главная история авиации авиация второй мировой
   Ju.87 на Восточном фронте
             
         n  


Подготовка к вторжению в Советский Союз началась вскоре после захвата Польши. Уже в октябре 1940 г. вдоль новой советско-германской границы построили аэродромы. Сначала их использовали лишь для испытаний самолетов, но после отвода войск и боевой техники из Греции, Франции и острова Крит эти аэродромы задействовали в подготовке операции "Барбаросса".

На момент вторжения в состав 8-го авиакорпуса входили штаб, И. и III./ StGl с 77 самолетами (57 боеспособных), штаб, I. и III./StG2 с 83 самолетами (46 боеспособных). 2-й авиакорпус имел штаб, I., П. и III./StG77 с 122 самолетами (94 боеспособных). Все соединения входили в состав 2-го воздушного флота генерала Кессельринга группы армий "Центр". На севере в Норвегии в 5-м воздушном флоте дислоцировались 42 Ju-87 (36 боеспособных) из IV (St.)/LGl (по состоянию на 29 июня - 33 Ju-87R под командой капитана А.Блазига) ,39 20 июня 1941 г. "штуки" из I./SIG77 прибыли на аэродром Бяла-Подляска в 50 км от границы с СССР в районе Бреста. Основной задачей группы в первые дни боев на Восточном фронте являлась поддержка с воздуха 2-й танковой группы генерала Г.Гудериана.
Начало восточной кампании для "штук" мало чем отличалось от "блицкрига" на Западе. Потеряв в первые же часы войны значительную часть своих самолетов прямо на аэродромах, советская авиация надолго утратила господство в воздухе. Ju-87 из III./StGl действовали на острие наступающих немецких войск в Белоруссии, а "штуки" из I./SIG2 под командованием гауптмана Х.Хичхольда поддерживали немецкие части, наступавшие в районе Белостока, Вильнюса и Витебска.

Рвущиеся вперед бронетанковые части вермахта постоянно требовали поддержки с воздуха, в итоге только за первую неделю боев эскадра StG1 трижды перебазировалась на необорудованные посадочные площадки и оказалась в 600 км от границы. Для поддержки сухопутных частей наблюдатели люфтваффе при тесном взаимодействии с армейскими командирами координировали удары "штук" по огневым точкам противника, которые гитлеровцы не смогли подавить без помощи авиации. Количество боевых вылетов доходило до шести в день. Как это выглядело с земли летом 1941 г., лучше всего свидетельствуют документальные и художественные публикации К.Симонова. Бесчинствуя на дорогах, забитых беженцами и отступающими дезорганизоваными войсками, гитлеровские летчики могли позволить себе "охотиться" за отдельной автомашиной или повозкой, группой людей или даже отдельным человеком. Но вскоре ужесточившееся сопротивление Красной Армии отучило их от этих привычек. С началом войны против СССР Ju-87 за неубирающиеся шасси получил у бойцов презрительную кличку "лаптежник" ("лапотник" или просто "лапоть"), которая на многие послевоенные десятилетия "прилипла" к этой машине ("штукой" в нашей литературе она стала только в конце 80-х, когда начали печатать западные переводы).

Потери Ju-87 в начальный период войны были незначительны, даже по сравнению с самолетами других типов. Среди множества различных машин, сбитых нашими летчиками 22 июня (30 сбитых +15 тараненных), отмечен всего один Ju-87. Его таранил лейтенант А.И.Пачин из 127-го ИАП в районе г. Гродно между 10 и 11 часами утра. За этот подвиг летчика наградили посмертно.

Вместе с тем уже в первые дни и недели войны многим прославившимся на Западе именитым "штукарям" как следует "досталось на орехи" Менее чем за три недели боев командира III./ StG1 гауптмана Г.Махлке трижды сбивали за линией фронта в расположении советских войск. Дважды он сам выбирался обратно, а в третий раз, 8 июля, атакуя танковую колонну, был тяжело ранен и его вывезла из-за линии фронта специальная поисковая группа. 23 июня 1941 г. Ju-87B из 1.1 StG2 во время штурмовки колонны советских войск на шоссе Каунас-Вильнюс сами попали под огонь советских истребителей. В воздушном бою сбили командира группы Х.Хичхольма. Он сел на вынужденную и был вывезен приземлившимся рядом командиром 3./ StG2 обер-лейтенантом Б.Фрейтагом. Огромная протяженность Восточного фронта заставляла командование люфтваффе быстро перебрасывать соединения пикировщиков с одного участка фронта на другой. Уже 3 июля I./StG77 перебросили на южный фланг Восточного фронта, она действовала с аэродромов в Яссах и Бельцах. В одном из вылетов командир группы обер-лейтенант Г.Брук точным ударом уничтожил мост через Днестр. "Не трогали" только северную группу IV/LG1, весь 1941 г. активно поддерживавшую наступление горнострелкового и 36-го армейского корпусов. Привлекались они и для борьбы с обстреливавшими немецкие позиции кораблями Северного флота. После стабилизации линии фронта группа "штук" (с 1942 г. - I/StG5, командир - гауптман Х.-К.Штепп) стала наносить удары по Мурманскому порту и разгружавшимся в нем транспортам. Атаки союзных конвоев в море были сравнительно редки, так как малый радиус действия позволял атаковать корабли только у входа в Кольский залив. Другими важными целями для базировавшихся на финском аэродроме Рованиеми Ju-87 стали Кировская железная дорога и береговые батареи на полуострове Средний, блокировавшие Петсамо.

В середине лета 1941 г. подразделения "штук" рассредоточили по трем основным направлениям. Группу армий генерал-фельдмаршала фон Лееба, наступавшую на Ленинград, усилили двумя группами StG2, вошедшими в состав 1-го воздушного флота. I./StG2 действовала в районе Ленинграда, озера Ильмень и Волхова, в сентябре 1941 г. неоднократно проводила массированные налеты на Ленинград, Так, 19 сентября в 6 налетах принимало участие 276 "штук".

Неподвижные корабли в гавани Кронштадта, не смотря на сильное зенитное прикрытие, не могли отразить удар групп в 30-40 Ju-87 из I и III/ StG2. 16 сентября 500-кг бомба SD500 попала в линкор "Октябрьская революция", через три дня аналогичное попадание получил линкор "Марат". 21 сентября 1941 г. "штуки" из 7./SIG2 во главе с гауптманом Э.Купфером вновь атаковали корабли Балтфлота в Кронштадте. Бомба, сброшенная Купфером, попала в эсминец ("Гордый" или "Грозящий"), в тот же день X. У.Рудель точным попаданием бомбы SD500 потопил эсминец "Стерегущий" 23 сентября Рудель угодил 1000-кг бронебойной бомбой PC1000RS в носовую часть линкора "Марат", вызвав детонацию боезапаса главного калибра носовой части. Линкор разорвало надвое, носовая часть затонула, но впоследствии моряки сумели оживить две кормовые башни главного калибра, которые в октябре вели огонь по немецким батареям. Другими попаданиями летчики уничтожили лидер "Минск", подводную лодку М-74, сторожевик "Вихрь", тральщик ╧ 31. В этих налетах "штука" Купфера трижды была серьезно повреждена, и трижды он совершал вынужденую посадку в расположении своих войск, в последний раз получив серьезные травмы.

Эскадра StG1 весь 1941 г. действовала на центральном направлении, участвуя в Московской битве. В конце сентября им в помощь на аэродром Велиж в Смоленской области перебросили из под Ленинграда I./SIG2. 30 сентября началась операция "Тайфун" - наступление немецких войск на Москву. В первый же день наступления 2-я танковая группа генерал-полковника Г.Гудериана прорвала левый фланг Брянского фронта и вышла в тыл 13-й советской армии. В октябре Ju-87 из 1.1 StG2 активно атаковали советские части в районе Смоленск - Вязьма - Калинин. В течение 4 октября Ju-87 совершили 152 боевых вылета, атакуя войска в районе Белый - Сычевка -Вязьма. Эскадра StG2 потеряла три самолета, отражая контрудар группы генерала Болдина. Затем Ju-87 совершили еще 202 боевых вылета в районе Брянск - Спас-Деменск, уничтожив 22 танка, в том числе 4 тяжелых КВ-1, около 450 автомобилей и 3 хранилища топлива.34 К 7 октября, когда в районе Брянск - Вязьма в огромном "котле" оказались окружены несколько армий Западного и Резервного фронтов, Ju-87B из StG2 группами по 25-30 самолетов беспрерывно атаковали окруженные войска, не давая им возможности организовать прорыв. В течение только одного дня (7-го) они уничтожили около 20 танков, 34 артиллерийских орудия и около 650 автомобилей (количество уничтоженных автомобилей (450 и 650) представляется сейчас просто фантастическим при том уровне моторизации Красной Армии и больше напоминает "успехи" гитлеровской пропаганды доктора Геббельса. Симптоматичным в данном случае является эпизод, упоминаемый в начале раздела о Ju-87G "Густаве". В неоднократно цитируемой монографии" на с. 187 результат этой бомбардировки просто поставлен "с ног на голову"; отмечено, что 26 июня пилоты StG2 "атаковали в районе Гродно около 60 советских танков и уничтожили 59 из них!", хотя на самом деле был поражен только один.), а 13 октября в районе Вязьмы - еще 23 танка.

В ходе наступления на Москву все увеличивалась мощь сопротивления советских войск. Сильное истребительное прикрытие ПВО Москвы не позволило в полной мере проявить "штукам" свои "пиратские" наклонности. Их участие на главном направлении было ограниченным, хотя осенью в районе Смоленска и Рославля базировались I. и III./StG2, II. и III./StGl, к ним позже присоединилась и StG77 подполковника фон Шенборна.

В декабре 1941 г. зенитная артиллерия Западного фронта вместе с зенитчиками ПВО Москвы сбила 64 немецких самолета, из них 12 Ju-87. По немецким данным (с особой системой зачета, по которой вынужденная посадка на своей территории боевой потерей не считалась, даже несмотря на списание машины) эскадра StG2 с 22 июня по 12 октября потеряла всего 22 машины (около 25% двух воюющих групп). На 27 сентября потерянными числились 146 "штук"39. По немецким данным, до конца 1941 г. всего потеряли 394 Ju-87, из них 281 - безвозвратно. Для сравнения, за период 1 июля 1940 г. - 22 июня 1941 г. потери "штук" во всех Европейских кампаниях составили 477 машин, в том числе 283 ремонту не подлежало.


В СССР на необорудованных полевых аэродромах громоздким, неповоротливым Ju-87 приходилось труднее, чем самолетам других типов. В то же время "штуки" в воздухе и на земле показали себя достаточно неприхотливыми машинами, их техническое обслуживание было достаточно простым и нетрудоемким, что делало эту боевую машину популярной среди летчиков и техников. Например, замену двигателя можно было произвести, лишь развинтив болты, поскольку вся моторная секция была съемной.
Наступившая в последней декаде октября 1941 г. "русская зима" с сильными морозами принесла немцам много хлопот. Подавляющее число авиационных моторов было жидкостного охлаждения, в том числе - Jumo211. Технический персонал люфтваффе некоторое время не мог обеспечить нормальную эксплуатацию авиационной техники.

В конце 1941 г. на вооружение люфтваффе стала поступать "Дора" - Ju-87D. Одна из первых пятерок Ju-87D-1 для StG2 во время перегонки на фронт пропала, попав в снежную бурю. Боевое крещение эта модель получила в феврале 1942 г. на Ленинградском фронте. К весне практически все эскадры "штук" перевооружили на новые машины.

В январе 1942 г. произошла очередная реорганизация штурмовой авиации Люфтваффе. 13 января сформировали II. и III./StG3. Эта эскадра стала четвертой полноценной эскадрой пикирующих  бомбардировщиков после StGl, StG2 и StG77. Одновременно на базе H.(Sch)/LG2 сформировали и первую эскадру непосредственной поддержки войск на поле боя (Schlachtgeschwader) Sch.Gl. 27 января на базе IV.(St)/LGl создали I./StG.

В конце ноября 1941 г. I./StG2 отозвали в Германию на аэродром Бёблин-ген. Планировалось, что после отдыха и перевооружения на новые Ju^87D-l их перебросят в Северную Африку, но уже 6 января 1942 г. I./StG2 снова возвратилась на Восточный фронт, перебазировавшись на аэродром в г.Дно Псковской области. Здесь пилоты I./ StG2 во главе с гауптманом Б.Диллеи участвовали в боях в районе Волхова, Демянска и Холма в Новгородской области, уничтожив при этом один бронепоезд.

В мае 1942 г. 1.1 StG2 снова отозвали с фронта для пополнения и отдыха, но к началу летнего наступления группа снова прибыла на Восточный фронт, уже на самый южный участок. Теперь ее "штуки" поддерживали наступление немцев в районе Воронеж - Калач - Ростов.

Неудачное наступление Красной Армии под Харьковом в мае 1942 г. привело к очередному окружению огромной группировки войск и поставило Красную Армию на грань катастрофы. "Штуки" вновь получили оперативный простор - на огромном пространстве от Харькова до Сталинграда Ju-87 вновь почувствовали себя "королями воздуха". Повторилась картина прошлого лета, когда одиночные "штуки" охотились за отдельными танками, машинами, повозками.

Но там, где советские части стойко оборонялись, зарывшись глубоко в землю, результат был совсем иным. В 1941 г. StG77 в полном составе была переведена на юг, где сражалась под Одессой и Севастополем. Об эффективности действий пикировщиков во время заключительных этапов осады Севастополя свидетельствуют мемуары начальника оперативного отдела штаба Приморской армии майора А.И.Ковтуна:

"29 мая (1942 г.) с семи часов утра авиация противника тремя группами, по тридцать самолетов в каждой, начала бомбардировку и продолжала ее в течение всего дня. Одна группа сбрасывала бомбы на город, вторая - на участок фронта, перекрывавший ялтинскую дорогу, третья - на шоссе Бельбек - Севастополь и прилегающую к нему местность. Бомбежка шла непрерывно. Не успевала одна группа отбомбиться, как ее сменяла другая. Выстроятся в круг и один за другим сбрасывают бомбы. Весь груз каждый самолет сбрасывал в два приема. От дыма разрывов, пожаров и пыли солнце потускнело, заволоклось пеленой. Если на город бомбы сыпались в беспорядке, то на фронте ясно обозначилась полоса бомбометания. Ширина полосы два - три километра. Замысел противника понятен: он начал авиационную подготовку. Зенитки не умолкают. За день совершено двенадцать - тринадцать налетов, в общей сложности свыше тысячи самолето-вылетов, сброшено до десяти тысяч бомб. Весь день мы ждали атаки, но ее не было. Действовала только авиация."

Но, как выяснилось, "наши оборонительные позиции пострадали не очень сильно... только несколько бомб упало в траншеи. Потери в людях незначительны... Значительно больше пострадал город, тылы дивизий и полков... Общие потери - до 200 человек-Многие улицы превращены в руины.

Среди населения есть жертвы. По всей видимости, у авиации противника в Керчи "работы" больше нет, и она переключилась на нас. По примерным подсчетам, в налете принимал участие авиационный корпус".
Вместе с тем массированные бомбардировки нередко приносили тяжелые потери: в Севастополе под бомбами "лаптежников" погиб Командующий ВВС Черноморского флота Герой Советского Союза генерал-майор Н.Остряков. Значительно более успешными, чем по зарывшимся в землю наземным войскам, оказались удары по кораблям Черноморского флота, флот понес наибольшие потери именно от пикировщиков.

21 сентября 1941 г. во время высадки с моря десанта в районе Григорьевки под Одессой "штуки" из I./StG77, несколькими последовательными налетами девяток самолетов повредили и затопили у Тендровской косы канонерскую лодку "Красная Армения", эсминец "Фрунзе" и буксир СП-8. В других налетах поврежден был лидер "Ташкент". 11 ноября в Графской пристани Севастополя затонул крейсер "Червона Украина". Шести разрывов у борта оказалось достаточно, чтобы корабль принял 3300 т воды, накренился и затонул. В конце весны - начале лета 1942 г. немецкая авиация блокировала с моря осажденный Севастополь. В последние дни июня в город Славы могли прорываться только торпедные катера и подводные лодки. 1000-кг бомбы теперь сбрасывали не только на корабли, но и на береговые сооружения. Лейтенант Г.Штюдеманн, адъютант командира I./StG77, точно сбросил одну такую "чушку" на дальнобойную береговую батарею (так называемый форт "Максим Горький).

Успешные действия "штук" по боевым кораблям в Черном море и конвоям в Баренцевом нередко приносили стратегический эффект. На северном ТВД мощная ПВО Мурманска, в которую, вместе с зенитчиками, входили советские и английские истребители, не давала немцам "развернуться" в гавани, но не смогла предотвратить разгром конвоя PQ-17 летом 1942 г. "Штуки" потопили около двух третей следовавших в Мурманск судов, хотя в этой операции отряд 2./SIG5 тоже потерял две трети своих машин. Успех Ju-87 надолго задержал прохождение северных конвоев и оперативную доставку жизненно необходимых военных грузов в СССР.

6 октября 1943 г. в центральной части Черного моря Ju-87 из III./StG77 четырьмя налетами последовательно уничтожили три крупных советских боевых корабля - лидер "Харьков" и эсминцы "Способный" и "Беспощадный". Позднее утверждали, что подобного результата достигли, главным образом, благодаря просчетам командира дивизиона кораблей, не рискнувшего бросить поврежденный лидер и вывести из-под удара эсминцы. Тем не менее, еще почти год, до 9 сентября 1944 г., в Черном море шли боевые действия, а советское Верховное командование, памятуя об этом злополучном дне, больше не желало рисковать крупными боевыми кораблями. Линкор, крейсеры и эсминцы отстаивались в портах Кавказа и не сделали ни одного выстрела по противнику.

К концу лета 1942 г. на Сталинградском направлении действовал весь 8-й авиакорпус, начиная с 3 сентября Ju-87 из StGl, StG2 и StG77 совершали массированные налеты на Сталинград. Общее число немецких самолетовылетов на этом направлении превышало половину общего числа вылетов на всем советско-германском фронте. Только за 23 августа люфтваффе совершили более 2000 самолето-вылетов. В конце сентября в 4 группах Ju-87 находилось всего 68 боеспособных из 131 машин. Вскоре в район Сталинграда прибыла II./StGl, но к концу октября в 5 группах осталось всего 43 боеспособных "штуки" из 102 сохранившихся самолетов. К началу 1943 г. общие потери "штук" стали угрожающими. В II/StGl осталось всего 9 машин, на аэродроме Калач советские танкисты захватили 15 Ju-87D. По советским данным, за второе полугодие -1942 г. одна лишь зенитная артиллерия уничтожила 493 Ju-87. Это был конец триумфа и начало трагедии "штуки" на Восточном фронте, которую не могли скрыть даже отдельные успехи.

Начавшееся 19 ноября контрнаступление советских войск под Сталинградом поставило перед немецким командованием задачу борьбы с большими , группами наступающей бронетехники. Под Рождество 1942 г. "штуки" П./ StG2 под командой Э.Купфера атаковали советские танки, прорвавшиеся к аэродрому в Морозовской. И хотя локальный успех был достигнут - аэродром, игравший важную роль в снабжении окруженной армии Паулюса, еще несколько дней оставался у немцев, массированные налеты Ju-87 не могли кардинально изменить все ухудшающуюся ситуацию.

Возникла необходимость изменения ., тактики, так как стало ясно, что даже при большой концентрации танков и бронемашин пикировщик даже самым точным попаданием бомбы может уничтожить лишь один, максимум два танка одновременно, израсходовав при этом весь запас бомб. Необходимо было либо увеличить численность самолетов, либо разрабатывать новые методы использования пикировщиков.
Командование люфтваффе приняло срочные и кардинальные меры. На Ju-87D установили 37-мм противотанковые орудия Flak 18. В феврале 1943 г. несколько пушечных Ju-87D успешно опробовали в испытательном центре в Рехлине. Затем с самолетов убрали все бомбодержатели, и из них создали специальное соединение Panzer-jagdcommando Weiss на Ju-87D-3 для проведения войсковых испытаний. Выяснилось, что при атаке с кормы трехфунтовые бронебойные снаряды с вольфрамовым сердечником наиболее эффективны для поражения бронетехни-ки. В феврале на Восточный фронт послали экспериментальное противотанковое подразделение (Versuchs-verband fur Panzer-kampfung) на Ju-87G-1. В апреле 1943 г. в боях на Кубани, куда стянули значительную часть боеспособных подразделений "штук", в том числе и эскадру StG2 с новым командиром майором Э.Купфером, на "Густаве" летал X. У.Рудель. Немецкие источники утверждали, что за два месяца его подразделение уничтожило более 1000 малоразмерных целей, сам Рудель потопил около 70 малых десантных судов.

К началу летнего сражения на Курской дуге в составе подразделений пикировщиков создали так называемые Panzerjager Staffelen - эскадрильи истребителей танков, такие как PZ.J.Sta/ StG2, где летал Рудель.

В начале июня 1943 г. для поддержки немецкого наступления южнее Курска сформировали так называемое "боевое соединение Купфер" (Gefechtsverband Kupfer). В него вместе с StG2 вошли I./StGI, Il./StG77 и истребительная группа III./JG3. Незадолго перед наступлением на Курской дуге пилоты IIl./StG1, ведомые гауптманом Ф.Лангом, атаковали цели в районе Курскд, пытаясь нарушить снабжение советских войск. Их целя ми были мост на реке Тим в 100 км восточнее Курска, железнодорожная станция Новосильцы в 60 км восточнее Орла, мост северо-восточнее города Ливны и его вокзал. В попытке раз бомбить железнодорожную станцию Курск группа понесла тяжелые потери от истребителей, из 36 "штук" девять было сбито, столько же серьезно по вреждено.

Операция "Цитадель" началась 5 июля, и в течение дня эскадры StG2, StG77 и Sch.Gl поддерживали наступление 2-го танкового корпуса СС, совершив за день всего 1406 боевых вылетов (в том числе StG2 - 487, StG77 -584). На их счет записали 7 уничтоженных танков, 30 орудий, 70 автомашин, 9 складов боеприпасов и топлива. Общие потери составили всего один FW-190 и один Hs-123. В первые дни наступления летчикам приходилось делать по 5-6 вылетов ежедневно. 6 июля StG2 и StG77 совершили в общей сложности 793 боевых вылета. За день они потеряли шесть "штук", в том числе пять от зенитного огня. 7 июля StG2, StG77 и Sch.Gl сделали 946 боевых вылетов, уничтожив 44 танка, 20 орудий и около 50 автомашин. 8 июля общее число вылетов составило 836, плюс еще 53 вылета совершили Hs-129B-2 с 30-мм противотанковыми пушками. За день уничтожили 88 танков, 5 орудий, 2 установки БМ-13, около 40 автомашин. Потери составили всего две "штуки". 9 июля три эскадры выполнили 882 налета, потеряв два Ju-87, 11 июля - 604, лишившись за день четырех "штук". Всего за 5-11 июля StG2 и StG77 потеряли 14 самолетов, среди погибших пилотов был командир 5./ SIG77 обер-лейтенант К.Фитцнер.

Постепенно немецкое наступление выдохлось, и советские войска перешли в наступление. "Штуки" Купфера в районе Карачева безуспешно пытались остановить советские танки, хотя некоторые военные историки утверждают, что именно "Боевое соединение Купфера" 19-21 июля 1943 г. под Карачевом спасло немцев от "второго Сталинграда".

В середине июля 3-я гвардейская танковая армия, в состав которой входил 1-й танковый корпус, за две недели боев потеряла две трети своей техники, а ведь корпус на 70% состоял из средних танков (574 танка Т-34). Еще более серьезные потери понесла 4-я танковая армия, потерявшая за 10 дней боев 84% "тридцатьчетверок" и 46% Т-70'. В результате советское фронтовое командование подняло вопрос о срочном создании 37-мм зенитного самоходного орудия для борьбы с "Густавами". Но даже эффективные удары по танковым частям, обусловленные прежде всего недостаточным взаимодействием наземных войск и истребительной авиации, не могли остановить наступательный порыв Советской Армии.
В июле-августе группа III./StGl использовала аэродромы в Карачеве, Почепе в 75 км юго-западнее Брянска, и авиабазу Сеща севернее Брянска. В августе - сентябре "штуки" действовали с аэродромов в Полоцке и Гомеле. Основной район налетов находился севернее и северо-восточнее Брянска. Дважды они летали на пределе радиуса действия бомбить танки северо-восточнее Духовщины в Смоленской области. В сентябре - октябре с аэродрома Бобруйска III./StGl, несмотря на нелетную погоду, прикрывала наземные войска в районе Рогачева и бомбила танки, пытавшиеся форсировать Днепр. В середине ноября группу отвели в Вильнюс на отдых и переформирование. Здесь они получили новые Ju-87D. Краткий отдых "разнообразили" всего лишь одним боевым вылетом против партизан под городом Лида.

5 октября 1943 г. произошла реорганизация структур люфтваффе. Если до этого момента эскадры "штук" официально подчинялись командующему бомбардировочной авиации, то теперь их объединили со штурмовыми соединениями и частями (Schlacht - S), подчинявшимися командованию "силами непосредственной авиационной поддержки". Полковник Э.Купфер (как и на Курской дуге), стал первым командующим этими соединениями и, в первую очередь, потребовал перевооружить все группы "лаптежников" на более современные штурмовики FW-190.

18 октября "штуки" официально перестали быть пикировщиками, получив "штурмовые" обозначения SG (Schlachtgeschwader) вместо прежних StG с сохранением старых номеров, т.е. SG1, SG2, SG3 и SG77. Надо сказать, что немцы под впечатлением успешной боевой работы подразделений По-2 стали создавать подразделения ночных бомбардировщиков и штурмовиков. Туда входили различные устаревшие самолеты типа Не-60 и Аг-145, затем ночные штурмовые эскадрильи (Nachtschlachtstaffel) стали вооружать Ju-87D-7 и D-8. Позднее сформировали полки ночных штурмовиков в 1-м воздушном флоте (NSGrl, 3, 11 и 12), во. 2-м воздушном флоте (NSGr9), в 4-м воздушном флоте (NSGr4 и 5), а также два полка в 6-м воздушном флоте.

В ноябре 1943 г. большую часть Ju-87 перебросили с Севера под Ленинград. Оставшиеся в штурмовой эскадре SG5 самолеты в мае 1944 г. передали в состав 1./ и 2./NSGr8, позже на "штуки" перевооружили 3./NSGr8. Общая численность Ju-87B/R в 1941-1942 гг. на северном ТВД колебалась в пределах 33-42 "штук", на 30 ноября 1943 г. сократилась до 13 Ju-87D-5, но 1 декабря 1944 г. на авиабазах Буде и Тронхейм советская авиаразведка зафиксировала еще около 20 "штук".

Ночные бомбардировки в России немцы на Ju-87 совершали аналогично нашим По-2: не давая покоя противнику, изматывая его непрерывными ночными налетами. Около 300 "штук" с глушителями и пламегасителями входили в состав десяти полков Nachtschlachtgeschwader, каждый из них состоял из трех подразделений общей численностью в 60 боевых самолетов. Для проведения ночных атак на территории Италии люфтваффе создали NS69, усиленный за счет ранее созданного NS62, находившегося в Польше. Новые части укомплектовали самолетами Ju-87D-3 и разместили в районе Турина, предприняв серию неудачных налетов на мосты.

Пробыв некоторое время на Восточном фронте, "штуки" из NS61 вернулись в Германию на аэродром в Южном Боннингардте. Здесь соединение пополнили самолетами Ju-87D-3 и D-5, а летчиков тщательно проинструктировали относительно предстоящих ночных 'налетов на огневые позиции артиллерии, бронетехнику и войска противника. Некоторые бомбардировщики оснастили осветительными ракетами для обнаружения целей, они выполняли роль самолетов наведения. Такие "штуки" часто становились жертвами английских ночных истребителей, легко их обнаруживавших. Самолеты из NS62, базирующейся на двух аэродромах близ Кельна, приняли участие в подобных операциях против союзников и в последней крупной операции люфтваффе, начатой 1 января 1945 г. в Арденнах. Позже атаки "ночников" время от времени повторялись, но благодаря хорошо организованной обороне налеты бомбардировщиков на мосты через реку Везер и мост Рема-ген в Голландии оказались неудачными. Последний Ju-87 английский ночной истребитель сбил в самом конце войны, 23 апреля 1945 г.

В январе 1944 г. со Средиземноморья на аэродромы в Псковской области и Прибалтике перебросили эскадру SG3, хотя группа III./SG3 с октября 1943 г. до мая 1944 г. действовала в Крыму, затем недолго в Румынии и перелетела на аэродром Идрица на Псковщине только 1 июля 1944. Противотанковая группа 10.(Pz)/SG3 весной 1944 г. действовала в районе Тирасполя, затем в Крыму и Румынии и прилетела в Вильнюс 4 июля. Группа III./SG1 перелетела на аэродром Полоцк в начале января 1944 г., а 15 марта - в Оршу. Отсюда они летали бомбить советские войска на шоссе Смоленск -Витебск и от сильного огня несли серьезные потери. В марте их вновь отозвали в Вильнюс и перевооружили на FW-190.

К концу войну применение "штук" становилось все более ограниченным как на Восточном, так и на Западном фронтах. По советским данным, потери "лаптежников" от зенитной артиллерии в 1943 г. составили 2700 машин, хотя эта цифра явно преувеличена. Наибольшее количество "штук" числилось в дневной штурмовой авиации люфтваффе к 1 января 1944 г. - 533 (на 1 января 1943 г. - 391, 1 мая - 502, 1 сентября - 414). 

Одними из последних на Восточном фронте большие группы "лаптежников" по нескольку десятков самолетов встречались в мае 1944 г. под Яссами (сказалась эвакуация из Крыма). К 1 ноября 1944 г. в люфтваффе насчитывалось только 213 Ju-87, 1 января 1945 г. -185, к 12 апреля - 200.34
На Западе потери "штук" также возрастали. 22 июля 1944 г. несколько американских "Мустангов" из 307-й эскадрильи 31-го истребительного авиакрыла 15-й воздушной армии в районе польского города Мельце сбили 21 Ju-87D, не потеряв при этом ни одного своего самолета.

Под занавес своей карьеры "штуки" опять "прославились" в Польше, вновь совершая пиратские налеты на беззащитную Варшаву во время вспыхнувшего там восстания в конце лета 1944 г. С аэродрома Океце Ju-87D из NSGr9 безнаказанно бомбили жилые кварталы и слабозащищенные позиции воставших горожан до сентября 1944 г., пока над городом не стали появляться советские истребители.
Соединения "лаптежников" успели проявить себя и в период тяжелых боев в районе озера Балатон в Венгрии в конце 1944 - начале 1945 гг. Позднее отдельные встречи со "штуками" на Восточном фронте еще случались, но " это были уже исключения из общего правила, так как к концу войны осталась только одна дневная группа на Ju-87 - III/SG2.

В последние месяцы и недели войны "штуки" моделей D-7 и D-8 эпизодически использовались на Западном фронте, в основном, под Арденнами и на севере Италии, где они также понесли большие потери.

Последние 174 бомбардировщика модели Ju-87G-2 построили на заводе в Лемвердере, после чего еще в октябре 1944 г. производство всех моделей Ju-87 было прекращено.


"ЛАПТЕЖНИКИ" ПОД ОГНЕМ СОВЕТСКИХ АСОВ

Первые "встречи" советских летчиков со "штуками" состоялись во время гражданской войны в Испании, сохранилось сведения об одной из них, когда под Теруэлем Е.Степанов (автор первого в мире ночного тарана) атаковал "какой-то новый самолет мятежников, у которого в кабине, помимо летчика, есть стрелок с пулеметом, прикрывающий заднюю полусферу..."

Несмотря на то, что в 1941 г. "штуки", в значительной степени, считались устаревшими самолетами, мастерство и опыт летавших на них пилотов компенсировали многие недостатки. Постепенное усиление в ходе войны мастерства советских летчиков, количества и качества наших самолетов все чаще приводило к тому, что "охотник" Ju-87 сам превращался в добычу. Среди наших летчиков "лаптежник" не считался серьезным соперником, и в мемуарах многих асов нет достаточно подробных описаний боев со "штуками"10"12: "Сильный охотник не должен хвастаться, рассказывая, как он подстрелил, скажем, зайца..." - так писал Б.Полевой в "Повеете о настоящем человеке" о Маресьеве, вернувшемся в строй на протезах и сбившем в первом же бою две "штуки".

Главной задачей советских летчиков считалось не увеличить свой личный счет, а прикрыть наземные войска, то есть нарушить строй большой группы Ju-87, сбить ведущего, заставить группу сбросить бомбы на свои войска, не доходя до цели. Так, в основном, стремились действовать все наши летчики, воевавшие "не за премии и награды". Тем не менее отметим, что сбитая "штука" стоила "полторы штуки" -1500 руб. Для сравнения, за сбитый истребитель платили 1000 руб., бомбардировщик - 2000 руб.
Мировым рекордсменом по числу сбитых Ju-87 в одном бою считается ст. лейтенант А.К.Горовец, зам. командира эскадрильи 166-го иап (88 гиап 2-й В А). 6 июля 1943 г. в бою на Курской дуге на Ла-5 он в одиночку уничтожил 9 "штук". Подробности этого уникального боя в деталях неизвестны, но общее количество сбитых Ju-87 зафиксировано документально, хотя вопросы остаются. Расстреляв "поштучно" весь боезапас, беззащитный самолет Горовца стал легкой добычей истребителей противника. За этот бой ему посмертно присвоили звание Героя Советского Союза.

Такого же результата однажды добилась четверка Ла-5 из 41-го гиап, возглавляемая А.С.Куманичкиным, сбив осенью 1943 г. в районе Пиряти-на в одном бою девять Ju-87. 2 апреля 1944 г. на Ленинградском фронте четверка Ла-5 В.Г.Серова из 159 иап сбила семь "штук" и Bf-109.

Обычно в ходе воздушного боя наши летчики сбивали один - два "лаптежника", реже три. Дважды по три Ju-87 в одном бою сбивал Д.Б.Глинка, по одному "хет-трику" на счету К.А.Евстигнеева и Г.А.Речкалова, у него еще один "дубль" (два сбитых в одном бою). Три таких "дубля" имеет А.В.Ворожейкин.
Характерным в данном случае является послужной список нашего самого результативного аса И.Н.Кожедуба9. Из 62 сбитых на его счету 18 Ju-87, причем только один "хет-трик" 2 октября 1943 г. в районе Бородаевки.

Свой боевой счет Кожедуб открыл в день знаменитого боя Горовца 6 июля 1943 г. сбитым Ju-87, а на следующий день уничтожил еще один. Еще всего два раза за войну - 1 и 12 октября 1943 г. он сбивал в одном бою по два "лаптежника".

Нет точных данных, сколько "штук" на счету нашнго другого самого знаменитого аса А.И.Покрышкина. На Кубани он сбил, по неофициальным данным, от 9 до 13 Ju-879, в апреле в одном бою - три "лаптежника", а спустя несколько дней в составе восьмерки "аэрокобр" Р-39 разогнал три девятки "штук", лично сбив пять из них. Летом 1943 г. в боях на юге Украины Покрышкин сбил шесть Ju-87, а в 1944 г., фактически связанный запретом на участие в воздушных боях - четыре Ju-87. Последнюю "штуку" Покрышкин сбил 14 января 1945 г., атаковав ее в наборе высоты после взлета.

У Покрышкина отсутствовало пренебрежение к посредственным летным данным этого самолета. Наряду с другими типами немецких самолетов в его блокноте есть схемы атак Ju-87: "сзади - снизу", "спереди - сверху" и "спереди - снизу"10. Многие его боевые друзья отмечают именно бой с большой группой Ju-87 и Hs-129 16 июля 1944 г. Возглавляя три четверки "аэрокобр" (две ударных и одна прикрытия), Покрышкин встретил в воздухе до 40 Ju-87 и Hs-129 под прикрытием восьмерки FW-190. Одна четверка прикрытия связала боем немецких истребителей, сам Покрышкин с ведомыми проскочил  внутрь построенного штурмовиками оборонительного круга. Он первой же очередью сбил ближайший "юнкере", выполнил левый боевой разворот и снова оказавшись внутри круга, сверху зажег второго, энергичным маневром вышел из-под атаки "фокке-вульфа" и в одиночку сбил еще два штурмовика. Всего в том бою группа Покрышкина уничтожила семь Ju-87, один Hs-129 и два FW-190, наши летчики потерь не имели10.
Достижения других наших асов также выглядят убедительно, например, Ф.Ф.Архипенко из 30 сбитых лично и 14 в группе уничтожил около 20 Ju-87, Н.Д.Гулаев из своих 60 побед (57 + 3) сбил 15 "штук". Столько же на счету К.А.Евстигнеева (53 + 3). По 11 сбили П.И.Муравьев (37 + 2) и А.Д.Якименко (38), семь Ju-87 на счету Ш.Н.Ки-рия (30 +1). По пять "штук" сбили Н.Т.Китаев (34 + 8), В.В.Кирилюк (32 + 9) и А.М.Кулагин (23 +3).

Наиболее полные сведения о сбитых "штуках" собраны по северному ТВД. В 1941 г. там потеряно 16 Ju-87, в 1942 г. - 18, в 1943 г. - 6 и в 1944 г. - 12 Ju-87. Из них зенитной артиллерией сбито 20 машин, истребителями - 12, у 8 причина гибели неизвестна, остальные потери - небоевые.
Но медлительный и неманевренный "лаптежник" отнюдь не был беззащитен. Самой тяжелой и, что особенно обидно, нелепой потерей от "штуки" следует считать гибель 4 марта 1944 г. командира 9-го ГИАП полковника Л.Л.Шестакова (29 сбитых лично и 45 в группе, из них 8 еще в Испании). По воспоминаниям В.Д.Лавриненкова, Шестаков решил поучить своего молодого ведомого, как надо сбивать Ju-87. От точной очереди с близкой дистанции пикировщик взорвался в воздухе. Взрывной волной Ла-7 Л.Л.Шестакова опрокинуло, и самолет сорвался в штопор, высоты для вывода не хватило.

В 1944 г. во время освобождения Крыма в боях принимали участие ночные подразделения на "штуках". Истребители из 8-й Воздушной армии Т.Т.Хрюкина пытались блокировать их аэродромы, определяя начало взлета по огням из выхлопных патрубков. Так продолжалось две ночи, а затем, как вспоминал Е.Я.Савицкий, полеты немцев над Сивашскими переправами возобновились, несмотря на то, что их взлеты не обнаруживали. Лишь после того, как сбили "штуку" с пламегасителями и пленный летчик подтвердил, что они стоят на всех ночных самолетах, изменили тактику блокирования. Всю ночь на взлетные полосы и самолетные стоянки немцев сбрасывали бомбы ОФАБ-50. Только таким образом удалось прекратить ночные бомбардировки Ju-87.









Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100