главная история авиации авиация второй мировой
   Операция "Watchtower"
             
         n Андрей Казымов  


"Достоинство каждого дела заключается в том,
чтобы оно было доведено до конца".
Чингисхан.

"Саси суги"

Поражённые бомбами американских пикирующих бомбардировщиков авианосцы "Сорю" и "Кага" затонули к 20:00, "Акаги" и "Хирю" горели сотрясаемые внутренними взрывами. Штаб адмирала Ямамото выдвигал один за другим различные варианты действий, которые были или безнадёжны или бессмысленны, командующий их даже не рассматривал. Но как мы оправдаемся перед Императором за это поражение? - с нотками истерии в голосе воскликнул один из офицеров штаба. Оставьте это мне, - холодно ответил Ямамото, - только я буду оправдываться перед Его Величеством. В 0:15 командующий отменил все планы ночного сражения и приказал флоту соединиться, в точке лежащей на 350 миль к северо-западу от Мидуэя. Поставленный перед лицом неумолимых фактов в 2:55 Ямамото отменил операцию по оккупации атолла Мидуэй. На вопрос офицера штаба, а не преждевременно ли это решение он ответил: "Саси суги", что приблизительно переводится: "Цена и так уже слишком высока".

По решению правительства от японского народа был скрыт факт поражения у Мидуэя, напротив было объявлено о грандиозной победе на Алеутских островах. Поэтому адмирал Ямамото остался на посту командующего Объединённым флотом, но теперь он был полностью подконтролен Морскому Генеральному штабу. 14 июня японский флот был реорганизован согласно новой штатной структуры. Был создан новый 8-й флот со штабом в Рабауле на острове Новая Британия, в зону его ответственности вошли Новая Гвинея, архипелаг Бисмарка, Соломоновы острова и Коралловое море. Командующим флотом был назначен контр-адмирал Гунити Микава, до этого он командовал силами прикрытия Ударного авианосного соединения адмирала Нагумо. Район Новой Гвинеи был на тот момент одним из немногих мест боевого соприкосновения японских сил с войсками союзников. Поэтому в Рабаул был переведён штаб 11-го воздушного флота, т.е. всей базовой авиации ВМФ Японии.


6-я дивизия крейсеров

По планам Императорской Верховной Ставки после разгрома американского флота в сражении у Мидуэя необходимо было перерезать жизненно важную линию коммуникаций союзников: США - Новая Зеландия - Австралия, захватив острова Фиджи, Новую Каледонию, Самоа, Порт-Морсби на Новой Гвинее и остров Гуадалканал. Сокрушительное поражение при Мидуэе, потеря 4 ударных авианосцев со всеми самолётами, большинством опытных экипажей и техперсоналом, заставило пересмотреть эти планы. От наступления на Новую Каледонию, Фиджи и Самоа пришлось отказаться, Порт-Морсби планировалось захватить, наступая по суше, через джунгли Новой Гвинеи. Однако на Соломоновых островах японцы продолжали продвигаться с целью укрепления оборонительного периметра, и в середине июня начинают строительство аэродрома на Гуадалканале.

Подготовка операции "Шнурки".

Американское командование, вдохновлённое неожиданной победой у Мидуэя, решило перехватить инициативу, и провести несколько частных наступательных операций. Главнокомандующий силами союзников в юго-западной части Тихого океана генерал Макартур предложил: "Дайте мне флот с авианосцами и 1-ю дивизию морской пехоты, и я отберу у японцев Рабаул одним ударом". Командование американского флота решительно возражало против такой рискованной операции. Главнокомандующий ВМС США адмирал Кинг предложил план постепенного продвижения к Рабаулу вдоль цепи Соломоновых островов. Первой атакой на японский оборонительный периметр должен был стать захват островов Санта-Крус и острова Тулаги, на котором имелась якорная стоянка флота и база японских гидросамолётов. После укрепления на этом рубеже и создания аэродромов, планировался следующий прыжок под прикрытием базовой авиации на расстояние не более 300 миль. Так постепенно, шаг за шагом, пока Рабаул не станет в пределах досягаемости базовых истребителей.

Командование флота ни за что бы не доверило свои драгоценные авианосцы этой "сухопутной крысе" Макартуру, а без их прикрытия высадка в Тулаги находящемся вне зоны действия базовых истребителей была невозможна. Поэтому с санкции самого президента Рузвельта операция была поручена командующему Тихоокеанским флотом и всеми вооружёнными силами союзников в центральном секторе Тихого океана адмиралу Нимицу. Граница зоны ответственности командования Нимица была передвинута к западу от острова Гуадалканал. Предполагалось что после создания авиабаз, когда не будет необходимости в авианосцах дальнейшее наступление по Соломоновым островам, на Рабаул возглавит генерал Макартур, координируя его с наступлением своих войск из района Новой Гвинеи.

В начале июля в штабе адмирала Нимица практически заканчивали разработку операции, когда стало известно, что на соседнем с Тулаги острове Гуадалканал японцы строят аэродром. По данным разведки они планировали ввести его в строй в начале августа, и американцам следовало поторопиться, чтобы захватить его недостроенным. От того, чьи самолёты будут базироваться на нём, зависел успех всей операции. Поэтому до того никому не известный остров в южной гряде Соломоновых островов превратился в главную цель операции названой "Уотчтауэр" (Сторожевая башня), высадку десанта назначили на 1 августа. Общее руководство операцией на месте было поручено подчинённому Нимица - командующему вооруженными силами в южной части Тихого океана вице-адмиралу Гормли, в связи, с чем он перенёс свой штаб из Новой Зеландии в Нумеа на острове Новая Каледония. Всё планирование и подготовка к операции проходили в такой спешке, что молодые офицеры из штаба адмирала Гормли в шутку перекрестили операцию, назвав её "Шустринг", то есть шнурки для ботинок, которые во флоте, как известно, полагается завязывать быстро. По просьбе адмирала Гормли в связи с неготовностью войск начало операции перенесли на 7 августа.

Для оккупации островов была предназначена 1-я дивизия морской пехоты (генерал-майор Вандегрифт), переброшенная к концу июня в Веллингтон, на Новой Зеландии. Двадцать второго июля погруженная на 16 транспортов, под охраной 8 крейсеров , 15 эсминцев и 5 тральщиков она вышла в море. С западного побережья США на соединение с ними вышло ещё 7 транспортов с военными грузами. Все вместе они образовали соединение TF 62, десантные силы, под командованием контр-адмирал Тернера.


Авианосец "Уосп"

Для прикрытия вторжения были выделены силы авиационной поддержки, соединение TF 61 под командованием вице-адмирала Флетчера. В его состав входили авианосцы "Саратога", "Энтерпрайз" и "Уосп", в сопровождении линкора, 6 крейсеров, 16 эсминцев и 5 танкеров. На авианосцах в общей сложности было: 99 истребителей F4F-4 "Уайлдкэт", 101 пикирующий бомбардировщик SВD-3 "Доунтлес" и 40 торпедоносцев ТВF-1 "Эвенджер".

После сражения у Мидуэя палубные авиагруппы (АG) американских авианосцев, были переформированы и укомплектованы до штатной численности. В течение трёх недель проводились тренировки по боевому слаживанию эскадрилий и введению в строй пополнения, в основном выпускников лётных школ и резервистов. Проведена была и замена эскадрилий в авиагруппах. Авиагруппа АG-3 действовавшая в сражении у Мидуэя с палубы "Йорктауна", а после его гибели с "Энтерпрайза" вернулась на "Саратогу" вышедшую из ремонта. В её состав входила бомбардировочная эскадрилья VВ-3, потопившая авианосец "Сорю" и участвовавшая в потоплении крейсера "Микума". Также в АG-3 входила разведывательная эскадрилья VS-3, у Мидуэя её пилоты обнаружили последний оставшийся авианосец японцев "Хирю", а на следующий день, действуя уже с "Энтерпрайза" участвовали в атаках на "Микуму". Так как торпедоносная эскадрилья VT-3 практически полностью погибла в Мидуэйском сражении, её заменила получившая новые торпедоносцы ТВF-1 "Эвенджер" эскадрилья VT-8. Истребительная эскадрилья "Саратоги" VF-3 понёсшая у Мидуэя большие потери была заменена на эскадрилью VF-5, до этого не участвовавшую в боях.

Авиагруппа "Энтерпрайза" AG-6 имела в своём составе истребительную VF-6, бомбардировочную VB-6, разведывательную VS-5 и торпедоносную VT-3 эскадрильи. Только пилоты VT-3, которые осваивали новые торпедоносцы, ещё не участвовали в боях. Бомбардировщики из VB-6 отправили на дно флагман Ударного Соединения авианосец "Акаги" и участвовали в потоплении авианосцев "Кага", "Хирю" и крейсера "Микума". Разведчики из VS-5 имели боевой опыт, действуя с "Йорктауна" в Коралловом море, они заменили сильно потрёпанную у Мидуэя эскадрилью VS-6. Истребители эскадрильи VF-6 у Мидуэя ни чем не прославились, во время атаки японской эскадры, потеряв прикрываемые пикировщики и торпедоносцы (10 торпедоносцев из 14 сбиты "Зеро"), сами вернулись на авианосец на последних каплях горючего.

Авианосец "Уосп" только что, пройдя Панамским каналом, прибыл с Европейского театра военных действий, где участвовал в конвойных операциях и занимался доставкой на осаждённую Мальту английских истребителей. Его авиагруппа АG-7 состояла из эскадрилий: VF-71, VS-71, VS-72, VT-7, в боях они не участвовали, но пилоты некоторых эскадрилий имели опыт ночных полётов, приобретённый в Англии.

Количество истребителей в авиагруппах, исходя из опыта предыдущих боёв, было увеличено, так если на "Лексингтоне" в мае их было 22, то теперь на однотипной "Саратоге" - 34. Все истребительные эскадрильи получили новую модификацию "Уайлдкэта" F4F-4. На новых "Диких кошках" было на два 12,7 мм пулемёта больше, хотя уменьшилось количество патронов на ствол, с 430 до 240 штук. Самолёт получил складное крыло, увеличенную в два раза площадь бронеспинки, бронеподдон под сиденьем и бронирование маслорадиаторов. Все бензобаки протектировались. Всё это усиление защиты привело к ухудшению маневренности, скорости и скороподъёмности. "Если F4F-3 ещё как-то мог существовать в одном небе с "Зеро", то у увальня F4F-4 нет никаких шансов" - говорили бывалые пилоты.

Торпедоносные эскадрильи получили новый торпедоносец-бомбардировщик ТВF-1 "Эвенджер", по всем статьям превосходивший предыдущий торпедоносец TBD-1 "Девастэйтор". Шесть "Эвенджеров" участвовали в битве у Мидуэя, они базировались на самом атолле, только один из них вернулся из торпедной атаки на эскадру Нагумо. Предстоящая операция была их первым боевым применением с палубы авианосцев.

В операции также была задействована базовая авиация южной части Тихого океана, командующий контр-адмирал Маккейн, её подразделения базировались на аэродромах Эфата, Нумеа, Тонгатабу, Фиджи, Эспириту-Санто и Самоа. Из Порт-Морсби и северо-восточной Австралии в своей зоне ответственности действовала авиация генерала Макартура. Но из-за значительной удалённости в районе Гуадалканала могли действовать только В-17 "Летающая крепость", летающие лодки РВY "Каталина" и "Хадсоны" австралийских ВВС. В районе операции были развёрнуты восемь американских подводных лодок.

Встреча соединений участвующих в операции произошла 26 июля в районе архипелага Фиджи. На борту "Саратоги" состоялось совещание всех командиров, где было объявлено о цели операции. В течение 4 дней были проведены учения по высадке десанта на одном из островов. Результаты маневров показали слабый уровень подготовки всех участников, но командование решило, что они не прошли даром, так как все извлекли необходимые уроки, 31 июля был взят курс на Соломоновы острова.

Японская разведка не смогла обнаружить ни подготовки операции, ни выдвижения американских сил. В Тулаги базировалась часть авиагруппы "Йокогама", летающие лодки Н6К5 "Мэвис" вели разведку, но в основном в направлении Новой Гвинеи. Гидроистребители А6М2-N "Руфь" - поплавковый вариант "Зеро", обеспечивали ПВО базы и строительства аэродрома. К 6 августа они записали на свой счёт сбитыми шесть В-17 "Летающая крепость", последняя их победа была 4 августа, когда над Тулаги семь А6М2-N сбили два из трёх В-17Е из состава 11 бомбардировочной авиагруппы. "Летающие крепости" базировались на аэродромах островов Новые Гебриды, с июля месяца вели постоянную разведку планируемых мест высадки, аэрофотоснимки, добытые в этих вылетах, являлись практически единственным источником информации о противнике. Новый аэродром на Гуадалканале должен был прикрывать с фланга наступление на Новой Гвинее. С введением его в строй в радиус действий не только "Бэтти" но и "Зеро" попадал остров Эспириту-Санто, в группе островов Новые Гебриды, на котором находились военно-морская и авиационная базы союзников. А так же большая часть Кораллового моря и аэродром в бухте Милн на юго-востоке Новой Гвинеи.

Всё внимание японцев в это время было сосредоточено на Новой Гвинее. Для наступления на Порт-Морсби 21 июля был высажен десант в Буне, на северо-восточном побережье острова. От Буны через джунгли и горы Оуэн Стэнли (высотой до 3500 м) на Порт-Морсби шла даже не дорога, а тропа под названием Кокода. Армия планировала начать по ней наступление, поэтому все силы 8-го флота занимались сопровождением конвоев на Новую Гвинею. Базовая авиация из Рабаула и Кавиенга практически ежедневно совершала налёты на аэродромы Порт-Морсби и в бухте Милн. Попытки базирования бомбардировочной авиации на аэродром Лае на севере Новой Гвинеи, поближе к объектам атаки, привели к большим потерям, поэтому постоянно там находилось только около эскадрильи истребителей. Практически ежедневные воздушные бои над Новой Гвинеей, показали полное превосходство пилотов "Зеро", над Р-40 "Томахаук" и Р-400 "Аэрокобра" (экспортный вариант Р-39 для Великобритании, реквизированный армией США) состоявших на вооружении американских и австралийских эскадрилий.

7 августа. Приплыли:

В 3:00 7-го августа обогнув Гуадалканал с севера, силы вторжения вошли в пролив, отделяющий его от Тулаги, позднее получивший название "Железное дно" из-за большого количества потопленных в нём кораблей. Вице-адмирал Флетчер со своим соединением авиационной поддержки TF 61 маневрировал в 80 милях юго-западнее Гуадалканала. Авианосцы подняли в воздух свои авиагруппы в 5:30. Крейсера и эсминцы группы огневой поддержки открыли огонь по берегу в 6:13, через несколько минут в дело вступили пикировщики и истребители. Сорок четыре самолёта с авианосцев "Саратога" и "Энтерпрайз" оказывали поддержку высадке на Гуадалканал. За несколько минут до подхода ударной авиагруппы над островом появился гидросамолёт "Кертис SOC Сигалл" с крейсера "Астория". Лётчик доложил, что внизу всё спокойно, только несколько грузовиков движутся в направлении недостроенной взлётной полосы. Пикировщики с "Саратоги" за несколько минут уничтожили эту колонну. "Эвенджеры" из эскадрильи VT-8 были отправлены на разведку, в северо-западном секторе, ни чего не обнаружив, они по возвращении отбомбились по целям на острове Флорида.

Тридцать самолётов с "Уоспа" атаковали цели на островах Тулаги, Гавуту и Танамбого. Японская база гидроавиации в гавани Тулаги была уничтожена пикировщиками с авианосца "Уосп", семь летающих лодок Н6К5 и девять гидроистребителей А6М2-N даже не успели взлететь. Зенитные орудия в Тулаги до того как были подавлены, смогли сделать всего несколько залпов. Авиагруппа "Энтерпрайза" обеспечивала ПВО и разведку. В 6:52 в небе появился одинокий японский самолёт, который был немедленно сбит истребителями. Один "Уайлдкет" потопил шхуну, перевозившую бензин. В ходе этих боевых вылетов было потеряно два истребителя. Всего в первый день операции самолётами палубных авиагрупп было совершено около 700 боевых вылетов.

Остров Гуадалканал имеет 150 километров в длину и 50 в ширину, он покрыт джунглями и болотами, это не тропический рай, а скорее малярийный ад, кишащий москитами и змеями. Климат на острове можно определить тремя словами - удушающая жара и сырость. На северном берегу, в долине реки Лунга, в самой ровной местности острова японцы и строили аэродром. В 6:50 был отдан приказ, приготовиться к высадке, в 8:00 первый морпех из 10 тысяч планируемых к высадке на Гуадалканал ступил на берег. Японский гарнизон Гуадалканала состоял из 600 солдат и 2000 корейских строительных рабочих, не оказав практически никакого сопротивления, они отступили в джунгли. От случайной пули погиб один американский десантник. Медленно продвигаясь по джунглям, они обнаружили два брошенных японских лагеря. Во второй половине дня им попалось несколько корейцев, которые рассказали, что противник отступил к холмам. На ночь американцы, опасаясь ловушки, заняли круговую оборону вокруг захваченных лагерей.

На другом берегу 20-ти километрового пролива, в бухте острова Флорида американские рейдеры высадились на трёх небольших скалистых островках Тулаги, Гавуту и Танамбого. Тулаги до войны был единственным оплотом цивилизации на Соломоновых островах, там размещалась резиденция Британского губернатора. Эта группа островов не случайно был выбран административным центром Соломоновых островов, удобные гавани и якорные стоянки, песчаные пляжи, сухие леса и самое главное приемлемый климат. Гарнизоны этих островов, в общей сложности, состоявшие из 2400 военнослужащих и 140 строителей, умело, используя пещеры и гроты, местами, подходившие к самому берегу заняли оборону. Весь день продолжались бои в джунглях и на берегу. Американцам пришлось задействовать все резервы, предназначенные для высадки на островах Санта-Крус (всего высажено около 6000 человек), так что от десанта на них пришлось отказаться. Измотанные дневными боями к ночи морские пехотинцы заняли оборону, японцы наоборот согласно своей тактике готовились к ночным атакам.

Ответный ход.

Около 6:30 утра командующего 8-м флотом Японии вице-адмирала Гунити Микаву разбудили, доложив о радиограмме, с сообщением о высадке американцев на Гуадалканале и Тулаги. Микава немедленно начал собирать все имеющиеся под рукой корабли для удара по десанту. Прежде чем снаряды американских кораблей разнесли японскую радиостанцию в Тулаги, пришла ещё одна радиограмма, с просьбой о помощи и клятвой "сражаться до последнего".

На Рабаул базировалась 25-я воздушная флотилия базовой авиации ВМФ Японии под командованием контр-адмирала Садаеси Ямада. В её состав входили 4-ая авиагруппа (36 G4М1 "Бэтти" и 12 G3М2 "Нелл"), истребительная авиагруппа "Тайнань" (60 А6М2 "Зеро" и 6 С5М2 "Бэбс") и часть упоминавшейся выше авиагруппы "Йокогама" (гидросамолёты и летающие лодки Н6К5, Н8К2, F1М2, А6М-N). Также в Рабауле базировалась 2-я смешанная авиагруппа, приданная 8-му флоту. В её составе было 16 пикирующих бомбардировщиков D3А1 "Вэл" и 16 истребителей А6М3, она готовилась к переброске на аэродромы Новой Гвинеи. А6М3 был новой модификацией "Зеро", с более мощным мотором, увеличенным до 100 выстрелов боекомплектом пушек. Из-за срезанных законцовок крыльев, в плане он имел совершенно не привычный силуэт, и союзники присвоили ему другой идентификационный код "Хэп". Скорость и скороподъёмность новой модификации незначительно возросли, а вот радиус действия уменьшился, поэтому они пока обеспечивали ПВО Рабаула.

Из выше перечисленных авиачастей наибольший опыт боевых действий имели лётчики авиагруппы "Тайнань", некоторые из них начали воевать ещё в Китае. Начало войны авиагруппа встретила на аэродромах острова Тайвань, откуда совершала налёты на Филиппины на дальность 450-500 миль, затем участвовала в боях при захвате Явы. В апреле с прибытием в Рабаул они сразу приняли самое активное участие в налётах на Порт-Морсби. С апреля по июль пилоты авиагруппы совершили более 600 боевых вылетов и записали на свой счёт 246 побед, потеряв 20 самолётов и лётчиков.

Основная ударная сила адмирала Ямада, 4-я авиагруппа был сформирована в начале войны и переведёна в Рабаул после его захвата, в начале февраля 1942 г. Уже 20 февраля во время отражения рейда авианосца "Лексингтон" на Рабаул, в атаке на него она потеряла 15 "Бэтти" (все ветераны). Потери были восполнены самолётами G3М2 "Нелл", из состава 1-й авиагруппы. В течение последующих 5-ти месяцев основной целью пилотов 4-й авиагруппы был Порт-Морсби, только во время сражения в Коралловом море (7.05.42.), им довелось вылетать на поиск кораблей противника, однако без результатов. На данный момент в авиагруппе проводилась постепенная замена морально устаревших G3М2 "Нелл" на G4М1 "Бэтти".

Сразу после известия о высадке американцев штаб 11-го воздушного флота приказал авиагруппе "Мисава" из состава 26-й воздушной флотилии, базирующейся в Кавиенге на острове Новая Ирландия перебросить в Рабаул часть своих сил. Девять "Бэтти" перелетели на аэродром Вунаканау вблизи Рабаула 7 августа, на следующий день прибыли ещё 17 бомбардировщиков.

Утром 7 августа на аэродромах Рабаула 17 А6М2 авиагруппы "Тайнань" под командованием капитан-лейтенанта Накадзима и 27 G4М1 4-й авиагруппы, готовились к налету на аэродром в бухте Милн на юго-востоке Новой Гвинеи. В срочном порядке их перенацелили на американский десант. На "Бэтти" уже были подвешены бомбы, и менять их на более эффективные против кораблей торпеды не стали. Пилоты авиагруппы "Тайнань" уже ожидавшие команды на взлёт, снова были построены для инструктажа и впервые услышали про Гуадалканал, в небе над которым им предстояло сражаться в течение почти четырёх месяцев, а многим погибнуть. Инструктаж был короткий, командир авиагруппы капитан 1-го ранга Сайто Масао довёл до подчинённых информацию о высадке американцев и поставил задачу на сопровождение "Бэтти", для удара по кораблям десанта. "От нашей базы до Гуадалканала около 560 миль, это самое большое расстояние, которое вы способны пролететь, вы должны выжать из своих самолётов буквально всё" - так он закончил инструктаж.

На 10 минут раньше основных сил вылетели истребители "чистильщики воздуха" с задачей связать боем вражеский воздушный патруль. Основные силы взлетели в 7:50. Проведя в воздухе 3,5 часа, японские пилоты проявили всё своё мастерство и прекрасное знание возможностей своих машин, лишь один самолёт вернулся из-за неисправности мотора. Из шестнадцати пилотов "Зеро" участвовавших в этом бою, пятеро были асами, из них двое с опытом боёв в Китае, ещё несколько человек станут асами в боях за Гуадалканал. Это была их первая встреча в бою, с палубными самолётами и пилотами американского флота.

В 11:00 они вступили в бой с патрулирующими над островом "Уайлдкэтами" с авианосца "Энтерпрайз". В отражении налёта также участвовали "Доунтлесы" видимо из эскадрилий отбомбившихся по опорным пунктам японцев, затем подоспели истребители эскадрильи VF-5 с "Саратоги". Управление истребителями американцы осуществляли по данным радиолокатора с тяжёлого крейсера "Чикаго", который обнаружил японские самолёты на дальности 43 мили.

В завязавшейся короткой схватке американцы потеряли 9 истребителей и два "Доунтлеса", а японцы два "Зеро". В этом бою унтер-офицер Хироюши Нишизава (погиб 10.1944 имея на счету 103 победы) записал на свой счёт шесть F4F-4. Унтер-офицер Сабуро Сакаи (на этот момент 56 побед) сбил "Уайлдкэт" лейтенанта Дж. Дж. Сьюзерленда из VF-5. Японца поразила живучесть американского истребителя, он продолжал лететь после 500 или 600 пуль выпущенных по нему, пришлось дать очередь из пушек. Американский летчик спасся на парашюте, он продолжит воевать и в последствии станет асом. Также Сакаи отметил, что F4F-4 самый маневренный из всех истребителей союзников, с какими ему приходилось сражаться. Не смотря на такую маневренность, прямо в ходе боя японский пилот сделал своей "Лейкой" фотографию, зайдя в хвост ещё не повреждённому американскому самолёту!

После этого самолёт Сакаи был обстрелян выскочившим из облаков "Доунтлесом", из эскадрильи VS-71, одна пуля из очереди, выпущенной стрелком бомбардировщика Г. Эллиотом, пробив остекление кабины, прошла в нескольких дюймах от его головы. Разозлённый Сакаи зайдя в хвост, одной очередью сбил SВD-3. Стрелок погиб, а лётчик лейтенант Д. Адамс спасся на парашюте, за этот бой он получил Военно-морской крест.

Продолжая полёт, Сакаи заметил группу из восьми самолётов, приняв их в горячке боя за "Уайлдкэты", он решил атаковать их снизу сзади. На самом деле это была группа из восьми "Доунтлесов", под командованием лейтенанта К. Хоринбюргера из эскадрильи VВ-6. Он понял свою ошибку, когда было уже поздно отворачивать, продолжив атаку, Сакаи попал под перекрёстный огонь стрелков. Одна из пуль попала японскому летчику прямо в глаз и навылет пробила череп. Каким-то чудом Сакаи остался жив и даже не потерял сознание. Но он почувствовал, что почти ничего не видит, а левая рука и правая нога парализованы. Тем не менее, он сумел удержать самолет от падения, шарфом перевязать голову, а затем - взять курс на Рабаул. Обратный путь занял почти четыре часа. Несколько раз "отключаясь" и вновь приходя в себя, Сабуро Сакаи все же привел самолет на аэродром и совершил посадку. Ему предстояло совершить еще одно чудо: пережив потерю глаза и преодолев паралич конечностей, он вернулся в истребительную авиацию! К концу войны на его счету было 64 сбитых американских самолета. В 1982 году ему представился случай пожать руку Гарольду Джонсу - стрелку одного из "Доунтлесов", едва не прервавших его жизненный путь.

Вернемся к описанию событий, происходивших на Гуадалканале утром 7 августа 1942 года. Бомбардировщики японцев, не обратили ни какого внимания на груды вооружения и снаряжения, выгруженные на берег. Всё своё внимание они сосредоточили на кораблях но, сбрасывая бомбы с горизонтального полёта, не добились ни одного прямого попадания, зато потеряли от зенитного огня и истребителей пять "Бэтти". По возвращению в Рабаул пилоты "Зеро" доложили о 43 сбитых F4F-4, правда, 7 из них были объявлены сбитыми вероятно. Американцы заявили об уничтожении восьми "Бэтти".

Следом за первой группой вылетели девять пикирующих бомбардировщиков D3A1 "Вэл" из 2-й авиагруппы, под командованием лейтенанта Фумито Инуе, без истребительного прикрытия. То, что они не вернутся из этого вылета, было ясно всем, так как Гуадалканал лежал за пределами их радиуса действия, топлива на обратный путь до Рабаула не хватало. На всём протяжении маршрута не было ни одной пригодной посадочной площадки, единственной возможностью спастись для них было, дотянуть до острова Шортленд, где была база гидросамолетов и якорная стоянка. Нет сведений, что это было, инициатива пилотов пожертвовать собой, предвосхитившая будущие полёты камикадзе, или приказ командования любой ценой нанести удар по противнику.

Через 1,5 часа после первого налёта они появились над американскими кораблями. В воздухе над зоной высадки патрулировала четвёрка "Уайлдкэтов" из VF-6, под командованием лейтенанта Э.О. Ворса. Еще полчаса назад поступило сообщение о приближении неизвестных самолётов, а Ворс и его пилоты никак не могли обнаружить врага, за это время с "Саратоги" была поднято по тревоге ещё шесть истребителей эскадрильи VF-5. Наконец Ворс, делая разворот над островом Саво, заметил три "Вэла" подходящих со стороны Гуадалканала к транспортам стоящим у Тулаги. Времени на маневры не оставалось, "Вэлы" уже готовились перейти в пикирование, Ворс открыл огонь по замыкающему пикировщику, пилоты его звена бросились в погоню за остальными. Японцы немедленно спикировали на транспорты, самолет, по которому вел огонь Ворс, почему-то не выпустил воздушные тормоза и лейтенант, повиснув у него на хвосте, вел огонь пока не вышел из пикирования на высоте около 700 метров, а горящий пикировщик врезался в воду. Его подчиненным так не повезло, два головных "Вэла" при пикировании применили воздушные тормоза и "Уайлдкэты" проскочили вперед не в состоянии сбросить скорость и потеряли японцев.

В это время над проливом "Железное дно" появилась шестерка F4F-4 из эскадрильи VF-5. Заметив черные шапки разрывов, вокруг пикирующих D3A1 они бросились в атаку, но смогли перехватить их только на выходе из пикирования. Унтер-офицеры Дональд Рунион и Паккард догнали один из пикировщиков над мысом Лунга, под огнём Паккарда он вспыхнул и взорвался в воздухе, практически сразу они заметили второго японца и Рунион быстро расправился с ним. Продолжая полет, Рунион заметил еще пару "Вэлов" идущих над самой водой на северо-запад, он атаковал и сбил одного из них, второго догнала и уничтожила пара F4F-4 пилотируемая энсинами (младшее офицерское звание в американском флоте) Марчем и Шумейкером.

Из девяти "Вэлов" участвовавших в атаке пятеро были сбиты, двоих записали на счёт унтер-офицера Д. Руниона из VF-5, а остальные на обратном пути из-за нехватки горючего сели на воду. Результатом этого вылета было попадание одной бомбы в эсминец "Магфорд", вызвавшей пожар, убито 22, ранено 17 человек, но к вечеру боеспособность корабля была восстановлена. Американцы заявили об уничтожении в бою 18-ти "Вэлов".

Попытка американского командования нейтрализовать базовую авиацию противника потерпела неудачу. Назначенные для превентивной бомбардировки Рабаула, шестнадцать В-17Е под командованием подполковника Р. Кармичела опоздали на два с половиной часа, двое вернулись из-за неполадок в двигателях, один разбился при взлёте. Вылетевшие с аэродрома в Австралии "Летающие крепости" дозаправились в Порт-Морсби и появились над Рабаулом в 10:30. Они перепахали взлётную полосу аэродрома в Рабауле, японские истребители А6М3 из 2-й авиагруппы сбили один В-17, а воздушные стрелки доложили о семи сбитых истребителях.

Командующий 8-м флотом адмирал Микава уверенный, что американцев остановит не воздушная, а морская мощь собирал корабли для удара по десанту. Его флагман тяжёлый крейсер "Текай", занимался боевой подготовкой в море вблизи Рабаула. 6-я дивизия крейсеров контр-адмирала Гото в составе "Аоба", "Како", "Фурутака" и "Кинугаса", свидетели гибели авианосца "Сёхо" в Коралловом море, находилась в Кавиенге. Все они получили приказ срочно прибыть в Рабаул. Американский разведчик В-17Е обнаружил 6-ю дивизию крейсеров в 12:30 к северу от Рабаула, и сообщил о пяти крейсерах и эсминце. На эту информацию не обратили внимания, подумаешь какие то корабли противника, идут из одной базы в другую.

Из двух лёгких крейсеров и восьми эсминцев входивших в состав 8-го флота в Рабауле был только лёгкий крейсер "Тенрю". Один лёгкий крейсер с двумя эсминцами сопровождал конвой в Буну, два эсминца получившие повреждения от атак авиации, при сопровождении предыдущих конвоев ушли на ремонт в Сингапур. Ещё три устаревших эсминца стояли в Рабауле на переоборудовании в скоростные войсковые транспорты. С конвоем из Трука в Рабаул прибыли лёгкий крейсер "Юбари" и эсминец "Юнаги" из состава 4-го флота, адмирал Микава приказным порядком включил их в состав своего ударного соединения.

В 14:30 Микава со штабом поднялся на борт своего флагмана и в 16:48, в сопровождении двух лёгких крейсеров и эсминца вышел в точку рандеву с крейсерами 6-й дивизии. Встреча с ними произошла через три часа после выхода из гавани. Уже в сумерках в 20:00, японское соединение напоролось на американскую подводную лодку S-38 (капитан 3-го ранга Х. Мансон), встреча оказалась неожиданной для обеих сторон. Американцы едва успели погрузиться, а японцы шарахнулись в сторону, с ужасом вглядываясь в поверхность моря, но торпедной атаки не последовало. Зато радиограмма об обнаружении "двух эсминцев и трёх больших кораблях, следующих на юго-восток" была отправлена в Перл-Харбор. Когда и эта телеграмма дошла до адмирала Тернера то тоже не очень его обеспокоила, подумаешь, где-то далеко на севере несколько японских кораблей покинули гавань.

Три японские подводные лодки, патрулировавшие у северного побережья Австралии, получили приказ следовать к Гуадалканалу. Днём с Трука в Рабаул пришли ещё три подводные лодки, после дозаправки и пополнения запасов они смогли выйти на поиск противника только 9 августа.

На этот момент в Рабауле шла подготовка сил к высадке десанта в бухте Милн на Новой Гвинее с целью захвата находящегося там аэродрома. По решению командующего 17-й армии 519 человек были погружены на транспорты и отправлены к Гуадалканалу, вслед за крейсерами. В случае если соединение адмирала Микавы добьётся победы, они должны были высадиться на остров и разгромить американский десант. На следующий день, когда стали примерно известны силы американского десанта, транспортам приказали вернуться в Рабаул. На обратном пути их подкараулила подводная лодка S-38, на этот раз она не упустила свой шанс и потопила транспорт "Мейо-Мару", погибло 342 человека.

8 августа. Всё хорошо прекрасная маркиза:

Ночью на Тулаги и прилегающих островках никто не сомкнул глаз, японцы несколько раз, то с истошными криками "Банзай!" то, незаметно подкравшись, бросались в атаку. Практически каждый раз дело доходило до рукопашной, к утру все джунгли были завалены трупами. На Гуадалканале несколько мелких групп японцев также попытались напасть на противника, но в основном американцы не давали себе спать сами, на каждый шорох или звук из джунглей они открывали бешеную пальбу, перебив много животных ведущих ночной образ жизни.

С рассветом морская пехота на Гуадалканале начала дальнейшее наступление, захватила аэродром с недостроенной взлётной полосой, электростанцию и склады с запасами продовольствия, оружия и медикаментов. Аэродром, назвали "Гендерсон-Филд" в честь командира эскадрильи бомбардировщиков корпуса морской пехоты, майора Гендерсона погибшего в сражении у Мидуэя.

На другой стороне пролива к утру, японцы укрылись в своих пещерах, а американцы пошли на штурм. На Тулаги капитану Торгерсону пришла в голову мысль подрывать входы в пещеры. Подползая, под прикрытием снайперов, американцы закладывали взрывчатку и подрывали пещеры. Таким образом, хоронили защитников острова живьём. На Танамбого где пещеры местами подходили к самому берегу, этот метод не прошёл. Здесь после обстрела из корабельных орудий высадили подкрепление с двумя танками амфибиями, но японцы буквально бросились на танки в рукопашную и сожгли их. Для подавления опорных пунктов пришлось вызывать пикировщики с авианосцев. "Стойкость японских солдат потрясла нас до глубины души, они все как один сражались до последнего вздоха, предпочитая скорее покончить с собой, нежели сдаться на милость наших солдат" - писал потом генерал-майор Вандегрифт. В плен было взято только двадцать три человека. В общем, эти три островка были захвачены к 22:00, когда на них в живых не осталось ни одного японца. Собственные потери американцев составили 108 человек убитыми и 140 раненными. Командующий вооруженными силами в южной части Тихого океана вице-адмирал Гормли из Нумеа прислал телеграмму: "Достигнутые к настоящему времени результаты позволяют каждому офицеру и рядовому, гордится нашими силами вторжения".

В этот день в Рабауле утром к вылету подготовили 14-ть G4M1 из 4-й авиагруппы и девять из авиагруппы "Мисава", в сопровождении 15-ти А6М2 авиагруппы "Тайнань", "Бэтти" на этот раз несли торпеды. О приближении вражеских самолётов американцы узнали на много раньше обнаружения их радарами кораблей. Ещё в 1939 г. австралийские ВМС скрытно развернули на Соломоновых островах свои наблюдательные посты, снабжённые радиостанциями, многие из них необнаруженные японцами продолжали работать, сообщая командованию о замеченных кораблях, самолетах и войсках противника.

Транспорты успели сняться с якорей и отойти от берега. Американские истребители были подняты заблаговременно, одна группа завязала бой с "Зеро". В это время пилоты из эскадрильи VF-5 атаковали торпедоносцы и смогли сбить несколько ещё до сброса торпед, две сбитых записано на счет энсина В.М. Роуса, одна на Д. Руниона. В этом бою американцы потеряли четыре "Уайлдкэта", о потерях японских истребителей не сообщали даже американцы, видимо их не было. Крейсера и эсминцы своим огнём преградили путь к транспортам, и заявили о 13-ти сбитых "Бэтти". В цель попала одна торпеда, повредив эсминец "Джарвис" и два горящих торпедоносца врезались в транспорты, один тяжело повредил быстроходный транспорт "Барнет", а второй врезался в палубу транспорта "Дж. Ф. Элиот". Команда в панике покинула корабль, начавшийся пожар так и не смогли потушить и на следующее утро его добили свои корабли. Одна "Бэтти" упала в воду так близко к борту американского транспорта, что его матросы бросили спасательные круги оставшимся в живых японским пилотам. На самом деле, на базу не вернулось пять "Бэтти", все остальные получили повреждения различной тяжести. Пилоты заявили о потоплении тяжёлого крейсера, эсминца и девяти транспортов, и повреждении ещё нескольких кораблей. Видимо в этот день в вылете участвовали и оставшиеся шесть-семь "Вэлов" из 2-й авиагруппы, есть сведенья, что в транспорты врезались горящие пикировщики, а не торпедоносцы. Сколько из них было сбито не известно, все равно, ни один из них из-за нехватки топлива на базу не вернулся.

За весь день 8 августа самолёты с американских авианосцев совершили 388 вылетов, на поддержку наступления на островах, разведку и отражение налётов противника. В воздушных боях наиболее отличился унтер-офицер Дональд Рунион из VF-5 , сбивший три самолёта ("Бэтти" и 2 "Вела"), к концу войны на его счету будет 11 побед, неплохой результат для американского флота.

Они идут.

Согласно плана операции авианосцы вице-адмирала Флетчера должны были обеспечивать прикрытие высадки в течение 48-ми часов. Однако в 18:00 через 36 часов после начала высадки он потребовал у вице-адмирала Гормли разрешения вывести авианосцы из боя. Причины им были указаны следующие - в связи с наличием большого количества японских ударных самолётов в этом районе, в связи с большими потерями в истребителях, и из-за необходимости пополнить запасы топлива у кораблей эскорта. Не дожидаясь ответа, он начал отход на юго-восток.

Командующий десантными силами контр-адмирал Тэрнер считал, что ему для полной разгрузки транспортов понадобится ещё два дня, к вечеру 8-го было выгружено 25% грузов. Он узнал об отходе Флетчера из перехваченной радиограммы! Флетчер уходит, потеряв 16 истребителей и два пикировщика, ещё пять истребителей выведены из строя, ссылаясь на наличие большого количества ударных самолётов противника в этом районе, хотя за два дня были серьёзно повреждены всего три корабля! Тэрнер был в бешенстве! Вероятность атаки японской авиации на соединение Флетчера с учетом того, что район маневрирования авианосцев юго-восточнее Гуадалканала находился вне радиуса действия "Зеро", была минимальной. Послать "Бэтти" без истребительного прикрытия против авианосцев японцы могли, но по опыту боевых действий вероятность успеха такой атаки была ничтожно мала. К тому же за два дня японская авиаразведка так и не смогла обнаружить американские авианосцы.

Практически одновременно в 18:21 Тэрнер получил ещё одну радиограмму из Австралии. В ней сообщалось, что разведывательный "Хадсон" в 10:26 обнаружил японские корабли, входившие в пролив между островами Шуазель и Бугенвиль, в 350 милях на северо-запад от Гуадалканала. Сильный зенитный огонь помешал пилоту определить класс кораблей, он доложил об обнаружении 3-х крейсеров, 3-х эсминцев и 2-х гидроавианосцев, а что помешало ему выйти в эфир и доложить о контакте немедленно история умалчивает. Продолжив полёт согласно графика, вернувшись на базу и попив чайку, он спокойно отправился на доклад. Восемь драгоценных часов были потеряны!

Действуй пилот согласно инструкции и немедленно выйди в эфир, на разведку были бы отправлены самолёты с авианосцев, наверняка они определили бы действительный состав соединения. Возможно, Флетчер до захода солнца успел бы нанести удар почти всей своей палубной авиацией. Никто не сообщил Тэрнеру, что пролив, получивший позднее название Слот (Щель), по которому к нему шли японские корабли, в течение дня не был осмотрен, так как самолёт, назначенный для поиска на этом направлении, из-за плохой погоды вернулся на базу. Исходя из разведданных, в связи с наличием у противника гидроавианосцев, им были сделаны выводы, что возможно японцы планируют создать базу гидросамолетов на одном из островов северо-западнее Гуадалканала, с целью начать с утра совместные атаки базовой и гидроавиации.

В 20:30 Тэрнер вызвал к себе на штабной транспорт для совещания командира дивизии морской пехоты генерал-майора Вандегрифта и командующего силами охранения австралийского контр-адмирала Крачли. "Поскольку мы остались без авиационного прикрытия, на рассвете я увожу свои транспорты" - сообщил им Тэрнер. Настала очередь прийти в уныние генералу Вандегрифту, которого оставляли без необходимого количества продовольствия, боеприпасов и без авиационной поддержки.

Совещание командования закончилось около ноля часов 9 августа. Разгрузка транспортов из-за темноты прекратилась, морская пехота праздновала победу на Тулаги и окапывалась на Гуадалканале, а корабли охранения заняли свои места согласно ночной диспозиции. Так как ночной атаки надводных кораблей противника не ожидалось, а люди находились на постах в боеготовности ╧ 1 уже 48 часов, то половину экипажей отправили отдыхать.

Силы охранения были разделены на три группы, каждая патрулировала в своём секторе. В радиолокационный дозор на наиболее опасные направления были высланы два эсминца. Адмирал Крачли убыл на совещание на своём флагманском крейсере "Австралия", оставив за себя командира "Чикаго" кэптена Боуда и не дав ему ни каких указаний на случай нападения противника. Зная, что адмирал вернётся к полуночи, тот отправился спать, вообще оставив соединение без командира! По окончании совещания Крачли решил не возвращаться к своему соединению, а патрулировать до утра в 7 милях к западу от транспортов! На этот момент японское соединение находилось в часе хода от охранения американцев.

Вице-адмирал Микава вёл свои корабли, чтобы уничтожить транспорты противника и сорвать высадку десанта. Утром 8 августа, ещё до обнаружения австралийским "Хадсоном", он отправил на разведку бортовые гидросамолёты с крейсеров E13A1 "Джейк" и F1M2 "Пит". Одного из них F1M2 сбил "Доунтлес" из VS-5 также летавший на разведку, но двое к полудню вернулись, доставив ценные сведения.

Согласно их данных добытых, несмотря на истребительные патрули, противник имел в районе высадки 18 транспортов, линкор, 6 крейсеров и 19 эсминцев. О наличии до сих пор не обнаруженных авианосцев, прикрывающих десант, было известно от пилотов базовой авиации, по присутствию в воздухе палубных самолётов противника. Микава планировал стремительной ночной атакой прорваться к якорным стоянкам у Гуадалканала и Тулаги, где артиллерией и торпедами уничтожить транспорты противника. Затем быстрый отход, чтобы не попасть под удар палубной авиации с наступлением утра.

За два часа хода до Гуадалканала Микава поднял два самолёта Е13А1 с осветительными бомбами для уточнения положения противника и целеуказания. В 23:45 они были замечены с американских кораблей и опознаны, но опять никаких мер предосторожности принято не было. На рейде Тулаги горел подожженный в результате дневного налёта транспорт "Дж. Ф. Элиот", служа прекрасным ориентиром японским лётчикам.

9 августа. "Текай" подкрался незаметно.

Японцы не имели радиолокаторов, но на каждых довоенных учениях они отрабатывали основной вопрос боевой учёбы - внезапная ночная атака. Это была основа их тактики против числено превосходящего противника. Для выполнения подобной задачи они имели подготовленный личный состав, прекрасные ночные приборы наблюдения и вооружение во многом лучше, чем у противника.

Корабли Микавы в 0:54 заметили несущий радиолокационный дозор эсминец "Блю" и прошли у него за кормой в трёх километрах!!! Американцы объясняют этот факт несовершенством радара, который не выделял целей на фоне берега, а сигнальщики всё своё внимание сосредоточили на появившейся прямо по курсу шхуне?! Второй дозорный эсминец японцы тоже заметили в 1:15 и обошли, правда, на большей дистанции. В 1:34 они повстречали эсминец "Джарвис" повреждённый авиаторпедой во время дневной атаки, он шел на тыловую базу для ремонта, его средства связи были выведены из строя. Не открывая артиллерийского огня, по нему выпустили несколько торпед, но промахнулись. Обеспокоенный тем, что позади остались три корабля противника, Микава приказал своему единственному эсминцу отделиться и прикрывать крейсера с тыла.

В 1:36 впереди была обнаружена южная группа охранения (2 крейсера и 2 эсминца), патрулировавшая в проливе между островом Саво и Гуадалканалом. Через две минуты Микава приказал выпустить торпеды, с дистанции 60 кабельтовых. Через 5 минут американский эсминец заметил странные тени в 25 каб., и передал по радио: "Внимание! Внимание! Три вражеских корабля в акватории острова Саво!" В этот момент японские самолёты сбросили САБы над транспортами у Тулаги и на их фоне чётко обозначились силуэты американских кораблей. Японцы немедленно открыли огонь из всех орудий.

В идущий головным австралийский крейсер "Канберра" две торпеды и первые снаряды попали практически одновременно, всего он получил 24 снаряда (затонул в 8:00). Шедший вторым "Чикаго" получил торпеду в нос и снаряд в основание мачты, его артиллеристы ничего не видя, стреляли наугад. Корабль спасло то, что, сохранив ход в 25 узлов, он отвернул влево, и разминулся с противником, который повернул в другую сторону, обнаружив северную группу охранения. Командир "Чикаго" кэптен Боуд даже не сообщил о том, что он ведёт бой. Оба американских эсминца этой группы получили серьезные повреждения. За 6 минут с первой группой было практически покончено, но атаку транспортов пришлось отложить, чтобы северная группа кораблей противника не атаковала с фланга. Читателям, наверное, уже не покажется странным, что и эти корабли союзников даже не подозревали о противнике.

Северная группа патрулировала в проливе между островами Саво и Флорида и состояла из четырёх крейсеров и двух эсминцев. Продолжая добивать южную группу, японцы в 1:49 выпустили торпеды по северной, а через минуту перенесли огонь. Головной тяжелый крейсер "Винсеннс" несколько минут "упрашивал" японцев не стрелять по "своим", а открывшая огонь "Астория" прекратила его, как только командир крейсера поднялся на мостик и приказал прекратить "обстрел своих кораблей". Японцы, получившие время для сближения с противником, за 20 минут превратили три тяжелых крейсера в горящие развалины.

Флагман "Винсеннс" получив три торпеды и град снарядов, в 2:50 перевернулся и затонул, еще раньше в 2:35 отправился на дно "Куинси. "Асторию" пытались спасти, но к полудню поняли, что бесполезно, в 14:15 она затонула. За время этого боя в японские крейсера попало 5 или 6 снарядов (58 убитых и 53 раненых), самый большой урон нанесли два снаряда с "Куинси" уничтоживший штурманскую рубку на японском флагмане "Текай", где сгорели все карты района, которыми пользовался штаб адмирала Микавы.

Японские гидросамолёты продолжали сбрасывать САБы над транспортами противника, охранение которых было практически разгромлено. Участие американской авиации в этом бою заключалось так же в освещении поля боя, гидросамолёты горели на катапультах своих крейсеров, прекрасно помогая японским наводчикам в прицеливании.

У союзников оставалось два лёгких крейсера и десяток эсминцев, плюс адмирал Крачли на "Австралии", все они находились несколькими группами на значительном удалении друг от друга. Казались японцам, не составило бы большого труда уничтожить все транспорты и поставить точку на операции "Уотчтауэр", но в 2:40 Микава отдал приказ отходить. Основной причиной заставившей японского командующего принять это решение были американские авианосцы, об уходе которых он не знал. До рассвета оставалось всего несколько часов, а в ходе боя строй его кораблей был нарушен, шли они курсом, уводящим от транспортов. Почти все торпеды были израсходованы, штурманские карты района уничтожены. Перестроение, смена курса и атака транспортов противника задержали бы японское соединение в районе острова до самого рассвета и неминуемо подставили под удары палубной авиации. Авиации, которой не было.


Крейсер "Австралия"

Все это время с 18:00 Флетчер вёл свои авианосцы на юго-восток, около 1:00 он приостановил отход, так как разрешения от командования всё ещё не было получено. После 2:00 стали поступать первые известия о разгроме у Гуадалканала. Тэрнер по радио взывал о помощи. Командир авианосца "Уосп" чьи пилоты имели опыт ночных полётов, предложил атаковать противника силами своей авиагруппы, командующий три раза ответил отказом на его настойчивые просьбы. Наконец в 3:30 пришло разрешение адмирала Гормли на отход от Гуадалканала, Флетчер с чистой совестью продолжил движение в тыл.

Адмиралу Гормли из Нумеа конечно трудно было разобраться в обстановке, единственное, что он понял это то, что драгоценные авианосцы в опасности. Американцы даже по прошествии времени не любят разбирать действия Флетчера, в его оправдание обычно говорят, про усталость от огромной ответственности за полугодовой период непрерывных боёв, про лежащую на душе тяжесть от потерь "Лексингтона" и "Йорктауна", случившихся под его командованием.

Полный "БАНЗАЙ".

Отход японского соединения прошёл без атак воздушного противника, в воздухе не было ударных самолётов врага, ответный удар японцы получили из-под воды. Примерно в 9:10 утра 10 августа, в 70 милях от Кавьенга в борт крейсера "Како" попали три торпеды из четырёх выпущенных подводной лодкой "S-44"(капитан 3 ранга Д. Мур). Крейсер перевернулся и затонул в течение пяти минут (погибло 70 человек). Несмотря на эту потерю, японские моряки снова почувствовали вкус победы. Четыре тяжёлых крейсера потоплены, один тяжело повреждён, повреждения получили и три американских эсминца, хотя японцы практически не обращали на них внимания, всего погибло 1023 человека, 709 ранено. Микава считал, что утопил 7 крейсеров и 5 эсминцев. Расследование причин поражения проведённое американским командованием показало, что виновных так много, что лучше никого не наказывать, только командир "Чикаго" кэптен Боуд не пережив позора, застрелился, а командир "Винсенса" и северной группы охранения кэптен Ривхолл надломленный гибелью своего корабля повредился умом.

Утром 9 августа, под занавес произошёл ещё один трагический эпизод, унёсший 247 человеческих жизней. Из Рабаула вылетели 16 "Бэтти" авиагруппы "Мисава" в сопровождении 15 "Зеро", с задачей провести поиск юго-восточнее Гуадалканала и атаковать отходящие корабли противника. Японцы считали, что после такого разгрома американцы начали отход. Но они обнаружили только эсминец "Джарвис", повреждённый попаданием авиаторпеды во время вчерашнего налёта и идущий на ремонт в Австралию. Ночью он удачно избежал гибели, от торпед крейсеров адмирала Микавы, а затем был атакован единственным участвовавшим в бою японским эсминцем, доложившем о потоплении крейсера. Но остался цел, видимо судьба определила ему погибнуть от торпед "Бэтти". Экипаж "Джарвиса" дорого продал свои жизни, сбив три торпедоносца, прежде чем две торпеды разорвали его корпус. До конца войны эсминец считался пропавшим без вести, о причинах гибели корабля американцы узнали только после войны.

Тэрнер продолжал разгрузку транспортов весь день, не смотря на всю опасность нахождения у Гуадалканала без авиационного и вообще какого либо прикрытия. Так как при загрузке транспортов первоочередными грузами были вооружение, техника и боеприпасы, то продовольствие оказалось в самой глубине трюмов. Транспорты ушли разгруженными на 50 %, а некоторые и того меньше, по этому продовольствия успели выгрузить лишь на месяц. Правда, на японских складах было захвачено много риса. Вечером 9 августа все американские корабли покинули пролив Железное дно.

За три дня боёв 4-я авиагруппа и пришедшая ей на помощь авиагруппа "Мисава" потеряли только над Гуадалканалом 15 бомбардировщиков, потери истребителей были не столь значительны, кроме того, большое количество самолётов получили тяжёлые повреждения. Помимо вылетов к Гуадалканалу в эти дни продолжались и вылеты против сил союзников на Новой Гвинее. Всего к вечеру 10 августа 24 "Бэтти" не вернулись на базу, еще два сели на вынужденную и один разбился при посадке, это 43 процента от имевшихся в Рабауле 8 августа. Положение во 2-й смешанной авиагруппе было ещё хуже, по японским данным все 16 пикирующих бомбардировщиков D3А1 "Вэл" за три дня были потеряны, в основном из-за нехватки топлива на обратный путь.

Полное отсутствие аэродромов на протяжении 600 миль между Рабаулом и Гуадалканалом дорого обошлось японцам, многие получившие повреждения самолёты не смогли дотянуть до базы. Ежедневные 8-ми часовые вылеты изматывали экипажи, проведя 3,5 часа в тесной кабине, пилот должен был вступить в бой с американскими летчиками, которые, хорошо отдохнув и попив кофейку, только что взлетели с авианосца. Только высокий уровень мастерства большинства японских лётчиков-истребителей и прекрасная маневренность "Зеро" пока выручали японцев.

Морская пехота на Гуадалканале окапывалась вокруг недостроенной взлётной полосы. Генерал Вандегрифт имея внушительный перевес в живой силе и технике, но оставленный без достаточного снабжения перешёл к обороне. Днём в небе господствовали японские самолёты, по ночам японские эсминцы и подводные лодки, патрулирующие возле островов, обстреливали позиции морской пехоты. Все свои надежды американцы возлагали на скорейшее введение в строй аэродрома, работы по его завершению шли полным ходом. В качестве стройматериала для ВПП использовался дроблёный коралл. Воспользовавшись тем, что американцы не заняли остров полностью, японское командование решило отбить его, перебросив армейские части с задачей в первую очередь захватить аэродром. В джунглях завязались ожесточенные бои.

Выполнение планов операции "Уотчтауэр" растянулось на шесть месяцев, борьба за Гуадалканал превратилась в битву на истощение, исход которой определил весь последующий ход боевых действий на Тихом океане.


 





Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100