главная современная авиация транспортные
   Ан-124 Руслан
       
Разработчик: ОКБ Антонова
Страна: СССР
Первый полет: 1982
Тип: Стратегический военно-транспортный самолет
  ЛТХ     Доп. информация
   


С появлением в 1965 г. первого в мире широкофюзеляжного транспортного самолета Ан-22 начался очередной этап многолетней советско-американской гонки за первенство в создании гигантских крылатых машин. В США вовсю шла разработка ВТС нового поколения Lockheed C-5 Galaxy, который по грузоподъемности и другим основным характеристикам явно превосходил "Антей". Этот факт не только снижал престиж советского самолетостроения, но со временем мог привести к резкому увеличению стратегической мобильности американских войск, которые и без того уже контролировали полмира. Заботясь об ответных мерах, ЦК КПСС и СМ СССР издали Постановление ╧ 564-180 от 21.07.66 г. "Об основных направлениях развития авиационной техники и вооружения на 1966-70 гг.", в котором определили задачу повысить грузоподъемность отечественных ВТС до 100-120 т. Вскоре вышло в свет Решение Комиссии Президиума СМ СССР ╧ 206 от 24.08.66 г., а также приказы МАП ╧ 352 от 5.08.66 г. и ╧ 413 от 13.09.66 г., послужившие основанием для развертывания на Киевском механическом заводе (КМЗ - так в то время назывался АНТК им. О. К. Антонова) проектных работ по этой теме, которые стал курировать главный конструктор А. Я. Белолипецкий.

Первым и вполне естественным шагом конструкторов стала попытка максимально использовать при создании нового самолета технологический задел по Ан-22. В частности, фюзеляж "Антея" предлагалось оснастить новым стреловидным крылом, Т-образным оперением и четырьмя двухконтурными турбореактивными двигателями (ДТРД) со взлетной тягой 25000 кгс каждый. В грузовой кабине с размерами 32,7x4,4x4,4 м предполагалось перевозить грузы и технику общей массой до 80 т на расстояние до 3500 км. Расчетная взлетная масса самолета, названного Ан-122 (первый с таким названием), достигала 270 т. В октябре 1967 г. О. К. Антонов и В. Ф. Ерошин (тогда руководитель отдела перспективного проектирования) представили на рассмотрение Военно-промышленной комиссии Президиума СМ СССР соответствующее техпредложение, которое высокий суд вскоре отклонил, т. к. по весовой отдаче, аэродинамическому качеству, топливной эффективности, то есть по всем показателям технического уровня самолет не выходил за рамки средних показателей 60-х гг. и не мог считаться достойным конкурентом "Гэлэкси".

Оставив надежды сделать новый самолет "малой кровью", киевляне к середине следующего года разработали сразу два аванпроекта: АН-126 грузоподъемностью 140 т и АН-124 грузоподъемностью 120 т. Оба они базировались на перспективных достижениях науки и техники и по основным ЛТХ, а также возможностям обзорно-прицельного и оборонительного комплексов должны были буквально заткнуть за пояс американского конкурента. Особенно это относилось к АН- 126, оснащенному шестью ДТРД на пилонах под крылом. Грузовая кабина с габаритами 37,5x6,4x4,4 м допускала размещение техники в два ряда и одновременное проведение погрузочно-разгрузочных операций не только через заднюю, но и через переднюю рампу. Казалось - вот он, наш ответ, но специалисты ЦАГИ сумели убедить правительство, что реализация проекта шестидвигательного самолета связана с чрезмерным техническим риском.

2 февраля 1972 г., после всестороннего изучения проблемы, Комиссия Президиума СМ СССР по военно-промышленным вопросам приняла решение о выборе для дальнейшей разработки четырехдвигательного АН-124, которому на фирме был присвоен индекс "изделие 200". Перед конструкторами встала сложнейшая задача: не только вдвое превзойти по транспортным возможностям свое предыдущее достижение -Ан-22, но и добиться значительного сокращения трудоемкости обслуживания, увеличения автономности эксплуатации и улучшения ряда других важных показателей. Вскоре облик машины в общих чертах был определен, и в 1973 г. построен ее полноразмерный макет. Однако подходы, которые были приняты при проектировании "двухсотки", все еще носили слишком консервативный характер и не позволяли достичь необходимого уровня совершенства конструкции. В силу огромного скачка, который предстояло совершить в размерности и техническом уровне самолета, для его осуществления требовались новые, революционные подходы. "Особенности работы над самолетом большой грузоподъемности таковы, - формулировал проблему П. В. Бала-буев, занимавший тогда должность первого заместителя Генерального конструктора, - что при этом необходимо ориентироваться на самые передовые, зачастую еще не реализованные в технологии идеи". Тщательно взвесив все "за" и "против", в 1976 г О. К. Антонов принял трудное решение о полной переработке проекта, которому присвоили новый шифр "изделие 400". В январе следующего года вышло Постановление ЦК КПСС и СМ СССР ╧ 79-23, утвердившее решение Генерального и содержавшее новые требования к самолету.

Чтобы обеспечить должный технический уровень "четырехсотки", впервые в СССР была разработана и реализована комплексно-целевая программа (КЦП), предусматривавшая улучшение всех составляющих эффективности самолета: аэродинамических характеристик, показателей прочности и ресурса, весового совершенства, удельных характеристик силовой установки, функциональных возможностей систем и оборудования, трудоемкости техобслуживания и ремонта и др. Принятие КЦП-124 не только сыграло решающую роль в создании "Руслана", но и дало мощный толчок развитию авиапромышленности. Новые задачи были поставлены перед двигателистами, разработчиками электроники, металлургами, создателями станочного оборудования и, конечно же, перед учеными ЦАГИ и других отраслевых институтов. С целью поиска оптимального сочетания параметров с помощью вычислительной техники было проанализировано 540 возможных компоновок самолета, в аэродинамических трубах продуто 185 различных моделей, в т. ч. 36 вариантов крыльев. Большой скачок был сделан в области технологии: разработаны уникальные прессованные панели крыла длиной до 28 м, крупногабаритные панели фюзеляжа, новые конструкционные материалы с повышенными свойствами, в т. ч. полимерные композиционные, создан высокоресурсный крепеж. В результате принятых мер крейсерское аэродинамическое качество самолета увеличилось на 20%, весовая отдача - на 10-15%, на столько же снизился удельный расход топлива двигателями, точность навигации возросла в 4 раза, а трудоемкости различных видов техобслуживания в сравнении с Ан-22 и Ил-76 сократились от 2 до 5 раз!

"В реализации КЦП-124 участвовали многие десятки предприятий и организаций, принадлежавших различным министерствам и ведомствам, - рассказывает начальник отдела перспективного проектирования АНТК О. Я. Шматко. - Для управления этой сложнейшей кооперацией были созданы Центральный координационный совет, включавший несколько секций по направлениям, а также Совет главных конструкторов, причем на их заседаниях рассматривались не только оперативные вопросы создания АН-124, но и возникавшие научно-технические проблемы. В целом управление как на межведомственном уровне, так и на фирме строилось на принципе ответственности за конечный результат. Координация работ по программе и принятие решений по ключевым проблемам выполнялись П. В. Балабуевым, а общее руководство работой осуществлял сам Олег Константинович".

Хотя над АН-124 работала - без преувеличения - вся страна, но наиболее трудные и ответственные решения принимались все же в ОКБ. "Головная фирма на то, видимо, и головная, чтобы всю полноту ответственности брать на себя", - подчеркивал заместитель главного конструктора по системам самолета Н. П. Смирнов. "Создание гигантов - дело непростое, - говорил Николай Петрович. - И не потому, что работает закон "квадрат-куба", а потому, что растет ответственность. Гигант с грузом - это многие миллионы в небе. Требуется новый подход к оценке надежности техники. Отсюда вывод: коллектив, создающий крупнейшие в мире самолеты, должен обладать самой высокой надежностью (дисциплиной, ответственностью, исполнительностью, грамотностью и т. д.). На такой уровень вывел нас Антонов...".

Одним из ключевых моментов, обеспечивших достижение желаемых характеристик при переходе от "200" к "400", стало применение крыла, скомпонованного на основе суперкритических профилей. Это был первый подобный опыт в СССР, и сопровождался он напряженной борьбой мнений. "Обычно стреловидные крылья мы вынуждены делать тонкими. Применение суперкритического профиля давало возможность сделать его толстым, с большой строительной высотой, а аэродинамическое сопротивление крыла не увеличилось, - объясняет достоинства нового крыла ведущий конструктор АН-124 В. И. Толмачев. - Конструкция такого крыла при прочих равных условиях получается легче и технологичнее в изготовлении, чем у тонкого. Образовавшееся внутреннее пространство позволило разместить значительный запас топлива". В то же время суперкритика таила в себе большой технический риск и выдвигала ряд новых требований к бортовым системам. После тщательного анализа ведущие ученые, а также большинство аэродинамиков ОКБ сошлись во мнении, что крыло Ан-124 должно остаться классическим. И только небольшая группа специалистов фирмы, состоявшая из 10-12 человек, настойчиво доказывала необходимость применения новой профилировки. В этой сложной ситуации Генеральный конструктор сделал единоличный и, как показало время, абсолютно правильный выбор в пользу крыла нового типа. Он сам начертил его, сам сделал первые расчеты. Да и вообще при переходе от "200" к "400" Антонов много "прикладывал руку" к различным агрегатам самолета, облагораживая их формы и добиваясь той гармонии, которая отличает внешний вид "Руслана".

Чтобы в полной мере реализовать преимущества, открываемые применением суперкритического крыла, была необходима продольная компоновка самолета с малыми запасами статической устойчивости. А чтобы АН-124 при этом нормально летал, потребовалось оснащение его электродистанционной системой управления (ЭДСУ) с рядом аналоговых вычислительных устройств, что на самолете неманевренного класса было сделано впервые. Другой причиной использования ЭДСУ стали большие размеры самолета и, соответственно, большие деформации планера под воздействием внешних нагрузок или в результате тепловых расширений. Применение традиционной системы управления, в которой командное усилие передается к исполнительному устройству с помощью тросов или жестких тяг, при таких деформациях оказалось очень проблематичным. Да и весила такая система недопустимо много.

Использование ЭДСУ позволило облегчить самолет за счет снижения нагрузок на крыло и оперение на 3,7 т, а за счет отказа от весовой балансировки рулевых поверхностей - еще на 3 т. При этом функция подавления флаттера была возложена на рулевые приводы и контролировалась ЭДСУ. Более того, в новую систему управления удалось органично включить автоматическую систему улучшения устойчивости, исключившую нежелательные особенности пилотирования самолета на больших углах атаки, а также ограничитель предельных режимов полета.

Проектные параметры Ан-124 выбирались очень тщательно, и это относится не только к геометрии крыла или характеристикам системы управления. Так, при определении габаритов грузовой кабины исследовалось огромное число вариантов загрузки, причем как военными, так и гражданскими грузами. В результате оптимальной была признана двухрядная загрузка, а ширина кабины по полу определена в 6200 мм. Однако Олег Константинович в этом важнейшем вопросе не счел возможным довериться только теоретическим выкладкам. По его инициативе впервые в практике фирмы был построен стенд погрузки-выгрузки, по которому прокатили в различных сочетаниях всю технику мотострелковой дивизии и другие основные грузы. В результате Генеральный принял волевое решение об увеличении ширины пола до 6400 мм. Сегодня, когда "Руслан" в основном выполняет коммерческие перевозки негабаритных грузов, эти 200 мм часто оказываются решающими.

К числу особенностей самолета, в конечном итоге определивших его успех, следует отнести и два грузолюка, позволившие организовать сквозной проезд техники и значительно сократить время погрузки-выгрузки. Сделать эту непростую процедуру более удобной помогает многоопорное шасси с приседанием, уменьшающее угол въезда на носовую рампу. Оно спроектировано таким образом, чтобы уменьшить нагрузки на аэродромное покрытие и тем самым расширить сеть мест базирования. Особое внимание было уделено динамическим и жесткостным характеристикам стоек для избежания возникновения колебаний типа "шимми". Последовательно были проработаны 13 вариантов стоек. Двухпалубный фюзеляж с раздельной герметизацией палуб также впервые применен в практике ОКБ. Такое решение позволило снизить его массу и повысить ресурс, а также добиться высокой безопасности экипажа и сопровождающих груз лиц в случае аварийной посадки. В специальных отсеках на верхней палубе удалось разместить большую часть бортового радиоэлектронного оборудования, к которому обеспечен удобный доступ. Благодаря этому имеется возможность оперативного устранения возникающих неисправностей РЭО как на земле, так и в полете, что повысило эксплуатационную технологичность самолета в целом.

Проблема достижения необходимого уровня последней была одной из ключевых при разработке "четырехсотки". Важнейшая составляющая ее - определение в течение ограниченного времени технического состояния многочисленных систем и агрегатов, от которых зависит безопасность полета. С этой целью впервые в СССР самолет был оснащен бортовой автоматизированной системой контроля (БАСК), которая взяла на себя отслеживание параметров работы двигателей, противообледенительной системы, систем электроснабжения, регулирования давления и кондиционирования воздуха, гидрокомплекса, шасси и др. Другой важной функцией БАСК стал контроль за деятельностью экипажа, в частности, выполнением им предписаний "Руководства по летной эксплуатации", особенно во время взлета и посадки. Кроме того, БАСК стала выполнять ряд совершенно новых задач, таких как определение веса и центровки на земле и в полете, формирование информации об отказах в аварийный регистратор и связной комплекс, определение максимально допустимого взлетного веса по условиям аэродрома и т. д.

Все это, а также многое другое, о чем в журнальной статье рассказать просто невозможно, сделало Ан-124 самолетом нового поколения, во многих отношениях, особенно по транспортному потенциалу, превосходящим "Гэлэкси" на величину до 25%.

Однако спроектировать хороший самолет - это еще не все, его нужно так же хорошо построить. Ввиду масштабности этой задачи и связанных с этим больших потерь в случае какой-либо ошибки, строительству Ан-124 предшествовала обширная программа экспериментальной отработки ключевых конструктивно-компоновочных решений на стендах и в лабораториях. Результаты работы многих предприятий отрасли по созданию новых материалов и технологий воплотились в примерно 3500 отдельных образцов конструкции, прошедших затем всесторонние испытания. Были построены: опытный кессон крыла, два варианта фонаря кабины, большой отсек средней части фюзеляжа, использовавшийся сначала для отработки конструкции грузового пола, затем для усталостных испытаний в гидробассейне. Бортовые системы отрабатывались на 44 натурных и экспериментальных стендах, среди которых были стенды шасси, маршевой двигательной установки и ВСУ, ПОС, гидросистемы и т. д.

Особо необходимо отметить натурный стенд управления, связанный со стендом механизации крыла и подключенный к ИПС - имитатору полета самолета. Последний сыграл особенно большую роль в определении желаемых характеристик устойчивости и управляемости Ан-124, а также выработке требований к его различным системам. Этот стенд представлял собой настоящую кабину пилотов, установленную на платформе с тремя степенями свободы, что создавало эффект реального полета. Лобовые стекла кабины представляли собой экран телевизора, на котором изображались местность и ВПП. На ИПС удалось отработать большинство режимов полета, включая заходы на посадку и приземления, сымитировать до 75% отказных ситуаций. Кроме наземных стендов, для проведения необходимых экспериментов в воздухе использовались 4 летающие лаборатории. Всего стендовые испытания заняли около 135000 ч. Они позволили свести к минимуму технический риск, с которым неизбежно связана реализация такого прогрессивного проекта, каким была "четырехсотка". Оценивая их результаты, ведущий конструктор по экспериментальным работам на Ан-124 Ю. М. Киржнер подчеркивал: "Тщательная стендовая отработка позволила сократить программу летных испытаний Ан-124 примерно на 100 полетов".

Важным этапом создания любого самолета являются прочностные испытания его опытных образцов. На Ан-124 впервые в мире полный комплекс статических и усталостных испытаний был проведен на одном планере, что позволило не строить дополнительный самолет и сэкономить сумму, эквивалентную 40 млн. USD. Общий объем статиспытаний составил 60000 ч. Эти уникальные работы были выполнены в новой лаборатории прочностных испытаний КМЗ под руководством начальника отделения прочности Е. А. Шахатуни. В Киеве прошли проверку на прочность все важнейшие агрегаты самолета, за исключением опор шасси, которые прошли ресурсные испытания в Новосибирске.

Первые экземпляры Ан-124, в т. ч. для статиспытаний, строили в Киевском авиационном производственном объединении (КиАПО, директор - В.Г.Олешко) совместно с КМЗ. Подготовка к этой работе развернулась задолго до того, как был окончательно определен технический облик самолета. Так, с 1973 г. на КиАПО началось возведение огромного производственного корпуса с пролетом до 100 м, причем с 1977 г. ход строительства жестко контролировался ЦК КПУ. Конструкторская документация по Ан-124 (серийный ╧01-01) стала поступать на завод с 1979 г., тогда же началось изготовление производственной оснастки. В 1981 г. с целью оперативного разрешения сотен возникающих вопросов на КиАПО ввели должность представителя Генерального конструктора и назначили на нее В. И. Чебанюка. Кооперация при изготовлении самолета была очень широкой: шасси делали в Куйбышеве, двигатели - в Запорожье, ВСу- в подмосковном Ступино, элементы гидравлического комплекса - в Москве и Харькове, всего было задействовано более 100 заводов. Но главным партнером двух киевских предприятий выступило Ташкентское авиационное производственное объединение им. В. П. Чкалова (ТАПОиЧ), изготовившее консоли крыла, центроплан и крупногабаритные детали поперечного набора фюзеляжа. Из Ташкента в Киев готовые агрегаты перевозились на спине Ан-22. Так как существовавший на ТАПОиЧ еще со времен "Антея" филиал ОКБ в 1973 г. превратился в конструкторский отдел завода, вместо него было организовано представительство, которое возглавил И. Г. Ермохин.

На постройку первого Ан-124 были брошены лучшие силы. Сам Антонов называл ее "направлением главного удара". По мере того, как на окончательную сборку в цех ╧ 10 КиАПО поступали отдельные агрегаты, и самолет как бы вырастал, он все больше поражал воображение. Сквозь завесу монтажных лесов, электрокабелей и воздушных магистралей не то чтобы были видны, а скорее угадывались его колоссальные размеры и стремительный силуэт. На сборке одновременно трудились сотни рабочих. Огромный цех всегда был наполнен шумом пневмоинструментов... Эти впечатления, наверное, не забудутся никогда.

Как ни странно, но когда самолет уже был почти готов, сказать то же о его двигателях было нельзя. Первые испытания Д-18Т на стенде начались всего лишь за 3 месяца до взлета Ан-124.

Причин задержек было несколько, об одной из них рассказывает тогдашний начальник отдела силовых установок КМЗ В. Г. Анисенко: "Разработка двигателя была поручена ЗМКБ "Прогресс", руководимому тогда Генеральным конструктором В. А. Лотаревым. В основу первого проекта Д-18 лег американский двигатель General Electric TF-39 тягой 18200 кгс, примененный на С-5А. Однако, как выяснилось, это был чисто военный низкоресурсный мотор. А руководство МАП хотело иметь единый двигатель большой размерности, пригодный для использования и в гражданской авиации, например, на Ил-86. С этой точки зрения более подходящим аналогом был признан Rolls-Royce RB.211-22. В 1976 г. с целью его закупки в Великобританию отправилась делегация МАП во главе с замминистра по двигателестроению Дондуковым, в состав которой входил и я. В конечном итоге нам была поставлена задача скопировать RB.211-22, для чего требовалось закупить на выделенные 12 млн. USD не менее 8 экземпляров двигателя. Но англичане быстро разгадали наши планы. Они выдвинули категорическое требование, что продадут нам мотор только в количестве, достаточном для оснащения не менее 100 самолетов. В итоге натурный образец двигателя мы не получили, а создание Д-18Т пошло своим непроторенным путем, на основе опыта разработки Д-36".

Ведущим летчиком АН-124 планировалось назначить заслуженного летчика- испытателя Героя Советского Союза Ю. В. Курлина. К своей работе он приступил задолго до окончания сборки "четырехсотки", выполнив сотни "полетов" на ИПС. Его рекомендации легли в основу выбора многих параметров системы управления АН-124. Однако за полгода до первого взлета медкомиссия временно отстранила Курлина от полетов, а ведущим летчиком коллегия МАП утвердила В. И. Терского, имевшего большой опыт испытательных полетов на Ан-22, Ан-72 и Ан-28.

24 октября 1982 г. в сборочном цехе при большом скоплении работников КМЗ и КиАПО состоялся традиционный митинг. Антонов разбил о водило бутылку шампанского, и тягач выкатил на свет божий первый опытный Ан-124. В полном соответствии с традициями тех лет об этом замечательном событии во внешнем мире мало кто знал, а чтобы таких было еще меньше, соответствующие службы внесли свои коррективы в очень плотный график наземных отработок. "Первые рулежки и пробежки проводились поздно вечером или ночью, - вспоминает В. И. Терский. - Погода способствовала: не было особых осадков, не надо было чистить ВПП. Практически сразу почувствовали, что двигатели находятся в очень сыром состоянии. Д-18Т выпустили с опозданием, летающая лаборатория Ил-76 с этим двигателем еще почти не летала, и мы шли впереди, обгоняя исследователей...". Та осень запомнилась многим заводчанам. Вечерами из окон своих пятиэтажек они следили за перемещением света фар вдоль невидимой ВПП и переменчивым свистом турбин, переживая за первые шаги своего детища.

В ходе наземных отработок на борту Ан-124 впервые появилось название "Руслан". По воспоминаниям А. П. Леоненко, тогда начальника отдела аэродинамики, у Антонова было не менее 6 вариантов названий, но все они так или иначе были связаны с греческой мифологией. А он хотел найти что-то славянское, вызывающее ассоциации с былинными богатырями и великими личностями из нашей истории. Среди названий, которые он серьезно рассматривал, было даже такое, как "Тарас Бульба". Но краткость и благозвучие слова "Руслан" взяли верх.

И вот наступило 24 декабря 1982 г. В полдень Ан-124 вырулил на ВПП заводского аэродрома в Святошино. Сделав несколько скоростных пробежек, самолет еще в течение 2 часов оставался на земле.

Но, как только в свинцовом зимнем небе появилось окошечко и на несколько минут выглянуло солнце, "Руслан" совершил свой первый взлет. Пилотировали его заводские летчики-испытатели В. И. Терский и А. В. Галуненко, штурманом был А. П. Поддубный, бортинженерами - В. М. Воротников и А. М. Шулещенко, радистом - М. А. Тупчиенко. В том полете АН- 124 сопровождал L-39, пилотируемый С. А. Горбиком и С. В. Максимовым. "Самолет, как пушинка, легко набрал высоту, - рассказывает Терский. - В течение часа выполнили программу по определению некоторых характеристик устойчивости и управляемости и пошли на посадку в Гостомеле. Только коснулись полосы, в кабине такое началось: такая сильная вибрация, что казалось, сейчас все развалится. Как выяснилось позже, это было "шимми" основных опор шасси, возникшее несмотря на все принятые меры. Но скорость удалось быстро погасить, мы зарулили на стоянку и с опаской стали выходить. Хотя разрушились только одна створка шасси и несколько тяг, но приехавший поздравить нас Олег Константинович очень расстроился".

Тем не менее, на фирме царил праздник.

Полет прошел в общем хорошо - раз "Руслан" поднялся в воздух через месяц и до сентября 1983 г. проходил в Гостомеле первый этап летно-конструкторских испытаний, ведущими инженерами по которым были М. Г Харченко и В. С. Михайлов. Всего выполнили 141 полет с общим налетом 251 ч. Уже на этом первом этапе испытаний была выявлена проблема, ставшая главной для "Русланов" на многие годы - низкая газодинамическая устойчивость Д-18Т, особенно на взлетных режимах. Так, уже при выполнении восьмого взлета в результате помпажа отказал один из двигателей. Поскольку гостомельская ВПП тогда еще не была удлинена, а устройства реверса тяги на самолете отсутствовали, было принято решение приземляться в Узине. На земле выяснилось, что помпаж привел к разрушению колеса турбины, а лопатки повредили обшивку мотогондолы. В общем, двигатель надолго вышел из строя, и домой решили возвращаться на трех. Для тренировки выполнили несколько пробежек с одним и двумя неработающими двигателями, после чего самолет сначала перелетел в Гостомель, а затем - в Святошино, где и заменили поврежденный Д-18T. На этом же этапе испытаний случались и отказы электронного оборудования.

В частности, отмечались сбои в работе системы улучшения устойчивости, хотя считалось, что вероятность таких отказов крайне мала.

В конце 1984 г. к программе летно-конструкторских испытаний подключили второй Ан-124 (╧ 01-03), на котором производилась оценка безопасности при имитации различных отказов. До 5 октября 1985 г. по этой программе самолет налетал 289 ч, выполнив 163 полета.

В мае 1985 г., когда "Руслан" уже достаточно уверенно чувствовал себя в небе, его впервые показали советской прессе, а через пару недель самолет дебютировал на XXVI аэрокосмическом салоне в Ле Бурже. Западные журналисты сразу же окрестили его "русским чудом", "суперзвездой" и т. п., однако почти каждая публикация содержала при этом и определенную "ложку дегтя". По возвращении из Парижа П. В. Балабуев рассказывал: "Вначале эти выпады просто смешили, вызывали недоумение, но потом стали раздражать. Например, руководители "Локхид" восторгались нашим самолетом, но на салоне повсюду мозолил глаза хвастливый призыв: "Если хотите видеть самый большой в мире самолет, обратитесь в "Локхид". В итоге наши товарищи, встречая посетителей в просторной кабине "Руслана", уже не бесстрастно излагали его технические характеристики, а невольно вступали в полемику".

Чтобы доказать всему миру превосходство АН-124, сразу после завершения салона руководство МАП приняло решение о выполнении на нем ряда рекордных полетов. И уже 26 июля экипаж Терского на самолете ╧ 01-01 в одном полете установил сразу 21 мировой рекорд, в т. ч. абсолютное достижение по подъему груза массой 171,219тна высоту 10750 м, убедительно перекрыв результат С-5А (111,461 т на высоту 2000 м). В мае 1987г. на Ан-124 ╧ 01-08 смешанный (с участием военных) экипаж под командованием Терского выполнил беспосадочный перелет протяженностью 20151 км вдоль границ Советского Союза за 25 ч 30 мин. (Кстати, взлетная масса тогда достигла рекордной величины 455 т).

Был установлен мировой рекорд дальности полета по замкнутому маршруту и перекрыто достижение В-52Н (18245,5 км).

Полеты на Ан-124 по программе Государственных совместных испытаний начались в ноябре 1983 г. Их проводили экипажи НИИ ВВС с участием летчиков ОКБ. До декабря 1984 г. на самолете ╧ 01-01 было выполнено 157 полетов с общим налетом 304 ч, в том числе 18 - на большие углы атаки. Задачей последних была проверка работы системы ограничения предельных режимов и определение эффективности вихрегенераторов, установленных на верхней поверхности корневой части крыла с целью исключить саму возможность выхода на критические углы. Эти сложные полеты выполнил смешанный экипаж под командованием Терского и летчика-испытателя НИИ ВВС п-ка Бельского. Позднее в Государственных испытаниях задействовались также АН- 124 ╧ 01 -03 и ╧ 01 -07. С подмосковного аэродрома в Чкаловской было выполнено 189 полетов общей продолжительностью 751 ч. В тот же период на летающей лаборатории Ил-76 прошли испытания двигателя Д-18Т объемом 414 полетов, 1288 ч, а на Ан-22 ╧ 02-03 в ходе 86 полетов, 313 ч, отрабатывался пилотажно-навигационный комплекс "Руслана". В декабре 1986 г был подписан "Акт по государственным испытаниям опытного тяжелого дальнего ВТС Ан-124", определивший, что самолет соответствует заданным требованиям.

В течение последующих трех лет проводились специальные испытания Ан-124 по определению его характеристик в условиях естественного обледенения и при полете в плотных боевых порядках, а также изучались его возможности по воздушному десантированию людей и грузов. Так, весной 1988 г. на первом опытном "Руслане" экипаж Терского выполнил 37 полетов в поисках зон обледенения в акватории Баренцева моря от Новой Земли до о. Медвежий. Когда находили подходящую кучевку, залетали в облака, набирали на крыле и оперении до 90 мм льда, затем выходили в чистое небо и проверяли устойчивость и управляемость самолета. В тех полетах Ан-124 часто сопровождали натовские самолеты, сближавшиеся до 500 м, чтобы получше сфотографировать "русское чудо". Тогда же была выполнена и первая посадка "Руслана" на ледовый аэродром, расположенный на о. Грэм-Белл (Земля Франца-Иосифа).

В это время экипаж вернувшегося в строй Ю. В. Курлина на втором опытном экземпляре Ан-124 выполнил 10 полетов в спутной струе от другого "Руслана". Вспоминает Юрий Владимирович: "Самым трудным было обнаружить спутный след, на это мы тратили больше всего времени. Но вскоре Миша Харченко предложил для визуализации следа использовать сжигание отработанного машинного масла в горячей струе ВСУ. В грузовой кабине самолета установили восьмитонный бак, а трубки вывели к срезам выхлопных сопел ВСУ. Результат превзошел ожидания: я в жизни ничего подобного не видел. Вихревая пелена оказалась в точности похожей на изображенную в учебниках аэродинамики. На расстоянии 5-8 км от впереди летящего самолета она замыкалась в кольцо диаметром 150-200 м, и в этой зоне возмущения оказались самыми большими. Мы проверяли вход и выход в это кольцо, замеряли возникающие при этом силы и моменты, затем приближались к лидерному "Руслану" на расстояние до 50 м. В этой зоне пелена, хоть и интенсивная, но настолько узкая, что практически безопасна. Единственным недостатком "масляной" системы визуализации было то, что несгоревшие частички загрязняли лобовые стекла. Это затрудняло посадку, т. к. высоту приходилось определять, главным образом, по радиовысотомеру. Во время одной из таких посадок из-за медлительности штурмана при докладе текущей высоты наш "Руслан" ударился колесами в торец ВПП, но благодаря крепкому шасси все обошлось благополучно. Мы сделали вывод, что благодаря хорошей системе управления попадание в спутную струю другого самолета на любом расстоянии не приводит к сложным ситуациям, и санкционировали полеты Ан-124 в плотных боевых порядках".

В 1989 г. Ан-124 ╧ 01-08 оборудовали для воздушного десантирования и приводили с него сброс манекенов и весовых макетов военной техники, в т. ч. моногрузов массой до 25 т. Но если с последними проблем не возникло, то результаты сброса манекенов заставили конструкторов задуматься. Сильные завихрения потока за огромным фюзеляжем "Руслана" привели к тому, что манекены безжалостно швыряло и запутывало стропы вытяжных парашютов.

В итоге прыжки людей через хвостовой грузолюк признали небезопасными, а чтобы обеспечить покидание самолета десантниками, в обоих бортах решили организовать по дополнительной двери. Борт ╧01-08 прошел такую доработку, однако со стороны ВТА запросов на переоборудование строевых машин не поступило, и этот "Руслан" остался единственным в своем роде.

Отдельной страницей в историю АН-124 вошел период с января 1990 г. по декабрь 1992 г., когда на самолетах ╧╧ 01 -01,01 -03, 05-07 и 02-08 проводился комплекс сертификационных испытаний на соответствие гражданским Нормам летной годности НЛГС-3. Испытания включали: оценку летных характеристик, в т. ч. в условиях высоких температур, определение оптимальной посадочной конфигурации, оценку методик сокращения времени прогрева двигателей на исполнительном старте, оценку безопасности полета при имитации отказов бортовых систем, определение уровня шума и т. д. Для выполнения этих работ потребовалось 266 полетов продолжительностью 732 ч. В одном из них 13 октября 1992 г. произошла первая катастрофа "Руслана". Ан-124 ╧ 01-03 под управлением экипажа С. А. Горбика выполнял задание по определению характеристик управляемости при максимальном скоростном напоре. В момент наибольшей аэродинамической нагрузки произошло разрушение носового радиопрозрачного обтекателя, а затем и всей отклоняемой носовой части фюзеляжа. Обломки конструкции повредили оба правых двигателя, которые остановились. В сложившейся обстановке экипажу не удалось дотянуть до аэродрома, самолет упал на лес под Киевом, погибли 8 испытателей, что стало тяжелой утратой для коллектива АНТК. К этой катастрофе привело трагическое совпадение ряда негативных факторов, среди которых было и столкновение с птицей на взлете перед выполнением этого задания.

К тому времени испытания были уже практически завершены, как и разработка "Сертификационного базиса самолета типа Ан-124-100", который четко определил технический облик гражданского варианта "Руслана". Самолет прошел все предусмотренные Нормами летной годности проверки, и катастрофа не смогла подорвать доверия к нему. 30 декабря 1992 г. "Руслан" получил от Авиарегистра МАК Сертификат летной годности как гражданское транспортное воздушное судно.

Первоначально серийное производство Ан-124 планировалось в Киеве, но в начале 80-х гг. случилось так, что только вошедший в строй Ульяновский авиационный промышленный комплекс (УАПК, директор - Ф.З. Абдулин) практически оказался без работы. Построенное для массового выпуска бомбардировщиков Ту-160, это одно из крупнейших в Европе предприятий стало первой жертвой политики ограничения стратегических вооружений. Огромный комплекс срочно нужно было занять делом, и в 1983 г. правительство принимает решение подключить его к производству "Русланов". Для освоения новой машины в Киев из Ульяновска приехало много специалистов и рабочих. Киевляне щедро делились с ними опытом, помогая лучше и быстрее освоить производство своего самолета. Тогда никому и в голову не могло прийти, что сегодняшние друзья и коллеги завтра превратятся в конкурентов.

С целью оперативного решения конструктивно-технологических вопросов и осуществления авторского надзора за работами по подготовке серийного производства Ан-124 на УАПК было организовано представительство АНТК, а представителем Генерального конструктора назначили В. И. Новикова.

Второй "Руслан" (╧ 01-03) взлетел в Киеве в декабре 1984 г. (командир - Ю. В. Курлин). В Ульяновске в октябре 1985 г. первым поднялся в небо борт ╧ 01-07 (командир - А. В. Галуненко). Согласно новым планам, в Киеве, кроме 6 самолетов 1-й серии, предусматривалось строительство еще только 30 самолетов 2-й, 3-й и 4-й серий, а остальные 60 предполагали параллельно строить в Ульяновске, включая и 3 машины 1 -и серии.

В действительности на берегах Днепра было выпущено всего 17 серийных машин (крайний "Руслан" ╧ 03-02 построен в 1994 г.), на Волге - 33 самолета (крайний ╧ 07-10 - в 1995 г.). Если считать первую опытную машину и экземпляр для статиспытаний, то всего было построено 52 "Руслана". Кроме того, в настоящее время на КиАПО (ныне КиГАЗ "Авиант") стоит недостроенным один самолет (╧ 03-03), в УАПК (ныне ЗАО "Авиастар") - три (╧╧ 08-01, 08-02, 08-03). Две из этих машин в ближайшее время собирается выкупить авиакомпания "Волга-Днепр".

АН-124 задумывался как базовый для ряда модификаций, среди которых на этапе эскизного проекта рассматривались самолет-заправщик и грузо-пассажирский вариант. К последнему конструкторы АНТК неоднократно возвращались и на более поздних стадиях программы. В период оптимистических прогнозов роста объема пассажирских перевозок в СССР он трансформировался в чисто пассажирскую версию, предназначенную для доставки более 800 человек на дальность до 10000 км. Топливная эффективность обещала достичь рекордного по тем временам уровня 25-26 г/пасс, км. Создание такого самолета требовало серьезной переделки фюзеляжа: ликвидации грузолюков, организации входных дверей, аварийных выходов и иллюминаторов, а главное увеличения избыточного давления внутри в два раза. Практически это вело к тому, что от фюзеляжа оставалась только внешняя геометрия, а конструкцию следовало делать заново. Но не трудности реализации, а отсутствие реальной потребности в таком лайнере-гиганте привело к отказу от проекта.

Единственной реализованной до настоящего времени модификацией самолета остается Ан-124-100 - так сказать, демобилизованный "Руслан", его гражданская версия. Необходимость в такой машине возникла, когда военный АН-124 стал стремительно выходить на мировой рынок коммерческих перевозок, не имея на это формального права из-за отсутствия Сертификата летной годности. Конкуренты довольно быстро нащупали это слабое место и вышли с инициативами в соответствующие органы. В результате полеты Ан-124 в коммерческих целях были формально запрещены, а АНТК при участии ЗАО "Авиастар" ничего не оставалось, как модернизировать его и провести дорогостоящие сертификационные испытания.

Прежде всего с самолета сняли ставшее лишним оборудование для военного применения - радиоэлектронное и десантно-транспортное, изменили состав кислородного. Установили радиостанции с гражданской сеткой частот, пилотажно-навигационные приборы с футовыми шкапами и другое необходимое для полетов по международным трассам оборудование. Был ограничен угол выдвижения закрылков на посадке с 40╟ до 30╟. В связи с тем, что темп расходования ресурса планера при выполнении коммерческих рейсов в 1,7-2,2 раза выше, чем в ВВС, для АН-124-100 была разработана новая система индивидуального продления этого важнейшего показателя, гарантирующая безопасность даже при очень интенсивной эксплуатации самолета. Были сделаны и такие немаловажные вещи, как облагорожен интерьер обитаемых помещений, установлены туалеты, нанесены необходимые надписи на английском языке и т. д. Выпуск гражданского варианта "Руслана" специально для АНТК начался на "Авианте" в 1990-91 гг (самолеты ╧ 02-08 и ╧ 02-10). А в 1 марте 1993 г., после завершения сертификационных испытаний самолета, состоялось Межправительственное украинско-российское решение ╧ 490-93 об АН-124-100. Затем до 1995 г в Киеве и Ульяновске было выпущено еще 5 гражданских "Русланов" (серийные ╧╧03-01, 03-02, 07-08, 07-09, 07-10). Еще 15 исходных Ан-124 были переделаны в АН-124-100. Все они поступили в коммерческую эксплуатацию.

Однако все эти важные и необходимые работы практически не затронули главную проблему, присущую как военным, так и коммерческим "Русланам": низкую газодинамическую устойчивость маршевых двигателей Д-18Т ранних серий.

Несмотря на безразличие к этому вопросу со стороны основного заказчика самолета - МО РФ, коллективы ЗМКБ "Прогресс" (Генеральный конструктор - Ф.М.Муравченко) и ЗАО "Мотор Сiч" (Генеральный директор - В.А.Богуслаев) в течение 90-х гг. всеми путями изыскивали средства на модернизацию силовых установок. Лишь в 1997 г. удалось начать выпуск двигателей 3-й серии, которые вобрали в себя весь 12-летний опыт эксплуатации Д-18Т и на которых реализован полный комплекс мероприятий по повышению их надежности, экономичности и долговечности. Межремонтный ресурс этих двигателей достиг 6000 ч, а назначенный ресурс планируется довести до 24000 ч. К сожалению, цена нового Д-18Т 3-й серии составляет примерно 4,0 млн. USD, что очень дорого для большинства нынешних владельцев "Руслана". Поэтому эксплуатанты предпочитают не покупать их, а дорабатывать в ходе плановых ремонтов до уровня 3-й серии имеющиеся у них двигатели 0-й и 1-й серий, получая в результате так называемые "двигатели профиля "Н", т. е. "надежные".

Время идет, и требования, предъявляемые ИКАО к самолетам, летающим по международным трассам, постоянно ужесточаются. Для того, чтобы соответствовать им, оборудование гражданских "Русланов" постоянно совершенствуется. Так, АН-124-100 оснащаются мотогондолами с шумопоглощающими элементами, обеспечивающими соответствие самым современным требованиям ИКАО по уровню шума на местности. На них устанавливается современная система спутниковой навигации 3MGPS. В связи с сокращением до 300 м интервалов вертикального эшелонирования при полетах над Атлантикой на Ан-124-100 проведены необходимые доработки и получено дополнение к Сертификату типа. Установлена также система предупреждения столкновений самолетов в воздухе TCAS-2000 производства Honeywell. Конструкторская документация на эти изменения передана серийным заводам, где в настоящее время дорабатываются машины авиакомпаний. Однако процесс постепенного совершенствования типовой конструкции "Руслана" не завершен. С учетом опыта эксплуатации усиливаются некоторые элементы крыла и фюзеляжа, совершенствуется передняя рампа и грузовой пол для удобства работы наземных автопогрузчиков, усиливается противокоррозионная защита некоторых уязвимых зон и т. д. В середине 2000 г завершатся работы по установке на самолет системы предупреждения столкновения с землей СППЗ-3.

Тем не менее, в последнее время все более очевидной становится необходимость проведения радикальной модернизации самолета: уменьшения состава экипажа, оснащения новым бортовым оборудованием и двигателями.

В 1996-97 п АНТК передал на ЗАО "Авиастар" конструкторскую документацию по варианту модернизации, получившему обозначение Ан-124-100М и предусматривающему за мену части навигационного и радиосвязного оборудования, установку двигателе; 3-й серии с шумопоглощающими мотогондолами, а также сокращение численное≥ экипажа с 6 до 4 человек. Однако в таком, виде новые "Русланы" не строятся, лишь предлагается модернизация находящихся в эксплуатации. Проработаны и варианты оснащения самолета западными двигателями, в частности, американскими Genera Electric CF6-80C2, получивший обозначение АН-124-200. На тендер, объявленные МО Великобритании, был представлен вариант АН-124-210 с английскими двигателями Rolls-Royce RB211-524H-T. Применение названных ДТРД позволяет на 8-10% увеличить практическую дальность полета существенно сократить взлетную дистанцию, обеспечивает возможность взлета с большей полезной нагрузкой при высоких: температурах окружающего воздуха и в условиях высокогорья. В кооперации с американской фирмой Honewell и российской "Авиаприбор" новые версии "Руслана" предлагается оснастить современным цифровым оборудованием и жидкокристаллическими дисплеями в кабине пилотов. Это позволило снизить вес оборудования, повысить его надежность, расширить функциональные возможности, сократить численность экипаж; до 3 человек. В соответствии с требованиями ИКАО устанавливаются новые системы предупреждения столкновения с землей EGPWJ и спутниковой связи SATCOM. Кроме того, на самолетах предусмотрено применение технологий уменьшения посадочной дистанции отработанных на Ан-70. Тот или иной вариант модернизации обязательно, можно сказать неизбежно будет осуществлен, в противном случае самолет со временем просто утратил конкурентоспособность. Затруднения сегодня вызывает лишь поиск необходимых: средств для модернизации.

В последнее время будущее Ан-124 связывается не только с транспортными перевозками, но и с участием в ряде космических программ в качестве стартовой платформы для воздушного запуска ракет носителей. Основанием для оптимизма здесь служит большая мировая потребность в выведении на орбиту легких космических аппаратов массой до 3 т, которая оценивается примерно в 2000 пусков в период до 2015 г. Расчеты показывают: при старте с самолета масса выводимого ракетой на орбиту полезного груза возрастает на 20-25%, что позволяет снизить себестоимость выведения и сделать проект привлекательным для заказчиков. Сейчас наиболее близок к практической реализации авиационно-космический ракетный комплекс "Воздушный старт", в котором, наряду с АНТК, участвуют российские предприятия - РКК "Энергия", авиакомпания "Полет", СНТК им. Н. Д. Кузнецова и ряд других. Для участия в этой программе Ан-124-100 оснащается системами, обеспечивающими загрузку транспортно-пускового контейнера с ракетой в грузовую кабину, десантирование его в районе пуска, управление полетом ракеты и контроль ее систем, передачу телеметрической информации в ЦУП и другим потребителям. Наиболее заметной переделкой конструкции самолета является доработка заднего грузолюка для десантирования ракеты. Некоторые изменения, необходимые для выполнения маневра на разделение с ракетой, претерпит и система управления самолета. В соответствии с постановлением правительства РФ ╧ 1702-р от 1 декабря 1998 г. авиакомпания "Полет" для использования в проекте "Воздушный старт" получает из ВТА четыре "Руслана" (бортовые обозначения RA-82024, -82010, -82014 и самолет с тактическим номером "10" - бывший RA-82026, серийные номера соответственно 02-05, 01-09, 05-03 и 02-07). Первый коммерческий пуск запланирован на 2003 г.

После окончания Госиспытаний началось освоение АН-124 строевыми частями ВТА СССР. В доктрине применения ВТА новому тяжелому стратегическому ВТС отводилась роль перевозчика крупногабаритной боевой техники, грузов и личного состава в зоны боевых действий или тактических учений. Самолет впервые позволил перебрасывать по воздуху почти 100% техники и вооружения Сухопутных войск, ВВС, ПВО и ракетных войск стратегического назначения.

Первые АН-124 поступили на вооружение 12-й Мгинской военно-транспортной авиационной дивизии (ВТАД), в составе которой находились 3 полка Ан-22 (566-й - в Сеще Брянской обл., 81-й - в Иваново и 8-й - в Твери). По решению главкома ВВС маршала авиации А. Н. Ефимова первым местом базирования нового самолета-гиганта была выбрана сещенская база, т. к. ее инженерно-техническое оснащение и обеспечение в целом соответствовали необходимым требованиям. Была лишь увеличена длина ВПП на 600 м, после чего она достигла 3300 м. В 1985 г. в 566-м ВТАП организовали 4-ю эскадрилью, личный состав которой приступил к изучению эксплуатационно-технической документации АН-124. Тогда же в АНТК им. О. К. Антонова прошла обучение большая группа специалистов ИАС и служб обеспечения 12-й ВТАД, которые должны были первыми получить допуск на обслуживание "Русланов".

В течение следующего года Ан-22 сещенского полка были рассредоточены по двум другим, а 10 февраля 1987 г. в Сеще приземлился первый АН-124 ╧ 01-04, пилотируемый экипажем под командованием подп-ка В. В. Николаева. Этот самолет был построен в Киеве. Через 4 дня в часть прибыл и первый Ан-124 ╧ 01-07, выпущенный в Ульяновске. В течение двух лет с обоих предприятий в полк прибыли следующие машины: ╧╧ 01-05, 01-06, от 02-01 до 02-06 (киевские) и 01-09, 01-10, от 05-01 до 05-08 (ульяновские). В этот период 566-м ВТАП командовал п-к А. Т Угрюмое, его замом по ИАС был подп-к В. Копницкий. Пришедший на смену "Антею" "Руслан" оказался на порядок сложнее предшественника и потребовал огромных усилий при освоении не только от военных, но и от сотен предприятий МАП. Для оперативного решения возникающих вопросов в Сещу направили большую группу представителей промышленности во главе с уполномоченным МАП В. Чмилевым. В группу вошли специалисты серийных заводов, а также бригада конструкторского сопровождения АНТК в составе С. Белозерова, В. Миронюка, В. Левшуна, А. Щербухи, Г. Стрельцова, А. Тарасенко, О. Баева, В. Мостового, А. Юфы и др. В начальный период эксплуатации "Русланов" были выявлены проблемы, связанные с низкой надежностью и газодинамической устойчивостью маршевых двигателей (первоначальный ресурс которых был установлен в 300 ч), большим количеством отказов РЭО, недостаточной герметичностью фюзеляжей, а также отсутствием необходимого количества средств наземного обслуживания. Для устранения обнаруженных недостатков были приняты необходимые меры, в частности, усилили капоты газогенераторного контура Д-18Т, доработали и другие элементы конструкции двигателя.

Постепенно экипажи "Русланов" стали переходить от тренировочных полетов к выполнению своих основных функций, хотя первые рейсы были связаны не с военными задачами, а с участием в перевозках грузов пострадавшим от землетрясения в Армении в декабре 1988 г. Тогда 9 военных "Русланов" перебросили в аэропорт Звартнотц за 28 рейсов 2058 т продовольствия, медикаментов, аварийной техники и т. д., налетав 377 часов. Полеты продолжались и в следующем году, в течение которого полк перевез в Армению еще 7645 т грузов и техники, среди которых были и объекты массой более 100 т. В 1990 г. экипажи Д. Ситникова и С. Белозерова доставили в Армению из США комплект оборудования для строительства завода железобетонных изделий. При этом взлетная масса машин достигала 420 т, что на 28 т превышало максимально допустимую величину.

Тем временем "Русланы" продолжали поступать на вооружение 566-го полка. Их парк в 1989 г. составлял уже 28 машин, из них 11 киевского производства и 17 - ульяновского. При этом самолет ╧ 05-07 из части был передан в распоряжение ГК НИИ ВВС в Чкаловскую для проведения на нем комплекса контрольно-серийных испытаний по отдельной программе. Эта работа закончилась в середине 1991 г., однако упомянутая машина так и осталась в распоряжении москвичей. В последнее время самолет пытаются использовать для выполнения коммерческих рейсов под маркой АН- 124-100, хотя таковым он не является. Во всей ВТА РФ имеется лишь один Ан-124-100, полученный путем доработки самолета ╧ 05-06.

 Учитывая увеличение количества самолетов в полку, директивой МО СССР от 25 января 1989 г. был сформирован 235-й ВТАП (командир п-к В. В. Николаев, зам. командира по ИАС подп-к Ю. Сидоров), включенный в 12-ю ВТАД и также размещенный в Сеще. Первоначально в новый полк из 566-го ВТАП передали самолеты ╧╧01-09, 01-10, 05-09, 05-10 и от 06-01 до 06-05. Первые полеты новый полк осуществил 11 января 1990 г. на машинах ╧╧ 01-09 и 01-10. 28 марта 1991 г. приказом Верховного Главнокомандующего М. С. Горбачева АН-124 был принят на вооружение.

За два года до этого правительство СССР официально разрешило привлекать "Русланы" к гражданским перевозкам, и оба полка приступили к выполнению платных рейсов по заявкам коммерческих фирм во все уголки планеты. Так, только в 1990 г они перевезли 51 единицу крупногабаритной техники.

В мае того же года два экипажа 566-го ВТАП, одним из которых руководил командующий ВТА генерал-п-к В. В. Ефанов, перевезли 34 джипа "Лэнд Ровер", запчасти и провизию участников авторалли "Кэмэл Трофи-90" из Фарнборо (Англия) в Братск. В декабре экипаж п-ка А. Т. Угрюмова перевез 120 т баранины из Новой Зеландии в Бельгию. В июле 1991 г. наАн-124 ╧ 05-07 под командованием подп-ка В. Пономарева перевезли из Москвы в Касабланку (Марокко) реквизит и зверей московского цирка, включая слона. В связи с увеличением количества коммерческих рейсов занимавшееся их организацией в структуре Штаба ВТА Отделение перелетов преобразовали в Отдел воздушных перевозок со штатом в 27 человек. Это подразделение, руководимое п-ком Е. П. Крючковым, организовывало выполнение директивных и платных воздушных рейсов, в т. ч. и международных, заключало договора, обеспечивало взаимодействие с ГА. Получаемые от коммерческих перевозок средства позволяли закупать запчасти для авиатехники, улучшать подготовку летного состава, строить жилье и решать другие проблемы.

С декабря 1990 г. военные "Русланы" подключились к доставке гуманитарной помощи в СССР. Начиная с 1992 г., Ан-124 летали уже под флагом России. Так, в июле экипаж подп-ка Е. Данилова из 235-го ВТАП доставил в Испанию 4 Ми-8 и спецоборудование для тушения лесных пожаров. 5 января 1993г. за 10 час 25 мин АН-124 того же полка с двумя экипажами во главе с подп-ками М. Еркиным и М. Нагорным совершил перелет из Твери через Северный полюс в Эдмонтон (Аляска), доставив на американский континент Ми-8 и Ми-24. В сентябре того же года из Пхеньяна (КНДР) в Луанду (Ангола) перевезли боевую технику, в т. ч. 3 танка Т-62. В тот же период оба полка подключились к решению транспортных задач в интересах экономики России. Например, 5 июня 1995 г. экипаж п-ка Н. Подреза из 235-го ВТАП перевез с аэродрома Восточный в поселок Полярный два подшипника для мельницы горнообогатительного комбината массой по 40 т. В марте-апреле 1996 г. экипажи 566-го ВТАП под общим руководством генерал-п-ка В. В. Ефанова выполнили уникальную транспортную операцию: с аэродрома Тенкели (Якутия) в Новосибирск за 6 рейсов было перевезено 602 т руды редкоземельных металлов, обратно доставлено 462 т продуктов и товаров народного потребления. Тогда впервые в эксплуатации на "Руслане" были выполнены посадки на ВПП с естественным покрытием - укатанный снег и щебень. С задачей справились лучшие летчики полка п-ки А. Андронов, Н. Синдеев, Е. Лукьяненко.

"Русланы" выполняли и оперативные перевозки по спецзаданиям правительства как внутри страны, так и за рубежом (Австралия, Марокко, Вьетнам, Дания, Швейцария, Малайзия и др.). В 1991 г. 14 экипажей 235-го ВТАП летали в некоторые страны на постоянной основе, например, во Вьетнам доставляли оборудование для развития производства и вооружение. В другие - эпизодически, в частности, для оказания помощи пострадавшим от наводнений. В марте 1994 г. экипаж п-ка В. Козлова выполнил рейс по маршруту Сеща-Айлсон (Аляска), доставив два Ми-8 и личный состав для проведения совместного учения (Россия, США и Канада) поисково-спасательных сил в северных широтах. Весной следующего года на Ан-124 под командованием м-ра В. Остроухова транспортировали фюзеляж и хвостовое оперение амфибии Бе-200 из Иркутска в Таганрог. Экипаж подп-ка К. Засыпкина из 566-го ВТАП в 1991 г на самолете ╧ 02-02 доставил насосные станции для тушения пожаров на нефтепромыслах Кувейта после окончания операции "Буря в пустыне". Экипаж п-ка Н. Рыжманова на самолете ╧ 02-09 осуществил перелет из Свердловска на авиабазу Трэвис (США) с оборудованием по контролю за ядерными испытаниями. Экипажи обоих полков также перебрасывали военную технику, оборудование и другие изделия российских предприятий для участия в международных выставках в следующие города: Фарнборо (1990 и 1993 гг.), Мельбурн (1989 и 1991 гг.), Абу-Даби (1992-93 гг.), Париж (1993 и 1995 гг.), Йоганнесбург (1994 г.).

Военные летчики переняли эстафету установления рекордов на "Русланах". Так, 1 декабря 1990 г. начался кругосветный перелет на АН- 124 ╧ 05-07 по маршруту Австралия (Мельбурн)-Южный полюс-Северный полюс-Австралия с промежуточными посадками в Бразилии (Рио-де-Жанейро), Марокко (Касабланка) и СССР(Воздвиженка). Экипаж под командованием начальника ГК НИИ ВВС генерал-л-та Л. В. Козлова состоял из летчиков и специалистов 235-го ВТАП (14 человек). Кроме того, на борту "Руслана" находились спорткомиссар ФАЙ А. В. Стрельникова и 8 пассажиров, в числе которых был спонсор экспедиции Виктор Джамирзе (о нем речь пойдет в следующей главе). Обеспечивали "кругосветку" экипажи п-ка В. Николаева и подп-ка М. Нагорного на Ан-124 ╧ 06-02, на борту которого находились запчасти, включая двигатель. Этот "Руслан", находясь в дежурном режиме, базировался в Мельбурне. Кругосветный полет Ан-124 проходил вдали от международных авиатрасс, причем более 90% пути приходились на безориентирные акватории четырех океанов, еще несколько процентов - на пустынную заснеженную Антарктиду. Таким образом, наземное радиотехническое и навигационное обеспечение почти полностью исключалось. Десятки задействованных других самолетов, вертолетов и морских судов находились в готовности к поисково-спасательным операциям. "В кругосветной экспедиции нам представилась уникальная возможность, - подчеркивал Козлов, - строго проверить работоспособность всех узлов, агрегатов и систем "Руслана" в различных географических широтах Мирового океана, при быстрой смене метеорологических и геофизических условий".

Перелет протяженностью 50005 км был осуществлен за 72 ч 16 мин летного времени. В этой "кругосветке" экипажу удалось установить 7 мировых рекордов скорости полета. Из Австралии "Руслан" вернулся непустой: в Москву были доставлены 80 т благотворительного груза для пострадавших от аварии на ЧАЭС и 23 т коммерческого груза. Таким образом, этот перелет помог решить не только технические задачи, но и открыл новую страницу во взаимоотношениях СССР и Австралии. С 1992 г. "Русланы" стали применяться для решения непосредственных задач ВТА России. Экипажи 235-го ВТАП участвовали в доставке авиатехники из Закавказья по маршрутам Вазиани-Моздок и Гянджа-Ульяновск.

В период с 14.12.94 г. по 13.01.95 г. самолеты этого же полка осуществили рейсы по перевозкам грузов, военной техники и личного состава в зону боевых действий в Чечне (аэропорт Моздок). Налет машин составил 1274 часа, переброшено 1833 военнослужащих и 2247 т грузов. В августе 1996 г. с целью подготовки спасательных служб к оказанию помощи терпящим бедствие морским судам и подлодкам самолет ╧ 01-04 (командир п-к И. Мальцев, летчик-инструктор подп-к В. Михеев) выполнил полеты с аэродрома Оленье под Мурманском в сторону Баренцева моря. На его борту находился установленный на трейлере глубоководный батискаф массой около 40 т, длиной 14 м и диаметром 4,4 м.

22 июня 1994 г. с целью более эффективного использования парка "стодвадцатьчетверок" МО РФ издало приказ о перебазировании 235-го ВТАП в ульяновский аэропорт Восточный. Начиная с 1 февраля следующего года 26 "Русланов", в основном, производства АО "Авиастар" получили прописку на заводском аэродроме рядом с цехами предприятия-изготовителя. Первыми туда прибыли самолеты ╧╧ 06-03 и 06-04. Одновременно с поэтапным перелетом на новую базу экипажи полка привлекались для переброски группировок миротворческих сил. Так, в июне-июле 1994 г. на АН-124 за 97 рейсов из Франции на аэродромы государств Центральной Африки было перевезено 1550 человек и 9230 т различных грузов контингента сил ООН. Полк также участвовал в операции "Бирюза": экипажи п-ка В. Козлова и подп-ков С. Пахомова, В. Пономарева, С. Поржицкого, М. Еркина на 10 самолетах за 48 рейсов перебросили 679 человек и 4131 т груза французского контингента в Заир и Джибути. С апреля 1994 г. АН-124 выполняли регулярные рейсы по обеспечению вывода российских войск из Восточной Германии (аэродром Шпереаборг). Причем вывозились не только техника и личный состав, но и семьи военнослужащих с вещами.

9 мая 1995 г. два АН-124 ╧╧ 06-02 и 06-04 (экипажи В. Ефанова и В. Козлова) участвовали в воздушном параде в Москве в честь 50-летия Победы в Великой Отечественной войне. 28 июля 1996 г. АН-124 ╧ 02-04 566-го ВТАП (командир экипажа п-к Н. Синдеев) принял участие в торжествах в честь 300-летия Российского флота в Санкт-Петербурге, пролетев на небольшой высоте над Невой.

Распад СССР серьезно нарушил планы дальнейшей эксплуатации АН-124 в ВТА. В первую очередь это связано с резким снижением госфинансирования программ освоения и доводки этих самолетов. Если раньше все необходимые доработки, восстановление и ремонт на самолетах обоих полков выполнялись бригадами заводов-изготовителей (каждая на самолетах своей постройки), то в новой ситуации эти работы были практически свернуты. То же относится к деятельности предприятий-разработчиков покупных изделий по увеличению их ресурсов и сроков службы. В частности, с 1992 г. на самолетах киевского производства из-за невыполнения обязательств МО РФ эти работы вообще прекращены. Поэтому самолеты обоих полков оказались перед реальной опасностью навсегда остаться на земле. С 1996 г перед АН-124 обоих полков встала новая проблема, связанная с выработкой календарного срока службы (10 лет). Большая научно-исследовательская работа, проведенная специалистами АНТК им. О. К. Антонова, ЦАГИ и НИИЭРАТ, позволила выйти из этой ситуации. Концепция "безремонтной эксплуатации АН-124", выдвинутая П. В. Балабуевым, получила право на жизнь - "Руслан" стал первым "Аном", эксплуатирующимся по техническому состоянию. В соответствии с "Программой исследования технического состояния самолета АН-124" все машины по мере оплаты таких работ были подвергнуты тщательному осмотру объединенной комиссией и получили рекомендации о необходимых мерах для продолжения эксплуатации.

Однако далеко не все проблемы до сих пор удалось преодолеть. По-прежнему лихорадит двигатели Д-18Т 0-й и 1-й серий: продолжаются их отказы, особенно на взлетных режимах, сложна система управления реверсом и т. д. За первые 11 лет эксплуатации зафиксировано не менее 189 случаев серьезных отказов, в основном, двигателей и системы выпуска и уборки шасси. Выходом могло бы стать оснащение самолетов двигателями 3 серии, но ввиду их дороговизны это не по карману даже коммерческим структурам, эксплуатирующим "Русланы", а тем более - военным. АН-124 ВТА РФ продолжают летать на грани риска с устаревшими как физически, так и морально силовыми установками.

С отказами в силовой установке связана катастрофа "Руслана" в Иркутске, выполнявшего второй рейс по доставке во Вьетнам проданных по линии ГК "Росвооружение" Су-27. Первый перелет по этому маршруту Ан-124 выполнил нормально, замечаний к работе матчасти не было. Утром 6 декабря 1997 г. при взлете с заводского аэродрома ИАПО потерпел катастрофу Ан-124 ╧ 01-07 566-го ВТАП. События развивались стремительно: на 3-й секунде после отрыва отказал третий двигатель, через 12 секунд отключился первый, а затем и второй. Экипаж подп-ка В. А. Федорова пытался удержать машину, однако она вошла в правый крен и упала на жилой массив авиастроителей, находящийся рядом с аэродромом.

Основной удар носовой части АН-124 пришелся на четырехэтажный дом из 64 квартир. Он был настолько мощным, что вся левая половина дома буквально рассыпалась, кабина экипажа превратилась в бесформенную кучу металла. Погиб экипаж и сопровождающие груз представители предприятий-изготовителей Су-27, которые находились на борту самолета - всего 23 человека. Под обломками дома погибли еще около 70 жителей и 12 получили ранения.

Комиссия, созданная из специалистов ВВС РФ, военных НИИ, АО "Авиастар" с участием экспертов АНТК, ЗМКБ "Прогресс" и ЗАО "Мотор Сiч" провела огромную исследовательскую работу по выяснению всех обстоятельств катастрофы, однако к единому мнению о причинах отказа сразу трех двигателей не пришла. По записям бортового самописца "Тестер-М", можно утверждать, что самовыключение третьего двигателя произошло при возникновении помпажа, как это и предусмотрено. Причину же останова других двигателей подтвердить средствами объективного контроля и проводимыми впоследствии экспериментами до конца не удалось. Окончательное заключение комиссии до сих пор не обнародовано и не передано российской стороной создателям самолета и двигателя. Со своей стороны отметим, что разбившийся самолет по причине отсутствия Сертификата летной годности не имел юридического права участвовать в коммерческом рейсе. Но там, где пахнет большими деньгами, на такие "мелочи" обычно не обращают внимания.

После иркутской трагедии со стороны правительства и МО РФ последовал категорический запрет на участие военных "Русланов" в коммерческих рейсах. В итоге половину 1998 г. оба полка простаивали, проводя многочисленные профилактические мероприятия на технике по рекомендациям комиссии, занимающейся расследованием катастрофы. Наконец, в результате ряда консультаций всех заинтересованных сторон полеты АН-124 в 566-м ВТАП возобновились. 15 мая 1998 г. в Се-ще поднялись в воздух два самолета (╧╧ 02-04 и 02-06), на борту которых были начертаны фамилии командиров эскадрильи и экипажа, погибших в Иркутске: В. Иванов и В. Федоров. Этому событию предшествовали испытания, выполненные экипажами НИИ ВВС на машине, двигатели которой были доработаны с целью увеличения запасов газодинамической устойчивости. К сожалению, такой доработке подверглись лишь несколько "Русланов", на остальные не хватило денег. По мнению специалистов, проведенные работы стали полумерой, а МО РФ должно изыскать средства для оснащения парка АН- 124 более надежными двигателями 3-й серии либо "профиля Н", в противном случае оставшиеся "Русланы" обречены на консервацию и вечную стоянку.

В 1998 г. ВТА России реорганизовали в 61-ю воздушную армию под командованием генерал-л-та В. Дырдина, сократив до 40% ее структурных подразделений, в том числе расформировав и 235-й ВТАП. Способные подняться в воздух "Русланы" этого полка вновь перебрались в Сещу. Однако реорганизация не остановила описанные выше негативные процессы: в настоящее время в 566-м полку в летном состоянии находятся всего 3-4 самолета, на которых иногда выполняются тренировочные полеты в пределах Брянской области. Таким образом, эксплуатация АН-124 основным заказчиком фактически прекратилась.

В сложившейся глобальной военно-политической обстановке АН-124 как тяжелый стратегический ВТС оказался невостребованным. Средний налет военного "Руслана" за все время эксплуатации составил всего 900-1500 часов, что в 4-5 раз меньше налета его коммерческих "братьев". Большинству числящихся в ВТА АН-124 угрожает списание на металлолом в самое ближайшее время.

Подобный факт уже имел место, когда тупость чиновников стала причиной постепенного уничтожения парка "Антеев", которые еще могли бы служить с высокой экономической отдачей минимум 5-7 лет. Спасение для военных "Русланов" может исходить от коммерческих структур, которые могли бы выкупить некоторые из них и тем самым продлить жизнь этим уникальным машинам, обреченным государством на вымирание.

Только появившись на свет, Ан-124 стал для Запада новым символом советской угрозы, поскольку тамошние аналитики считали, что благодаря ему наши войска обрели качественно новый уровень стратегической мобильности. Интерес к самолету в мире проявлялся огромный, но тогда он был засекречен. И все же "холодная война" постепенно уходила в прошлое, а идеи мирного применения "Руслана" уже носились в воздухе. На парижском авиасалоне 1985 г. самолет был впервые показан публично, и им немедленно заинтересовалась английская грузовая авиакомпания Heavy Lift. Ее представители, увидев на борту "Руслана" надпись "Аэрофлот", подумали, что это правда, и начали атаковать представителя Аэрофлота запросами. Тот, обалдев от подобной наивности, переадресовал их в "Авиаэкспорт". Однако и там конкретного разговора не получилось, так как самолет на самом деле был предназначен только для Минобороны. В последующие три года АН- 124 демонстрировался на авиасалонах в Канаде, Великобритании, Сингапуре, США, Австралии, Китае, и подобные истории повторялись неоднократно.

В АНТК эти обращения не остались незамеченными. Постепенно становилось ясно, что создан самолет с уникальным коммерческим потенциалом. Тем более, что тогда финансирование деятельности фирмы из госбюджета стало давать перебои. Руководство АНТК сумело вовремя оценить ситуацию и взять курс на самофинансирование путем организации собственного авиатранспортного подразделения. Через три-четыре года, когда рухнул Советский Союз, а вместе с ним МАП и традиционные источники поступления средств, это спасло предприятие. А тогда, в 1987-88 гг., чтобы получить от правительства разрешение начать зарабатывать, летая на Ан-124, пришлось приложить много усилий. Одним из тех, кто ходил по инстанциям и получал визы в МАПе, МГА, Минвнешторге, Госплане и Минфине, был И. Д. Бабенко. "Последней инстанцией был Генштаб, - вспоминает Игорь Диомидович. - Но маршал Ахромеев даже разговаривать на эту тему не захотел. Стратегический ВТС, длинная рука Кремля, и вдруг - коммерческие перевозки? Абсолютно исключается! В итоге все наши усилия тогда оказались напрасными".

Но в то же время по прямым поручениям правительства СССР на Ан-124 было выполнено несколько уникальных перевозок гражданских грузов, о которых много писала пресса. Первой из них стала доставка в декабре 1985 г. на опытном экземпляре "Руслана" 152-тонного карьерного самосвала "Юклид" из Владивостока в Полярный (Якутия). Из-за больших габаритов (только колеса имели диаметр 3,5 м) машину пришлось разобрать и перевезти за два рейса, которые выполнил экипаж А. В. Галуненко. 31 мая следующего года на "Руслане" из Харькова в Ташкент было отправлено рабочее колесо гидротурбины диаметром 6 м и массой 80 т для Таш-Кумырской ГЭС. Через 20 дней по тому же маршруту ушло и второе аналогичное колесо. После землетрясения в Армении среди прочих грузов экипаж А. В. Галуненко перевез на Ан-124 в зону бедствия 120-тонный кран "Либхерр". Все это еще более подогрело интерес к самолету.

В сентябре 1998 г самолет демонстрировался на авиационном салоне Фарнборо близ Лондона, и тогда впервые состоялись переговоры между английским бизнесменом К. Фойлом и министром авиапромышленности СССР А. Сысцовым о возможности использования "Руслана" для коммерческих перевозок грузов. После завершения салона переговоры продолжились в Москве под крышей "Авиаэкспорта". От АНТК их вели заместители главного конструктора Я. Д. Голобородько и А. Г Буланенко. Очень важно было сочинить первые документы, т. к. они закладывали основу будущих отношений, но практически дело продвигалось медленно, масса бюрократической волокиты сдерживала начало работ.

"И вот наступил февраль 1989 года, - продолжает Бабенко. - В Киеве ждали визита М. С. Горбачева. Первый секретарь ЦК КПУ В. В. Щербицкий приказал перегнать "Мрию" в Борисполь, чтобы показать Горбачеву как одно из достижений Украины. На АНТК решили воспользоваться ситуацией и подготовили полудетективный сценарий, который был блестяще исполнен П. В. Балабуевым. После того, как Михаил Сергеевич и Раиса Максимовна в сопровождении Щербицкого поднялись в самолет, Балабуев сделал условный знак, и трап за ними пошел вверх. Вся свита осталась снаружи. Здесь, в грузовой кабине, без помех произошел разговор между Генеральным конструктором АНТК и Генеральным секретарем ЦК КПСС. В итоге Щербицкий получил приказ подготовить предложение о передаче АНТК самолетов и положить его на стол Горбачеву через две недели". В то время такие команды выполнялись бегом, и 23 марта 1989 г, ровно через месяц после визита, состоялось заседание Совмина СССР, где рассматривался вопрос о разрешении КМЗ выполнять коммерческие перевозки на самолете Ан-124. На заседание был приглашен П. В. Балабуев, который доложил правительству страны о целях предприятия в связи с коммерческим использованием самолета. Дело в том, что к тому времени на фирме назрела острая необходимость технического перевооружения. Без широкого внедрения вычислительной техники создавать новые конкурентоспособные самолеты становилось немыслимо. Но для приобретения необходимого количества "персоналок" и более сложных компьютерных систем выделяемых из госбюджета валютных средств было недостаточно.

Выход виделся в том, чтобы попытаться зарабатывать валюту самим, используя свои профессиональные знания и возможности в организации летной работы. Однако присутствовавшие на том заседании встретили это стремление отрицательно - и министр обороны, и министр гражданской авиации считали, что в стране есть структуры (ВТА, Аэрофлот), призванные выполнять перевозки в государственных интересах, а конструкторы должны конструировать. В создавшейся напряженной обстановке большой такт и мудрость проявил Председатель Совмина Н. И. Рыжков, который убедил оппонентов дать возможность АНТК "приобрести 4 самолета Ан-124 и летать на них по всему миру с коммерческими целями как под флагом Аэрофлота, так и по прямым договорам с иностранными авиакомпаниями". Начало было положено!

О дальнейших событиях рассказывает исполнительный директор авиатранспортного подразделения АНТК, называемого сейчас авиакомпанией "Авиалинии Антонова", Константин Федорович Лушаков: "Мы арендовали два АН-124 (бортовые обозначения СССР-82007 и -82008) у ВВС. Одновременно, взяв государственный кредит, начали строить и впоследствии выкупили еще два "Руслана" (СССР-82027 и -82029) на киевском авиазаводе. После развала Союза АН-124 из числа военных, находившиеся на испытаниях в АНТК, стали собственностью Украины, и в 1992 г. по Указу Президента страны также были переданы нам. АНТК развернул интенсивную коммерческую эксплуатацию "Русланов", а валютные поступления от нее были использованы для реализации "Программы развития авиационной промышленности Украины". Эти деньги позволили сохранить научно-технический потенциал нашего предприятия в сложный переходный период 90-х годов, продолжить работы по созданию самолетов нового поколения Ан-70 и АН- 140 и практически сохранить авиационную науку Украины от полной разрухи".

Ровно через неделю после подписания процитированного Постановления СМ СССР ╧ 520-R 1 апреля 1989 г. в Москве состоялась очередная встреча с английским бизнесменом Кристофером Фойлом, который уже твердо намеревался стать торговым агентом АНТК на рынке чартерных перевозок. Через несколько недель Фойл приехал прямо в Киев, в Гостомель, и переговоры пошли полным ходом. А тем временем можно было начинать летать.

Для начала Аэрофлот позволил антоновцам перевезти багаж немцев-репатриантов из Москвы в Ганновер. Багаж паковался в 6-метровые морские контейнеры, грузить которые было очень легко. Поскольку на Ан-124 было написано "Аэрофлот", никаких трудностей с подачей заявок на полет и получением разрешений тогда не возникло. Несколько позже, когда киевляне стали проявлять самостоятельность в поисках партнеров, Аэрофлот начал ставить им палки в колеса. Однако Постановление ╧ 520-Р давало АНТК такое право, и на фирме было твердое намерение им воспользоваться.

Вскоре после рейсов в Ганновер стало известно, что в Москве должно состояться выступление известной рок-группы "Пинк Флойд", в связи с чем из Афин необходимо привезти 120 т сценического оборудования, причем концерт в Москве запланирован через два дня после выступления в Афинах. В "Росконцерте" уже думали, что выступление будет сорвано: Аэрофлот наотрез отказался выполнить перевозку в такие сроки. Поэтому предложение АНТК было воспринято чуть ли не как Божья благодать, и договор был подписан уже на следующий день... Загруженный "Руслан" был готов вылететь в Москву, афинские диспетчеры разрешили запуск и руление, но когда узнали, что двигателям Д-18Т необходим прогрев на исполнительном старте 4 минуты, буквально впали в шок - на 4 минуты "заткнуть" загруженный столичный аэропорт!? В итоге "Руслан" стоял с работающими двигателями около часа, ожидая "окна"... Как говорится, лиха беда начало - в 1993 г. Майкл Джексон привез в Москву 310т своих грузов на трех "Русланах", самолетом пользовалась Мадонна, Хулио Иглесиас и другие поп-звезды. Сегодня фирма "Rock-It-Cargo" специализируется на перевозке по всему миру подобных клиентов, используя при этом преимущественно АН-124. В том же 1989 г. "Руслан" доставил яхту "Фазиси" из Сухуми в Лондон для участия в кругосветной гонке.

Таким образом, АНТК оказался втянутым в бизнес, где его люди не знали никого, у них не было никаких средств связи, кроме телеграфа, никто даже не представлял толком, как искать заказчиков. Теперь, анализируя пройденный путь, понятно, что почти все перевозки того времени были случайными. К их услугам прибегали, главным образом, в том случае, если сроки поставки чего-либо были под угрозой, и поставщику грозил большой штраф, или в случае стихийных бедствий или войн, когда требовались срочные переброски больших партий грузов. Тем не менее, видя растущую самостоятельность АНТК в вопросах организации коммерческих перевозок, МГА потребовало оформить Сертификат эксплуатанта, т. е фактически зарегистрировать собственную авиакомпанию. В конце-концов этот документ был получен, хотя Ан-124 не был еще сертифицирован как гражданское воздушное судно. По этой причине в 1992 г. эксплуатация всех "Русланов" была остановлена, и фирме пришлось много поработать, чтобы вариант Ан-124-100 получил Сертификат летной годности. Потом ИКАО выдало АНТК трехбуквенный позывной ADB (что означает Antonov Design Bureau), под которым его самолеты летают до сих пор.

Подготовка договора с Фойлом продолжалась, но он брался быть агентом АНТК только в Европе и на Ближнем Востоке. Дальний Восток с его "бананово-лимонным" Сингапуром и Австралия были желанными, но еще недосягаемыми. Было несколько попыток работать с этими регионами при посредничестве китайцев, но все они были не очень удачны, т. к. деньги шли через Аэрофлот, и потом было очень трудно их оттуда вытащить. А вскоре сотрудник АНТК Анатолий Науменко привез из Москвы Виктора Джамирзе, австралийского бизнесмена и филантропа, адыгейца по национальности, знаменитого на весь Союз тем, что он подарил русской православной церкви икону, усыпанную драгоценными камнями. Толя познакомился с ним во время авиасалона в Австралии, причем братьев Джамирзе (всего их семь плюс сестра) рекомендовал сам посол СССР. Виктор горячо взялся за организацию перевозок и получил разрешение на прилет самолета в Австралию, зарегистрировав там компанию "Антонов Эрлаинз Сервисиз" с уставным капиталом 1 USD (один доллар)".

Так началась первая длительная экспедиция АН- 124 за рубеж. В последующие годы подобная форма организации, когда самолет и экипаж летают по всему миру в автономном режиме и не возвращаются на базу месяц-полтора, стала основной в работе "Авиалиний Антонова". Такой режим обеспечивается высокой квалификацией экипажей и достаточным уровнем эксплуатационной технологичности АН-124, в конечном счете он дает возможность практически исключить рейсы порожняком и увеличить прибыль. Но в первой австралийской экспедиции не все получилось гладко. Вспоминает командир экипажа В. А. Тка-ченко: "Мы долго не могли вылететь из Союза - испытывали большое сопротивление со стороны властей. Преодолеть его удалось только под новый 1990 год, взяв попутный груз - оборудование для мавзолея Хо Ши Мина в Ханое, аналогичное мавзолею Ленина. Из Ханоя пошли в Сингапур, оттуда надо лететь в Австралию, а разрешения опять нет. Местный представитель Аэрофлота долго отговаривал нас, даже угрожал. А менеджера с нами не было, вся ответственность лежала на командире. Пришлось лететь на свой страх и риск.

За полтора месяца, проведенных в Австралии, мы выполнили всего 19 рейсов. Возили по континенту и в Новую Зеландию дорогих скакунов, свежую рыбу, элитных телят, другой скот. После первых же рейсов возникла неожиданная проблема - в самолет нельзя было зайти из-за ужасного запаха: животные в полете, оказывается, мочатся. Чтобы вымыть "Руслан", пришлось купить целую бочку шампуня, 250 литров, и пригласить пожарную машину. Мыли целый день, одной пены было полсамолета. Потом сделали спецподдоны, и все стало нормально. В этих полетах по незнакомому континенту особенно хорошо показала себя бортовая инерциапьная навигационная система.

Вообще в Австралии "Руслан" вызвал очень большой интерес. Как правило, мы только заходим на посадку, а люди уже бегут посмотреть на самолет. Я не ожидал, что авиация пользуется такой огромной популярностью среди обыкновенных людей. Экспедиция была очень интересной, но в конечном счете оказалась плохо организованной и показала нам, что в этом деле необходимо сотрудничество с западными фирмами, т. к. у них и опыт, и связь, и реклама, а у нас ничего этого не было. По возвращении мы привезли к 8 Марта женщинам АНТК по орхидее - подарок Джамирзе".

Самолет вернулся с чеком на 100000 USD, но когда его сдали в банк, оказалось, что на счету Джамирзе нет ни гроша. Из объяснений бизнесмена выходило, что АНТК сам виноват в этом, т. к., когда он почти подписал контракт на перевозку породистых овец в СССР, антоновцы забрали самолет. На самом же деле заказ на перевозку овец был потерян в результате провокационного заявления представителя о Аэрофлота, что АН-124 имеет негерметичную кабину, и овцы неизбежно подохнут в полете. Объяснения Джамирзе тогда были с приняты, и ему еще раз дали самолет в Австралию, но результат оказался тот же: "Руслан" возвратился с двумя чеками, и ни один из них не был оплачен. После этого отношения с ним были разорваны.

По-настоящему цивилизованный бизнес для АНТК начался, когда в полной мере развернулось сотрудничество с Фойлом. Его фирма Air Foyle Ltd взяла на себя функции маркетинга транспортных услуг АНТК, рекламы, страховки и т. п. Что особенно важно - была налажена строгая дисциплина в финансовых вопросах, чего не удавалось сделать раньше. Развернулся планомерный процесс поиска наиболее подходящей для "Руслана" ниши на мировом рынке авиаперевозок. В частности, были попытки возить спакетированные грузы по заказам люксембургской компании Cargolux, для чего пытались приспособить существующее десантно-транспортное оборудование самолета. В Гостомеле изготовили поддоны размером 6x3 м, предназначенные для подъема кран-балками. В самолет их помещалось 12, но получились они слишком тяжелыми - каждый весил более 1000 кг. Кроме того, часто было невозможно эффективно использовать высоту грузовой кабины, т. к. нижние слои коробок (например, с компьютерами) сминались под весом многоярусного четырехметрового сооружения над ними. В некоторых случаях низкое давление в грузовой кабине АН-124 (по сравнению с пассажирским самолетом) приводило к повреждению грузов - отдельные упаковки открывались в полете, и получатели груза предъявляли претензии. Практика показала, что в этом виде бизнеса "Руслан" проигрывает Boeing-747.

"Уже первые годы эксплуатации показали не только высокую эффективность "Руслана", но и выявили некоторые недостатки, - писал В. И. Толмачев в 1991 г. - Главный из них - отсутствие оборудования для перевозки генеральных грузов, соответствующего международным стандартам. Автономное погрузочное оборудование самолета не стыкуется с грузовыми терминалами хорошо оснащенных международных аэропортов. Это увеличивает время загрузки спакетированных грузов".

Необходимый комплект оборудования был разработан в АНТК в 1992-93 гг. Он включал в себя фальшпол с шаровыми и роликовыми секциями, направляющие для контейнеров и поддонов, замки, ограничители и т. д. Техническая документация на его изготовление передана в Ульяновск на завод-изготовитель.

Звездный час Ан-124 наступил с началом войны в Персидском заливе. Оказалось, что по универсальности применения конкурентов у него просто нет. Самолеты фирмы "Руслан" (так по аналогии с "четырехсоткой" в мире стали называть авиатранспортное подразделение АНТК) доставляли в район боевых действий американские зенитные комплексы "Пэтриот", эвакуировали оттуда беженцев (до 451 человека за рейс), перевозили противогазы в Саудовскую Аравию, затем оборудование для тушения пожаров на нефтескважинах и участвовали в восстановлении Кувейта. "Ставки за час были высокие, - вспоминают участники тех памятных рейсов. - Спасибо нашему другу Саддаму".

Так постепенно отсекались те ниши рынка, в которых экономическая эффективность Ан-124 стояла под вопросом, и определялись те из них, где самолет был вне конкуренции. Слово К. Ф. Лушакову: "Мы стали специализироваться на транспортировке по воздуху крупногабаритных грузов, требующих специальной подготовки к перевозке как самого груза, так и самолета-перевозчика. Такого рода перевозки - это сфера деятельности, в которой лучше всего ориентируются те авиакомпании, которые уже имеют опыт такой работы и которые используют самолеты, специально построенные для таких работ. Появление на рынке коммерческих перевозок самолета Ан-124-100 привело к значительному расширению спроса на авиаперевозки во всем мире крупногабаритной машиностроительной продукции, технологического оборудования, моногрузов массой до 120 т и более, т. к. этот самолет предоставляет грузоотправителям невиданные прежде возможности.

Постоянно растущая осведомленность о самолете питает дальнейший рост этого рынка. Почти постоянными заказчиками услуг "Авиалиний Антонова" стали такие фирмы, как Lockheed Martin, Boeing, Loral, Volkswagen, Siemens, General Electrik и др., для которых основными критериями являются быстрота и дальность перевозки грузов. Если в первые годы рынок, на котором мы работаем, складывался как рынок срочных перевозок или же избежания штрафных санкций за несвоевременную поставку, то сейчас явно прослеживается стремление крупных производителей негабаритных грузов к плановому использованию воздушных перевозок. Так, одна из известных аэрокосмических фирм заключила долгосрочный контракт на перевозку Ан-124-100 крупногабаритных частей конструкции спутников и ракет внутри США и между Америкой, Европой и Китаем. Больше того, уже на стадии проектирования эта компания учитывает размеры грузовой кабины "Руслана", чтобы крупногабаритные элементы конструкций могли быть перевезены нашим самолетом".

Как видим, Ан-124 стал необходимым элементом технологической цепочки "производитель-перевозчик-потребитель". В своей сфере - моногрузы с размерами, которые не может вместить ни один другой самолет в мире, и массой до 120 т и более - он не имеет конкурентов. Применение самолета для перевозки именно таких грузов и принесло ему наибольшую славу. А первые no-настоящему уникальные коммерческие перевозки организовал Фойл. Так, в ноябре 1989 г. "Руслан" под командованием Ю. В. Курлина доставил из Хельсинки в Мельбурн волок печатной машины массой 53 т. Это был первый рейс по контракту, заключенному Фойлом, причем сам Кристофер находился на борту. В январе 1991 г. из Барселоны в Новую Каледонию перебросили три трансформатора по 42 т каждый. Для их перемещения внутри фюзеляжа в том рейсе впервые были применены т. н. "скейты", и поныне широко используемые. Затем последовало множество подобных операций, в т. ч. занесенная в "Книгу рекордов Гиннесса" перевозка электрогенератора фирмы Siemens массой 135,2 т из Дюссельдорфа (Германия) в Дели (Индия). В 1998 г. 132-тонная паровая турбина той же фирмы была доставлена в Чили, и это был второй самый тяжелый груз, когда-либо перевезенный самолетом. В апреле того года на Маршаловы острова отвезли опреснительную установку массой 72 т. На правительство этого островного государства событие произвело такое впечатление, что оно приняло решение увековечить его выпуском коллекционной почтовой марки. Самолеты "Авиалиний Антонова" доставляли в различные точки планеты оборудование для химической промышленности, части европейской ракеты-носителя "Ариан-5", вертолеты, суда, электровозы и т. д.

Достигнутый уровень организации полетов и квалификации экипажей позволили "Авиалиниям Антонова" получить украинскую и британскую лицензии на право перевозки опасных грузов. Именно самолеты АНТК вывозили ядерные материалы из Ирака во исполнение резолюции Совета безопасности ООН. Постановлением Кабмина Украины ╧ 1365 от 08.12.97 г. "Авиалиниям Антонова" присвоен статус Национального воздушного грузового перевозчика. В парке авиакомпании насчитывается сегодня 8 "Русланов".

В 1990 г авиакомпания "Волга-Днепр", созданная на базе ульяновского комплекса "Авиастар" при участии АНТК им. О. К. Антонова, ЗАО "Мотор С!ч", завода "Авиант", а также банковских и других структур, получила свой первый Ан-124 (бортовое обозначение СССР-82042). На этот раз "Хэви Лифт" не упустила свой шанс, и в 1991 г. создала с новой авиакомпанией совместное предприятие. На мировом рынке появился второй перевозчик, эксплуатирующий "Русланы". Деятельная поддержка огромного "Авиастара" и переход на работу в авиакомпанию некоторых специалистов во главе с В. И. Толмачевым, ставшим ее техническим директором, определили мощный потенциал "Волги-Днепр". В 1999 г. она располагала уже 7 "Русланами".

За 10 лет "Волга-Днепр" прошла большой и, в общем, сходный с "Авиалиниями Антонова" путь. Ей принадлежит честь выполнения многих уникальных транспортных операций. Так, в сентябре 1990 г. из Форли (Италия) в Триполи (Ливия) она перебросила сразу 60000 живых кур. В мае 1992 г. из Эмиратов в Швейцарию перевезла 52 т золота стоимостью 230 млн. фунтов стерлингов. Слитки были разложены по полу "Руслана" тонким слоем, и их пришлось буквально попирать ногами. Однажды из Конго в Ригу доставили целый ботанический сад. Растения находились в отдельных горшках, а вместе с ними - полчища африканских насекомых - жучков, комаров и т. п.

Двое из состава экипажа тогда заболели малярией, причем один в результате умер. В 1995 г. самолеты "Волги-Днепр" летали из Рио-де-Жанейро в Сингапур с грузом оборудования для нефтедобывающей промышленности. В 1997 г они перевозили автомобили, участвовавшие в марафоне "Мастер-ралли'97" - за рейс до 54 легковых машин. Один из Ан-124-100 компании принял участие в создании продолжения киноэпопеи "Звездные войны", перевезя из Лондона в Тозу (Тунис) съемочное оборудование и макет космического корабля общей массой более 100 т. В том же году для компании "Алмазы России-Саха" в Полярный доставлены 3 сверхтяжелых (по 103 т) грузовика "Комацу-510Е" из Чикаго. В ходе одного из обратных рейсов из японского города Кансай в Торонто (Канада) перевезен фюзеляж первого экземпляра делового самолета Global Express длиной 15 м и диаметром 2,5 м. Под рождество 1998 г. из Канады в Нью-Йорк доставили огромную ель массой 40 т. Есть в активе "Волги-Днепр" и транспортировки американских спутников на Байконур, истребителей Су-27 во Вьетнам и Китай, а Су-30 - в Индию.

В последующие годы Ан-124-100 появились в государственной транспортной компании "Россия", фирме "Магистральные авиалинии", авиакомпаниях "Антонов ЭрТрэк", "Транс-Чартер", "Титан", "Аякс" и "Полет". Судьбы этих компаний сложились по-разному. Сегодня первые шесть из них либо лишились своих "Русланов", либо сами перестали существовать. Оказалось, недостаточно просто заполучить такие самолеты, необходимо еще иметь разветвленную сеть коммерческих агентов, мощную техническую базу, наконец, опытные и слетанные экипажи. Все это не под силу небольшим авиакомпаниям, которые, располагая одним-двумя "Русланами", часто были не в состоянии содержать собственные экипажи и для выполнения подвернувшихся заказов нанимали сторонних летчиков. Это стало одной из основных причин ряда тяжелых летных происшествий, случившихся с гражданскими "Русланами".

Так, ночью 15 ноября 1993 г. в районе иранского аэропорта Керман Ан-124-100 (бортовое обозначение RA-82071), принадлежавший "Магистральным авиалиниям", но с летчиками "Авиастара", при заходе на посадку столкнулся с горой и разбился. Погибли 17 человек. Причина - несоблюдение экипажем установленной в данном аэропорту схемы захода на посадку и непонимание команд службы УВД.

Второй подобный случай произошел 8 октября 1996 г., когда АН-124-100 (RA-82069) авиакомпании "Аякс" под управлением военных летчиков в сложных метеоусловиях заходил на ВПП итальянского города Турина. В этот момент она ремонтировалась на участке длиной 950 м, однако экипаж об этом проинформирован не был. В критический момент командир принял решение уходить на второй круг, но в нарушение Руководства по летной эксплуатации уже был включен реверс двигателей. Самолет врезался в жилые дома, слишком близко стоявшие от полосы. Погибли 4 человека, 15 - ранены.

При этом уровень подготовки экипажей крупных эксплуатантов "Русланов" заслуживает самых высоких оценок. Например, в 1995 г. на одном из самолетов "Волги-Днепр" разрушилась турбина двигателя, лопатки срубили обтекатель холодного контура и местами пробили элементы конструкции лайнера. Однако экипаж во главе с В. Гребенниковым сумел благополучно посадить поврежденную машину. 19 июня 1996 г. при взлете из аэропорта итальянского города Генуя тяжелогруженный самолет "Авиалиний Антонова"(UR-82029) попал в стаю чаек и выдержал более 50 столкновений с этими крупными птицами. Повреждения получили все двигатели, обтекатели РЛС, предкрылки и т. д. Проявив высокий профессионализм, экипаж под командованием Н. Богули сумел быстро развернуться над морем и блестяще приземлиться. Свежий пример: в декабре прошлого года другой "Руслан" АНТК (UR-82007), взлетая с одной из алжирских военных баз, столкнулся с шаровой молнией, в результате чего был сильно поврежден обтекатель верхней РЛС, отказал радиолокатор и один из двигателей. Так как возвращение на аэродром по метеоусловиям было связано с большим риском, командир А. Куликов принял решение продолжать полет. Преодолев на трех двигателях почти четыре тысячи километров, "Руслан" благополучно достиг места назначения. На начало 2000 г. парк АН-124-100, находящихся в коммерческой эксплуатации, составляет 19 машин в 3 авиакомпаниях, из них 17 - в "Авиалиниях Антонова" и "Волге-Днепр". Сегодня фрахт этого самолета на мировом рынке колеблется в пределах 12-24 тысячи USD залетный час. К сожалению, там, где крутятся большие деньги, неизбежно появление лиц, стремящихся повлиять на характер их распределения. С "Русланом" связано уже несколько подобных историй. Так, в 1993-94 гг. американская фирма "Вентрекс", действуя через доверенных (или прикормленных?) лиц в Кабмине и депутатском корпусе Украины, пыталась буквально прибрать к рукам самолетный парк АНТК. Был большой скандал с громкими демагогическими призывами, продажными журналистами и всем, чем обычно сопровождаются подобные случаи. Руководству АНТК пришлось отстаивать интересы фирмы в международном арбитражном суде в Нью-Джерси (США), а трудовой коллектив, лицом к лицу столкнувшись с инициаторами этой затеи, выразил намерение разобраться с ними менее формальным способом. В общем, попытка закончилась провалом... Другая громкая история, имевшая место летом прошлого года, связана с авиакомпанией "Волга-Днепр". Суть ее конфликта с АНТК изложена в "АиВ" ╧ 4'99, а также в многочисленных публикациях в российской прессе. В апреле 1999 г. недоброжелатели "Волги-Днепр" и "Авиалиний Антонова" (у каждой - свои) выступили с утверждениями, будто бы компании возят военные грузы для войск NATO в Югославии, чем способствуют уничтожению наших братьев-славян. И хотя оба перевозчика в войну не вмешивались, а доставляли только гуманитарные грузы потерпевшим, но таковы уж правила нашего "совкового" бизнеса: мы вас обольем грязью, а вы там отмывайтесь, как хотите.

Впрочем, завершить эту статью хочется на оптимистической ноте, и основания для этого есть. Ведь "Руслан" уже прочно занял свое место в очень небольшом списке летательных аппаратов, которые не просто удачно проявили себя на рынке перевозок, но сами создали новый сектор этого рынка. В первые пять лет с начала его коммерческой эксплуатации среднегодовой рост воздушных перевозок уникальных грузов в мире достигал 26%. Число только американских компаний, пользующихся услугами АН-124-100, каждые четыре года удваивалось. Это свидетельство большого коммерческого успеха самолета в мировом масштабе. В истории отечественной авиации подобных примеров мало. В настоящее время объем рынка перевозок, пусть меньшими темпами, но продолжает расти, а сам самолет приобретает все большую популярность. Специалисты считают, что "Руслан" только переживает пору юности, машина может работать еще в течение 40 и даже 50 лет. От себя добавим: только при условии цивилизованного и совместного решения всех возникающих проблем по поддержанию ее летной годности и дальнейшей модернизации всеми заинтересованными предприятиями по обе стороны российско-украинской границы.



 ЛТХ:
Модификация   Ан-124
Размах крыла, м   73.30
Длина самолета,м   69.10
Высота самолета,м   20.78
Площадь крыла,м2   628.50
Масса, кг  
  пустого самолета   173000
  нормальная взлетная   392000
  максимальная взлетная   405000
Внутреннее топливо, кг   213714
Тип двигателя   4 ТРДД Прогресс (В.А.Лотарев) Д-18Т
Тяга, кН   229.47
Максимальная скорость, км/ч   865
Крейсерская скорость, км/ч   750-800
Перегоночная дальность, км   16500
Практическая дальность, км   4500
Практический потолок, м   9500
Экипаж, чел   6-7
Полезная нагрузка:   88 человек или 120 000 - 150 000 кг груза


 Доп. информация :


  Чертеж "Антонов Ан-124 Руслан"
  Чертеж "Антонов Ан-124 (1)"
  Чертеж "Антонов Ан-124 (2)"
  Книга "Антонов Ан-124-100 (Книга 1)"
  Книга "Антонов Ан-124-100 (Книга 2)"



 

Список источников:

Авиация и Время. Вячеслав Заярин, Андрей Совенко, А. Н. Краснощеков. "Ты, как из сказки богатырь..."
Крылья Родины. Николай Васильев. Русский лайнер "АН"
Николай Якубович. Все самолеты О.К.Антонова
Вестник воздушного флота. Ан-124 "Руслан"
Роман Астахов. Русская Сила. Военно-транспортный самолет Ан-124 "Руслан"


Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама:

Нужен юрист адвокат дела гражданские и семейные вопросы.


Rambler's Top100 Rambler's Top100