главная история авиации авиация второй мировой
   Японская "подводная" авиация
             
         n Борис Соломонов, Константин Кулагин    



Прежде чем приступить к описанию операций подводных лодок с самолетами на борту, необходимо указать, что, хотя в не боевых условиях запуск самолета осуществлялся очень быстро, в ходе войны эта операция занимала значительно больше времени - ведь подводникам нужно было убедиться, что поблизости нет неприятеля. В условиях непосредственной близости от противника запуск самолета с подводной лодки осуществлялся не ранее чем через 30 минут после всплытия, а иногда это время достигало часа. Довольно много времени занимали также подъем самолета на палубу, его разборка и уборка в ангар, поэтому в случае реальной угрозы субмарины порой бросали самолет на поверхности и спасались путем срочного погружения.

Не всегда лодка могла погрузиться и после запуска самолета, дожидаясь возвращения своего разведчика на поверхности. Ведь перед летчиком стояла очень сложная задача обнаружить свой крошечный "аэродром" в открытом море, зачастую в условиях ограниченной видимости. Эти обстоятельства делали очень опасной не только деятельность самолетов-разведчиков, но и превращали в "игру со смертью" буквально каждый поход лодки-носителя.

К декабрю 1941 года в составе Императорского флота было 11 подводных лодок-носителей гидросамолетов: 1-7-1-10,1-15,1-17,1-19, 1-21, I-23, I-25 и I-26. А "подводные самолеты" начали свою боевую деятельность рано утром 17 декабря 1941 года. Целью полета служил Перл-Харбор - японское командование хотело уточнить результаты удара, нанесенного 10 дней назад.

I-7 запустила свой самолет, который успешно выполнил задачу и к тому же не был обнаружен американцами. Не до конца ясно, был ли самолет принят на борт лодки после полета, но летчик и наблюдатель вернулись на субмарину без проблем. Впрочем, судьба маленького самолета не слишком заботила японских адмиралов, получивших ценные разведданные о повреждениях американских кораблей и разрушениях на военно-морской базе. А, кроме того, безнаказанность действий самолета и его носителя убедили в возможности проведения разведки даже самых удаленных и хорошо охраняемых объектов противника.

Интересно отметить, что иногда в литературе упоминается о якобы сделанных в ходе этой разведки фотографиях Перл-Харбора. Но это маловероятно, ведь специальной фотоаппаратуры на E14Y1 не было, а съемка "с рук" японцами не практиковалась.

Вдохновленное первым успехом, японское командование решает взять Перл-Харбор под регулярное наблюдение. И в первый же день нового, 1942 года самолет с подводной лодки I-9 совершает новый разведывательный полет над Оаху. По возвращении самолет был успешно принят на борт лодки.

23 февраля гидроплан с I-9 вновь произвел разведку главной базы американского флота. И снова была получена ценная информация, а разведчик так и остался незамеченным! Непонятно, чем занималась мощная американская ПВО, на вооружении которой имелись даже радары.

Затем наступил долгий перерыв, а очередная попытка разведки Перл-Харбора состоялась лишь осенью 1943 года. Ее главной целью было уточнение полученных штабом японского флота сведений о сосредоточении на Гаваях крупных американских сил, готовящихся к новой операции. Для этого в середине сентября к Гавайским островам подошла субмарина I-36 с "Гленом" на борту. Однако предпринятые 20 и 27 числа попытки выпустить самолет закончились неудачно из-за эффективно организованного американцами наблюдения за подступами к базе. Не увенчались успехом и новые попытки приблизиться к Гавайям.

Тогда отчаявшийся подойти на приемлемую дистанцию к сильно охраняемому объекту командир японской лодки, у которой заканчивался срок автономности, принял жестокое, но единственно возможное решение. 19 октября "Глен" стартовал на дистанции 300 миль от Перл-Харбора. Это было явным самоубийством для пилота, так как горючего на обратный путь у него уже не оставалось (похоже, что летчик отправился на верную смерть один, без наблюдателя). Все так и вышло - пилот по радио сообщил о находившихся в Перл-Харборе четырех линкорах, четырех авианосцах, пяти крейсерах и 17 эсминцах, а затем -пропал без вести. Хотя один из американских авторов с явной издевкой отзывается о подобных действиях японцев, называя этот случай "анекдотическим", следует признать, что в годы войны за важную разведывательную информацию зачастую платили и несоизмеримо большую цену. Последний случай разведки Перл-Харбора "Гленом" состоялся 19 ноября того же года. Полет выполнил самолете 1-19. Он прошел вполне успешно, но 25 ноября, при возвращении на базу, лодку отправил на дно американский эсминец "Рэдфорд". В дальнейшем подобные разведки стали невозможны из-за усиленного радиолокационного наблюдения на подходах к базе, что не давало возможности японским субмаринам долго находиться в надводном положении.

Разведка Перл-Харбора была важной, но отнюдь не единственной целью для японских "подводных авианосцев", самым активным из которых оказался I-25 под командованием Мейдзи Тагами. В феврале-апреле 1942-го он совершил дальний поход к берегам Австралии, Тасмании, Новой Зеландии и островам Тихого океана. Во время этого плавания были проведены следующие разведывательные полеты: 17 февраля -Сидней; 26 февраля - Мельбурн; 1 марта - Хобарт (Тасмания); 8 марта - Веллингтон (Новая Зеландия); 12 марта - Окленд (Новая Зеландия); 18 марта - остров Сува (архипелаг Фиджи).Последним объектом был Паго-Паго (остров Тутуила).

Подводные лодки 1-10 и I-30 весной и летом 1942 года участвовали в большом походе в Западную часть Индийского океана. При этом 1-10 действовала в составе группы, наносившей удар по британскому флоту, а также самостоятельно вела разведывательные действия и борьбу против судоходства (ее "улов" составил восемь потопленных судов общим водоизмещением 34536 т). I-30 поначалу вела разведку самостоятельно. 7 мая ее самолет осмотрел Аден. На следующий день он "отметился" над Джибути. 19 мая проведена разведка Занзибара и Дар-эс-Салама.

Довольно успешным оказалось взаимодействие подводных авиатранспортов с лодками - носителями сверхмалых субмарин. Вовремя действий против Диего-Суареса экипажи "Гленов" смогли предоставить подводникам ценную информацию. Благодаря этому японцам удалось повредить британский линкор "Рамиллис" и потопить транспортное судно. После атаки Диего-Суареса I-30 совершила разведывательный поход к Дурбану, а после пополнения запасов и заправки топливом со вспомогательных крейсеров отправилась к берегам Франции.

20 мая 1-10 провела авиаразведку Дурбана. За ним последовали Ист Лондон, Порт Элизабет и Саймон-стаун. Возвращаясь из крейсерства, 1-10 снова использовала бортовой самолет, который 15 июля совершил полет над Реюньоном, а на следующий день - над Маврикием.

Довольно удачно действовали подводные лодки-носители и их гидросамолеты на "дальнем Севере". В апреле-мае 1942 года они активно вели разведку у Алеутских островов. В этой операции было задействовано шесть лодок, в том числе 1-19, I-25 и I-26. Самолет с I-25 провел успешную разведку острова Кодьяк, причем зачастую японцы в своем стремлении во что бы то ни стало выполнить поставленную задачу, переходили грань разумного риска. I-25, например, однажды произвела запуск самолета в присутствии американского корабля, который, к счастью для японцев, их не заметил. После полета самолет был успешно принят на борт, а затем лодке пришлось срочно погружаться из-за появления американского эсминца.

1-19 повезло меньше - она была обнаружена американским самолетом в тот момент, когда команда готовила к запуску свой E14Y1. Лодке пришлось срочно погрузиться, оставив гидроплан на поверхности. В целом же результаты разведывательной деятельности японских подводных лодок у Алеутских островов были оценены командованием как весьма успешные.

Но удача не всегда сопутствовала "подводным авианосцам". Например, в 1942 году 1-17 не смогла выполнить задание по разведке портов Коломбо и Тринкомали на Цейлоне. Англичане организовали весьма эффективную и сильную охрану этих баз, и лодка не рискнула выпустить свой самолет. А в августе 1943 года эта же лодка погибла при попытке провести разведку у базы Нумеа на острове Новая Каледония.

Вообще, как уже говорилось, с 1943 года длительное пребывание на поверхности стало для японских субмарин в районах действия американских флотов совершенно невозможным. Это привело к полному прекращению использования разведывательных самолетов с подводных лодок. И, хотя в некоторых источниках упоминается, что разведывательные полеты лодочных гидросамолетов имели место даже в 1944 году, точных данных на этот счет авторам найти не удалось.

Стоит добавить, что один "Глен" попал в Германию (точнее - в оккупированную нацистами Францию) вместе с субмариной I-8. Она прибыла в Брест 6 сентября 1943 года. По всей вероятности, на переходе самолет не использовался, хотя, видимо, такое желание у командира лодки возникало не раз. Иногда упоминается, что провести разведку обстановки с использованием бортового самолета не удалось из-за неблагоприятных погодных условий. Стремясь взять в обратный путь как можно больше очень ценных для Японии грузов, самолет (а возможно, также и катапульту со всем прочим авиационным оборудованием) оставили в Бресте. Немцев это "чудо техники" почему-то не заинтересовало, и оставшийся в порту самолет был в конце концов уничтожен при одном из налетов союзной авиации.









Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100