главная история авиации авиация второй мировой
   Джордж Уэлч: Тигр Перл-Харбора
             
         n перевод Андрея Михайлова  

 

За Вторую Мировую войну в Соединенных Штатах появилось много исключительных пилотов, оставивших свой след в истории, которых будут помнить, пока люди интересуются тем временем, определившим 20-е столетие. Многие слышали имена таких выдающихся летчиков-истребителей, как Бонк, Габрески и Боингтон. Однако, некоторые из самых лучших не получили того общественного признания, которое они заслужили. В эту категорию вписывается и Джордж С. Уэлч. Несмотря на то, что он был показан в эпическом фильме "Тора, Тора, Тора", Уэлча просто не помнят в числе элиты, среди лидеров, упомянутых выше. Надо сказать, что для самого Уэлча это и не было бы важно. Он никогда не искал признания. В американской поп-культуре имеется склонность к герою голливудского типа, поэтому имена Чака Егера и Паппи Боингтона известны почти в каждом доме. Действительно, было очень много храбрых людей, чьи имена известны не более имен банковских менеджеров или автомехаников. Причем многие из этих незнакомцев ничем не уступают ни в достижениях, ни в храбрости любому из сорвиголов, мифологизированных средствами массовой информации. Так, кто эти люди? Джордж С. Уэлч был один из них. Возможно, трагическая и несвоевременная смерть затенила его замечательную жизнь. А, возможно, это вызвано естественным для него нежеланием постоянно находиться в центре внимания. Независимо от причины этого, настало время, чтобы отдать ему должное, и Уэлч должен получить всю причитающуюся ему славу.

Родившийся 18 мая 1918 года, Джордж был сыном влиятельного химика-исследователя компании Дюпон. В свидетельстве о рождении Джордж записан как Джордж Луи Шварц Младший. В полной мере испытывав на себе антинемецкие настроения, вызванные Первой Мировой войной, родители Джорджа решили изменить фамилию одного из их двух мальчиков. Уэлч ≈ девичья фамилия его матери, и было решено записать Шварц как второе имя. Вопреки популярному мифу, Джордж не был связан с известным семейством Уэлч, занимавшимся виноградным соком.

Молодой Джордж жил жизнью, соответствующей статусу и доходам его отца. Он ходил в частные школы и отличался на спортивных состязаниях. Его академические способности были замечательны, хотя он был склонен не предпринимать усилий сверх необходимых. После окончания школы Cент-Эндрюс в июне 1937, Уэлч поступил в [колледж] Пардю где изучал механическую обработку. Заболев авиацией, Джордж решил посвятить этому два года, чтобы быть принятым в летную школу при Армейском Воздушном Корпусе. Однако, из-за начавшейся в Европе войны претендентов на место там было больше, чем нужно. Найдя себя в самом низу длинного списка, Джордж возвратился в Пардю осенью 1939. Наконец, после нескольких месяцев ожидания ему приказали прибыть в Рандолф Филд для обучения.

 

Ken Taylor and George Welch circa January, 1942
Кен Тейлор (слева) и Джордж Уэлч, позирующие вскоре после их эпического воздушного сражения за Перл-Харбор.


Немногим более года спустя, Уэлч получил звание Второго Лейтенанта и прикрепил себе крылышки пилота Армейского Воздушного Корпуса. Он получил приказ, который считал ⌠назначением мечты■. Джордж должен был поступить в 47-ю Истребительную Эскадрилью, базирующуюся на аэродроме Уиллер на гавайском острове Оаху. Прибыв туда в феврале 1941, Джордж был поражен, когда увидел, что эскадрилья укомплектована антикварными истребителями Boeing P-26. Ужас вскоре уменьшился, когда он узнал, что вскоре ожидается поступление истребителей Curtiss ≈ P-36 и новых P-40. ⌠Это хорошо■ подумал Уэлч. К началу 1941 года P-26 в бою немногим бы отличался от мишени. Противоборство Боинга с современными самолетами граничило бы с самоубийством, что и было продемонстрировано десятью месяцами позже на Филиппинах.

Уэлч примирился с необременительной службой, типичной для довоенных Гавайев. Рабочие дни были коротки, большинство полетов прекращалось до полудня с его изматывающей жарой. Свободного времени было много и вечеринки, часто длящиеся от заката до рассвета, были любимым времяпрепровождением. Джордж никогда не был обделен женским вниманием и взялся за светскую жизнь с типичной для него уверенностью в себе. Жизнь была довольно хороша для 24-летнего летчика-истребителя. Однако вскоре все изменится драматично и навсегда.

 

A P-40B of the 15th Fighter Group

Типичный экземпляр истребителя P-40B 15-й Истребительной Группы на аэродроме Уиллер на Оаху в конце 1941. Именно на таком самолете Джордж Уэлч и Кен Тейлор сбивали японские истребители и бомбардировщики, напавшие на Перл-Харбор. P-40B, оказался достойным противником для A6M2 Зеро, если его пилот умел пользоваться сильными сторонами Кертисса.


Вечеринки и игра в покер были нормой, развлечения начинались вскоре после 21:00 и бурно продолжались до тех пор, пока небо на востоке не начало светлеть. Уэлч и его товарищ, пилот Кен Тейлор, ворочались в кроватях на Уиллере, свободным от дежурства воскресным утром. После двух часов сна какой-то грохот поднял их на ноги. Подбежав к окну, Уэлч испугался, увидев дым горящего на аэродроме самолета. Вглядевшись в пролетающий самолет, он увидел большие красные круги на крыльях и фюзеляже. Японец! Уиллер бомбили японские самолеты!

Впрыгнув в одежду, в которой был на вечеринке, Джордж, выбежал из комнаты одновременно с Тейлором, выскочившем из своей. Уэлч и Тейлор выполняя план рассредоточения самолетов эскадрильи подальше от Уиллера, перегнали свои P-40В на маленькое летное поле в Халейва. Джордж схватил телефон в дежурном офисе и вызвал Халейву. По телефону он велел дежурному сержанту проследить, чтобы оба истребители были заправлены, вооружены и прогреты. Уэлч и Тейлор были на пути к ним. Пригибаясь, пилоты подбежали к автомобилю Тейлора и залезли в него. На выезде из главных ворот они были обстреляны пролетающим пикировщиком. Однажды по дороге, ведущей к Халейве, Тейлор мчался на головокружительной скорости, часто достигая 100 миль в час, и проехал 16 миль вьющейся дороги менее чем за четверть часа. Резко затормозив при остановке, в облаке пыли и гравия, оба пилота побежали к их P-40-м, прогретым и подготовленным. Уже запрыгнувшему в кабину Уэлчу руководитель аэродромной команды сказал, ⌠Лейтенант, у нас здесь нет патронов .50 калибра. Все, на что вы можете рассчитывать ≈ .30.■ "Хорошо" сказал Уэлч, застегивая замки привязных ремней. Руководитель команды продолжил, "Мы получили приказ рассредоточить самолеты, сэр". "Черт с ним", сказал Уэлч, "слезай". Руководитель команды спрыгнул с задней части крыла, Джордж увеличил газ и порулил к узкой взлетной полосе. Игнорируя обычный предвзлетный порядок, Джордж плавно дал полный газ и с ревом взлетел с травяной полосы двумя минутами позже Кена Тейлора.

Убрав шасси, Уэлч наклонился и, потянув зарядные ручки, поставил на боевой взвод крыльевые пулеметы .30 калибра. Поднявшись еще на 1000 футов, он увидел большую формацию самолетов, направляющуюся к аэродрому Морской авиации на острове Эва. С сектором газа в крайне переднем положении Уэлч гнался за японцами. Приблизившись к пикирующему бомбардировщику, он открыл огонь с очень близкого расстояния. Несмотря на заклинивший пулемет, его огонь был смертельно точен. Одномоторный бомбардировщик с эллиптическими крыльями, взорвался и охваченный пламенем вошел носом в землю. Снижаясь для следующего захода, Уэлч почувствовал, как его истребитель получил попадания от заднего стрелка другого бомбардировщика. Набирая высоту поодаль от японцев, Уэлч по поведению своего самолета понял, что эти повреждения не были сколько-нибудь серьезными. Переведя самолет в пологое пикирование, Джордж снова погнался за вражеской формацией. Он прибыл вовремя, чтобы увидеть Тейлора, в одиночку "украшающего фрикадельками" пикирующие бомбардировщики. Сделав свечу, чтобы достать другие бомбардировщики (позже, получившие союзническое обозначение "Вэл") очевидно направляющиеся назад к своим авианосцам, Уэлч пристроился к одному из них, занял удобное положение и послал закувыркавшийся самолет в море. Тейлор прицепился к другому из Вэлов и тот врезался в землю на пляже около Барберс Пойнт. Так же внезапно, как все началось, небо очистилось от вражеских самолетов.


 

The A6M2 Zero was the fighter encountered

A6M2 Зеро был истребителем, базирующимся на японских авианосцах для нападения на Перл-Харбор. Именно самолет этого типа ранил Кена Тейлора и был сбит Уэлчем. Правда, Зеро, как оказалось, был эффективен только если американские пилоты ввязывались в бой на пониженной скорости. Как только началось использование надлежащей тактики, миф о непобедимости хилого Зеро был навсегда разрушен. (Американская военно-морская фотография).


Недалеко от Уиллера оба пилота приземлились на разрушенном летном поле, чтобы пополнить почти закончившиеся боеприпасы. К счастью, один из аэродромных топливозаправщиков пережил нападение. Уэлч и Тейлор остались в кабинах, глотая воду, принесенную их наземными командами. Их самолеты был полностью заправлены и вооружены, включая два пулемета .50 калибра, установленные над двигателем. Оружейники не смогли ввести в строй заклинивший крыльевой пулемет (пулеметы) Джорджа. В это время была замечена приближение еще одной группы японских самолетов. Уэлч велел наземной команде отойти и запустил мощный двигатель Эллисон. Вырулив на взлетно-посадочную полосу, он прибрал газ и направился в начало полосы. Тейлор выкатился на взлетно-посадочную полосу и начал разбег в противоположном направлении. Когда Уэлч взлетел, он, убирая шасси, увидел японский истребитель, обстреливающий взлетающего Тейлора. Тем временем, другой вражеский истребитель обстрелял самого Уэлча, пока его P-40 летел вдоль полосы. Заложив крутой левый вираж, Уэлч почувствовал, как убранное шасси встало на замки, и пошел прямо за истребителями (A6M2 "Зеро"), напавшими на Тейлора. Догнав самолет с радиальный двигателем, он открыл огонь. От его попаданий взорвался топливный бак Зеро, который, превратившись в огненный шар, рухнул рядом со взлетно-посадочной полосой. Затем Уэлч увидел одинокий пикировщик направляющийся домой и на полном газу погнался за ним. На это у P-40 ушло не много времени. Под проливным дождем пуль четвертая жертва Уэлча врезалась в море. Большая часть боеприпасов была израсходована, и пришло время возвратиться на Уиллер, чтобы пополнить боезапас и залить топливные баки. Приземлившись и выключив двигатель, Джордж обнаружил, что Тейлор был ранен мародерствующим Зеро, атаковавшим того на взлете. Тейлор игнорировал сквозную рану в руку от пули винтовочного калибра и сумел обстрелять несколько других японских самолетов, но не видел падения ни одного из них, поскольку ему было не до того. Все, что он мог делать, это заявить о двух возможных победах. Аналогично, Тейлор заявил, что, по крайней мере, два других японских самолета были сбиты Уэлчем. Как и в случае с возможными победами Тейлора, их обломки обнаружены в море не были. Оба пилота еще раз заправились, пополнили боезапас и вылетели в третий раз. Однако, к этому времени японские авианосцы уже удалялись от Перл-Харбора. Не было больше столкновений тот день. Надо отдать должное Тейлору, он лишь после третьей посадки позволил медикам обработать его рану.


 

IJN Akagi

Авианосец IJN Akagi, сфотографированный за три месяца перед нападением на Перл-Харбор. Обратите внимание на новенькие истребители A6M2 Зеро на передней летной палубе. Это были Зеро, которые заработают зловещую репутацию у американских летчиков-истребителей. Джордж Уэлч обнаружил, что они не так страшны. Акаги пал жертвой американских морских пикирующих бомбардировщиков во время Сражения при Мидуэе в начале июня 1942. (Американская военно-морская фотография).


За свои действия утром седьмого декабря и Уэлч, и Тейлор были предоставлены к Кресту Отличной службы. Позже, Уэлч был награжден Президентом Рузвельтом на специальной церемонии в Белом доме. Все же, это вознаграждение было конечно меньше заслуженного ими. Хап Арнольд был готов одобрить для Уэлча представление к медали Почета. Однако, оно было отклонено местным командующим, аргументировавшим это тем, что Уэлч и Тейлор вступили в бой без приказа. Таково было ошеломляющее умонастроение довоенного [?] Воздушного Корпуса. Обратим внимание на то, что японцы во время нападения потеряли только 29 самолетов* (плюс четыре небоевые потери). Теперь вдумаемся в то, что сделали Уэлч и Тейлор. По крайней мере, шесть, и вероятно десять самолетов из всех японских потерь были прямым результатом действий этих двух пилотов. Как Армия могла принять в качестве аргумента отсутствие приказа? Что эти люди, как предполагалось, должны были делать? Сидеть и ждать приказов какого-то офицера? Вражеские самолеты атаковали, убивая моряков, солдат и летчиков. Не было ничего, что бы заставило их ждать на земле, пока японцы обнаружат их P-40-е на запасной площадке и уничтожат их. Они были на войне, они были настроены заставить японцев заплатить за предательство, и они намеревались сделать это немедленно.


 

Welch and Taylor at Wheeler 

Field

Перед одним из уцелевших истребителей Кертисс P-36 позируют пять американских военных летчиков, сбивших один или более вражеских самолетов. Слева направо: 1-й лейтенант Льюис М. Сандерс (одна победа), 2-й лейтенант Филип М. Расммуссен (одна победа), 2-ой лейтенант Кеннет М. Тейлор (две победы), 2-й лейтенант Джордж С. Уэлч (четыре победы) и 2-й лейтенант Гарри В. Браун (одна победа). Вместе эти 5 пилотов подтвержденно сбили девять японских самолетов, четыре вероятно и два повредили. Это составляет почти треть потерь японской авиации во время нападения на Перл-Харбор. Трое из пилотов имеют личное оружие на поясном ремне, указывающих на то, что они во время фотографирования, вероятно, были при исполнении служебных обязанностей.


Уэлч и Тейлор, не только отвечают минимальным стандартом для получения медали Почета, они сполна соответствуют ей. Их действия 7-го декабря превысили требования воинского долга, и риск, которому они подвергли себя, был чрезвычаен. Когда Воздушные силы и американский Конгресс, наконец, вручат этим отважным людям их заслуженную награду? Если Вы полагаете, что Уэлч и Тейлор были незаслуженно обойдены Воздушным Корпусом, найдите несколько минут и напишите или позвоните вашему конгрессмену и сообщите ему об этой несправедливости. Возможно, спустя почти 60 лет, мы сможем сделать так, чтобы Уэлч и Тейлор получили вознаграждение, которое они, безусловно, заслужили.

* Японский адмирал Нагумо хорошо знал, что американская обороноспособность в течение налета постоянно возрастала. Девять самолетов Императорского Флота первой волны были сбиты. По крайней мере, одиннадцать получили повреждения. Большее сопротивление ждало вторую волну, 20 самолетов из которой были сбиты, почти половина армейскими истребителями, которые избежали основного нападения и попали в руки пилотов, жаждущих мести. Многие самолеты второй волны получили повреждения, огнем ПВО и американскими истребителями было повреждено почти 40 самолетов. Часть этих самолетов оказалась неремонтопригодна. Вдобавок к этому было несколько небоевых потерь. Нагумо решил, что две волны нападения это максимальный риск, который он может себе позволять, и повернул домой. Дополнительно, он опасался, что его найдет авиагруппа с уцелевших американских авианосцев. Вообще, Нагумо из двух возможных ошибок выбрал наименее опасную.


 

A P-39D of the 8th Fighter Group

Это P-39Д, состоявший на вооружении 36-й Истребительной Эскадрильи во время службы в ней Уэлча. На этом рисунке представлена Эйркобра P-39D на которой Уэлч воевал в Новой Гвинее. Рисунок сделан по фотографиям его истребителя. На этих фотографиях P-39 Уэлча то с белой вертикальной полосой, то без нее. Уэлч презирал этот самолет, получивший кличку "Iron Dog" (означает "цепной пес", "собака на привязи"), и неоднократно требовал перевода в эскадрилью, оснащенную P-38. Он, в конечном счете, получил этот перевод в мае 1943. Эта Эйркобра несет стандартный 75-галлоновый подвесной топливный бак. Кроме того, на наспех нанесенных национальных знаках отличия красный круг по центру белой звезды быстро исчезал во влажных условиях Порт-Морсби и становился едва заметным. Общее количество побед Уэлча и название самолета (Miss Helen the Flying Jenny) находятся на правой стороне самолета. Этот P-39D выглядит так, как выглядел в феврале 1943. Уэлч прибыл в Новую Гвинею с четырьмя подтвержденными победами, полученными на Оаху 7 декабря 1941, к которым спустя год добавил еще три.


После 7 декабря, Уэлч продолжил летать на боевое патрулирование вокруг Оаху. Однако новости о его четырех подтвержденных победах появились в печати, и скоро ему отозвали в Штаты. Страна ужасно нуждалась в герое, и Уэлч соответствует этому требованию. После нескольких беспокойных месяцев в течение которых он выступал с речами в поддержку военного займа по всей Америке, Уэлч наконец получил приказ возвращаться на Тихий океан. Джордж вступил в 36-ю Истребительную Эскадрилью 8-й Истребительной Группы в Новой Гвинее. Хорошей новостью было то, что эта была боевая эскадрилья, а плохой ≈ то, что летала она на безнадежном самолете ≈ Bell P-39 Airacobra. Уэлч летал, главным образом, на поддержку наземных операций, из-за скудных боевых возможностей P-39-х их ограниченного диапазона. Конечно, 37-мм пушка была полезна против наземных целей, но Беллу было очень непросто при столкновениях с японскими истребителями. Было значительной ошибкой оснастить этот самолет двигателем Эллисон без двухскоростного, двухступенчатого турбокомпрессора. Это подразумевало, что двигатель плохо работал на высоте большей 12000 футов. К высотам, необходимых для борьбы с японскими бомбардировщиками и истребителями, P-39 был абсолютно неприспособлен. Тем не менее, Уэлч не рассматривал недостаток высотности как главный недостаток P-39. В основном, Уэлч был против Эйркобры из-за ограниченного боевого радиуса. Поскольку большинство воздушных боев происходило вне его досягаемости, возможности сбить большее количество японцев почти не было. Естественно Уэлч отметил, что на базе были эскадрильи, летавшие на P-38G Lightning. Вот это был истребитель! Быстрый, с большим боевым радиусом и, что также важно, два его двигателя Эллисон были с турбокомпрессорами. Это позволяло P-38 подниматься выше и быстрее чем P-39 . Это было все, чего хотел Уэлч, поскольку возможности P-38 должны были непременно отразиться на числе сбитых японских самолетов. Джордж хотел Лайтнинг, он хотел его ужасно и загнал в угол командира группы, спросив напрямую, когда 36-я могла бы получить P-38. Ответ был: ⌠Когда закончатся P-39■. Это было все, что нужно было услышать Уэлчу и пилотам 36-ой. С этого дня фактически любая проблема, с которой сталкиваются в полете (реальная или воображаемая) заканчивалась покиданием самолета на парашюте. Эксплуатационные потери поднялись драматично. Уэлч поимел неприятный разговор с командующим группы, заметившим, что Джордж был очень успешен на P-39. Разве не он сбил два Вэла и Зеро в годовщину нападения на Перл-Харбор? Это не успокоило Уэлча, который знал, что он мог добиться намного большего, если бы летел на Лайтнинге. Наконец, руководство в ответ на запросы Уэлча перевело его в 80-ю Истребительную Эскадрилью. Наконец, Джордж получил P-38, и он максимально использовал это.


 

George Welch's P-38H
Джордж Уэлч сбил еще девять японцев на этом P-38H. Все девять были сбиты лишь в трех боестолкновениях.


21 июня 1943, он сбил два Зеро над Лаэ. Затем, двумя месяцами позже, Джордж одержал победу над тремя истребителями Ki-61 "Тони" около Вьювека. Произведенный в капитаны, Уэлч был переведен в Штаб 8-й Истребительной Группы. Его самый удачный день после Перл-Харбора был 2 сентября 1943, когда он сбил еще три Зеро ** (возможно, это были истребители Ki-43 "Хаябуса", называемые союзниками "Оскарами") и двухмоторный истребитель "Дайна". Потрясает в победах Уэлча то, что они следовали одна за другой. Фактически в каждом воздушному бою он сбивал двух или больше врагов. Вскоре после его финальных побед Джордж понял, что его довольно обычный случай малярии перерос во что-то гораздо худшее. Он неохотно обратился в базовый госпиталь, где докторов обеспокоило его состояние, и он был быстро отправлен в Австралию, в сиднейскую больницу. Его восстановление шло медленно, и Воздушный Корпус решил, что Джордж достаточно повоевал. После 348 боевых вылетов и 16 подтвержденных побед, Уэлч отправлялся домой. Можно только задаваться вопросом, каким бы был итоговый счет Джорджа, не выведи его из войны малярия. Автор убежден, что Уэлч бросил бы вызов Бонку и Макгуайру в борьбе за корону аса, если бы не сошел со сцены. Как бы то ни было, малярия отправила его домой как раз, когда на Юго-востоке Тихого океана все закипело.

** Для пилотов не было ничего необычного в том, чтобы принять Ki-43 за Зеро. Было много случаев, когда армейские пилоты утверждали, что сбили Зеро, только найденные обломки позволяли должным образом идентифицировать как кое-что еще.


Джордж прибыл в Штаты со своей новоиспеченной австралийской невестой. Его быстро направили выступать с речами в пользу Военного займа. В конечном счете, он был размещен во Флориде, где его таланты использовались в программе развития истребительной тактики. Тем не менее, он был все еще был нужен для работы по Военному займу, и это отнимало очень много времени. Генерал Хап Арнольд рекомендовал Уэлча фирме Норт Америкен Авиэйшн в качестве летчика-испытателя. Весной 1944 Джордж посетил Эдда Верджина, руководителя испытательных полетов, и получил предложение должности. Уэлч быстро принял это предложение и с благословения Арнольда, оставил службу в USAAF. Не прошло и двух недель, как Джордж начал летные испытания одной из модификаций P-51 "Мустанг".

Спустя более двух лет после окончания войны Уэлч продолжил потрясать мир авиации, делая то, что настолько вывело из себя недавно назначенного Министра военно-воздушных сил, что это скрывалось более 50 лет. Для того, чтобы прочитать эту историю, пожалуйста, используйте ссылку ниже, чтобы перейти ко второй части ≈ Удивительный Джордж Уэлч: впервые через звуковой барьер.

 

 

 

Уголок неба. 2008  (Страница:     Дата модификации: )


 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100