главная история авиации авиация второй мировой
   RAF в России
             
         n Михаил Супрун  


 

Ярким примером боевого сотрудничества союзников по Антигитлеровской коалиций в советской литературе обычно называется французская эскадрилья "Нормандия-Неман". Но даже в серьезных научных изданиях не всегда можно прочитать о двух английских эскадрильях, защищавших небо над Мурманском, о челночных перелетах союзных бомбардировщиков, базировавшихся под Архангельском и Полтавой. Об английских кораблях и подводных лодках, действовавших с советских баз, можно встретить лишь краткое упоминание, обычно вскользь, как бы между прочим. Военно-морское сотрудничество союзников     отдельная, необычайно интересная страница истории войны,    несомненно, заслуживает специальной работы. В данной же статье речь пойдет о наиболее значительных эпизодах военного сотрудничества английских и советских летчиков в годы второй мировой войны.

Известно, что начало этому сотрудничеству положила речь У. Черчилля, выступившего в поддержку Советского Союза спустя несколько часов после того, как германские войска перешли границу на востоке. За декларацией о взаимопомощи последовало соглашение от 12 июля 1941 г о совместных действиях в войне. Весь мир напряженно ждал, в чем же проявится это сотрудничество. Посол СССР И. Майский в Лондоне и В. Молотов в Москве не раз напоминали только что приобретенным союзникам о желательности совместных активных действий. Английский посол в России С. Криппс не без влияния бесед с советскими руководителями предложил британскому кабинету провести две операции: либо высадить десант во Франции, против чего единодушно выступил английский Генштаб, считая после Дюнкерка операцию самоубийственной, либо нанести удар в Арктике. Второй план вызвал возражения в адмиралтействе как весьма рискованный в условиях полярного дня, без поддержки Северного флота и его авиации. Тем не менее после напряженных обсуждений было решено самолетами с авианосцев бомбардировать две важнейшие базы Немцев в Арктике: Петсамо и Киркенес1.

Операция была запланирована на 30 июля. Именно в то время немецкие егеря развернули массированное наступление на Мурманск, и помощь пришлась как нельзя кстати. Помимо двух подводных лодок, переброшенных в Полярный, к берегам Северной Норвегии направились два авианосца     Викториес и Фьюриес     в сопровождении восьми боевых кораблей. Было очевидно, что подготовить такую операцию в крайне сжатые сроки, без согласования с союзниками было крайне сложно. Рассчитывать во многом можно было лишь на удачу. К сожалению, она отвернулась от англичан в самом начале операции. Эскадру обнаружил немецкий самолет-разведчик. Внезапность была утрачена.

Несмотря на повышенную степень риска, 20 альбакор 827 и 18 эскадрилий, прикрываемые девятью истребителями, ровно в полдень поднялись с палубы авианосца Викториес, взяв курс на Киркенес. Спустя несколько минут для атаки Петсамо с Фьюриеса были подняты 24 альбакоры, свордфиша и фулмара. Через четверть часа самолеты были на подходе к цели. Но там их уже ждали. Несколько мелких судов, оставшиеся в гавани Киркенеca, открыли плотный заградительный огонь. В воздух с двух соседних немецких аэродромов была поднята вся истребительная авиация2. Это был настоящий ад,    вспоминает бывший стрелок-радист Фрэнк Смит.     Повернувшись, мы увидели, как третий самолет падал к земле. Из девяти членов трех экипажей спасся лишь радист. При втором заходе было убито еще шесть человек из пяти. Нас атаковали 110-е, два самолета из нашего крыла отвернули к русской границе. Оба были сбиты. Один упал в море, другой     на территории России3. Уцелевшим самолетам все же удалось сбросить торпеды. В результате были повреждены два транспорта. В воздушном бою сбито три мессершмитта и один Ю-87. Несколько вражеских машин получили серьезные повреждения. Потери англичан были несоизмеримы. Из 29 самолетов до палубы Викториеса дотянуло лишь 18.

В Петсамо немцы оказали не столь серьезное сопротивление. Но и англичане не нашли там достойных целей. Был потоплен небольшой пароход и повреждено несколько деревянных мотоботов. В атаке сбито два альбакора и фулмар4. Как ни велики были потери, бомбардировка полярных немецких баз вполне оправдала себя. Своими действиями англичане не только продемонстрировали миру реальность боевого сотрудничества с коммунистической державой, но и заставили поверить Гитлера в возможность открытия второго фронта в Норвегии. С точки зрения тактики операция англичан на севере Норвегии позволила смягчить удар егерей по Мурманску, дав возможность союзнику укрепить оборону Заполярья.

Одновременно с бомбардировкой Петсамо и Киркенеса англичане приступили к операции по снятию советских и норвежских шахтеров со Шпицбергена и осуществлению операции "Стрендж" (Сила). Демонстрацией этой силы стала переброска в Советский Союз 151 авиакрыла для участия в совместных боевых действиях и обучения русских летчиков управлению английскими харрикейнами с последующей их передачей советским ВВС.

151 крыло было сформировано в июле 1941 г специально для отправки в СССР и состояло из 134 (майор А.Г. Миллер) и 81 (майор А.Х. Рук) эскадрилий. В состав крыла входило более 30 летчиков, до сотни человек офицеров управления, техников и летных диспетчеров и около четырехсот человек обслуживающего персонала: медиков, поваров, шоферов, переводчиков. Всего около 550 человек. Крылом командовал всеми любимый новозеландец подполковник X. Ишервуд, отличный регбист и очень остроумный собеседник5.

Для переброски состава крыла в Россию было избрано несколько путей: на британских кораблях, русских эсминцах и транспортах, на поездах через Москву. Основная же часть соединения     летчики, управленцы и техники     вместе с самолетами была отправлена двумя большими партиями: на пароходах через Архангельск с упакованными самолетами и вторая     своим ходом, с палубы авианосца на аэродром Ваенга-1, что близ Полярного.

31 августа 1941 г к причалам Архангельска подошли суда первого английского конвоя PQ-0 ("Дервиш"), на котором и прибыли английские летчики. Часть управленцев и техников тотчас были отправлены в Ваенгу двумя транспортными самолетами. Основная группа во главе с командиром крыла через пару дней отбыла в Мурманск на двух английских эсминцах. Остальные были переправлены по железной дороге либо через Кандалакшу, куда добирались пароходом, либо непосредственно из Архангельска6. В Архангельске были оставлены иронично названная англичанами "errection party" инженера лейтенанта Гиттинса и часть летчиков-испытателей. Их задачей были сборка и облет доставленных в ящиках 15 харрикейнов. Местом работ был определен аэродром Кегостров в центре Архангельска. Поселили англичан на борту парохода Иван Каляев     того самого, который доставил к Николо-Корельскому монастырю первых строителей города Северодвинска. Уместно заметить, что без малого за 400 лет до этого события, в 1553 г, именно к Николо-Корельскому монастырю прибило английский корабль Ричарда Ченслера, положившего начало связям Англии и России. Колесный пароходик полюбился англичанам и получил ласковые прозвища Missouri Scow (Шаланда с Миссури) и Winkle-Barge (Гоночная баржа).

1 сентября "errection party" приступила к работе, длившейся обычно 10-12 часов. Уже на следующий день первые два харрикейна обрели крылья. На четвертый был запущен первый двигатель, а на шестой день в 14.45 летчики Рук, Хоулмз и Вуластон подняли в небо три новеньких харрикейна. К 12 сентября все 15 самолетов были собраны и вылетели в Мурманск через аэродром со странным для Заполярья названием Африканда7.

Когда на Кегострове начинались облеты харрикейнов, решено было приступить ко второму этапу операции "Стрендж" 7 сентября авианосец Аргус прошел 33-й меридиан и приблизился к намеченной точке в Баренцевом море. Отсюда (69.30N; 33.10Е) с палубы Аргуса, взяла курс на Ваенгу основная группа крыла из 24 самолетов. Посадка прошла нормально, если не считать поломок двух машин, садившихся с поврежденными еще на авианосце шасси8. Три дня крыло отдыхало. Лишь 11 сентября состоялся первый боевой вылет на патрулирование линии фронта. А через день     воздушный бой с утратами и победами. Летчики 81 эскадрильи сбили и серьезно повредили четыре Ме-109. Увлекшись преследованием мессершмитта, 18-летний сержант Норман Смит не заметил зашедшего в хвост вражеского истребителя. Это была первая и последняя смерть в английском крыле над Россией. Второе крупное воздушное сражение англичан в Заполярье состоялось 6 октября при отражении налета юнкерсов на аэродром. Три сбитых и девять поврежденных вражеских самолетов были занесены на победный счет англичан9. В остальные дни в ходе патрулирования или сопровождения советских бомбардировщиков столкновения с противником носили лишь эпизодический характер. Активизации действий авиации мешали метеоусловия. За два месяца пребывания крыла в России погода позволила нормально летать лишь одну неделю. Но и за этот короткий промежуток времени англичане успели отлично показать себя и свои самолеты. Соотношение потерь крыла и потерь противника составило 1:1510.

Союзники весьма успешно решали и вторую задачу пребывания в России     обучение советских летчиков управлению новыми машинами. Первыми русскими пилотами, поднявшими в воздух харрикейн, стали прославленные асы Заполярья     генерал-майор Кузнецов и капитан Сафонов11. В конце сентября при крыле была создана учебно-тренировочная эскадрилья, в которую в качестве инструкторов были введены советские летчики капитаны Рапутсоков, Сафонов, Кухаренко и старший лейтенант Яковенко. Началось интенсивное обучение советских пилотов. Англичане были в очередной раз удивлены: рядовые русские летчики и механики сдали экзамены по харрикейну, набрав 80-98 баллов из ста, что часто было недоступно английским офицерам12. Тот, кто летает на И-16, легко освоит самый сложный самолет,    не без оттенка хвастовства заявляли выпускники курсов.

Из успешно сдавших экзамены было сформировано три советские эскадрильи харрикейнов под командованием капитана Сафонова. А спустя два-три дня, 20 октября, была получена телеграмма министра авиации, предлагавшая передать русским все самолеты, а личному составу крыла возвратиться на родину. С того дня английские летчики стали упаковывать чемоданы и группами, с различными оказиями выезжать в Великобританию. 16 ноября последняя партия из семи офицеров, 60 сержантов и техников покинула аэродром Ваенга. Над палубами кораблей, где стояли английские летчики, пронеслись харрикейны Героя Советского Союза капитана Сафонова. Они летели строем "Hendon Formaggers", которому научили их англичане. В этой военной церемонии прощания было и стремление прикрыть корабли с английскими пилотами и символ признательности союзникам за помощь.

Вскоре помощь стала поступать регулярно. За первой партией из 48 харрикейнов последовали новые. К апрелю 1942 г истребительные части Северного флота и Карельского фронта более чем на 60% были укомплектованы харрикейнами. А всего за годы войны 7777 самолетов с запчастями и боеприпасами были доставлены в СССР от британского союзника. Из них подавляющее большинство составили истребители: спитфайеры, харрикейны, аэрокобры и киттихоки, заменившие устаревшие советские ишачки и чайки13. Именно эти новые типы машин, на 90% составившие парк истребительной авиации Севера, позволили добиться господства в небе Заполярья и Карелии.

Бок о бок, крыло к крылу с советским харрикейнами продолжали летать самолеты с английскими экипажами. Еще одной крупной совместной операцией советских и английских летчиков стало прикрытие конвоя PQ-18 в сентябре 1942 г. С английской стороны операция получила название "Оратор". Она состояла в том, чтобы обезопасить конвой с моря и воздуха от тяжелых немецких кораблей, и в первую очередь от Тирпица, наводившего страх на флот союзников на протяжении всей войны. Важнейшей частью операции стала организация удара по Тирпицу английскими бомбардировщиками хемпден с советских аэродромов. Но сначала самолетам предстоял чрезвычайно трудный перелет в СССР. Его сложность состояла в том, что дальность хемпдена едва позволяла дотянуть до ближайшей русской авиабазы14. Причем перелет должен был проходить над занятой противником территорией Норвегии и Финляндии, в суровых метеоусловиях. Усилившееся к тому времени недоверие к англичанам после разгрома PQ-17 не сулило теплой встречи и в конечной точке перелета. Чего стоил лишь приказ по Северному флоту от 25 августа 1942 г, запрещавший общение с иностранцами15. К чести английских авиаторов, они достойно преодолели все трудности.

Первыми на север России вылетели разведчики     три спитфайера IV 1-го разведзвена. А спустя несколько дней, 4 сентября 1942 г с английской базы Самбург стартовали 32 бомбардировщика 144 и 455 (австралийской) эскадрилий, взяв курс на Кандалакшу. В этом районе самолетам было проще ориентироваться и преодолевать линию фронта. Близ Кандалакшского залива находились удобные аэродромы, до которых расстояние было несколько короче, а подлеты относительно безопаснее, чем до Ваенги     непосредственного места базирования хемпденов. Правда, для некоторых самолетов данные обстоятельства едва ли послужили облегчением. Из 32 самолетов на советские аэродромы приземлились лишь 23. Еще три машины долетели до советской территории. Две из них из-за нехватки горючего удачно сели на вынужденную. Третья же была ошибочно сбита советской авиацией в районе Полярного. Остальные сбиты или потерпели крушение над Скандинавией (три в Швеции, два в Финляндии, один был подбит патрульным катером у берегов Норвегии)16. С продвижением PQ-18 на восток вслед за хемпденами в Россию перелетели гидропланы каталина, призванные обеспечить безопасность конвоя на море. Всего в операции было задействовано девять летающих лодок 210 английской эскадрильи.

Прибывшие в СССР самолеты были размещены на аэродромах Грязная губа, Лахта, Новая Земля, Холмовское и Ваенга. Сюда же крейсером Тускалуза были доставлены сотрудники английских наземных служб. С борта крейсера привезли и предназначенные для хемпденов американские торпеды Mark ХII. Но этими торпедами союзники так и не воспользовались. Единственный боевой вылет был совершен английскими бомбардировщиками 14 сентября. В тот день разведка сообщила о выходе Тирпица в море. Стала очевидной угроза нападения на конвой. Все 23 хемпдена с торпедами были срочно подняты в воздух на поиски немецкой эскадры. Семь с половиной часов самолеты искали Тирпиц. Не обнаружив линкора, торпедоносцы вернулись в Ваенгу. Здесь летчики узнали, что Тирпиц снова стоит в Нарвике, а его выход в море был связан с "плановыми ходовыми испытаниями"17. Главная опасность миновала. На следующем этапе перехода конвоя, с сохранением угрозы атак подводных лодок и авиации противника, основная работа была возложена на каталин и советские дальние истребители. Использование торпедоносцев для атаки кораблей на базах исключалось.

Ожидая выхода вражеской эскадры в море, английские бомбардировщики до конца операции простояли на аэродроме. Хотя это время прошло не без пользы. До десяти советских экипажей были обучены управлению новыми самолетами. Английское правительство решило все 23 самолета и оставшиеся Фотоспитфайеры безвозмездно передать Северному флоту, что и было сделано 16 октября 1942 г. Каталины же своим ходом по завершении операции перелетели в Англию18.

Операция "Оратор" завершилась вполне успешно, если считать ее основной целью проведение в северные советские порты PQ-18. Однако главные силы германского флота во главе с Тирпицем продолжали создавать угрозу конвоям. Британское адмиралтейство внимательно следило за всеми передвижениями линейных и крейсерских сил Кригсмарине. Регулярно над Тирпицем пролетали английские разведчики. Обо всех передвижениях сил противника англичане сообщали в штаб Северного флота.

В конце августа 1943 г адмиралтейству стало известно о подготовке немцами крупной операции с участием линейных кораблей. Для усиления наблюдения за Тирпицем по договоренности с советским командованием на аэродром Ваенга-1 перелетело 543 звено авиаразведчиков. Звено состояло из трех Фотоспитфайеров, управляемых майором королевских ВВС Робинзоном, лейтенантами Диксоном и Кенрайтом. Летчики подчинялись непосредственно английской военной миссии в Полярном. Через миссию они получали задания и на разведку в интересах Северного флота. С сентября по ноябрь 1943 г спитфайеры с опознавательными знаками королевских ВВС совершили с советских баз 50 самолетовылетов, проведя разведку над основными военно-морскими базами немцев в Северной Норвегии19. И хотя "компетентные органы" не раз докладывали командующему Северным флотом о ведении звеном разведки советской территории, благодаря этим полетам удалось вовремя предупредить союзнические штабы о выходе в море 7 сентября немецкой эскадры во главе с Тирпицем. Информация об операции по разгрому баз союзников на Шпицбергене была полностью подтверждена. На протяжении всего похода английские разведчики безотрывно наблюдали за эскадрой. Возможно, данное обстоятельство заставило командование Кригсмарине завершить операцию раньше намеченного срока. Эти же самолеты, как стало известно после войны, должны были зафиксировать подрыв линейных кораблей английскими мини-подлодками в сентябре 1943 г (операция "Источник"). В ноябре 1943 г все самолеты звена были переданы 118-му разведывательному полку ВВС Северного флота. Пилоты возвратились на родину. Один из них     лейтенант Диксон уезжал, чтобы вновь прилететь в Ваенгу спустя четыре месяца.

1944 год стал годом крупнейших операций союзников за всю войну. Результатом действий Красной Армии стало освобождение советской территории. Основной операцией союзников в Европе стала высадка войск в Нормандии. Если крупномасштабное наступление в Советском Союзе требовало новых и скорейших поставок, то десантная операция во Франции предполагала использование огромного числа плавсредств, занятых на поставках в Россию. Решить эти две задачи можно было лишь в два этапа: сначала перебросить в Россию максимальное число грузов, а затем задействовать суда в десантной операции в Европе. При этом учитывалось и увеличение летом на Севере светлого времени суток. Вот почему с января по май 1944 г северным маршрутом были направлены крупнейшие за всю войну караваны (JW и RA-56, 57, 58, а также RA-59). Следующий конвой (JW-59) был отправлен в Россию с перерывом в два месяца лишь в середине августа.

Посылая на Север крупнейшие караваны, адмиралтейство не без оснований опасалось, как бы они ни стали добычей надводных сил Кригсмарине. В очередной раз королевские военно-морские силы подготовили операцию по уничтожению Тирпица самолетами с авианосца (операция "Танстэн" (Вольфрам)). Для усиления наблюдения за Тирпицем в Ваенгу-1 в марте 1944 г вновь было переброшено звено английских спитфайеров. Майор Фурнис, лейтенанты Сирг и Диксон регулярно докладывали в английскую миссию и штаб Северного флота обо всех передвижениях кораблей германского флота. И в том, что в ходе атаки авианосной группы в марте 1944 г ведущий корабль Кригсмарине был выведен из строя на четыре месяца, была и заслуга летчиков спитфайеров. За особые заслуги пилотам, побывавшим в России, было разрешено вместе с английскими наградами носить сувенирные советские звездочки, чем летчики очень гордились. Как и в предыдущих случаях все самолеты по возвращении пилотов в Англию в конце мая были переданы 118-му советскому авиаполку20.

С высвобождением судов после десанта в Нормандии, с увеличением продолжительности полярной ночи в августе-сентябре 1944 г возобновились и поставки северным путем. И снова британское адмиралтейство разрабатывает план уничтожения Тирпица. Сначала в июле (операция "Мэскет"), затем в августе (операция "Гудвуд") самолеты с авианосцев безуспешно атаковали неуязвимого плавающего монстра.

В сентябре 1944 г в очередной раз была разработана операция по уничтожению Тирпица (операция "Параван"). Ее оригинальность состояла в нанесении бомбового удара с советских авиабаз дальними английскими бомбардировщиками. Такая атака должна была обеспечить полную внезапность и наконец-то привести к успеху. Для осуществления этой операции были отобраны лучшие части королевских ВВС: 9 эскадрилья подполковника Бейзина, совершившая первые налеты на Берлин, и 617 эскадрилья. За подрыв дамб на Рейне 617 эскадрилья носила почетное наименование "разрушители дамб". Ею командовал выдающийся английский ас подполковник Тейт, названный в России "английским Покрышкиным". Три высшие награды Великобритании     три ордена "За боевые заслуги" числились в его послужном формуляре. Специально для фиксации ударов в группу ланкастеров был включен фоторазведчик москито из 540 эскадрильи и бомбардировщик из 463 эскадрильи, а для перевозки пассажиров два либерейтора. Самолеты несли в специальных отсеках сверхмощные бомбы весом по 12 тыс. фунтов (более 5 т) каждая. Авиаторы называли их шутливо "долговязики". Отсюда и название всего соединения     "отряд долговязых". Вся группа была подчинена полковнику Макмуллину. В ее экипажах не было ни одного пилота, летавшего над Германией менее 60 раз. Все летчики имели награды или особые поощрения. Операция была обречена на успех. Не случайно бомбардировщики шли на задание без прикрытия истребителей, а в число пассажиров либерейторов включили даже репортеров     военных обозревателей Би-Би-Си и Эй-Пи Р. Байама и В. Веста.

11 сентября ровно в 21 час 41 самолет поднялся в небо с аэродрома Лузимаут, взяв курс на Архангельск. Впереди     десять часов полета.

В Архангельске их ждали давно. Еще в начале июля по флоту ходили слухи о перелете в Россию четырех эскадрилий спитфайеров и двух харрикейнов (?!). В конце августа заговорили о 30 хемпденах. А 6 сентября представитель английской миссии на Севере капитан Уокер уведомил командование Беломорской флотилии о перелете соединения стратегических бомбардировщиков ланкастер. Для расселения англичан к аэродрому Ягодник подогнали пароход И. Каляев, на борту которого в 1941 г жили летчики 151 крыла; построили две землянки на 50 человек. Когда стало известно, что вместо ожидаемых тридцати самолетов прибывает сорок, да еще и с пассажирами (всего 334 человека), в течение суток были вырыты еще две землянки. В каждую установили радио, провели телефон. В распоряжение англичан выделили два катера для связи с городом и два одномоторных самолета21.

12 сентября в 6.00 над Ягодником появился первый ланкастер капитана Прайера. Не отвечая на приветствия после приземления, летчик бросился к радиостанции. Из-за плохой погоды, а главное     несоответствия частот позывных советского радиомаяка и английских радиоприемников, ланкастеры шли на посадку вслепую, без связи. Вот почему из 41 самолета на Ягодник приземлилось лишь 31. Вскоре стало известно, что два самолета сели на Кегострове, два в Васькове и еще два в Онеге. По одному приземлилось в Беломорске, Молотовске, Чумбало-Наволоке и в Талагах. Все эти самолеты требовали мелкого ремонта. К счастью, никто из летчиков серьезно не пострадал. Больше всех не повезло экипажу лейтенанта Кили, приземлившемуся в болоте возле деревни Талаги. К нему пришлось сбросить парашютиста-проводника, который вывел экипаж к реке, где ждал гидроплан. Четыре ланкастера спустя несколько часов самостоятельно перелетели на Ягодник. Шесть остались поврежденными в местах приземления22.

Первый день пребывания на русской земле летчики провели в подготовке самолетов к операции, в поисках отставших экипажей, в обезвреживании бомб, сброшенных ланкастерами близ Молотовска и Лапоминок при заходе на вынужденную посадку.

13 сентября хозяева сочли необходимым ознакомиться с неизвестными им "лучшими машинами Англии". Советские летчики и инженеры по достоинству оценили английские бомбардировщики. Причем каждый, кто осматривал английскую технику, составил для разведотдела штаба подробный отчет увиденного. Особое внимание в этих отчетах обращалось на "секретный" прицел неизвестной конструкции, на модернизированный астрограф, который автоматически вычисляет координаты нахождения самолета, отмечая их на самодвижущейся пленке и карте штурмана.

Не ускользнули от внимания советских техников и два локатора, а также лючок с правой стороны носовой кабины. Удалось выяснить, что он предназначен для выбрасывания фольги, нейтрализующей луч вражеского локатора23. Несмотря на слабые протесты английской стороны, еще много интересного и поучительного открыли для себя советские авиаторы, изучая ланкастеры.

Операция, планировавшаяся на 14 сентября, была отложена английским командованием на день. Командиры эскадрилий совместно с советскими штабными офицерами были заняты уточнением маршрута. Экипажи активно отдыхали. В этот день состоялся международный футбольный матч. За свои команды в качестве полевых игроков выступали два полковника     начальник штаба ВВС Северного флота Логинов и командир британского авиасоединения Макмуллин. На футбольное поле прибыл военный оркестр, исполнявший бравурные марши после каждого забитого гола. Гости проиграли со счетом 0:6, но при этом не очень огорчились. Сегодня мы поняли, какого сильного соперника имеют немцы на русском фронте,    заявил один из английских игроков,    завтра они узнают, на что способны британские летчики24.

Наступило 15 сентября. Строго по плану, в 04.37, москито капитана Вотсона вылетел на разведку погоды в районе цели. Над Каа-фьордом небо было чистым. Как только об этом узнали на Ягоднике, в воздух были подняты 28 ланкастеров. Настроение пилотов было игриво-приподнятым: каждый считал своим долгом пройти на бреющем полете над палубой И. Каляева     их русским домом. В 10.00 легли на курс. На борту     21 сверхмощная бомба и 72 двухсоткилограммовых. В 13.57 вышли на цель. Вражеские зенитки молчали. Вдруг один из самолетов (KCY), летевший слева от флагманского, выпал из строя и устремился на Тирпиц. Общий порядок оказался нарушенным. Ведущий, подполковник Тейт, вынужден был повести эскадру на второй круг. Внезапность была утрачена. Двух минут хватило противнику, чтобы поставить дымовые завесы. На втором заходе бомбы сбрасывали по интуиции. В 14.04 самолеты легли на обратный курс и через три часа приземлились на аэродроме Ягодник. Лишь Фотоланкастер с военными корреспондентами на борту проследовал после атаки в Англию. Задержавшийся над фьордом москито, уверенный в том, что бомбы упали мимо, даже не стал фотографировать Тирпиц. Никто не мог с определенностью сказать, было ли попадание. Лишь спустя пять дней английскому разведчику удалось сфотографировать результаты бомбардировки: на палубе линкора просматривалась легкая дымовая завеса25. После войны выяснилось, что одна бомба все-таки пробила борт линкора и сдетонировала под килем в 10 м от корабля. В результате взрыва в обшивке образовалось пробоина размером 10*14 м, в которую хлынула забортная вода. Получив агентурную информацию из Норвегии, а также фотографии, сделанные авиаразведчиками, специалисты подсчитали, что на ремонт Тирпица потребуется не менее девяти месяцев26. Операция "Параван" успешно завершилась.

Самолеты партиями стали покидать Архангельск. Остававшиеся экипажи коротали время на экскурсиях по городу, а вечерами в аэродромном клубе на танцах да за просмотром русских фильмов. Кое-кто пытался ухаживать за русскими девушками, о чем незамедлительно узнавала советская разведка. 27 сентября в 22.00 состоялась торжественная церемония прощания с пассажирами последних двух либерейторов. К тому времени стали известны результаты бомбардировки. Летчики покидали Россию с чувством исполненного долга. Шесть аварийных ланкастеров безвозмездно передавались Советскому Союзу. Два из них были восстановлены в Кегострове и успешно применены в транспортной и разведывательной авиации. Их конструкция и аппаратура были тщательно изучены при создании советской стратегической авиации. Что касается Тирпица, англичане не стали дожидаться девяти месяцев для его восстановления. 12 ноября 1944 г ланкастеры тех же 9 и 617 эскадрилий с территории Британии завершили затянувшуюся борьбу против "короля океана". Точно сброшенные "долговязики" перевернули килем кверху самый крупный в мире линкор.

С потоплением Тирпица, с разгромом немцев в Заполярье затухает и военное сотрудничество советских и английских летчиков. Сквозь удаляющиеся раскаты канонады мировой войны улавливалось гулкое эхо начинающейся войны "холодной". О былом военном сотрудничестве союзников стали говорить все меньше, а если и говорили, то больше с оттенком неприязни, а вскоре и враждебности. Эта тема была отнесена в СССР к запретным. А причина, как сейчас выясняется, не только в политической обстановке.

Для Севера помощь союзников была более чем существенной. Во многом благодаря этой помощи был создан самый современный для тех лет флот. 185 боевых кораблей, включая линкор и крейсер, которых никогда не было в составе флота Севера, 9 миноносцев, 3 подводные лодки, целую флотилию торпедных катеров поставили англичане и американцы Северному флоту. А ведь к началу войны флот имел всего лишь 51 боевую единицу. Самыми мощными кораблями среди них были 8 миноносцев типа 7 и Куйбышев, которые едва ли могли противостоять любому из немецких линкоров27. Союзники создали на Севере торпедоносную и полностью модернизировали истребительную авиацию. На начало Петсамо-Киркенесской операции, завершившей войну на Севере, из 289 истребителей ВВС Северного флота 254 были английского или американского производства (включая 168 прославленных аэрокобр), а из 72 торпедоносцев     66 американских бостонов28. Эти данные приведены отнюдь не для продолжения дискуссии о том, кто выиграл войну или чей вклад в победу был более значимым. Спор этот неконструктивен по существу. Ясно одно: ни одной из стран Антигитлеровской коалиции в одиночестве была бы не под силу борьба против стран оси. При отсутствии же в Антигитлеровской коалиции одной из ведущих держав разгром фашизма во второй мировой войне мог бы затянуться на долгие годы. Ускорению победы над фашизмом в этой войне во многом способствовало англо-советское сотрудничество. Существенный вклад в укрепление этого сотрудничества и разгром фашистов внесли и авиаторы Великобритании, воевавшие в Советском Заполярье вместе с русскими летчиками и моряками. И в блеске медали "За освобождение Советского Заполярья" несомненно есть и толика сияния кокард с фуражек британских летчиков.


Примечания.

  1. Kitchen M. British Policy towards the Soviet Union during the Second World War. L., 1986, P.66
  2. Hafsten В., Larsstuvold U., Olsen В., Stenersen& S. Flyalarm: Luftkrigen over Norge, 1939-1945. Oslo, 1991, S.124
  3. Это был самолет Сирила Биера, найденный в начале 90-х годов. См.: The Kirkenes Raid //TAGS. March-April, 1992
  4. Brown D. Carrier Operations in World War 2. L., 1974, Vol. 1: The Royal Navy. P.25
  5. Отделение Центрального военно-морского архива (Далее: ОЦВМА), Ф.20, Д.33174, Л.63
  6. Griffith H. R.A.F. in Russia. L., 1942, P.28; Galley J. Hurricanes over Murmansk. L., 1987, P.90
  7. Такое название в Арктике особенно удивляло англичан. Впрочем, в России им приходилось удивляться часто: почему русские женщины так много работают, а в перерывах поют песни? Почему летчики проверяют наличие боезапаса, выпуская еще на земле очередь в соседнюю сопку? Почему им разрешают летать "с похмелья"? См.: Griffith H. R.A.F. in Russia. P.82, 87
  8. Notes from the Diary of J.K.Ross     Flight Commander 134 SQ RAF. 1941. P.2.     копия из архива автора
  9. Griffith H. R.A.F. in Russia. P.67
  10. Ibid P.6, 64; Holmes R. Sky Spy: From Six Miles High to Hitler's Bunker. L., 1989, P.214; Golley J. Hurricanes over Murmansk P.168.
    Примечательно, что потери ВВС Северного флота и противника за тот же период составили 8:17. Впрочем, из 17-ти самолетов, сбитых североморцами и 15-ти англичанами к "достоверным потерям" (т.е. подтвержденным дополнительными источниками, в первую очередь противной стороны) следует относить менее половины.
  11. Holmes R. Sky Spy. P.212
  12. Griffith H. R.A.F. in Russia. P. 85
  13. Аэрокобры, киттихоки и томахоки американского производства поступали в счет английских поставок. Подсчитано автором по: Российский государственный архив экономики Ф.413. Оп.9. Д.433. Л.66-67; ЦВМА Ф.2. Оп.3. Д.21. Л.152 об.
  14. Дальность полета облегченного хемпдена составляла 1040 миль. Между тем расстояние от Самбурга до Ваенги     1314 миль
  15. ОЦВМА Ф.20. Д.17881, Л.244
  16. Schofield E., Nesbit R.C. Arctic Airmen: The RAF in Spitsbergen and North Russia in 1942. L., 1987, P.192; Moyle H.R. The Hampden File. L., 1984, P.45-46
  17. Schofield E., Nesbit R.C. Arctic Airmen. P.194
  18. Там же Р.196-202. Из трех спитфайеров IV один был поврежден в воздушном бою, второй сбит над Альтен-фьордом 27 сентября 1942 г. В тот же день в Ваенге хоронили летчика каталины, лейтенанта Тима Хили. Его самолет двумя днями раньше был обстрелян Ю-88 у острова Кильдин (Там же. Р.195, 208)
  19. ОЦВМА Ф.20, Д.33174 (с), Л.63 об.-64
  20. Там же Л.64; Brown D. Tirpitz: The Floating Fortress. L., 1977, P.33
  21. ОЦВМА Ф.20. Д.33174 с, Л.7, 13, 23, 24
  22. Подробнее о судьбе этих самолетов см.: Котельников В. Ланкастеры с красными звездами //Мир авиации. 1-1992, С.34
  23. ОЦВМА Ф.20, Д.33174 с, Л.8 об.
  24. Там же Л.9 об.
  25. Там же Л.10 об.
  26. Brown D. Tirpitz... P.41; Hafsten В., Larstuvold U, Olsen В., Stenerscn S Flayalarm... P.218
  27. ОЦВМА Ф.11, Д.17814, Л.2, 3, 6. 7, 8
  28. ЦВМА Ф.12. Оп.1, Д.77, Л.311; Д.78. Л.225-227







Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100