главная история авиации авиация второй мировой
   "Восемьдесят восьмой" против СССР
             
         n Дмитрий Хазанов  

 



 

Рано утром 22 июня 1941 г. эскадры немецких бомбардировщиков нанесли первый мощный удар по советской территории. Ровно половина из 32-х бомбардировочных авиагрупп, входивших в 1-й, 2-й и 4-й воздушные флоты, сосредоточенные для нападения, была вооружена самолетами Юнкерс Ju-88. Эти двухмоторные машины с небольшой высоты сбрасывали множество мелких осколочных бомб на советские аэродромы, поражая стоящие рядами краснозвездные самолеты. Один бомбардировщик мог нести два контейнера (по 360 2-кг бомб в каждом). Это был первый случай массового применения кассетного оружия. Результаты налета превзошли все ожидания гитлеровских стратегов - советская авиация, застигнутая врасплох, понесла тяжелейшие потери.

К этому времени Ju-88 уже был неплохо знаком нашим специалистам. Впервые его показали советской авиационной делегации в ноябре 1939 г. Тогда этот самолет являлся новейшим бомбардировщиком "люфтваффе", только-только прошедшим войсковые испытания. Задуманный в 1934 г. как многоцелевой боевой самолет, он впервые поднялся в воздух в конце 1936 г. и затем около двух лет доводился до серийного производства. Это был первый "настоящий" бомбардировщик гитлеровских ВВС - все более ранние машины (Юнкерс Ju-86, Хейнкель Не-111 и др.) проектировались как самолеты двойного назначения (военного и гражданского). На одной из промежуточных стадий скоростной бомбардировщик превратился в пикировщик - первый в мире двухмоторный самолет подобного типа. Немецким конструкторам удалось успешно совместить высокую скорость, значительную дальность и большую бомбовую нагрузку. По своим боевым возможностям новый "юнкерс" превосходил советский СБ, английский "Бленхейм", французский Блох MB-130.

Весной 1939г. на Ju-88 поставили два мировых рекорда скорости (с нагрузкой 1000 и 2000 кг), а в конце сентября новую машину опробовали в бою при налете на базу английского флота в Скапа-Флоу. Нашим специалистам немцы показали завод в Бернбурге, где строили Ju-88. Машину продемонстрировали на земле и в воздухе над заводским аэродромом. Более того, входивший в состав делегации летчик и конструктор В.Шевченко поднялся на нем в воздух. В программу полета входило и крутое пикирование с выходом на малой высоте. Это была новость - до сих пор как пикировщики применялись только одномоторные машины. Самолет произвел большое впечатление и неудивительно, что при первой же возможности у немцев были куплены три экземпляра. В мае 1940 г, один из них- Ju-88A-1 (N5023) испытывался в НИИ ВВС (ведущим инженером испытаний был Стрижевский, летали пилот Дудкин и штурман Акопян). В отчете говорилось, что "хотя в технике пилотирования "юнкерс" труднее, чем отечественные СБ и ДБ-3, но все же он не требует очень высокой квалификации пилота".

Самолет продемонстрировал хорошую устойчивость относительно всех осей, а компоновка бомбардировщика характеризовалась передним диапазоном центровок, что увеличило статическую устойчивость и расход рулей на всех режимах и повысило живучесть при повреждении оперения. Отличный обзор у пилота, особенно при заходе на цель, был особенно важен для бомбометания с пикирования. Знакомство с немецким бомбардировщиком сыграло большую роль в судьбе нашего Пе-2. Именно под впечатлением от Ju-88 высотный истребитель "100" решили переделать в пикировщик. Многие особенности Пе-2 были аналогичны "юнкерсу" - характерные тормозные решетки, прицельная разметка на остеклении. А один из купленных Ju-88А-1 использовался у нас как летающий стенд для отработки агрегатов Пе-2.

В июле 1940 г. капитан Ковальчук испытывал на нем различные варианты автомата вывода из пикирования. Но над нашей землей летали не только "юнкерсы" с красными звездами. Среди разведчиков так называемой "команды Ровеля", фотографировавших наши приграничные районы, были и немногочисленные Ju-88B-0, отличавшиеся увеличенной кабиной яйцевидной формы (введенной затем на Ju-188) и мощными звездообразными моторами BMW 801МА вместо Jumo 211В на Ju-88A. К 22 июня 1941 г. в составе семи бомбардировочных эскадр числилось уже 523 Ju-88, 430 из них (82%) были исправны. Такого высокого показателя боевой готовности не было ни до этого, ни после.

Основным бомбардировщиком "люфтваффе" в то время был Ju-88A-5. От изученного в НИИ ВВС А-1 он отличался новым крылом увеличенного размаха; полотняную обшивку элеронов заменили металлической. Другие изменения были связаны с уже накопившимся опытом боевого применения на Западе. Количество оборонительных пулеметов увеличили до 4-5 и ввели как металлическую, так и прозрачную броню. Поскольку заранее подобные меры не предусматривались, то дополнительные пулеметы имели малые углы обстрела, а импровизированные бронедетали мешали работе членов экипажа. Эскадра KG 51 перед нападением на Советский Союз первой получила усовершенствованную модификацию Ju-88A-4 с более мощными моторами Jumo 211F. Но именно эта эскадра понесла наибольшие потери в первый день гитлеровского вторжения, лишившись не менее 15 экипажей!

С начала войны "восемьдесят восьмые" выполняли роль дальнобойной артиллерии, тесно взаимодействуя с наступающими войсками, прежде всего бронетанковыми корпусами. Работая на небольших высотах, самые тяжелые потери "юнкерсы" понесли от огня с земли. Действующая в Прибалтике эскадра KG 77 уже к 5 августа 1941 г. лишилась трети своего состава. По показаниям попавшего в плен капитана фон Винчевски из KG 51, его отряд за это же время лишился 5 машин из 9. Ефрейтор К.Кюнер из этой же эскадры признал, что ее III группа практически прекратила свое существование. А Ju-88 отличался в общем-то неплохой боевой живучестью. Этому свойству машины конструкторы в свое время уделили чрезвычайно большое внимание. Были дублированы бензо- и масломагистрали и проводка управления, применены хорошо протектированные крупные бензобаки. Дополнительные приспособления позволяли управлять "юнкерсом" не только пилоту и даже оставлять на короткое время самолет без управления.

Временами Ju-88 показывал прямо-таки удивительные примеры живучести. 19 сентября 1941 г. два МиГ-3 из 787-го иап ПВО безуспешно расстреляли по Ju-88 весь боезапас. Тогда младший лейтенант Б.Пирожков пошел на таран и отрубил "юнкерсу" правый стабилизатор и руль поворота, но немец продолжал держаться в воздухе. Напарник Пирожкова, младший лейтенант А.Довгий, вторично таранил самолет противника, и он, наконец, упал под Тулой... Война выявила уязвимые места Ju-88. Моторы Жидкостного охлаждения и особенно их радиаторы, бензонасосы и расширительные водяные бачки легко поражались. Недостаточно защищен оказался и экипаж. Майор фон Коссарт, специалист по боевому применению, учитывая все это, предложил изменить тактику: заходы на цель производить на высотах 4000-5000 м, затем круто пикировать и уходить на бреющем полете. И-16 и И-153, составлявшим тогда основу нашей истребительной авиации, было трудно перехватывать быстро снижающиеся "юнкерсы".

Еще сложнее было бороться с "юнкерсами" - разведчиками. Ju-88D отличался от модели А отсутствием тормозных решеток и бомбодержателей, но имел дополнительный бензобак и два-три фотоаппарата. Не менее двухсот таких машин с первых дней воины действовали над советским тылом. Перелетая фронт на высоте 5000-6500 м, они почти не встречали противодействия не только из-за недостаточной скорости и скороподъемности советских истребителей, но и по причине несовершенства тогдашней системы оповещения. После изменения тактики потери "юнкерсов" несколько сократились, но боеспособность соединений продолжала падать. Серьезную опасность представляли поломки и аварии, неизбежные при работе с полевых аэродромов. Не хватало запасных частей. Особенно досаждало плохое качество горючего и масла, что приводило к быстрому износу моторов.

По-прежнему "восемьдесят восьмые" действовали на острие главных ударов вермахта. Каждый Ju-88 обычно нес до 28 бомб по 50 кг и 2-4 бомбы по 250 кг и сбрасывал их с высокой точностью. Изредка применялись бомбы и более крупного калибра. Так, 28 июня шестерка "юнкерсов" из эскадры KG 3 сбросила 1800-кг бомбы на непокоренную Брестскую крепость. До этого Ju-87 безуспешно бросали там фугаски по 500 кг, но мощные крепостные стены держались.

В начале войны самое крупное соединение Ju-88 (270 машин) действовало в Прибалтике в составе 1-го воздушного флота. В него входила и группа береговой авиации Ku.FI.Gr.806. Она активно препятствовала эвакуации Балтийского флота из Либавы. Правда, ни один боевой корабль не был потоплен пикировщиками, хотя потери судов на переходе были огромны в основном за счет мин. Это привело командование воздушного флота к мысли создать свою торпедоносную авиацию. 806-ю группу переименовали в отдельную бомбардировочную и вывели с Восточного фронта. Еще одну часть - III группу эскадры KG 4 пришлось перевооружить на устаревшие Не-111 - процесс противоположный тому, что происходил ранее. Уже на "хейнкелях" ее летчики впервые бомбили Москву в ночь на 22 июля 1941 г. Среди самолетов, участвовавших в этом налете, Ju-88 было немного, но среди них появились машины модификации А-6, имевшие устройства для уничтожения аэростатных заграждений.

Вскоре "люфтваффе" отказались от противоаэростатных самолетов, да и от самих массированных налетов -слишком сильной оказалась ПВО в столице. Кроме того, бомбардировщиков остро не хватало для поддержки "последнего решающего наступления" вермахта, начавшегося в начале октября. К этому времени потери в бомбардировочных группах превысили их первоначальную численность. Экипажи были крайне утомлены предыдущими непрерывными боями и частыми перебросками с одного участка фронта на другой. Это заставило немецкое командование временно вывести значительную часть авиации с Восточного фронта. Среди убывших в Западную Европу и Италию значилось большинство авиагрупп, вооруженных Ju-88. Отсутствие у немцев оперативных резервов не позволило даже отчасти возместить эту убыль. Активность действий авиации упала; прежде всего это относилось к бомбардировщикам. Трудности эксплуатации привели к падению процента боеспособных "юнкерсов" - не более половины их теперь могло подняться в воздух. Зимой 1941-42 гг. соединения бомбардировщиков выполняли роль "пожарной команды", пытаясь задержать разворачивающееся советское контрнаступление. Так, эскадру KG 51 перебрасывали то в Донбасс в помощь частям 1-ой танковой армии, то в Феодосию для противостояния высадке десанта, то под Севастополь...

Новый всплеск активности "люфтваффе" начался в конце весны 1942 г. Директива фашистского руководства определила на лето основным участком боев на Востоке юг, где действовал значительно усиленный 4-й воздушный флот. В частности, из Сицилии возвратили эскадру KG 77. Вместе с KG 51 и KG 76, целиком вооруженными "восемьдесят восьмыми", эта эскадра сражалась под Керчью, Харьковом, Севастополем. К этому времени произошло полное перевооружение на модификацию Ju-88A-4. Внешне она отличалась от А-5 лишь расширением задней части кабины. Это позволило вести огонь одновременно из обоих задних пулеметов. Кроме того, расширился сектор обстрела, а новые пулеметы с ленточным питанием имели большую практическую скорострельность.

Многие внутренние изменения модели А-4 не бросались в глаза. Прежде всего, упростилась работа пилота. Количество приборов сократили, а автоматика больше помогала в работе летчику. Усиленная конструкция и увеличенные размеры основных колес шасси позволили поднять грузоподъемность на 500 кг. Теперь максимальный взлетный вес ограничивался 14т (ранее 12,5 т). Кроме того, пилоты научились пикировать без выпуска тормозных щитков и выходить в горизонтальный полет без сброса бомб, что ранее категорически запрещалось. На фронте этим часто пользовались, желая побыстрее проскочить зону сильного зенитного огня. Испытания показали, что плоскости Ju-88A-4 лишь слегка деформировались, чем на фронте пренебрегали. Одной из важных особенностей самолета, повысившей его ценность как пикировщика, стало дополнение прицела BZA приставкой, автоматически учитывающей скорость, высоту и поправку на ветер.

По точности бомбометания с пикирования двухмоторные Ju-88 практически не уступали одномоторным Ju-87. Особенность операций "юнкерсов" летом 1942 г.: широкий аэродромный маневр с массированным применением на узких участках фронта. В июне советские посты ВНОС зарегистрировали рекордное количество самолето-пролетов вражеской авиации - 83949. Немецкие самолеты работали все светлое время суток. Ненадолго на аэродромных узлах компактно собиралась вся эскадра, но советские летчики препятствовали этой тактике, нанося чувствительные удары по аэродромам, особенно ночью. Тогда немцы придумали тактическую новинку. Самолеты взлетали с разных аэродромов одновременно и летали на малой высоте, собираясь в большие группы. При формировании таких групп, медленно летящие бомбардировщики были очень уязвимы, но, к сожалению, советские истребители еще не вели в это время охоту во вражеском тылу.

Фашисты в летних боях большое внимание уделили воздействию на упорно обороняющуюся советскую пехоту. Для этой цели использовали и новые модификации Ju-88. Так, в эскадре KG 51, наряду с заводской моделью А-13 с двумя подкрыльевыми батареями из 16 пулеметных стволов каждая и контейнерами с осколочными "лягушками" (2-кг противопехотные бомбы), применяли импровизированные переделки А-4 с установкой дополнительных пулеметов в окнах кабины. Активны были в середине 1942 г. и "юнкерсы" разведчики. Иногда им поручали выполнение стратегических задач. Так, в мае они демонстративно фотографировали оборонительные рубежи под Москвой, чтобы создать у советского командования представление, что именно на этом участке немцы готовятся к наступлению. Но чаще Ju-88 вели разведку прифронтовой зоны. Выполнять свою работу им стало значительно труднее, так как новые советские истребители уже имели необходимый запас скорости, и мощное пулеметно-пушечное вооружение. От перехвата разведчиков могла спасти хорошая летно-тактическая подготовка. И действительно, экипажи "юнкерсов" умели использовать солнце и облачность, вовремя переходили на бреющий полет.

Летом 1942 г. становилось все заметнее, что взоры германского командования привлекал Сталинград. Оно перебрасывало на это направление дополнительные силы; им противодействовала наша 8-я воздушная армия. В мае-июне советские истребители отгоняли от города только "юнкерсов" - разведчиков, месяц спустя - небольшие группы бомбардировщиков, а вечером 23 августа Ju-88 вместе с Не-111 участвовали в невероятном по силе и жестокости налете на Сталинград. Уцелевшие посты ВНОС зафиксировали тогда более 2000 самолето-пролетов. По свидетельству секретаря обкома ВКП(б) А.С.Чуянова, "зажигательные бомбы сыпались на город в неисчислимом количестве. За считанные секунды возникли сотни пожаров...". Ju-88 действовали не только над сушей, но и над морем. На Крайнем Севере немецкая авиация должна была обеспечить защиту жизненно важных для Германии никелевых рудников и препятствовать прохождению арктических конвоев в СССР. Ударной силой "люфтваффе" там стала эскадра KG 30. Именно в ней, в сентябре 1939 г., Ju-88 проходил войсковые испытания.

Экипажи прекрасно овладели машиной, а сами "юнкерсы" были тщательно подготовлены для действий в Арктике. В частности защищались от обледенения носки крыла, стабилизатор, лопасти винтов, остекление кабины. В то же время имеющиеся у экипажей спасательные средства давали сбитым летчикам мало шансов выжить в ледяной воде. Конвой PQ-16 был первым, подвергшимся мощному удару авиации. Только 27 мая 1942 г. были потоплены 6 и серьезно повреждены еще 3 транспорта и один эсминец. Атаки осуществлялись на предельной дальности, вне зоны действия советских истребителей. Следующий конвой, PQ-17, был вообще разгромлен совместными ударами пикировщиков, торпедоносцев и подводных лодок.

И лишь PQ-18, прикрытие которого резко усилили, в частности за счет авианосца, сумел "постоять за себя", хотя против него действовало крупнейшее из сосредоточенных на Севере за время войны соединений. Из 337 самолетов Ju-88 составляли не менее 200. Они применялись не только как разведчики и пикировщики, но и как торпедоносцы. III группа эскадры KG 26 имела 24 машины, среди которых были и переоборудованные для подвески торпед А-4, и специальные А-17. Последние внешне отличались отсутствием подфюзеляжной гондолы.

Удар по PQ-18, несмотря на все усилия немцев, оказался неудачным; соединение лишилось 41 экипажа и вскоре было переброшено на Средиземное море. Немногие оставшиеся продолжали пиратствовать в Арктике. Часть машин оснастили дополнительной пушкой MG FF. Они представляли опасность не только для судов, но и для летающих лодок МБР-2, составлявших осенью 1942 г. примерно четверть всего авиапарка Северного флота.

Как это было и год назад, по мере приближения осенней распутицы активность "люфтваффе" на всех фронтах снижалась. Лишь под Сталинградом бои не затихали. С сентября по начало ноября 1942 г. соединения Ju-88 систематически разрушали город. Надо признать отличное взаимодействие авиации с наземными войсками, что было особенно важно в условиях уличных боев. "Юнкерсы" действовали с невероятным напряжением, совершая в отдельные дни до 5-6 вылетов на исправный самолет. При ударах по Сталинграду широко использовали посадочные площадки на окраинах и в самом городе. Дозаправку горючего при этом не производили, лишь подвешивали новые бомбы. Усиленное шасси и форсированные двигатели Jumo 211J позволяли Ju-88A-4 при ударе по ближним целям брать по 3000-3400 кг бомб. По мощности бомбового залпа каждый самолет реально был эквивалентен звену Ил-4 или пятерке Пе-2. Даже при максимальном полетном весе "юнкерс" хорошо управлялся, но требовал для взлета очень большой полосы. Чтобы уменьшить длину разбега, стали применять взлетные ракеты, испытанные на Ju-88A-2.

Осенние напряженные бои под Сталинградом требовали постоянных свежих пополнений. Одним из последних резервов стала эскадра KG 1 "Гинденбург", переброшенная в начале октября. Эту эскадру, возглавляемую подполковником фон Ризеном, перед самым перебазированием полностью перевооружили последними моделями "восемьдесят восьмого". Тактика немецких бомбардировщиков к этому времени изменилась мало. Однако этого нельзя сказать о противодействии советских истребителей. Молодые пилоты закалились в боях и хорошо освоили новые Як-1, Як-7В и Ла-5.

Частыми стали неожиданные атаки из воздушных засад и с замаскированных площадок. Потери бомбардировщиков, в том числе и Ju-88, в октябре резко возросли. Не помогала ни активная защита пулеметным огнем, ни пассивная при помощи сбрасываемых на противника сеток или разбрызгивания маслянистых веществ. Но поиски таких средств не прекращались. Так, под стабилизатором стали делать небольшие углубления для размещения 2-кг бомб, получивших обозначение "ласточкино гнездо". Дистанционно управляемое устройство выбрасывало бомбу; в воздушном потоке крыльчатка ставила ее на боевой взвод. Взрыв обычно происходил на расстоянии 40-80 м от хвоста бомбардировщика. Но и к таким хитростям наши истребители приспособились.

Кроме больших потерь, на снижении активности "люфтваффе" сказались и плохое состояние аэродромов, и рост числа неисправных машин. Большинство авиагрупп и отрядов опять нуждались в отдыхе и пополнении. Вместо этого немецкое командование было вынуждено в октябре перебросить около четырехсот исправных самолетов в Северную Африку. В результате, когда советские войска перешли в контрнаступление, а вскоре и окружили войска 6-й армии под Сталинградом, оказать решительное противодействие "люфтваффе" не смогли. Из семи боеспособных в то время групп Ju-88 только две находились на Восточном фронте. Острая необходимость заставила применять бомбардировщики в роли транспортных машин для снабжения окруженной группировки. Участвовали в этом и "юнкерсы" из эскадры KG 76, но без особого успеха: бомболюки Ju-88 были слишком малы и неудобны. Бомбардировщик Не-111 гораздо лучше зарекомендовал себя для подобной работы в трудных погодных условиях.

В начале 1943 г. Ju-88 уже стало трудно использовать как дневной бомбардировщик. Но и в ночных действиях этот самолет не получил широкого применения. Одна из причин - неудовлетворительный обзор. Как отметил английский испытатель Хартлей: "Поскольку обзор через одну стеклянную панель ограничен, то у пилота всегда создавалось впечатление, что он озирается через тюремную решетку". Но весной 1943 г. Ju-88 еще отнюдь не отошел на второй план. По-прежнему вездесущи они были в разведывательных подразделениях. Против Советского Союза "юнкерсы" и ранее действовали в составе эскадрилий разведки Верховного Главнокомандования, дальнеразведывательных групп в интересах воздушных флотов и сухопутных войск, а также подразделений метеоразведки. Теперь к ним добавились и ночные разведывательные эскадрильи. На вооружении всех этих частей были Ju-88D, но в последнем случае вместо стандартных фотоаппаратов установили специальную камеру для съемки ночью. Применение двух сбрасываемых подвесных баков емкостью по 900 л позволяло экипажам по 12-14 часов находиться в воздухе.

Небольшое количество построенных фирмой "Юнкерс" истребителей Ju-88 до конца 1942 г. не использовалось на Востоке. Изменение этой ситуации было связано с попытками немцев создать противотанковый самолет для борьбы прежде всего с советскими Т-34. За основу взяли тяжелый истребитель Ju-88C, отличавшийся снятыми бомбодержателями, установкой дополнительных топливных баков в бомболюке и заменой остекленного носа металлическим. В нем и в подвесной гондоле монтировалось наступательное вооружение из трех 20-мм пушек и трех пулеметов.

Естественно, это оружие не представляло опасности для танков. Поэтому на основе Ju-88C летом 1942 г. создали модификацию, вооруженную шестью пусковыми трубами для реактивных снарядов (калибра 210 или 280 мм). Но вскоре испытания этого самолета (неофициально названного Ju-88N) прекратили, перейдя к специальному штурмовику Ju-88P-1 с усиленной броней и 75-мм противотанковой пушкой ВК 7,5 смонтированной в контейнере под фюзеляжем. На испытательном полигоне в Рехлине он довольно успешно поражал трофейные Т-34, после чего несколько самолетов этого типа вместе с Ju-87G и Hs-129B свели в специальную экспериментальную группу под командованием О.Вейса. Впоследствии она стала 92-й отдельной эскадрильей и сражалась на Курской дуге летом 1943 г. "Юнкерсы" оказались очень уязвимы для атак советских истребителей, и эта модификация распространения не получила. В дальнейшем основным противотанковым самолетом у немцев стал Ju-87G.

В конце 1942 г. на Восточном фронте в составе бомбардировочные эскадр начали действовать четыре эскадрильи тяжелых истребителей. Первоначально основным назначением Ju-88C была борьба с железнодорожными перевозками. Фашистское командование отмечало большую роль машин из 9(Z)/KG 3,14(Z)27 и 9(Z)/KG 55 в контрнаступлении под Харьковом в феврале 1943 г.

Базировавшаяся в Таганроге 4(Z)/KG 76 имела штурмовики-"ловушки", закамуфлированные под обычные бомбардировщики: поверх отсека с вооружением было нарисовано остекление. Командование "люфтваффе" отлично понимало, что бомбардировочные соединения "восемьдесят восьмых" не могут больше выполнять боевые задачи днем без тяжелых потерь. Однако, программа создания нового самолета Ju-288, несмотря на огромные возлагавшиеся на нее надежды, провалилась. Затянулись работы и над запасным вариантом - более традиционным Ju-188. В то же время большое количество имевшихся Ju-88A обусловило их дальнейшее широкое применение. Свыше двухсот "юнкерсов" в пяти группах участвовали в Курской битве. Особенность их применения здесь - сосредоточение всех ударов на поле боя. Совместно со штурмовиками и одномоторными пикировщиками Ju-88 старались всеми способами "протолкнуть" свои войска через нашу оборону. Теперь широкое распространение получила модификация А-14. Импровизированную установку пушки заменили стандартной, теперь ее ставили в нижней гондоле. Чуть безопаснее чувствовали себя экипажи за более мощной броней. Многие самолеты теперь не имели тормозных решеток. Относительно редко встречалась еще одна модификация - А-15. У нее сократили число огневых точек и экипаж, но увеличили размеры бомбоотсеков, которые теперь вмещали 12 бомб по 250 кг (до этого внутри подвешивались только бомбы по 50 кг). Бомбардировщики "люфтваффе" осуществляли широкий маневр по фронту, непрерывно меняли тактику, но достигнуть поставленных целей не смогли. Лишь 2-3 дня они господствовали в небе, после чего "Яковлевы" и "лавочкины" начали их уверенно перехватывать. Ju-88 оказался среди наименее защищенных машин противника, их потери непрерывно росли.

Чтобы спасти бомбардировочную авиацию от полного перемалывания, в конце июля немцы перебросили большую ее часть в район р.Миус. Там группы "юнкерсов", численностью до сотни каждая, пытались ликвидировать намечавшийся прорыв войск Южного фронта. 30 и 31 июля 1943 г. было зафиксировано до 1600 самолето-пролетов фашистской авиации - почти как под Сталинградом. Вместе с немцами на р.Миус воевали и румыны, на Ju-88 действовала их 5-я бомбардировочная группа. Передача "юнкерсов" союзникам Германии началась еще в конце 1942 г. Тогда румыны получили 50 машин модификаций А и D. Но самолет был непрост в освоении и первые бои выявили слабую подготовку румынских экипажей. Боевые и небоевые потери значительно превышали немецкие. Все три эскадрильи 5-й группы вскоре пришлось вывести на переформирование. Более удачно сражались на Ju-88 финны. Весной 1943 г. они купили 23 машины (еще один самолет разбился при передаче). А в августе того же года 44-я эскадрилья подполковника Б.Габриельсона уже мешала советским войскам наступать в районе Финского залива.

В конце 1943 - начале 1944 гг. стало ясно, что очередного кризиса бомбардировочная авиация немцев уже не переживет. В июле-августе 1944 г. количество отмеченных самолето-пролетов Ju-88 было в 7 раз меньше, чем год назад. Для ударов по наступающим советским войскам привлекались в основном истребители-бомбардировщики и штурмовики, а бомбардировочные эскадры выводили с фронта и перевооружали. На Ju-88 продолжала действовать только 14-я эскадрилья эскадры KG 3.

В 1944 г. приоритет выпуска германская авиапромышленность отдала истребителям. Среди них были и Ju-88C и G (дальнейшее развитие варианта ночного истребителя). Они использовались в основном в ПВО Рейха, но встречались и на Востоке. Летом 1944 г. группа I/NJG 200 в Прибалтике и I/NJG 100 на центральном участке имели несколько "юнкерсов". Последняя серьезно потрепала советскую авиацию дальнего действия во время Белорусской операции. Особенностями действий ночных истребителей на Востоке были почти полная автономность и базирование вблизи железнодорожных узлов. Вскоре после высадки союзников во Франции, немецкая система ПВО рухнула. Ночные "юнкерсы" перебрасывали на Восток, где из них формировали ночные штурмовые группы, учитывая хорошую подготовку и опыт экипажей. Остатки тяжелых истребителей Восточного фронта свели в эскадру ZG 1. Летом и осенью 1944 г. она действовала в Румынии, пытаясь защитить нефтеносные районы от ударов советских войск.

Лучше всего Ju-88 сохранились в разведывательных подразделениях. Кроме уже известной модели D, появилась и принципиально новая модификация Т. Конструкторы фирмы "Юнкерс" на этот раз сделали акцент на максимальное повышение скорости, считая, что это лучшая защита от советских истребителей. У новых машин появились более мощные и живучие двигатели, была облагорожена аэродинамика, сокращено оборонительное вооружение и облегчено бронирование. Аналогичная бомбардировочная модификация S нашла применение главным образом на Западном фронте. Ju-88 с моторами BMW 801G развивал максимальную скорость 568 км/ч на высоте 6200 м. При достижении 7900 м она уменьшалась до 551 км/ч, но использование закиси азота для форсирования мощности позволяло достичь скорости 595 км/ч при "чрезвычайном" режиме работы. Естественно, перехватить и сбить высотного разведчика было нелегко даже днем. Но это удалось 8 марта 1945 г. летчикам В.Рыбину и А.Федотову из 11-го и 102-го гв.иап, вооруженных "Спитфайрами" IX, имевшими отличные высотные характеристики. Установка на Ju-88 еще более мощных моторов Jumo 213 повысила скорость разведчика до 640 км/ч на 8540 м. Изучение одного из таких сбитых самолетов показало, что у них не только высокие летные данные, но и совершенное навигационное оборудование.

Длинноволновая радиостанция имела приставку для самопеленгации, а коротковолновая - автоматическую настройку. В оборудование входил автоответчик "свой-чужой". Поскольку самолет предназначался для действий над морем, то он имел радиовысотомер и локатор для обнаружения кораблей противника. Эти машины совместно с торпедоносцами Ju-88A-17 до конца войны действовали в Арктике против союзных конвоев, но единственным их существенным успехом было потопление фрегата "Генри Бэкон" 23 февраля 1945 г. В конце войны Ju-88 нашли применение в составных самолетах ("мистелях"). Непилотируемые "юнкерсы" заправляли горючим и начиняли взрывчаткой; управлялись они с расположенного сверху истребителя (обычно Bf.109 или FW-190). Над целью "самолет-бомба" отделялся и устремлялся в последнее пике. На Восточном фронте отмечались многочисленные случаи применения "мистелей", особенно при бомбардировках мостов через Вислу и Одер в марте-апреле 1945 г., но без особых успехов.

Подводя итоги, можно сказать, что Ju-88 оказался самым массовым двухмоторным самолетом в истории Второй мировой войны и в истории авиации вообще - их построили ровно 15 тысяч. Одна из причин такой массовости состояла в том, что он оказался очень полезной машиной. Без малого четыре года на Востоке их применяли как бомбардировщики, разведчики, штурмовики, ночные истребители, торпедоносцы...






Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100