главная люди и авиация асы второй мировой италия
    Кризай Иосип
       
Годы жизни: 1911-1948

Во время гражданской войны в Испании 1936-39 годов итальянское правительство оказало весомую помощь мятежникам во главе с Франко. Кроме поставок оружия и боеприпасов на Пиренеи отправились и регулярные части. В числе прочего был организован и авиационный корпус. Однако мало кто знает, что несколько десятков итальянцев воевало и в республиканской авиации. Об одном из них (наиболее отличившемся в воздушных боях) наш рассказ.

Иосип Кризай родился 13 марта 1911 года в городе Коприва на Красу (ныне Каприва дель Карсо, итальянская провинция Гориция) в сербской семье. На тот момент это была единая Австро - Венгерская империя. Отец - Фосиф Кризай и мать Мария Видмар.

После окончания Первой Мировой войны согласно договоренностям город перешел к Италии и все жители автоматически получили итальянское гражданство. Хотя стоит отметить, что славянское меньшинство было весьма недовольно сложившимся положением и славянский национализм здесь был велик как нигде в Италии.

Маленький Джузеппе (а так его звали на новой родине) продолжал посещать итальянскую школу, однако в 1929 году семья переехала в Айдовшину (Айдуссина по итальянски). Несмотря на смену места проживания славянский национализм был " в чести".

В октябре 1929 года Иосип подал документы на поступления на курсы неофициальных пилотов итальянских ВВС (Regia Aeronautica). Это была организация что-то типа нашего ДОСААФ - летчики подготовленные на таких курсах были прекрасным резервом для военной авиации. Он смог выдержать отбор и уже в декабре 1929 года Кризай заключает контракт. До марта 1930 года он проходит теоретический курс и после экзаменов по рейтингу он был на 139-м месте (довольно неплохой результат, если учесть, что выпускалось 339 пилотов). Кстати, в числе его сокурсников были Чианезе, Магистрини, Франчески - всех он их встретит, воюя в Испании, но "по другую сторону баррикад"..

Опять же согласно уставам итальянской авиации того времени Кризая направляют в гражданскую летную школу в Сесто Сан Джиованни (недалеко от Милана). Здесь 12 июля 1930 года он получает гражданскую летную лицензию и ему присваивают самое первое воинское звание "Primo Aviere" ("летчик").

После трех недель положенного отпуска новичка направляют на авиабазу Геди около Брешиа, где определяют в 2-ю истребительную тренировочную эскадрилью. Тут Кризай обретает настоящие военные крылья, освоив истребители Ансальдо А.С. 2 и А.С.3.

И.Кризай в своем Fiat CR.20.  Летная школа в Ла Фубара, 1930 г.

Однако сказывется недостаток военного образования и с 12 августа 1930 года он числится в составе летной школы в Ла Фубара (Лацио). Именно здесь Джузеппе получает военную летную лицензию и признается годным для пилотирования истребителя Фиат C.R. 20. Из характеристик того периода необходимо отметить одну фразу - "любит летать", что и предопределило его дальнейшую судьбу.

После очередного непродолжительного отпуска штабисты определяют и место прохождения его дальнейшей службы -3" Stormo Caccia, 71a Squadriglia, которая базировалась в Кампоформидо (около Удины). Летать пришлось на известных "фиатах". В октябре 1930 года Иосипа переводят в 70a Squadriglia (Брессо, около Милана). В служебной характеристике записаны самые лестные отзывы (особенно по технике пилотирования - 18 баллов из 20 возможных). Вскорости ему присваивают звание сержанта.

16 сентября 1931 года истек срок его контракта. Получив положенные 5000 лир, он встал перед выбором: продолжать службу или уйти. Молодой пилот выбрал последнее. О причинах такого неординарного решения (а Кризай был многообещащим летчиком) существует две версии, которые имеют, на наш взгляд, право на существование. По одной из них молодой серб просто разочаровался в военной службе, а по другой контракт не продлило командование из-за известных националистических взглядов.

Вернувшись в Айдовшину, он живет вместе со своей сестрой Марией. Свое место в гражданской жизни оказалось найти не так просто. Иосип предлагал свои услуги как гражданский летчик в различные авиафирмы и летные школы, но безрезультатно. Время было непростое - поднимавший голову фашизм выступил против социалистических идей, да и Муссолини пользовался огромной популярностью. Немало досталось и славянскому меньшинству Италии.

Летать ему все же удавалось, так как согласно существовавшим тогда правилам все летчики запаса должны были время от времени совершать полеты в ближайшем аэроклубе для продления лицензии. Иосип летал в аэроклубе "Giacomo D'Odorico" в Фриули на легком Фиате A.S. 1. Именно после таких полетов у него родился шальная мысль - перелететь в соседнюю Югославию. 25 июня 1932 года во время очередного вылета Иосип пересекает границу и совершает посадку в Сиске (около Любляны, Словения). Интересно, что именно здесь жила его вторая сестра - Станислава.

Сразу по приземлении Кризай связывается с официальными югославскими властями и просит политического убежища. Правда, поначалу официальная версия звучала как "потеря ориентации во время учебного вылета". Летчик был арестован и допрошен компетентными органами, которых интересовало буквально все о Рэджиа Аэронаутика. С глаз долой беглеца отправили в Лесницу (это южная Сербия), где некоторое время содержали под арестом.

Тем временем самолет вернули прежним владельцам. Практически одновременно военный трибунал в Удине лишил Кризая воинского звания. После проведенных шести недель в Леснице полиция отправила Иосипа в Биолонию. Работу здесь найти было для него практически невозможно, так как сербского он не знал (!). Поэтому большую часть времени Кризай проводил в муниципальной больнице, где его кормили. В конце-концов осенью 1933 года "невозвращенец" возвращается в Любляну, где живет у своей сестры. Тут он находит работу и получает наконец-то югославский паспорт и прописку.

В августе 1935 года после того как власти убедились в его благонадежности, Кризаю предлагается вступить в местные ВВС. После нескольких недель переобучения на белградском аэродроме его направляют в подразделение, вооруженное легкими бомбардировщиками Потезами 25.

Однако в ВВС он прослужил недолго, так как командование и личный состав отнеслось к нему настороженно, приняв за итальянского шпиона. Кризай был вынужден вернуться в Любляну и снова остался без работы. Он пробывал сменить профессию и окончил несколько курсов. Однако в итоге к августу 1936 года Иосип был снова без работы. Тут то ему на глаза попалась газета с большой статьей о событиях в Испании. В числе прочего журналист писал о том, что правительство страны испытывает острый недостаток подготовленных пилотов (а добровольцам платит достаточно хорошо). Естественно, что у него сразу созрело решение ехать на Пиренеи.

Иосип обратился в штаб ВВС и получил "добро" и неофициальный статус секретного военного наблюдателя (югославские военные живо интересовались всеми новинками боевой техники и тактикой применения вооруженных сил вообще). Без проволочек ему был выписан загранпаспорт и в конце августа 1936 года он пересекает границу и отправляется в Париж - Мекку всех желающих попасть на Пиренеи. Здесь Кризай связывается с испанским послом, но на его обращение поначалу никто просто не обратил внимание. Тогда в ход идут старые связи - он устанавливает дружественные отношения с итальянским националистом Марио Тонелли, который снабжает его рекомендательным письмом к некоему Ферри. (Ферри был неофициальным вербовщиком персонала для республиканских ВВС и его офис располагался на бульваре Пастэ).

Представившись как летчик-истребитель, югослав подписывает контракт с испанским правительством сроком на три месяца с ежемесячной выплатой 3000 французских франков. Были предусмотрены и черезвычайный выплаты на случай гибели (его сестре Станиславе в этом случае были бы отправлены 200 тысяч итальянских лир).

27 августа Иосип получает 1000 франков аванса и отправляется поездом в Тулузу, а потом на рейсовом лайнере - в Барселону. Тут командование распределяет его на аэродром Барахас в состав интернациональной эскадрильи "Эспанья", возглавляемой французским писателем Андрэ Мальро. Как истребителю ему доверяют "Ньюпор"-52 и он начинает боевую работу под командованием француза кадрового капитана Armee d`Air Абеля Гуидеза. Основной задачей было прикрытие "Потэзов".

Как и все члены эскадрильи он жил в Мадриде в роскошном отеле "Гран Виа", но позже перебрался в менее дорогой "Флорида". Его первые бои прошли над Сигуензой, Толедо и Талаверой де ла Рейна. С начала сентября 1936 года он пересел в кабину двхумоторного "Потэза". Из итальянцев сформировали отдельный экипаж, куда кроме Иосипа вошли и еще четверо его соотечественников (включая бомбардира Джордано Виеззоли и стрелка Цезаре Рода). Итальянцам пришлось поучавствовать во многих столкновениях на фронте, включая налеты на крепость Альказар в Толедо, где засел гарнизон мятежников.

Причем вылеты на бомбардировку чередовались у него с работой истребителя. Описать все воздушные бои ныне не представяется возможным, но некоторые детали все же сохранились. Так, 12 сентября над Талаверой он на "ньюпоре" в составе группы республиканских истребителей (три "ньюпора" и пара "девуатинов") выдерживает воздушный бой с парой "фиатов" итальянского авиационного корпуса. Итальянцы сопровождали "юнкерс" мятежников. Самолет Кризая был поражен в самом начале боя и летчик совершил благополучную аварийную посадку между Талаверой и Мадридом. Интересно, что противниками в этом бою были лейтенант Франчески и сержант Магистрини.

В конце сентября во время очередного вылета на бомбардировщике Кризай был перехвачен парой "хейнкелей", которые сильно повредили аппарат. После посадки на Хетафе механики насчитали несколько десятков пулевых пробоин, однако экипаж благодаря мастерству Кризая отделался что называется "легким испугом".

Одновременно как уже говорилось выше летчик совершил несколько десятков вылетов и на истребителях, в частности на современном Девуатин 37. И за эти вылеты от своих друзей получил прозвище "ас". Сам он всегда говорил о трех победах (что гарантировало ему по 15 тысяч песет премии за каждый) во время боевой деятельности на центральном фронте в районе Мадрид - Толедо, но реально подтвердить или опровергнуть эти утверждения сегодня не представляется возможным.

14 октября 1936 года военная удача изменила ему. Над Санта Круз де Ратамар его D. 37 был перехвачен и сбит итальянскими "фиатами". Автором победы был Джиованбаттиста Магистрини - коллега Кризая по службе в Капуе 6 лет тому назад и ныне противник! Мало того, стоит добавить, что практически вся эскадрилья "Aviacion del Tercio" почти полностью состояла из бывших коллег республиканского пилота! Его самолет получил несколько пробоин в топливный бак и загорелся. Кризай смог парашютироваться, но его ступни и лицо сильно обгорело (мало того у него потом насчитали и три перелома!). Ветер отнес парашют на территорию, контролированную националистами. Кризай пытался выбраться к своим, но через сутки потеря крови стала критической и он сдался мятежникам.

Первоначально его поместили в госпиталь Талаверы. Тут Кризай стал местной достопримечательностью. Его посещали практически каждый день - не часто ведь в плен попадал итальянец, который воюет за Республику! Так его посетил командующий итальянским авиационным корпусом Руггеро Бономи. Позже приезжали и его бывшие однокурсники, которые горели желанием "разобраться" с отступником. Но заранее усиленная испанская охрана пресекла такое неблагоприятное развитие событий.

Позже Кризая перевели в тюрьму Саламанки, где содержали всех пленных республиканских летчиков, в том числе и советских добровольцев. Тут он был допрошен контрразведчиками, и достаточно подробно описал свою боевую карьеру в Испании.

В Париже и Белграде в ноябре 1936 года появились статьи, в которых подробно "описывалось" как храброго "югославского летчика" захватили в плен "злобные" мятежники и после чудовищных пыток казнили.

В реальности же 20 июля 1937 года его обменяли в ходе очередного обмена пленными, организованного Международным Красным Крестом. В тот раз на французской границе недалеко от городка Хендайе Кризая, Хуана Олмоса Геновэ и Хосе Бастида Порроса обменяли на трех итальянцев - Ценни, Бандини и Песце. Из Парижа Йозиф отправился в Югославию, а конкретнее в Птуи, где на тот момент жила Станислава. Однако тут он прожил всего пару месяцев..

В октябре 1937 года он снова в Париже и после двухнедельных улаживаний необходимых формальностей Кризай снова отправляется в Испанию. К этому моменту деятельность эскадры "Эспанья" была свернута, да и иностранных добровольцев (не считая советских) в республиканской авиации остались считанные единицы. Иосипа определили в 71-ю Группу, которая занималась береговым патрулированием недалеко от Валенсии. Такое направление во второстепенное подразделение объяснялось просто - летчик побывал в плену и его возможное пленение во второй раз однозначно грозило расстрелом на месте без суда и следствия. А находясь в тылу, риск быть сбитым сводился практически к нулю.

С октября 1937 года он стал командовать 1-й эскадрильей группы, которая летала в основном на знакомых ему истребителях Девуатин D. 371. Чаще всего он поднимался в воздух на машине с несчастливым номером "13" (бывшее французское обозначение R-913). Так без проишествий и приключений Кризай долетал до апреля 1938 года, когда окончательно покинул пиренейскую землю.

Вернувшись в Югославию, некоторое время он снова жил у сестры и только в сентябре 1938 года переехал в Земун (Сербия), где получил работу на авиастроительном заводе. В 1939 году Кризай продолжил свою летную карьеру, летая в столичном аэроклубе "Поланка". Тут он встретил и свою будущую жену - Ерену Крупскую.


Корзай среди коллег в аэроклубе Поланка, 1939 год

Когда в апреле 1941 года германско - итальянские войска оккупировали Югославию, Кризай не ушел в партизаны, сославшись на последствия своего ранения в Испании. Он благополучно пережил оккупацию и когда в октябре 1944 года Белград освободили советские войска, Иосип одним из первых записался в новосозданные югославские ВВС. Ему даже удалось повоевать несколько месяцев под занавес Второй Мировой войны. На этот раз Кризай летал на самолетах советского производства - истребителях Як-3 и штурмовиках Ил-2. 9 июня 1945 года он первым приземлился на аэродром Айдовшины, где был тепло встречен местными жителями, которые хорошо его помнили.


И.Кирзай покидает кабину своего Як-, 1945 год

После войны Кризай сделал блестящую карьеру в югославских вооруженных силах, достаточно быстро дослужившись до звания капитана. Летать ему пришлось на знакомых машинах советского производства - прежде всего Як-3. Истребительные полки, вооруженные этими неплохими истребителями использовались югославами как "пожарные команды": во время гражданской войны в Греции они прикрывали этот участок границы, затем по просьбе правительства Албании прикрывали воздушное пространство этого государства. Мало того, летчики Як-3 отметились в многочисленных инцидентах с американскими самолетами - шпионами. Так, на счету 254-го ИАП, в котором служил Кризай, за 1947-48 годы числится по крайней мере два сбитых С-47 "Дакота". Эти самолеты формально принадлежали ЦРУ и использовались для снабжения различных националистических вооруженных формирований в Восточной Европе типа Украинской Повстанческой Армии.

Однако послевоенная жизнь была недолгой - летчик погиб в 1948 году, потерпев аварию на Як-3. События развивались следующим образом. Кризай должен был перегнать итсребитель на соседний аэродром, однако после взлета с аэродрома Любляны о нем не было никаких сведений. Только после нескольких дней напряженных поисков обломки разбившегося истребителя были обнаружены в горах недалеко от Иллирска Бистрица. После расследования авария была списана на пресловутый "человеческий фактор".

Позже на месте гибели капитана югославских ВВС Иосипа Кризая был сооружен памятник, который и сейчас служит напоминанием о непростой судьбе отчаянного летчика.



D.371 командира 1-й аэ 71 группы И. Кризая.
Валенсия, Испания, октябрь 1937 - апреля 1938 г.




Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )


 

  Реклама:



             Rambler's Top100 Rambler's Top100