главная люди и авиация асы второй мировой германия
   Ланг Фридрих
       
Годы жизни: р.1915

Это был один из самых результативных и известных пилотов в составе StGl. Он участвовал в боевых действиях с первого до последнего дня 2-й мировой войны и совершил 1008 боевых вылетов, при этом его ни разу не сбили и он ни разу не совершил вынужденной посадки. Несколько раз он получал ранения, но ни разу не воспользовался парашютом, всегда "дотягивая" до своего аэродрома. Его товарищи вспоминали, что Ланг всегда очень тщательно готовился к каждому боевому вылету, особенно точно разрабатывая маршрут полёта к цели и обратно.

Фридрих Ланг (Friedrich "ang) родился 12 января 1915 г. в городке Трюбау (Triibau) недалеко от Брюнна1 в семье профессора гимназии. В 1919 г. его отец был назначен директором немецкой гимназии в г. Черновицы в провинции Буковина на территории Австро-Венгрии.

Именно там Фридрих получил первые впечатления от авиации. Недалеко от Черновиц находился аэродром, и маленький Фридрих мог наблюдать за полётами. На местном кладбище были могилы сбитых и погибших в авиакатастрофах австрийских лётчиков, на которых вместо крестов были установлены четырехлопастные винты.

С 1927 г. Фридрих начал строить модели самолётов, сначала примитивные, обтянутые пергаментом, а затем всё более сложные и точные. Надо сказать, что своё увлечение авиамоделированием Фридрих Ланг сохранил на всю жизнь, и, уже будучи оберстом в
отставке, он продолжал с большой любовью и тщательностью строить модели самолётов, на которых ему пришлось летать в ходе своей лётной карьеры.

В 1931 г. Фридрих впервые сам поднялся в воздух на двухмоторном биплане Фарман "Голиаф" (Farman "Goliaf"). Этот короткий полёт стал одним из самых ярких переживаний в его жизни.

В 1932 г. Ланг сдал выпускные экзамены в гимназии, которой продолжал руководить его отец. Фридрих хотел поехать в Германию, чтобы изучать там авиастроение, но из-за финансового состояния семьи это желание ему не удалось исполнить. Он поступил в университет в Черновицах и в течение четырех семестров изучал там физику и математику.

Наконец, в октябре 1934 г. Ланг смог приехать в Германию, чтобы в Бреслау попытаться поступить в высшую техническую школу и изучать там авиастроение. Из этой затеи снова ничего не получилось, но желание Фридриха стать лётчиком уже ничто не могло поколебать.

Летом 1935 г. он при помощи Герхарда Фридриха (Gerhard Friedrich)1, известного тогда пилота и победителя многих авиагонок и соревнований по высшему пилотажу, смог пройти в Бреслау первоначальную лётную подготовку.

В октябре 1935 г. Ланг был призван на военную службу. Для первоначальной военной подготовки он направлен в 28-й пехотный полк, расквартированный в Нёйштадте (Neustadt) в Верхней Силезии. В марте 1936 г. для прохождения уже лётной подготовки Ланг прибыл в авиашколу в Дрездене.

1 января 1938 г., когда Ланг уже находился в школе в Лехфель-де, ему было присвоено звание лейтенанта. Он летал на самолётах Do-23, Ju-52 и He-46 и собирался стать пилотом бомбардировщика. Однако в июне 1938 г. неожиданно пришёл приказ, поразивший всех слушателей, - все недавно произведенные лейтенанты были направлены в штурмовую авиацию.

В начале июля лейтенант Ланг вместе с другими молодыми пилотами прибыл в Бреслау-Шёнгартен, где тогда базировалась эскадрилья l./StG1632 во главе с обер-лейтенантом Хубертусом Хичхольдом. Подготовкой новичков сначала на Hs-123, а затем и на новых Ju-87A занимался лейтенант Петер Воллмер (Peter Vollmer)3. "Это было прекрасное время", - вспоминал позднее Ланг.

В апреле 1939 г. все пилоты группы прошли дополнительные курсы пилотирования двухмоторных самолётов.

Летом 1939 г. Люфтваффе интенсивно готовилось к предстоящему вторжению в Польшу. 15 августа на полигоне в районе Котбуса состоялись учения штурмовой авиации, в которых должна была участвовать и I./StG2. Однако, после того как в тумане сразу 13 Ju-87 из I./SIG76 врезались в землю, все полёты были немедленно прекращены. К счастью для Ланга, его эскадрилья в тот день так и не успела подняться в воздух. Тот день стал "чёрным" в истории штурмовой авиации Люфтваффе - было потеряно сразу 13 экипажей: 26 подготовленных пилотов и бортстрелков!

1 сентября пилоты I./StG2 совершили свой первый боевой вылет, атаковав польский аэродром в Кракове. Затем были атаки польских войск, окружённых в районе Кутно. В ходе налётов на крепость Модлин немецкие лётчики впервые столкнулись с сильным и хорошо организованным зенитным огнём, с которым им затем в ходе войны ежедневно придётся иметь дело. В сентябре 1939 г. лейтенант Ланг получил свою первую награду - Железный Крест 2-го класса.

В мае 1940 г. I./StG2 участвовала сначала в боях в Бельгии и Голландии, а затем и во Франции. В своём дневнике Ланг писал о тех днях:

"10 мая 1940г.: атакуем казармы и форт Эбен Эмаель. Группа (и я) совершает в этот день 6 вылетов. Никаких истребителей противника.

На следующий день мы летаем в районе Тирлемонта (Tirlemont), чтобы атаковать различные цели. Неожиданно нас атакуют вражеские истребители. Я сбросил бомбы и осматриваю небо. Прямо передо мной в 200 метрах выше в плотном строю 8 "Харрикейнов". К счастью, я был сзади них, и они не увидели меня. Я держался позади них, пока не ушёл в облака. В этом вылете мы понесли первые потери, были первые убитые, раненые и пропавшие без вести.

Седан, район Арраса, атакуем французские танки. Около 100 Ju-87 атакуют укрепления в районе Кале.

Схватка с английскими истребителями над Дюнкерком. После атаки кораблей в небо над Дюнкерком поднимается огромное чёрное облако".

8 июня 1940 г. в ходе боевого вылета Ланг получил тяжёлое ранение. Он сам так писал об этом:

"8 июня, 20 часов - я сижу под крылом своего Т6+НН, стоящего на краю аэродрома, и читаю книгу "Криминалкомиссар Эйк". Поступает приказ - 1-я эскадрилья должна атаковать французские части к юго-западу от Суассона (Soissons), а штаб и две другие эскадрильи действуют дальше на западе. После взлёта эскадрильи разделяются. Пять самолётов 1-й эскадрильи ведёт обер-лейтенант Франк Нёйберт (Frank Neubert).

Незадолго перед целью вижу выше нас примерно восемь вражеских истребителей. Предупреждаю по рации ведущего. Атака противника не заставила себя долго ждать.
Сбрасываем бомбы, и завязывается дикая схватка с истребителями. Один Ju-87 почти вертикально падает к земле. Я маневрирую изо всех сил, бортстрелок стреляет по атакующим нас "Моранам". Чувствую попадания в самолёт и удар в спину. В крутом пикировании отрываюсь от истребителей и восточнее Суассона пересекаю линию фронта. Бортстрелок, который видит, как у меня из спины течёт кровь, периодически спрашивает: "Герр лейтенант, долго ещё?" - "Уже недолго". Сажусь, убираю газ, выключаю зажигание и теряю сознание...

Из пяти самолётов неповреждённым вернулся только Ju-87o6ep-лейтенанта Нёйберта, лейтенант Косслик (Kosslik) был сбит и погиб, фельдфебель Пушманн (Puschmann) и унтер-офицер Курце (Kurze) совершили вынужденную посадку на вражеской территории. Спустя несколько дней они вернулись в группу. На следующий день меня отправили в госпиталь в Хейдельберг (Heidelberg), где я пролежал до конца августа. Вероятно, это было к счастью, так как в августе наша группа понесла большие потери, атакуя аэродромы в южной Англии.

Когда я вернулся, группа базировалась в районе Кана в Нормандии и не выполняла боевых вылетов. Под руководством командира StG2 оберст-лейтенанта Динорта группа отрабатывала тактику массированного штурмового удара. 30 самолётов, пикируя один за другим под углом в 70 градусов, должны были в течение 22 секунд сбросить бомбы точно в цель, которой служил выложенный на земле крест. При таком способе атаки уклониться от зенитного огня с земли было почти невозможно - под тобой самолёт, над тобой самолёт, рядом другой и т.д.".

В июне 1940 г. Лангу было присвоено звание обер-лейтенанта, и он был награждён Железным Крестом 1-го класса.

В начале января 1941 г. I./SIG2 после короткой остановки в Котбусе была переброшена на аэродром Бад Вёслау (Bad Voslau) южнее Вены. Тренировочные полёты в горной местности были знаками предстоящих боёв на Балканах. В феврале 1941 г. I./StG2 перелетела в Бухарест, где её пилоты продемонстрировали своё умение королю Румынии Михаю.

6 апреля 1941 г. началось немецкое вторжение в Югославию и Грецию, и "Штуки" I./StG2, как всегда, поддерживали наступающие передовые части. В это время обер-лейтенант Ланг занимал должность офицера по техническому обеспечению группы (Gruppe/ Technischer Offlzier).

В конце мая группа базировалась на аэродроме Молаой (Molaoi) в Греции и принимала участие в боях над Критом. В течение 22 мая Ju-87R из I./SIG2 совершили 6 боевых вылетов, атакуя английские корабли в заливе Суда (Suda Bay) и позиции англичан вокруг аэродрома Малеме (Maleme). Несмотря на сильный зенитный огонь, они смогли потопить английский эсминец. 23 мая обер-лейтенант Ланг вместе с другими пилотами I./StG2 потопил в районе Скарпанто ещё два английских эсминца.

В начале июня 1941 г. I./StG2 была срочно переброшена с острова Родос, где базировалась, сначала в Котбус, а затем, после оснащения новыми самолётами, на полевой аэродром Прашнитц (Praschnitz) в Восточной Пруссии.

С первых дней войны на Восточном фронте "Штуки" I./SIG2 под командованием гауптмана Хубертуса Хичхольда поддерживали немецкие части, наступающие в районе Белостока, Вильнюса и Витебска. Затем группа действовала в районе Ленинграда, озера Ильмень и Волхова, атаковала советские корабли в гавани Кронштадта. В октябре Ju-87 из I./SIG2 активно атаковали советские части в районе Смоленск - Вязьма - Калинин, поддерживая наступление своих войск на Москву.

7 октября 1941 г. обер-лейтенант Ланг был назначен командиром 1 ./StG2, a 23 ноября после 300 боевых вылетов он был награждён Рыцарским Крестом.

8 конце ноября I./SIG2 была отозвана в Германию и прибыла на аэродром Бёблинген (Boblingen). Планировалось, что после отдыха и перевооружения новыми Ju-87D-l её перебросят в Северную Африку. Однако уже 6 января 1942г. I./StG2 снова возвратилась на Восточный фронт, перебазировавшись на аэродром в г. Дно, Псковская обл.

Теперь пилоты I./SIG2 уже во главе с гауптманом Бруно Диллеи принимали участие в боях в районе Волхова, Демянска и Холма в Новгородской обл., уничтожив при этом один бронепоезд.

В мае 1942 г. I./SIG2 снова была отозвана с фронта для пополнения и отдыха, но на этот раз в Австрию на аэродром Талерхоф Unalerhof) в районе Граца.

В июне 1942 г. Лангу было присвоено звание гауптмана.

К началу летнего наступления вермахта I./SIG2 снова прибыла на Восточный фронт, но уже на южный участок. Теперь её "Штуки" поддерживали действия немецких частей в районе Воронеж -Калач - Ростов. 23 августа 1942 г. гауптман Ланг совершил свой 600-й боевой вылет.

21 ноября 1942 г. гауптман Ланг был награждён Дубовыми Листьями к Рыцарскому Кресту (Nr. 148). Одновременно он был переведён в штаб 4 воздушного флота в качестве офицера связи.

1 апреля 1943 г. Ланг был назначен командиром III./StGl вместо майора Петера Гасманна и смог снова продолжить боевые вылеты. 1 сентября 1943 г. ему было присвоено звание майора.

Ланг вспоминал о том времени: "В начале апреля группа прибыла на полевой аэродром восточнее Орла. Погода была большей частью ясной и безоблачной. Мы должны были нарушить снабжение советских войск в районе т.н. Курской дуги. Одной из первых наших целей стал небольшой железнодорожный мост через реку Тим примерно в 100 км восточнее Курска. На "Штуки" обычно подвешивались одна бомба SG500 и четыре SG50. Для борьбы с зенитками противника выделялись самолёты одного звена, на которые устанавливались осколочные бомбы SD1 (Splitterbomben).

"Штуки" взлетали звеньями и затем описывали вокруг Орла большие круги, собираясь в боевой порядок и набирая высоту. Затем северо-западнее Малоархангельска на высоте 2500метров мы пересекали линию фронта. Незадолго перед этим к нам присоединялись истребители прикрытия. Обычно это была группа "Фокке-Вульфов", и их командир приветствовал нас, качая крыльями своего истребителя.

После пересечения линии фронта мы увеличивали дистанцию между самолётами, чтобы затруднить прицеливание советским зенитчикам. Мы атаковали мост, заходя на него с востока, затем делали левый разворот и уходили в сторону линии фронта. В ходе первых атак зенитный огонь был не очень сильным, а вражеских истребителей совсем не было видно.

После нескольких атак мы сначала повредили мост, а затем и совсем его разрушили. Однако русские быстро построили временный мост. При этом они усилили его противовоздушную оборону, и мы почти каждый раз встречали сильный зенитный огонь и истребителей. У русских была отлично организована служба предварительного оповещения. Уже вскоре после старта мы слышали в наушниках сообщение на русском языке о нашем вылете. Однако, несмотря на всё это, в ходе этих вылетов мы не понесли никаких потерь.

Затем нашими целями были железнодорожная станция Новосиль в 60км восточнее Орла, мост северо-восточнее г. Ливны и сама станция Дивны. После этого мы поддерживали действия наших войск юго-западнее Орла. При этом было хорошо отработано взаимодействие с ними прямо над полем боя. Сбросив последний контейнер с осколочными бомбами SD1, мы давали красную ракету, которая и служила для нашей пехоты сигналом к атаке.

Незадолго перед началом наступления на т.н. Курской дуге мы атаковали железнодорожный вокзал в Курске. Мы появились над городом около 4 часов утра. Вокзал находился в его северной части, и мы были вынуждены описать над городом большой круг. Нас встретил сильный зенитный огонь, особенно много было красных и зелёных трассирующих пуль. Вскоре на востоке появились советские истребители. Спустя несколько минут они атаковали II./StGl, которая в результате понесла тяжёлые потери.

В ответ советская авиация совершила ночной налёт на Орёл. Один самолёт, сбитый зенитками, упал на деревню юго-западнее нашего аэродрома, в результате чего там загорелось несколько домов. Остальные самолёты сбросили бомбы вдали от аэродрома, и мы смогли спокойно покинуть наши убежища.

Атаки на железную дорогу в районе Курска были последними вылетами, которые наша группа выполняла по "старым" тактическим правилам, разработанным для Ju-87. Все наши последующие вылеты были уже на непосредственную поддержку войск.
В первые дни наступления под Курском мы выполняли в среднем по 5 - 6 боевых вылетов ежедневно, атакуя различные цели, среди которых было довольно много закопанных русских танков. Нередко нам приходилось вступать в бой с советскими истребителями. Так, командир 2./SIG2 обер-лейтенант Эгберт Яэкель (Egbert Jaekel) в течение короткого времени сбил 8 советских истребителей, но вскоре сам был сбит и погиб.

Вскоре наше наступление остановилось, и теперь уже русские перешли в контрнаступление. Группа была переведена на аэродром в Брянск. При этом, действуя против наступающих советских танков восточнее Карачева, она временно подчинялась командиру StG2 оберст-лейтенанту Эрнсту Купферу. В нескольких километрах юго-восточнее Карачева мы атаковали позиции советских реактивных установок. Успешность наших атак подтверждалась данными радиоперехвата.

После нашей первой атаки их командир просил по рации, чтобы прислали истребители, так как боялся, что все его установки будут уничтожены. После нашей последней атаки он снова вышел в эфир и передал своему командованию, что помощь ему уже больше не нужна, так как все установки уничтожены.

Затем группа перелетела на аэродром в г. Почеп в 75 км юго-западнее Брянска, а вскоре на полевой аэродром Сечинская севернее Брянска. Его размеры позволяли взлетать в плотном боевом порядке. Основной район наших действий находился севернее и се-веро-восточнее Брянска. Дважды мы летали атаковать танки северо-восточнее г. Духовщина, Смоленская обл., что было на пределе радиуса действий наших Ju-87D.
В сентябре - октябре группа действовала с аэродрома в Бобруйске, поддерживая наши войска в районе Рогачёва и атакуя советские войска, пытающиеся переправиться через Днепр. Погода была очень плохая, облака висели в 200 - 300 метрах над землёй.
В середине ноября 1943 г. группа перебазировалась на аэродром в Вильнюсе. 

Наземный персонал и оборудование были отправлены по железной дороге, а все самолёты были переданы в другие группы. В Вильнюсе мы получили новые Ju-87D. Вильнюс стал для нас местом своеобразного психологического, да и физического отдыха. Лишь однажды группа совершила боевой вылет против партизан в район г. Лида в Белоруссии.

В начале января 1944 г. группа перелетела на аэродром в Полоцке. Технический персонал, как всегда, был переброшен на транспортных Ju-52. Летая с аэродромов в Полоцке и Орше3, группа действовала против советских войск в районе шоссе Смоленск - Витебск. Зенитный огонь был сильным, и все свои потери группа понесла именно от него.

10 марта 1944 г. группа была снова отозвана в Вильнюс, где она первой среди штурмовых авиагрупп должна была получить на вооружение одноместные FW-190. 23 марта вместе с одним из командиров эскадрилий я вылетел на аэродром Просснитц (Proflnitz) в районе Вены, где базировалась 1./SG1524. Под руководством командира I./SG152 гаупт-мана Карла Кеннеля мы совершили там первые полёты на FW-190.
Спустя 10 дней мы вернулись обратно в Вильнюс. Тогда же туда прибыли несколько "Фокке-Вульфов", и началась активная переподготовка пилотов. Для некоторых из них одноместный Р\У-190был не в новинку, так как ещё в мае 1943 г. пилоты 7./StGl под командаванием гауптмана Эгона Штолл-Бербериха (Egon Stall-Berberich) на аэродроме Шаталовка прошли соответствующую подготовку.

Первоначально нам очень не хватало бортстрелков, и в воздухе мы чувствовали себя как-то "неуютно". Мы очень неохотно расставались с ними, так как они не только защищали нас от истребителей, но и помогали отыскать цель и поддерживали связь с другими самолётами в ходе вылета. Все бортстрелки были переведены в другие группы и эскадры, а некоторые отправились в авиашколы, чтобы пройти подготовку уже в качестве пилотов.

Среди последних был и обер-фельдфебель Алоиз Берндл (Alois Berndl), вместе с которым Ланг с сентября 1940 г. по март 1944 г. выполнил 880 боевых вылетов. Они были отличным, слаженно действующим экипажем.

7 марта южнее Витебска майор Ланг совершил свой 1000 боевой вылет.
1 мая 1944 г., после окончательного завершения переподготовки, он передал командование над III./SG1 командиру I./SG1513 гауптману Карлу Шрепферу (Karl Schrepfer).

1 июля майор Ланг был назначен командиром учебно-боевой SG1011, базировавшейся в городке Вишау (Wischau) около Брюнна, который был расположен всего в нескольких километрах от того места, где он родился.

2 июля 1944 г. Ланг был награждён Мечами к Рыцарскому Кресту (Nr.74), к которым он был представлен за 1000 боевых вылетов.

8 февраля 1945 г. получил тяжёлое ранение командир SG2 оберет Ханс-Ульрих Рудель, и на следующий день майор Ланг был назначен исполняющим обязанности командира SG2. 13 февраля Ланг совершил свой первый боевой вылет на FW-190, который стал его последним, 1008 боевым вылетом. В ходе атаки советских танков в районе между Голдбергом (Goldberg) и Бунцлау (Bunzlau) самолёт Ланга получил повреждения. Ему удалось "дотянуть" до аэродрома, но при посадке "Фокке-Вульф" перевернулся, и Ланг получил ранение.

Конец войны Ланг встретил в городе Хейльбронн (Heilbronn) юго-восточнее Штутгарта. Сдав соответствующие экзамены, он начал работать школьным учителем в расположенном поблизости городке Гунделсхейме-на-Неккаре (Gundelsheim am Nekkar). Однако в мае 1946 г. по распоряжению американских властей Ланг, как бывший высший офицер Люфтваффе, был уволен.

В ноябре 1946 г. Ланг получил разрешение переехать на север Германии в город Неймюнстер (Neumunster), где стал работать каменщиком. В 1947 г. он женился. В 1950 г. Ланг с семьёй переехал в Бремен, где к тому времени уже жили его родители, выселенные в числе других немцев из Силезии. В том же году, сдав экзамены, он поступил в Бремене в строительную школу. Закончив её, он затем до 1955 г. работал в качестве инженера-строителя.

1 января 1956 г. Ланг поступил на службу во вновь формируемые Бундеслюфтваффе. Однако, к своему большому разочарованию, он уже не мог больше летать, так как врачи обнаружили у него заболевание сосудов.

В 1960-1963 гг. Ланг служил в должности командира школы Люфтваффе. В 1961 г. ему было присвоено звание оберста. С 1967 г. и до ухода в отставку в 1971 г. Ланг был командиром т.н. оборонительного района " 22 (Verteidigungbezirk 22) в Ганновере.




Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )


 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100