главная история авиации авиация второй мировой
   Филиппинский разгром 
             
         n Владимир Котельников, Олег Лейко  



 

Любой "блицкриг" начинается всегда с завоевания превосходства в воздухе - с массированного удара по аэродромам противника. Не была исключением из этого правила и операция, проводившаяся японскими вооруженными силами против Филиппин.

Лишенная численного превосходства японская армия генерала М.Хоммы могла рассчитывать только на хорошую выучку, техническое оснащение и господство императорской авиации в небе и флота в море. Армии предстояло сломить сопротивление 100 тысяч филиппинских и 30 тысяч американских солдат, располагавших естественными преимуществами обороняющейся стороны.

Для гарантированного достижения цели японцами был собран мощный ударный кулак из более чем 600 самолетов. Только морская авиация выделила для уничтожения американских ВВС на Филиппинах более 350 машин. Основным костяком сил, выделенных для боев на островах, была 5-я авиадивизия (по нашим меркам целый корпус). На вооружении бригад, отдельных полков и эскадрилий этой дивизии были средние бомбардировщики Ки.21 и Ки.48, легкие бомбардировщики и штурмовики К и. 30 и Ки.51, истребители Ки.27, разведчики Ки.15 и Ки.36 - примерно тот же набор, что и применявшийся в Малайе. Однако, радиус действия армейских самолетов был слишком мал для нанесения первого удара с баз, которыми располагали японцы на Тайване, в Индокитае и на островах Палау. Почти все горючее ушло бы на перелет, что было совершенно неприемлемо, в частности, для истребителей. Поэтому уничтожение американской авиации возложили на императорский флот. Последний имел на Тайване две авиафлотилии - 23-ю и 21-ю. Часть сил 21-й была переброшена в Индокитай (27 G4M1 участвовали в разгроме "соединения Z") и на Каролинские острова (23 летающие лодки Н6К из отряда "Токо"), но тем не менее, в общей сложности на базах оставались 93 новейших средних бомбардировщика G4M1, 72 более старых G3M2, 24 разведчика С5М2 и 184 истребителя А6М2 ("Зеро").

Силы, имевшиеся в распоряжении командующего армейской авиацией США на Дальнем Востоке генерал-майора Бреретона, серьезно уступали японским в количественном отношении. У него было 265 самолетов, в том числе 35 тяжелых, 16 средних бомбардировщиков и около полутора сот истребителей. Филиппины считались передовой линией обороны, поэтому базировавшиеся здесь авиачасти в первую очередь насыщали современной техникой. К моменту японского нападения сюда успело поступить около сотни новейших по тому времени истребителей Р-40Е (в нашей стране более известных под английским названием "Киттихаук"). Ими вооружили эскадрильи 24-й авиагруппы. На Филиппинах проводилось сосредоточение тяжелых бомбардировщиков В-17 "Флаинг Фортресс". По замыслу, должно было возникнуть могучее соединение из нескольких сотен четырехмоторных машин, которое могло бы контролировать все окружающее водное пространство. Однако, к моменту начала войны у Бреретона имелась всего одна группа, полностью вооруженная В-17С и B-17D, да и то не все из 47 ее бомбардировщиков успели перегнать на Филиппины. Вторая бомбардировочная группа, 27-я, ждала поступления пикировщиков А-24А (сухопутного варианта палубного SBD-2); у нее оставалось еще несколько старых В-18. Даже прибегая к чрезвычайным мерам, таким как реквизиция экспортных заказов, командованию ВВС армии не удалось полностью переоснастить части, дислоцированные на Дальнем Востоке (в 1938-м на Филиппинах базировалось всего 48 самолетов). Сохранялось около сорока истребителей Р-35А и 18 совсем архаических расчалочных монопланов Р-26А.

Последние были уже сняты с вооружения американских и постепенно передавались зарождающимся филиппинским ВВС. Им же во втором квартале 1942 г. должны были сдать все Р-35А. Филиппинские ВВС находились в стадии становления, так же как вся филиппинская армия. К обусловленной американо-филиппинским договором дате достижения независимости в 1946 г. они должны были достигнуть довольно внушительной мощи, обладая 250 самолетами, но к началу войны единственной ее частью, способной вступить в бой, была 6-я истребительная эскадрилья - 12 Р-26А.На военно-морской базе Кавите американский флот располагал десятком лодок PBY-4 "Каталина" из 10-го патрульного крыла и легкими связными амфибиями J2F-5 "Дак".

Таким образом, хотя парк американских самолетов и уступал японцам количественно, все-таки он представлял собой серьезную силу, с которой нужно было считаться. Особенно опасались японские стратеги "Летающих крепостей", аналога которым в Японии не имелось. Тем больший упор был сделан на первой фазе вторжения, целью которой было выведение из строя американской авиации. Требовалось не дать американцам времени на упреждающий удар и, несмотря на некоторые сбои, это в конце концов удалось.

Командующий американо-филиппинскими войсками генерал Макартур вовремя получил предупреждение о нападении японского флота на Перл-Харбор; к четырем часам утра оно было подтверждено по официальным каналам. Стратегической внезапности японцы достичь уже не могли. В пять Бреретон запросил у командующего разрешение отбомбиться по аэродромам в южной части Тайваня, но осторожный Макартур согласился лишь начать подготовку к налету. Японские самолеты над Филиппинами почти не показывались, что несколько удивляло.

А все объяснялось просто. Над Тайванем висел плотный туман. Подготовившиеся к вылету японские авиасоединения были вынуждены ждать улучшения погоды. Некоторые авторы считают, что именно нерешительность Макартура с нанесением удара по японским аэродромам стала роковой для американской авиации. Однако, эта точка зрения сомнительна: до Тайваня могли дотянуть лишь В-17; налет трех десятков бомбардировщиков, которым без истребительного прикрытия пришлось бы продираться через противовоздушную оборону японцев к неразведанным целям, вряд ли мог существенно ослабить многократно превосходящую авиацию противника.

Бреретону вовсе не хотелось получить второй Перл-Харбор и, когда около половины девятого посты воздушного наблюдения доложили о появлении японских самолетов над северной частью о.Лусон, основного острова Филиппинского архипелага, где располагалась столица Манила и подавляющая часть американских военных баз, он отдал приказ поднять в воздух все "Крепости", чтобы их не застигли на земле, и отправить на север эскадрилью Р-40В. Тревога, видимо, была ложной - сдали нервы у наблюдателей, но американцам эта ошибка обошлась дорого.

На самом деле только в 10 ч 15 мин. по зеленой ракете с одного из аэродромов Тайваня начали подниматься первые G3M2 из отряда "Такео". Всего их было 54. Над Южнокитайским морем к ним пристроились столько же G4M1 из отряда "Тайнань" и непосредственное прикрытие - 50 А6М2 ("Зеро"). Еще 34 истребителя шли значительно выше бомбардировщиков.

Сперва японцы планировали использовать авианосцы "Рюйхо", "Тайхо" и "Дзуйхо". На них формально можно было принять 90 самолетов, но практически больше 50 А6М2 не помещалось.

Этого количества было бы недостаточно в случае активного противодействия американских истребителей. Но А6М2 обладал феноменальной по тем временам продолжительностью полета на крейсерском режиме - до 10-12 часов. Поэтому решили от авианосцев отказаться, а истребители поднимать прямо с Тайваня.

Тем временем Макартур согласился с предложением Бреретона об упреждающем ударе, но велел сначала произвести разведку, выслав вперед три "Летающие крепости". В-17 посадили для дозаправки, подвески бомб и дополнительного инструктажа экипажей. Почти одновременно с ними сели Р-40, у которых горючее было на исходе. В 11 ч 27 мин. радиолокационная станция на базе Иба засекла приближающиеся японские самолеты, но американское командование сочло, что первый удар будет нанесен по району Манилы. В городе объявили воздушную тревогу. На американской базе Форт-Мак-Кинли зенитчики заняли свои места по боевому расписанию. Шесть троек Р-40 из 17-й истребительной эскадрильи повисли над Манильской бухтой.

Но японцы в первую очередь обрушились на аэродромы в западной части острова, ближайшие к местам последующей высадки основного десанта. Японское соединение разделилось. Меньшая часть обрушилась на аэродром Иба, где базировались истребители, а остальные направились к аэродрому Кларк-Филд. На Иба первые же японские бомбы снесли вышку управления и радиолокатор. Стояашие на заправке Р-40 3-й эскадрильи были поражены бомбами, а те что уцелели под бомбовым ковром - расстреляны пикирующими японскими истребителями. Иба был полностью выведен из строя.

Теперь американцам уже было ясно, что следующей целью будет Кларк-Филд. Получившие команду по радио, истребители 20-й эскадрильи на полном газу рванулись на север. Экипажи истребителей и бомбардировщиков, прервав "ланч" - второй завтрак, бросились по самолетам. А японцы были уже над головой. Демонстрируя отличную выучку, японские летчики бомбили из плотного строя, действуя по четкому плану. Сперва они прошлись по взлетным полосам, препятствуя старту самолетов, а затем закидали осколочными и зажигательными бомбами стоянки истребителей. Сухая трава загорелась, и волна огня понеслась по летному полю; вспыхивала полотняная обтяжка рулей, покрышки, взрывались бензобаки. Два истребителя пытались взлететь, но, поднявшись на несколько метров, были подбиты и огненными шарами влетели в ряд стоявших у полосы Р-26А. Пикирующие "Зеро" охотились за рулящими Р-40, не давая им взлететь. Подняться удалось лишь лейтенанту Дональд-сену. В воздушном бою он повредил два А6М2, что было впоследствии подтверждено японцами.

По японским самолетам вели огонь зенитчики, но абсолютно безуспешно. Аэродром прикрывали батареи 200-й бригады береговой артиллерии, вооруженные трехдюймовками времен первой мировой. Снаряды, пролежавшие по 15 и более лет в тропиках, проржавели. А расчеты были укомплектованы национальными гвардейцами из штата Нью-Мехико, резервистами, не имеющими никакого практического опыта. Непосредственное прикрытие летного поля осуществляли крупнокалиберные пулеметы. Там была поновее и материальная часть, и лучше подготовлены расчеты, но патронов было мало, а ленты истлели после хранения во влажном климате. Зенитчиков поддержали стрелки бомбардировщиков, открывшие огонь из верхних установок самолетов. Личный состав стрелял из винтовок и даже пистолетов. Пальба была беспорядочной и не нанесла существенного ущерба атакующим.

Расправившись с истребителями, японцы переключились на свою главную цель - "Летающие крепости". Огромные четырехмоторные машины сверкали на солнце полированным металлом и были хорошо видны издалека. Лишь немногие "Крепости" были типа B-17D с протектированными баками; кроме того, рядом со многими бомбардировщиками стояли бензозаправщики. В хаос боя попал один из В-17, отправленных Бреретоном на разведку - он вернулся из-за неполадок.

Его зажгли при заходе на посадку: горящий самолет рулил в сторону стоянок, а из всех люков прыгали члены экипажа, разбегаясь в разные стороны. Две "Крепости" пошли на взлет, но рухнули, срезанные снарядами пушек "Зеро".

На помощь защитникам базы пришли Р-35А и четыре Р-40Е с аэродрома Дель-Кармен. Правда, у них после патрулирования кончался бензин, но они на последних остатках топлива вступили в бой. Старые истребители Северского уступали японцам и в скорости, и в маневренности, и в вооружении. Они использовали единственное, что у них было - преимущество в высоте. Разогнавшись на пикировании, они врезались в гущу японских самолетов и повредили два из них. На Р-35А обрушился шквал огня "Зеро"; несколько американских истребителей были изрешечены, но все они благополучно сели. Истребители 20-й эскадрильи прибыли слишком поздно - японцы уже удалились к западу. В этом полете авиация императорского флота потеряла пять АМ62: один упал сразу, а еще четыре рухнули в море на обратном пути из-за боевых повреждений. По японским данным, ни один из них нельзя считать жертвой американских истребителей.

К двум часам дня из 22 "Крепостей" на Кларк-Филд остались целыми только семь и лишь три из них могли подняться в воздух. Кроме этого, погибли 54 Р-40, З Р-35А и еще 25-30 машин разных типов, в основном, легкомоторных. Об ударе по японским аэродромам пришлось забыть - сил едва хватало на оборону.

К вечеру Бреретон подвел итоги. В его распоряжении оказалось 17 В-17, около 50 Р-40В и Р-40Е, и 15 Р-35; далеко не все из них были исправны. На аэродромах Кларк-Филд и Ба развернулись работы по ремонту летного поля и поврежденных самолетов. Бульдозеры сгребали обломки, расширяя взлетно-посадочные полосы. Работали днем и ночью. К вечеру 9 декабря база Кларк вновь могла выпускать и принимать самолеты.

В это время японский конвой с передовыми частями 14-й армии уже подходил к северной части о.Лусон. С воздуха суда прикрывались истребителями 24-го полка, летавшими с о.Тайвань. 9 декабря японцы захватили небольшой о. Батан и начали перебрасывать туда Ки.27 из 24-го и 50-го полков. Ошеломленная первым ударом американская авиация не атаковала японские десанты.

10-го около 2000 японцев начали высадку в Апарри и Вигане на севере Лусона. Их целью был захват площадок, пригодных для устройства передовых аэродромов. К месту выгрузки японских войск выдвинулся филиппинский батальон, а также по нему нанесли авиационный удар. В этот день американские бомбардировщики совершили первый боевой вылет во 2-й мировой войне. На бомбометание по пляжам в районе Вигана отправились пять В-17. "Крепости" хотели перегнать на южный остров Минданао, за пределы радиуса действия японской авиации, но из-за надвигавшейся угрозы это решение отменили. Последним взлетел B-17D, пилотируемый капитаном Келли. Четырехмоторные гиганты сопровождали Р-40Е 17-й истребительной эскадрильи во главе со своим командиром Б.Вагнером.

У берега стояли крейсер, шесть эсминцев и четыре транспорта. "Крепости" отбомбились по этим кораблям.

Впоследствии американская пресса объявила о том, что Келли таранил горящим самолетом японский линкор. Он стал национальным героем. Эта легенда держалась довольно долго. Только после войны удалось разобраться в том, что произошло на самом деле. Келли действительно был умелым и храбрым летчиком. Зайдя на малой высоте, его экипаж прицельно сбросил бомбы на японский крейсер. Прямым попаданием вывело из строя башню главного калибра. Но и "Крепость" вспыхнула от зенитного снаряда. Командир не покинул штурвал до последней минуты: он дал выпрыгнуть почти всем членам экипажа, которые, по счастливой случайности, все спаслись. Когда горящий самолет рухнул в море, на борту оставались только Келли и его штурман. А вот линкора он не таранил, да и линкора там никакого не было...

Когда В-17 закончили свою работу, потопив один транспорт и повредив два других, в дело вступили истребители. Р-40Е штурмовали десантные баржи, понтоны и шлюпки, с которых выгружался на мелководье десант. Летчиков Вагнера сменили семь Р-35А из 34-й эскадрильи, взлетевшие с аэродрома Дель-Камен. Командир этой эскадрильи, лейтенант Маретт, спикировал на небольшое японское судно, стоявшее на якоре. Он спустился совсем низко, поливая надстройки из двух крупнокалиберных пулеметов. Вдруг судно озарила белая вспышка и грянул взрыв. Истребитель смяло взрывной волной и швырнуло в море. Всего американцы в этот день над пляжами у Вигана потеряли три истребителя.

Понятно, что горсточка самолетов, оставшаяся у американцев, уже не могла переломить хода событий даже с учетом героизма летчиков. В этот же день японская авиация предприняла мощный налет на окрестности Манилы. Три группы по 27 бомбардировщиков G4M1, сопровождаемые сотней истребителей, атаковали аэродром Никольс и близлежащую военную базу Форт-Мак-Кинли. На утро этого дня у американцев оставалось только 22 боеспособных Р-40В и Р-40Е. Истребители 17-й эскадрильи, едва дозаправившись после утреннего вылета, вновь вступили в бой. Они стартовали с базы Никольс под огнем японских истребителей. Вот здесь американские пилоты добрым словом помянули конструкторов фирмы "Кэр-тис", обеспечивших Р-40 хорошей бро-незащитой. Бронеспинка в некоторых случаях выдерживала даже попадание 20-мм снаряда японской авиапушки Хо.5. Американские истребители пытались пробиться к бомбардировщикам, но словно "уперлись в стену" из 40 "Зеро". Лишь два Р-40Е прорвались на дистанцию открытия огня, но были быстро отогнаны эскортом. В этот день над аэродромом Заблан в свой первый воздушный бой вступили филиппинские Р-26А. За 10 декабря японские потери составили 13 самолетов. Но и американцы потеряли немало машин и в воздухе, и на земле.

В этот же день под удар попала военно-морская база Кавите. Располагавшееся там "соединение 5" успело уйти. Под бомбами оказались только ремонтируемые корабли и вспомогательные суда. Потопили подлодку "Силайон"; плавбаза "Пиджин" на буксире вытащила с горящей верфи лодку "Сидрэгон". Японцы уничтожили электростанции, портовые сооружения, мастерские.

Самолетов у американцев осталось так мало, что истребителям приказали уклоняться от воздушных боев, чтобы сохранить силы хотя бы для ведения разведки. "Крепости" эвакуировали на Минданао. Северная группировка войск генерал-майора Уэйнрайта, боясь быть отрезанной от основных сил, отступала к югу, взрывая за собой мосты и уничтожая железнодорожное полотно. Конвой "Пенсакола", следовавший от западного побережья США на Филиппины с подкреплениями и различными военными грузами, в том числе и самолетами А-24А и Р-40Е, был остановлен на полдороге, а затем направлен в порты Австралии, где решили создать тыловую базу.

На следующее утро Вагнер в одиночку отправился на разведку в район Апарри. Он нашел там уже готовую взлетную площадку и на ней дюжину самолетов. Это были Ки.27 50-го полка. На обратном пути Вагнера перехватили пять японских истребителей. Ловким маневром он оторвался от преследователей, которые потеряли его машину, а затем со стороны солнца неожиданно спикировал на них и сбил двух. Пользуясь замешательством противника, Вагнер дважды прошел над рядом стоящих на земле истребителей. Шесть огненных струй уперлись в фюзеляжи и крылья Ки.27, не имевших ни 6ронезащиты, ни протектированных баков.

Внизу остался большой костер, но два японца повисли у Вагнера на хвосте. Пилот резко сбросил газ и преследователи оказались выше и впереди. Он полностью использовал преимущество своего нового положения - оба самолета были сбиты. После этого он спокойно потрудился над стоянкой японских истребителей, оставив за собой только обломки. По донесениям разведки, пять Ки.27 сгорели и еще семь были частично повреждены. После посадки корреспонденту "Ассошиэйтед Пресс" Вагнер спокойно сказал: "Бензин кончался и пришлось вернуться". После этой истории он получил прозвище "Истребительное соединение из одного человека".

В этот же день на Филиппины совершили первый полет бомбардировщики японской армейской авиации. 30 Ки.21 отбомбились по различным целям на Лусоне.

12 декабря 113 японских самолетов вновь бомбили Кларк-Филд и другие военные объекты. В этот же день японцы высадились в Замбалесе на западном побережье. Еще один десант, прибывший с островов Палау, выгрузился на юге - в заливе Легаспи. 13-го японцы еще раз "прочесали" Кларк-Филд и другие аэродромы. 14-го ушли последние суда с базы Кавите и улетели гидросамолеты.

Американские самолеты практически полностью перестали влиять на положение дел. Для того, чтобы достичь хотя бы паритета с японской авиацией, по мнению Макартура, нужно было не менее 10 эскадрилий только истребителей. Он запросил из США в общей сложности 250 самолетов и потребовал поддержать его палубной авиацией, поскольку все аэродромы Лусона были разгромлены японцами. Даже для немногих оставшихся самолетов не хватало боеприпасов. Особым дефицитом были патроны калибра 12,7 мм. Для их переброски из Австралии задействовали старые бомбардировщики В-18.

15 декабря разведка засекла новый аэродром в Вигане. Там насчитали 25 японских самолетов. Против них бросили всего три Р-40Е, сбросивших на площадку осколочные бомбы и обстрелявших стоянки из пулеметов.

22 декабря японцы начали высадку основных сил 14-й армии в заливе Лингаен. Над бухтой постоянно висели истребители 24-го и 50-го полков ВВС японской армии. Макартур, хотя и обладал перевесом в живой силе, принял решение отойти на полуостров Батаан. Батаан отгораживает Манильскую бухту от Южнокитайского моря. Гористая местность, заросшая джунглями, препятствовала действиям танков, бывших одной из козырных карт генерала Хоммы. На Батаане находились береговые и зенитные батареи. В середине входа в бухту располагался укрепленный остров-форт Коррехидор, где в подземных туннелях разместились штаб Макартура, госпитали и склады. Некоторые батареи построили еще в прошлом веке, но их огневая мощь была далеко не лишней.

Туда же, на Батаан, перегнали оставшиеся на острове самолеты - три Р-26А, пять Р-35А, семь Р-40Е и два Р-40В. Все их объединили в сводную эскадрилью. Они использовали небольшой аэродром филиппинских ВВС в местечке Батангас и несколько спешно построенных грунтовых площадок. При прикрытии отступления 23 декабря филиппинский лейтенант Х.Каре на Р-26А ухитрился сбить многократно превосходящий его древнюю машину "Зеро". Наземный состав ВВС поспешно отступил на Батаан вместе с армией, бросая по дороге машины и оборудование.

24 декабря японский конвой, пришедший с островов Рюкю, высадил десант в заливе Ламон на юге Лусона. Японская авиация начала бомбить американские аэродромы на Минданао. 29-го японцы первый раз бомбили Коррехидор. На этот раз в ход пошли в основном армейские Ки.21.

Два с половиной часа 90 самолетов бомбили Коррехидор. Подземные сооружения не пострадали, но взорвался склад горюче-смазочных материалов и было разрушено здание гарнизонного госпиталя. Американцы потеряли 22 человека убитыми и 80 ранеными. Японцам налет обошелся в 9 средних и несколько легких бомбардировщиков - дороговато для довольно скромных результатов.

С середины января японцы начали постепенно отводить свои авиачасти с Филиппин на другие театры. 4-я авиабригада в полном составе отбыла сначала на Тайвань, а затем в Бирму. Для поддержки 14-й армии при абсолютном превосходстве японцев в воздухе крупных сил авиации уже не требовалось. 22 января под давлением японских войск американцы отошли на вторую линию обороны, и в этом положении фронт установился на несколько месяцев. У американцев не хватало продовольствия; его просили сбрасывать с воздуха, но "Крепости" боялись летать с Минаданао без прикрытия при огромном численном перевесе японских самолетов. Около 80% личного состава страдало от различных тропических болезней. Японские бомбардировщики постоянно висели над позициями противника. Только за период с 24 марта по 5 апреля было зафиксировано 65 налетов мелких групп самолетов. Находившиеся на Батаане американские истребители в основном вели разведку, штурмовали артиллерийские батареи и пехоту японцев. За весь период полетов на Батаане американские пилоты сбили 12 японских самолетов. Количество машин постоянно падало из-за боевых повреждений, работы на износ и отсутствия запчастей. В конце концов на Батаане остались один Р-40Е и один Р-35А, собранные из частей различных машин.

11 марта Макартур на торпедном катере покинул Коррехидор, передав командование Уэйнрайту, получившему звание генерал-лейтенанта. Японцы копили силы для решающего штурма, хотя по численности они по-прежнему сильно уступали окруженным на Батаане американским войскам.

В 22.00 2 апреля японская авиация обрушилась на американские позиции по всему полуострову. Многие самолеты несли не осколочные и фугасные бомбы, а баки с бензином и мелкие зажигательные бомбочки. Вслед за авиацией в бой вступила артиллерия. Японские солдаты пошли в атаку. Фронт рухнул, измученная лишениями американо-филиппинская армия покатилась к югу. 8 апреля прямо из под носа японских бронемашин взлетел последний Р-35А; в тесном отсеке за бронеспинкой скрючились два "безлошадных" летчика. Сбросив напоследок несколько осколочных бомб, он взял курс на о.Сети. Еще раньше на Минданао улетел последний Р-40. В тот же день на побережье амфибия J2F-5 взяла на борт президента Филиппин Кэсона. На следующий день генерал Кинг официально сдал Батаан японцам.

13 апреля 12 "Летающих крепостей", вылетевших с Минданао, атаковали различные цели на Лусоне, но без особого успеха. Американский гарнизон сидел на Коррехидоре еще около месяца, пока 5 мая японцы не рискнули форсировать пролив. Уэйнрайт тут же сдался; 6 мая он заявил о капитуляции не только Коррехидора, но и вообще всех войск на Филиппинах, включая Минданао. Тяжелые бомбардировщики и транспортные самолеты с последнего перегнали на Яву, а остальные машины сожгли, чтобы они не достались японцам.

Казалось бы, триумф был полным. Но уже на следующий день, 7 мая, началось сражение в Коралловом море, ставшее первым поражением Японии в войне на Тихом океане.



Уголок неба. 2009  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100