главная люди и авиация асы второй мировой германия
   Динорт Оскар
       
Годы жизни: 1901-1965

Он был одним из создателей штурмовой авиации Люфтваффе и первым командиром StG2 "Иммельман", ставшей впоследствии самой знаменитой штурмовой эскадрой Люфтваффе.

Оскар Динорт (Oskar Dinort) родился 23 июня 1901 г. в берлинском пригороде Шарлотеннбург (Charlotennburg) в семье секретаря военного интендантства.

В 1919 г. он вступил в "Добровольческий корпус" ("Freikorps") в дивизион конных стрелков. С 1921 г. Динорт в звании фенриха служил во 2-м пехотном полку, а в 1923 г. он получил звании лейтенанта.

Тогда же он начал активно заниматься полётами на планерах, ежегодно участвуя в различных соревнованиях. В 1928 г. Динорт получил звание обер-лейтенанта. 20 октября 1929 г. он установил мировой рекорд длительности полёта на планере - 14 ч 43 мин. При этом часть полёта проходила ночью над Балтийским морем.

Затем в 1930 г. он успешно участвовал в чемпионате Европы, а в 1931 г. победил на чемпионате Германии. Над островом Сульт (Sylt) он выполнил на своём планере Klemm "26 два полёта длительностью в 31 и 32 ч, а вскоре улучшил рекорд мира, совершив полёт продолжительностью в 36 ч!

В начале 1934 г. обер-лейтенант Динорт был переведён в состав пока ещё тайно формирующихся Люфтваффе. Он был зачислен в "Reklamestaflel Mitteldeutschland", которая 1 апреля 1934 г. получила наименование Fliegergruppe Doberitz1.

1 марта 1935 г. в Германии было официально объявлено о создании новых Люфтваффе. 31 марта Динорт получил звание гауптмана и был переведён в Берлин в министерство авиации. Там он служил в инспекции истребительной авиации и отвечал за испытания новых истребителей и пикирующих бомбардировщиков.

1 апреля 1936 г. было начато формирование новой истребительной эскадры JG1342, и гауптман Динорт был назначен командиром III./JG134.

Ровно через год, 1 апреля 1937 г., на базе III./JG134 в Кёльне была сформирована I./JG2341, и Динорт передал командование группой гауптману Вальтеру Грабманну (Walter Grabmann).

15 сентября 1937 г. майор Динорт был назначен командиром I./StG1653 вместо майора Гюнтера Швартцкопфа, ставшего командиром StG165.

1 мая 1939 г. в Котбусе на основе I./SIG163 была сформирована I./StG2, и майор Динорт был назначен её командиром.

Ранним утром 1 сентября 1939 г. несколько Ju-87B из I./SIG2 вместе с бомбардировщиками приняли участие в налёте на польский аэродром в Кракове. Однако, когда они достигли цели, то оказалось, что аэродром уже был пуст. Поляки успели рассредоточить свои самолёты по заранее подготовленным и хорошо замаскированным запасным аэродромам. Поэтому пилоты I./SIG2 вынуждены были сбросить свои бомбы на пустые ангары.

На обратном пути произошло событие, вошедшее в историю 2-й мировой войны. В районе местечка Балице (Balice) Ju-87 были атакованы двумя польскими истребителями PZ" Р. 11 С. Ведущий пары командир 121-й эскадрильи капитан Мечислав Медвецкий, медленно набирая высоту, попытался зайти в хвост к одной из "Штук". Однако при этом он не заметил звено Ju-87 позади него. Потребовалось всего несколько секунд, чтобы командир этого звена лейтенант Франк Нёйберт смог "поймать" в прицел появившийся перед ним польский истребитель. Было хорошо видно, как очередь из двух 7,9-мм пулемётов, установленных в корневых частях плоскостей Ju-87, попала точно в кабину Р.11C. Через несколько мгновений польский истребитель взорвался в воздухе, превратившись в огромный огненный шар. PZ" Р. 11C капитана Медвецкого стал первым самолётом, сбитым в ходе 2-й мировой войны.

Около полудня 1 сентября авиаразведка сообщила о большом соединении польской кавалерии, сконцентрированном севернее г. Велюнь (Wielun). После короткого совещания, которое провёл Динорт с командирами своих эскадрилий, с аэродрома Нидер-Эльгют (Nider-Ellgiith) поднялось 30 Ju-87B. Это был первый боевой вылет I./SIG2 в полном составе.

Динорт потом рассказывал об этом вылете:

"Мы пересекаем польскую границу на высоте 2500 метров. Видимость далеко не лучшая, едва километр. И хотя солнце просвечивает, всё плавает в тумане. Внезапно впереди появляется группа строений, но пока непонятно, что это - большой город или маленькая деревня... Велюнь - наша цель!

Я убираю свою карту, устанавливаю прицел, закрываю заслонки радиатора, т.е. делаю те вещи, которые выполнял уже сотни раз, но никогда я так не волновался, как сегодня. Сделав переворот через левое крыло, я перехожу в пикирование. Скрип воздушных тормозов - и вся кровь в моём теле устремляется вниз, к ногам. На высоте 1200 метров нажимаю на сброс бомб. Самолёт вздрагивает, первая бомба пошла вниз.

Вывод - вираж - набор высоты по спирали - затем быстрый взгляд вниз. Удар по цели, прямое попадание в дорогу. Чёрная змейка из людей и лошадей, двигавшихся по ней, полностью остановилась. Теперь - к большому поместью, забитому фургонами. Наша высота около 1200 метров, и мы пикируем до 800 метров. Бомбы вниз! В воздух поднимаются столбы дыма и огня".

В этом налёте вместе с I./StG2 также участвовали около 60 Ju-87 из I. и II./SIG77. В результате массированной атаки "Штук", как потом выяснилось, был уничтожен штаб Волынской кавалерийской бригады, а сама бригада рассеяна. Уже в ночь на 2 сентября немецкие войска вошли в Велюнь.

По мере того как немецкие части продвигались всё дальше в глубь Польши, "Штуки" также были вынуждены перебазироваться вслед за ними на новые аэродромы. При этом они иногда подвергались опасности быть атакованными польскими частями. Динорт вспоминал:

"Мы продвинулись в Польшу. Наш новый аэродром был расположен приблизительно в 7 км от города Ченстохау (Tschenstochau). Мы прибыли туда около полудня, и наземный персонал немедленно приступил к установке палаток и организации оборонительных позиций. В конце концов, мы были на чужой земле, и лес, ограничивавший аэродром с северо-востока, был, по сообщениям, полон польскими солдатами.

Едва наступила темнота, как с окраины леса раздались выстрелы. Наша охрана ответила огнём из пулемётов и лёгких зениток. Весь аэродром был освещён мерцающими лучами прожектора и красными цепочками трассирующих пуль. Стрельба продолжалась всю ночь и стихла лишь к четырём часам утра, когда начался дождь. И, наконец-то, мы получили возможность спокойно заснуть".

Пилотам I./StG2 повезло, дождь шёл весь день, и они смогли хорошо отдохнуть. Очередной боевой вылет они совершили лишь около 15.00 на следующий день. На этот раз их целью были мосты через Вислу в районе крепости Модлин севернее Варшавы. Динорт рассказывал:

"Мы поднялись сквозь серые облака на высоту 1200 метров, где было более или менее чистое небо. Внизу под нами были облака, выше хмурое свинцовое небо. Курс - северо-восток. Лобовое стекло фонаря заливало дождём. Видимость была не очень хорошая. Только случайные вспышки на земле и Висла, замеченная сквозь небольшие разрывы в облаках, позволили мне сориентироваться. Наконец я увидел под нами крепость Модлин и мосты через Вислу, которые выглядели как светлые полоски на тёмном фоне реки. Это наша цель.

Момент настал. Переворот через крыло и вниз! Самолёт падает подобно камню, 200 метров, 300, 500. До земли 1400 метров, 1200 метров... Нажимаю на сброс, и бомба летит вниз. Я вывожу самолёт и выполняю обычный противозенитный манёвр. Затем я смотрю назад. Штабное звено пикирует на мост, справа позади них 1-я эскадрилья - тёмные тени на фоне более светлых облаков. Одна бомба попадает точно в центр моста".

В течение 9 и 10 сентября на фланге 8-й немецкой армии южнее г. Кутно, приблизительно в 100 км западнее Варшавы, сложилась крайне опасная ситуация. Между частями 8-й и 10-й немецких армий образовался разрыв, фланги обеих армий оголились. Именно в этом месте на реке Бзура 12 польских дивизий нанесли контрудар, пытаясь остановить продвижение обеих немецких армий к Варшаве.

"Штуки" из StG77, StG2, III./StG51 и I./SIG76, всего около 150 Ju-87, разрушили мосты через Бзуру. Тем самым передовые части, успевшие переправиться на другой берег реки, были отрезаны от своих основных сил, и польское контрнаступление захлебнулось. В окружение попали около 10 польских дивизий. В их дальнейшем разгроме пилоты Ju-87, и в том числе из I./SIG2, сыграли главную роль.

По существу, бои по уничтожению "Бзурского котла" были сражением авиации с наземными войсками. "Штуки", наводимые самолётами-разведчиками, совершали по несколько боевых вылетов за день.

Всего в ходе боёв в Польше Динорт совершил на Ju-87B 40 боевых вылетов.

15 октября 1939 г. в Кёльне был сформирован штаб эскадры StG2. И майор Динорт стал первым командиром StG2, которой он затем командовал ровно два года.

На рассвете 10 мая 1940 г. немецкие войска начали операцию "Жёлтый план" ("Fall Gelb") - наступление на Бельгию и Нидерланды. Её целью было "выманить" англо-французские части с их подготовленных позиций вдоль бельгийской границы, чтобы затем ударами танковых и моторизованных дивизий прижать их к побережью Ла-Манша. После этого вступал в действие "Красный план" ("Fall Rot") - наступление на Францию через реку Сомма с дальнейшим выходом к швейцарской и испанской границам. Таким образом, вторжение во Францию осуществлялось в обход "линии Мажино".

"Ключом" к успешному началу наступления был бельгийский форт Эбен Эмаель (Eben Emael), встроенный в вертикальную стену т.н. канала Альберта, который, в свою очередь, фактически представлял собой огромный 38-метровый противотанковый ров. Пушки форта держали под прицелом всю окружающую местность, включая приграничный голландский город Маастрихт и, самое главное, три моста через канал Альберта. Если бы орудия форта уничтожили эти мосты, по которым должны были пройти немецкие танки, то успех всей операции ставился под сомнение.

Атака форта с воздуха вряд ли могла быть успешной, так как атаки Ju-87 на значительно менее совершенные польскую крепость Модлин и норвежский форт Оскарборг около Осло были малоэффективны. Поэтому было решено нейтрализовать его другим способом. На рассвете 10 мая на плоскую поверхность Эбен Эмаеля приземлились планеры с 78 немецкими десантниками. Укрепив и подорвав на стальных куполах форта специальные кумулятивные заряды, десантники вывели его орудия из строя.

Одновременно Ju-87B из StG2 и I./SIG761, взлетавшие с аэродрома Кёльн-Остхейм (Koln-Ostheim), волна за волной атаковали укрепления вокруг форта Эбен Эмаеля и близлежащей деревни с одноимённым названием. При этом четыре "Штуки" получили специальное задание - уничтожить точно определённое здание в деревне Ланаэкен ("anaeken), также расположенной на берегу канала Альберта, но в 14 км севернее Эбен Эмаеля. По данным немецкой разведки, в этом здании находился штаб высокопоставленного бельгийского офицера, который имел право отдать приказ о взрыве мостов в районе Эбен Эмаеля в случае опасности их захвата немцами. Недели предварительных тренировок не прошли даром для пилотов Ju-87, и штаб был превращён в груду обломков прежде, чем оттуда были отданы какие-либо приказания.

Вечером 10 мая "Штуки" StG2 совместно с StG77 совершили массированный налёт на порт в Антверпене. Первый день боевых действий стоил Люфтваффе 12 Ju-87, из которых 7 были из I./StG76. При этом все они были сбиты зенитным огнём.

Первая встреча с вражескими истребителями произошла 11 мая, когда восточнее Брюсселя 60 Ju-87B из StG2 были атакованы 6 "Харрикейнами" Мк.1 из 87 Sqdn. RAF. В ходе последующего боя, проходившего между Тирлемонтом и Сент-Трондом (St.Trond), отчётливо проявились все слабые стороны Ju-87 - малая скорость, слабое бронирование и слабое оборонительное вооружение. В результате было сбито 6 "Штук" и ещё несколько получили повреждения.

Форсировав 14 мая реку Маас, 5 танковых дивизий 12-й армии быстро продвигались к побережью Ла-Манша. Это, можно сказать, был звёздный час для Ju-87. По первому же вызову танкистов они появлялись над их передовыми частями, уничтожая все препятствия. При этом, чтобы не отстать, "Штуки" постоянно перемещались вслед за наступающими частями, используя в качестве аэродромов любые подходящие площадки, будь это оставленный французский аэродром или просто коровье пастбище. 18 мая Ju-87B из StG2 дважды бомбили составы с войсками на станции в Суассоне, а 19 мая они сорвали контрнаступление французских танковых частей в районе Лана.

20 мая передовые части 2-й танковой дивизии вермахта вышли к Ла-Маншу в районе Абвиля. Английские и бельгийские части, а также большое количество французских войск, оказались прижатыми к Ла-Маншу в районе Дюнкерка. Кольцо окружения постепенно сжималось. StG2 и StG77 блокировали все попытки союзников прорваться на юг. Тем временем порты на французском побережье Ла-Манша один за другим переходили в руки немцев. 25 мая после нескольких налётов II./SIG2 и I.(St)/Tr.Gr. 186 была занята Булонь. На следующий день после массированного налёта StG2 и StG77 сдались остатки стрелковой бригады, защищавшие Кале.

Вечером 26 мая началась операция "Динамо" ("Dynamo") - эвакуация войск союзников, окружённых в районе Дюнкерка. В тот же день рейхсмаршал Геринг отдал приказ о том, что Дюнкерк должен стать главной целью Люфтваффе. На рассвете 27 мая на город и порт совершили налёт две бомбардировочные эскадры, позже днём Дюнкерк атаковали "Штуки" StG2. Одной из их первых жертв стал большой французский паром.

Затем погода испортилась, и действия авиации в районе Дюнкерка возобновились около полудня 29 мая. Целью массированного налёта трёх групп Ju-87 стали корабли, сосредоточенные около мола порта Дюнкерка. Были потоплены английский эсминец "Гренаде" (HMS "Grenade") и несколько транспортных судов, включая паром "Крестед Игл" ("Crested Eagle"). Большое число кораблей получили сильные повреждения. В результате эвакуация войск через мол была прекращена и оставшиеся войска грузились на корабли прямо с песчаного берега.

30 и 31 мая погода была снова плохая, и Ju-87 оставались на своих аэродромах. 1 июня налёты на Дюнкерк возобновились и продолжались уже весь день. Некоторые экипажи совершили по 3 - 4 боевых вылета. В тот день союзники потеряли 31 корабль, среди них были 4 английских эсминца "Кейт" ("Keith"), "Базилиск" ("Basilisk"), "Хавент" ("Havant"), "Иванхое" ("Ivanhoe"), французский эсминец "Фудроянт" ("Foudroyant"), минный тральщик "Скипджек" ("Skipjack"), войсковые транспорты "Скотия" ("Scotia"), "Прага" ("Prague") и "Бригстон Куин" ("Brighton Quenn"). Ещё 11 кораблей получили серьёзные повреждения.

К вечеру 2 июня эвакуация была завершена1, и 4 июня французские части общей численностью около 40 тыс. человек, прикрывавшие её, сдались в плен. В эвакуации участвовало 860 различных кораблей - боевые, транспортные, рыболовные и даже небольшие спортивные катера. Из них 224 было потоплено и ещё приблизительно столько же получили повреждения2.

5 июня началось наступление частей вермахта на Париж. 12 июня они форсировали реку Марна в районе Шато-Тьерри (Chateau-Thierry) восточнее Парижа. Несмотря на всё возрастающий хаос и беспорядок среди отступающих французских войск, группам Ju-87 всё ещё приходилось подавлять отдельные небольшие очаги сопротивления. Так, пилоты I./StG2 под командованием гауптмана Хубертуса Хичхольда уничтожили севернее Парижа от 20 до 30 французских танков, которые собирались ударить немецким частям во фланг.

20 июня 1940 г. майор Динорт был награждён Рыцарским Крестом.

В 05.30 6 апреля немецкий посол в Афинах князь Эрбах-Шён-борн (Erbach-Schonborn) передал правительству Греции ноту о том, что Германия официально объявляет войну Греции и что в 06.00 части вермахта перейдут в наступление. Однако путь им преграждала "линия Метаксаса" - система укреплений общей длиной около 200 км, созданная на горных вершинах вдоль болгаро-греческой границы. Самым большим укреплением был форт Истибей (Istibei), прикрывавший основной путь через горы - т.н. проход Рупель (Rupel) в долине реки Струма (Struma). Немцы окрестили его "Горная крепость".

StG2 майора Динорта получила приказ нейтрализовать "Горную крепость" и обеспечить проход танков и пехоты через укрепления линии Метаксаса. Немецкий военный корреспондент, летевший в качестве бортрадиста-стрелка на Ju-87, возглавлявшем вторую "волну", затем писал:

"Теперь пришла наша очередь взлетать. Поскольку мы быстро набирали высоту, то теперь я видел позади себя лишь быстро двигающиеся по аэродрому маленькие полоски, за которыми тянулись длинные пыльные шлейфы. Они быстро поднимались вслед за нами и выглядели словно тёмные рыбы, плывущие сквозь утренний туман. Собравшись в боевой порядок, мы продолжаем набирать высоту. Вскоре перед нами горы Македонии, и мы берём курс на "Горную крепость". Вверх поднимаются длинные столбы серо-синего дыма, и ветер относит его в северном направлении. На вражеских позициях большие вспышки огня, в тиковом лесу на греческом склоне гор ярко-красная стена пламени.

У меня нет времени, чтобы увидеть ещё что-нибудь. Пилот громко кричит: "Вниз!" И через секунду самолёт уже стоял на носу, а его хвост указывал в синее небо. На мгновение мне показалось, что я повис в воздухе, и лишь затем меня с силой вжало в кресло. Перед нами, занимая всё лобовое стекло и каждую секунду всё больше увеличиваясь в размерах, - "Горная крепость"!

Мы падаем вниз к небольшим серым квадратам. Это, должно быть, бункеры. Крылья самолёта вибрировали, издавая высокие звуки, подобно призрачному металлическому барабану. Всё мое тело дрожало, а уши были заполнены свистом и рёвом. Внезапно сильный толчок, и я почувствовал, как кровь начала приливать к голове, - это пилот начал выводить самолёт из пике. Постепенно давление в голове и ушах ослабло, и я смог свободно вздохнуть. Наши бомбы летят к своей цели. Мы были уже в нескольких сотнях метров, когда они взорвались между бункерами, подняв в воздух огромные фонтаны из земли и обломков".

Тем не менее, несмотря на этот и несколько других налётов, греки сопротивлялись упорно. В течение 48 ч два основных форта Истибей и Уссика (Ussica), регулярно подвергавшиеся налётам Ju-87, отражали все атаки наземных частей вермахта. Два других, более мелких форта были захвачены 8 апреля, но почти сразу же были отбиты греками в результате контратаки.

Однако "линия Метаксаса", так же как и "линия Мажино" во Франции, имела один главный недостаток - её можно было обойти с фланга. В тот же день 8 апреля части 2-й танковой дивизии, пройдя по территории Югославии, вышли к Эгейскому морю в районе Салоник. Полностью отрезанные от остальной страны, греческие войска в восточной Македонии и Фракии на следующий день получили приказ сложить оружие. Затем в своей речи по случаю победы на Балканах Гитлер воздал должное греческим солдатам, оборонявшим "линию Метаксаса", которые в течение трёх дней отражали все попытки их выбить оттуда: "Вы единственные, кто смог выстоять под атаками Ju-87".

Несмотря на все усилия греческих войск, наступление вермахта развивалось. В 06.40 15 апреля 18 Ju-87R из StG2 под прикрытием 20 Bf-109 из II./JG27 атаковали аэродром в Трикала (Trikkala), где базировались греческие и английские самолёты. "Штуки" StG2 постепенно перебазировались всё дальше в глубь территории Греции, последовательно действуя с аэродромов в Ларисе ("arisa), Meгаре (Megara) и Аргосе (Argos).

К 20 апреля в порту Пирея скопилось множество транспортных судов. Коринфский залив стал настоящим кладбищем для греческих и английских кораблей. В течение 20-21 апреля Ju-87, действовавшие практически безнаказанно, потопили там 23 судна. Так, только лишь пилоты I./StG2 во главе с гауптманом Хубертусом Хичхольдом 21 апреля потопили 3 корабля - два танкера и один транспорт.

Ночью 24 апреля началась операция "Демон" ("Demon") - эвакуация английских войск из Греции1. Фактически для англичан это был второй Дюнкерк. Отступающие войска начали собираться и грузиться на корабли в шести назначенных пунктах на южном побережье Греции. 24 апреля пилоты Ju-87 потопили три транспортных судна. Ранним утром 25 апреля был атакован и потоплен датский транспорт "Сламат" ("Slamat") водоизмещением 11636 т.

Спустя два дня они атаковали конвой из трёх судов, возвращавшийся из Египта. В результате все три получили повреждения, а один из них настолько тяжёлые, что сторожевые корабли увели его на буксире на Крит. Налёты следовали один за другим. При этом надо отметить, что пилоты Ju-87 атаковали все корабли подряд, не особенно разбираясь, что те перевозят.

После завершения боёв на Балканах перед немецким командованием встала "проблема" острова Крит. Английские дальние бомбардировщики, используя его аэродромы, могли оттуда наносить удары по нефтяным месторождениям в районе Плоешти. Помня об этом в преддверии скорого нападения на СССР, Гитлер легко согласился с предложением командира 11-го авиакорпуса генерала Курта Штудента (Karl Student) взять Крит путём высадки на него большого воздушного десанта.

С начала мая Крит начал подвергаться регулярным налётам Ju-87 из StG2, действующих с полевых аэродромов вокруг Молаоя4. В этот период Динорт вместе с офицером по техническому обеспечению своей эскадры был занят разработкой нового оружия для более эффективного поражения живой силы противника. Из опыта боёв в Греции они поняли, что большая часть работы их пилотов в буквальном смысле "уходит в песок", так как перед взрывом бомбы успевают слишком глубоко уйти в землю. Динорту было ясно, что необходимо создать устройство, которое позволило бы бомбам взрываться выше уровня земли, тем самым значительно увеличивая радиус поражения.

Необходимо было "заставить" взрыватель бомбы сработать прежде, чем сама бомба коснётся земли. Испытания проводились на зерновом поле, на котором в центре в качестве мишени был на земле закреплён большой белый лист. Первоначально в носовой части 50-кг бомб попробовали установить 60-см прутья, сделанные из веток ивы. Однако они оказались бесполезными, так как ломались при ударе о землю и не могли заставить сработать взрыватель. Тогда деревянные прутья были заменены металлическими стержнями, но теперь они легко входили в землю, и бомбы по-прежнему взрывались слишком поздно.

Только лишь третий вариант оказался удачным. После того как на конец стержня был приварен металлический диск диаметром 8 см, бомбы стали взрываться в 30 см от поверхности земли. Пилоты StG2 начали использовать в боевых вылетах бомбы, оснащённые этими стержнями, получившими прозвище "Спаржа Динорта". Первоначально они делались в мастерских эскадры, а позже начали изготавливаться уже в заводских условиях. Под официальным названием "стержни Динорта" ("Dinortstabe") они затем широко использовались в штурмовой авиации.

Ранним утром 20 мая началась операция "Меркурий". Сначала над Критом появились бомбардировщики Не-111 из II./KG26 и Do-17 из KG2, сбросившие бомбы в районе Малеме - Ханья. Вслед за ними позиции зенитной артиллерии вокруг аэродромов атаковали Ju-87 из StG2, Bf-110 из ZG26, а также Bf-109 из JG77 и I.(J)/"G2.

Сразу после этого должны были появиться первые Ju-52 с десантниками, но тут выяснилось, что они сильно опаздывают к назначенному времени2. Топливо на самолётах ударной группы подходило к концу, и они вынуждены были повернуть обратно. Поэтому, когда в 08.05 наконец над аэродромами появились Ju-52 и планеры, которые буксировали самолёты Не-45, Не-46 и Hs-126, их с земли встретил убийственный огонь англичан, успевших прийти  в себя. Много десантников было убито ещё в воздухе, при этом особенно много потерь было среди офицерского состава.

Превосходство Люфтваффе в небе над Критом всё же позволило десантникам, несмотря на огромные потери, выполнить свою задачу. Ju-87 почти полностью уничтожили всю артиллерию англичан и блокировали все попытки их пехоты контратаковать. Около полудня 21 мая десантники полностью взяли под свой контроль аэродром Малеме, и, хотя взлётно-посадочная полоса ещё обстреливалась англичанами, там сразу же начали садиться Ju-52 с подкреплением.

Постепенно в руки немцев перешло всё северное побережье Крита. Английские части, лишённые поддержки с воздуха3, вынуждены были отступить на юг в глубь острова. В воздухе постоянно висели Ju-87, сбрасывавшие на них бомбы, оснащённые "спаржей Динорта". Однако всё же своих основных успехов в ходе боёв за Крит Ju-87 добились на море, атакуя английские боевые корабли.

Утром 21 мая 17 Ju-87B из III./SIG2 вместе с Ju-88 из "G1 атаковали у западного побережья Крита корабли т.н. эскадры "D". Однако атака оказалась неудачной, и только лишь крейсер "Аякс" получил лёгкие повреждения. В то же время корабельной зенитной артиллерией было сбито два Ju-87. Один из них, получив прямое попадание, прямо в воздухе развалился на две части, а другой упал в море, не "дотянув" до побережья4. Ещё два Ju-88 получили повреждения.

Около 13.00 Ju-87B из III./SIG2 и 5 итальянских бомбардировщиков Cant Z.1007bis атаковали корабли т.н. эскадры "С", находившиеся у юго-восточного побережья Крита. На этот раз пилоты "Штук" действовали более результативно. Эсминец "Джюно" получил три попадания, две бомбы попали в машинное отделение, третья, пробив палубу, попала в артиллерийский погреб. Раздался мощный взрыв, и эсминец, расколовшись на две части, в течение двух минут ушёл под воду. Из его экипажа погибло и пропало без вести 128 человек, 21 получил ранения.

Перед закатом 21 мая "Штуки" из III./StG2 ещё раз атаковали корабли эскадры "Д", но снова неудачно. Ни одна из сброшенных ими бомб так и не попала в цель, но при этом зенитным огнем было сбито ещё 2 Ju-87.

22 мая около 13.30 самолёты Люфтваффе, в т.ч. Ju-87 из StG2, совершили налёт на корабли эскадр "А" и "В", находившиеся северо-западнее Крита. Линкор "Уорспайт" получил два попадания3, линкор "Вэлиант" одно. Также лёгкие повреждения в результате прямых попаданий 250-кг бомб, сброшенных "Штуками" из StG2, получили крейсера "Фиджи" и "Глочестер".

Около 14.00 8 Ju-87 из I./StG2 атаковали эсминец "Грейха-унд", который, получив сразу три попадания, через 15 мин. затонул. К месту гибели эсминца, чтобы подобрать оставшихся в живых моряков, подошли крейсера "Фиджи" и "Глочестер". Вскоре они сами были атакованы группой Ju-88 из "G1.

В 14.50 атаку на крейсера начали 10 Ju-87B из 7./StG2. Получив несколько прямых попаданий, крейсер "Глочестер" сначала потерял ход, а затем в 16.00 опрокинулся и затонул4. В результате погибло и пропало без вести 725 человек из его экипажа.

В ночь на 23 мая с Мальты вышли три эсминца - "Келли" ("Kelly"), "Кашмир" ("Kashmir") и "Киплинг" ("Kipling"). Отряд, которым командовал капитан лорд Луи Моунтбаттен ("ouis Mountbatten), должен был обстрелять аэродром в Малеме. На рассвете 23 мая эсминцы находились уже южнее Крита, но всё ещё вне пределов досягаемости Ju-87.

Лишь в 07.55 над ними появились 24 Ju-87B из I./StG2 во главе с гауптманом Хичхольдом, которые сразу же перешли в атаку. Сначала в результате прямого попадания в центр корпуса в течение двух минут затонул эсминец "Кашмир", на котором погибло 82 человека и 14 были ранены. Затем, несмотря на все отчаянные попытки уклониться, прямое попадание в машинное отделение получил "Келли", которым командовал лорд Моунтбаттен. Эсминец почти сразу опрокинулся и быстро ушёл под воду. Вместе с ним погибла почти половина его экипажа - 130 человек. В результате атаки "Штук" уцелел только один "Киплинг", отделавшийся лишь лёгкими повреждениями, на котором было убито 5 и ранен один человек. "Киплинг" подобрал из воды 279 оставшихся в живых моряков из экипажей двух потопленных эсминцев.

Только после этого английское командование окончательно осознало, какую опасность для них представляют Ju-87, действующие с аэродрома на острове Скарпанто. Чтобы попытаться нейтрализовать их, 23 мая из Александрии вышла эскадра в составе линкоров "Бархэм" ("Barham") и "Куин Элизабет" ("Quin Elisabeth"), авианосца "Формидабл" ("Formidable") и 9 эсминцев.

На рассвете 26 мая палубные самолёты с "Формидабла" атаковали Скарпанто, после чего эскадра на большой скорости начала отходить к побережью Северной Африки. Однако налёт причинил лишь небольшой ущерб, и ответный удар не заставил себя долго ждать.

28 мая Ju-87B из I./StG2 вместе с итальянскими S.81 сначала в 90 милях от Скарпанто в 19.20 тяжело повредили эсминец "Империал", а затем полтора часа спустя у северного побережья Крита - крейсер "Аякс". На борту крейсера было убито 6 и ранено 19 человек, и, учитывая повреждения корабля, командир "Аякса" получил приказ вернуться в Александрию.

На следующее утро "Штуки" из IIl./StG2 у восточного побережья Крита атаковали корабли, эвакуировавшие с острова войска. В 06.25 эсминец "Херевард" получил прямое попадание в машинное отделение в районе носовой дымовой трубы и потерял скорость. Он попытался на малой скорости достичь берега, находившегося в 7 км от него, но, получив ещё одно попадание, затонул. При этом погибло 170 человек, но всё же большинство из 450 солдат, бывших на его борту, были спасены немцами и попали в плен.

31 мая 1941 г. остров Крит был полностью занят немецкими войсками - кампания на Балканах завершилась. В начале июня StG2 была сначала отозвана в Германию, а затем после короткого отдыха в Котбусе была переброшена на аэродром Прашнитц в Восточной Пруссии.

14 июля 1941 г. оберст-лейтенант Динорт был награждён Дубовыми Листьями к Рыцарскому Кресту (Nr.21). Он стал первым пилотом штурмовой авиации и 11 по счёту офицером Люфтваффе, получившим эту награду.

15 октября 1941 г. оберет Динорт передал командование над StG2 майору Паулю-Вернеру Хоццелю. С 1942 г. оберcт Динорт занимал различные должности в министерстве авиации в Берлине, в основном занимаясь вопросами разработки и испытаний новой техники.

1 ноября 1944 г. генерал-майор Динорт был назначен командиром вновь сформированной в Праге 3-й учебной авиадивизии (S.Fliegerschuledivision). В состав дивизии входили учебно-боевые штурмовые эскадры SG103, SG104, SG111, а также несколько различных авиашкол. В конце войны Динорт попал в плен к англичанам и был освобождён только в 1947 г.

В 50-х годах он основал в Кёльне одно из самых современных светокопировальных бюро в Северной Рейн-Вестфалии. Всё свободное время Динорт посвящал своей старой и любимой идее - проектированию и постройке самолётов с машущим крылом.

В 1964 г. в возрасте 63 лет Динорт получил патент капитана яхты и начал готовиться к переходу через Атлантику в Чили. Подготовка к экспедиции была в самом разгаре, когда 27 мая 1965 г. Динорт внезапно скончался в Кёльне.




Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )


 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100