главная авиация второй мировой бомбардировщики
   Martin Type 167 Maryland
       
Разработчик: Martin
Страна: США
Первый полет: 1939
Тип: Бомбардировщик-разведчик
  ЛТХ     Доп. информация
   


В 1937 году командование американской армии пришло к выводу, что для обеспечения дальнейшего роста характеристик фронтовых бомбардировщиков необходимо перейти от одномоторной к двухмоторной схеме машины. В соответствии с этим в марте следующего года была составлена и разослана по авиафирмам спецификация (техническое задание) ╧38-385 на новый двухмоторный бомбардировщик. Спецификация содержала требования обеспечить максимальную скорость машины не менее 200 миль в час и дальность полета - 1200 миль. Крайний срок представления проектов назначался на 17 марта 1939 года.

В конкурсе приняли участие фирмы "Норт-Америкэн", "Белл", "Боинг-Стирмэн", "Дуглас" и "Гленн Мартин". Лучшим был признан проект "Дугласа" под обозначением "Модель 7В", который в дальнейшем воплотился в знаменитый бомбардировщик "Бостон". Фирма "Гленн Мартин" со своей разработкой "Модель 167" получила "поощрительный приз" в виде 500 тыс. долларов на оплату расходов по проектированию и постройку прототипа. Казалось, на этом история "Модели 167" должна бы и закончиться, но все изменило резкое обострение обстановки в Европе.

Мюнхенский кризис и вполне реальная перспектива войны с Германией осенью 1938 года подтолкнули министерство обороны Франции к резкому наращиванию закупок вооружений, в том числе - авиационных. Но французская авиапромышленность не могла быстро и в полной мере обеспечить этот прирост. Как обычно бывает в подобных случаях, пришлось сделать ставку на импорт. В частности, 26 января 1939 года в США подписали контракт на поставку бомбардировщиков "Мартин модель 167F" (буква F в индексе машины означала France - Франция).

Расскажем вкратце, что же за самолет купили французы. "Модель 167" была разработана конструкторским коллективом балтиморской фирмы "Гленн Мартин энд Компани" под руководством инженера Джеймса С. Макдонелла. Самолет изначально был задуман как многоцелевая машина с возможностью использования в качестве легкого фронтового бомбардировщика, разведчика и даже штурмовика.

Для действий в роли бомбардировщика в фюзеляже сделали небольшой бомбоотсек, вмещавший бомбы малого и среднего калибра (от 10 до 100 кг). Общая бомбовая нагрузка составляла всего 1250 фунтов (примерно 560 кг), что, даже по тогдашним меркам, было слишком мало для относительно крупной двухмоторной машины. Конструкторы планировали в дальнейшем установить дополнительно наружные подкрыльевые бомбодержатели, что позволило бы увеличить бомбовую нагрузку до 1000 кг и поднимать более мощные боеприпасы вплоть до авиаторпед. Но на практике этого так не сделали.

Помимо бомб, "Мартин" мог атаковать противника пулеметным огнем, для чего в центроплане крыла установили четыре курсовых пулемета "Браунинг" винтовочного калибра.

Согласно проекту экипаж для самозащиты располагал тремя подвижными пулеметами "Виккерс". Один из них размещался в носовой линзовой установке (впрочем, ни на прототипе, ни на на серийных машинах его не ставили), еще один - в верхней башенной турели, а третий - в задней нижней "кинжальной" установке. В целом можно сказать, что как наступательное, так и оборонительное вооружение самолета было для того времени уже явно слабоватым. Положение усугублялось полным отсутствием пассивной защиты. Разработчики не захотели утяжелять машину броней и уменьшать объем топливных баков за счет их протектирования. Предполагалось, что главным защитным средством самолета будет его высокая скорость. Но на практике этот расчет не оправдался, поскольку большинство вражеских истребителей, с которыми "мартинам" вскоре пришлось иметь дело, обладали над ними неоспоримым преимуществом в скоростных характеристиках.

Во Францию, согласно договору, "мартины" поступали без вооружения, французы сами на месте оснащали их пулеметами и бомбосбрасывателями, рассчитанными под местную номенклатуру боеприпасов. При этом, очевидно, с целью дальнейшего облегчения машины и повышения летных данных, они отказались от носовых и кинжальных пулеметных установок, еще сильнее ухудшив тем самым защищенность бомбардировщика. В крыле и в верхней турели они ставили пулеметы собственного производства МАС-34 калибра 7,5 мм. Иногда, вместо одного пулемета, в башне монтировали спарку.

Конструктивно "Мартин 167" представлял собой цельнометаллический свободнонесущий моноплан с гладкой дюралевой обшивкой всех поверхностей, за исключением рулей и элеронов, обшитых полотном. Фюзеляж типа полумонокок овального сечения. Конструкторы стремились максимально "обжать" мидель с целью снижения аэродинамического сопротивления. Ради этого им пришлось отказаться от переходов между кабинами, хотя это и являлось явным отступлением от американских традиций бомбардировочного самолетостроения. Члены экипажа могли общаться между собой только по переговорному устройству.

Еще одной интересной особенностью, воплощенной в прототипе, но не нашедшей применения на серийных машинах, была убираемая в фюзеляж стрелковая башня. Башню предполагалось поднимать с помощью механического привода только при непосредственной угрозе атаки истребителей. В обычном положении она втягивалась вовнутрь фюзеляжа, а ее ниша закрывалась двумя сдвижными панелями.

Крыло двухлонжеронное кессонного типа. Основные стойки шасси бесподкосные, с масляно-пневматической амортизацией убирались поворотом назад в мотогондолы. Хвостовое колесо неубирающееся. В целом самолет получился весьма изящным, аэродинамичным и легким, что обеспечило ему относительно неплохие летные данные.

На первой модификации машины стояли 14-цилиндровые двухрядные звездообразные моторы "Пратт-Уитни" R-183SC3G "Твин Уосп" с одноступенчатыми нагнетателями мощностью по 1050 л.с. Винты - трехлопастные ВИШ-автоматы "Хэмилтон-стандард" с "вентиляторными" накладками у ступицы для улучшения охлаждения цилиндров двигателей.

Экипаж состоял из штурмана-бомбардира (он же командир), сидевшего в хорошо остекленной носовой кабине, пилота и стрелка-радиста. Иногда в состав экипажа включали еще одного человека -штурмана-навигатора. Прежде всего, это касалось французских морских эскадрилий.

Управление самолетом было дублировано. В кабине штурмана-бомбардира стоял второй штурвал и педали, которыми он мог воспользоваться для "тонкой наводки" на цель или в случае выхода из строя пилота.

В феврале 1939-го первый опытный экземпляр под обозначением ХА-22 впервые поднялся в воздух. 14 марта он перелетел на военную авиабазу "Райт филд". И хотя, как уже говорилось, по результатам испытаний американские военные, отдали предпочтение машине "Дугласа", фирму "Гленн Мартин" это нисколько не огорчило. Ведь еще 6 февраля (то есть, задолго до начала испытаний) она получила заказ от французов на постройку 115 "Мартинов 167" с началом поставок в июле того же года. Сумма заказа составляла более 2,5 миллиона долларов, что позволяло фирме начать постройку нового авиасборочного завода и закупить для него самое современное оборудование. Это являлось необходимым, поскольку производственные мощности действующего завода были явно недостаточны для выполнения французского заказа.

7 февраля, то есть уже на следующий день после подписания контракта (вот они, американские темпы!) на площадку будущего завода прибыли бульдозеры и сотни землекопов. Одновременно для старшеклассников местных школ открылись курсы по подготовке рабочих-станочников и сборщиков. Когда завод заработал, средний возраст его рабочих составлял всего 17 лет, что дало повод местным шутникам прозвать его "детским городком".

Между тем, в марте французы сделали новый заказ на 100 машин, а в октябре - еще на 130. Таким образом, общий объем заявок составлял 345 экземпляров - не так уж мало по меркам 30-х годов прошлого века. Однако вскоре после начала войны в Европе правительство США наложило эмбарго на поставки вооружений воюющим странам. В результате третий и, частично, второй контракты остались нереализованными, а построенные по ним самолеты получили англичане. Но это уже другая история, о которой мы расскажем во второй части статьи.

А пока перенесемся в "прекрасную Францию". Там самолет получил обозначение "Мартин 167-А3". Согласно местной классификации "A3" означало "трехместный ближний бомбардировщик".

Несмотря на то, что фирма "Гленн Мартин" приложила максимум усилий, построив завод буквально за три месяца, сроки поставок оказались сорванными. Первый серийный "Мартин 167-А3" вышел из сборочного цеха только в августе, а 7 декабря во французский порт Гавр пришел транспорт из Америки, на борту которого находились всего лишь девять машин.

Самолеты поступили в разобранном виде, упакованные в контейнеры. Затем прибыло еще несколько транспортов. В результате общий объем поставок составил 234 самолета. Сначала их планировали собрать во Франции, но затем решили осуществить сборку в африканском городе Касабланка (французское Марокко). Ящики с самолетами отправляли в Марокко по Средиземному морю по мере их прибытия из США с 25 декабря 1939-го до 25 июня 1940 года, причем последняя партия ушла из Марселя уже после капитуляции Франции.

Так называемое "Воздушное производственное ателье" в Касабланке (AIA), где началась сборка "мартинов", представляло собой скорее большую авиаремонтную мастерскую, чем завод. В ней не хватало ни оборудования, ни производственных площадей. Кроме того, задерживались поставки необходимых комплектующих. Так, кислородные приборы и радиостанции начали прибывать лишь в феврале, а бомбосбрасыватели - только в мае.

Тем не менее, до выхода Франции из войны успели смонтировать и включить в боевой состав ВВС 139 машин. Авиация флота получила 52 самолета, причем 12 из них уже после заключения перемирия.

Первыми на новые самолеты перевооружились две разведывательные группы: GR I/61 и GR II/39, расквартированные в Сирии и Северной Африке. Затем командование решило "пересадить" на "мартины" четыре "африканские" бомбардировочные группы: GB I/62, GB II/62, GB I/63 и II/63, ранее летавшие на устаревших LeO-206, "Амио 143" и "Потезах 540".

Несмотря на то, что все эти группы должны были завершить перевооружение к 31 января 1940 года, лишь 8 февраля первые три самолета официально включили в состав ВВС.

Возникает вопрос: почему именно африканские колонии были выбраны в качестве "среды обитания" для нового бомбардировщика? Beроятно, все дело в том, что французское авиационное начальство прекрасно понимало: слабая защищенность машины оставляет ей слишком мало шансов на успех в случае действий на европейском ТВД. "Мартинам" уготовили роль "колониальных бомбардировщиков", однако судьба распорядилась иначе, и вскоре их экипажам пришлось, неся жестокие потери, отбиваться от "мессершмиттов" и "взламывать" германскую ПВО...

В начале марта разведывательная группа GR II/39, размещенная в Сирии, была переквалифицирована в бомбардировочную GB I/39. Ее планировали срочно вооружить "мартинами" и в случае принятия политического решения на войну с Советским Союзом - отправить бомбить бакинские нефтепромыслы. Во второй половине апреля эта группа "вне очереди" получила 12 "мартинов". Три из них были оснащены фотооборудованием и дополнительными бензобаками для дальней разведки. Однако на всех остальных отсутствовали бомбосбрасыватели, которые доставили в Сирию лишь через два месяца! К тому времени немцы уже маршировали по Франции, а об идее бомбардировок Кавказа никто и не вспоминал...

К моменту начала немецкого вторжения в составе боевых частей французских ВВС числилось 78 "мартинов 167". Большинство из них находилось в Алжире и Марокко.

6 мая первые 13 "мартинов" (во французских ВВС их почему-то предпочитали называть не "мартинами", а "гленнами") из GB I/63 под командованием майора Трушемана, перелетев из Алжира, прибыли в Бордо. Через три дня за ними последовали 13 экипажей группы I/62 майора Фурестье, закончившие ускоренный курс переобучения на новой технике.

13 мая в метрополию перебросили группу II/63, а 18 мая - II/62. Однако все эти переброски поначалу оказались в сущности бесполезными, поскольку на самолетах все еще отсутствовали бомбосбрасыватели, которые привезли на аэродромы и установили только 20-21 мая. Тогда же бомбардировщики, ранее ярко сверкавшие полированным дюралем, получили трехцветный военный камуфляж.

22 мая четыре группы "мартинов", наконец-то, обрели относительную боеготовность, если не считать того, что их экипажи не отрабатывали приемов бомбометания на своих новых машинах. Более того, во всех группах отсутствовал наземный персонал, "застрявший" по дороге из Африки.

Техники, вооруженцы и двигателисты из I/62 догнали свои экипажи только 25 мая, из 11/62 - 29 мая, а из И/63 - лишь 1 июня. А до того летчики сами обслуживали свои машины при помощи нескольких механиков, которые прилетели вместе с ними в тесных кабинах бомбардировщиков. Тем не менее, уже 22 мая "мартины" вступили в бой.

В первом боевом вылете принимали участие пять самолетов из I/63, взлетевших утром для атаки вражеских колонн на шоссе Камбрэ - Ле Шато. Во время атаки самолеты подверглись плотному и точному зенитному обстрелу. Один из снарядов попал в носовую часть машины ╧117, убив штурмана - адьютанта Каррера. Тяжело поврежденный бомбардировщик с трудом совершил вынужденную посадку в Шартре. Еще один самолет получил менее серьезные повреждения и благополучно вернулся на свой аэродром "Эвер".

24 мая "мартины", сведенные в 1-ю Тактическую авиагруппу, совершила 24 боевых вылета. Двум экипажам из I/63 доверили спецзадание, заключавшееся в перевозке из Ле Бурже в Лилль крупной суммы наличных денег и ценных бумаг. Маршрут полета проходил над аэродромом "Ронши", где базировалась английская авиачасть. Предупредить об этом британцев, разумеется, забыли или не успели. В результате бравые английские зенитчики сбили оба бомбардировщика, а из двух экипажей в живых остался лишь один пилот, успевший выпрыгнуть с парашютом.

В 13.15 три "мартина" из II/62 и еще три из II/63 вылетели для атаки вражеской колонны на шоссе Перонн - Аррас. В полете они попали под огонь зениток и подверглись атаке двухмоторных "мессершмиттов" Bf 110. Лейтенант Дальмас, командир 3-й эскадрильи группы GB 11/62, докладывал по возвращении:

"6 13.45 мы в первый раз встретили Bf 110 на высоте 1500 метров. Враг приближался под ракурсом 3/4 сзади слева вплоть до дистанции в 300 метров. Три GM (Glenn Martin) выполнили левый разворот с набором высоты. Третий самолет соединения покинул строй пикированием в облака. Наш GM ╧133 вошел в облака в 13.45под атаками Bf 110. На выходе из облаков мы встретили "110-е" на 3/4 впереди слева. Правый вираж, набор высоты, а затем снова пике в облака.

Выйдя из облаков, я увидел, что "мессершмитты" пикируют прямо перед моей машиной. Казалось, они ее не замечали. GM ╧133 находился примерно в 400 метрах от противника. Я увеличил угол пикирования и последовал за "110-ми", открыв беспрерывный огонь из четырех крыльевых пулеметов, затем наш самолет вновь вошел в облака. На выходе из облаков задний стрелок увидел падающий немецкий самолет, из которого шел черный дым. Посадка осуществлена в Сен Мартине Ла Шампань в 14.30". Неизвестно, была ли эта воздушная победа реальной, и засчитали ли ее экипажу.

Самолеты из II/63 в свою очередь подверглись нападению Bf 109, которые подожгли машину ╧63 на немецкой стороне фронта. Стрелок сержант Капуро был убит, пилот старший сержант Дердей и штурман лейтенант Дюффо плпали в плен.

Вечером 26 мая шестерка "гленнов" из I/62 отправились на бомбардировку шоссе Амьен - Дулен, где их уже ждали вражеские зенитки и истребители. Самолет ╧39 взорвался от прямого попадания зенитного снаряда в бензобак. Двое членов экипажа погибли, третий выпрыгнул с парашютом и попал в плен.

╧89 был подбит истребителями. Пилот Плантье посадил горящую машину со смертельно раненым штурманом лейтенантом Малле на французских оборонительных линиях.

Бомбардировщик ╧74 атаковали два Bf 109, но стрелок, несмотря на ранение, смог повредить один из них, и машина оторвалась от преследования.

На самолет ╧96 еще по дороге к цели навалились сразу шесть "мессершмиттов", однако сбить не смогли. "Мартин" освободился от бомб над своей территорией и ушел от погони. Так же поступил, подвергшись атаке истребителей, экипаж машины ╧129

Только один самолет с бортовым номером "25" сумел прорваться к цели и сбросить бомбы на немецкую автоколонну, а затем вернуться целым и невредимым.

К вечеру 28 мая в 1 -й Тактической Группе осталось 47 бомбардировщиков из 54, с которыми она неделю назад прибыла на фронт. Но боеготовыми были только 33 машины. Из шести самолетов, собранных в Касабланке для усиления Группы, два разбились по дороге, а еще два прибыли только к середине июня.

31 мая 18 "гленнов" вылетели на бомбардировку противника в район Абвилля. На маршруте их атаковала большая группа Bf 109, сбив один самолет. Еще один получил тяжелые повреждения и разбился при вынужденной посадке на аэродроме "Мант-ла-Жоли", третий сел на вынужденную в Виллакубли, сбив перед этим одного из нападавших. Командир этого экипажа (борт ╧121) лейтенант Морон позднее вспоминал:

"В 19.40 на вертикали над Абвиллем мы встретили патруль из пяти Bf 109, а также два других, по три "мессершмитта" в каждом, то есть, всего 11 Bf 109. После попадания в крыло первого самолета, все "мессершмитты" набросились на наши два GM. Согласно выработанной заранее тактике, подразделение рассыпалось, и самолеты стали уходить в разные стороны. Четыре Bf 109 атаковали GM ╧121, а еще семь набросились на GM ╧120.

Немцы встали в круг и атаковали сзади, с пикирования, вновь набирая высоту после атаки. Наш GM непрерывно маневрировал зигзагом со снижением почти до уровня земли. Ему удалось достичь нашего переднего края на бреющем. В этом проявилась выдающаяся маневренность GM. Атаки противника сдерживались огнем хвостового стрелка, а пилоты при каждом удобном случае старались применить свой достаточно мощный "передний огонь". Необходимо отметить, что оба GM к тому моменту были уже повреждены (GM ╧ 121 имел три пушечных и 50 пулевых попаданий, a GM ╧120 - четыре пушечных и 20 пулевых). Также ладо отметить, что наше активное маневрирование на предельно малой высоте снизило активность вражеских истребителей".

1 июня GB I/63 и II/63 перебазировались в Сент Андре дель Эр и Друаси. Два самолета из I/63 слетали в Англию за медикаментами, которые необходимо было сбросить французским войскам, окруженным немцами в Зюйдкоте. Но сброс не состоялся. Пролетая над Бельгией, самолеты наткнулись на плотный огонь зениток и вернулись обратно в Англию. Один из них пришлось списать, а другой все же выполнил задание на следующий день.

Со 2 по 4 июня на фронте стояло относительное затишье, а 5 июня немцы развернули решительное продвижение в глубь Франции, сразу взломав оборону противника. К этому дню в 1-й Тактической группе осталось 46 "мартинов" из них 29 боеготовых.

В первый день наступления 18 самолетов с сильным истребительным эскортом бомбили переправы Вермахта через реку Сомма в районе Пербнна. Над целью их, как всегда, встретил плотный зенитный огонь и "мессершмитты". Два самолета были сбиты, еще два получили повреждения.

Вечером следующего дня 15 самолетов бомбили немецкие позиции на том же участке фронта. Один из них получил прямое попадание зенитного снаряда и взорвался в воздухе, из экипажа не выжил никто. Еще один был поврежден зенитным огнем, но раненый пилот лейтенант Сельва сумел дотянуть до своего аэродрома и совершить посадку. Осмотр машины привел к неутешительному выводу, что восстановить ее невозможно.

7 июня "мартины" совершили 34 боевых и три транспортных вылета. На аэродром не вернулся один самолет.

А вечером того же дня численность Группы сократилась еще на две машины. Немецкие истребители проштурмовали аэродром и сожгли на стоянках два бомбардировщика. К утру 8 июня в 1 -й Тактической Группе осталось в наличии 17 боеспособных самолетов. В тот день они совершили 29 боевых вылетов. Потерь в технике на этот раз не было, но от осколка зенитного снаряда погиб стрелок одной из машин - адьютант Хабурдин.

9 июня список потерь пополнил "Мартин" с бортовым номером 140, сбитый "мессершмиттами" в районе Понтаверта. Двое членов экипажа погибли, один попал в плен.

Последний и самый трагичный боевой вылет "мартины" 1-й Тактической Группы совершили 12 июня. Им предстояло атаковать германские войска, только что ворвавшиеся в город Реймс. В налете участвовали все 17 машин, способные подняться в воздух. Плотность зенитного огня над целью была исключительной, и немецким артиллеристам удалось сбить пять самолетов. Еще один сел на вынужденную в Ромили и один разбился при посадке на своем аэродроме. Таких потерь группа не знала за всю войну. Моральный дух летчиков был сильно подорван. Да и общий итог войны уже почти ни у кого не вызывал сомнений. 13 июня немецкие войска вступили в Париж.

В этой ситуации командование решило отвести остатки группы в тыл и подготовить самолеты к эвакуации за море - в Алжир. За несколько дней техникам удалось отремонтировать два "мартина", доведя численный состав группы до 12 самолетов.

18 июня они стартовали из Франции, а через несколько часов приземлились в алжирском городе Оран. Однако не надо думать, что для их экипажей война закончилась. С тех пор, как 11 июня Италия выступила на стороне Германии, Алжир перестал быть глубоким тылом, а Средиземное море превратилось в театр боевых действий.

Первые "мартины", принявшие участие в войне с Италией, - самолеты разведывательной группы GR I/61 - уже 11 июня совершили полет на фотографирование сицилийской военно-морской базы "Катания". А 15 июня экипажи группы впервые бомбили Триполи.

22 июня лишь недавно прибывшая из французского "ада" 1-я Тактическая Группа, пополнившись людьми и техникой, выступила против нового противника. -27 "мартинов" атаковали сицилийский город-порт Трапани. Итальянские зенитчики в сравнении с немецкими проявили себя полными дилетантами. Ни один французский самолет не получил повреждений.

Более богатым на события оказался следующий день, 23 июня, когда три машины из I/63 прорвались в порт Зуара, подожгли резервуары с топливом и небольшой торговый корабль. Семь самолетов бомбили крупнейший город Сицилии - Палермо. Там зенитный огонь был сильнее. Двум бомбардировщикам пришлось совершить вынужденные посадки, но уже на своей территории.

В последний день войны, 24 июня, три самолета из II/63 снова атаковали Зуар, не добившись заметных результатов.

А вечером вступило в действие соглашение о перемирии. Кампания, "вчистую" проигранная Францией, завершилась, однако Мировая война еще только набирала обороты.

В своем рапорте, составленном по окончании кампании, майор Безу, командир GB II/63 отдал должное хорошим летным "Мартина-167F". Он особо подчеркнул надежность его двигателей, скорость и маневренность. В то же время он отмечал слабость оборонительного вооружения, особенно в заднем секторе, где существовала большая мертвая зона. К тому же изогнутые поверхности остекления кабин и стрелковой турели давали оптические искажения, что затрудняло наблюдение и прицеливание. Крайне негативно оценивалось и отсутствие протекти-рования топливных баков, из-за чего самолеты при обстреле нередко вспыхивали, как факелы.

Но все же, по мнению автора отчета, относительно высокие потери "мартинов" объяснялись не столько недостатками самой машины, сколько неудачной тактикой ее применения. В частности, задачу немецким зенитчикам облегчало то, что французы порой отправляли самолеты на бомбардировку одних и тех же объектов в течение нескольких дней в одно и то же время и не выделяли истребителей для подавления зенитных расчетов.

В целом же майор Безу пришел к неутешительному выводу: потери "мартинов" были неоправданно велики в сравнении с достигнутыми успехами. Те же результаты, пишет он, могли быть достигнуты путем перехода к ночным действиям. При этом жертвы, безусловно, сократились бы до приемлемого уровня. Однако, с другой стороны французский майор, на наш взгляд, не учел того, что точность и эффективность ночных бомбометаний также значительно снизилась бы, а многие цели бомбить ночью вообще бесполезно. Ведь искусство ведения войны состоит не только в минимизации собственных потерь, но и в нанесении максимального ущерба противнику.

Немецко-итальянская "комиссия по проверке соблюдения условий перемирия" позволила французам сохранить пять групп "мартинов": четыре бомбардировочные (GB I/39,I/62, II/62 и I/63) и одну разведывательную (GR I/61).

Завод AIA в Касабланке продолжал сборку "мартинов", поскольку не получил распоряжения на прекращение производства. "Комиссия" закрывала на это глаза, особенно после "бойни" в Мерс-эль-Кебире, где англичане разгромили французский флот, вероломно напав на своих вчерашних союзников.

Первые два самолета, собранные уже после капитуляции, были поставлены в строй 29 июня. Еще 23 контейнера с "мартинами" выгрузили в порту Касабланки 23 июля. Всего же по окончании кампании 1940 года французские ВВС пополнились 58 новыми "Мартинами-167F", а общее число машин этого типа, носивших на крыльях французские "кокарды", составит 249 штук.

Между тем, после Мерс-эль-Кебира Великобритания и Франция фактически находились в состоянии войны. Осенью 1940 года англичане начали прибирать к рукам французские колонии, устанавливая там власть своего "протеже" - генерала Де Голля.

23 сентября британский флот подошел к столице французского Сенегала Дакару. Де Голль с борта одного из кораблей призвал гарнизон перейти на его сторону. Однако губернатор Сенегала ответил отказом. Тогда командующий английским флотом адмирал Кэннинхэм предъявил ультиматум, угрожая обстрелом города корабельной артиллерией, но ответ был тот же. Сражение между англичанами и французами становилось неизбежным.

В Дакаре размещались две группы "гленнов" - GB I/62 и II/62, к которым накануне присоединились восемь самолетов из GB I/63.

Эти три подразделения располагали в общей сложности 28 исправными машинами, которые уже 16 сентября были готовы к боевым действиям. Ранним утром 23 сентября французы отправили несколько самолетов в дальнюю разведку с целью оценить мощь и размеры британской армады.

На следующий день события развивались по нарастающей. Англичане начали артиллерийский обстрел Дакара. Французы в ответ открыли огонь с береговых батарей и подняли в воздух авиацию. "Мартин" ╧91 из GB I/62 сбросил 200-килограммовую бомбу на английский корабль, который его экипаж принял за крейсер "Эксетер". На самом деле он промахнулся, а целью его атаки был другой крейсер - "Брэбхэм". Еще два крейсера были атакованы другими двумя "мартинами" из II/62, но также безуспешно.

Самолет ╧182, вышедший в повторную атаку, был атакован тремя английскими палубными истребителями "Скуа", от которых он спокойно ушел за счет более высокой скорости. Однако стрелок "Мартина" в момент атаки запаниковал и выпрыгнул с парашютом из полностью исправной машины. Дальнейшая его судьба неизвестна...

Англичане, убежденнные Де-Голлем, что Дакар сдастся им без единого выстрела, были обескуражены оказанным сопротивлением. После того, как их в корабли угодило несколько снарядов, а линкор "Резолюшн" получил торпеду с французской подводной лодки, они решили прекратить операцию. На следующий день разведчик "Гленн" из I/63 отметил факт отступления британской эскадры.

В ответ на расстрел своего флота в Мерс-эль-Кебире и англо-голлистское нападение на Сенегал власти Виши решили провести "операцию возмездия", подвергнув воздушным бомбардировкам Гибралтар.

24 сентября 1940 года 11 "мартинов 167F" из морских эскадрилий 2В и ЗВ в составе группы из 64 бомбардировщиков различных типов атаковали "скалу", сбросив в общем счете 41 тонну бомб.

На следующий день 63 самолета, из них 20 "мартинов" нанесли повторный удар. Затем четверка "гленнов" из GRI/22 произвели аэрофотосъемку результатов налетов. Снимки показали, что экипажи бомбили неточно и значительный процент бомб упал в море, а налеты не нанесли серьезного ущерба мощным подземным укреплениям Гибралтара. В любом случае, эта акция носила скорее символический, чем практический характер. Всерьез воевать с Англией французское правительство, размещавшееся после оккупации немцами Парижа в небольшом курортном городке Виши, не собиралось.

На побережье французской западной Африки с конца XIX века существовали небольшие английские колониальные анклавы Гамбия и Сьерра Леоне. Французы в 1940 году могли легко захватить их, однако, не желая дальнейшего обострения ситуации, они не делали этого. Но опасение новой попытки вторжения в Сенегал или иных британских провокаций заставляло их регулярно совершать разведывательные полеты над этими плацдармами.

Используя в качестве базы аэродром "Конакри" в Гвинее, "мартины" из морских разведэскадрилиий 2F и 3F осуществили в 1940-42 годах не менее 38 миссий над Сьерра Леоне и 45 - над Гамбией. Эти миссии, естественно, были весьма рискованными, особенно с учетом того, что англичане держали в своих колониях истребители. 13 июня 1941 самолет лейтенанта Брарда был сбит "Харрикейном". Два члена экипажа погибли еще в воздухе, а сам Брард посадил горящую машину на воду и попал в плен. 22 августа сержант Тодд на "Харрикейне" сбил очередной французский разведчик. На этот раз выживших на борту "Мартина" не было.

Последний полет состоялся 11 октября 1942 г., когда "Мартин" из эскадрильи 1BR вылетел из Дакара в направлении столицы Сьерра Леоне Фритауна. На его борту находился сам командующий французской авиацией в Западной Африке капитан Дальер, прославившийся тем, что в июне 1940 года четырехмоторный бомбардировщик "Фар-ман-223" по имени "Жюль Берн" под его управлением сбросил первые бомбы на Берлин. Когда самолет появился в небе над Фритауном, его встретили поднятые по тревоге британские истребители. Пулеметная очередь "Харрикейна" прервала полет "Мартина" и жизнь знаменитого капитана...

После унизительного провала дакарской операции генералу Де Голлю было необходимо срочно восстановить свой пошатнувшийся престиж в глазах англичан. Реванш решили взять в другой африканской колонии Франции - Габоне.

17 октября 1940 года британская эскадра начала блокаду габонского побережья. Губернатор Габона генерал Тету отклонил ультиматум о сдаче и запросил воздушной поддержки из Франции. В ответ ему прислали ... аж целых три "мартинa-167F" из GB I/62. Два из них приземлились в столице Габона Либервилле 25 октября, а третий задержался в Сенегале из-за приступа малярии у пилота.

Тем временем колониальные власти соседнего с Габоном Камеруна решили перейти на сторону Де Голля и его движения "Свободная Франция". Так голлистам досталась размещенная в Камеруне эскадрилья древних многоцелевых бипланов "Потез" 25ТОЕ под командованием капитана Биарне. Эти самолеты в принципе еще годились для разбрасывания листовок и мелких бомб.

25 октября произошел первый воздушный бой между ВВС "свободной" и "вишистской" Франции. Правда, закончился он безрезультатно.

Лейтенант Сельва вылетел на "Мартине" из Либервиля на патрулирование в район камерунско-габонской границы. Его маршрут пересекся с "Потезом" лейтенанта Ноэля, осуществлявшим аналогичную патрульную миссию. Сельва решил атаковать, однако Ноэль, удачно маневрируя, сумел невредимым уйти из-под огня, а его стрелок даже "зацепил" машину Сельвы пулеметной очередью. Снизившись до верхушек деревьев, "Потэз" ускользнул.

30 октября один из "мартинов" получил в крыло зенитный снаряд, выпущенный голлистами. Самолету удалось сесть в Либревиле, но отремонтировать его в местной примитивной авиамастерской оказалось невозможно.

6 ноября все тот же Сельва вылетел на перехват двух голлистских "Лайсендеров" (несколько таких машин были незадолго до этого переданы своим союзникам англичанами), которые бомбили сторожевик "Бугенвиль", стоявший на якоре в либервильском порту. Сельве удалось настичь и тяжело повредить один из "Лайсендеров", которому пришлось садиться на вынужденную в испанской Гвинее.

Недолгая "колониально-гражданская" война завершилась 10 ноября, когда власти Габона решили все-таки присягнуть "Свободной Франции" и голлисты вступили в Либервиль. ВВС "Свободной Франции" получили в качестве трофеев два "мартина", которые после ремонта включили в состав авиагруппы "Бретань".

В марте 1941 года Французское Сомали, ныне именуемое государством Джибути, маленькая территория, оставшаяся лояльной к правительству Виши, оказалась полностью изолирована от внешнего мира. Англичане взяли ее в морскую блокаду, а с суши ее окружили британские войска, оккупировавшие Абиссинию, выбив оттуда итальянцев. Все грузы пришлось доставлять по воздуху.

Для этого было задействовано несколько гидросамолетов дальнего действия "Латэкор 522" и "Латэкор 611", принадлежащих авиакомпании "Эр Франс", но компания не горела особым желанием предоставлять эти дорогие и редкие машины для осуществления рискованных полетов.

Дело в том, что лететь пришлось бы над территорией, занятой англичанами, а учитывая тогдашние франко-британские отношения, это означало риск быть сбитым. Поэтому к организации "воздушного моста" подключили бомбардировочную авиагруппу GB I/39, имевшую на тот момент три "мартина". Для этого самолеты пришлось оснастить дополнительными бензобаками, позволявшими пролетать без посадки 2500 километров от Джибути до ближайшей французской колонии.

1 мая 1941 года "Мартин" ╧104, пилотируемый лейтенантом Бароном вылетел из Раяка (Алжир) и доставил 25 кг медикаментов и 100 кг почты в Джибути. Через два дня самолет вернулся обратно. Второй перелет состоялся 6 июня, однако затем наступил долгий перерыв. Начавшаяся через день англо-французская война в Сирии и Ливане заставила авиагруппу I/39 заняться совсем другими вещами.

В начале 1942 года связь возобновилась с применением гражданских транспортных самолетов "Амио-354", "-356" и "-370", но в апреле все они оказались на приколе из-за технических неполадок. Для решения проблемы пришлось вновь прибегнуть к помощи "мартинов". 25 мая "Мартин-167F" ╧260 из GR I/22 был отправлен на завод для многочисленных переделок. С него сняли вооружение, установили дополнительный топливный бак на месте задней турели. Бомбовый отсек расширили и переделали в грузовой с возможностью размещения там до 500 кг различных грузов. В довершение всего самолет перекрасили в светло-серый цвет, закрасили на нем военные "кокарды", а вместо них нанесли гражданский код F-BAFT.

11 июня 1942 "демобилизованный" "Мартин" принял 3500 литров топлива, бомбоотсек наполнили разнообразными грузами, самыми ценными из которых были золотые слитки, и отправили в дальний перелет. Он совершил промежуточную посадку в Афинах, откуда вылетел на следующий день, но в полете над Эфиопией начались проблемы с двигателями. Пилоту пришлось совершить вынужденную посадку. Англичане арестовали экипаж и захватили машину, немало обрадовавшись доставшемуся им богатству.

Неудача не остановила французов. Группа GR I/22 предоставила второй самолет ╧266. Поскольку времени катастрофически не хватало (в госпиталях Джибути больные десятками умирали из-за отсутствия лекарств), переделки на нем ограничились снятием пулеметов и установкой в фюзеляже трех импровизированных бензобаков на 80 литров. Самолет получил обозначение F-BAHC. Его экипаж набрали из военных летчиков-добровольцев под командованием майора Годилье, получившего личное задание от министра обороны Вишистского правительства.

11 июля самолет, груженный медикаментами и золотом, вылетел из французского городка Мариньяна. После промежуточной посадки в Тунисе он ранним утром 13-го прибыл в Джибути, а затем с частью груза отправился дальше - на Мадагаскар. 26 июля "Мартин" вернулся в Мариньян. 9 сентября успешно завершилась вторая и последняя аналогичная миссия. А уже на следующий день на Мадагаскаре высадились английские войска и после ожесточенных боев к началу ноября захватили остров.

Когда весной 1941 года в Ираке вспыхнуло антибританское восстание под руководством эмира Рашида Али, немцы восприняли это как подарок судьбы. Они сразу же решили поддержать восставших поставками вооружений, отправляя все необходимое по воздуху. Кроме того, для осуществления воздушной поддержки повстанцев была сформирована так называемая "Зондеркоманда Юнк", составленная из "хейнкелей-111" и "мессершмиттов" Bf 110. Транспортные перевозки в Ирак осуществляли "юнкерсы" Ju 52/3m и Ju 90. Итальянцы тоже поддержали мятежного эмира дюжиной "фиатов" CR.42 и тремя транспортными самолетами.

Для переброски самолетов и доставки военных грузов в Ирак немцам понадобились аэродромы в Сирии и Ливане, которые в те годы являлись французскими колониями и подчинялись правительству Виши. Немцы слегка надавили на вишистов и тем пришлось согласиться предоставить сирийские аэродромы для промежуточных посадок самолетов Люфтваффе, на которых срочно замазали кресты и нарисовали зеленые треугольники иракских опознавательных знаков.

Разумеется, британцы расценили все это как очень серьезную угрозу. Ирак был для них жизненно необходим, не только как плацдарм для защиты Египта и Суэцкого канала, но и как один из главных поставщиков нефти.

Между тем, 9 мая 1941 года первые немецкие самолеты приземлились на сирийском аэродроме "Алеппо". Узнав об этом из агентурных источников, англичане решили провести воздушную разведку над Сирией. 14 мая разведывательный "Бленхейм" появился над другим сирийским аэродромом "Пальмира". Расшифровка аэрофотоснимков сняла все сомнения: на летном поле стояли немецкие транспортные "юнкерсы".

В этой ситуации англичане без колебаний приняли решение оккупировать Сирию, даже если для этого потребуется вступить в бой с французскими войсками. Так полномасштабная война между недавними союзниками по антигитлеровской коалиции стала свершившимся фактом.

В тот момент французская авиация в Сирии располагала всего 49 современными боевыми самолетами, среди которых было 12 "мартинов" из GB I/39 под командованием майора Адера (тех самых, которым год назад предстояло бомбить Баку!), базировавшихся в Райяке (основная база) и Маджалуне (передовой аэродром).

6 июня Адер осуществил разведывательный полет над Кипром, а два других самолета разбросали над английской военной базой Хайфа листовки с призывом не нападать на Сирию. Но маховик войны уже был запущен. 8 июня британцы начали операцию "Экспортер", вторгшись тремя колоннами в Сирию и Ливан. В этой операции англичане активно задействовали союзные им австралийские войска и авиацию. Французы оказали ожесточенное сопротивление.

Буквально с первых минут войны группа I/39 находилась на переднем крае, совершив, по меньшей мере, 11 боевых вылетов на бомбардировку продвигающейся к Эль Кунейтре английской бронеколонны.

На следующий день, шесть "мартинов" совместно с четырьмя устаревшими бомбардировщиками "Блок" МВ-200 бомбили корабли английской эскадры на рейде города Сайда. "Мартины" завершили миссию без потерь, но английским зенитчикам удалось сбить два тихоходных "Блока".

10 июня события развивались по нарастающей. GB I/39 осуществила 12 бомбардировочных и 4 разведывательных вылета. В одном из них пара "томагавков" из 3-го австралийского истребительного дивизиона перехватила над Палестиной разведчик "Мартин" и устремилась в погоню. Но прежде чем истребители вышли на дистанцию открытия огня, в "Мартин" попал крупнокалиберный зенитный снаряд. Машина взорвалась в воздухе, а ее экипаж погиб в полном составе.

11 июня девятка "мартинов" успешно бомбила английскую воинскую колонну на шоссе Шейх Мескин-Дамаск, а самолет лейтенанта Дюпарши, выполнявший разведывательный полет, получил зенитный снаряд в двигатель. Он пролетел 200 км на одном моторе и благополучно приземлился в Пальмире.

12 июня группа I/39 осуществила 10 бомбардировочных и два разведывательных полета. Две машины получили повреждения от зенитного огня.

13 июня австралийцы вступили в Сайду и продолжали наступление на Бейрут. Группа I/39 выполнила 21 боевой вылет на бомбардировку и 3 на разведку. Большинство экипажей совершили по два боевых вылета.

15 июня лейтенанту Дюпарщи вновь пришлось тянуть до своей базы 150 км па одном моторе, поскольку второй был "выключен" меткой очередью английского зенитного автомата во время разведки над Абу-Кемалем.

После обеда группа из пяти самолетов, летевшая бомбить английский военный лагерь, была перехвачена семью австралийскими "томагавками". Один из бомбардировщиков, прошитый очередями, вспыхнул и рухнул на землю, экипаж погиб. Второй "Мартин" получил тяжелые повреждения и совершил вынужденную посадку на вражеской территории. Летчики попали в плен.

В тот же день французская авиация в Сирии получила пополнение. В Раяке приземлились шесть "мартинов" из морской эскадрильи 6В под командованием лейтенанта Циглера. Еще через двое суток за ними последовала шестерка самолетов из эскадрильи 7В под командованием лейтенанта Лайна. Во главе объединенной морской авиафлотилии, получившей индекс 4F, встал капитан Хубер.

Летчикам авиафлотилии предстояло действовать против британской эскадры у побережья Ливана, которая оказывала мощную огневую поддержку австралийским войскам, наступавшим на Бейрут. Однако первые боевые вылеты этого соединения осуществлялись по наземным целям. Лишь 20 июня оно получило приказ найти и атаковать английскую эскадру.

В тот день удача отвернулась от лейтенанта Дюпарши. Его сбили австралийские зенитчики. Весь экипаж погиб.

21 июня GB I/39 получила подкрепление - семь "мартинов" с экипажами, переданных из разведывательной группы GR I/22. Еще одну машину включили в морскую эскадрилью 6В.

На следующий день морские летчики понесли первую потерю. "Мартин" из эскадрильи 7В повредили зенитки к югу от Пальмиры. Самолет сел "на брюхо", при этом у него отломилась правая консоль крыла. Ремонт был признан невозможным.

Начиная с 23 июня британская авиация стала наносить удары по французским аэродромам. В 14.30 этого дня 10 "харрикейнов" устроили "карусель" над аэродромом "Маджалун". Пять "мартинов" из I/ 39 получили пулевые попадания, два из них сгорели, еще один был серьезно поврежден.

Суббота 28 июня стала самым трагическим днем для французской авиации в Ливане, особенно для летчиков ВМФ.

Еще рано утром в первом боевом вылете три "мартина" из GB I/39 были повреждены зенитным огнем. Двое летчиков получили тяжелые ранения. Затем, в 10.10 шестерка "мартинов" из флотилии 4F двумя звеньями вылетела на бомбардировку. Лидировали звенья самолеты командиров эскадрилий 6В и 7В лейтенантов Циглера и де Гойля.

Первое звено должно было отбомбиться по скоплению вражеских войск к юго-западу от Пальмиры, второе - атаковать группу англичан к северу от пальмирского оазиса. Непонятно, почему на эти цели бросили именно морские экипажи и почему бомбардировщики летели без истребительного прикрытия.

В момент падения первых бомб над полем боя внезапно появилась девятка австралийских "томагавков". Незаметно подойдя сзади (французские стрелки беспечно покинули свои места в башнях для ручного сброса 10-килограммовых противопехотных бомб через нижние люки), истребители спокойно открыли огонь. Результат был ужасен. Четыре бомбардировщика, в том числе самолет Циглера, почти одновременно взорвались в воздухе. Из их экипажей не выжил никто.

На машине лейтенанта де Гойля был убит штурман и повреждены рулевые тяги. Неуправляемый самолет стал падать. Летчик и стрелок успели выпрыгнуть с парашютами и попали в плен, однако сам де Гойль, летевший в экипаже четвертым, почему-то не смог покинуть падающий бомбардировщик и разбился вместе с ним.

Последний уцелевший "Мартин" пытался уйти на бреющем, но австралийцы догнали его и подожгли. Пилоту удалось совершить вынужденную посадку в пустыне, не выпуская шасси, однако при посадке на самолете детонировали несброшенные бомбы. Двое членов экипажа погибли, еще двое получили сильные ожоги. Через несколько часов на них наткнулись арабы-бедуины и едва живых доставили во французский госпиталь.

Таким образом, из шести самолетов не уцелел никто, а обе морские эскадрильи оказались обезглавлены. После этой катастрофы авиафлотилия 4F насчитывала всего пять экипажей.

29 июня очередной "визит" австралийцев на аэродром группы I/39 привел к тому, что три "мартина" сгорели на стоянке, а еще один был изрешечен пулями. Но и на этом несчастья для французов не кончились. В тот же день звено "томагавков" перехватило "Мартин", летевший в Бейрут с грузом медикаментов. После получасовой "гонки" над побережьем самолет был подожжен и упал в воду на бейрутском рейде. Все члены экипажа погибли.

Но, несмотря на тяжелые потери, французы продолжали борьбу.

Вечером 2 июля три "мартина" из флотилии 4F под командованием самого капитана Хубера вылетели на бомбардировку английских судов в порту Хайфа. Первые два захода на цель оказались неточными. Тогда Хубер упрямо повел своих ведомых в третий заход, несмотря на то, что уже все небо было покрыто облаками зенитных разрывов. В этот момент тяжелый снаряд попал в его машину. Стрелок, выброшенный из самолета мощным взрывом и спустившийся на парашюте, оказался единственным выжившим из экипажа. Два уцелевших бомбардировщика, оставшись без командира, сбросили бомбы как попало и полетели назад.

Между тем, англичанам удалось подавить мятеж в Ираке и они смогли бросить против французов дополнительные силы, а те, из-за морской блокады английским флотом ливанского побережья были лишены возможности доставлять подкрепления. 2 июля англичане взяли Дамаск. Ситуация для вишистов на Ближнем Востоке становилась безнадежной.

8 июля последние боеспособные самолеты группы I/39 перелетели на аэродром "Алеппо", что на севере Сирии. Этот аэродром считался относительно безопасным, однако уже на следующий день над ним появились "харрикейны", повредив шие один из "мартинов" пулеметным огнем.

9 июля GB I/39 получила приказоб эвакуации. Механикам удалось привести в летное состояние семь машин, которые отправились в перелет через Средиземное море. По дороге один из них разбился, а остальные приземлились в Истре.

Флотилия 4F также вскоре эвакуировала четыре оставшихся у нее самолета. А 12 июля генерал Анри Денц, командующий французскими войсками в Сирии и Ливане, подписал капитуляцию перед англичанами.

Потери "мартинов 167F" за месяц сирийско-ливанской кампании были весьма значительны. Они составили 21 самолет из 32, в том числе девять - на счету истребителей.

Австралийские пилоты, на долю которых приходилась большая часть сбитых французов, удовлетворенно отмечали свойство "Мартина" моментально вспыхивать при прострелах бензобаков.

Последней страницей истории "Мартина-167" в авиации правительства Виши стала попытка противодействия англо-американскому десанту в Северной Африке, состоявшемуся 8 ноября 1942 года. На эту дату во французских ВВС числилось 89 "пленное", из которых 36 находились в боевых частях первой линии. Авиация ВМФ располагала 29 самолетами этого типа. Сухопутные и морские эскадрильи "мартинов 167F" по-прежнему базировались в Марокко, Сенегале, Алжире и Тунисе.

Боевую тревогу на североафриканских аэродромах объявили в 5 часов утра. Самолеты начали готовить к вылету для бомбардировки плацдармов высадки десанта.

В 8.50 первые восемь бомбардировщиков начали выруливать взлет, однако несколько минут спустя, когда взлететь успели только пять машин, над аэродромом появилась эскадрилья американских "уайлдкэтов".

Самолеты капитана Матона и лейтенанта Харди были сбиты сразу. Харди выпрыгнул из горящей машины на высоте всего 40 метров, парашют, естественно, не раскрылся, лейтенант переломал себе кости и умер по дороге в больницу. Лейтенант Жюмере пытался уйти на бреющем, но американцы быстро настигли и расстреляли его машину. При вынужденной посадке на "брюхо" в "Мартине" детонировали бомбы, и самолет разнесло вдребезги.

Еще два бомбардировщика сумели оторваться от преследования, но вместо того чтобы лететь на задание, они приземлились на недостроенном соседнем аэродроме. При посадке оба подломили шасси.

К вечеру 8 ноября морская эскадрилья 3F, базировавшаяся в Мекнесе, располагала всего двумя боеготовыми "мартинами" и тремя невооруженными.

Группа GR I/22, потерявшая в первый день боев при штурмовке аэродрома большую часть своих LeO-451, получила утром 9 ноября подкрепление из пяти "мартинов", перелетевших из Рабата.

В 7.30 9 ноября оба "мартина" из эскадрильи 3F совместно с десятью LeO-451 из GB II/23 и тремя DB-7 из GB I/32 бомбили англо-американские плацдармы в секторе Федала.

Это был последний боевой вылет "мартинов" с пестрыми вишистскими эмблемами. В истории этих машин и их экипажей начинался новый этап, когда им вновь пришлось поменять друзей и врагов.

Капитуляция Франции 24 июня 1940 года застала врасплох членов французской закупочной комиссии, прибывших незадолго до этого в США для приемки очередных партий истребителей и бомбардировщиков. Как и многие их соотечественники, они не захотели мириться с поражением своей страны и фактическим превращением ее в сателлита гитлеровской Германии. Французские делегаты, хотя они и не имели на то полномочий, передали 'все американские контракты на поставку вооружений англичанам.

Впрочем, этот акт был по сути лишь пустой формальностью, поскольку с выходом Франции из войны США сами приняли решение о передаче продолжавшим воевать англичанам бывших французских заказов, а мнение новых французских властей по этому поводу их уже не интересовало.

Таким образом, англичанам среди прочего достались 62 полностью или частично собранных "мартина 167F". Еще 22 машины этого типа попали в Великобританию на захваченных англичанами французских пароходах или благодаря перелетевшим из Франции экипажам, решившим встать под знамена генерала де Голля. Англичане, ощущавшие после тяжелых потерь в весенних боях над Францией острую нужду в самолетах, разумеется, были рады такому "подарку". Однако с ним сразу же возникли проблемы. Все приборы на "мартинах" по требованию французов были градуированы в метрической шкале, а технические надписи и инструкции - исполнены на французском. Даже направление движения секторов газа оказалось противоположным тому, что принято в британской авиации: французы, чтобы прибавить обороты мотора, двигают ручку газа на себя, а англичане и американцы - наоборот. Кроме того, самолеты, полученные из Америки, были без стрелкового вооружения, радиостанций и бомбосбрасывателей, а на тех, что перелетели из Франции, все это приходилось менять.

Руководство фирмы "Гленн Мартин" согласилось за свой счет переоборудовать 35 недостроенных бомбардировщиков по британскому стандарту, а на остальных англичане решили использовать экипажи, владевшие французским языком или имевшие опыт полетов на французских машинах.

В соответствии с британской традицией давать боевым самолетам имена, а не только буквенно-цифровые индексы, американский бомбардировщик окрестили "Мэрилендом" по названию штата, где расположена фирма-производитель. Это название, как говорится, "прижилось" и именно под ним самолет с тех пор фигурирует в большинстве авиационных справочников и монографий. Так "Мартин 167F" превратился в "Мэриленд" Mk.I.

Королевские ВВС высоко оценили аэродинамику и изящество форм доставшихся им самолетов, смирившись с тем, что это достигалось за счет слишком тонкого фюзеляжа с тесными кабинами и маленького бомбового отсека. В сентябрьском номере британского журнала "Эйр плэйн" за 1940 год "Мэриленд" получил такую характеристику: "Как самолет он прекрасен, но как боевая машина - слегка "перезаужен".

Бывшие французские "мартины", а ныне "мэриленды" использовались, в основном, для учебных целей. Лишь несколько машин передали в 771-й дивизион RAF, в составе которого они в 1940-41 годах совершали разведывательные полеты над Атлантикой и Северным морем, разыскивая германские рейдеры и подводные лодки. Один из таких разведчиков прославился обнаружением крупнейшего немецкого военного корабля - линкора "Бисмарк". После ожесточенного морского боя и атаки торпедоносцев линкор был потоплен британской эскадрой.

В сентябре 1940-го англичане получили еще два "мартина", на которых перелетели от вишистов французские экипажи. Их включили в состав 8-го дивизиона RAF, но там они провоевали недолго. Еще до конца года их перехватили и сбили над Францией немецкие истребители.

Между тем, британцы, продолжавшие испытывать нехватку бомбардировщиков, осенью 1940 года разместили на фирме "Гленн Мартин" новый заказ на 150 самолетов, представлявших собой улучшенную версию "Мартина 167F". Машины оснащались двигателями "Пратт-Уитни" R-1830-S3C4-G "Твин Уосп" с двухступенчатыми нагнетателями, взлетная мощность которых была повышена до 1200 л.с. Благодаря этому слегка повысился потолок, а максимальная скорость возросла до 508 км/ч. Кроме того, был увеличен объем бензобаков, но вооружение осталось прежним, а пассивная защита экипажа все так же отсутствовала. Самолет получил заводское обозначение "Мартин 167В4" (В - Britain), англичане же назвали его "Мэриленд" Mk.II.

Несмотря на улучшение летных характеристик Mk.II в сравнении с первой модификацией, англичане прекрасно понимали, что его данные не отвечают требованиям воздушной войны в Европе. Поэтому так же, как и французы, они решили использовать эти машины на второстепенных фронтах, прежде всего - в Африке. Полученные из США самолеты прибывали не в Великобританию, а в порт Такоради на территории английской колонии Гана. Там же осуществлялась их сборка. К апрелю 1941 года англичане получили все 150 заказанных машин. 72 из них они передали в ВВС Южно-Африканского Союза (SAAF) - одного из доминионов Великобритании. Остальные были распределены по английским дивизионам.

В конце 1940 года в Кении сформировали два южноафриканских дивизиона на "мэрилендах", которым присвоили номера 12 и 14. С начала следующего года эти дивизионы участвовали в боях с итальянскими войсками на территории Эфиопии, выполняя, в основном, разведывательные функции. А в качестве бомбардировщиков южноафриканцы использовали "бленхеймы", "бэттлы" и даже несколько закупленных в Германии до войны "юнкерсов" Ju 86.

29 января экипаж "Мэриленда" под командованием лейтенанта Теннанта сумел обнаружить и сфотографировать замаскированный аэродром итальянцев в районе города Кисмаю. Взлетевший с этого аэродрома истребитель "Фиат" CR-42 пытался перехватить "шпиона". Но устаревшему итальянскому биплану не хватило прыти, чтобы догнать скоростную машину. Ему удалось лишь дать с большой дистанции несколько неприцельных очередей, одна из которых все же "зацепила" машину, причинив ей незначительные повреждения.

Весной 14-й дивизион, переименованный к тому времени в 24-й, отправили в Египет, где шли тяжелые бои с германским Африканским корпусом генерала Роммеля.

В ноябре 1940 года пять "Мэрилендов" Mk.II получила 431-я эскадрилья на Мальте. Вскоре после прибытия экипажи этих машин провели аэрофотосъемку военно-морской базы Таранто, где были сосредоточены основные силы итальянского флота. Благодаря фотоснимкам торпедоносцы "Суордфиш" с британского авианосца "Илластриес" в ночь с 11 на 12 ноября нанесли удар по Таранто и надолго вывели из строя три итальянских линкора, один из которых больше никогда не вышел в море. А на следующий день "Мэриленд" совершил очередной разведывательный облет Таранто и зафиксировал на пленку результаты налета.

Мальтийские "мэриленды" использовались как разведчики, но иногда им случалось выступать и в роли истребителей. 30 ноября огонь четырех курсовых пулеметов испытал на себе экипаж итальянского патрульного гидросамолета. Гидроплан был сбит и рухнул в Средиземное море. А вскоре тот же экипаж "Мэриленда" сбил итальянский бомбардировщик "Савойя-Маркетти" SM-79.

В декабре 1941-го 431-ю эскадрилью пополнили новыми машинами и преобразовали в 69-й дивизион RAF.

В своих разведполетах "мэрилендам" с Мальты порой приходилось встречаться с итальянскими истребителями. И не всегда эти встречи заканчивались для них благополучно. 11 января один их них был сбит перехватчиками над Таранто.

К концу 1941 года в строю 69-го дивизиона насчитывалось 14 "мэрилендов". Однако в результате серии мощных бомбардировок мальтийских аэродромов немецкой авиацией к марту 1942-го их число сократилось до двух. В сентябре англичане пополнили мальтийскую авиагруппу еще двумя машинами.

Наиболее активно британские и южноафриканские "мэриленды" воевали в Северной Африке. В мае к 24-му дивизиону SAAF, ранее переброшенному из Кении, добавился 39-й дивизион RAF. Поначалу он считался бомбардировочным, но в дальнейшем его переквалифицировали в разведывательный. В Африке "мэриленды" использовались не только как разведчики, но и как бомбардировщики. В 1941-м они наряду с "бленхеймами" составляли основу бомбардировочной авиации союзников на этом ТВД.

"Мэриленды" действовали над территорией Ливии, а также над восточным Средиземноморьем и недавно захваченным немецкими десантниками Критом. Наиболее опасным противником были "мессершмитты" из 27-й эскадры Люфтваффе. Уже 5 мая один из них сбил "Мэриленд" над городом Дерма, а три дня спустя не вернулись с задания сразу два бомбардировщика.

15 июня англичане начали наступательную операцию "Бэттл экс" ("боевой топор") с целью деблокады окруженного немцами гарнизона приморского города-крепости Тобрук. За день до этого они провели серию налетов на немецкие аэродромы, дабы снизить активность авиации Люфтваффе над фронтом. "Мэриленды" из 24-го дивизиона SAAF в сопровождении "харрикейнов" из 1 -го южноафриканского истребительного дивизиона атаковали аэродром "Айн эль Газала". Над целью их встретили немецкие истребители. Оберлейтенант Францискерт в лобовой атаке столкнулся с "Харрикейном" капитана Кена Драйвера. Отудара "Харрикейн" лишился консоли крыла, и его пилоту пришлось прыгать с парашютом. Драйвер опустился на вражеской территории и попал в плен.

"Мессершмитт" Францискерта также потерял законцовку крыла, но летчик почувствовал, что его машина по-прежнему держится в воздухе и слушается рулей. На своем покалеченном истребителе он продолжил бой, сбил один из "мэрилендов" и благополучно вернулся на базу. Остальные бомбардировщики отбомбились неприцельно и безрезультатно. В тот же день лейтенант Хоффманн сбил еще один "Мэриленд" из 39-го дивизиона.

Наступление окончилось неудачей. Англичанам не удалось прорвать блокаду Тобрука.

В июле они занимались пополнением и перегруппировкой сил. После успешного завершения кампании против французов в Сирии и Ливане из Ирака в Египет перебросили 203-й английский разведдивизион. В августе из Кении прибыл 12-й дивизион SAAF. Оба они летали на "мэрилендах". В том же месяце 12-й и 24-й дивизионы объединили в 261 -е южноафриканское бомбардировочное авиакрыло.

Пока на земле сохранялось относительное затишье, действия бомбардировщиков и воздушные бои продолжались. Ожесточенная схватка произошла 21 августа. Пять "мэрилендов" из 24-го дивизиона SAAF под мощным эскортом из 16 "харрикейнов" вылетели на бомбардировку немецких позиций. Навстречу им взлетела смешанная группа "мессершмиттов" Bf 109 и Bf 110. Эскорт не только не смог защитить своих "подопечных", но и сам понес тяжелые потери. Немцы сбили три бомбардировщика и три истребителя. Победы над "мэрилендами" записали на свои счета хауптманн Редлих, оберлейтенант Шнейдер и фельдфебель Эспенлауб. Англичанам удалось сбить лишь одну машину.

На следующий день итальянские "фиаты" сбили над Тобруком "Мэриленд" из 39-го дивизиона. Гораздо больше повезло экипажу одного из разведчиков 203-го дивизиона, который с успехом сыграл роли истребителя, сбив случайно встреченный им на маршруте итальянский трехмоторный бомбардировщик SM-79.

В сентябре в состав 261 -го авиакрыла влился новосозданный 21-й дивизион SAAF, экипажи которого только что закончили курс переучивания на "мэриленды". 25 сентября дивизион совершил налет на город Бардия, потеряв одну машину, сбитую "Мессершмиттом". Но в целом счет боя оказался ничейным: стрелок другого "Мэриленда" ухитрился сбить "мессер". В том же месяце не вернулся с боевого задания один из "мэрилендов" 24-го дивизиона.

В октябре на фронт снова прибыло пополнение - 60-й дивизион, который также включили в состав южноафриканского авиакрыла, а само авиакрыло перенумеровали из 261-го в третье. Начиная с октября англичане стали постепенно переводить части, воевавшие на "мэрилендах", на новую технику. Первым пересадили на "бостоны" 24-й дивизион SAAF.

30 октября при бомбардировке Бенгази, уклоняясь от зенитного огня, столкнулись в воздухе два "мэриленда" из 21-го дивизиона. Оба экипажа погибли. А 5 и 6 ноября в том же районе итальянцы сбили еще две машины из того же подразделения. 21-й дивизион, вообще, оказался невезучим. 18 ноября, в день начала нового английского наступления, получившего название "операця Крусейдер", девять экипажей из этого дивизиона летели бомбить аэродром "Айн эль Газала". Еще на подлете их атаковала взлетевшая по тревоге пара истребителей из 27-й эскадры. Хауптманн Редлих и фельдфебель Эспенлауб сбили два "мэриленда" и вынудили остальных сбросить бомбы мимо цели.

Но самой трагичной датой для 21-го дивизиона стало 20 ноября. В тот день лейтенант Ханс Арнольд Штальшмидт из 1 ./JG27 в одиночку атаковал над городом Эль Адем группу "мэрилендов" и, несмотря на защитный огонь, перестрелял их одного за другим, как куропаток. Возвратившись на аэродром, он заявил, что сбил три бомбардировщика, но фактически 21-й дивизион потерял в тот день четыре машины.

Неспособность "мэрилендов" даже в группе противостоять "мессершмиттам" была всем давно очевидна, но фронтовая обстановка вынуждала их по-прежнему летать на задания. В декабре 21-й дивизион потерял от атак истребителей еще три машины. 12-й дивизион также лишился нескольких "мэрилендов" в ходе боевых вылетов. Правда, пилотам этого дивизиона и самим удалось добиться успеха: они перехватили и сбили немецкий транспортный "Юнкере" Ju 52 и повредили еще один самолет того же типа.

К концу месяца 12-й дивизион передал свои "мэриленды" 21-му и убыл в тыл переучиваться на новую технику. А буквально через несколько дней, вначале 1942 года 21-й также отправили на переформирование. На Североафриканском ТВД остались 39-й и 203-й разведдивизионы RAF, а также 60-й разведдивизион SAF. Впрочем, англичане уже не посылали их на разведку во вражеский тыл, а использовали для патрулирования вдоль побережья, поиска подводных лодок и охраны конвоев. 9 марта экипаж из 39-го дивизиона каким-то чудом сбил над охраняемым конвоем бомбардировщик "Юнкерc" Ju 88.

Вскоре 39-й дивизион "пересадили" с "мэрилендов" на английские бомбардировщики Бристоль "Бофорт", а 203-й - на новые машины фирмы "Глен-Мартин", получившие у англичан название "Балтимор". К началу решающего сражения под Эль Аламейном, развернувшимся в ноябре 1942-го Северной Африке, только 60-й дивизион SAAF продолжал эксплуатировать свои уже порядком изношенные "мэриленды". В начале следующего года перевооружили и его.

К тому времени союзная авиация пополнилась несколькими французскими "мартинами" из бывших ВВС Виши, чьи экипажи перешели на сторону де Голля после высадки американцев в Алжире и Марокко. Но их решили в бой не посылать, а использовать только для курьерских и транспортных целей.

Последней авиачастью союзников, получившей на вооружение "мэриленды", стал 20-й дивизион SAAF, сформированный в апреле 1942 года в Танзании. В боях с немцами и итальянцами этот дивизион не участвовал, зато ему довелось повоевать с французами после высадки британских и южноафриканских войск на Мадагаскар. Французские колониальные части оказали упорное сопротивление, и бои на острове продолжались с сентября по ноябрь. Затем дивизион вернулся в Африку и в начале 1943-го был перевооружен на новую технику.

На этом завершилась боевая карьера американского бомбардировщика, которому немало пришлось повоевать в разных странах и с разными эмблемами, но только не с опознавательными знаками своей страны.



 ЛТХ:
Модификация   Maryland Mk.II
Размах крыла, м   18.69
Длина, м   14.22
Высота, м   3.01
Площадь крыла, м2   50.03
Масса, кг  
  пустого самолета   5700
  нормальная взлетная   7624
Тип двигателя   2 ПД Pratt Whitney R-1830-S3C4G Twin Wasp
Мощность, л.с.   2 х 1200
Максимальная скорость , км/ч   508
Крейсерская скорость , км/ч   399
Практическая дальность, км   2890
Максимальная скороподъемность, м/мин  
Практический потолок, м   9450
Экипаж   3
Вооружение:   четыре установленных в крыле 7,62-мм пулемета Browning
  по одному 7,7-мм пулемету Vickers 'К' на верхней и нижней  поверхностях фюзеляжа
 Бомбовая нагрузка до 907 кг


 Доп. информация :


 Чертеж "Martin Type 167 Maryland"
 Фотографии:

 XA-22
 Martin 167-A3
 Martin 167F
 Martin 167F   из GB I/63
 Martin 167F  из GR I/61
 Группа  Martin 167F из GB I/63
 Транспортный Martin 167F (F-BAHC)
 Maryland Mk.I
 Maryland Mk.I
 Maryland Mk.II
 Кабина пилота

  Схемы:

 Martin 167F

  Варианты окраски:

 Martin 167F  GB I/62
 Martin 167F  GB I/62
 Martin 167F  GB I/61
 Martin 167F  GB I/62
 Martin 167F  Escadrille 3B
 Транспортный Martin 167F (F-BAHC)
 Maryland Mk.II в Северной Африке
 Maryland Mk.II  771 Sq. RAF

 



 

Список источников:

АвиаМастер. Никита Донцов, Вячеслав Кондратьев, Владислав Морозов, Григорий Пинский. Удивительные приключения "Мартина" из Мэриленда на фронтах Второй Мировой
Aircraft Profile 232. Christopher Shores. Martin Maryland & Baltimore variants
Aerofiles. Martin
Aerojournal. Christian-Jacques Ehrengardt. Le Glenn au combat
Joe Baugher. Encyclopedia of American Military Aircraft. Martin Maryland
USAF Museum. Aircraft Virtual Gallery. Martin XA-22 "Maryland"
The Glenn L. Martin Maryland Aviation Museum. Martin Model 167


Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама: