главная люди и авиация асы второй мировой германия
   Махлке Гельмут
       
Годы жизни: р.1913

В период 1940-1942 гг. он был командиром III./StGl. Гельмут Махлке (Helmut Mahlke) родился 27 августа 1913 г. в Берлине.

1 апреля 1932 г. он поступил в т.н. Немецкую школу воздушных сообщений (Deutsche Verkehrfliegerschule - DVS) в Варнемюн-де, где прошёл первоначальную лётную подготовку.

28 августа 1932 г. Махлке был направлен на службу в военно-морской флот. С 8 декабря 1932 г. по 12 декабря 1933 г. он совершил дальний учебный поход на крейсере "Кёльн" ("Koln"). 

После того как 1 марта 1935 г. Германия официально объявила о создании Люфтваффе, Махлке 30 апреля был переведён в авиацию и направлен в школу морской авиации в Варнемюнде.

1 сентября 1935 г. ему было присвоено звание лейтенанта. С 10 октября Махлке служил в качестве референта при штабе. 1 апреля 1937 г. он получил звание обер-лейтенанта. 12 марта 1938 г. он был направлен в Вильгельмсхафен в в т.н. Bordfliegerstaffel 1/196, самолёты которой базировались на борту тяжёлых крейсеров "Адмирал Шеер" ("Admiral Scheer"), "Дёйчланд" ("Deutschland") и "Граф Шпее" ("Graf Spec").

10 сентября 1939 г. обер-лейтенант Махлке был назначен командиром вновь сформированной 2.(St)/Tr.Gr.186. Эта эскадрилья, оснащённая Ju-87R, входила в состав 1.Дг.Ог.186 под командованием майора Вальтера Хагена и первоначально предназначалась для базирования на строящемся авианосце "Граф Цеппелин".

В составе l.(St)/Tr.Gr.186 Махлке принимал участие в боях в Польше, затем весной 1940 г. в боях в Голландии, Бельгии и Франции. 1 апреля 1940 г. ему было присвоено звание гауптмана, 1 а 2 июля он был назначен на должность командира I.(StyTr.Gr. 186. 19 июля 1940 г. на базе I.(St)/Tr.Gr.186 была сформирована III./StGl, 1 и гауптман Махлке стал её первым командиром. В июле - августе 1940 г. III./StGl принимала участие в "битве за Англию". Вечером 25 июля 60 Ju-87 из II. и III./StGl, а также из IV.(St)/"Gl атаковали в Ла-Манше английский конвой CW8. "Харрикейны", прикрывавшие его, повернули из-за нехватки топлива на свой аэродром, и пилоты "Штук" получили возможность спокойно атаковать. В результате было потоплено 5 кораблей и ещё 4 получили повреждения, включая эсминцы "Бореас" и "Бриллиант". 

Только лишь после этого над конвоем появились 9 "Харрикейнов" из 56 Sqdn. RAF, которым удалось сбить 3 Ju-87 - два из II./StGl и один из III./StGl, ещё три самолёта получили повреждения. При этом потери среди "штук" были бы ещё более высокими, если бы к ним вовремя не пришли на помощь Bf-109E из III./JG52.

Около полудня 11 ноября 1940 г. 25 Ju-87R из III./StGl под прикрытием 90 Bf-109E из JG3, JG51, JG53 и JG54 атаковали в устье Темзы английские корабли. В ходе этого вылета группа потеряла 2 самолёта, оба экипажа погибли.

Днём 14 ноября 40 Ju-87B из StGl под прикрытием 60 Bf-109E из JG26 и III./JG51 совершили налёт на корабли в районе Дувра. И снова было потеряно две "Штуки" вместе с экипажами, ещё один самолёт получил повреждения.

В феврале 1941 г. III./StGl вместе с Il./StGl получила приказ перебазироваться с аэродрома Остенде (Ostende) в Бельгии на аэродром Трапани (Trapani) на западном побережье Сицилии. 19 февраля 20 Ju-87R из III./StGl во главе с гауптманом Махлке вылетели на юг. Совершив промежуточную посадку в Меце (Metz), они прибыли в Мюнхен, а затем, перелетев через Альпы, приземлились уже в Италии.

Перелёт через Альпы проходил в плохих погодных условиях и не обошёлся без потерь. Два транспортных Ju-52 вскоре после взлёта из Мюнхена врезались в склон горы. Третий Ju-52 лишь по счастливой случайности избежал их участи, совершив вынужденную посадку после того, как задел высоковольтную линию электропередач на перевале Бреннер. Один Ju-87 из-за отказа двигателя совершил вынужденную посадку высоко в горах. При этом пилот ухитрился приземлиться на такую крошечную горизонтальную площадку, что механикам затем пришлось полностью разобрать самолёт, чтобы вывезти его оттуда. Ещё один Ju-87 также из-за отказа двигателя разбился во время вынужденной посадки в южной Италии.

Вечером 23 февраля HI./StGl прибыла в Трапани, а уже 26 февраля самолёты группы совершили свой первый налёт на Мальту. Их целью был аэродром Лука ("uga), при этом каждый пилот имел фотографию аэродрома, сделанную с самолёта-разведчика, на которой для каждого из них карандашом была отмечена индивидуальная цель для атаки.

Взлетев в 13.00 с передового аэродрома в Комизо, 38 Ju-87R из H./StGl и III./StGl под прикрытием ВМ09Е из 7./JG261 взяли курс на Мальту. Кроме них, аэродром Лука должны были атаковать ещё 32 бомбардировщика - 12 Ju-88, 10 Do-17 и 10 He-111. Обогнув зенитные батареи, окружавшие столицу Мальты Ла-Валетту, "Штуки" приблизились к аэродрому Лука. Один за другим они делали переворот через крыло и под углом 70 - 80" пикировали вниз.

Цель Махлке находилась на восточной окраине аэродрома. Сбросив на высоте около 450 м бомбу, он начал выводить самолёт из пике. Затем Махлке, несмотря на сильный зенитный огонь, направил свою "Штуку" к противоположному концу аэродрома, чтобы обстрелять из бортовых пулемётов стоящие там самолёты. Он был на высоте около 200 м как раз по центру взлётно-посадочной полосы, когда самолёт внезапно сотряс сильный удар.

Махлке потом вспоминал: "Сильнейший толчок, оглушительный взрыв, и обшивку моего правого крыла выворачивает наружу. "Иолант" сразу же начал круто заваливаться вправо. Я автоматически дёргаю ручку управления на себя и до упора жму на левую педаль. Но этого было недостаточно. Середина моего правого крыла насквозь пробита прямым попаданием зенитного снаряда. Сила сопротивления воздуха была настолько сильна, что я едва мог компенсировать её, даже при полностью выпущенных тормозных щитках и закрылках на левом крыле. И что ещё было хуже, меня несло прямо к большому ангару! В отчаянной попытке я триммером перетяжелил хвост и дал полный газ. К этому моменту самолёт был всего в 4 - 5 метрах от земли и по-прежнему двигался в сторону ангара. Его большие створки позволяли видеть внутри него все детали, включая три самолёта, которые, вероятно, были на ремонте. "Если я погибну, то и эти трое вместе со мной", - думал я, беспомощно сидя в кабине и судорожно вцепившись в ручку управления.

"Иолант" медленно начал отвечать на мои попытки. В последний момент его носовая часть приподнялась над горизонтом, и мы пролетели над крышей ангара, слегка задев её. Но наши трудности на этом не закончились. Впереди перед нами была высота с линией телеграфных столбов. Это был не очень большой холм, но в нашем положении он был как Эверест! Повезёт ли нам во второй раз?!

Наши стойки шасси прошли на небольшом расстоянии от проводов, и мы летели теперь в южном направлении к побережью и морю. Однако наши дальнейшие опасности были ещё впереди, а точнее, позади. Внезапно в наушниках раздался голос моего бортстрелка Фритца Баудиша (Fritz Baudisch): "Харрикейн" с задней полусферы выходит в позицию для атаки!" Мои руки были полностью заняты тем, как подольше удержать нас в воздухе, и я ничего не мог сделать кроме, как насколько возможно спокойнее ответить: "Хорошо, тогда сбей его, Фритцхен!" Это был "смелый" приказ - один пулемёт против восьми, кроме того, после короткой очереди пулемёт Фритца заклинило.

"Ну вот, началось!" - подумал я, сжавшись в своём кресле и наблюдая отверстия, появляющиеся в крыльях. "Харрикейн" промахнулся и теперь разворачивался для второй атаки, а Фритц всё ещё не устранил неисправность. Неожиданно он начал возбуждённо комментировать то, что видел из своей кабины позади меня: "Me-109! Вдали с задней полусферы, разворачивается позади "Харрикейна", всё ещё далеко, он пикирует на огромной скорости! "Харрикейн" почти на дистанции огня, 109-й позади него. Он всё ещё слишком далеко. Впрочем, 109-й открывает огонь, он далеко, но он попадает! Он всё ещё стреляет. "Харрикейн" определённо поражён. Он горит! Он падает!"

Сицилия медленно появляется перед нами. Наконец, Комизо. Пока мы летели обратно, я проверил управление "Иоланта" и знал, что, если даже немного сбросить скорость, он сразу начинает валиться на правое крыло. Садиться надо было на полном газу. К счастью, Комизо был большим аэродромом и нам должно было повезти ещё раз. Я быстро отдал Фритцхену последние инструкции, обычные для любой аварийной посадки: "Открой фонарь -затяни привязные ремни - сними защитные очки - напряги колени - руки перед лицом! Садимся!"

Над краем аэродрома я убрал газ и выключил зажигание. Самолет садился на высокой скорости и, как я и ожидал, сначала ударился о землю правым колесом. К счастью, стойка шасси выдержала. Самолёт сначала катился по полосе только на одном колесе и лишь затем опустился на второе. Проехав две трети полосы, я нажал на
тормоза. Сначала осторожно, а затем более интенсивно. Проехав ещё некоторое расстояние, мы остановились в 20 метрах от края аэродрома. Всё - мы сделали это!".

Последующий осмотр показал, что Ju-87R Махлке, кроме огромной дыры в правой плоскости, имел ещё 184 пробоины. Однако не всем так повезло, как Махлке, обратно не вернулись 4 "Штуки". Один самолёт из 7./StGl упал в море в 5 км от небольшого острова Гаудеш, расположенного рядом с Мальтой, его экипаж был подобран английским спасательным катером и попал в плен. II./StGl потеряла три Ju-87R - два из 4./StGl и самолёт командира 5./StGl обер-лейтенанта Курта Реуманна (Kurt Reumann), все их экипажи пропали без вести. Несколько самолётов из обеих групп вернулись с повреждениями и ранеными на борту. В то же время на земле в Лука было уничтожено 6 бомбардировщиков "Веллингтон" из 70 и 148 Sqdn. RAF, ещё 7 получили повреждения, а сам аэродром был выведен из строя на 48 ч. В воздушном бою немецкими Bf-109E и итальянскими CR-42 было сбито 6 "Харрикейнов".

5 марта самолёты II. и III./StGl совершили налёт на другой аэродром на Мальте - Хал Фар (Hal Far), но при этом они столкнулись с неожиданной опасностью. Планировалось, что их атака начнётся через 10 мин. после того, как Хал Фар с большой высоты будет подвергнут бомбардировке Ju-88 из "G1. Однако обе группы появились над целью одновременно, и когда пилоты StGl начали пикировать, то мимо них на аэродром сверху посыпались бомбы с Ju-88! Тем не менее всё закончилось благополучно, и ни одна из бомб не попала в Ju-87, а два потерянных в том вылете самолёта из III./StGl были сбиты "Харрикейнами".

Около 15.00 23 марта Ju-87R из III./StGl под прикрытием 15 итальянских истребителей МС200 взяли курс на Мальту. Спустя полчаса над Ла-Валеттой их атаковали 14 "Харрикейнов", которым удалось сбить два самолёта из штабного звена III./StGl. Зенитным огнём была повреждена одна "Штука" из 9./StGl, а ещё один самолёт из 8./StGl получил такие сильные повреждения, что не смог "дотянуть" до Сицилии и упал в море в 10 км от её побережья.

10 апреля 7. и 8./StGl, оснащённые Ju-87R, были переброшены в Ливию на аэродром в Дерна (Derna). Уже 12 апреля они атаковали группу транспортных кораблей, шедших в окружённый Тобрук. Первый боевой вылет в Северной Африке сложился не очень удачно. По сообщениям пилотов, они смогли поразить только один корабль. В то же время один самолёт из 7./StGl был сбит и упал в море в нескольких сотнях метрах позади конвоя. Вдобавок, когда "Штуки" уже возвращались в Дерна, началась песчаная буря и два Ju-87 совершили вынужденную посадку, причём один из них за линией фронта. Буря продолжалась до полудня следующего дня, и, несмотря на то что механики затем тщательно очистили самолёты, ещё в течение недели пилоты утверждали, что слышат, как в кабине у них под ногами скрипит песок.

17 апреля Ju-87R из III./StGl совершили налёт на форт Соларио (Solario), входивший во внутреннюю линию обороны Тобрука. Ранним утром 18 апреля III./StGl получила приказ из штаба Fliegerfuhrer Afrika атаковать "линкор", который по сообщениям наземных частей обстреливал их передовые позиции в районе Халфайи (Halfaya). Вскоре 12 "Штук" во главе с Махлке обнаружили в заливе Саллум корабль, идущий на большой скорости от побережья. Он имел широкие обводы корпуса и с большой высоты действительно был похож на линкор. Махлке приказал своим пилотам приготовиться к атаке.

После того как Ju-87 начали пикировать на корабль и он становился всё больше и больше, у Махлке начали появляться сомнения в том, что это линкор. Теперь, когда цель была хорошо видна сквозь прицел, можно было более подробно рассмотреть её. Оказалось, что корабль имеет лишь две орудийные башни, установленные на круглых площадках на носу и корме. Однако времени для предположений уже больше не было, и на высоте 300 м Махлке сбросил свою 500-кг бомбу.

Это была классическая атака с пикирования. Все бомбы с девяти Ju-87R из первых трёх звеньев попали в цель или разорвались рядом с бортом. Корабль быстро затонул, и четвёртому звену было уже просто некуда сбрасывать свои бомбы. После возвращения Махлке отправил в штаб Fliegerfuhrer Afrika донесение: "В 11.05 военный корабль или вооружённый транспорт водоизмещением приблизительно в 8000 тонн, вероятно старый береговой монитор, потоплен к северо-востоку от Саллума. Собственных потерь нет". Затем Ju-87 выполнили большое число атак на оборонительные сооружения вокруг Тобрука. При этом командир II./StG2 майор Вальтер Эннеккерус предложил, чтобы III./StGl была временно "доукомплектована" итальянскими Ju-87 из 96-й группы2. Однако уже первый их совместный вылет пошёл совершенно не по плану. Первым сбросив бомбы на позиции английской артиллерии, Махлке, как обычно, медленно набирал высоту, чтобы дать время пилотам догнать его и собраться в боевой порядок. Но итальянцев не было видно: "Наконец, по отблескам солнечных лучей далеко-далеко на западе и на очень большой высоте, я обнаружил несколько крошечных точек - это были наши "Пиччиателли"! Однако они не могли там оказаться, если бы последовали за нами, чтобы, как и было приказано, сбросить бомбы с высоты 500 метров. Вероятно, они бомбили с 2000 метров. Лучше бы они этого не делали вообще!"

Для следующего совместного вылета Махлке изменил свои инструкции: "Порядок атаки: штаб - 7-я эскадрилья - "Пиччиателли" - 8-я эскадрилья. Высота сброса бомб - 300 метров. Выход в северо-восточном направлении на малой высоте над Тобруком. Сбор над морем и поворот на запад вне диапазона огня зениток". В результате итальянцы, "зажатые" между двумя немецкими эскадрильями, просто были вынуждены выполнить все пункты приказа. Во время разбора операции в штабе Fliegerfuhrer Afrika появился командир итальянской эскадрильи. Он был очень возбуждён и дико размахивал руками. Переводчик едва успевал за потоком слов, лившимся из него: "Это была фантастика! На сей раз мы могли видеть нашу цель совершенно отчётливо и действительно поразить ее! Теперь наконец мы знаем, что нужно делать! Никто до этого не показывал нам ничего подобного!"

23 мая 1941 г. III./StGl была переброшена в Грецию на аэродром Аргос на Пелопонесском полуострове и до 2 июня участвовала в тяжёлых боях в районе Крита. За успешные действия в Северной Африке и в районе Крита Махлке 20 ноября 1941 г. был награждён итальянской Серебряной медалью за храбрость.

В этот период произошёл случай, который характеризует Махлке как человека и командира. Ранним утром 31 мая Ju-87 из 7. и 8,/StGl во главе с Махлке поднялись со своего аэродрома в Ираклионе, чтобы атаковать у побережья Крита корабли, эвакуирующие английские войска. Вскоре они обнаружили большой одиночный корабль и начали атаку. По мере того как высота всё более уменьшалась, Махлке, который пикировал первым, начал отчётливо различать большой флаг Красного Креста, закреплённый на палубе корабля. Он немедленно приказал своим пилотам прекратить атаку и выйти из пикирования. Как оказалось, это было госпитальное судно, шедшее с Крита в Александрию, на борту которого находились раненые английские солдаты и офицеры.

С 22 июня 1941 г. III./StGl участвовала в боях на Восточном фронте. Её Ju-87 действовали на острие наступающих немецких войск в Белоруссии. Уже в течение первых трёх недель боёв Махлке был трижды сбит за линией фронта в расположении советских войск. Дважды он сам возвращался обратно, переходя линию фронта. На третий раз, 8 июля, в ходе атаки советских танков он был тяжело ранен и его вывезла из-за линии фронта специальная поисковая группа.

16 июля 1941 г. в полевом госпитале в Борисове гауптману Махлке был вручён Рыцарский Крест, которым он был награждён за 145 боевых вылетов.

6 сентября он вернулся обратно в III./StGl, но уже 19 сентября 1941г. передал командование группой гауптману Петеру Гасманну.

1 июня 1942 г. Махлке было присвоено звание майора и он был переведён в штаб т.н. командования Люфтваффе "Ост" ("uftwanenkommando "Ost"). 6 мая 1943 г. оно было преобразовано в 6-й воздушный флот, и Махлке продолжил службу уже в его штабе. Конец войны он встретил в звании оберст-лейтенанта. Махлке попал в плен и был освобождён только 9 сентября 1947 г.

16 ноября 1955 г. Махлке вступил на службу во вновь формируемые Бундеслюфтваффе ФРГ. 19 сентября 1956 г. ему было присвоено звание оберста, а 30 августа 1960 г. - звание генерал-майора.

С 11 января 1963 г. по 28 ноября 1966 г. Махлке в звании адмирала флота был командующим морской авиацией. В марте 1966 г. он снова был переведён в состав Бундеслюфтваффе и в 1968-1970 гг. генерал-лейтенант Махлке был командующим северной группировкой Бундеслюфтваффе ("uftwanengruppe Nord).

30 сентября 1970 г. в возрасте 57 лет он вышел в отставку.




Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )


 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100