главная авиация второй мировой истребители
   Mosquito NF
       
Разработчик: de Havilland
Страна: Великобритания
Первый полет: 1942
Тип: Ночной истребитель
  ЛТХ     Доп. информация
   


В середине 1942 г. появился опытный ночной истребитель NF.XII (ночной истребитель NF.X и истребитель-бомбардировщик FB.XI с моторами "Мерлин" 61 остались на стадии проектов, хотя и были заказаны в значительных количествах фирме "Стандарт Моторс" и заводу в Хатфилде). Основным отличительным признаком новой версии "ночника" (опытная машина была переоборудована из NF.II с заводским номером DD715) стал сантиметровый радиолокатор AI.Mk.VIII. Излучающая параболическая антенна локатора разместилась под радиопрозрачным коком в носовой части фюзеляжа. Она могла циклически сканировать относительно вертикальной оси, то есть периодически отклоняться вправо-влево, чем обеспечивалась избирательность локатора по направлению. Если у "четверки" ширина диаграммы направленности луча составляла 120, то у AI.Mk.VIII - всего 11 градусов. В результате удалось получить приемлемую дальность обнаружения целей при полете на малых высотах (метровый локатор "ничего на видел" на дальностях, превышавших высоту полета, так как отраженный от земли сигнал "забивал" отметку цели).

Синхронно с антенной на экране индикатора горизонтальной развертки двигался электронный луч, оставлявший яркую отметку в момент, когда антенна "смотрела" на цель. Положение цели в вертикальной плоскости по-прежнему определялось качественно: "ниже-выше", но уже внутри некоторой относительно неширокой области, что значительно сокращало вероятность "проскакивания".

Если первые образцы самолетных радиолокаторов были, с точки зрения летчиков, сродни шаманскому бубну ("черт его знает, может в этом что-то и есть"), то "восьмерка" сняла все сомнения. Пилоты поверили в радиолокатор, который стал значительно надежнее и "дальнобойнее". Если предельная дальность обнаружения двухмоторного бомбардировщика у AI.Mk.V составляла примерно 6 км, то у AI.Mk.VIII - около 8 км. Летчики считали, что полученные преимущества с лихвой компенсировали отсутствие пулеметов "Браунинг". Между прочим, стандартный носовой кок с пулеметами от самолета DD715 практичные англичане отнюдь не "пустили на дрова", а использовали на опытном высотном истребителе NF.XV.

После окончания испытаний DD715 было принято решение переоборудовать аналогичным образом еще 97 истребителей NF.II. Эту операцию выполнил технический персонал летной школы в Кембридже, где с "двоек" сняли прежний комплект AI.Mk.IV, а взамен смонтировали так называемый "наперсточный" нос с AI.Mk.VHI. В строевые части истребители NF.XII стали поступать в феврале 1943 г. Первой получила их 85-я эскадрилья. Кое-где эти машины оставались на вооружении до самого конца войны.

Следующей модификацией по порядку номеров, но не по дате первого полета стал ночной истребитель NF.XIII, представлявший собой своеобразную "помесь" FB.VI с NF.XII. От первого заимствовали планер с "универсальным" крылом и силовой установкой, а от второго - радиолокатор. Форма носового обтекателя могла быть различной: на ранних - "наперсток", а на поздних применялся "универсальный" кок, под которым можно было монтировать как английские, так и некоторые типы американских локаторов. Емкость топливных баков (с учетом подвесных) увеличили до 3250 л, однако полностью она использовалась лишь для перегонки машин с одного театра войны на другой. Обычно заправка "тринадцатых" не превышала 2500 л. В некоторых случаях самолеты несли под крылом пару бомб вместо подвесных баков.

Первый полет головной серийный NF.XIII (заводской номер НК363) совершил в августе 1943 г. Благодаря некоторому улучшению аэродинамики истребитель развивал максимальную скорость 634 км/ч на высоте 4150 м, а у земли - 563 км/ч. Его потолок составлял 8800 м, за минуту от уровня моря он мог набрать высоту 580 м. В период с сентября 1943 г. по май 1944 г. завод "Де Хевилленд" в Ливсдене построил 270 серийных самолетов (заказ на NF.XIII в марте 1943 г. составлял 370 "нормальных" машин плюс 154 "высотных" NF.XIV). В октябре 1943 г. к перевооружению на "Москито" NF.XIII приступили 29, 96 и 488-я эскадрильи. Работы по созданию высотного варианта "Москито" NF.XIV были свернуты на раннем этапе и дальше проекта дело не пошло. Планировалось без всяких других крупных переделок смонтировать на NF.XIII моторы "Мерлин" 67(72) с двухступенчатыми нагнетателями, однако предпочтение отдали более радикальной модификации - NF.XV.

В начале августа 1942 г. немецкий смешанный отряд дальней разведки 4/(F), базировавшийся во Франции, пополнился тремя экспериментальными высотными самолетами-разведчиками Ju-86P. Машины были "не первой молодости", но после модернизации получили герметичные кабины и новые двигатели. Кроме того, размах и площадь крыла увеличились за счет удлинения консолей. Бомбометание с больших высот в те времена было малоэффективным, но из чисто морально-психологических соображений "юнкерсы" несли по одной бомбе. Немцам нравилось изводить своих противников, посылая Ju-86P в разведывательно-диверсионные полеты над Бристолем и Ньюпортом на высотах, недоступных для обычных истребителей.

Застигнутые врасплох англичане попытались бороться с высотными разведчиками, привлекая различные варианты "Спитфайров". Они еще не понимали всей трудности задачи. 24 августа Ju86P оставил белый спутный след в небе над Кемберли и сбросил 50-кг бомбу с высоты, оцененной наблюдателями в 11500 м. Второй самолет, первоначально идентифицированный как Do-217, засекли над Южной Англией на высоте 11000 м. На следующий день еще один высотный "юнкере" сбросил 250-кг бомбу неподалеку от Хатфилда. Попытку перехватить немецкого разведчика-диверсанта предприняли летчики 310-й (чехословацкой) эскадрильи, но их "Спитфайры" Mk.VB не смогли "дотянуться" до врага. Доклады об обнаруженных самолетах противника, летевших на недосягаемых для атаки высотах, последовали от пилотов 313-й (чехословацкой) и 308-й (американской) эскадрилий.

29 августа Истребительное командование получило недвусмысленный приказ пресечь дальнейшие полеты немецких высотных разведчиков любыми средствами. В тот же день на перехват рейдера стартовали два оснащенных высотными моторами "Мерлин" 61 истребителя "Спитфайр" Mk.IX из 401-й эскадрильи. Час спустя вернувшиеся пилоты доложили, что немец летел необычно высоко, по их оценкам, не ниже 12500 м. Несолоно хлебавши, вернулась и пара "Спитфайров" Mk.VI с гермокабинами из 124-й эскадрильи: даже на этих специализированных машинах скороподъемность и практический потолок оказались недостаточными для выполнения атаки. Еще одну пару "Спитфайров", принадлежавших 121-й эскадрилье, наземной диспетчерской службе удалось вывести наперерез "юнкерсу". Однако и их ждала неудача. Экипаж немецкого разведчика хорошо знал свое дело: Ju-86P немедленно перешел в пологое пикирование и оторвался от английских истребителей уже над территорией Бельгии.

В следующий раз высотные самолеты люфтваффе появились над Англией 5 сентября. Маршрут одного из них, сбросившего бомбу на Мидленд Роуд, случайно пролегал над Хатфилдом. Наблюдая белую полосу, которой перечеркивал небо германский разведчик, сотрудники "Де Хевилленд" стали оживленно обсуждать возможность перехвата такой машины высотным вариантом истребителя "Москито". Тем временем на высоте 11000 м разыгралась очередная драма. "Спитфайр" Mk.VI пилота В.Хибберта из 124-й эскадрильи, выведенный в точку перехвата диспетчерами наземного пункта управления, открыл огонь по врагу. После первых же выстрелов "висевший на ручке" истребитель свалился в штопор, а немец невозмутимо продолжил свой путь.

7 сентября 1942 г. представитель Министерства авиации явился в Хатфилд и обсудил с Де Хевиллендом - старшим возможность сверхсрочной переделки экспериментального высотного бомбардировщика "Москито" (заводской номер МР469) с гермокабиной и моторами "Мерлин" 61 в истребитель. Работа была начата немедленно. В течение недели на самолете заменили носовую часть на кок с четырьмя пулеметами, ранее демонтированный с истребителя DD715. Другие переделки свелись к установке "истребительной" ручки управления взамен "бомбардировочного" штурвала, монтажу переднего броневого шпангоута и замене бронеспинки пилота на фанерную. Демонтировали сиденье оператора (самолет замышлялся одноместным), но заднюю броню кресла трогать не стали, поскольку она включалась в силовую конструкцию фюзеляжа. 13 сентября на самолете установили экспериментальные четырехлопастные винты, снятые с W4050.

Машину старались всячески облегчить. Демонтировали протекторы бензо- и маслобаков, а часть баков, ранее размещавшихся в крыле и фюзеляже, вообще убрали. Сократили состав радиооборудования, упростили электросхему, "зашили" бомболюк, одновременно сняв гидропривод управления створками. Колеса основных стоек заменили на уменьшенные, а размах крыла, наоборот, увеличили до 18 м. Все эти меры были направлены на повышение потолка машины до 13000 м.

Уже 14 сентября готовый самолет вывели из цеха для взвешивания. Его нормальная взлетная масса оказалась равной 7517 кг - примерно на тонну меньше, чем у стандартного "Москито" F.II. В тот же вечер Джон Де Хевилленд, младший сын сэра Джеффри, совершил короткий 20-минутный пробный полет, а на следующее утро поднялся на высоту 13250 м. Ju86P обрел достойного противника. К сожалению, вооружение нового высотного истребителя, получившего наименование "Москито" NF.XV, было все же слабоватым: всего 4 пулемета "Браунинг" с общим запасом 2000 патронов.

Во второй половине дня 15 сентября на аэродроме Хатфилда появился летчик из 151-й эскадрильи Королевских ВВС. Флаинг офицер Спарроу к этому времени имел 150 часов налета на истребителе "Москито" F.II. Ему поручили спешно перегнать высотный перехватчик в Нортолт, где было организовано боевое дежурство. В ожидании появления противника Спарроу совершил несколько тренировочных полетов. Под его управлением NF.XV набирал высоту 12800 м за 35 минут, при этом еще оставалось топливо для двухчасового патрулирования. В одном из полетов с уменьшенным запасом топлива "пятнадцатый" достиг своего практического потолка - 13700 м, который на добрую сотню метров превысил рекордный показатель высотного "Спитфайра" Mk.VII. Однако продемонстрировать высокие боевые качества в реальном перехвате NF.XV не пришлось. Начиная с октября, немцы прекратили рейды своих высотных разведчиков-бомбардировщиков над территорией Великобритании.

Англичане, однако, не имели уверенности в том, что угроза миновала. Истребитель МР469 вернули в Хатфилд для установки радиолокатора AI.Mk.VI. Пулеметы "Браунинг" пришлось перенести в специально изготовленный "бульб" под кабиной экипажа. Самолет снова стал двухместным, поскольку эксплуатация локатора требовала определенных навыков и отнимала много внимания.

Другую попытку создать достойного соперника для Ju-86 в частном порядке, без всякого задания "сверху", предприняли в 264-й эскадрилье. Технический состав этого подразделения облегчил обычный серийный "Москито" F.II. С него сняли часть бензобаков, пулеметы и радиооборудование. Однако маловероятно, что в таком виде, без высотных "Мерлинов", он сумел бы "достать" противника.

Желая застраховаться от всяких случайностей, Министерство авиации заказало "Де Хевилленд" еще четыре самолета-истребителя NF.XV. В декабре 1942 г. первый из них, оснащенный мотором "Мерлин" 77 с впрыском топлива в воздухозаборник нагнетателя, выкатили на летное поле. Спустя еще три месяца - 23 марта 1943 г. - все пять NF.XV включили в состав особого высотного звена "С" 85-й эскадрильи. В отличие от всех других истребительных вариантов "Москито", NF.XV имели лобовое стекло из двух половин, как на бомбардировщиках.

К августу 1943 г. стало ясно, что новых налетов Ju-86P скорее всего не последует. Самолеты NF.XV стали использовать для проведения экспериментальных исследований и отладки нового оборудования, а также для подготовки экипажей к высотным полетам. Ни одному NF.XV так и не суждено было встретиться с противником в воздухе.

Часть истребителей "Москито", строившихся в период с сентября 1942 г. по июль 1943 г. в варианте F.II, немедленно после выхода из ворот завода в Ливсдене подвергалась модернизации. Некоторые из них переоборудовались в описанный выше вариант NF.XII путем замены ранних радиолокаторов на AI.Mk.VIII, а на другие фирма "Маршалле" (Marshalls) из Кембриджа устанавливала американские локаторы SCR-720 (SCR-729), либо их английские лицензионные аналоги AI.Mk.IX (AI.Mk.X). Машины с американскими РАС получили наименование "Москито" NF.XVII. Внешне они отличались от "двенадцатых" только формой носового обтекателя антенны. Опытный NF.XVII впервые поднялся в воздух в марте 1943 г., а серийные 99 машин переоборудовали в период с сентября 1943 г. по февраль 1944 г. Масса пустого самолета составляла 6140 кг, нормальная взлетная - 8500 кг, а максимально допустимая (с двумя подвесными 227-литровыми баками) - 9260 кг. На NF.XVII устанавливались двигатели "Мерлин" 21 (23). Первыми в ноябре-декабре 1943 г. получили истребители NF.XVII 25-я и 85-я эскадрильи.

Следующим шагом стал "Москито" NF.XIX. Он представлял собой прямое развитие NF.XIII (опытный "девятнадцатый" переделали из серийного "тринадцатого" с заводским номером НК364), однако конструкция носового обтекателя ("универсальный" нос) позволяла монтировать как английские локаторы (AI.Mk.VIII, AI.Mk.IX или AI.Mk.X), так и американские (SCR-720 или SCR-729). Первый полет опытного экземпляра состоялся в начале апреля 1944 г. Серия этих машин была сравнительно большой: 50 истребителей построено на заводе в Ливсдене и 230 - в Хатфилде. Выпуск продолжался с апреля 1944 г. по сентябрь 1945 г. На самолет устанавливались моторы "Мерлин" 25. Масса пустого NF.XIX, собранного в Ливсдене, составляла 6570 кг, нормальная взлетная - 9270 кг, а максимально допустимая с двумя подвесными 454-литровыми баками - 9865 кг. Самолеты "хатфилдской" постройки весили примерно на 270 кг больше. Максимальная скорость полета, полученная на высоте 4000 м в ходе официальных испытаний, типична для "Москито" - истребителя - 608 км/ч. Первые истребители NF.XIX попали в 85-ю и 157-ю эскадрильи в мае 1944 г.

"Девятнадцатый" фактически был вынужденным шагом, вызванным нехваткой высотных двигателей "Мерлин". Очередной опытный истребитель (заводской помер ММ686) с двумя моторами "Мерлин" 72 мощностью 1680 л.с., во всем остальном практически не отличавшийся от NF.XIX, взлетел еще в марте 1944 г. и получил обозначение "Москито" NF.30. Этот вариант истребителя стал наиболее массовым - всего заводы выпустили 518 машин (часть из них оснащалась моторами "Мерлин" 76 мощностью 1640 л.с. или "Мерлин" 113 мощностью 1690 л.с.).

Масса пустого самолета составляла 7015 кг, нормальная взлетная - 9860 кг, перегрузочная с двумя подвесными 454-литровыми баками - 10570 кг, его длина в линию полета - 12,61 м. В летно-испытательном центре Боскомб Даун проходил испытания первый серийный истребитель NF.30 (заводской номер НК364), который продемонстрировал следующие летные данные: максимальную скорость полета 681 км/ч на высоте 8080 м (641 км/ч на первой границе высотности 4120 м), максимальную дальность полета на высоте 9150 м при наивыгоднейшей скорости - 1900 км и практический потолок 10700 м. Скороподъемность у земли возросла до 680 м в минуту. Первые истребители NF.30 передавались в 219, 406 и 410-ю эскадрильи в июне-августе 1944 г.

Последним вариантом ночного истребителя "Москито", поступившим на вооружение английских ВВС уже после окончания боевых действий, стал NF.36. Этот тип машины отличался от предшественника главным образом составом оборудования (различные радиолокаторы, системы слепой посадки и т.п.), а силовая установка и планер практически не изменились по сравнению с последними NF.30, оснащенными двигателями "Мерлин" 113. Масса пустого самолета составляла 6080 кг, перегрузочная - 9800 кг, максимальную скорость 655 км/ч он развивал на высоте 9150 м, а его потолок равнялся 11500 м. Ночные истребители NF.36 строились серийно в период с июня 1945 г. по март 1948 г. Всего было выпущено 162 машины, которые составляли основу ночной истребительной авиации Великобритании вплоть до появления реактивных машин аналогичного назначения в первой половине 50-х годов.

Следующая серийная версия ночного истребителя NF.38 не была принята на вооружение английских ВВС, хотя самолеты этого типа выпускались в 1948- 1950 гг. Машины оснащались моторами "Мерлин" 114А и радиолокаторами AI.Mk.IX. В послевоенное время устойчивость новейших вариантов "Москито" в продольном движении получила иную, негативную оценку. В связи с этим Министерство авиации предпочло продать 54 истребителя NF.38 Югославии. Остальные 47 машин имели самую различную судьбу. Часть из них переоборудовали в метеоразведчики, заменив бульбовидный нос фюзеляжа с антенной локатора на остекленную кабину оператора. Другие машины стали использовать в качестве учебных для подготовки резервистов, а оставшиеся закончили свои дни на отдаленных неиспользуемых стоянках аэродромов. Истребитель NF.38 (заводской номер VX916) был последним, 7888-м по счету самолетом "Москито".

Первой получила на вооружение истребители "Москито" вновь сформированная 157-я эскадрилья. Ее командиром назначили винт коммандера Г.Слейда из 604-й, которая летала на "Бьюфайтерах". В конце декабря 1941 г. пилоты 157-й эскадрильи приступили к изучению первого прибывшего "Москито" (заводской номер W4073) - это был "Mk.II с двойным управлением". Боевые самолеты, предназначенные для эскадрильи, первым делом отправляли в мастерские, где производилось их дооборудование. Наряду с радиолокаторами AI.Mk.IV на них устанавливали модифицированные прицелы, противопрожекторные шторки. Там же переставляли некоторые переключатели и сигнальные лампы. К середине апреля 1942 г. 157-я эскадрилья располагала одним учебно-тренировочным самолетом T.III и 19 ночными истребителями NF.II, на трех из них локаторы еще не успели смонтировать. Хуже обстояло дело с экипажами - их было подготовлено всего семь.

В том же месяце "Москито" получила 151-я эскадрилья (прежде летавшая на "Дифайентах") из состава 10-й группы Истребительного командования. Ее командиром стал новозеландец винг коммандер Смит. К концу апреля в составе эскадрильи имелось 16 боевых и один учебный "Мосси". Большую заинтересованность в новом истребителе проявил командир 10-й группы груп кэптэн Б.Эмбри. Он являлся одним из наиболее опытных офицеров среднего звена в Истребительном командовании и обладал значительным авторитетом "в верхах". Эмбри провел немало часов, лично управляя "Москито", и много сделал для скорейшего устранения его "детских болезней".

Как оказалось, у поступивших в боевые подразделения истребителей недоработок было немало. Так, в ходе первых же ночных стрельб выяснилось, что трассы носовых пулеметов "Браунинг" ослепляют экипаж. В течение двух-трех минут после короткой очереди летчики не могли различить даже самые яркие звезды на небе, не говоря уж о малоконтрастном силуэте неприятельского самолета. На испытаниях в Боскомб Даун этот дефект не отмечался, скорее всего там вообще не выполняли ночных стрельб. С пушками хлопот оказалось меньше, но уже после оборудования пулеметов пламегасителями заметили, что и яркие вспышки пушечных выстрелов отражаются тыльными полированными поверхностями лопастей винтов и слепят экипаж. Вскоре лопасти стали покрывать темной матовой краской.

Значительно сложнее решались проблемы силовой установки, которых также оказалось немало. В режиме наибольшей скороподъемности "Мерлины" перегревались из-за недостаточной производительности системы охлаждения, что приводило к отказам моторов. Пилотам рекомендовали тщательно следить за температурным режимом и вовремя давать двигателям "отдохнуть". Это заметно сказывалось на наборе высоты. Устранить дефект удалось лишь путем переделки профиля тоннеля радиатора. А вот перегрев выхлопных коллекторов стал настоящим кошмаром для конструкторов "Де Хевилленд". Трещины коллекторов сопровождались обгоранием элементов конструкции мотогондол, а также перегревом электропроводки и трубопроводов. Это грозило пожаром и гибелью всего самолета. Однажды возгорание произошло прямо над аэродромом. Пилотировавший машину Слейд чудом успел приземлиться. Технический персонал эскадрилий и сотрудники "Де Хевилленд" совместными усилиями смогли найти решение и здесь, но удалось это далеко не сразу. Объем трудозатрат по доработкам на каждом "Москито" превысил 500 человеко-часов. Постепенно ситуация нормализовалась, хотя "полностью боеготовой" 157-я эскадрилья была признана только в конце мая.

Нужда в эффективных ночных истребителях для англичан вновь обострилась до крайности в апреле 1942 г. В ночь на 27 апреля 47 немецких бомбардировщиков нанесли удар по Норвичу. Для их перехвата впервые были подняты три "Москито" NF.II из 157-й эскадрильи, но они не смогли обнаружить противника. Спустя двое суток командир звена Ашфилд зафиксировал контакт с немецким бомбардировщиком Do-217, однако атака опять не состоялась. Спустя еще полчаса - новый контакт. Ашфилд сблизился с целью, предвкушая успех, но в прицеле оказался... "Галифакс". Следовало быть очень осторожным, прежде чем открывать огонь.

Неудачи преследовали пилотов "Москито" - истребителей. В ночь на 1 мая груп кэптэн Эмбри едва не столкнулся на встречных курсах с Не-111. После разворота он уже не сумел вновь обнаружить самолет противника. Многочисленные контакты с неприятельскими машинами не завершились их уничтожением, поскольку тактика ночных перехватов оказалась недостаточно отработанной. Выяснилось также, что наиболее массовая цель - двухмоторный бомбардировщик Do-217E - довольно быстроходна, поэтому ее преследование на параллельных курсах оказывалось порой бесперспективным занятием. "Дорнье", летевший на небольшой высоте, успевал покинуть зону обнаружения наземного радиолокатора прежде, чем "Москито" удавалось его догнать.

Англичане перестроились. Они решили сначала потренироваться в перехватах днем, поскольку дальность обнаружения вражеских самолетов в этом случае гораздо больше. И тут как назло одна за другой последовали три катастрофы истребителя, не успевшего еще обагрить кровью врага свои "когти". Все инциденты произошли из-за отказов матчасти.

Только 29 мая 1942 г. пришла долгожданная победа. Было около 4.30, когда флайт лейтенант Пеннингтон из 151-й эскадрильи атаковал и, по-видимому, уничтожил бомбардировщик Не-111 над Северным морем. Машина англичанина (заводской номер DD628) также получила повреждения, поэтому пилот не сумел проследить до конца судьбу ярко горящего вражеского самолета. В ту же ночь другой летчик 151-й эскадрильи Вейн повредил Do-217E.

Спустя сутки свою жертву нашел Ашфилд на "Москито" (заводской номер W4099) из 157-й эскадрильи. Он выпустил в Do-217E более 450 снарядов с расстояния 150-250 м, а затем пустил в ход пулеметы, ведя огонь с 60-100 м. "Дорнье" свалился в пикирование и вертикально вошел в низкое кучевое облако. Ашфилд не наблюдал падения вражеского самолета на землю и заявил о нем, как о поврежденном. Полученные после окончания воины немецкие документы позволяют утверждать, что в ту ночь люфтваффе лишились четырех Do-217E. Помимо "ашфилдской" имеются еще три "заявки" на уничтожение Do217 - одна от зенитной артиллерии и две от 68-й эскадрильи "Бьюфайтеров". Таким образом, существуют серьезные основания для того чтобы считать эту машину первым самолетом противника, достоверно уничтоженным "Москито" - истребителем.

В конце июня великолепное мастерство продемонстрировал командир 151-й эскадрильи винг коммандер Смит. В течение получаса ему удалось уничтожить два Do-217E "достоверно" (он наблюдал, как летевшие на небольшой высоте "дорнье", сраженные его очередями, рухнули в море) и один Не-111 "вероятно" (по немецким данным тяжело поврежденному "хейнкелю" все же удалось вернуться на базу). Впервые выход в атаку на одного из "дорнье" осуществлялся с помощью бортового радиолокатора (во всех описанных выше случаях самолеты противника обнаруживались визуально).

Следующей в мае 1942 г. получила на вооружение "Москито" NF.II 264-я эскадрилья винт коммандера Х.Керра. Ей передали и самолет с заводским номером W4053, известный как один из "турельных" истребителей, впоследствии переоборудованных в учебно-тренировочную машину Т.III. Поскольку прежде эскадрилья летала на "Дифайентах", потребовалось немало времени для того чтобы переучить пилотов на двухмоторный самолет. Только в конце июля командир эвена Кук "обновил" свой "Мосси", уничтожив Ju-88A-4 в районе Малверна. В июле же начала перевооружение на "Москито" NF.II 85-я эскадрилья. К концу сентября общий налет "Москито" - истребителей в строевых частях достиг 11000 часов.

Накопленный опыт позволил сделать важные выводы. Во-первых, выявились неудовлетворительная надежность и невысокая эффективность раннего варианта радиолокатора AI.Mk.FV. Во-вторых, считавшаяся наиболее рациональной матовая черная окраска для ночных истребителей подверглась сокрушительной критике. Оказалось, что "абсолютно черный" самолет сразу бросается в глаза в сумерках. Кроме того, даже темной ночью такая окраска способствовала обнаружению машины на фоне звездного неба и особенно на фоне подсвеченных луной облаков. В поисках лучшего варианта стали пробовать собственные разработки: например, в 151-й эскадрилье применили комбинацию белого, палево-синего и серого цветов. До конца 1942 г. истребители "Москито" поступили на вооружение еще четырех эскадрилий Королевских ВВС: 25-й (она частично сохранила "Бьюфайтеры" до мая 1943 г.), 307-й (польской), 410-й (канадской) и 456-й.

16 января 1943 г. в 151-ю эскадрилью прибыл для войсковых испытаний особый вариант "Москито" "Турбинлайт", оборудованный мощным прожектором и радиолокатором в носовой части фюзеляжа. Считалось, что такие самолеты, действуя совместно со звеном обычных истребителей, будут подсвечивать и уничтожать вражеские бомбардировщики. Опыт применения самолетов "Хэвок" (Havoc) "Турбинлайт", которыми были вооружены 10 эскадрилий, показал невысокую эффективность таких "составных" перехватчиков. Но, по-видимому, оставались надежды, что более скоростной и вооруженный четырьмя пушками "Испано-Сюиза" "Москито" - носитель прожекторно-радиолокационной станции решительно изменит положение. Чуда, однако, не произошло. После непродолжительных опытов машину вернули изготовителю с нелестным отзывом.

В феврале 1943 г. 85-я эскадрилья получила на вооружение истребитель NF.XII с сантиметровым радиолокатором. Ее командир винг коммандер Дж.Каннингхэм всесторонне опробовал новую машину и оказался в высшей степени удовлетворен. Де Хевилленд на совещании руководителей компании отметил, что Каннингхэм "...полон энтузиазма по отношению к этому варианту. У него сейчас три машины, и он должен получить еще девять".

В ночь с 14 на 15 апреля летчики Сатклифф и Грин из 85-й эскадрильи открыли счет победам NF.XII, уничтожив по одному Do217E из бомбардировочной эскадры KG40. К этому моменту основные дефекты "Москито" - истребителя были уже устранены. Боеготовность подразделений повысилась в среднем до 74 процентов. Для сравнения отметим, что относительное количество боеготовых "Тайфунов" в этот период не превышало 61 процента, а у "Спитфайров" Mk.IX показатель был несколько лучше - 85 процентов.

Со второй половины апреля 1943 г. "люфтваффе" бросили против объектов в Южной Англии истребители-бомбардировщики FW-190A-4/U8 и FW-190A-5/U8 из скоростной бомбардировочной эскадры SKG10. Их первый боевой вылет закончился конфузом, поскольку только два "фокке-вульфа" из тридцати сумели разыскать столь "малоразмерную" цель, как Лондон; один разбился, а еще три из-за навигационной ошибки совершили посадку на территории Великобритании. Немцы быстро усвоили урок и в дальнейшем доставили немало неприятностей. Низколетящие истребители-бомбардировщики практически не обнаруживались английскими наземными радиолокаторами, а по скорости полета (после сброса бомбы) они не уступали британским истребителям. Тактике внезапных ударов с малой высоты трудно было найти "противоядие".

Руководители Истребительного командования и 11-й группы, в частности, считали, что "Москито" не подходит для борьбы с FW190. Они сделали ставку на "Тайфуны". В ночь с 16 на 17 мая, поднятые для перехвата "фоккеров" одномоторные истребители "Тайфун" после часового поиска врага в ночном небе вернулись ни с чем. Тогда диспетчер 11-й группы "рискнул своей шляпой" и отправил на перехват немецких самолетов истребители "Москито" NF.XII из 85-й эскадрильи, находившейся в его оперативном подчинении. Решение оказалось своевременным: "Мосси" уничтожили сразу пять FW-190. Диспетчер "отделался" бутылкой шампанского и посеребренной моделью "Москито", которую он вручил летчику Грину и оператору Гримстону. Именно этот экипаж сбил первый "фокке-вульф", упавший в районе Дувра.

"Москито" NF.XII доказал, что в ночном бою он способен бороться с любым вражеским самолетом. В июле его жертвами стали три новейших немецких двухмоторных Ме-410, которые считались "германским ответом" на "Москито". В одном из боев с "мессерами" отличился командир 256-й эскадрильи винт коммандер Парк, а ведь его подразделение только в мае приступило к освоению NF.XII. Истребители "Москито" постепенно становились все более массовой машиной в Истребительном командовании.

Объективно задача поражения военных объектов на территории Англии для немцев была несколько проще, чем нанесение ударов по целям в Германии для англичан. Ме-410 поднимались в воздух с аэродромов оккупированной Франции и находились в зоне досягаемости английской истребительной авиации всего около получаса, в то время как бомбардировщики "Москито" на выполнение задания тратили в среднем не менее полутора часов. Однако потери носили иной характер: до 7 процентов - у подразделений Ме-410, и не более 1,75 процентов - в эскадрильях "Москито". Разнилась и нормальная бомбовая нагрузка: у "Мосси" - четыре 227-кг бомбы, а у Ме-410 - десять 50-кг бомб либо две 250-"килограммовки". Следовательно, английский самолет применялся более эффективно в роли как бомбардировщика, так и ночного истребителя.

Поздней осенью 1943 г. на вооружение ряда истребительных эскадрилий стали поступать "Москито" NF.XIII и NF.XVII. По состоянию на 21 января 1944 г. в десяти боеготовых истребительных эскадрильях имелось 50 NF.II, 49 NF.XII, 67 NF.XIII и 24 NF.XVII. Наиболее важными в этот период считались две проблемы: повышение скорости полета "Мосси" на высотах более 6000 м и борьба с обледенением. Переделкам подверглись воздухозаборники нагнетателей, прошли испытания несколько образцов пламегасителей. Удалось устранить протечки топлива и масла на стыках трубопроводов и улучшить герметичность бензобаков.

В конце 1943 г. в 85-й эскадрилье и специальном отряде истребителей-перехватчиков FIU (Fighter Interception Unit) испытывались два образца "Москито" NF.XIII с системой впрыска окиси азота в нагнетатели моторов. Устройство давало двойной эффект: увеличивалось содержание кислорода, и понижалась температура карбюрированной смеси, подаваемой в цилиндры моторов. На высоте 7400 м "добавка" мощности оказалась столь существенной, что скорость полета по сравнению с обычными серийными самолетами возросла на 75 км/ч. Правда, запаса окиси азота хватало всего на 6 минут. И все же фирма "Хестон Эркрафт" (Heston Aircraft) получила заказ на переоборудование пятидесяти NF.XIII для 96-й и 410-й эскадрилий. На одной из этих машин, полученной 85-й эскадрильей "на пару дней" для сравнения с "обычными" "Москито", винг коммандер Каннингхэм сбил очередной Ме-410.

Самым удачливым истребителем "Москито", судя по количеству побед, является NF.XIII заводской номер ММ466. В период с 30 июля 1944 г. по 21 марта 1945 г. нескольким экипажам из 488-й (позднее - 409-й) эскадрильи удалось уничтожить на нем 11 немецких самолетов (9 Ju-88, Do-217 и Bf.110). В 488-й эскадрилье самолет имел бортовой код ME-R.

В ночь на 22 января 1944 г. люфтваффе организовали очередной массированный налет на Лондон (операция "Штейнбок"), Основную массу атакующих составляли самолеты Ju-88 и Do-217 последних модификаций. В первой волне летели Ju-188, Me-410 и небольшое количество FW-190, сбрасывавших металлизированные ленты "Дюппель". Участвовали в налете также около 30 тяжелых бомбардировщиков Не-177. Система ПВО Великобритании была начеку, поэтому только 20 процентов из 447 вражеских самолетов смогли атаковать свои цели. Англичане подняли в воздух около 60 "Москито" из семи истребительных эскадрилий. В эту ночь пилот Х.Кемп из 151-й эскадрильи уничтожил Не-177. Другие "Мосси" сбили еще 8 немецких самолетов.

Выяснилось, что американские локаторы SCR-720 работали в условиях помех намного лучше, чем английские AI.Mk.VIII. Пилот Дж.Брокбэнк из 25-й эскадрильи в ночь на 20 февраля сумел поджечь скоростной немецкий бомбардировщик Ju-188, открыв перечень побед "Москито" NF.XVII. А всего за первые два месяца "малого блица" ночные истребители "Москито" уничтожили 76 самолетов противника, что составляло более половины суммарных потерь люфтваффе в этом регионе.

К моменту вторжения союзников на континент уже 30 эскадрилий частично или полностью были перевооружены истребителями и истребителями-бомбардировщиками "Москито". Шесть эскадрилий, включенных в состав 85-й группы 2-х Тактических ВВС, обеспечивали прикрытие основных сил десанта. Семь эскадрилий и спецотряд истребителей-перехватчиков предназначались для обороны Великобритании. "Москито" также осуществляли сопровождение бомбардировщиков в налетах на территорию Германии (100-я группа), блокирование вражеских аэродромов ("интрудеры" и "рейнджеры"), непосредственную поддержку наземных войск путем нанесения бомбоштурмовых ударов, уничтожение самолетов-снарядов "Фау-1" на земле и в воздухе.

В ночь на 6 июня немецкая авиация практически не смогла повлиять на ход десантной операции. Но уже спустя сутки "Москито" из 85-й группы пришлось столкнуться примерно со 150 вражескими машинами. Бомбардировщики Ju-88 из IX авиационного корпуса, торпедоносцы Ju-88 и носители планирующих бомб Не-177 и Do-217 из X авиационного корпуса попытались прорваться к кораблям и судам у побережья Нормандии. В ночь на 8 июня к району высадки стремились выйти около сотни самолетов, в следующую ночь - до восьмидесяти. Немцы бросили в бой все средства: от радиоуправляемых бомб FX1400 до составных самолетов "Мистель" (Mistel) и циркулирующих торпед. Отличные бойцовские качества и выучку продемонстрировали в этих условиях пилоты 456-й эскадрильи. За три ночи они сумели уничтожить 6 Не-177. А всего за первую неделю боев "Москито" - истребители сбили не менее 30 вражеских машин. К концу месяца их число выросло до 53. Боевые потери подразделений "Москито" составили 10 самолетов, еще 9 были утрачены в результате аварий и катастроф.

В ночь на 14 июня экипаж флайт лейтенанта МакФейдена из 418-й эскадрильи обнаружил "...реактивный аппарат, летевший на север и волочивший за собой красный след". Это был самолет-снаряд "Фау-1", о грядущем применении которых английская разведка предупреждала заранее. Спустя двое суток немцы осуществили массированный пуск 244 реактивных снарядов, из которых около полутора сотен пересекли Ла-Манш, а 73 упали на Большой Лондон. Так у "Москито" появился новый противник.

В ту же ночь в борьбе с "Фау-1" отличился экипаж флайт лейтенанта Дж.Масгрейва из 605-й эскадрильи. Вскоре после взлета он обнаружил "летающую бомбу" над Ла-Маншем и расстрелял ее из пушек своего FB.VI. Выяснилось, что "Москито" способен догонять довольно быстроходные беспилотные "Фау-1" и уничтожать с безопасного расстояния. К охоте подключилась 96-я эскадрилья, вооруженная истребителями NF.XIII. По состоянию на 20 июня благодаря усилиям английских летчиков, а также из-за невысокой надежности самолетов-снарядов (часть разбивалась "самопроизвольно") только 50 процентов запущенных "Фау-1" достигло Лондона. Вскоре к борьбе с немецкими самолетами-снарядами привлекли еще три эскадрильи "Москито".

Ухудшившаяся погода значительно усложнила борьбу с "летающими бомбами". Если даже днем попасть в то и дело ныряющий в облака малоразмерный "Фау" оказалось непросто, то, что говорить о ночных условиях... Особенно сложной проблемой оказалось определение дальности до цели, поскольку яркий "хвост" за снарядом изрядно мешал адекватному восприятию. Были опробованы различные технические устройства, включая фотоэлектрические индикаторы, но без успеха. В подразделениях отрабатывали приемы "сопровождения" не маневрирующей цели длинной пушечной очередью, стараясь "чиркнуть" по ней хотя бы парой снарядов. "Фау" оказались довольно живучи и способны без видимого эффекта выдержать два-три прямых попадания. Пришлось пойти на дальнейшее наращивание количества эскадрилий "Москито", привлеченных для борьбы с самолетами-снарядами. К середине июля их было уже девять. Наибольшее количество сбитых "Фау-1" за годы войны имел экипаж командира эскадрильи Бэннока (18,5 официально зарегистрированных побед). Среди подразделений "Москито" первенство принадлежит 418-й эскадрилье с результатом 83 уничтоженных "Фау".

Между тем во Франции продолжались активные боевые действия. В конце июня 219-я эскадрилья применила новейший истребительный вариант "Москито" NF.30, а спустя месяц вылетели на боевое патрулирование NF.XIX из 68-й эскадрильи Истребительного командования. Справедливости ради следует отметить, что "девятнадцатые" стали летать на боевые задания все же немного раньше "тридцатых". Первый такой вылет был выполнен в ночь на 6 июня 1944 г. самолетами 85-й и 157-й эскадрилий, которые в то время входили в состав Бомбардировочного командования.

Заслуживающими внимания, безусловно, являются эпизоды, в ходе которых "Москито" - истребителям приходилось "скрещивать мечи" с новейшими реактивными самолетами немцев. Одна из таких стычек произошла в ночь на 23 декабря 1944 г. Удача улыбнулась пилоту Тейлору из 29-й эскадрильи, сумевшему повредить Ме-262. Чаще случалось наоборот, поскольку реактивные машины обладали существенным преимуществом в скорости. К примеру, в ночь на 29 января 1945 г. четверке "Москито" NF.30 из 25-й эскадрильи с трудом удалось "унести ноги" от единственного Ме-262, атаковавшего группу над Штутгартом. Один из английских истребителей получил повреждения и едва дотянул до аэродрома.

Точное количество германских самолетов, уничтоженных истребителями "Москито", невозможно установить по многим причинам. Главной из них считается отсутствие немецких документов о потерях на последнем этапе войны, утраченных в результате массированных бомбардировок территории Германии. Но даже если документы и сохранились бы, то неопределенность с "непосредственным виновником" гибели машины все равно осталась. На победу в воздушном бою, особенно ночном, нередко имеется несколько претендентов. Английские списки побед (не подвергая сомнению добросовестность пилотов) также трудно считать истиной в последней инстанции. Ясно одно: в роли ночного истребителя "Москито" сумел стать достойным противником люфтваффе на протяжении 1943-1945 гг. В этой "ипостаси" ему просто не было альтернативы.

Вероятно самыми одинокими чувствовали себя при выполнении боевых заданий пилоты и операторы "Москито" - разведчиков: невооруженные, незащищенные, рассчитывающие только на внезапность и скоростные качества своей машины. Но не только они. Сходные ощущения испытывали экипажи так называемых "интрудеров" (intruder - вторгающийся) - самолетов, которые по ночам в одиночку вылетали вглубь вражеской территории для нанесения беспокоящих ударов по аэродромам, коммуникациям и наиболее важным точечным целям. В задачу входила также охота за одиночными самолетами противника.

В войне теней охотник каждую секунду мог превратиться в жертву. Напряженно вглядываясь в темноту ночи на протяжении двух-трех часов, экипажи "интрудеров" старались первыми обнаружить добычу. Нередко ею оказывался немецкий бомбардировщик, возвращавшийся с задания. В районе аэродрома его экипаж, естественно, расслаблялся и утрачивал бдительность. Благодушное настроение внезапно нарушалось какофонией взрывов. Это "интрудер", подкравшись сзади, всаживал очередь за очередью во вражескую машину. Бомбардировщик вспыхивал и врезался в землю, иногда посреди собственного аэродрома.

Англичане, посмеиваясь, придумали два иронических псевдонемецких термина: "Moskitopanik" и "Ritterkreuzhohe", характеризовавших, на их взгляд, психологическое состояние германских пилотов-"ночников" после ряда таких инцидентов. Если первый термин не нуждается в пояснениях, то смысл второго заключался в следующем. Пытаясь исключить атаку "интрудера", немецкие бомбардировщики стали прижиматься к земле, снижаясь до "высоты Рыцарских крестов", на которой пилотировать самолет ночью мог только ас - обладатель высших наград рейха (а Рыцарский крест давался очень немногим). Таким образом, все свое мастерство он прикладывал только для "спасения собственной шкуры".

Концепция "интрудера" - ударного самолета, в одиночку вторгающегося на территорию противника, сформировалась в английских ВВС раньше, чем появился вполне подходящий вариант "Москито". В начале 1942 г. в качестве "интрудеров" стали использовать ленд-лизовский штурмовик-бомбардировщик Дуглас "Бостон" (Boston). Ранние модификации этой машины мало соответствовали предъявлявшимся требованиям, поскольку наступательное вооружение "Бостонов" состояло всего из четырех 7,71-мм пулеметов "Браунинг" и пары 227-кг бомб, а запаса топлива хватало всего на три часа.

В апреле 1942 г. в Хатфилд для встречи с руководителями "Де Хевилленд" явились командир 23-й эскадрильи "интрудеров" винг коммандер П.Кришэм и один из его старших офицеров С.Хоа. Ознакомившись с летными данными, пилотажным оборудованием и вооружением "Москито" - истребителя, они оказались в высшей степени удовлетворены. В ходе переговоров Кришэм и Де Хевилленд договорились о постройке 25 специализированных самолетов в варианте "интрудер" сразу же по окончании выпуска партии ночных истребителей для двух других подразделений. В отличие от NF.II, машины для 23-й эскадрильи не оборудовались радиолокаторами (в ту пору англичане опасались, что ценный прибор может попасть в руки противника, если самолет по тем или иным причинам приземлится или упадет на его территории). Зато под внешней частью крыла смонтировали два держателя для 113-кг бомб или подвесных баков. Экипажи "интрудеров" считали, что бомбардировочное вооружение имеет второстепенное значение для решения свойственных им задач и просили только по возможности увеличить боекомплект пушек.

Первый специализированный "Москито" (заводской номер DD670) появился в 23-й эскадрилье 2 июля 1942 г., а в ночь на 7 июля Хоа и его оператор уже опробовали его в деле, уничтожив Do-217 в районе Шартре. Спустя две ночи еще один "дорнье" стал жертвой единственного пока "Мосси" - "интрудера". А к концу месяца на его счету числилось 4 вражеских бомбардировщика. Новые машины поступали в подразделение крайне медленно. Появились и первые потери. К зиме было принято решение отправить не полностью укомплектованную эскадрилью на Ближний Восток.

Но неожиданно идея "интрудера" получила новый импульс. В декабре 1942 г. начальник штаба Истребительного командования маршал авиации Л.Мэллори предложил оснастить "интрудерами" 5 ночных истребительных эскадрилий "Москито". В каждом подразделении выделили по шесть машин NF.II. На них демонтировали радиолокаторы AI.Mk.IV, увеличили боекомплект пушек до 255 снарядов на ствол и установили навигационные системы G. Таким образом, борьба с немецкими бомбардировщиками переносилась на "половину поля" противника.

С ночи на 12 июня 1943 г. истребители "Москито" из 418-й и 605-й эскадрилий при поддержке звеньев "рейнджеров" из других подразделений Истребительного командования приступили к систематическому блокированию аэродромов немецких ночных истребителей. Вылеты были четко синхронизированы по времени и месту с планами Бомбардировочного командования в рамках операции "Флауэр". Обеспечение действий бомбардировщиков осуществлялось двумя группами самолетов. Первая летела в составе передового эшелона и наносила бомбовый или штурмовой удар по стоянкам, ангарам и взлетным полосам. Истребители из состава второй группы на протяжении нескольких часов поодиночке барражировали над вражескими аэродромами, немедленно уничтожая любой взлетающий самолет. Непосредственное сопровождение групп тяжелых бомбардировщиков первое время не осуществлялось. "Москито" - "рейнджеры" лишь случайно могли перехватить в воздухе немецкие истребители, т.к. средства для их обнаружения отсутствовали.

В июле руководство Истребительного командования пришло к выводу, что радиолокатор AI.Mk.IV уже в известной степени устарел и не является более особо секретным. Запрет на полеты самолетов, оборудованных этим устройством, над вражеской территорией был снят. Первыми "радиолокационными" истребителями, появившимися над оккупированной частью Европы, стали "Бьюфайтеры" Mk.VI из 141-й эскадрильи. Помимо AI.Mk.IV, машины были оборудованы навигационной системой G и сигнализатором "Серрат", настроенным на частоту немецких бортовых радиолокаторов и позволявшим осуществлять дальнее наведение на истребитель противника. Радиус действия устройства "Серрат" превышал 150 км, однако оно указывало только направление на самолет противника, но не расстояние до него.

Первые полеты "Бьюфайтеров" на сопровождение бомбардировщиков оказались довольно успешными: в среднем уничтожался один вражеский истребитель за 11 вылетов. Вскоре немцы оправились от неожиданности и сумели разработать соответствующие контрмеры. В сентябре 1943 г. эффективность "Бьюфайтеров" уменьшилась втрое. Стало ясно, что как истребитель сопровождения использовать старину "Бью" уже нерационально: требовалась машина более скоростная и маневренная.

Собственно, ни у кого не было сомнений в том, что машина эта - "Москито", но вот состав бортового оборудования... На нескольких NF.II в экспериментальных целях установили второй локатор AI.Mk.IV, диаграмма направленности которого была ориентирована назад. Решили проверить, успеет ли "Москито" развернуться и атаковать вражеский истребитель, зашедший ему в хвост. На других "Мосси" из 605-й эскадрильи смонтировали новый вариант устройства "Серрат". Еще одна группа машин получила "Монику" - сигнализатор предупреждения об облучении сзади, или, как его называли, "устройство защиты хвоста".

8 ноября 1943 г. в составе Бомбардировочного командования была организована 100-я группа авиационного коммодора Е.Эддисона, предназначенная для радиотехнического и "силового" подавления системы ночной ПВО рейха. На ее вооружении состояли истребители "Москито" NF.II. Первоначально в состав группы вошли 141,169 и 239-я эскадрильи. В середине декабря пилот из 141-й эскадрильи повредил Bf.110 неподалеку от Берлина, а в январе 1944 г. боевой счет 100-й группы был открыт: в ночном небе Германии "Москито" NF.II сумел "завалить" Bf.109G. К концу апреля пилоты трех эскадрилий совершили 220 боевых вылетов над вражеской территорией и уничтожили 9 самолетов. Выявилась недостаточная надежность радиолокатора и, в особенности, моторов "Мерлин" 21, которые к тому времени имели уже "преклонный" возраст. На некоторое время полеты пришлось прекратить и заменить их на "Мерлины" 22.

Рост потерь Бомбардировочного командования заставил руководство английских ВВС продолжить усиление 100-й группы. Во второй половине мая 1944 г. в ее состав из Истребительного командования передали 85-ю ("Москито" NF.XVII и NF.XIX) и 157-ю ("Москито" NF.II и NF.XIX) эскадрильи. Дополнительно "девятнадцатые" дооборудовали станциями "Моника" Mk.I, ставшими к тому времени стандартными на самолетах Бомбардировочного командования. С июня 1944 г. "Москито" NF.XIX с радиолокаторами AI.Mk.X были разрешены полеты над вражеской территорией. В ночь на 6 июня четыре аэродрома немецкой ночной истребительной авиации патрулировались "девятнадцатыми". Первый сбитый ими немецкий самолет заявлен неделей позднее: в ночь на 13 июня флайтлейтенант Дж.Бенсон уничтожил Ju-188 в районе Компьени.








 ЛТХ:
Модификация   Mosquito NF Mk.II   Mosquito NF Mk.ХIХ   Mosquito NF Mk.38
Размах крыла, м   16.51   16.51   16.51
Длина, м   12.45   12.55   12.55
Высота, м   4.65   4.65   3.81
Площадь крыла, м2   41.81   41.18   42.18
Масса, кг      
  пустого самолета   6060   7052   7260
  нормальная взлетная   10120   9866   9700
Тип двигателя   2 ПД Merlin 21   2 ПД Merlin 25   2 ПД Merlin 113
Мощность, л.с.   2 х 1480   2 х 1800   2 х 1640
Максимальная скорость , км/ч   608   608   650
Крейсерская скорость , км/ч   525   475   523
Практическая дальность, км   2450   2985   1820
Макс. скороподъемность, м/мин   650   822   615
Практический потолок, м   10800   9530   10060
Экипаж, чел   2   2   2
Вооружение:   четыре 20-мм пушки
  четыре 7.7-мм пулемета
 четыре 20-мм пушки
 РЛС Mk.X
четыре 20-мм пушки (150 снарядов)
 РЛС A.I Mk.IX


 Доп. информация :


  Фотографии:

 Прототип Mosquito (W4052) в роли ночного истребителя
 Mosquito NF.Mk.II
 Mosquito NF.Mk.II c антеной РЛС AI Mk.IV
 Mosquito NF.Mk.II
 Mosquito NF.Mk.II
 Mosquito NF.Mk.II
 Mosquito NF.Mk.II
 Опытный Mosquito NF.Mk.II Turbinlite
 Mosquito NF.Mk.XII
 Mosquito NF.Mk.XIII
 Mosquito NF.Mk.XIII
 Mosquito NF.Mk.XIII
 Mosquito NF.Mk.XV с РЛС AI.Mk.VIII
 Mosquito NF.Mk.XV
 Mosquito NF.Mk.XIX
 Шведский Mosquito NF.Mk.XIX
 Mosquito NF.30
 Mosquito NF.30
 Mosquito NF.30
 Прототип Mosquito NF.38
 Mosquito NF.38
 Кабина пилота Mosquito NF.30

  Схемы:

 Mosquito NF.Mk.II
 Mosquito NF.Mk.XV
 Mosquito NF.30
 Компоновочная схема

  Варианты окраски:

 Mosquito NF.Mk.II (Intruder) 23 Sq. RAF, 1942 год  (c) Bob Pearson
 Mosquito NF.Mk.II 410 Sq. RAF, 1943 год
 Mosquito NF.Mk.II (Intruder) 605 Sq. RAF  (c) Bob Pearson
 Mosquito NF.Mk.XII 488 Sq. RAF, 1943 год
 Mosquito NF.Mk.XIII 29 Sq. RAF, 1944 год
 Mosquito NF.Mk.XIX 157 Sq. RAF, 1942 год
 Mosquito NF.Mk.XIX Шведских ВВС, 1950 год
 Mosquito NF.Mk.36 85 Sq. RAF, 1950 год

 



 

Список источников:

Арсенал-Пресс. А.Н.Медведь. Де Хевилленд Москито
Squadron/Signal. Aircraft No.127,139. Mosquito in Action
Vic Flinthman. Post-war military aircraft in British service
Jaap Teeuwen. British Aircraft of World War II
FAQs.org.Greg Goebel. Air Vectors. The De Havilland Mosquito & Hornet
Bob Pearson & Chris Banyai-Riepl. History in Illustration. The de Havilland Mosquito
Monografie Lotnicze 101. R. Gretzyngier, L. Musialkowski. De Havilland Mosquito
Aston. Stuart Howe. De Havilland Mosquito. An Illustrated History
Squadron/Signal. Aircraft No.127, 139. Jerry Scutts. de Havilland Mosquito in action
Combat Legend. Robert Jackson. d
e Havilland Mosquito
Crowood. Martin W. Bowman. De Havilland Mosquito
FAotW No.48.
De Havilland Mosquito 
Wydawnictwo Militaria No.157. P. Przymusiala, D. Karnas. de Havilland 98 "Mosquito"

Air International 1983-01. Mosquito : De H's Beautiful Bomber
L+K 1999-11. Vaclav Nemecek. De Havilland Mosquito HF/NF Mk.XV


Уголок неба. 2017  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама: