Реклама...

    


 
 
главная история авиации авиация второй мировой
   Potez 54 в Испании
             
         n Михаил Жирохов  

В 1936 г. "Потезы" прошли боевое крещение. Столкнувшись с мятежом армейской верхушки во главе с генералом Франко, поддержанным Германией и Италией, правительство Испанской республики начало предпринимать отчаянные усилия по пополнению и модернизации своей авиации. Из бомбардировщиков у республиканцев имелись только устаревшие одномоторные бипланы "Бреге" Вг XIX. К ним  добавили спешно переоборудованные пассажирские "Дрэгоны" и "Фоккеры". Но требовались настоящие боевые машины, которые можно было противопоставить технике, доставляемой франкистам немцами и итальянцами. Одним из источников поступления самолетов поначалу стала Франция, где тогда у власти находилось левое правительство Народного фронта.

К 15 августа в Испанию прибыли пять Р540, а к концу сентября - еще один. Это были обычные серийные бомбардировщики. От состоявших на вооружении во Франции они отличались только тем, что вместо пулеметов "Дарн" поставили "Виккерсы" (тоже французского производства) калибра 7,69 мм и внесли небольшие изменения в бомбовое вооружение, позволявшие использовать имевшиеся у республиканцев авиабомбы.

"Потезы" вошли в состав эскадрильи "Эспанья", которую именовали также "Иностранной группой". Последнее название возникло из-за того, что самолеты прибыли из Франции вместе с экипажами. Французские летчики, штурманы, радисты и механики приехали воевать не только "за идею". Им установили хорошие оклады, предусмотрели премиальные за налет часов и за каждый боевой вылет. Командовал эскадрильей писатель-коммунист Андрэ Мальро. Он был летчиком-любителем, в ВВС никогда не служил и тем более не имел опыта руководства боевой эскадрильей. Но его подчиненные в большинстве ранее являлись военными летчиками и "Потезы" освоили неплохо.

В первое время, пока у франкистов была столь же устаревшая авиатехника, как и у республиканцев, доставшаяся от прежней испанской армии, Р.540 действовали довольно успешно. С аэродрома Алькантарилья самолеты летали бомбить вражеские войска под Мадридом. Ходили группой, без прикрытия, при появлении вражеских истребителей смыкались в плотный строй и прикрывали друг друга перекрестным огнем. Если противнику удавалось расколоть строй, истребители дружно набрасывались на отставшую машину.

Моторы "Испано" работали довольно надежно. Лишь однажды, 25 сентября, когда бомбили Гранаду из-за отказа двигателя один самолет вынужденно сел в Сан-Хавьере.

Но по мере накопления франкистами боевого опыта и увеличения числа немецких и итальянских истребителей потери республиканцев начали расти. На 20 сентября из шести "Потезов" у них оставались лишь три.

2 октября еще один бомбардировщик погиб в воздушном бою, а к 5 октября "Иностранная группа" фактически потеряла боеспособность. Все ее "Потезы" были сбиты или сильно повреждены и требовали ремонта. Французские летчики начали уезжать домой.

Но из Франции поступили новые машины. К 15 октября в Испанию доставили очередную шестерку "Потезов". На этот раз они относились к модификации Р.542 с моторами "Лоррэн". Всего в октябре прибыли восемь таких самолетов.

Экипажи пополнили испанцами и советскими летчиками. Собственно говоря, и те, и другие начали летать на "Потезах" с конца сентября, но тогда их было еще совсем мало. Теперь же они составляли больше половины личного состава. Эскадрилья "Эспанья" вошла в сводную группу капитана Ла Рокка. Кроме "Потезов" эта смешанная авиагруппа имела на вооружении легкие бомбардировщики "Бреге" и истребители "Ньюпор-Деляж".

Наши должны были летать на СБ, но пароходы с этими бомбардировщиками еще не прибыли. 

Поэтому тех, кто имел опыт полетов на двухмоторных машинах, определили на "Потезы". Командирами самолетов стали В.С.Горанов, Г.И.Тхор, В.Н.Бибиков, И.И.Проскуров и Шаров. Позднее Горанов, Тхор, Бибиков и Шаров пересели на СБ, а командиром одного из "Потезов" назначили советского летчика П.А. Джибелли, бывшего испытателя из НИИ ВВС, потерявшего в бою свой "Бреге".

В Испании "Потезы" летали с экипажами сначала из пяти, затем из шести-семи человек. Обычно добавляли двух механиков. На одной машине воевали только французы, на другой - только испанцы, на остальных встречались самые разные сочетания. У Шарова были двое русских и пятеро испанцев, у Горанова - четверо русских (но советских трое командир, штурман и стрелок-радист, а верхний стрелок - бывший врангелевский офицер по фамилии Иванов), француз и два испанца. К этому следует добавить, что Горанов по национальности являлся болгарином (его настоящая фамилия Захариев, впоследствии он стал генералом и командующим болгарских ВВС), а Примо Джибелли - итальянцем, но оба в прошлом являлись кадровыми командирами ВВС РККА.

25 октября "Потезы" вновь вылетели бомбить франкистские войска под Мадридом. С 27-го эскадрилья "Эспанья" (наши называли ее 1-й интернациональной эскадрильей) начала работать по аэродромам противника В этот день впервые поднялся в воздух экипаж Горанова. Целью пятерки "Потезов" являлся аэродром южнее Гранады Вел группу капитан Ла Рокка.

В тыл противника летали или рано утром, на рассвете, или в сумерках. Брали обычно четыре бомбы по 75 кг или 100 кг под фюзеляж и 32 бомбы по 12 кг во внутренних кассетах. Добавочно грузили в кабину полсотни 12-килограммовок, которые сбрасывали руками "на глазок". Метал их в свой люк штурман, а подтаскивал бортмеханик. К цели шли на высоте 2000-2500 м. Бомбили поодиночно, с индивидуальным прицеливанием, делая подчас до десятка заходов. В среднем за неделю каждый "Потезы" совершал по три-четыре боевых вылета.

У советских штурманов сначала были проблемы с ориентированием. К.Т. Деменчук вспоминал, что сперва выдали политические карты "сорокаверстки", затем - автомобильные, на которых были показаны только основные дороги и крупные населенные пункты. Путались с латинскими буквами и незнакомой фонетикой испанского языка.

Летали парами или небольшими группами. Вражеские истребители обычно старались зайти в хвост, открывая огонь с дистанции 70-100 м. "Потезы" же при появлении "Фиатов" и "Хейнкелей" давали полный газ и начинали маневрировать, следя за трассами пулеметных очередей. Стрелки при этом старались отогнать врага подальше.

Интересны оценки, данные "Потезу" нашими летчиками. Самолет сочли простым и приятным для пилота комфортабельные кабины, обилие удобно расположенных приборов, шасси, убиравшееся и выпускавшееся без проблем, отличную связь между членами экипажа.

Боевая живучесть самолета повышалась применением протектированных бензобаков, сбрасывавшихся в случае пожара. Баки "Потеза" настолько заинтересовали Управление советских ВВС, что в Испанию ушло указание доставить один такой бак в СССР для более пристального изучения. Штурман Деменчук в своем отчете написал: "На этом самолете работать очень удобно, т.к. в кабине много  места, есть стол и можно хорошо расположиться" Французская машина отличалась хорошим обзором и обстрелом. Верхняя и нижняя турели вращались на 360╟, носовая установка тоже имела широкое поле обстрела. 

При этом продуманное экранирование позволяло стрелкам работать без очков. Стрелок-радист П П Десницкий в своем отчете отметил: "Стрелковая кабина на "Поте-зе" оборудована хорошо, пулеметы работают неплохо". 

У Шарова указано "Обстрел из "Потеза" безусловно лучше, чем у СБ..."

Вообще во всех отчетах членов экипажей и стенограммах бесед с ними (а с вернувшимися из Испании летчиками разговаривали на очень высоком у ровне - вплоть до начальника ВВС РККА Я.И. Алксниса) прослеживается сравнение "Потеза" с нашим СБ, недостатками которого как раз являлись тесные кабины, плохой обзор, узкие сектора обстрела огневых точек. В отчете Горанова записано: "Машина очень легкая в пилотировании, маневрировать на ней легко". А вот мнение лейтенанта Шарова "Управление очень легкое, легче, чем у СБ". Тхор в своем отчете подчеркнул, что применение моторов с разным направлением вращения улучшает управляемость и маневренность бомбардировщика. Летчики хвалили надежные тормоза.

Но при всех перечисленных достоинствах у "Потеза" имелся очень существенный недостаток - малая скорость. Реально с бомбами "француз" мог развить не более 270 км/ч, а крейсерская скорость была порядка 170 В отличие от СБ, он не мог уйти от вражеских истребителей. Вооружение же, несмотря на все его достоинства, как правило не позволяло "Потезу" самостоятельно защитить себя. Это вынуждало обеспечивать их действия сильным истребительным прикрытием. В докладе вернувшегося из Испании комбрига Алексеева говорилось: "Действия "Потезов" должны быть обязательно обеспечены истребителями". Тхор вообще предлагал перевести французские бомбардировщики на ночные полеты.

Выявились и другие недостатки Моторы "Лоррэн" сочли недостаточно надежными. У них часто отказывали магнето. По мнению штурманов, французский бомбовый прицел устарел и явно уступал нашему ОПБ-1 (копии немецкого "Герца").

Наши воевали на "Потезах" недолго. Горанов, например, сделал на нем всего четыре боевых вылета. В одном из них, когда самолет угодил в зону интенсивного зенитного огня, второй пилот - француз запаниковал и побежал прятаться в хвост. Механик-испанец привел его обратно под дулом револьвера и сидел рядом до самой посадки. Слабонервного француза вскоре заменили пилотом-испанцем.

В четвертом вылете экипаж Горанова впервые столкнулся с вражескими истребителями. Группу "Потезов", которую вел Ла Рокка, атаковала пятерка немецких бипланов Не 51. На самолете Горанова пулеметная очередь вывела из строя правый двигатель, но экипаж продолжил полет к цели на одном моторе и точно сбросил бомбы. На обратном пути подбитая машина вновь "напоролась" на истребителей. Вскоре два пулемета замолкли и "Хейнкели" начали расстреливать обреченный бомбардировщик в упор. Горанова ранило в ногу, стрелок-радист и второй пилот также получили ранения. Наконец вышел из строя и левый мотор. Самолет тянул, планируя, около 40 км и сел между второй и третьей линиями республиканских окопов. На пробеге одно колесо угодило в воронку, шасси "сложилось", но все летчики, к счастью, остались живы. А через час три "Хейнкеля" еще раз проштурмовали уже изрешеченную и распластанную на земле машину Потом в бомбардировщике насчитали 125 пулевых пробоин.

Другому "Потезу", летчика Проскурова, также сильно досталось, и он на одном моторое сел на вынужденную, немного не дотянув до своего аэродрома.

Ответственным за столь неудачный вылет "назначили" командира группы капитана Ла Рокка. В духе того времени его даже обвинили в пособничестве франкистам: кто- то решил, что он слишком долго вел свою группу вдоль фронта, чтобы противник успел подготовить засаду. Капитана отстранили от руководства, а его место занял команданте (майор) Луна. Сам он не летал, ограничиваясь "общим руководством" с земли.

С начала ноября "Потезы" стали прикрывать истребителями. Так, 3 ноября пятерка бомбардировщиков вылетела с эскортом из 10 И-15. Их атаковали пять вражеских истребителей, так и не сумевших прорвать прикрытие. На следующий день в налете на Алькалутри бомбардировщика сопровождали пять истребителей.

Больше Горанов и Проскурин на "Потезах" не воевали Шаров сделал на французском бомбардировщике всего два вылета (в последнем из них был ранен стрелок Володин), после чего тоже перешел на СБ. На новый бомбардировщик пересел и Тхор, а Бибиков стал командиром звена СБ. В декабре 1936 г. вся эта группа летчиков возвратилась в Москву.

Единственным советским пилотом, погибшим на "Потезе", стал П. А Джибелли. 10 ноября четыре самолета бомбили артиллерийские позиции франкистов юго-западнее Мадрида Джибелли совершил 13 заходов на цель, что было огромным и, возможно, неоправданным риском. В конце концов в его машину попал зенитный снаряд. Самолет совершил вынужденную посадку на территории противника. Экипаж попал в плен. Всех, кроме командира, расстреляли на месте. Джибелли пытали, а потом зверски казнили 15 ноября итальянский самолет сбросил на окраине Мадрида с парашютом ящик, в котором находилось изрубленное на куски тело летчика и записка: "Этот подарок высылается для того, чтобы командующий воздушными силами красных знал, какая судьба ожидает его и всех большевиков!". 21 ноября Джибелли посмертно присвоили звание Героя Советского Союза.

К середине ноября у республиканцев оставалось четыре боеспособных Р.542. На них летали испанские экипажи и немногие остававшиеся французы. Самолеты продолжали активно использоваться до весны 1937 г.

19 декабря, кроме авиатехники, прибывшей из СССР, для поддержки Теруэльской операции выделили восемь "Бреге", четыре "Потеза" и три "Ньюпор-Деляжа".

Р542 опять действовали днем, но уже под постоянным прикрытием истребителей. Так, 27 декабря "Потезы" в сопровождении шестерки И-16 дважды летали за линию фронта. В первом вылете имел место воздушный бой. И-16 сбили два "Фиата", но один республиканский бомбардировщик тоже был поврежден и совершил вынужденную посадку на своей территории.

1 января 1937 г эскадрилья "Эспанья" отметила налетом на Теруэль. Группу опять прикрывали шесть И-16. Последней операцией, в которой участвовали испанские "Потезы", стали бои под Малагой.

Испанцы рассчитывали получить из Франции в общей сложности 50 "Потезов". Французские источники говорят даже о 53 заказанных машинах, включая часть неосуществленного румынского контракта. Республиканское правительство уплатило за них аванс, но Франция вскоре присоединилась к "политике невмешательства" и дальнейшие поставки заморозили. Таким образом, реально в Испанию успело попасть лишь 14 "хороших самолетов".












Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100