тЕЛМБНБ...

    


 

 
   главная люди и авиация асы второй мировой ссср
   Девятаев Михаил Петрович
       
Годы жизни: 1917-2002

Родился 8 июля 1917 года в Мордовии, в рабочем поселке Торбеево. Он был тринадцатым ребенком в семье. Отец, Девятаев Петр Тимофеевич, трудолюбивый, мастеровой человек, работал на помещика. Мать, Акулина Дмитриевна, в основном была занята заботой о детях. К началу войны в живых было шестеро братьев и одна сестра. Все они участвовали в боях за Родину. Четверо братьев погибли на фронте, остальные раньше времени ушли из жизни из-за фронтовых ран и невзгод. 

В школе Михаил учился успешно, но был не в меру шаловлив. Но однажды его словно подменили. Произошло это после того, как в Торбеево прилетел самолет. Летчик, казавшийся в своей одежде чародеем, быстрокрылая железная птица - все это покорило Михаила. Не сдержавшись, он спросил тогда пилота:

- А как летчиком стать?

- Нужно хорошо учиться, - последовал ответ. - Заниматься спортом, быть смелым, храбрым.

С того дня Михаил решительно изменился: все отдавал учебе и спорту. После 7-го класса он поехал в Казань, намереваясь поступить в авиационный техникум. Там произошло какое-то недоразумение с документами, и он был вынужден поступить в речной техникум. Но мечта о небе не угасла. Она захватывала его все больше и больше. Оставалось одно - записаться в Казанский аэроклуб.

Михаил так и поступил. Было трудно. Порой до глубокой ночи просиживал в самолетном или моторном классе аэроклуба. А утром уже спешил в речной техникум. Однажды настал день, когда Михаил впервые, правда с инструктором, поднялся в воздух. Возбужденный, сияющий от счастья, он сказал тогда своим друзьям: "Небо - моя жизнь!"

Эта высокая мечта и привела его, выпускника речного техникума, уже осваивавшего волжские просторы, в Оренбургское авиационное училище. Учеба там была счастливейшей порой в жизни Девятаева. Он по крупицам набирался знаний об авиации, много читал, с усердием тренировался. Счастливый, как никогда прежде, взлетал в небо, о котором еще совсем недавно только мечтал.

И вот лето 1939 года. Он - военный летчик. И специальность - самая грозная для противника: истребитель. Сначала проходил службу в Торжке, затем его перевели в Могилев. Там снова повезло: оказался в эскадрилье прославленного летчика Захара Васильевича Плотникова, успевшего повоевать в Испании и на Халхин-Голе. От него набирались боевого опыта Девятаев и его товарищи.

М. Девятаев. Довоенный снимок

Но грянула война. И в первый же день - боевой вылет. И хотя самому Михаилу Петровичу не удалось сбить "юнкерса", он, маневрируя, вывел его на своего командира Захара Васильевича Плотникова. А тот не упустил воздушного противника, сразил его.

В его последних интервью это выглядело так: "22 июня в 9 утра я уже участвовал в воздушном бою над Минском. Позывной мой был - "Мордвин". Я чуть не плакал - мой самолет был весь изрешечен. Через день меня немцы сбили. Мы атаковали бомбардировщики, а они отстреливались. Стреляешь в немца, стреляешь, а он летит. Баки у них были протектированные, двухслойные, с жидкой резиной. Пуля пробивает бак, а бензин не вытекает - резина дырку закрывает, самолет не загорается. А наши баки были простые, одна пуля пробивает бак, бензин начинает вытекать, вторая пуля поджигает самолет и все".

Скоро повезло и Михаилу Петровичу. Однажды в разрыве облачности на глаза ему попал "Юнкерс-87". Девятаев, не теряя ни секунды, устремился за нимени И через мгновение увидел его в перекрестии прицела. Тут же дал две пулеметные очереди. "Юнкерс" вспыхнул и рухнул на землю. Были и еще удачи.

Вскоре отличившихся в боях вызвали из Могилева в Москву. Михаил Девятаев в числе других был награжден орденом Красного Знамени.

Обстановка все более обострялась. Девятаеву и его товарищам уже пришлось оборонять подступы к столице. На новеньких "яках" они перехватывали самолеты, спешившие сбросить смертоносный груз на Москву. Однажды под Тулой Девятаев вместе со своим напарником Яковом Шнейером вступил в схватку с фашистскими бомбардировщиками. Им удалось сбить один "юнкерс". Но и самолет Девятаева пострадал. Все же пилоту удалось приземлиться. И он оказался в госпитале. Не излечившись до конца, бежал оттуда в свой полк, уже находившийся западнее Воронежа.

21 сентября 1941 года Девятаеву поручили доставить важный пакет в штаб окруженных войск Юго-Западного фронта. Он выполнил это поручение, но на обратном пути вступил в неравную схватку с "мессершмиттами". Одного из них сбил. И сам получил ранение. Так он вновь оказался в госпитале.

В новой части его осмотрела врачебная комиссия. Решение было единодушным - в тихоходную авиацию. Так летчик-истребитель оказался в полку ночных бомбардировщиков, а потом в санитарной авиации.

Лишь после встречи с Александром Ивановичем Покрышкиным ему удалось вновь стать летчиком-истребителем. Было это уже в мае 1944 года, когда Девятаев отыскал "хозяйство Покрышкина". Новые сослуживцы встретили его сердечно. Среди них был и Владимир Бобров, осенью 41-го давший кровь раненому Михаилу Петровичу.

Не раз поднимал Девятаев свой самолет в воздух. Неоднократно вместе с другими летчиками дивизии А. И. Покрышкина вступал в схватки с фашистскими стервятниками.

Но вот наступило роковое 13 июля 1944 года. В воздушном бою над Львовом он получил ранение, а его самолет загорелся. По команде своего ведущего Владимира Боброва Девятаев выбросился из объятого пламенем самолета... и оказался в плену. Допрос за допросом. Потом переброска в разведотдел абвера. Оттуда - в Лодзинский лагерь военнопленных. А там опять - голод, пытки, издевательства. Вслед за этим - концлагерь Заксенхаузен. И наконец - таинственный остров Узедон, где готовилось сверхмощное оружие, перед которым, по мнению его творцов, никому не устоять. Узники Узедона - это фактически приговоренные к смерти.

И все это время у пленных зрела одна мысль - бежать, бежать во что бы то ни стало. Лишь на острове Узедон это решение приобрело реальность. Рядом, на аэродроме Пенемюнде, были самолеты. И был летчик Михаил Петрович Девятаев, человек мужественный, бесстрашный, способный осуществить намеченное. И он осуществил, несмотря на невероятные трудности. 8 февраля 1945 года "хейнкель" с 10 узниками приземлился на нашей земле. Девятаев доставил командованию стратегически важные сведения о засекреченном Узедоне, где производилось и испытывалось ракетное оружие фашистского рейха. Еще оставалось два дня до намеченной фашистами расправы над Девятаевым. Его спасло небо, в которое он был бесконечно влюблен с детства.

Клеймо военнопленного сказывалось долго. Ни доверия, ни стоящей работы... Это угнетало, порождало безнадежность. Лишь после вмешательства уже получившего широкую известность генерального конструктора космических кораблей Сергея Павловича Королева дело сдвинулось с мертвой точки. 15 августа 1957 года подвиг Девятаева и его товарищей получил достойную оценку. Михаилу Петровичу было присвоено звание Героя Советского Союза, а участники перелета награждены орденами.

Михаил Петрович окончательно возвратился в Казань. В речном порту вернулся к своей первой профессии - речника. Ему доверили испытание первого быстроходного катера "Ракета". Он стал и первым его капитаном. Спустя несколько лет уже водил по Волге быстроходные "Метеоры".

Умер 24 ноября 2002 года. Похоронен на аллее Героев Арского кладбища Казани.

 



Уголок неба. 2009  (Страница:     Дата модификации: )


 

  тЕЛМБНБ:




            
Rambler's Top100 Rambler's Top100