Реклама...

    


 

 
   главная люди и авиация асы второй мировой германия
   Крупински Вальтер
       
Годы жизни: 1920-2000

Это был один из лучших асов Люфтваффе. Во время войны Крупински не потерял ни одного своего ведомого и всячески помогал им встать на ноги. Его ведомым в самом начале своей карьеры был и Эрих Хартманн, ставший затем лучшим асом Люфтваффе. Благодаря своему чувствительному характеру и многочисленным победам на любовном фронте, а также небольшому росту (176 см), Крупински по аналогии с персонажем популярной в те годы оперетты получил прозвище Граф Пунски (Graf Punski).

Вальтер Крупински (Walter Krupinski) родился 11 ноября 1920 г. в местечке Домнау (Domnau) в округе Фридланд в Восточной Пруссии.

1 сентября 1939 г. он вступил в Люфтваффе. После завершения летной подготовки лейтенант Крупински в январе 1942 г. прибыл во II./JG52. Хотя он и был зачислен в состав 6./JG52, первоначально Крупински летал в качестве ведомого командира II./JG52 гауптмана Йоханнеса Штейнхофа.

В течение нескольких первых месяцев Крупински проявлял полную неспособность как летчик-истребитель и Штейнхоф был уже близок к тому, чтобы списать его в разведывательную авиацию, когда тот совершенно неожиданно преодолел свой "комплекс новичка". В течение августа - декабря 1942 г. в ходе боев на южном участке Восточного фронта Крупински сбил 66 самолетов. 29 октября 1942 г. после 53 побед лейтенант Крупински был награжден Рыцарским Крестом.

2 февраля 1943 г. обер-лейтенант Крупински был назначен командиром 7./JG52 вместо гауптмана Адальберта Зоммера (Adalbert Sommer)1, переведенного в штаб JG52. К этому времени на его счету было уже более 70 побед.

За Крупински в Люфтваффе закрепилась репутация сорвиголовы, которая всюду бежала впереди него. Он имел "привычку" загонять себя в самые невероятные ситуации, получая при этом ранения, выпрыгивая на парашюте и совершая аварийные посадки. Однажды во время боев на Кубани Крупински приземлился "на брюхо" на луг, который, как потом оказалось, немецкие саперы превратили в сплошное минное поле. Пока его "Мессершмитт" скользил по траве, несколько мин взорвались, и Крупински решил, что его обстреливает артиллерия. Поэтому, едва самолет замер, он выскочил из кабины на крыло, собираясь спрыгнуть на землю и где-нибудь укрыться. Фактически спас ему жизнь пехотный фельдфебель, чье внимание привлекли взрывы на минном поле, и успевший криком предупредить Крупински, чтобы тот не прыгал на землю. Затем саперам понадобилось два часа, чтобы вывести его оттуда, проверяя при этом каждый свой шаг миноискателями.

В течение 5 июля 1943 г. Крупински сбил сразу 11 самолетов, одержав свои 80 - 90 победы. Однако в последнем бою в районе Угрима его Bf-109G также получил попадания. Был пробит маслорадиатор, и серьезно повреждено хвостовое оперение. При этом повреждения рулей исключали любые маневры при посадке. Крупински заходил на посадку, как говорится, с прямой, когда неожиданно увидел, что ему наперерез по тревоге взлетает дежурное звено. Он резко дал ручку управления от себя, надеясь успеть сесть и избежать столкновения в воздухе. Ему удалось сесть, но скорость "Мессершмитта" была еще слишком велика, и его начало заносить в cjopony. Крупински резко нажал на тормоз, и истребитель, "клюнув носом", перевернулся. Крупински, ударившись головой о прицел, повис на ремнях. Спустя две минуты аварийная команда вытащила его из кабины. Крупински был весь в крови и залит бензином, у него оказалась пробита голова, и он на шесть недель вышел из строя. В тот день погибли и пропали без вести семь пилотов JG52, а двое, включая Крупински, получили ранения.

Снова начав летать1, Крупински продолжал увеличивать число своих побед. 23 сентября он одержал 125-ю победу, а 12 октября - уже 150-ю. 2 марта 1944 г. после 177 побед обер-лейтенант Крупински был награжден Дубовыми Листьями (Nr.415).

18 марта 1944 г. Крупински был переведен в I./JG52, которая в тот момент находилась на аэродроме Херцогенаурах (Herzogenaurach), в 19 км северо-западнее Нюрнберга, и действовала в составе ПВО Германии. Этот неожиданный перевод на Запад объяснялся тем, что он уже некоторое время находился в резерве для назначения на должность командира группы. 16 марта 1944 г. в бою в районе г. Ульма погиб прежний командир I./JG5 майор Эрих Герлитц (Erich Gerlitz), и, вероятно, командование Люфтваффе первоначально предполагало назначить Крупински вместо него.

Однако затем эти планы по какой-то причине изменились, и 26 марта 1944 г. командиром I./JG5 был назначен бывший командир II./JG5 гауптман Хорст Карганико (Horst Carganico). Тем не менее гауптман Крупински на Восточный фронт уже не вернулся. В мае 1944 г. он был назначен командиром II./JG11 вместо майора Гюнтера Ралля (Gunther Rail), который 12 мая в бою над Берлином был ранен и попал в госпиталь.

19 мая в бою южнее аэродрома Ферден (Vorden), расположенного в 36 км юго-восточнее Бремена, Крупински сбил два Р-47 - в 12.45 и в 12.55.

Утром 24 мая В-17 из 1-й и 3-й бомбардировочных дивизий США совершили очередной налет на Берлин. "Мессершмитты" из IT./JG11 атаковали противника над Шлезвиг-Гольштейном, и в 10.28 юго-восточнее г. Хайде, расположенного в 67 км западнее Киля, Крупински на высоте 9000 метров сбил Р-51. Другие пилоты группы смогли сбить еще одну "Летающую Крепость" и один "Мустанг".

30 мая 928 В-17 и В-24 из 8-й воздушной армии под прикрытием 672 истребителей атаковали авиазаводы в Дессау, Хальберштадте и Ошерслебене, а также аэродромы в Ольденбурге, Ротенбурге, Мюнстере и Нордхольце. В бою южнее Магдебурга в районе Хальберштадт (Halberstadt) - Кведлинбург (Quedlinburg) пилоты II./JG11 сбили три "Мустанга". Два из них (в 11.10 и в 11.11) были на счету Крупински, одержавшего свои 189-ю и 190-ю победы.

6 июня II./JG11 была переброшена во Францию, и 14 июня Крупински одержал очередную победу, сбив в 20.45 в районе Сен-Кантен (Saint-Quentin) - Шони (Chauny) американский Р-47. В 07.45 28 июня севернее бельгийского города AT (Ath), расположенного в 48 км юго-западнее Брюсселя, он на высоте 9000 метров атаковал и сбил Р-38.

Вечером 1 июля в районе Валансена (Valenciennes) "Мессершмитты" II./JG11 встретились с группой Р-47. В ходе боя было сбито шесть "Тандерболтов", при этом три из них в течение трех минут (19.55 - 19.58) сбил гауптман Крупински, общее число побед которого, таким образом, достигло 195.

12 августа в бою над Францией его "Мессершмитт" был подбит и загорелся. Крупински успел выпрыгнуть на парашюте, но, получив ожоги лица и рук, был отправлен в госпиталь. На следующий день вместо него командиром II./JG11 был назначен бывший командир II ./JG53 гауптман Карл Леонхард (Karl "eonhard).

17 сентября 1944 г. в бою с "Мустангами" в районе немецко-голландской границы был сбит и погиб командир III./JG26 майор Клаус Митуш (Klaus Mietusch)2. Пока обязанности командира группы исполнял командир 10./JG26 гауптман Пауль Шаудер (Paul Schauder), инспектор истребительной авиации генерал-майор Адольф Галланд начал искать подходящую кандидатуру на эту должность. В результате 27 сентября командиром 1II./JG26 был назначен гауптман Крупински, только что выписавшийся из госпиталя. При этом Галланд в телефонном разговоре с ним подчеркнул, что оказывает ему "особую честь", назначая командиром группы, которую сам когда-то возглавлял.

В тот же день Крупински прибыл на аэродром Мёнхенгладбах (Munchengladbach), в 25 км западнее Дюссельдорфа, где тогда базировалась 1II./JG26. Уже вечером того же дня, видимо, стараясь оправдать надежды Галланда, Крупински поднялся в воздух ив 18.21 сбил "Спитфайр", одержав свою 196-ю победу.

Сбив в 15.50 12 октября в ходе очередного вылета Р-51, гауптман Крупински одержал свою 197-ю и, как потом оказалось, последнюю победу.

18 декабря в III./JG26 произошел трагический инцидент, очень хорошо показывающий обстановку, в которой в тот период действовали пилоты Люфтваффе. Группа должна была прикрывать немецкие части, ведущие бои в Арденнах. Утром "Мессершмитты" группы во главе с командиром 117JG26 обер-лейтенантом Петером Рейшером (Peter Reischer)1 поднялись с аэродрома Платлюнне. Однако вместо того, чтобы направиться к Арденнам, самолеты в течение следующего часа кружили над Нижней Саксонией, не приближаясь к зоне боевых действий. Сразу после посадки Рейшер был вызван на командный пункт III./JG26 к гауптману Крупииски.

Через некоторое время оттуда раздался телефонный звонок. Это звонил Крупински, который хотел лично поговорить с унтер-офицером Хейнцем Герке (Heinz Gehrke)2 из эскадрильи Рейшера. Дело было в том. что тот был пилотом "локомотива" - так в Люфтваффе называли истребители, чьи радиопередатчики FuG16ZY использовались наземными службами чтобы отслеживать местонахождение всей эскадрильи. Крупински спросил у Герке, всегда ли в ходе этого вылета он оставался вместе с остальными самолетами. Герке ответил, что он постоянно был с эскадрильей. Вскоре на стоянку II ./JG26 вернулся Рейшер, сообщивший пилотам эскадрильи, что им предстоит новый вылет. Лицо Рейшера было очень красным, и его пилоты подумали, что он перед этим выпил несколько рюмок коньяка.

"Мессершмитты" были быстро дозаправлены и поднялись в воздух. На этот раз они направились прямо на юго-запад в сторону Арденн. Пилоты видели истребители союзников, однако так и не смогли занять выгодной позиции для атаки и тридцать минут спустя ни с чем вернулись в Платлюнне. Непосредственно перед посадкой Bf-109K-4 W.Nr. 1250 обер-лейтенанта Рейшера исчез в облаках. Через некоторое время самолет был обнаружен стоящим на противоположном конце большого летного поля аэродрома Платлюнне. Рейшер находился в его кабине, но он был уже мертв. Он покончил самоубийством, выстрелив себе в голову из пистолета.

Пилоты II./JG26 узнали, что, оказывается, после первого вылета Рейшер доложил Крупински о том, что эскадрилья атаковала механизированные части союзников в районе Ахена, а затем вступила в бой с их истребителями. Крупински же по сигналам радиопередатчика с самолета унтер-офицера Герке уже знал, что эскадрилья даже не приближалась к зоне боев. Крупински доложил о случившемся командиру JG26 оберст-лейтенанту Йозефу Приллеру, и тот приказал передать Рейшеру, что у него есть только два выхода - или немедленно снова подняться в воздух, или пойти под суд военного трибунала за трусость, проявленную перед лицом врага, наказанием за которую мог быть только расстрел.

На заключительном этапе войны неудачные вылеты для пилотов JG26 не были чем-то из ряда вон выходящим. Однако совершенно очевидно, что у Рейшера, который был опытным пилотом, имевшим на своем счету 19 сбитых самолетов, в т.ч. и по два В-24 и В-17, утром 18 декабря произошел сильнейший нервный срыв. Не справившись с собой, он попытался обмануть Крупински, но был сразу же уличен во лжи благодаря сигналам FuG16ZY. Когда же и следующий боевой вылет закончился полной неудачей, то Рейшер, окончательно потерявший контроль над собой, вместо двух выходов из создавшегося положения, предложенных Приллером, выбрал третий и застрелился1.

31 декабря 1944 г. в 14.30 командир JG26 оберет Приллер получил сообщение, которое среди прочего содержало следующие слова:" VARUS 1.1.45 - TEUTONICUS". Это был шифрованный приказ о проведении операции "Боденплатте". "VARUS 1.1.45" обозначало дату операции - 1 января 1945 г., а слово "TEUTONICUS" разрешало командирам эскадр провести инструктаж пилотов. Приллер сразу же вызвал к себе командиров групп: майора Карла Борриса (Karl Borris), возглавлявшего I./JG26, майора Антона Хакла (Anton Hackl), командовавшего II./JG26, и гауптмана Крупински. В штабе JG26, располагавшемся в школьном здании в г. Фюрстенау (Fbrstenau), в 63 км севернее Мюнстера, прошло короткое совещание.

Приллер кратко изложил командирам групп план предстоящей операции. Эскадра должна атаковать аэродромы Гримберген (Grimbergen) и Эвер (Evere), расположенные севернее Брюсселя. К участию в операции привлекались абсолютно все пилоты, включая новичков. Каждая группа должна была лететь в сомкнутом строю на малой высоте. Самолеты сначала направляются к Роттердаму, следуя за специально выделенным для этого ночным истребителем Ju-88, и только затем с севера приближаются к цели. Учитывая отдаленность целей и маршрут полета, необходимо было использовать подвесные 300-литровые топливные баки, что автоматически исключало возможность подвески бомб. По всему маршруту полета предписывалось соблюдать полное радиомолчание, кроме того, на время

проведения операции было приказано снять со всех самолетов аппаратуру системы опознавания FuG25 "Erstling". Обратный полет должен был проходить по тому же маршруту, что и полет к цели, и только ъ крайнем случае пилотам разрешалось лететь прямо на восток для посадки на ближайших аэродромах в западной части Германии.

Вернувшись на аэродром Платлюнне, Крупински отдал приказ своим пилотам: несмотря на наступающий Новый год, никаких спиртных напитков и отбой в 22.00. Вскоре после полуночи Приллер получил еще одно сообщение: "Auftrag HERMANN 1.1.45. Zeit: 09.20 Uhr". Это означало, что все аэродромы должны быть атакованы одновременно в 09.20. Конечно, было бы более эффективно атаковать противника на рассвете, но из-за недостаточной квалификации большинства своих пилотов командование Люфтваффе решило перенести атаку на более позднее время с таким расчетом, чтобы взлет самолетов проходил в светлое время суток.

Уже в 04.30 1 января 1945 г. пилотов III./JG26 разбудили. В 06.00 на командном пункте группы прошел последний инструктаж, всем еще раз было приказано соблюдать в воздухе режим радиомолчания. В 08.20 "Мессершмитты" во главе с Крупински начали подниматься в воздух. Через десять минут вся группа собралась в боевой порядок и, возглавляемая двумя Ju-88, направилась к Роттердаму. В 08.50 западнее Утрехта группа попала под огонь собственной зенитной артиллерии, в результате чего был сбит ВГ-109К-4 W.Nr.330385 из 11./JG26, а его пилот обер-лейтенант Харальд Ленд (Harald "enz) погиб.

В 09.15 "Мессершмитты" III./JG26 пересекли линию фронта в районе реки Шельды. Пролетая на высоте 10 метров над позициями английских частей, они попали под сильный автоматный и пулеметный огонь. Истребитель Крупински получил несколько попаданий, при этом одна из пуль попала точно в замок левой панели капота. Раздался резкий хлопок, и панель открылась. Было ясно, что в таком состоянии дальше просто нельзя лететь, и Крупински в сопровождении своего ведомого унтер-офицера Карла-Георга Гента (Karl-Georg Genth)1 вынужден был повернуть обратно.

Остальные "Мессершмитты" III./JG26 продолжили полет и в 09.20 точно по плану атаковали аэродром в Звере. На обратном пути они снова были обстреляны собственной зенитной артиллерией и еще два самолета были подбиты и совершили вынужденные посадки. В 10.10 оставшиеся "Мессершмитты" приземлились на своем аэродроме в Платлюнне.

III./JG26 стала одной из немногих групп, участвовавших в операции "Боденплатте", которая точно выполнила поставленную перед ней задачу. В результате ее атаки на аэродроме Эвер было уничтожено 34 самолета и еще 29 получили различные повреждения. При этом III./JG26 потеряла шесть "Мессершмиттов", три пилота погибли, один попал в плен и еще один получил ранение.

25 марта 1945 г. III./JG26 была неожиданно расформирована, а ее пилоты и самолеты были распределены между другими группами JG26. Оставшись не у дел, майор Крупински перешел к генерал-лейтенанту Галланду в JV44, где летал на реактивном Ме-262.

Всего в ходе войны майор Крупински совершил 1100 боевых вылетов и одержал 197 подтвержденных побед.

С 1955 г. он вступил во вновь формируемые Бундеслюфтваффе ФРГ. В течение шести лет оберет Крупински командовал истребительно-бомбардировочной эскадрой JaboG 33. Затем он был начальником учебного центра Бундеслюфтваффе в США, а потом командиром авиадивизии. Занимая различные посты в Бундеслюфтваффе, штабах НАТО и министерстве обороны ФРГ, Крупински никогда не скрывал своих мыслей, прямо высказывая свою точку зрения вышестоящему руководству. Возможно, именно это послужило причиной, что в середине 70-х годов генерал-лейтенант Крупински был неожиданно для многих уволен с должности командующего воздушным флотом. Выйдя в отставку, он поселился в городе Нойкирхене (Neunkirchen), в 50 км южнее Касселя, и в последующие годы активно участвовал в деятельности Ассоциации немецких летчиков-истребителей.

7 октября 2000 г. после тяжелой болезни Вальтер Крупински умер. 12 октября в церкви Святой Маргариты (St.Margarethen-Kirchen) в Нойкирхене прошла траурная церемония прощания. У гроба с телом Крупински несли почетный караул шесть действующих офицеров Бундеслюфтваффе в звании оберега. Бывший инспектор Бундеслюфтваффе и в настоящее время президент Ассоциации немецких летчиков-истребителей генерал-лейтенант в отставке Йорг Кюбарт (Jorg Kuebart) в своей прощальной речи, в частности, сказал:

"Я говорю от имени лейтенантов, которые в 50-е годы приняты в эскадру Вальтера Крупипски. С тех пор он вместе с нами прошел путь от майора и командира эскадры до генерал-лейтенанта почта и командующего воздушным флотом. Я не знаю второго такого примера, когда бы люди десятилетиями сохраняли привязанность к своему бывшему командиру эскадры.

Вальтер Крупипски был прирожденным командиром и руководителем, строгим, но справедливым. Он владел старой прусской добродетелью - принимать на себя ответственность за всех, . кто был подчинен ему. Он одним из немногих генералов всегда говорил то, что думал. Его увольнение со службы было внезапным и жестоким, по он никогда не жаловался.

Мы прощаемся с нашим командиром эскадры и нашим командующим. Он был образцом для нас, понимающим и справедливым наставником и другом. Он в самом хорошем смысле был настоящим прусским офицером. Мы склоняемся перед мертвым генералом Вальтером Крупински".

В тот же день Вальтер Крупински был похоронен на кладбище Нойкирхена.





Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )


 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100