Реклама...

    


 

 
   главная люди и авиация асы второй мировой финляндия
    Пекури Лаури Олави
       
Годы жизни: 1916-1999

Лаури Олави Пекури ("auri Olavi Pekuri) родился 6 ноября 1916 г. в Хельсинки. (Надо отметить, что фамилия, которую он получил при рождении, была Охукайнен (Ohukainen), и лишь 12 июля 1942 г. поменял ее на Пекури. Однако, чтобы избежать путаницы, ниже везде указана его последняя фамилия) С детства он мечтал стать летчиком, посвящая все свое время постройке летающих моделей самолетов. В 1937 г. был призван на военную службу, однако ему не удалось добиться направления в авиацию. Пекури проходил службу в полевой артиллерии и был демобилизован в звании младшего лейтенанта.

В 1939 г. он повторно обратился с просьбой направить его в авиашколу, на этот раз его приняли на летные курсы офицеров резерва. Весной 1940 г. Пекури поступил уже в офицерское училище, где продолжил свою летную подготовку.

В августе 1941 г. лейтенант Пекури, успевший к этому времени налетать 150 летных часов, был включен в состав 2/""v24. Совершив четыре тренировочных полета на "Брюстере-239", он был допущен к участию в боевых вылетах.

В ходе первого же боевого вылета Пекури допустил ошибку, которая едва не стоила жизни его ведущему. Сразу после взлета он зарядил свои пулеметы и снял их с предохранителя. Через несколько минут, отвечая на вызов ведущего, Пекури вместо кнопки радиосвязи на ручке управления случайно нажал на спуск пулеметов. Раздалась короткая очередь, и выпущенные им пули только по счастливой случайности прошли рядом с "Брюстером" ведущего, летевшего впереди.

4 октября 1941 г. лейтенант Пекури в паре с прапорщиком Юрьё Турккой сопровождал "Бленхейм" из "eR4, который сбрасывал пропагандистские листовки на г. Медвежьегорск, на северной оконечности Онежского озера. Уже на обратном пути одиночный И-153 попытался атаковать бомбардировщик, но был перехвачен "Брюстерами". Прапорщик Туркка остался рядом с "Бленхеймом", в то время как Пекури вступил в бой с советским истребителем.

Более опытный Туркка, участвовавший еще в Зимней войне, посоветовал Пекури использовать высокую скорость "Брюстера", чтобы набрать высоту и уже сверху атаковать противника. В результате оба соперника на какое-то время скрылись в слое облаков, которые в том районе были на высоте около 1500 м. Некоторое время Пекури летел, ориентируясь только по приборам, а затем начал осторожно снижаться. Едва он "пробил" нижнюю кромку облаков, как прямо перед ним из облаков выскочил И-153. Пекури мгновенно нажал на спуск пулеметов, и советский истребитель, не выходя из пике, упал в лес. Позднее его обломки были найдены финскими солдатами и лейтенанту Пекури была засчитана первая победа.

10 января 1942 г. звено истребителей из 2/""v24 прикрывало с воздуха финскую артиллерийскую батарею, расположенную восточнее Медвежьегорска. Советские самолеты попытались нанести штурмовой удар по батарее, но "Брюстеры" перехватили их. Лейтенант Пекури сбил один МиГ-3 и начал преследовать другой, когда неожиданно обнаружил, что на его "Брюстере" BW-351 функционирует только один 7,7-ми фюзеляжный пулемет, а три 12,7-мм - один в фюзеляже и по одному в каждом крыле-вышли из строя.

Понимая, что 7,7-мм пули не в состоянии пробить бронезащиту МиГа, Пекури решил попробовать вывести из строя его рули. Сосредоточившись на этом, он забыл смотреть вокруг, и в результате другой МиГ-3 атаковал его самого. На "Брюстере" был пробит один из крыльевых топливных баков и, что самое неприятное, был поврежден переключатель топливных баков. Теперь самолет терял горючее, а Пекури не мог переключить подачу топлива на неповрежденный бак. Пекури повернул обратно и на максимальной скорости полетел к линии фронта. Ему удалось дотянуть до Медвежьегорска и совершить вынужденную посадку рядом с батареей, которую он прикрывал.

Сбив 1 февраля ЛаГГ-3, лейтенант Пекури одержал свою пятую победу.

После полудня 6 апреля семь СБ из 80-го БАП и восемнадцать "Харрикейнов" попытались атаковать аэродром Тииксярви, где базировались "Брюстеры" 2/"e"v24. Финская радиоразведка вовремя обнаружила приближение советских самолетов, и их курс был по радио передан лейтенанту Пекури, который в этот момент во главе восьми "Брюстеров" выполнял патрульный полет над линией фронта.

Всего же в ходе 25-минутного боя пилоты 2/"e"v24 без потерь со своей стороны сбили два СБ и двенадцать "Харрикейнов". Согласно же советским данным, 6 апреля 1942 г. во время налета на аэродром Тииксярви были потеряны только семь самолетов: один СБ из 80-го БАП, два "Харрикейна" из 609-го ИАП и четыре "Харрикейна" из 767-го ИАП. В то же время после возвращения советские летчики доложили о четырех финских самолетах, уничтоженных на земле, и семи "Брюстерах", сбитых в ходе воздушного боя.

8 июня советская авиация снова совершила налет на аэродром Тииксярви и шесть "Брюстеров" из 2/"e"v24 атаковали тринадцать "Харрикейнов" из 152-го ИАП. Финские пилоты сбили пять самолетов, один из которых был на счету лейтенанта Пекури, одержавшего свою десятую победу. В ходе боя был поврежден только один "Брюстер", который совершил вынужденную посадку.

25 июня 1942 г. в 13.25 с аэродрома Тииксярви по тревоге поднялись четыре "Брюстера" во главе с лейтенантом Пекури. Они должны были перехватить появившиеся недалеко от аэродрома советские самолеты, но, так и не догнав их, направились в район г. Сегежа, где "четверка" из 3/"e"v24 встретилась с группой "Харрикейнов" из 609-го ИАП.

Когда истребители 2/"e"v24 на высоте 5000 м прибыли в указанный район, бой уже был в самом разгаре. Лейтенант Пекури приказал второй паре "Брюстеров" атаковать "Харрикейны", находившиеся внизу, а сам вместе со своим ведомым сержантом Калерво Анттилой остался на высоте. Бой постепенно смещался в юго-восточном направлении, в сторону оз. Выгозеро. Через несколько мгновений после того, как истребители 3/"e"v24 из-за малого остатка топлива повернули на свой аэродром, пара Пекури - Анттила, находившаяся на высоте 3000 м, была атакована пятью "Харрикейнами".

Пекури удалось уйти от преследовавших его "Харрикейнов", но, когда он на максимальной скорости на высоте 100 м летел над Сегозером, сзади сверху появилась еще одна пара истребителей. По словам Пекури, в тот момент он расслабился и потому не заметил "Харрикейны". Его "Брюстер" BW-372 получил серию попаданий, и из двигателя показалось пламя, был также пробит и загорелся топливный бак в левом крыле. Тем не менее Пекури повезло, и он смог сбить атаковавший его "Харрикейн": "Нападавший летел тем же самым курсом и не успел сбросить скорость после огня с такого близкого расстояния. Внезапно его самолет оказался прямо передо мной, и фюзеляж полностью заполнил мой прицел. Я немедленно нажал на спуск".

Пекури открыл фонарь кабины, но высота была слишком маленькой, чтобы воспользоваться парашютом. Он решил дотянуть до показавшегося впереди оз. Большое Калеярви, поскольку в тот момент внизу под ним был уже сплошной лес и вынужденная посадка на деревья означала мгновенную смерть. Когда Пекури уже на высоте десять метров летел над поверхностью воды, его атаковал второй "Харрикейн". На этот раз "Брюстер" получил попадания в правый топливный бак, двигатель окончательно заглох, и через несколько мгновений языки пламени уже доставали до кабины. Пекури немедленно направил самолет вниз, и, коснувшись воды на скорости 250 км/ч, "Брюстер" перевернулся через капот.

Когда Пекури, освободившись от привязных ремней, вынырнул на поверхность, то сразу же опалил ресницы и веки. Вокруг него на воде горело топливо, вытекавшее из пробитых баков еще державшегося на воде самолета1. "Я снова нырнул и увидел границу, непрерывно расширявшейся горящей области. В моих легких была вода. Я не хотел захлебнуться под горящей водой". Когда Пекури снова вынырнул, то увидел, что горящее топливо снова приближается к нему. "Двадцать метров, которые я долэ/сен был проплыть с парашютом, были самым трудным моментом в моей жизни". Все это происходило приблизительно в двухстах метрах от берега. Сумев, наконец, освободиться от парашюта и сбросив летные ботинки, Пекури перевернулся на спину. "Я встал только, когда моя голова стукнулась о камни".

Придя в себя, Пекури выбрал направление, в котором ему надо было идти, чтобы достичь ближайших финских позиций. Хотя карта и осталась в утонувшем самолете, после десятка боевых вылетов он имел ясное представление об окружавшей местности: "В одних носках я шел и бежал трусцой. При встрече с вражескими патрулями я должен был иметь возможность быстро скрыться". Через некоторое время он натолкнулся на три свежих шалаша, сделанных из сосновых веток, и внутри одного из них обнаружил провод. Это была ловушка, но мины были уже сняты: "Мне еще раз повезло".

После этого Пекури решил двигаться с максимальной осторожностью и скоро действительно вышел к настоящему минному полю: "В решении пересечь минное поле было некоторое отчаяние, но мои нервы были настолько напряжены, что я должен был сделать это". Осторожно ощупывая землю перед собой руками, Пекури за полчаса пересек заминированный участок.

Преодолев за шесть часов пешего перехода около двадцати километров, Пекури вышел в расположение финских частей около южной оконечности оз. Юольмаярви. После возвращения во 2/"e"v24 ему было предложено взять двухнедельный отпуск, но Пекури предпочел остаться. Он заявил, что воспользуется им согласно заранее составленному графику: "Я видел людей, которые, потеряв уверенность в себе, испытывали большие трудности в дальнейших боях после возвращения из отпуска. Я хотел летать, чтобы перед отпуском полностью восстановить свою форму как летчика-истребителя".

Совершив шесть боевых вылетов, лейтенант Пекури в начале июля все же уехал в отпуск, поскольку на 12 июля было назначено его бракосочетание. Именно тогда он поменял свою старую фамилию Охукайнен на Пекури.

В феврале 1943 г. лейтенант Пекури был переведен в состав вновь сформированной "e"v34 и начал летать на Bf-109G-2.7 июня того же года он был назначен командиром !/"e"v34 вместо лейтенанта Эрви. В течение 1943 г. Пекури одержал только две победы.

В один из мартовских дней 1944 г. лейтенант Пекури в паре с прапорщиком Юутилайненом поднялся с аэродрома Суулаярви. Они должны были уничтожить советский аэростат, с которого корректировался огонь советской артиллерии, обстреливавшей финские позиции на Карельском перешейке. "Мессершмитты" летели на предельно малой высоте, надеясь застать противника врасплох. Однако, когда они прибыли в указанный район, то аэростата там не было, но зато была зенитная артиллерия.

40-мм зенитный снаряд, пробив борт "Мессершмитта" лейтенанта Пекури, взорвался внутри фюзеляжа позади кабины пилота.

Была полностью уничтожена рация, и частично повреждены тяги руля поворота. Юутилайнен видел, как в нижней части фюзеляжа истребителя Пекури повисли куски обшивки, как будто на "Мессершмитте" открылись створки бомболюка. Несмотря на большие повреждения, Пекури не только смог дотянуть до Суулаярви, но и без особых проблем приземлиться. Правда, когда он уже рулил к стоянке, поврежденный фюзеляж "Мессершмитта" просто согнулся под собственным весом.

16 июня 1944 г. "e"v34, базировавшаяся на аэродроме Иммола, получила приказ перелететь в Лаппенранту, чтобы освободить место для самолетов немецкого боевого соединения "Кухлмеи". Все шестнадцать "Мессершмиттов" эскадрильи уже поднялись в воздух и собирались в группу, чтобы перелететь в Лаппенранту, когда по радио пришел приказ перехватить советские штурмовики, атакующие финские позиции в районе Кивенаппы.

Прибыв в указанный район, финские пилоты обнаружили около дюжины не имевших истребительного прикрытия Ил-2. Увидев "Мессершмитты", пилоты штурмовиков мгновенно сбросили бомбы и на предельно малой высоте полетели на юг, в глубь своей территории. Первыми противника атаковали истребители 3/H"e"v34, и Пекури видел, как капитан Олли Пухакка сбил один Ил-2. Затем настала очередь пилотов 1/H"e"v34. Вероятно, пилот штурмовика, который обстрелял Пекури, был сразу же убит. Ил-2, продолжая лететь по прямой, начал медленно крениться влево и в конце концов врезался в землю и взорвался.

Во время своей четвертой атаки Пекури неожиданно почувствовал сильный удар в переднюю часть "Мессершмитта". Через несколько мгновений двигатель встал и из-под его капота сначала показался дым, а затем и языки пламени. Пекури инстинктивно потянул ручку управления на себя, чтобы, используя остаток скорости, набрать еще немного высоты и выпрыгнуть на парашюте. Черный едкий дым начал заполнять кабину. Пекури сбросил фонарь и, расстегнув замки привязных ремней, бросил взгляд на приборную доску: скорость - менее 200 км/ч, высота -100 м.

Подтянув ноги, он ударил ими по ручке управления. "Мессершмитт" резко "клюнул" носом, и центробежная сила выбросила Пекури из кабины. Замок привязных ремней ударил его в лицо, сломав один зуб, а спустя долю секунды уже горизонтальный стабилизатор самолета ударил его в затылок. К счастью, Пекури не потерял сознания и успел потянуть вытяжное кольцо парашюта.

Купол парашюта полностью раскрылся, когда Пекури был уже в нескольких метрах над землей. В ста метрах от него на земле горел его "Мессершмитт". Пекури знал место, где он приземлился, - это была небольшая запасная взлетно-посадочная полоса Яппила, расположенная рядом с поселком Ино на побережье Финского залива. Над ним пролетели несколько "Мессершмиттов", и Пекури понял, что его товарищи увидели, как он выпрыгнул на парашюте.

Укрывшись в ближайшем лесу, Пекури обдумал ситуацию: он находился в глубине вражеской территории и не имел никакого продовольствия, компаса тоже не было, а карта была порвана в клочки, когда он покидал самолет. Однако он уже не первый раз оказывался в подобном положении. Имея в голове приблизительную карту Карельского перешейка, Пекури решил, что пойдет на север, избегая основных дорог, вдоль которых наступали советские войска. В течение четырех дней он смог пройти приблизительно 60 км, однако так и не смог достигнуть линии фронта, которая отодвигалась все дальше на север. На пятый день, когда Пекури спал в каком-то сарае, его нашли советские солдаты.

Во время многодневных изнурительных допросов, сопровождавшихся лишением еды, питья, сна, избиениями и даже имитацией расстрела, Пекури сообщил лишь свое имя и звание, а также сведения об аэродроме Суулаярви, но которые не имели никакой ценности, поскольку тот был уже захвачен советскими войсками. В середине июля его в числе ста финских военнопленных отправили в Ленинград. Там Пекури отделили от остальных и поместили в Петропавловскую крепость, где он провел около восьми недель в камере с шестью бывшими советскими солдатами, обвиненными в сотрудничестве с немцами.

К этому времени между Финляндией и Советским Союзом уже было подписано перемирие, но Пекури, как и другие финские военнопленные, еще не знал об этом. В конце сентября его перевели в тюрьму на Шпалерной улице, из которой в 1918 г., подкупив охрану, смог бежать его отец. Пекури вместе с пятью другими финскими офицерами поместили в камере размером два на три метра, а через некоторое он был отправлен в лагерь для военнопленных в г. Череповце.

В декабре между СССР и Финляндией было подписано соглашение об обмене военнопленными 25 декабря 1944 г. на родину вернулась первая партия финских военнопленных из 1241 чел., в числе которых был и капитан Лаури Пекури. Проведя три недели в карантинном лагере, он прибыл на аэродром Утти и доложил командиру "eR3 полковнику Магнуссону о своем возвращении. К этому моменту Пекури весил всего 48 кг, и Магнуссон сразу же предоставил ему отпуск для полного восстановления.

В 50 - 60-е годы Пекури входил в группу пилотов, проводивших оценочные испытания реактивных истребителей, которые правительство Финляндии предполагало закупить. Он освоил самолеты МиГ-15, Hawker "Hunter", Folland "Gnat", "Mystere" IV, SAAB ""ansen", МиГ-17, "Mirage" III, SAAB "Draken" и МиГ-21. Летая на английском истребителе "Хантер", Пекури стал первым финским пилотом, преодолевшим звуковой барьер.

В 1968 г он вышел в отставку в звании полковника, после чего продолжал работать уже в гражданской авиации. В 1980-е годы Лаури Пекури переехал в Испанию, где и умер 3 августа 1999 г.





(с) Михаил Зефиров. "Асы второй мировой. Союзники Люфтваффе"


Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )


 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100