚Вюрцбург╩, которые устанавливались впереди, в центре и позади прожекторов. Это позволило обнаруживать и сопровождать бомбардировщики до входа в освещенную зону и после выхода из нее.

Летом 1941 г. началось производство более совершенной РЛС ╚Вюрцбург-Гигант╩ (╚Wurzburg-Riesen╩), имевшей дальность действия 80 км в поисковом режиме. Осенью они начали поступать в Люфтваффе, и командир 12-го авиакорпуса генерал-майор Каммхубер1 продолжил масштабные изменения зон ╚Henaja╩. Глубина десяти западных зон ╚Henaja╩ была увеличена с 40 до 90 км. Каждая из них теперь была занята одним прожекторным полком, при этом все его три батальона имели свои РЛС и командный пункт. Перед освещенной зоной были установлены РЛС дальнего радиуса действия ╚Freya╩, две РЛС ╚Вюрцбург-Гигант╩ и также две цепочки из шести прожекторов диаметром 150 см и трех диаметром 200 см, которые управлялись РЛС ╚Вюрцбург-С╩. Такой же набор РЛС и прожекторов располагался позади освещенной зоны. Кроме того, перед освещенной зоной теперь располагались зоны ╚Dunaja╩ глубиной по 36 км. Методика радионаведения истребителей на цель в них также была значительно улучшена, так как вместе с РЛС ╚Freya╩ одновременно использовались два радара ╚Вюрцбург-Гигант╩, один из которых определял высоту полета цели, а другой - высоту преследующего ее истребителя. Планировалось, что подобные зоны ╚Dunaja╩ также будут организованы и позади освещенных зон.

Новые большие объединенные зоны ╚Henaja╩ - ╚Dunaja╩ по-настоящему эффективно начали действовать лишь весной 1942 г., но Каммхубер не предполагал, что и здесь у него на пути возникнет неожиданное препятствие. Гауляйтеры2 областей Германии, наиболее часто подвергавшихся ночным налетам английских бомбардировщиков, пожаловались Гитлеру, заявив при этом, что, по их мнению, прожектора - это ╚роскошь для такой хорошо оснащенной силы, как 12-й авиакорпус╩, и что прожектора лучше использовать для поддержки зенитной артиллерии в тыловых районах. Поэтому, когда в марте - апреле 1942 г. начались первые массированные ночные налеты, по приказу Гитлера количество прожекторов в освещенных зонах начало постепенно сокращаться.

Летом 1941 г. был разработан метод ╚комбинированного ночного перехвата╩ (╚Kombinierte Nachtjagd╩, сокр. ╚Konaja╩). Он стал ответом на появление хорошо вооруженных четырехмоторных бомбардировщиков, которые в освещенной зоне атаковать стало очень трудно. Однако группы таких бомбардировщиков должны были приближаться к своей цели по прямой линии и на фиксированной высоте, обычно не более 5500 метров. В этом-то Каммхубер и увидел большой шанс для совместных успешных действий истребителей, зенитной артиллерии и прожекторов.

Весь оборонительный район был разделен на 7 зон - центральная круговая зона диаметром 12 км располагалась точно над защищаемым объектом, вокруг нее находились три сектора по 120╟, каждый из которых в свою очередь был разделен еще на два. Весь район был разбит на квадраты со стороной в 2,5 км1, которые соответствовали квадратам карты на центральном командном посту. Сообщения о вражеских самолетах, передаваемые центральными постами воздушного наблюдения (╚Flugwachkommando╩, сокр. ╚Fluko╩), выводились на специальную карту ╚Fluko╩ на командном пункте. Как только вражеский самолет пересекал некоторую линию, называемую начальным кругом, ночной истребитель получал приказ на взлет. Поднявшись в воздух, он направлялся в зону ожидания, где были установлены один световой и два радиомаяка. Минимальная безопасная высота полета в зоне ожидания была 5500 метров, т.е. выше высоты полета бомбардировщиков. Около 20 постов зенитной артиллерии следили за противником и собственными истребителями и сообщали данные о них на командный пункт. Там специальные проекторы световыми точками показывали их текущее положение на стеклянной вертикальной карте, на обратной стороне которой была нанесена масштабная сетка. Офицер, руководящий действиями ночных истребителей, на карте выбирал цель, на которую затем и направлял истребитель. Когда тот достигал нужного квадрата, командир частей зенитной артиллерии, также находившийся на командном пункте, приказывал своим батареям в том квадрате прекратить огонь. После перехвата истребитель снова набирал безопасную высоту, чтобы затем вернуться в зону ожидания, при этом, как только он это делал, зенитные батареи снова могли открывать огонь.

Было создано несколько зон ╚Kohaja╩ вокруг крупных городов Германии. Каждая из них получила собственное название - зона ╚Чибис╩ (╚Kiebitz╩) располагалась вокруг Киля, зона ╚Шмель╩ (╚Hummel╩) - вокруг Гамбурга, ╚Роланд╩ (╚Roland╩) - вокруг Бремена, ╚Медведь╩ (╚Ваг╩) - вокруг Берлина, ╚Колибри╩ (╚Kolibri╩) - вокруг Кёльна, зона ╚Дрозд╩ (╚Drossel╩) охватывала район Дюссельдорф - Дуйсбург - Эссен, а зона ╚Барсук╩ (╚Dachs╩) - район Висбаден - Франкфурт - Дармштадт - Мангейм.

Одновременно вдоль побережья Северного моря с севера на юг были расположены 6 зон ╚Dunaja╩ - зона ╚Волк╩ (╚Wolf╩), зона ╚Лангуст╩ (╚Languste╩), зона ╚Тигр╩ (╚Tiger╩), зона ╚Лев╩ (╚Lowe╩), зона ╚Сельдь╩ (╚Herling╩) и зона ╚Хомяк╩ (╚Hamster╩).

После первых успехов летом 1941 г., когда только один обер-лейтенант Рейнхольд Экхардт из II./NJG1 ночью 28 июня 1941 г. сбил над Гамбургом сразу 4 бомбардировщика, осенью количество ╚Konaja╩- побед резко сократилось. Основной причиной этого был тот факт, что приказы на прекращение зенитного огня поступали слишком поздно или зенитчики вообще не выполняли их. И потому было неудивительно, что пилоты ночных истребителей предпочитали отвернуть в сторону, чем быть изрешеченными собственными зенитками. Тем не менее, метод ╚Konaja╩ сделал свое дело - налеты английских бомбардировщиков на Гамбург, Берлин и Рур заметно ослабли и больше не усиливались до 1942 г.



(c) Михаил Зефиров. "Асы люфтваффе. Ночные истребители






Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100