Реклама...

    


 

 
   главная люди и авиация асы второй мировой финляндия
    Магнуссен Гутав Эрик
       
Годы жизни: 1902-1994

Несмотря на то, что на его личном счету было всего 5,5 победы, рассказ о лучших пилотах финской авиации необходимо начать именно с него. Магнуссон по праву считается одним из создателей финской истребительной авиации, которая в ходе Второй мировой войны продемонстрировала высокую эффективность действий.

Густав Эрик Магнуссон родился 8 декабря 1902 г. в местечке Алаторнио (Alatornio). Весной 1918 г. 16-летний Густав в составе Белой Армии генерала Маннергейма участвовал в гражданской войне в Финляндии. После окончания войны Магнуссон продолжал служить в армии и, увидев однажды самолеты, садившиеся на замерзшее озеро около Тампере, решил стать летчиком.

В 1924 г. сержант Магнуссон поступил в офицерское училище и в следующем году закончил его в звании младшего лейтенанта. Два года спустя он прошел летную подготовку на базе гидросамолетов в Сантахамина, которая располагалась на маленьком островке в Финском заливе в 10 км юго-восточнее Хельсинки. Именно тогда он познакомился и подружился с Рихардом Лорентцом и Армасом Эсколой1. После окончания обучения лейтенант Магнуссон был направлен в эскадрилью гидросамолетов, базировавшуюся в Терваниеми (Tervaniemi).

В 1929 г. он был переведен в штаб финской авиации в Хельсин где служил под началом майора Кустаа Сихво (Kustaa Sihvo) Maгнуссон и Сихво разработали программу развития финской авиации ориентированную на приоритетное использование истребителей' Однако эта программа так никогда и не была принята, так как в руководстве финской авиации тогда преобладали сторонники бомбардировочной авиации.

Весной 1930 г. ""v24 майора Лорентца была оснащена пятнадцатью английскими истребителями Глостер "Геймкок" Mk II изготовленными по лицензии на авиазаводе в г. Тампере. Лорентц и Магнуссон, который был назначен командиром звена в ""v24 вскоре пришли в выводу, что пара истребителей может действовать гораздо эффективнее, чем звено из трех самолетов. Однако они еще не были уверены в своей правоте и потому решили изучить опыт других стран.

Магнуссон начал изучать французский язык, чтобы поехать во Францию и как можно ближе ознакомиться с французской авиацией ("'Armee de "'Air). Поскольку командование финской авиации из-за ограниченности в средствах не имело возможности послать Магнуссона во Францию, тому пришлось полностью взять все расходы, связанные с поездкой, на себя.

В 1933 г. Магнуссон прибыл во Францию и начал свой визит со специального месячного курса французского языка. После того как он успешно сдал экзамены, министерство авиации направило его в 3-ю истребительную авиагруппу (Groupe de chasse III, сокр. GC III), которая базировалась на аэродроме Шатору (Charteauroux), расположенном в 265 км южнее Парижа.

Во время своей службы в GC III Магнуссон пришел к выводу, что, несмотря на хорошую выучку летчиков, в целом французская истребительная авиация отставала от военно-воздушных сил других стран. В тактическом отношении французы по-прежнему полагались на звено из трех самолетов, а их истребители даже не были оснащены радиостанциями.

Единственным положительным опытом, который Магнуссон приобрел во Франции, стало использование на истребителях фотопулеметов, которых финны не имели. Они помогали проанализировать ошибки пилотов при стрельбе и избежать их в дальнейшем. Магнуссон составил специальный доклад на имя командующего финской авиацией генерал-майора Лундквиста, в котором писал: "Если мы действительно хотим добиться успеха в теории и практике воздушной стрельбы, то я считаю, что мы обязаны оснастить каждый истребитель фотопулеметом. Мы не должны при этом считаться с ценой, даже если это будет стоимость целого истребителя. Лучше встретить войну с меньшим количеством истребителей, чьи пилоты знают дело и имеют уверенность в себе, базирующуюся на тщательной боевой подготовке в мирное время, чем с большим количеством самолетов и летчиков, которые не прошли в мирное время необходимого обучения, чтобы достичь уровня, требуемого в современной войне".

В конце лета 1937 г. на авиазаводе фирмы "Фоккер" в Амстердаме был готов первый истребитель Fokker D.XXI, изготовленный по заказу Финляндии. Самолет, получивший финский бортовой номер FR-76, был оснащен двумя 20-мм пушками "Эрликон", установленными в контейнерах под плоскостями. Для того чтобы оценить его возможности, в Голландию был командирован Магнуссон, имевший к этому времени уже звание капитана.

Сам Магнуссон не одобрял идею использования на "Фоккере" D.XXI пушек. Он считал, что у самолета будет больше шансов довиться успеха в качестве перехватчика, ведя огонь из пулеметов с предельно малого расстояния. В период с 27 по 31 августа Магнуссон выполнил на FR-76 девять испытательных полетов, которые доказали его правоту. Контейнеры существенно ухудшали летные характеристики самолета, а точность стрельбы была неудовлетворительной. В результате "Фоккер" FR-76 так и остался единственным самолетом, оснащенным контейнерами с 20-мм пушками, а все остальные истребители, купленные Финляндией, имели только пулеметное вооружение.

В начале января 1938 г. командование Люфтваффе согласилось на то, чтобы капитан Магнуссон посетил одну из истребительных эскадр. 17 января он прибыл на аэродром Добриц (Dbberitz), в 44 км юго-восточнее Магдебурга, на котором базировалась JG132 под командованием майора Герхарда-Альбрехта фон Массова (Gerhard-Albrecht von Massow). К своему большому удивлению, Магнуссон обнаружил, что немцы еще только начинали переходить на использование пар истребителей, в то время как его ""v24 уже целый год была построена по такому принципу.

JG132 одной из первых получила новые истребители Bf-109D, и Магнуссону удалось налетать на них около пяти часов. Затем на аэродроме в Ростоке он смог совершить полет и на истребителе Не-112. Хотя Магнуссон не мог ознакомиться с инструкциями по тактике истребительной авиации Люфтваффе, которые были ему недоступны в силу секретности, именно после полетов на "Мессершмитте" он понял, что немцы главную ставку делают не на маневренность истребителя, а на его скорость.

Наблюдая затем, как пилоты JG132 тренируются в стрельбе по буксируемым воздушным мишеням, Магнуссон видел, что они отрабатывают только атаки с задней полусферы, а атаки спереди или сбоку вообще не проводятся. Из ста выстрелов пилоты Люфтваффе в среднем добивались 15 - 20 попаданий в цель, в то время как в ""v24 средний процент попаданий составлял 30 - 40. Казалось, что Магнуссону можно было бы не беспокоиться относительно подготовки своих летчиков, но он обратил внимание на одно немаловажное обстоятельство. Дело было в том, что немецкие самолеты-буксировщики мишеней летали со скоростью 420 км/ч, а финские - со скоростью 300 км/ч, т. е. медленнее, чем современные бомбардировщики. Поэтому, вернувшись 12 марта 1938 г. в Финляндию, капитан Магнуссон представил командованию финской авиации доклад, в котором предложил немедленно привлечь для буксировки воздушных мишеней более скоростные самолеты.

Еще одним полезным выводом, который он сделал из посещения JG132, было осознание важности хорошей радиосвязи как с наземным командным пунктом, так и между самолетами. Все немецкие истребители были оснащены радиостанциями, что позволяло управлять их действиями в радиусе 180 км от аэродрома.

Много интересного вынес Магнуссон и из встреч с пилотами Люфтваффе, вернувшимися из Испании и имевшими опыт реальных боевых действий. Так, например, он узнал, что советские истребители И-153 и И-16, имевшие превосходную маневренность, не могут развивать в пикировании большую скорость, и потому лучшим способом оторваться от них, было крутое пикирование на большой скорости. Затем в ходе Зимней войны эта информация спасла жизнь десяткам финским пилотов.

Вскоре после возвращения из Германии капитан Магнуссон был назначен командиром ""v24 вместо майора Ниило Юусу, который командовал эскадрильей в течение последних трех лет. На основе опыта, полученного во французской GC III и немецкой JG132, он разработал программу подготовки пилотов. Командование финской авиации, хотя в целом и одобрило ее, оно, однако, не имело достаточно средств, чтобы закупить топливо, необходимое для ее полного осуществления. В результате Магнуссону пришлось пересмотреть свою программу, оставив лишь наиболее важные элементы. Это была вечная проблема финской авиации - когда имелось топливо, то не было истребителей, а когда были истребители, то не было топлива.

После того как 1 сентября 1939 г. Германия напала на Польшу и в Европе началась война, интенсивность подготовки пилотов ""v24 резко возросла. Только в течение октября в ходе тренировочных полетов они израсходовали годовой лимит топлива. Пилоты были обучены открывать огонь по противнику с дистанции 50 м. Подобная атака была связана с большим риском, но он перевешивался тем, что с такого близкого расстояния пилоту было практически невозможно промахнуться. При стрельбе по наземным мишеням пилоты эскадрильи имели 75% попаданий.

Чтобы избежать ситуаций, которые могли интерпретироваться советской стороной, как провокация, "Фоккерам" ""v24 было запрещено появляться вблизи советско-финляндской границы. Все самолеты были рассредоточены на запасных площадках вокру аэродрома Иммола, служившего основной базой эскадрильи. Истребители лишь на ночь прилетали в Иммолу, чтобы переждать дождливые осенние ночи в ангарах, а уже ранним утром снова разлетались. Магнуссон требовал, чтобы пилоты каждое утро и вечер лично проверяли и смазывали пулеметы "Фоккеров", чтобы быть полностью уверенными в своем оружии. Одно звено постоянно, от рассвета до заката, находилось в готовности к немедленному взлету.

Благодаря усилиям капитана Магнуссона ""v24 к началу Зимней войны представляла собой полностью боеготовое подразделение с хорошо обученными пилотами. В конце октября в подчинение Магнуссону были переданы и оба звена "Фоккеров" из ""v26 капитана Хейниля. Они получили обозначения 4/""v24 и 5/""v24, при этом 4-е звено возглавил сам Магнуссон.

Основной задачей "Фоккеров" ""v24 была защита узловых железнодорожных станций в юго-восточной части Финляндии, а также перехват бомбардировщиков, пролетавших над Карельским перешейком. Поэтому 30 ноября 1939 г. капитан Магнуссон отдал своим пилотам приказ в бой с советскими истребителями не вступать, а по возможности атаковать только бомбардировщики.

30 ноября плохие погодные условия помешали финским истребителям перехватить противника и потому советская авиация не понесла потерь от их действий. Однако уже 1 декабря пилоты ""v24 наглядно продемонстрировали, что в их лице советская авиация получила крайне опасного противника. Сначала с 12.05 по 12.30 они сбили в районе Виипури - Лаппенранта - Иматра три СБ из 24-го СБАП, а затем с 14.10 до 14.40 в том же районе - еще восемь таких же бомбардировщиков из 41 -го СБАП. Один самолет, сбитый в 14.30, был на счету капитана Магнуссона.  Магнуссон настоял, чтобы каждый пилот после боя составлял боевое донесение о своих действиях, что затем стало обычной практикой в финской авиации.

6 декабря Магнуссону было присвоено звание майора. До конца декабря 1939 г. его эскадрилья одержала 54 победы, потеряв при этом только один "Фоккер". 23 декабря майор Магнуссон одержал свою вторую победу, сбив в районе р. Сумма еще один СБ.

Всего же в ходе Зимней войны, с 30 ноября 1939 г. по 13 марта 1940 г., пилоты ""v24 совершили 2388 боевых вылетов и одержали 120 побед, в т.ч. в декабре - 54, в январе - 34, в феврале - 27 и в марте - 5. Шесть пилотов стали асами, сам же Магнуссон, летая на "Фоккере" FR-99, одержал четыре победы.

За это время эскадрилья потеряла одиннадцать "Фоккеров": десять были сбиты в боях с советскими самолетами, один - собственной зенитной артиллерией, а один разбился при заходе на посадку в плохих погодных условиях. Погибли семь пилотов, и трое получили ранения.

С 18 марта 1940 г. ""v24 майора Магнуссона базировалась на аэродроме Йоройнен, в 16 км южнее г. Варкаус. 19 апреля она перелетела на аэродром Хельсинки-Мальми, где затем была перевооружена истребителями "Брюстер-239", а все оставшиеся "Фоккеры" D.XXI были переданы в ""v32. С августа 1940 г. основной базой ""v24 стал аэродром Весивехмаа, в нескольких километрах восточнее Лахти.

25 июня 1941 г. началась новая война между Финляндией и Советским Союзом. Уже утром того же дня пилоты эскадрильи сбили в районе г. Хейнола десять бомбардировщиков СБ: три из 2-го СБАП, шесть из 201 -го СБАП и один из 202-го СБАП.

28 июня во время патрульного полета над Карельским перешейком майор Магнуссон, летевший на "Брюстере" BW-380, в паре с другим пилотом своей эскадрильи сбил еще один СБ. В течение 8 _ 9 июля в боях в районе г. Лахденпохья пилоты ""v24 одержали шестнадцать побед, одна из которых была на счету Магнуссона. Сбив 8 июля бомбардировщик ДБ-3, он одержал свою пятую и, как затем оказалось, последнюю победу.

С 25 июня по 31 декабря 1941 г. пилоты ""v24 одержали 133 победы, при этом эскадрилья потеряла в ходе боевых вылетов только один истребитель, который был сбит зенитным огнем. Во многом в успешных действиях эскадрильи была личная заслуга майора Магнуссона, создавшего сеть передовых наблюдательных пунктов, которые передвигались вместе с наземными войсками и по рации сообщали в штаб ""v24 максимально точную информацию о противнике. Кроме того, Магнуссон берег своих пилотов и никогда не поручал им никаких авантюрных заданий.

9 мая 1943 г. советские бомбардировщики под прикрытием тридцати истребителей совершили налет на финские позиции на о. Суурсаари. На обратном пути советские самолеты были атакованы пятнадцатью "Брюстерами" из "e"v24, которым удалось сбить два Як-7 и один Ла-5. После этого боя общее число побед, одержанных пилотами "e"v24, превысило пятьсот.

28 мая 1943 г. аэродром Суулаярви, где тогда базировалась эскадрилья, посетил маршал Финляндии Густав Маннергейм. Он специально приехал, чтобы поздравить пилотов "e"v24, которые за последние шесть недель в боях над восточной частью Финского залива одержали 81 победу, потеряв при этом только четыре "Брюстера". В тот же день командир "e"v24 подполковник Магнуссон был назначен командиром "eR3, а его место занял бывший командир 3/"e"v24 капитан Йорма Кархунен.

Теперь в подчинении у Магнуссона были три истребительные эскадрильи: "e"v24, "e"v26 и "e"v34, которые по своей боевой ценности были совершенно разными. Если "e"v24 была оснащена немецкими Bf-109G-2, которые в целом не уступали новым советским истребителям, а по некоторым показателям и превосходили их, то этого нельзя было сказать об американских "Брюстерах-239", стоявших на вооружении "e"v24, и уж тем более об итальянских "Фиатах" G.50 из "e"v26.

Поэтому, чтобы поддержать пилотов "e"v24, несших основную тяжесть боев над восточной частью Финского залива подполковник Магнуссон принял решение направить на аэродром Суулаярви шесть Bf-109G-2 из 1 /"e"v34, которые в ходе вылетов должны были играть роль прикрытия для "Брюстеров". Правда, первоначально имелись проблемы в их совместном использовании, поскольку радиостанции истребителей работали на разных частотах и их пилоты могли общаться друг с другом только через наземных операторов.

8 зону ответственности "eR3 входил весь Карельский перешеек и Магнуссон начал работать над централизованной системой управления истребителями в этом районе. В течение зимы 1943-44 г на аэродромах Суулаярви, Суур-Мерийоки и Лаппенранта были организованы новые пункты наземного управления. Они были связаны прямыми телефонными линиями с передовыми постами наземного наблюдения, созданными при помощи командования 4-го армейского корпуса. Магнуссон лично посетил и проверил работу около ста таких постов.

На основе разведывательной информации и докладов, поступавших от пилотов, Магнуссон понимал, что рано или поздно советские войска предпримут на Карельском перешейке большое наступление. Он направил командованию финской авиации два доклада с предложениями по подготовке к такому наступлению, но они оба остались без внимания. Тем не менее в апреле 1944 г. Магнуссону удалось добиться, чтобы в H"e"v24 были переданы истребители Bf-109G-2 из H"e"v34, которая, в свою очередь, получила из Германии новые Bf-109G-6. Оставшиеся же "Брюстеры" вошли в состав H"e"v26.

9 июня 1944 г. советские войска начали наступление на Карельском перешейке. С воздуха его поддерживали около 1300 самолетов из 13-й воздушной армии и 200 самолетов ВВС Балтийского флота. В распоряжении же подполковника Магнуссона были лишь 48 истребителей: на аэродроме Суулаярви, в 50 км юго-восточнее Виипури, базировались четырнадцать Bf-109G-2 из H"e"v24, на аэродроме Хеиньоки, в 23 км восточнее Виипури, - восемнадцать "Брюстеров" из H"e"v26 и на аэродроме Кюми, в 7 км севернее Котки, - шестнадцать Bf-109G-6 из H"e"v34.

Тем не менее система управления, созданная Магнуссоном, принесла свои плоды. С 9 июня по 18 июля 1944 г. пилоты H"e"v24 и H"e"v34 совершили над Карельских перешейком 2168 боевых вылетов. Согласно финским данным, были сбиты 425 советских самолетов и еще 78 получили повреждения. Собственные потери составили 18 "Мессершмитгов": десять были сбиты в боях с советскими истребителями, три - зенитной артиллерией, два - бортстрелками Ил-2 и три пропали без вести. Во многом, благодаря эффективным действиям истребителей "eR3, советские войска удалось остановить в районе Виипури и не дать им продвинуться в глубь территории Финляндии.

26 июня 1944 г. за успехи в организации воздушной обороны Финляндии командир "eR3 подполковник Густав Магнуссон был награжден Крестом Маннергейма (Nr.129). Осенью того же года ему было присвоено звание полковника.  Прослужив в финской авиации еще два года, Магнуссон в 1946 г. вышел в отставку. Затем он работал в банковской сфере, пока в 1970 г. окончательно не отошел от дел. 4 июня 1993 г. ему было присвоено звание генерал-майора резерва.

Умер Густав Магнуссон 27 сентября 1994 г. в возрасте 92-х лет.





(с) Михаил Зефиров. "Асы второй мировой. Союзники Люфтваффе"


Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )


 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100