главная история авиации авиация второй мировой
   Палубные торпедоносцы японских ВМС
             
         n Максим Токарев  

 

На момент начала боевых действий на Тихом океане 7 декабря 1941 года японские ВМС в ряде аспектов являлись самыми мощными и современными в мире. Собственно, сам успех нападения на Пирл-Харбор с военно-технологической точки зрения был бы невозможен без отдельного класса боевых самолетов - палубных торпедоносцев, история которых в Императорском флоте началась с появления в 1923 году на палубе IJNS "Хошо" биплана Мицубиси В1М1, который непродолжительное время спустя был заменен на В2М1/В2М2 той же фирмы. В 1932 году в спор за палубный торпедоносец вмешались набирающий силу 1-й флотский арсенал в г.Йокосука, имеющий собственное КБ и получивший в исторической литературе сходное с частно-фирменным обозначением - Yokosuka,с машиной В3Y1, а также уже хорошо известная к тому времени Накадзима (Nakajima) с опытным B4N1.

Все эти машины были 2-3-х местными бипланами и ничем особенным на фоне современных им европейских и американских самолетов не выделялись. В 1936 на палубную торпедоносную вахту заступил морской палубный ударный бомбардировщик Тип 96 (Yokosuka B4Y, Jean). Это был биплан со скоростью 277 км/ч и дальностью полета в 1574 км, чего было вполне достаточно на то время. Было выпущено 200 таких самолетов.

Но еще годом раньше, в результате ясного понимания специалистами Техбюро морской авиации Императорских ВМС факта наметившегося окончания времени бипланов, им было выпущено требование к спецификации под номером 10-Shi.

Требовался самолет с характеристиками намного выше любых, созданных ранее. Как Mitsubishi так и Nakajima решили посоревноваться за контракт.

Спецификация морского палубного ударного бомбардировщика программы 10-Shi предусматривала скорость по меньшей мере 330 км/ч и общее повышение характеристик, которым не мог соответствовать биплан. Трудность, с которой столкнулись, заключалась в рысканьи на последних стадиях захода на посадку, что могло стать большим недостатком палубного самолета. Посчитали, что это можно преодолеть использованием закрылков, считавшихся новинкой, хотя в ранних формах они использовались еще во время 1-й Миpовой войны.

Проект Nakajima, предусматривавший оснащение радиальным 840-сильным двигателем Nakajima Hikari 2 в капоте NACA с низким сопротивлением, содержал многие новые технические особенности. Он был оснащен гидравлически убираемым шасси, одним из первых на японских самолетах. Это была первая попытка японцев использовать гидросистему подобного типа, и поэтому проблемы, встреченные в ходе испытаний, не оказались неожиданностью. Hо их преодолели, а полученный при этом опыт был использован в конструкции шасси палубного истpебителя программы 12-Shi (позднее Zero).

Пpототип совершил свой первый полет в январе 1937 года и развил скорость в 370 км/ч. Винт изменяемого шага был заменен винтом постоянной скорости, а со второго самолета интегрированные в конструкцию крыла топливные баки были размещены в центроплане. Двигателем стал 770-сильный Hikari 3. Чтобы обеспечить самолету возможность нести или бомбы или торпеды, были созданы разнообразные подвесные узлы, быстро удаляемые или заменяемые техническим персоналом.

Экипаж самолета состоял из трех человек, основное вооружение представляло из себя в целом неплохую парогазовую авиаторпеду тип 91 образца 1931 года, имеющую в ранних версиях боевое зарядное отделение (БЗО) 150 кг смеси тринитротолуола и гексила, дальность хода 2000 м скоростью 41 узел (миль в час), диаметр (калибр) 457мм и вес 794 кг. Сброс торпеды был возможен с высот до 100 м и скоростей до 260 узлов. Подвеска выполнялась пол фюзеляжем на четырехточечном узле крепления, несколько вправо от продольной оси фюзеляжа, с наклоном 9 градусов в нос.

Оборонительное вооружение состояло из одного 7,71 пулемета в задней кабине стрелка. В ходе войны некоторые машины получили на этом же месте спарку таких пулеметов. Автору не удалось найти документальных подтверждений использования на В5N какого-либо другого стрелкового вооружения и оборудования других огневых точек.

В этом виде B5N1 поступил в 1937 на службу во Флот как стандартный торпедоносец и низковысотный бомбаpдиpовщик, которым он оставался до 1944 года. Он был известен как морской палубный ударный бомбардировщик Тип 97 Модель 1. С самого начала службы работа над улучшением характеристик B5N1, как и над любым военным самолетом, продолжалась. В декабре 1939 появилась новая модель B5N2 (Тип 97 модель 2), оснащенная двухрядным радиальным 1000-сильным двигателем Nakajima Sakae с меньшим капотом.

Произвести планируемое полное перевооружение палубных эскадрилий на машины новой модификации японцы не успели, и поэтому в ударе по Пирл-Харбору были использованы обе модели. Всего на 7 декабря 1941 года в строевых частях Императорских ВМС находилось 202 самолета B5N.

Так родилась дальневосточная легенда по имени "Кейт".


B5N2 из авиагруппы авианосца "Акаги", 7 декабря 1941 года



B5N2 из авиагруппы авианосца "Секаку", подвешенная под самолетом торпеда попала в АВ "Хорнет" 26 октября 1942 года, бой у о. Санта-Крус.
 

К началу войны торпедоносная палубная авиация Императорских ВМС была организована следующим образом. Первоначальной командной единицей являлось звено "сётай" (3 самолета), командиром звена был, как правило, петти-офицер, пилот ведущего самолета. Звенья объединялись в эскадрильи "хикотай" (hikotai), командир - саб-лейтенант, несколько (как правило, три) хикотай по 9-12 самолетов объединялись в кокутай (kokutai), являвшийся при палубном базировании торпедоносным подразделением одного авианосца. Несколько разнородных кокутаев составляли коку сентай (koku sentai), - авиакорпус, при палубном базировании - общее авиационное соединение дивизии авианосцев (ДАВ, как правило, два корабля), а те сводились в коку кантай (koku kantai), Воздушный Флот. Такая несколько странная и довольно запутанная структура объяснялась тем, что японские авианосцы изначально были организованы в дивизии двухкорабельного состава, что выливалось даже в такой детали конструкции кораблей, как "островная" надстройка: в 1-ю дивизию входили перестроенные из тяжелых артиллерийских кораблей "Акаги" (с надстройкой по левому борту) и "Кага" (по правому), во 2-ю - корабли специальной постройки "Сорю" ("правая" надстройка) и "Хирю" (левая). Так как при проведении взлетно-посадочных операций предусматривалось совместное маневрирование строем фронта, взлетавший и садящиеся самолеты оказывались как бы в "коробке" из надстроек: предполагалось, что так проще обеспечить сигналопроизводство и общее управление полетами.

Практика подготовки палубных экипажей была исключительно напряженной, элитные кокутаи 1-й и 2-й ДАВ не жалели времени и сил на отработку тактики торпедных ударов, доводя мастерство до филигранного уровня. Это же касалось координации усилий с экипажами пикировщиков - в отработке совместных атак "вэлы" (D3A1) начинали заходы на цель чуть раньше торпедоносцев, чтобы успеть отвлечь на себя часть зенитной артиллерии и частично ее уничтожить, а также, насколько возможно, повредить атакуемый корабль, сбрасывая 250-кг бронебойные бомбы с высоты менее 100 метров. Вслед за этим, без перерыва, в атаку выходили "кейты", сбрасывая торпеды с упреждением в дистанции 600-700 метров до цели, причем с разных курсовых углов. Против такой тактики, исполняемой с высочайшим профессионализмом, старые американские линкоры и большие авианосцы типа "Лексингтон", имеющие радиус циркуляции более километра, не имели никаких шансов, что и подтвердилось позже в Коралловом море:

В конце ноября 1941 года то, что называлось "Кидо Бутай" - Ударное Соединение, предназначенное для нападения на Пирл-Харбор, находилось в бухте Танкар пустынной и холодной Курильской гряды. На шести авианосцах трех дивизий находилось 142 машины B5N1 и B5N2:

1-я ДАВ: - "Акаги" - 27; - "Кага" - 27;
2-я ДАВ - "Сорю" - 18; - "Хирю" - 18;
5-я ДАВ - "Секаку" - 27; - "Дзуйкаку" - 27.


Торпеды тип 91 мод.2 на палубе "Акаги", бухта Хиттокаппу, конец ноября 1941 года. В центре бухты на якоре АВ "Хирю", над БЗО правой торпеды - один из кораблей 5-й ДАВ: "Секаку" или "Дзуйкаку", вид с кормы.

Все машины несли условные знаки, указывающие на принадлежность к той или иной части (алфавитно-цифровые коды на хвостовом оперении, цветные полосы на фюзеляже). Горизонтальная полоса на киле означала командирский самолет.

*Самолеты 1-й ДАВ:
  "Акаги" - "AI-..." и одна красная полоса на фюзеляже.
  "Kara" - "AII-..." и две красные полосы на фюзеляже.
*Самолеты 2-й ДАВ:
  "Сорю" - "BI-..." и одна голубая полоса на фюзеляже.
  "Хирю" - "BII-..." и две голубые полосы на фюзеляже.
*Самолеты 5-й ДАВ:
"Секаку" - "EI-..." и одна желтая полоса на фюзеляже.
"Дзуйкаку" - "EII-..." и две желтые полосы на фюзеляже.
Горизонтальные полосы на киле означали:
- Три полосы - машина командира кокутая (полка).
- Две полосы - машина командира хикотая (эскадрильи).
- Одна полоса - машина командира сётая (звена).
Окраска машин:
- B5N2 ("Акаги" и "Kara") -верхние стороны и борта зеленые, нижние стороны серые.
- B5N2 ("Сорю" и "Хирю") - зелено-коричневый камуфляж, днище серое.
- B5N2 ("Сёкаку") - целиком выкрашены в серый, на верхней сто-роне крыльев и на фюзеляже зеленые пятна.
- B5N2 ("Дзуйкаку") - зеленый камуфляж на верхней стороне и бортах, серое днище.
Порядковые номера находились на нижней стороне крыла. Номера были достаточно большого размера и дублировались на щитках шасси.

Удар по тяжелым кораблям в мелководной гавани Пирл-Харбора в целом был спланирован с учетом ноябрьского 1940-го года удара английской палубной авиации (FAA) с авианосца "Илластриез" по итальянским линкорам в Таранто, в результате которого два корабля были выведены из строя надолго, один ("Конте ди Кавур") - навсегда. Коммандер Минору Генда, в будущем начальник оперативного отдела штаба Кидо Бутай, организатор и разработчик воздушной атаки Пирл-Харбора, в то время смог подробно ознакомиться с организацией подобной операции, являясь военно-морским атташе в Великобритании. Но проблемы, стоящие перед японцами, были серьезнее - глубины Пирл-Харбора почти наполовину меньше, чем в Таранто. Поэтому на торпедах был предусмотрен ряд специальных регулировок: оснащение новым гидростатом, который обеспечил уменьшение на 2 м глубины погружения торпеды после сброса, разработка специальных дополнительных деревянных стабилизаторов, а также отработана специальная методика выполнения атаки с параметрами: сброс торпеды с высоты 10 м при скорости 185 км/ч и угле пикирования 1,5 град., дальность до цели, необходимая для взведения взрывателя, не менее 200 м. При проверке во время учений в сентябре 1941 в полигонных условиях у о.Сикоку, этот способ дал около 80 % попаданий.


Торпеды тип 91 мод.2, оснащенные деревянными хвостовыми стабилизаторами.
 

7 декабря 1941 года в 6:00 утра с палуб авианосцев, находившихся в 230-240 милях от Оаху, начали взлетать самолеты первой волны. Основную ударную силу составили B5N2. С "Акаги" стартовало 27 B5N2 и B5N1, с "Кага" - 26. Еще по 18 B5N2 поднялось с "Хирю" и "Сорю", всего 89 самолетов. 40 из них несли по одной торпеде. Торпедоносцами командовал лейтенант-коммандер Сигехару Мурата, командир авиагруппы "Кага". С 07.49 по времени Оаху, когда начал заход на цель первый самолет, до 08.01, когда в цель попала последняя сброшенная торпеда, "кейты" записали в свой актив один потопленный и три тяжело поврежденных линейных корабля Тихоокеанского флота США. Из 40 торпед в цели попали 22:


ЛК "Невада", 1 торпеда, B5N1 c "Акаги", поврежден.

ЛК "Оклахома", 9 торпед, B5N1 c "Акаги", B5N2 c "Сорю" и "Хирю", погиб.


ЛК "Калифорния", 3 торпеды, B5N2 c "Акаги", B5N1 с "Кага", поврежден.


ЛК "Вест Вирджиния", 9 торпед, B5N2 c "Кага", "Хирю", "Сорю", поврежден.
 

Старый линкор "Оклахома", перевернувшись, уткнулся мачтами в илистое дно, став вместе с разрушенной взрывам погребов главного калибра в результате попадания 800-кг бомбы "Аризоной", погибшим безвозвратно. Более современная "Вест Вирджиния", хотя и получила такое же количество торпед, вызвавших большие жертвы, благодаря лучшей остойчивости, села на дно бухты на ровном киле. Это (см. схему повреждений) и обусловило сильные повреждения надводного борта и даже надстроек - последние торпеды попадали уже в наполовину затопленный корабль, взрываясь НАД броневым поясом, что производило огромные разрушения.

В ходе атаки погибли пять самолетов типа B5N, все - от зенитного огня.

В последовавших непосредственно вслед за нападением на Пирл-Харбор высадках десантов на атоллах и островах Тихого океана, ударах по Австралии и рейду в Индийский океан палубные "кейты" применялись как горизонтальные бомбардировщики, что было второстепенной их работой и не входит в контекст данной статьи. В период проведения рейда на Шри-Ланку соединением вице-адмирала Т.Нагумо, в Индийском океане действовало оперативное соединение адмирала Д.Одзава во главе с легким авианосцем "Рюйдзё", занимаясь пресечением союзнических коммуникаций. Сумма потопленного тоннажа составила около 100 тыс. тонн. В распоряжении автора нет достаточных данных, чтобы утверждать, что 15 B5N2 с "Рюйдзё" использовались для торпедных атак на суда, но полностью отрицать этого нельзя.

Меж тем оперативные планы адмирала Ямамото продолжали осуществляться. В конце апреля 1942 года в базу Трук на Каролинские островах прибыли авианосцы "Сёкаку" и "Дзуйкаку". Вместе с легким авианосцем "Сёхо" они должны были обеспечить прикрытие сил вторжения в Порт-Морсби, Новая Гвинея . На двух ударных японских авианосцах находились 42, а на "Сёхо" - 9 "кейтов". Эти корабли вместе с 7 тяжелыми и 3 легкими крейсерами, гидроавиа-транспортом "Камикава-Мару" (8 гидросамолетов типа E8N2) и 13 эсминцами вышли в море 30 апреля, не зная, что их намерения уже известны американцам, сумевшим ранее расшифровать японские секретные коды.

Американское соединение TF11 во главе с "Лексингтоном" (контр-адмирал Орби Фитч) 1 мая присоединилось у о.Эспириту-Санто к TF17, которым командовал контр-адмирал Фрэнк Флетчер (флаг на "Йорктауне"). В ангарах авианосцев насчитывалось 42 неплохих истребителя F4F "Уайлдкэт", 74 отличных пикирующих бомбардировщика SBD-2 и -3 "Донтлесс" и 25 торпедоносцев TBD "Девастейтор", которые, превосходя "кейты" оборонительным вооружением и размерами, были существенно тихоходнее и имели вполовину меньшую дальность. Кроме того, экипажи торпедоносных эскадрилий американских авианосцев почти не имели боевого опыта, да и тактика их использования - атака последовательным сбросом торпед с одного направления, - явно устарела. Ну и, конечно, главной проблемой американских торпедоносцев, как палубных, так и базовых, были авиаторпеды Мк13, которые при массе около 900 кг несли 270 кг взрывчатки, но имели крайне ненадежные приборы удержания глубины хода и взрыватели, а главное - обладали скоростью хода всего 33 узла. Вообще, довоенные документы по организации боевого использования палубной авиации США, в отличие от японцев и англичан, трактуют основным ударным средством именно 500-фн (227-кг) и 1000-фн (454-кг) бронебойные бомбы пикирующих бомбардировщиков.

Силы прикрытия двух авианосцев под общим командованием вице-адмирала Ф.Флетчера состояли из семи тяжелых крейсеров, 1 легкого и 13 эсминцев.

Утром 7 мая разведчики SBD "Йорктауна" донесли об обнаружении двух авианосцев и четырех тяжелых крейсеров в 260 милях к северо-западу, и с обоих авианосцев поднялись в воздух ударные авиагруппы. В 10.30 SBD ударной группы с "Лексингтона", случайно обнаружив действующий особняком "Сёхо", добились близкого разрыва 454-кг бомбы, который сбросил в воду сразу 5 готовящихся к взлету "кейтов". Через 15 минут прибыла ударная группа с "Йорктауна", и "Сёхо", получив попадания примерно 13 454-кг бомб и 7 торпед, в течение десяти минут исчез с поверхности воды. Потери американцев составили 3 самолета.

Тем временем "кейты" с "Сёкаку" и "Дзуйкаку" обнаружили и безуспешно атаковали танкер "Неошо" и эсминец "Симс", приняв их за авианосец и крейсер. Раздосадованные пилоты, зря потратив торпеды, вызвали пикировщики, и те без особых проблем отправили обе цели на дно. Вечером одну из японских групп, вылетевшую на поиск реальных авианосцев почти в темноте и потому не имевшую истребителей прикрытия ("зеро" не имели никакого навигационного оборудования для ночных полетов), уничтоживших "Сёхо", на обратном пути перехватили американские F4F. Ценой гибели двух своих машин они сбили 9 слабозащищенных и неповоротливых "кейтов".

Ночь с 7 на 8 мая осталась в истории благодаря одному из пилотов "кейтов" с "Секаку", который, обнаружив в темноте освещенный "Лексингтон", принял его за свой корабль и прервал глиссаду уже почти в самом ее конце, рассмотрев огромную дымовую трубу "американца".

В 10.55 08 мая 1942 года, радар "Лекса" обнаружил в 80 милях приближающиеся 69 целей, 18 из которых были "кейтами". 8 F4F и 23 SBD "Лекса", находящиеся в воздухе, попытались перехватить японцев, но без особого успеха.

Атака началась в 11.18, "донтлессы" сбили два "кейта" еще до выпуска ими торпед, но затем их сковали боем японские истребители. Из оставшихся торпедоносцев шесть атаковали "Лексингтон" с двух сторон. Здесь и сказались недостаточная маневренность огромного корабля и слабость его зенитных средств. Первый заход торпедоносцев завершился безрезультатно: три торпеды прошли за кормой, две - вдоль правого борта и одна параллельно им с левого. Но три следующих "кейта" сбросили торпеды с дистанции менее 650 метров. Две "рыбки" тип 91 мод.2 (вес БЗО 205 кг) одна за другой попали в левый борт - в носовую часть и под надстройку. При этом еще один "кейт" сбили зенитки. В конце атаки "донтлессы" сбили еще два "кейта".

Вот как дальнейшая судьба "Лекса" описана в монографии С.В. Сулиги "Авианосцы типа "Лексингтон":

"После попадания торпед "Лексингтон" получил крен на левый борт в 7 градусов, скорость упала до 20 узлов. В трех местах возникли пожары, не представлявшие сначала большой опасности. Но от сильных ударов корпус корабля получил значительные деформации , из-за чего самолетоподъемники заклинило в верхнем положении, а цистерны с авиабензином потеряли герметичность. В замкнутом пространстве огромного ангара, несмотря на непрерывную работу всех вентиляторов, концентрация паров бензина стала угрожающе расти.

В 12.47 в ангарной палубе произошел сильный взрыв, причиной которого стала искра от одного из генераторов. Затем последовали взрывы боезапаса и сильные пожары, с которыми удавалось бороться с переменным успехом. Но в 14.45 последовал новый взрыв паров бензина, и через полчаса авианосец прекратил все взлетно-посадочные работы, запросив "Йорктаун" принять его самолеты. В районе главного командного поста начались большие пожары, связь с ним прервалась, прекратилась подача электроэнергии, вышла из строя большая часть противопожарного оборудования. Аварийным партиям приходилось протягивать с носа и кормы длинные шланги, в которых с трудом удавалось поддерживать напор воды. Огонь на корабле продолжал распространяться, взрывы участились, полетная палуба местами накалилась докрасна. Сильно нагрелась носовая переборка МО, из-за чего носовое, а затем и кормовое МО пришлось покинуть. Примерно в 16.00 новый взрыв разворотил полетную палубу, и спустя полчаса корабль потерял ход.

Все это время командир авианосца находился на мостике, а старший помощник руководил борьбой за живучесть на местах, подбадривая личный состав, работавший уже при свете ручных фонарей. После падения давления в пожарной магистрали к борту "Лекса" подошли эсминцы, пытаясь тушить пожары своими маломощными средствами. Но к 17.00, когда пожар распространился по всему кораблю, создалась угроза взрыва погребов с бомбами и торпедами. Всех раненых уже эвакуировали, и в 17.07 оставшимся аварийным партиям был отдан приказ оставить корабль. К заходу солнца эсминцы сняли с "Лекса" 2735 человек. Капитан 1 ранга Ф.Шерман покинул корабль последним...

Вскоре в средней части авианосца произошел взрыв погреба с торпедами, но только после 20 часов, получив еще 4 торпеды с эсминца "Фелпс", "Лексингтон" начал медленно погружаться в воду. Тонул он без крена и дифферента, что делало честь его создателям. Последний взрыв погребов произошел, когда над палубой уже начали смыкаться волны. Всего с кораблем погибло и пропало без вести 216 человек и 36 самолетов".

Этот так подробно описанный эпизод Большой Тихоокеанской войны стал наиболее показательным успехом самолетов с красивым именем "Кейт", так как гибель "Леди Лекс", самого большого (35 тыс. тонн, 90 самолетов) и мощного тогда авианосца в мире, была вызвана именно двумя попаданиями авиаторпед. Все остальные громкие победы B5N2, да и вообще палубных торпедоносцев японского флота, не были настолько "чистыми".



Гибель "Леди Лекс"
 

Далее события развивались стремительно. Поврежденный американскими пикирующими бомбардировщиками "Секаку" и потерявший почти всю авиагруппу "Дзуйкаку" не смогли участвовать в крупном и, как оказалось, переломном сражении большой тихоокеанской войны - Мидуэйском.

В отличие от боя в Коралловом море, подробная остановка на ходе этого сражения не входит в формат данной работы. Одно несомненно - именно задержка адмирала Т.Нагумо с применением "кейтов" по прямому - противокорабельному - назначению, и стоила японцам так дорого. В результате способными нанести удар по обнаруженным силам TF17 под командованием все того же адмирала Ф.Флетчера оказались лишь десять самолетов и экипажей из авиагруппы АВ "Хирю" .Справедливости ради надо отметить, что один из этих самолетов успел перелететь с горящего "Акаги", а "кейт" командира авиагруппы "Хирю" лейтенанта Томонага не мог вернуться обратно - во время атаки Мидуэя был пробит и не подлежал ремонту левый крыльевой бак.

Тем не менее, десять самолетов, разбитых на две группы под командованием офицеров Томонага и Хасимото, в сопровождении 6 истребителей "Зеро" вылетели для атаки поврежденного пикировщиками американского авианосца (CV-5 "Йорктаун"). К этому времени, 14.40 по Мидуэю 04.06.42 "Йорктаун" потушил пожары от трех бомбовых попаданий с пикировщиков того же "Хирю" и смог ввести в строй часть котлов, обеспечив ход 19 узлов. Но этого оказалось крайне мало... При проходе ордера TF17 три "кейта" были сбиты истребителями F4F из эскадрильи VF-3, один - кораблями охранения, но остальные смогли попасть двумя торпедами в левый борт "Йорктауна", нанеся фатальные повреждения машинным отделениям корабля с полным разрушением турбогенераторов. На выходе из атаки был сбит еще один самолет. Оставшийся без энергии и получивший в течении трех минут крен в 26 градусов "Йорктаун" был спешно оставлен командой, как оказалось, преждевременно - корабль обладал неплохим запасом остойчивости. Но такое поспешное бегство привело к непоправимой потере времени, и в результате через сутки буксируемый корабль был атакован и потоплен японской подводной лодкой I-168, которая смогла уйти от преследования. И хотя успех вывода из строя "Йорктауна" всецело принадлежит палубным торпедоносцам "Хирю", корабль вполне можно было спасти, будь американцы решительнее и расторопнее.


"Йорктаун" без хода, после атаки торпедоносцев с "Хирю". Мечта командира любой подводной лодки.


Флагман 2-й ДАВ "Хирю". Выход из Курэ, май 1942 года.
 

Вместе с четырьмя авианосцами 1-й и 2-й дивизий Императорских ВМС погибло значительное количество пилотов и членов экипажей торпедоносцев. В отсутствии стройной системы подготовки кадров палубной авиации, которая, кроме качества прививаемых навыков, давала бы еще и количество, необходимое для восполнения боевых потерь, этот факт реально означал время наступления "черных дней" уцелевшего авианосного флота.

Следующий, предпоследний шанс потрепать хоть и удачливые, но и весьма уязвимые авианосцы тихоокеанского флота США представился той же сладкой парочке: "Секаку" и "Дзуйкаку" во время так называемого сражения у Восточных Соломоновых островов 24-25 августа 1942 года.

В августе 1942 года главной задачей флота было взять под контроль Соломоновы острова, но для этого сначала требовалось выбить американцев с Гуадалканала. В операции участвовал ударный отряд вице-адмирала Нагумо, в составе 1-й ДАВ ("Сёкаку" и "Дзуйкаку"). На "Сёкаку" и "Дзуйкаку" базировалось 147 самолетов, в том числе 36 B5N2. Кроме того, к операции привлекался малый авианосец "Рюйдзё" (9 B5N2), в задачу которого входило проведение диверсионных операций и нанесение отвлекающих ударов.

24 августа под удар попадали авианосцы "Саратога" и "Энтерпрайз", занятые ударами по наземным целям и повторившему "коралловую" судьбу "Сёхо" "Рюйдзё". Существенной ошибкой японцев можно считать отказ от применения B5N2, которые весь бой провели в резерве на палубах авианосцев 1-й ДАВ. И это не взирая на то, что "Энтерпрайз" был довольно сильно поврежден пикировщиками, загорелся и потерял способность производить полеты. Ремонт корабля занял более двух месяцев.

Качество подготовки и отсутствие боевого опыта превратились в настоящую беду для японской палубной авиации. Неудивительно поэтому, что следующий успех, по сути, явился и последним, если говорить собственно о действиях палубных торпедоносцев.

Именно 26 октября 1942 года, стараясь уничтожить два американских авианосца "Энтерпрайз" и "Хорнет", погиб Сигехару Мурата и почти все остальные ветераны Пирл-Харбора и Мидуэя, причем задача было решена только наполовину.

Накануне, 25 октября штурмовые части 17-й армии на Гуадалканале доложили, что уже захватили взлетные полосы аэродрома Хендерсон. Это не соответствовало действительности и повлекло серьезные последствия. Захват аэродрома был сигналом к началу следующей фазы операции. В состав сил японского флота входили переформированные незадолго до этого 1-я ("Сёкаку", "Дзуйкаку" и "Дзуйхо") ДАВ вице-адмирала Нагумо и 2-я ("Дзуньё", однотипный "Хийо" устранял последствия аварии машин на Труке) ДАВ контр-адмирала К.Какута. Американским авианосным соединением ("Хорнет" и "Энтерпрайз") командовал заменивший Ф.Флетчера контр-адмирал Томас Кинкейд, грамотный и проницательный флотоводец, не имевший, однако, никакого опыта руководства действиями авианосных сил.

26 октября "Энтерпрайз" отправил на разведку несколько SBD из VS-10 и VB-10. Разведку вели и японцы. Некоторые "донтлессы" столкнулись в воздухе с японскими самолетами и завязали поединки. Два SBD из VB-10 (лейтенанты Стронг и Ирвин) сумели сбросить бомбы на корабль, идентифицированный ими как "Секаку", который в действительности был легким авианосцем "Дзуйхо". Обе бомбы попали в цель и "Дзуйхо" потерял боеспособность. В это же время с палуб "настоящего" "Секаку" и его "счастливого" собрата ("Дзуйкаку" - "Счастливый Журавль") поднимались самолеты, которые должны были нанести удар по соединению Кинкейда. В 7:10 в воздухе были уже 22 B5N2 с обоих кораблей. В 8:00 к цели, не дожидаясь результатов атаки, ушла вторая волна, в т.ч. 17 B5N2 c "Дзуйкаку". Всего против кораблей Кинкейда вылетело 138 самолетов, в том числе, 39 торпедоносцев B5N2.

9:10 японские самолеты атаковали американскую эскадру. Хотя Кинкейд к этому времени имел в воздухе 52 F4F, наведение истребителей осуществлялось с "Энтерпрайза" из рук вон плохо, к тому же непосредственно в момент начала атаки "Скачущий Призрак" (одна из кличек "Энтерпрайза") неожиданно вошел в полосу сильного дождевого шквала, который, возможно, спас ему жизнь. Целью японцев стал "Хорнет". Вообще, удар по "Хорнету" силами смешанной ударной группы "Секаку" и "Дзуйкаку" явил собой образец согласованных по месту и времени атак разнородных сил авиации: в течении четырех минут а авианосец попало пять бомб и две торпеды, врезались сбитый пикировщик D3A1 "Вэл" командира авиагруппы "Секаку" коммандера Мамору Секи и поврежденный огнем кораблей сопровождения "кейт" с "Дзуйкаку", не сумевший сбросить торпеду.

Опять повторилась ситуация с "Йорктауном" - обе торпеды попали в район кормовых МО. Корабль полностью лишился хода и управляемости, получил крен 8 градусов, но сохранил часть энергетики, что позволило бороться с многочисленными пожарами.

Но победа для японцев оказалась пирровой: было сбито 24 самолета, в т.ч. 10 B5N2. Еще 14 машин получили серьезные повреждения и не дотянули до авианосцев. Всего из 138 машин первого эшелона японцы потеряли 38 самолетов.

Тем временем в атаку перешли самолеты второй волны. Их целью стал "Энтерпрайз". Пикировщики сумели точно положить две бомбы, причем повреждения от них оказались менее опасными, чем в случае с "Хорнетом". Возникшие пожары быстро ликвидировали аварийные команды. В 10:30 на сцене появились торпедоносцы второй волны под командованием небезизвестного Сигехару Мурата. Обнаружив неподвижный пылающий "Хорнет", Мурата приказал своим пилотам не расходовать торпеды попусту и занялся поисками "Энтерпрайза", который до сих пор с переменным успехом прятался в дождевых шквалах. Обнаружив "Биг Э" (вторая кличка "Энтерпрайза"), Мурата передал в эфир: "Всем самолетам атаковать!". Это были его последние слова. Разделившись на две группы, темно-зеленые "кейты" пошли навстречу сверкающим трассам новых 40-мм "бофорсов" и серо-голубым "уайлдкэтам" боевого воздушного патруля. Командир звена истребителей из VT-10 Стэнли Вейтаса сбил в этой атаке три "кейта". Искусно маневрирующий на 32 узлах "Энтерпрайз", под умелым руководством кэптена Осборна Хардисона и своей счастливой звездой, уклонился от всех сброшенных торпед, одна из которых прошла всего в 30 метрах от кормы корабля. Большинство японских самолетов было сбито. Это был явно плохой день для этой волны японских торпедоносцев - в замешкавшийся тяжелый крейсер "Портленд" из охранения "Энтерпрайза" попали три торпеды, но ни одна из них не взорвалась.

В это же самое время один из "кейтов" с подвешенной торпедой, видимо, поврежденный зенитным огнем и потерявший управление, врезался в надстройку эсминца "Смит", превратив всю носовую часть корабля в погребальный костёр. Этот пожар удалось потушить, только "окунув" эсминец в высокий бурун в кильватере идущего 30-узловым ходом линкора "Саут Дакота".

В это время экипаж "Хорнета" отчаянно старался дать ход, пытаясь запустить часть котлов и один неповрежденный турбозубчатый агрегат правого борта. С кормы тяжелого крейсера "Нортхемптон" завели тросы для буксировки тяжело раненного авианосца.

Однако буксировка корабля была сорвана последующими атаками "Дзуйкаку" и "Дзуньё". В ходе одной из них, третьей по счету (15.20 26.11.42, 12 B5N2, но только половина из них несла торпеды, остальные были вооружены 250-кг бомбами), "Хорнет" получил еще одну торпеду, сброшенную "кейтом" из авиагруппы "Дзуньё":


15.22 26.11.42. Роковая торпеда авианосца "Хорнет" - белый всплеск справа. Через сорок секунд она попадет в топливные танки авианосца. В круге - выходящий из атаки B5N2 "Кейт" с авианосца "Дзунье".
 

Попадание, а затем новые атаки пикировщиков с того же "Дзуньё" вызвали новые пожары и лишили бывшего командира прославленного "Энтерпрайза" контр-адмирала Дж. Мюррея, командовавшего соединением, надежды спасти "Хорнет". В 15.50 командир "Хорнета" кэптен Мэззон отдал приказ оставить корабль.

До наступления темноты американцы снимали команду и обсуждали возможности продолжения буксировки, но известия о приближении надводных сил японцев (авангард контр-адмирала Абэ) заставило оставить упорно не желавший тонуть, наполовину выгоревший и неподвижный "Хорнет, пнув его напоследок артиллерией и торпедами, впрочем, без особого эффекта.

Два японских эсминца, обнаружив в предутренней тьме пылающие останки корабля, которые нельзя было как-либо использовать, добили его торпедами:

На этом эпизоде, стоившем, между прочим, японцам никак не менее 100 палубных экипажей с остатками последнего боевого опыта, и кончается история побед палубных торпедоносцев Императорского флота во Второй Мировой войне на Тихом океане.

Весь 1943 год и половина 1944 палубная авиация Японии существовала чисто номинально, частично участвуя в мясорубке Соломоновых островов с береговых аэродромов, что выходит за рамки темы. Впрочем, B5N2 и там не добились особых успехов, если не считать уникальную ночную атаку авианосца "Интрепид" 17 февраля 1944, - уникальную не единственным попаданием в корму, относительно легко повредившим новый мощный корабль, а тем, что все семь участвовавших в атаке самолетов из авиагруппы "Секаку" успешно вернулись на аэродром Трук.

Стремительно устаревающий "кейт" летом 1944 года был заменен на палубах уцелевших японских авианосцев своей, по сути, глубокой модернизацией - B6N1 "Тензан".


B6N1 из авиагруппы авианосца "Хийо", 19 июня 1944 года, Марианское сражение
 

Получивший 1800-сильный двигатель, более "чистый" аэродинамически и скоростной, этот самолет сохранил и все недостатки "кейта" - непротектированные топливные баки в плоскостях, отсутствие "переднего" стрелкового вооружения и внешнюю подвеску все той же торпеды тип 91, правда, прогрессировавшей в сторону увеличения массы взрывчатки БЗО (305 кг), уменьшения дальности (1500 м) и повышения порога скорости сброса до 350 узлов - тип 91. мод 4 "усиленная", 1943 год.

В отличие от предшественника, этот самолет, получивший американскую кличку "Джилл", не смог сделать и сотой доли того, что приписано "кейту". Слишком уж неравными стали силы - отсутствие опытных экипажей и слабость истребительного прикрытия привели к тому, что почти все подтвержденные успехи "джилла" достигнуты в роли камикадзе. Автору не удалось найти свидетельств успешности этого самолета в роли палубного торпедоносца. Вероятно, авторство одного из торпедных попаданий в КРЛ "Хьюстон" 14-16 октября 1944 года, принадлежит B6N2, но даже в этом случае он действовал с аэродрома Формозы (Тайвань). В то время как подавляющее большинство из 90 находившихся на 7 авианосцах Дай Ичи Кидо Кантай - "1-го Мобильного флота" адмирала Д.Одзава "джиллов" погибли в бесплодных атаках TF58 и на 3-х потопленных в Марианской битве авианосцах, 19-20 июня 1944 года. На двух авианосцах с наиболее короткими полетными палубами, "Титосэ" и "Тийода", в этой битве участвовали и старушки "кейт", впрочем, тоже безуспешно.

Последним случаем боевого применения палубных торпедоносцев стала, судя по всему, эпическая Филиппинская битва 23-26 октября 1944 года. Все 25 B6N2 и 4 B5N2, находившиеся на 4-х авианосцах Одзавы, погибли в воздушных боях, вместе с авианосцами или на береговых аэродромах после безрезультатных ударов по американским кораблям.

Кроме упомянутых самолетов, для исполнения роли палубных торпедоносцев были созданы B7A "Рюйсэй" и ударный вариант палубного разведчика C6N1-B "Сайун". Но по разным причинам, и в первую очередь из-за отсутствия самих авианосцев, нехватки сырья и проблем с доводкой в изолированной от источников материалов стране, эти вполне конкурентоспособные и даже выдающиеся машины в данной роли так и не выступили.

Подводя итог применению палубной торпедоносной авиации Японией во второй Мировой войне, можно сделать два основных, только их касающихся вывода:

1. Боевая устойчивость палубного торпедоносца гораздо ниже этого показателя для многомоторных базовых самолетов, поэтому отсутствие или слабость истребительного прикрытия означают весьма малую его результативность;

2. Гибель в бою самолетов этого класса с экипажами более вероятна, чем для палубного боевого самолета другого класса, что определяет необходимость применения при выполнении атак грамотных тактических приемов, обязательной координации с предварительными ударами пикировщиков/штурмовиков, а также подготовки достаточного количества экипажей.

Именно такие выводы и были сделаны как японцами, так и американцами, по итогам Второй Мировой войны. И не странно, что именно эти выводы лежали в основе того, что с середины 50-х годов авиационные противокорабельные торпеды исчезли из арсенала авианосцев всего мира - пришла бора более совершенного, мощного и неуязвимого оружия - противокорабельных ракет.
 










Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100