главная люди и авиация асы второй мировой германия
   Меймберг Юлиус
       
Годы жизни: р.1917

Он так же, как и Мюллер, служил в JG53, но в отличие от него все свои победы одержал в боях на Западе и в Северной Африке.

Юлиус Меймберг (Julius Meimberg) родился 11 января 1917 г. в Мюнстере. Его семья с середины XIX века занималась производством и торговлей текстилем, однако Юлиус имел другие планы. В своем дневнике 11-летний Юлиус записал: "Моя мечта все растет во мне - я хотел вылетать". В 1935г. 18-летний Меймберг начал заниматься в аэроклубе. Сначала он летал на планерах, а затем освоил и легкие самолеты. Из двадцати четырех молодых людей, входивших в его группу, шестнадцать потом стали пилотами Люфтваффе. Сам Меймберг вспоминал, что в то время он еще не представлял, кем станет -  летчиком-истребителем или пилотом бомбардировщика.

Окончив гимназию, Меймберг в течение шести месяцев работал в Имперской службе труда (Reicharbeitdienst, сокр. RAD), после чего в 1937 г. вступил в Люфтваффе. Он был направлен во 2-ю военную авиашколу в берлинском пригороде Гатове, которую закончил летом 1939 г.

В октябре 1939 г. лейтенант Меймберг был послан в истребительную авиашколу в Шлейсхайме (Jagdfliegerschule SchleiBheim). В одной группе с ним были еще никому не известные лейтенанты Герхард Баркхорн (Gerhard Barkhorn) и Эгон Майер. В ходе Второй мировой войны они стали одними из лучших асов Люфтваффе: Баркхорн в боях на Восточном фронте одержал 301 победу, а Майер, наоборот, все свои 102 самолета сбил над Западной Европой.

В ноябре 1939 г. лейтенант Меймберг был назначен во II./JG2, которая только начала формироваться на аэродроме Швехат (Schwechat), в нескольких километрах юго-восточнее Вены. Прибыв туда, он был включен в состав 4./JG2 обер-лейтенанта Ханса Хана (Hans Hahn).

Свою первую победу Меймберг одержал 19 мая 1940 г. В тот день "Мессершмитты" 4./JG2 сопровождали Не-111, когда в районе Камбре (Cambrai) - Перонн (Peronne) их попытались атаковать "Харрикейны". В завязавшемся бою Меймберг сбил один английский истребитель, еще один "Харрикейн" был на счету командира 4./JG2 обер-лейтенанта Ханса Хана.

3 июня 1940 г., сбив в бою в районе Компьена французский истребитель "Хок" 75А, Меймберг записал на свой личный счет вторую победу.

Летом 1941 г. лейтенант Меймберг был переведен в I./JG2 под командованием гауптмана Карла-Хейнца Крахла (Karl-Heinz Krahl)3 и назначен командиром 3./JG2. 18 июня 1941 г. "Мессершмитты" I./JG2 были переброшены с аэродрома Тевиль (Theville) восточнее Шербура на аэродром Гипава около Бреста. Они должны были обеспечить воздушное прикрытие немецких линкоров "Шарнхорст" и "Гнейзенау", находившихся в порту Бреста. Английские самолеты-разведчики обнаружили линкоры еще 28 марта, т.е. через шесть дней после того, как они прибыли в Брест. С тех пор порт подвергался регулярным налетам небольших групп английских бомбардировщиков, но все попытки уничтожить или хотя бы повредить корабли были безуспешными.

23 июля 1941 г. англичане неожиданно обнаружили, что "Шарнхорст" перешел в порт Ла-Паллис ("a Pallice) на побережье Бискайского залива, приблизительно в 350 км юго-восточнее Бреста. Поэтому командованию английской бомбардировочной авиации пришлось срочно изменять план давно готовящегося массированного налета на Брест, который должен был состояться на следующий день и в котором должно было участвовать приблизительно 150 бомбардировщиков. В результате 24 июля силы англичан были разделены: 79 "Веллингтонов" и 18 "Хэмпденов" должны были атаковать Брест, в то время как 15 "Галифаксов" были перенацелены на Ла-Паллис, и при этом только "Хэмпдены" сопровождались истребителями.

Вскоре после полудня 24 июля английские бомбардировщики приблизились к намеченным целям. Погода была хорошая, истребители Люфтваффе были готовы к их появлению, и результат не заставил себя долго ждать. В течение чуть более полутора часов, с 14.17 по 15.52, пилоты I./JG2 сбили 18 бомбардировщиков - десять "Веллингтонов", пять "Галифаксов" и три "Хэмпдена". На счету лейтенанта Меймберга были две победы: юго-западнее местечка Плутерно (Plouguerneau), расположенного в 22 км севернее Бреста, он сначала в 14.24 сбил "Веллингтон", а затем в 15.00 - "Хэмпден". Кроме того, в воздушных боях англичане потеряли три "Спитфайра" из 152 Sqdn. RAF, в т.ч. истребитель офицера Эрика Маррса (Eric Marrs), одержавшего к этому времени 11 побед. Его "Спитфайр" Mk.IIA P7881 был сбит в бою в районе Бреста, и с того момента Маррс считается пропавшим без вести. Однако эти победы недешево обошлись I./JG2 - групп потеряла восемь "Мессершмиттов", еще два получили повреждения. Погибли шесть пилотов: обер-ефрейтор Вилли Реннц (Willi Reinz) из 1./JG2, лейтенант Рудольф Шлейхер (Rudolf Schleicher) и унтер-офицер Фридрих Шуман (Friedrich Schumann) из 2./JG2, фельдфебель Эрвин Рихеи (Erwin Richey)1 и унтер-офицер Вальтер Фок (Walter Vock) из 3./JG2, а также унтер-офицер Отто Бауэр (Otto Bauer) из учебно-боевой эскадрильи JG2. Два пилота - обер-фельдфебель Рудольф Тёшнер из 1./ JG2 и лейтенант Меймберг, чей ВГ-109Е-7 W.Nr.7671 был подбит в 15.30 в 12 км северо-западнее г. Сен-Ренана (St.Renan), -получили ранения, но все смогли совершить вынужденную посадку. Меймберг был ранен в бедро и затем провел шесть месяцев в гипсе в парижском госпитале.

31 июля 1942 г. в 15.05 над побережьем Ла-Манша, в 12 км южнее г. Берк-сюр-Мер, в бою со "Спитфайрами" из 121 и 332 Sqdn. RAF был сбит Bf-109G-l W.Nr.10318 командира II.(Hohen)/ JG22 обер-лейтенанта Рудольфа Пфланца (Rudolf Pflanz). "Mec-сершмитт" упал в воду, и весь остаток дня пилоты II./JG26, которой временно была подчинена II.(Hohen)/JG2, пытались найти Пфланца. Однако им удалось обнаружить в районе падения самолета лишь пустую резиновую лодку, и с тех пор Пфланц считается пропавшим без вести. В начале августа командиром II.(Hohen)/JG2 был назначен обер-лейтенант Меймберг.

Поздним вечером 18 августа 1942 г. из английских портов в южной Англии - Саутгемптона, Портсмута, Ньюхейвена и Шорехэма - вышли 26 транспортов и 237 небольших десантных судов. На их борту находилась 2-я канадская пехотная дивизия, в состав которой входили 4-я и 6-я пехотные бригады, танковый полк, оснащенный тяжелыми танками "Черчилль" Mk.I и III, а также несколько английских подразделений - всего 6100 солдат и офицеров, из которых 5000 были канадцами.

Около 03.00 19 августа транспортные суда и сопровождавшие их боевые корабли, преодолев немецкие минные заграждения, подошли к французскому побережью в районе Дьеппа (Dieppe). С эсминца "Келп" ("Calpe"), на борту которого находились генерал-майор Роберте (Н. F. Roberts), командовавший десантом, и командор Хьюго-Хеллет (Hugo-Hallett), руководивший действиями кораблей, был отдан приказ о начале высадки. Спустя пять минут первые лодки с десантом устремились к берегу - операция под кодовым наименованием "Юбилей" ("Jubilee") началась.

При поддержке корабельной артиллерии канадцы и англичане высадились на берег, на протяжении 25 км, сразу в шести пунктах. На флангах действовали небольшие группы английских "коммандос" и американских "рейнджеров", которые имели задачу уничтожить немецкие батареи, располагавшиеся на господствующих высотах вдоль побережья. Для организации воздушного "зонтика" над районом высадки RAF привлекли около 750 самолетов: 49 истребительных эскадрилий (в т.ч. 42 эскадрильи "Спитфайров" Мк.У, 4 "Спитфайров" Мк.1Х и 3 "Тайфунов"), 8 эскадрилий "Харрибомберов", 7 эскадрилий бомбардировщиков "Бостон" и "Бленхейм", а также 4 эскадрильи самолетов-разведчиков "Мустанг".

Французское побережье в районе Дьеппа обороняла 302-я немецкая пехотная дивизия, сформированная лишь летом 1942 г., и несколько батарей береговой артиллерии. Люфтваффе же могли противопоставить англичанам только две истребительные эскадры - JG26 и JG2, каждая из которых располагала приблизительно 115 самолетами. Единственными "бомбардировщиками", которые сразу же смогли атаковать корабли и высадившиеся части, оказались самолеты из 10.(Jabo)/JG2 и 10.(Jabo)/JG26, в то время как около 220 бомбардировщиков Do-217 и Ju-88 были рассеяны по различным базам в Голландии и Северной Франции. Командование 3-го воздушного флота, несмотря на сведения о появлении в портах Южной Англии большого числа десантных судов, ограничилось лишь увеличением числа разведывательных полетов вместо того, чтобы  подтянуть бомбардировочные эскадры к побережью Ла-Манша. Поэтому Do-217 из KG2 появились над Дьеппом только около 10 часов утра, когда бои уже были в самом разгаре.

Изначально цели операции "Юбилей" были строго ограничены - уничтожение немецкой обороны в районе Дьеппа, уничтожение немецких аэродромов, расположенных поблизости, захват пленных и кораблей, находившихся в порту Дьеппа. Можно сказать, что фактически это была крупномасштабная разведка боем, и она дорого обошлась союзникам1. В ходе боев погибли около тысячи канадских и английских солдат и офицеров, около 600 получили ранения и 1900 человек попали в плен к немцам. Кроме того, было потоплено 4 эсминца, 2 торпедных катера, 7 транспортов и большое число небольших десантных судов, четыре крейсера и столько же эсминцев получили повреждения2. Немецкие же потери составили 580 человек и один сторожевой корабль.

16 ноября в 16.30 "Мессершмитты" 11.(Hohe)/JG2 приземлились на аэродроме в Бизерте, который всего лишь за час до этого был атакован английскими бомбардировщиками.

Уже вечером 16 ноября 1942 г. пилоты 11.(Hohe)/JG2 совершили свой первый боевой вылет в Северной Африке, вылетев на "свободную охоту" над линией. Он закончился безрезультатно, так как им не удалось встретить противника.

В конце ноября командир JG53 оберег-лейтенант фон Мальтзан сообщил Меймбергу, что согласно распоряжению командующего 2-м воздушным флотом генерал-фельдмаршала Кессельринга 11.(Hohe)/JG2 должна быть расформирована, а пилоты распределены по эскадрильям JG53. Меймберг энергично протестовал - насколько обер-лейтенант мог возражать оберст-лейтенанту и насколько вообще можно было возражать приказу генерал-фельдмаршала. Одним из его аргументов против расформирования эскадрильи было то, что подобный шаг серьезно скажется на моральном состоянии пилотов. В результате фон Мальтзан, которому доводы Меймберга показались убедительными, принял компромиссное решение - 11 .(Hohe)/JG2 не будет расформирована, но в дальнейшем должна действовать как "штабная эскадрилья" II./JG53.

Свои первые победы в Тунисе пилоты 1 l.(Hohe)/JG2 одержали 4 декабря. Около 15.40 в районе аэродрома Матер, в 30 км юго-западнее Бизерты, были обнаружены 12 английских бомбардировщиков "Бисли" ("Bisley") из 18 и 614 Sqdn. RAF, и "Мессершмитты" II./JG53 и II.(Hohe)/JG2 были по тревоге подняты в воздух. Перехватив вскоре противника, немецкие пилоты сначала не поверили своим глазам - бомбардировщики, которых они первоначально приняли за американские "Бостоны", летели без истребительного сопровождения! Такая самонадеянность дорого обошлась союзникам. В течение двенадцати минут, с 15.40 по 15.52, все 12 бомбардировщиков были сбиты, большинство членов их экипажей, в т.ч. и командир 18 Sqdn. RAF Малькольм (Malcolm), погибли. Сбив сразу три "Бисли", обер-лейтенант Меймберг одержал свои 24 - 26 победы. Еще один бомбардировщик сбил лейтенант Рольф Шлегель, одержавший свою первую победу.

В течение последующих дней основные воздушные бои проходили в районе Матера, где немецко-итальянские войска контратаковали союзников. Утром 5 декабря Меймберг сбил в том районе три "Спитфайра", а на следующий день еще один, и общее число его побед достигло 30.

8 декабря начались проливные дожди, и все полеты были прекращены. Особенно в трудном положении оказались эскадрильи на аэродроме Матер, где в тот момент базировалась и II.(Hohe)/JG2, поскольку он был расположен в небольшой низине, которая мгновенно заполнилась водой. Предупреждения арабов о приближении сезона дождей и об угрозе затопления аэродрома остались незамеченными.

Когда 10 декабря дождь прекратился и пилоты II.(Hohe)/JG2 приехали на аэродром, то они увидели, что стоянка их "Мессершмиттов" превратилась в небольшое озеро. Попытки освободить самолеты, чьи колеса до осей утонули в размякшей земле, закончились неудачей. Не помог даже тягач, позаимствованный у зенитчиков. Когда он стал работать на полную мощность, то фюзеляжи самолетов начинали подозрительно трещать, и все попытки вытащить их были прекращены. Оставалось только ждать, когда земля окончательно просохнет.

12 мая 1944 г. началась новая глава в воздушной войне, которую союзники вели против Третьего рейха. В тот день бомбардировщики 8-й воздушной армии США начали серию налетов на нефтеперерабатывающие заводы на территории Рейха, налеты же на румынские нефтяные месторождения и заводы в районе Плоешти начались еще 5 апреля. Если до этого целью большинства предыдущих налетов были объекты немецкой авиапромышленности, то теперь задачей высшего приоритета стало уничтожение немецкой топливной индустрии. Союзники считали, что нехватка топлива, которая должна была возникнуть в результате бомбежек, сильно затруднила бы действия Люфтваффе, что такие налеты, в конечном счете, лишат мобильности весь вермахт. Чтобы первый удар произвел максимальный эффект, было решено нанести его всеми имевшимися четырехмоторными бомбардировщиками при возможно лучших погодных условиях, чтобы обеспечить наибольшую точность бомбометания.

Такая погода наступила 12 мая - над большей частью территории Рейха было ярко-синее и почти безоблачное небо. 886 бомбардировщиков получили приказ под прикрытием 980 истребителей атаковать нефтеперерабатывающие заводы в Центральной Германии, а также в Протекторате Богемии и Моравии. Командование Люфтваффе могло противопоставить им 16 групп одномоторных и две группы двухмоторных истребителей - всего около 470 самолетов.

В 11.30 "Мессершмитты" II./JG53 и I1./JG27 поднялись в воздух, предполагалось, что севернее Гиссена они встретят еще две группы из JG1 и затем совместно атакуют бомбардировщики. Однако этого не произошло, так как еще во время набора высоты обе группы встретили американские истребители и были вынуждены принять бой. Уже в первую же минуту боя I1./JG53 потеряла Bf-109G-6/U4 своего командира.

Всего же в течение 12 мая были сбиты 55 американских бомбардировщиков и 10 истребителей. В то же время Люфтваффе потеряли 80 самолетов, еще 22 получили повреждения, погибли 24 пилота и 24 были ранены. В результате налетов, проведенных в тот день 8-й воздушной армией США, объем ежесуточного производства на нефтеперерабатывающих заводах в Брюксе (Briix), Троглитце (Troglitz), Лойне ("euna) и Белене (Bohlen) сократился на 14,5% (с 5645 до 4821 тонны), еще около 25 тысяч тонн готового горючего сгорело. Лишь спустя две недели в результате лихорадочных усилий немцам удалось восстановить прежние объемы производства.

Всего в течение мая 1944г. II./JG53 потеряла в боях 43 "Мессершмитта" и еще 12 в результате различных летных происшествий, погибли 11 пилотов и 9 получили ранения.

Приблизительно в 01.00 6 июня 1944 г. союзники начали высадку в Нормандии, когда на флангах запланированного района десанта были сброшены американские и английские парашютисты. Тем временем к побережью Нормандии шел беспрецедентный по своим размерам флот: 7 линкоров, 23 крейсера, 105 эсминцев, 2 монитора, 3 канонерские лодки и 1073 меньших корабля. Он должен был обеспечить высадку частей 1-й американской и 2-й английской армий, находившихся на борту 4126 десантных судов всех типов и размеров. С воздуха десантную операцию поддерживали 3467 тяжелых и 1645 средних и легких бомбардировщиков, 5049 истребителей и 2316 транспортных самолетов.

Вскоре после рассвета над побережьем Нормандии появились 1083 В-17 и В-24 из 8-й воздушной армии, которые сбросили па немецкие береговые батареи и оборонительные позиции в общей .сложности около 3000 тонн бомб. В районе высадки не было ни одного истребителя Люфтваффе и американцы потеряли всего один бомбардировщик, вероятно, ставший жертвой зенитного огня. Союзные войска, начавшие почти сразу после завершения бомбежки высаживаться на берег в пяти точках между Ле-Авром на восточном побережье полуострова Котантен и устьем реки Орн, только в нескольких местах столкнулись с действительно эффективным и организованным сопротивлением. К вечеру войска союзников не только достигли поставленных задач, но и преуспели з расширении плацдарма.

В течение 6 июня союзная авиация выполнила над районом высадки 14674 боевых вылета. Силы Люфтваффе, размещенные во Франции, оказались практически беспомощными перед таким мощным натиском. В тот день немецкая авиация выполнила всего 319 боевых вылетов, из которых 117 пришлось на истребители 2-го истребительного авиакорпуса. Таким образом, соотношение между числом боевых вылетов Люфтваффе и авиации союзников составило 1:50. Немецкие истребители сбили 15 самолетов противника, но это, конечно, не оказало никакого влияния на развитие событий.

При этом надо сказать, что командование Люфтваффе давно сознавало опасность высадки союзников во Франции. Первый план оборонительных действий на этот случай был разработан еще в июне 1943 г. Позднее он несколько раз пересматривался, пока 27 февраля 1944 г. не был утвержден окончательный вариант. Он основывался на том, что союзники нанесут главный удар во Франции с отвлекающими ударами сначала на побережье Дании и Норвегии, а затем на побережье Голландии и Бретани. Оборонительную операцию на Западе должен был вести 3-й воздушный флот, который планировалось усилить переброской значительных сил с других театров военных действий.

Главной целью плана Люфтваффе была поддержка наземных частей. Немецкие бомбардировщики в силу подавляющего численного превосходства истребителей союзников могли действовать только ночью. Поэтому из 19 истребительных групп 2-го воздушного флота и воздушного флота "Рейх", которые предполагалось в случае вторжения перебросить на Запад, восемь должны были использоваться в качестве групп истребителей-бомбардировщиков, обеспечивая тактическую поддержку частей вермахта.

В радиусе пятисот километров от побережья Нормандии для приема вновь прибывающих истребительных групп было подготовлено около ста аэродромов. Такое большое количество аэродромов должно было позволить максимально рассредоточить самолеты и тем самым сократить риск уничтожения их на земле бомбардировщиками союзников. Большая часть аэродромов располагалась в районе восточнее Парижа, в то время как полоса шириной около ста километров вдоль побережья практически не имела посадочных площадок.

В начале августа 1944 г. руководство Люфтваффе приняло решение об увеличении дневных истребительных групп до четырех эскадрилий. Это вызвало переименование эскадрилий, входящих

в них. 15 августа во II./JG53 прошла реорганизация: 5./JG53 лейтенанта Герберта Ролльваге и 6./JG53 обер-лейтеианта Альфреда Хаммера (Alfred Hammer)1 сохранили старые обозначения, a 4./JG53 обер-лейтенанта Понтера Зеегера получила обозначение 7./JG53. В тот же день была вновь сформирована 8./JG532, командиром которой был назначен бывший командир 5-й эскадрильи обер-лейтенант Карл Паасхаус.

17 августа 1944 г. Меймберг получил приказ о том, что на следующий день группа должна вернуться во Францию и прибыть на аэродром Ла-Фер, расположенный в 116 км северо-восточнее Парижа. В 09.20 18 августа около 60 "Мессершмит-тов" II./JG53 поднялись с аэродрома Хуштедт. После дозаправки в Дортмунде вечером того же дня они приземлились в Ла-Фере. Колонна с основной частью наземного персонала прибыла туда 21 августа.

К этому времени обстановка во Франции кардинально изменилась. 31 июля американские войска прорвали фронт в районе Авранша и в течение нескольких дней заняли всю Бретань. Обойдя немецкие войска с южного фланга, 3-я американская армия повернула на восток. 7 августа был взят Ле-Ман, а 13 августа американцы вошли в город Аржантан (Argentan), находящийся уже в 175 км западнее Парижа. Попытки немецких 5-й танковой и 7-й полевой армий нанести в районе Кана контрудар потерпели полную неудачу, и к 19 августа союзники смогли обойти обе армии. В районе г. Фалез (Falaise) в окружение попало около 125 тысяч человек, и немецкая оборона на Западе оказалась на грани полного развала.

22 августа передовые части 14-го американского корпуса в районе г. Мант-ла-Виля, расположенного в 50 км северо-западнее Парижа, вышли к реке Сене. Успешно переправившись через нее, они захватили плацдарм на восточном берегу. В течение 22 августа пилоты II./JG53 совершили три боевых вылета в тот район: с 07.50 по 08.47, с 14.26 по 15.50 и с 18.40 по 20.00. Они прикрывали самолеты JG26, оснащенные пусковыми установками WGr.21, а также сами штурмовали позиции американцев. Возвращавшиеся из последнего вылета истребители II./JG53 уже над аэродромом Ла-Фер были неожиданно атакованы большой группой Р-38. В ходе завязавшегося боя удалось сбить четыре "Лайтнинга", но при этом было потеряно семь "Мессершмиттов", погибли пять пилотов и двое получили ранения. Среди погибших был и командир 8./JG53 обер-лейтенант Карл Паасхаус. Он успел выпрыгнуть на парашюте из своего Bf-109G-14/AS W.Nr. 780782, но затем был расстрелян американцами в воздухе.

25 августа войска союзников вышли к Сене, и юго-восточнее Парижа и над городом нависла угроза окружения. Генерал фон Хотитц (Chotitz), командовавший немецким гарнизоном, проигнорировав приказ Гитлера оборонять город, отдал приказ своим частям оставить Париж без боя, и в тот же день союзники вошли в него. 25 августа гауптман Меймберг одержал свою 40-ю победу, сбив в 19.25 в районе Руана английский "Тайфун". Это была единственная победа II./JG53 в тот день.

Утром 28 августа 1944 г. передовые американские части вышли к городу Лан, находившемуся всего в 23 км юго-восточнее аэродрома Ла-Фер. После полудня, когда обстановка еще более обострилась, командир JG53 оберст-лейтенант Гельмут Беннеманн, также находившийся со своим штабом в Ла-Фере, связался по телефону со штабом корпуса. Он хотел получить согласие на - немедленную эвакуацию штаба эскадры и II./JG53, однако его просьбы остались без ответа. Наоборот, ему было заявлено, что Париж будет скоро взят обратно! Тем не менее Беннеманн, полностью взяв на себя ответственность, приказал начать эвакуацию, как только подготовка к ней будет завершена.

1 января 1945 г. II./JG53 приняла участие в операции "Боденплатте", к этому дню в ее составе было 42 самолета, из которых только 22 были в пригодном для полетов состоянии. JG53 получила приказ нанести штурмовой удар по аэродрому Мец, где базировались "Тандерболты" 365FG под командованием подполковника Джона Мерфи (John R. Murphy), при этом каждый пилот эскадры должен был выполнить по меньшей мере две атаки. II./JG53 столкнулась с мощным зенитным огнем, в результате которого над Мецем было сбито десять "Мессершмиттов", два пилота погибли, двое пропали без вести и трое попали в плен. Троим пилотам удалось дотянуть до линии фронта и совершить вынужденные посадки уже на немецкой территории.

Свою следующую, 51-ю победу майор Меймберг одержал 16 марта 1945 г. В 16.15 "Мессершмитты" II./JG53 поднялись в воздух, чтобы атаковать войска союзников в районе города Бад-Кройцнаха (Bad Kreuznach), в 58 км северо-западнее Ман-гейма. Около 17.00 они встретились с группой Р-51. В ходе боя было сбито два "Мустанга", один из которых был на счету Меймберга. В то же время II./JG53 потеряла восемь самолетов, два пилота погибли и пятеро получили ранения. Наиболее тяжелые потери понесла 7./JG53, в которой из семи взлетевших "Мессершмиттов" вернулись только два - командира эскадрильи обер-лейтенанта Гюнтера Зеегера и его ведомого лейтенанта Рудольфа Ульбриха (Rudolf Ulbrich).

25 марта 1945 г. части 7-й американской армии форсировали Рейн севернее и южнее Вормса и продолжали двигаться в направлении к Вюрцбургу. В ночь с 30 на 31 марта французские части заняли Кайзерслаутен. Поэтому 4 апреля II./JG53 получила приказ перебазироваться на аэродром Ульм-Риштиссен (Ulm-Ristissen), в 70 км юго-западнее Штутгарта, куда передовая группа наземного персонала была отправлена еще 27 марта.

Утром 10 апреля в районе Крайльсхайма Меймберг сбил Р-47, одержав свою 52-ю победу. В 17.55 13 апреля 36 "Мессершмиттов" II./JG53 поднялись в воздух, чтобы атаковать колонны союзников южнее Карлсруэ. В 18.06 в районе г. Бибераха (Biberach), в 37 км южнее Улъма, майор Меймберг сбил французский "Спитфайр", одержав свою 53-ю и, как затем оказалось, последнюю победу.

Меймберг вспоминал:

"Нашим заданием были "свободная охота" и атака наземных целей в районе Баден-Бадена. Вскоре после взлета из Риштиссепа я увидел вдали слева несколько "Спитфайров". Они летели па небольшой высоте. Я вызывал своих пилотов, но, очевидно, моя рация не работала, так как никто меня не услышал. Я немедленно начал разворачиваться влево, по обер-лейтенант Гюнтер Зеегер, который летел позади меня, не последовал за мной. Вероятно, on подумал, что я повернул обратно па аэродром из-за какой-то неполадки.

Обер-лейтенант Ханс Хармс (Ham Harms) был единственным, кто следовал за мной. Мы летели над самой землей. "Спитфайры" летели с большими интервалами. Они, очевидно, искали заслуживающие внимания наземные цели. Вскоре мы догнали их. Лети чад деревьями, я приближался к замыкающему самолету. Подойти как можно ближе - вот что было рецептом для успеха истребителя.

"Спитфайр" впереди меня начал пологий правый разворот, и я нажал па спуск пушки. Снаряды попали в корневую часть правого крыла, и с его правой стороны появилось яркое, красно-желтое пламя. Я прекратил огонь и ушел вправо вверх, чтобы избежать столкновения. В этот момент я увидел красно-бело-синие круги па его крыльях - француз!

Я мог догнать следующего из истребителей, которые все еще беззаботно летели передо мной. Быть может, я и решился па это, если бы со мной был мой ведомый. Однако ситуация изменилась - мы были вдвоем, а перед нами семеро, и их командир уже начал крутой разворот. Кроме того, вокруг пас и выше было достаточно много "индейцев", желающих сбить "бандита", как они называли пас на своем радиожаргоне. И наконец, мы не могли больше рассчитывать па то, что наш "Мессершмитт" быстрее, чем противник.

Проповедь, которую я постоянно твердил своим пилотам после каждого вылета, глубоко сидела и во мне - оцепите ситуацию, если возможно приблизиться к противнику незамеченным, атакуйте и... очень, очень быстро назад! Что мы с Хармсом и сделали.

Остальная часть группы приземлилась спустя полчаса после нас, пролетая над аэродромом, Зеегер таю/се покачал крыльями. Он сбил Р-47. Хармс сказал, что не видел "мой" горящий "Спитфайр" и что, вероятно, тот не был сбит. Спустя короткое время фотограф нашей группы Тони фон дер Мей (Toni von tier Mey) принес проявленные фотографии с моего фотопулемета. Он гордо показал шесть фотографий "моего" "Спитфайра" - это были лучшие снимки фотопулемета, которые я когда-либо видел. Можно было ясно видеть летящий передо мной самолет, трассеры снарядов и огонь, который означал решительное попадание".

В 19.05 17 апреля три звена "Мессершмиттов" из II./JG53 во главе с майором Меймбергом поднялись с аэродрома Ульм-Риштиссен, чтобы атаковать американские войска, продвигавшиеся к Нюрнбергу. Этот вылет стал последним боевым вылетом Меймберга, его Bf-109G-14/AS был сбит зенитной артиллерией, и ему пришлось выпрыгнуть на парашюте.

Меймберг затем рассказывал об этом вылете:

"Последний вычет, который я выполнил, был над автобапом в районе Нюрнберга. Все шоссе было забито американскими автомобилями. Я атаковал их с бреющего полета, зенитные снаряды свистели вокруг меня. Когда в конце я начал набирать высоту, то получил попадание в двигатель, который сразу же начал "кашлять".

Я мог набирать высоту только в течение короткого времени, после чего перевел самолет в пологое снижение. Двигатель еще "кашлял", и мне надо было как можно дальше уйти от места нашей атаки. Я отстегнул привязные ремни и сбросил фонарь кабины, одновременно выключив зажигание. Я предполагал, что оставил линию фронта позади, и теперь выбирал, где выпрыгнуть на парашюте, так как вынулсденная посадка была слишком опасной. Потеряв скорость, я включил двигатель, снова поднялся приблизительно на тысячу метров и затем снова пошел вниз.

Я был у же на высоте 800 метров, когда сказал сам себе! "Ты должен выпрыгнуть на 700 метрах!" Так или иначе, но я не сделал этого, и альтиметр продолжал понижаться. В этот момент двигатель окончательно встал, и я снова сказал себе: "На 600 метрах наружу!" На сей раз я это сделал. Выпрыгнув, я ясно помню только короткий момент, когда потянул за вытяжное кольцо, после чего почти сразу же оказался на клеверном поле.

Я был в шоке и почти ничего не помнил. Поднявшись, я увидел невдалеке обломки своей машины и начал скручивать парашют - все происходило как будто во сне. Я увидел тропинку и подумал: "Надо идти по ней". Мой самолет горел в красивых вечерних сумерках. Как в тумане, я пытался вспомнить, что произошло со мной - там позади был мой самолет, я атаковал наземные цели, но откуда я взлетел, так и не смог вспомнить.

В этот момент появился высокий баварский фермер. Он бежал ко мне, размахивая ружьем и крича: "Ты проклятый негодяй!" "Что он хочет?" - подумал я. Во мне появилось опасение, поскольку он продолжал кричать: "Весь день вы бросаете свои бомбы, а теперь вечером вы взрываете свой самолет на моем поле!" Все, что я знал в тот момент, что моя фамилия Меймберг, табличку с ней нашел на своем парашюте, и что машина, относительно которой он был так возмущен, была моя. Внезапно я сам взорвался: "Вы что, действительно полагаете, что я это сделал для забавы?!" Он опешил: "Вы что, немец?!" Он принес мне свои извинения за то, что собирался избить меня.

Было уже темно, когда на повозке, принадлежащей какой-то части СС, я был доставлен в деревню поблизости от Нюрнберга. Я потратил много времени, пробуя вспомнить, где была размещена моя группа. В конце концов, память вернулась ко мне - я вылетел из Риштиссена. Я попросил немедленно позвонить туда, чтобы меня могли забрать. В результате на рассвете следующего дня я вернулся обратно на аэродром Ульм-Риштиссен, где обо мне очень сильно волновались. После вылета обер-лейтенант Хармс дало у/сил, что он видел, как я выпрыгнул из самолета, но парашют открылся слишком поздно".

20 апреля 1945 г. аэродром Ульм-Риштиссен был атакован большой группой В-26. После налета во II./JG53 осталось всего три пригодных для полетов самолета. В тот же день группа, или, вернее, то, что от нее осталось, была переброшена на аэродром Шонгау, в 62 км юго-западнее Мюнхена. Поскольку новых самолетов взять было просто уже негде, то пилотам II./JG53 предстояло теперь летать на старых Bf-109G-4 и G-6, использовавшихся в учебных частях Люфтваффе, которые ранее базировались в Шонгау.

Меймберг вспоминал: "Для меня это был момент, когда я сказал себе: "С этого времени ты будешь подтверждать получение приказов, но ничего не делать!" Я не собирался использовать этот мусор - посадить летчиков в эти безнадежно изношенные машины значило послать их на верпую смерть. Я принял самолеты и хорошо замаскированный аэродром, но для меня уже было совершенно ясно, что конец наступил".

В тот день война для пилотов II./JG53 фактически завершилась, хотя официально группа, как и вся эскадра, была распущена только 30 апреля 1945 г. Со 2 января по 26 апреля 1945 г. пилоты II./JG53 одержали 38 побед, но за то же время погибли и пропали без вести 15 пилотов, 13 получили ранения и один попал в плен.

После окончания войны Меймберг хотел поступить в университет Мюнстера, но как бывший высший офицер Люфтваффе не был принят туда. Тогда он решил вернуться к семейному бизнесу в текстильном производстве и даже изобрел новый тип веретена. В 60-е годы, получив специальный патент, он организовал свое туристическое бюро. При этом все послевоенные годы Меймберг продолжал летать на планерах и спортивных самолетах.



Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )


 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100