главная авиация второй мировой бомбардировщики
   Ki-67 Hiryu
       
Разработчик: Mitsubishi
Страна: Япония
Первый полет: 1942
Тип: Тяжелый бомбардировщик
  ЛТХ     Доп. информация
   


Для пилотов и экипажей новообразованного 110 сентая JAAF тяжелых бомбардировщиков в Хамамацу на восточном побережье японского острова Хонсю дальние рейды над морем, казалось, были бы неуместны. Обычно такими операциями занималась авиация Императорского японского флота JNAF, пилоты которого были обучены таким полетам с середины 1930-х годов. Но теперь в начале 1945 года, когда Япония подвергалась массированным налетам американских бомбардировщиков B-29 Superfortress с Марианских островов, размещенных почти в 1300 милях, JNAF не был способен эффективно нанести ответный удар. Военно-воздушные силы Императорского флота или то, что от них оставалось к концу 44-го, были перемолоты в боях на Филиппинах и многочисленных островах погибающей Японской империи.

Оборону собственно Японии пришлось возложить в значительной степени на армию. Любая попытка помешать или остановить налеты B-29 на Японию была частью этой обороны. Первые спорадические налеты B-29 на Японию проводились с территории Китая летом 1944 года. Американские экипажи были неопытные, В-29 были немногочисленны и интервалы между налетами были слишком велики, чтобы произвести сколь-нибудь серьезное впечатление. Но американское вторжение на Марианские острова в июле 1944 года, все изменило. Теперь Японии сама была в пределах достигаемости американских стратегических бомбардировщиков. В июле, за три месяца до того, как первый В-29 приземлился в южной части Сайпана, что произошло 12 октября 1944 года, было начато формирование независимой группы тяжелых бомбардировщиков в учебном центре Хамамацу в Японии для организации противодействовия предстоящего американского воздушного наступления на метрополию. 24 ноября B-29 с Сайпана впервые появились над Токио. Уже вскоре после американского налета специально модифицированные бомбардировщики Второго Независимого Хикотай совершили два налета на аэродром Айли на Сайпане. Тогда же в Хамамацу было сформировано дополнительное соединение тяжелых бомбардировщиков 110-го сентая для форсирования налетов на американские базы. Был определен тип самолета для атак американских баз в Тихом океане - тяжелые бомбардировщики Mitsubishi Ki-67 Тип 4, модель 1 HIRYU ("Летящий дракон"), последняя разработка "Мицубиси". Ki-67 и его многочисленные модификации, под кодовым именем "Пегги", стали одними из самых известных японских самолетов последние месяцы войны на Тихом океане.

Японские налеты на аэродромы на Сайпане были изнурительными, но весьма успешными. HIRYU покидали Хамамацу в начале вечера, потом следовали три часа полета до Иводзиме - пятно вулканической земли на островах Бонин, почти в 700 милях к югу от Японии. Чтобы посадить груженые бомбами самолеты на Иводзиме специально был построен аэродром No. 1 на плоской равнине черного вулканического пепла с видом на пляж у подножия горы Сурибачи. Там экипажи могли поужинать и отдохнуть, а их самолеты были вновь заправлены и проверены перед дальнейшим долгим полетом. С наступлением сумерек Ki-67 покидали Иводзиму и отправлялись в 600-мильный полет на Сайпан с тем, чтобы появиться над американскими аэродромами, когда бомбардировщики Б-29 готовили к утреннему вылету против Японии. Японские самолеты HIRYU проходили низко над аэродромами всего в 400 футах от земли, сбрасывали бомбы на строй B-29, и быстро исчезали в темноте, чтобы через 2.5 часа ночного полета вернуться на Иводзиму.

Американцам эти рейды доставляли большие неприятности. Хотя в американской прессе эти налеты описывались весьма кратко и характеризовались как незначительные с минимальными потерями в людях и технике, но факт того, что американцы на Марианнах потеряли сон, и интенсивность налетов на Японские острова в январе-феврале 1945-го резко снизилась, отрицать нельзя. В сумме в течение декабрьских налетов на Сайпан американцы потеряли около 50-ти бомбардировщиков В-29 уничтоженными или выведенными из строя. Японцы, казалось, обладали сверхъестественной способностью, чтобы появиться над Сайпаном ровно в нужное время, застав американские бомбардировщики в наиболее уязвимый момент перед вылетом.

С японской стороны эти налеты были непомерно дорогостоящими, но необходимыми. Это был единственный выход, чтоб остановить воздушное наступление американцев. Общий план операции был очень сложен. Высотные скоростные разведчики Mitsubishi K-46-IIIa "Dinah" занимались постоянным наблюдением за американскими базами, чтобы фиксировать подготовительные мероприятия, предшествующие предстоящему вылету формации B-29. Появление американских самолетов разведчиков погоды над Токио и Центральной Японии также позволяло предугадать спланированное нападение. Подразделения HIRYU реагировали быстро, и в ту же ночь начинали свое длинное путешествие над океаном. Японские потери над Сайпаном были существенны сами по себе - бомбардировщикам JAAF приходилось сталкиваться со сплошной стеной зенитного огня и яростными воздушными атаками американских истребителей. Потери в людях и технике дополнительно увеличивались из-за необходимости применять наспех обученные зеленые экипажи, не имеющие никакого опыта долгих полетов ночью над океаном, часто совершавших аварийную посадку в океане.

Вскоре после первого рейда на Сайпан в ночь с 6 на 7 декабря 1944, когда 110-й сентай потерял шесть из их восьми своих самолетов, второй Независимый Хикотай был объединен с сентаем, чтобы объединить свой боевой опыт и оборудование для более эффективной работы. Рейды стали еще эффективнее, когда над Сайпаном появились, Ki-67 седьмого сентая тяжелых бомбардировщиков.

Налеты бомбардировщиков JAAF оборвались с началом американского вторжения на Иводзиму 19 февраля 1945 года. Что когда-то было японским преимуществом, исчезло. Война подходила к концу, и наиболее важные научные исследования и разработки, стоящее перед 1-м воздушным Арсеналом армии в г. Тачикава, были как раз направлены на то, как бомбардировщики Ki-67 вновь смогут достичь Сайпана, в противном случае американские B-29 смогли бы безраздельно царствовать над Японией. Наскоро модифицированные бомбардировщики HIRYU с дополнительными топливными баками были испытаны в Летно-испытательном отделе г. Fussa весной и летом 1945 года под руководством Хидео Сакамото. В дополнение рассматривались варианты сверхдальнего HIRYU с увеличенным размахом крыла, дополнительными топливными баками, позволявшими пролететь 5000 км (3100 миль). Но все это было слишком поздно. Тем не менее, Ki-67 единогласно, и японцами и американцами оценивался как лучший бомбардировщик императорской армии, выпускавшийся в годы войны.

В краткие десятилетия до войны на Тихом океане, Япония прошла путь от скромного производителя самолетов, опираясь на заимствованные технологии лицензированного производства, до передовой державы с собственными новейшими разработками. В сфере производства бомбардировщиков, большая часть этой метаморфозы произошла в Mitsubishi Heavy Industries, Ltd. На Mitsubishi было больше опытных инженеров-конструкторов, чем в других компаниях, была выше заработная плата, а опыт в развитии тяжелых бомбардировщиков был не сравним со всей остальной авиационной промышленностью Японии, вместе взятой. Основная группа ведущих конструкторов Mitsubishi прошла подготовку в Европе, Соединенных Штатах, и в конечном итоге, в Японии.

В Mitsubishi существовали два независимых и отчасти дублирующих друг друга отдела, занимающиеся авиацией императорской армии и флота соответственно. К 1941 году большая часть самолетов JAAF и JNAF были конструкции Mitsubishi, за исключением краткосрочной регрессии в армии в 1938-40, когда в лидеры вырвалась фирма Nakajima со своими проектами, в частности с проектом тяжелого бомбардировщика тип 100 "Donryu" Ki-49 вступившего в строй в 1941 году.

В конце 1940 года, еще до общего разочарования в армии самолетом Nakajima "Donryu", штаб армии стал думать о бомбардировщике нового поколения. В начале 1941 года проект спецификации был изложен на бумаге и армия готова была объявить тендер на участие в проекте. В черновике проекта, предоставленном фирмой Mitsubishi, акцент делался на простоте производства. Это и подвигло штаб ВВС согласиться с предложением Mitsubishi и 17 февраля 1941 проект Ki-67 получил одобрение армии для дальнейшей работы. Тогда же фирма Nakajima была приглашена для участия в конкурсе. Проедложения Nakajima основывались на проекте развития бомбардировщика "Donryu" под обозначением Ki-82. Если Mitsubishi ранее, на какое-то время и утратила свои позиции в пользу Nakajima как крупнейшего в Японии производителя бомбардировщиков для JAAF, то сейчас она оказалась в более выгодном положении.

Производство "Donryu" буксовало, отзывы из армии о новом бомбардировщике от Nakajima также были не на высоте, а Mitsubishi тем временем развернула производство более продвинутой версии бомбардировщика Ki-21 Тип 97 "Салли". Ki-67 стал желанной заменой для Ki-21, а тем временем разработка меньшего по размеру и более легкого Ki-82 от Nakajima, являясь переработкой ничем не примечательного Ki-49, зашла в тупик в середине 1942 года в исследовательском отделе фирмы Mitaka. Таким образом, к концу 1942 года Mitsubishi остался без конкурентов. Ответственность за общий проект попал под юрисдикцию технического директора фирмы Mitsubishi Fumihiko Kawano, который был Главным конструктором предыдущих проектов разведчиков и легких бомбардировщиков Ki-15, Ki-30 и Ki-51, и был настоящим техническим экспертом. Hisanojo Ozawa, эксперт Mitsubishi по армейским бомбардировщиков, стал главным инженером проекта Ki-67. Ozawa работал над всеми японскими бомбардировщиками с начала 1930-х годов, и был ответственным за проект Ki.2 Mitsubishi-II, первого бомбардировщика JAAF с убирающимся шасси; был соавтором весьма успешного Ki-21 Тип 97, будучи ответственным за серийное производство, и вел проект модификации модели Ki-21-II, что позволило продлить срок службы этого почтенного бомбардировщика в период войны на Тихом океане. Помощь Ozawa оказывали двое молодых людей, которые работали над своим первым проектом в Mitsubishi; Teruo Tojo и Yoshio Tsubota. Поскольку они проходили обучение за пределами Японии и имели опыт в современных методах производства. Tsubota был выпускник Калифорнийского технологического института авиационной техники и получил большую часть своего образования в США. Кроме того, он принимал участие в работе над новым поколением американских дальних бомбардировщиков в 30-е годы, которые в конечном итоге оказали огромное влияние на ход Тихоокеанской войны.

Контракт Mitsubishi предусматривал строительство трех самолетов Ki-67 для оценки, которые должны были нести одну 500 кг бомбу, с радиусом действия не менее 700 км. (435 миль) на высоте до 7000 м. с максимальной скоростью 550 км/час. Конструкцией была также предусмотрена бомбовая нагрузки из восьми 100 кг или трех 250 кг бомб. Экипаж был указан как 6 - 8, или даже до 10 человек, в зависимости от конструкции, с вооружением минимум из трех 7,92 мм и двух 12,7 мм пулемета в носовой и боковых позициях. В хвостовой и верхней позициях предусматривались пушки. Последнее было взято из более ранней спецификации Ki-49. Мощность и тип двигателей в спецификации были не обозначены, штаб армии и ВВС были готовы согласиться на использование двух двигателей Mitsubishi Ha.101, На.104 или Nakajima Ha.103.

Ha.101 мощностью 1450 л.с. уже успешно применялся на последней версии бомбардировщика Ki-21-II Модель 2, а Nakajima Ha.103, мощностью 1870 л.с был еще в стадии прототипа. Однако Ozawa избрал самый мощный 18-цилиндровый На.104 номинальной мощностью 1900 л.с. вместо хорошо отработанных в серии 14-цилиндровых Ha.101. Экспериментальные модели Hа.104 испытывались с 1940 года, и двигатель обещал быть надежным и готовым к производству ко времени завершения проекта Ki-67.

Прототип планера, серийный No.6701, был завершен в начале ноября 1942 года, почти через год после начала войны на Тихом океане. Это был самый красивый бомбардировщик, когда-либо созданный в Японии, с длинными гладкими линиями без выступающих частей или выпуклостей, все пушечные позиции были заподлицо с фюзеляжем. Перевезенный в ночь на 17 декабря 1942 года, с завода Mitsubishi в испытательный центр в Kagamigahara, прототип впервые поднял в воздух Oda, шеф-пилот фирмы Мitsubishi. В феврале 1943 года к прототипу присоединился второй опытный самолет, серийный No.6702. и, наконец, в апреле, третий, серийный No. 6703. Испытания дали положительный результат, самолет был не слишком требовательным к управлению в полете, развивал скорость над уровнем моря 537 км/ч, - несколько меньше, чем рассчитывали разработчики, однако для начала, это было сочтено приемлемым. Ki-67 было решено срочно запускать в серию. На тот момент JAAF активно использовал свои бомбардировщики в Бирме, Голландской Ост-Индии, и Рабауле, и чувствовал острую необходимость для переоснащения своих бомбардировочных сентаев.

Желая как можно скорее получить новый бомбардировщик, JAAF заказал Mitsubishi еще шестнадцать самолетов установочной партии, серийные номера с 6704 по 6719, с необходимым перечнем улучшений, включая несколько переработанную систему управления и увеличенным объемом масло баков. Вооружение был доукомплектовано с заменой 7,92 мм Тип 98 носового пулемета на 12,7-мм Хо-103 Тип 1. Была также изменена носовая установка пулемета, - нос стал немного короче, сектор обстрела носового пулемета улучшен. Подобные изменения были проведены с хвостовой стрелковой установкой. Одинарный 12,7 мм пулемет в хвосте был сохранен. 7,92 мм пулеметы остались лишь в бортовых позициях. Первый из этих улучшенных Ki-67 был завершен в мае 1943 года, а последний - в марте 1944 года, через девять месяцев. К этому времени JAAF утвердил Ki-67 для производства как стандартного бомбардировщика армии. В серии самолет был назван "тяжелый бомбардировщик модель 1А Type 4 "HIRYU", также известный как Ki-67-Iа. Вскоре появилось и неофициальное имя "4-Shiki Ju", или "тип 4 тяжелый".

Несмотря на позднее появление в армии Ki-67, известно, что даже на прототипе на этапе испытаний, в его конструкции предусматривалось большее количество вариантов использования, чем в любом другом бомбардировщике JAAF предыдущих поколений. Большая часть этой работы была выполнена с шестнадцатью предсерийными Ki-67. Основным направлением был возможность преемственности конструкции с Ki-21 Тип 97, с тем, чтобы продолжить производство новых бомбардировщиков на трех заводах Mitsubishi, а также в Kawasaki , Nippon Kokusai и на 1-м Армейском Арсенале в Tachikawa. Эти три дополнительных производителя имели достаточно свободных производственных мощностей, которые могли быть немедленно использованы для производства HIRYU в условиях растущих потребностей в новой технике в южной части Тихого океана, Новой Гвинеи, Бирмы и Китая.

К тому времени как были заложены первые производственные линии на заводе No. 5 "Мitsubishi" в Нагое в апреле 1944 года, ситуация на фронтах изменилась кардинально и Японию всего несколько месяцев отделяло от начала воздушных атак американских бомбардировщиков В-29 "Superfortress".

В производстве Ki-67-Iа, начиная с 20-го экземпляра, были очень похожи на ранние предсерийные Ki-67, лишь вооружение было усилено путем замены 7,92 мм пулеметов Тип 98 на 12,7 мм Тип 1 Хо-103 в боковых блистерах. Этот вариант стал стандартным для 451 экземпляров. В мае 1945 года вооружение было вновь усилено, путем доведения количества пулеметов в хвостовой установке до двух 12,7-мм Тип 1. Этот вариант назывался в производстве как Ki-67-Ib, модель 1B.

Самолет был предназначен для массового производства; практически все линии HIRYU были прямыми и не требовали сложной работы; однако производственные мощности простаивали. Хотя Ki-21 Тип 97 был снят с производства в конце 1943 года, чтобы освободить производство для Ki-67 на заводе No. 5 "Мitsubishi", но программа производства HIRYU столкнулась с проблемами. Американские бомбардировки, скромные сначала, начали разъедать производство, особенно с точки зрения прогулов сотрудников. В декабре 1944 года, разрушительное землетрясение в Японии серьезно препятствует выпуску двигателей На.104, также замедляя выпуск HIRYU. Кроме того, возникли проблемы, которые не должны были бы возникнуть в мирное время, это плохое управление производством, неэффективное использование станков, рост кадровых проблем и конфликтов. Все это путало планы и срывало выпуск продукции. Проблемы также усугублялись в связи с добавлением полной растерянности в руководстве фирмы, связанной с постоянными изменениями требований JAAF в части пересмотра применяемости бомбардировщика и попытками армейского руководства адаптироваться к постоянно меняющимся условиям войны, - невыполнимая задача сама по себе. В результате пусков, остановок и новых запусков производства количество столь востребованных HIRYU было ограничено выпуском лишь 688 самолетов всех моделей на момент окончания войны в середине августа 1945 года. В течение этого периода JAAF было запланировано в производстве 1840 бомбардировщиков только для заводов Mitsubishi.

Усилия субподрядчиков были еще более разочарововавшие. Kawasaki было запланировано произвести 592 бомбардировщиков к концу 1945 года, начиная с декабря 1944 года на заводе фирмы в Kagamigahara. Только 81 из них были завершены, притом, что из Mitsubishi поступали готовые секции фюзеляжа для окончательной сборки, в то время как Kawasaki делал крылья и хвосты, а также осуществлял окончательную сборку. Результаты на Nippon Kokusai были еще хуже. В декабре 1944 года Mitsubishi отправила 29 узлов фюзеляжа и некоторое количество крыльев на завод Kokusai. Единственный самолет едва собрали до конца войны. На 1-м Армейском Арсенале в Tachikawa один HIRYU был собран из компонентов Mitsubishi, на этом производство там завершилось.

Ki-67-Iа HIRYU, которые поступили JAAF летом 1944 года, впервые с начала 30-х были лучше, чем бомбардировщики флота. HIRYU стал по-настоящему современным японским бомбардировщиком. Протектированные топливные баки, экипаж, защищенный броней и хорошее оборонительное вооружение дали экипажу реальный шанс на выживание. Если бы JAAF смог использовать опытные экипажи, которые были буквально истреблены на Рабауле и Новой Гвинеи, HIRYU был бы гораздо более грозным противником, чем он оказался. Но новый бомбардировщик прибыл в то время, когда JAAF уже понес тяжкие невосполнимые потери, и подготовка экипажей в учебном центре Хамамацу буквально начинала все с нуля в летние месяцы 1944 года. Подготовка, чтобы получить экипажи HIRYU полностью подготовленные к реалиям войны, была столь же разнообразна, как и разнообразие производимых моделей.

Первоначальное замешательство от неожиданно высоких качеств HIRYU ощутили и Департаменте Военно-воздушных испытаний. Под командованием генерал-лейтенанта Ogata, начались массовые эксперименты с новой машиной в испытательном центре JAAF в Fussa. Причем HIRYU становится его приоритетом номер один. Из девяти пилотов назначенных для тестирования бомбардировщика все были незнакомы с HIRYU, поэтому к программе был подключен опытный летчик, хорошо знающий эту машину, майор Hideo Sakamoto. Время имело большое значение.

До войны на Тихом океане JAAF выделял до двух лет для тестирования новой модели бомбардировщика. С приходом опытных Ki-67 экспертизу было поручено завершить в шесть месяцев. Работа стала круглосуточной и задачи, которые приходилось решать майору Sakamoto с Ki-67 HIRYU , а параллельно и с экспериментальным дальним бомбардировщиком Тачикава Кi-74, превратило эти машины в "любимых детей".

Одним из первых приоритетов в Fussa была задача предусмотреть возможность использования Ki-67 в качестве торпедоносца - как оружие против вторжения. Идея была впервые предложена в начале жизни HIRYU в декабре 1942 года. 5 января 1943 года, последовал заказ Mitsubishi на 100 бомбардировщиков, оснащенных торпедной подвеской. Для того чтобы оценить новую конфигурацию, два ранних предсерийных Ki-67, серийные No. 6717 и 6718, были модифицированы для установки подвески, и отправлены в Fussa для испытаний. Sakamoto, столкнувшись с задачей применением оружия флота на армейских самолетах, оперативно передал два бомбардировщика в испытательный Naval Air Test Center в Йокосуке в начале 1944 года с целью проведения испытаний на торпедометание в Токийском заливе. Процедура оценки была сложной, для летчиков JAAF. Армейцы запросили флот предоставить для испытаний мастеров торпедной атаки, но даже в JNAF не нашли специалиста √ в 1944 с опытными морскими летчиками уже было проблематично. Испытания продолжались все лето, и к августу армии штаб ВВС был достаточно впечатлен результатами, чтобы заказать Mitsubishi, начиная со 161 экземпляра все самолеты HIRYU оснащать торпедной подвеской. JAAF также издал приказ о создании двух армейских торпедоносных сентаев и направления значительного числа самолетов HIRYU флоту для использования в качестве морского бомбардировщика.

Наличие нового транспортного планера Kokusai Ku.7 предполагаемого к массовому производству, привело к анализу других возможных применений HIRYU. Очевидным было использования Ki-67 в качестве скоростного буксировщика планеров. Новый транспортно-десантный планер Kokusai Ku.7 был больше, чем любой планер, созданный до этого, соответственно для буксировки требовался более мощный самолет и более быстрый, чем доступный ранее Ki-21. Гигантский Ku.7 впервые задуман в конце 1942, как транспорт вторжения для транспортировки 32 полностью вооруженных солдат, или 8-тонного танка. К марту 1944 года был построен прототип цельнодеревянного планера √ крупнейшего в Японии во время войны. Летом 1944 года было организовано ограниченное производство "Ku.7-I Транспортного планера, модель 1 Manazuru" еще до его первого испытательного полета.

На 1-м Армейском Арсенале в Tachikawa уже шла работа по модификации некоторого числа бомбардировщиков Donryu Ki-49-IIA в буксировщики планеров и опытный Ki-67 серийный No. 6713, был переделан в буксировщик по образцу Ki-49, в феврале 44-го. 15 августа 1944 года, планер на буксире HIRYU совершил первый их совместной полет. Испытания были признаны успешным, но развития не получили, так как война двинулась дальше к Японским островам. Планер Ku.7 получил у американцев кодовое название "Crane" ("Журавушка"), но никогда не встречался в бою.

Более поздний вариант развития HIRYU имел гораздо более драматичным приложение, предполагая гарантированное уничтожения воздушного судна и его экипажа в каждой миссии. Задолго до появления концепции камикадзе во флоте, штаб ВВС в Токио привел те же аргументы, к вопросу о целесообразности реализации таких программ, как последней отчаянной меры для нанесения удара по судам вторжения союзников чтобы положить конец победам союзников. Окончательная потеря Новой Гвинее в июне 1944 года укрепили позиции радикальных офицеров JAAF, предложивших использовать бомбардировщики армии в качестве летающих бомб, руководствуясь в своих целей привлечением добровольцев, готовых умереть за спасение Японской империи. После того как план был принят, штабной офицер ВВС Shigeru Ura, получил разрешение приступить к разработке программы летчиков-смертников для преобразования первых четырех новообразованных подразделений JAAF в Корпус Специальных Атак. В августе 44 в конструкцию бомбардировщиков Ki-48-II, Ki-49-IIa и Ki-67-Iа были тайно введены изменение их производителями в части размещения внутри бомбы, которая срабатывает от взрывателя, размещенного в носу самолета. Модификации HIRYU, суждено было называться "Fugaku" ("гора Фудзи"), также, как корпус специальных атак, на его основе. Ki-67 был задуман в качестве оружия в два раза более мощным, чем "Donryu", для этого был разработан вариант для перевозки двух 800 кг бомб. Бомбардировщики Корпуса Специальных Атак HIRYU были доработаны в сентябре, все стрелковые башни удалены, места их установки зашиты фанерными обтекателями, чтобы обеспечить более обтекаемую форму для большей скорости. Экипаж был сокращен до 2 √ 3 чел, минимально необходимых для навигации, и радиосвязи. Активация бомб была автоматическая при ударе о цель. После испытаний в Fussa, к концу сентября десять "Специальных Ударных Бомбардировщиков" Ki-67 "To-Go"(аббревиатура слов "Токубетсу Когеки" ≈ специальная атака), были готовы для операций; плюс еще два были уже в завершении. Подразделение "Fugaku" проходило обучение в учебном центре Хамамацу и было готово к действиям в конце октября 1944 г. в составе 26 человек и двенадцати специально модифицированных бомбардировщиков HIRYU.

Подразделения армейских камикадзе состояли из бывших выпускников университетов. Курс обучения длился 57 дней, из которых один день был посвящен отработке техники тай-атари. Наспех обученные новички объединялись во временные группы для самостоятельного перелета на Филиппины. Это было непростым делом, поскольку армейские пилоты не обладали навыками полетов над морем. Поэтому перелеты-прыжки с острова на остров (Хонсю - Кюсю - Формоза - Филиппины) явились для них серьезным испытание.

К октябрю 1944-го подразделения HIRYU-торпедоносцев проходили подготовку, Корпус Специальных Атак "Fugaku", наконец получил свои модифицированные самолеты, но в это же время началось вторжение союзников на Филиппины. JAAF в ожидании вторжения приступил к разработке планов по укреплению Филиппин лишь за месяц до этого. Планами предусматривалось переброска соединений тяжелых бомбардировщиков из других регионов Империи на аэродром Кларк Филд. В то время армейские сентаи тяжелых бомбардировщиков еще не были оснащены бомбардировщиками Ki-67 HIRYU. Но ввиду начала наступления союзников, проходившие обучение HIRYU-торпедоносцы были срочно введены в действие. Они стали первыми частями, применившими Ki-67 в бою. Императорский генеральный штаб срочно ввел в действие план обороны Филиппин - Шо-1 от 22 сентября 1944 года. Указывалось, что силы противника должны быть атакованы только авиационными частями, подчиненными JNAF, за исключением некоторых армейских авиационных частей оснащенных новыми бомбардировщиками "Тип 4", проходящими специальную морскую подготовку в Японии. Упомянутые части объединялись в мобильную ударную группу Taifu ("Тайфун"), названную в честь её способности атаковать в любую погоду, сокращенно - "T-Force" или "Т"-Бутай - "Штурмовой отряд "Т". Эти силы были специально обучены атакам американских авианосцев ночью или в сложных погодных условиях, и оснащались новейшими бомбардировщиками-торпедоносцами Тип 4 HIRYU. Под одним командованием, "T-Force" может быть перемещена в любое место, для отражения вторжения союзников. "Т"-Бутай базировался на Кюсю, Филиппинах и Тайване. В его состав входили морские кокутай - 762 Ku, 703 Ku, имевшие на вооружении морские базовые бомбардировщики G4M, 708-й, оснащенный G4M и новейшими морскими пикировщиками P1Y. В состав авиагруппы предполагалось передать и армейские сентаи, оснащенные Ki-67 с подчинением их морской авиации. В первую очередь "морскими" HIRYU были оснащены 7-й и 98-й сентаи, оба из которых были старыми армейскими частями тяжелых бомбардировщиков, которые были подчинены Второму Воздушному флоту JNAF, составе сил обороны Филиппин 25 июля 1944 года. Кроме того, торпедоносной версией HIRYU был оснащен 762-й кокутай JNAF с августа 44-го, также подчиненного 2-му воздушному флоту и укомплектованному морскими летчиками. Флотские подразделения HIRYU были известны как "Yasukuni Naval Air Group", в честь наиболее почитаемой синтоистской военной святыни Японии.

Все подразделения, оснащенные HIRYU, было запланировано перебросить в южную Формозу в сентябре 44-го, чтобы задействовать 'T-Force" против сил вторжения союзников вне зависимости от того, куда будет направлен их удар √ на Формозу или Филиппины. В любом случае американский флот оказывался бы в пределах досягаемости группы.

Из-за задержки подготовки и обеспечения только часть ударной группы достигли Формозы к началу октября. Основные силы "T-Force" остались в Японии на южном Кюсю. Поддержку этим силам оказывали пятьдесят торпедоносцев HIRYU 7-го и 98-го сентаев.

Ударная группа 3-го флота USN подошла к Лусону и южной Формозе во второй неделе октября 1944 года, и провела серию отвлекающих воздушных ударов по Окинаве. 10 октября подразделения военно-воздушных сил JNAF второго воздушного флота, в том числе два армейских сентая HIRYU были приведены в боевую готовность. 12 октября американские палубные бомбардировщики и истребители нанесли удар по Формозе и прилегающих к нему островам, вызвавшие невиданно бурную ответную реакцию японской базовой авиации. Пришло время, и воздушная фаза битвы в Филиппинском море началась.

Японская разведка сообщила, что три американские группы авианосцев были задействованы у восточного побережья Формозы. 12.10.44, подразделения бомбардировщиков "T-Force" начали покидать свои базы на острове Кюсю. Во второй половине дня самолеты Р1Y и G4M из 762 ku. атаковали корабли противника. В 13:00 18 "Бетти" из состава 703 и 762 кокутай, вооруженные торпедами, вылетели из Миядзаки, а спустя 30 минут 15 G4M (семь самолетов поддержки и восемь торпедоносцев) из 708-го кокутай покинули базу в Каноя. Как ни странно первыми нанесли удар по американским кораблям в 18:55 экипажи 708-го, а затем в 19:20 атаковали экипажи из состава 703-го. Однако эти усилия фактически пропали даром, несмотря на потерю из состава 703-го кокутай 10 самолетов и еще 14 из состава 708-го. Доклады же экипажей свидетельствовали о потоплении четырех авианосцев, и десяти других судов подожженными и поврежденными. Той же ночью для атаки 38-го американского оперативного соединения с аэродромов Кюсю и Окинавы поднялись 21 Ki-67 из состава 762-й кокутай. Торпедоносцы вышли к цели в 23:47, но из-за дождя, шквального ветра и мощной дымзавесы не смогли прицельно сбросить торпеды, потеряв восемь машин (по другим данным ≈ 11). Экипажи сообщили о потопления двух неопознанных судов, возможно, авианосцев. Японцы быстро восполнили потери и уже на следующий день, 13 октября, в бой вылетели 12 торпедоносцев из 703-го кокутай и 12 торпедоносцев из 708-го. Последних сопровождали семь машин поддержки. В условиях плохой видимости экипажи атаковали американские корабли юго-западнее острова Исигакидзима, сильно повредив торпедой тяжелый крейсер "Канберра". Потерявший ход корабль был взят на буксир тяжелым крейсером "Уичита", причем скорость движения этих судов ограничивалась четырьмя узлами, что делало их лакомым куском для японской авиации. По докладам экипажей еще два американских авианосца затонуло, а третий был весь в огне. Приблизительно в это же время в вечерних сумерках подошедшие на малой высоте четыре "Бэтти" атаковали в момент приема самолетов авианосец "Франклин". Один торпедоносец был сбит зенитной артиллерией авианосца, другой ≈ кораблями охранения, третий сбросил торпеду, но "Франклин" сумел увернуться. Торпеда с четвертого G4M едва не попала в корму корабля, а самолет, сбитый в последний момент огнем зенитных автоматов, врезался в палубу авианосца и, пронесшись огненным клубком по ней, рухнул за борт. Нанесенные им повреждения оказались незначительными и корабль продолжил взлетно-посадочные операции, в то время как 703-й отряд потерял пять машин, а 708-й ≈ десять.

На следующий день восемь торпедоносцев 703-го отряда вместе с двумя самолетами поддержки и пятью торпедоносцами из состава 708-го нанесли удар в сумерках, сумев повредить легкий крейсер "Хьюстон". На этот раз попадание торпеды оказалось исключительно удачным ≈ корабль потерял ход и был взят на буксир. Во время налета один из подбитых самолетов врезался в легкий крейсер "Рено". Американское командование попыталось вывести поврежденные корабли из зоны боевых действий, организовав группу прикрытия из двух легких авианосцев, двух крейсеров и четырех эсминцев, а кроме того, организовало внеплановый удар палубной авиацией по аэродромам на Тайване.

В течении суток самолеты 2-го Воздушного флота совершили 419 вылетов, потеряв более 200 машин. Из 16 Ki-67, принявших участие в налете, 12 были сбиты, а три настолько сильно повреж-дены, что разбились при посадке. В этот день получил повреждения от попадания бомбы с горизонтального бомбардировщика авианосец "Хэнкок". 15 октября авианалету подверглись воздушные базы на острове Лусон, ответом на который стала контратака трех торпедоносцев 761-й авиагруппы. Затем, американцы были атакованы группой из более чем 100 истребителей и бомбардировщиков, при этом один G4M, вероятно из 901-й авиагруппы, сумел прорваться к авианосцу "Франклин", но, будучи поражен зенитным снарядом, рухнул в воду в 25 метрах от борта. Еще три "Бэтти" прорвались к буксируемому крейсеру "Хьюстон", сумев добиться второго торпедного попадания в этот корабль. Практически наверняка можно предположить, что окажись в подобной ситуации любой другой корабль, командующий 38-м оперативным соединением адмирал М.Митшер приказал бы затопить его без особых сожалений, тем более, что это никоим образом не повлияло бы на потенциал флота. Однако терять второй крейсер с этим названием ≈ первый был потоплен японцами 28 февраля 1942 г. в ходе боя в Яванском море ≈ янки явно не хотели, поскольку это было бы моральной пощечиной американскому флоту. А потому аварийные партии работали как одержимые, пытаясь остановить поступление воды. В конце концов корабль удалось удержать на плаву. С 12 по 15 октября японская авиация совершила 881 вылет, потеряв в ходе боевых действий 331 машину, причем по донесениям экипажей было потоплено 11 авианосцев противника, два линкора и крейсер, повреждены восемь авианосцев, два линкора, крейсер и 13 других кораблей.

Казалось, что императорская Япония одержала крупнейшую морскую победу во всей войне. В новостях объявили, что на улицах Токио, Иокогама, Кобэ и других крупных городах Японии проходили празднования. Были даже разговоры о победоносном прекращении войны.

Однако, эти успехи битвы были ложными. Более того, их вообще не было. Эйфория в Японии быстро обернулась глубокой депрессией, как только реальность стала видна. Факты оказались гораздо хуже, чем кто-то мог себе представить, но никогда не были доведены до сведения японской общественности. Из двадцати HIRYU 98-го сентая, вылетевших 12 октября, одиннадцать не вернулись. Из шестнадцати, посланных в бой две ночи спустя, вернулся только один, три совершили аварийную посадку и двенадцать были сбиты. 98-й сентай потерял двадцать шесть своих самолетов из двадцати восьми в течение двух дней, полностью потеряв свое значение, как боевое подразделение. Когда самолеты трех американских ударных групп силами 13 авианосцев, которые были "уничтожены" по сообщениям "T-Force" ударили по Лусону 15.10.44, ошибки в восторженных докладах "T-Force", стали очевидными. Второй воздушный флот JNAF бросил все свои наличные силы на 3-й американский флот, но едва поцарапал его. В ходе этих атак, большинство из бомбардировщиков HIRYU было потеряно. В считанные дни вторжения союзных войск на Филиппины, японские военно-воздушных силы не смогли сделать ничего, чтобы остановить его. Ранним утром 25-го октября 15 торпедоносцев Ki-67 из состава 762-й авиагруппы безуспешно атаковали 77-е американское оперативное соединение юго-восточнее Окинавы, потеряв 10 машин. 6 ноября семь G4M 703-й эскадрильи вместе с Ki-67 бомбили авиабазы на Сайпане и Тиниане, при этом в качестве аэродрома подскока использовался остров Иводзима, но противодействие ночных истребителей было ожесточенным, и уцелевшие экипажи ничего конкретного о результатах налета по возвращению доложить не смогли. 7 ноября в районе острова Лусон был тяжело поврежден авианосец "Лексингтон", который был атакован в предрассветные часы двухмоторным бомбардировщиком "камикадзе", сумевшим скрытно подобраться в утренних сумерках к такой хорошо охраняемой цели. 9 ноября с острова Кюсю на Тайвань было переброшено 54 самолета из состава штурмового отряда "Т" (18 G4M 762-й кокутай, а также P1Y (708-й кокутай) и Ki-67 из 98 сентая той же авиагруппы. 13-го числа 24 машины перелетели на остров Лусон, где сразу же приняли участие в налетах на вражеские корабли. Вечером того же дня пять G4М и несколько P1Y вылетели на поиск транспор-тов противника в открытом море, но из-за плохой организации работы самолетов-осветителей только один G4M сумел сбросить торпеду прицельно. Потери атакующих составили две машины, а еще три были уничтожены на земле во время воздушного налета. Американцы совершили новый налет на Лусон 19 ноября силами палубной авиации и 15 бомбардировщиков Ki-67 Штурмового отряда "Т" вылетели в контратаку с Тайваня и Филиппин. Обнаружив противника в 370 км северо-восточнее Манилы, они безуспешно пытались нанести удар, потеряв при этом 10 машин. По видимому единственным успехом Ki-67 в это время было торпедное попадание в тяжелый крейсер "Canberra" (CA-70) 2 октября 1944 года, из состава оперативного соединения 38. Торпеда попала под основной броневой пояс и проделала в борту огромную пробоину, убив 23 члена экипажа. Прежде чем пробоина была заделана, крейсер принял 4500 тонн забортной воды, которая затопила машинные отделения, лишив корабль хода. На авторство попадания также претендуют морские летчики G4M из 752 Ku.

С высадки союзников на Миндоро в ноябре начался следующий этап боевого применения HIRYU. Был очевиден факт, что против надводных кораблей союзников, защищенных роями истребителей, обычная тактика атак, осуществляемых "T-Force" в октябре, бесполезна. В конце октября Корпус Специальных Атак "Fugaku" достиг острова Лусон, едва не опоздав принять участие в боях 24 и 25 октября. Вместо того чтобы тратить подготовленных пилотов-смертников на незначительные миссий, командование 4-й воздушной армии решило придержать Корпус "Fugaku" в резерве для наиболее важных атак. Это было правильное решение, но, к сожалению, модифицированные HIRYU были замечены с воздуха и попали под массированные атаки американской палубной авиации. Американские пилоты уже оценили "Пегги" в бою, и этот бомбардировщик стал важной целью для наземных атак. Для "Fugaku" было заказано двенадцать Специальных бомбардировщиков HIRYU, но только десять были выпущены в сентябре и попали в Корпус. Потери на аэродроме на Филиппинах сократили это количество еще, и когда подразделение было, наконец, брошено в бой против транспортов вторжения у Миндоро 7 и 13 ноября, только шесть самолетов были пригодны для использования. В феврале 1945-го самолеты Ki-67 "To-Go" совершили в составе 7-го сентая. Затем в середине марта они участвовали в атаке на авианосцы 5-го флота США, когда повреждения получили "Франклин", "Йорктаун" и "Уосп". Однако неизвестно, какова в этом роль самолетов "То-Го". Во время боев за Окинаву несколько машин поступили в распоряжение 62-го и 98-го сентаев, но результаты их атак также не известны. Помимо специализированных ударных самолетов Ki-67 "To-Go" в сражении за Филиппины самоубийственную тактику камикадзе использовали и стандартные бомбардировщики HIRYU. Так, 7 декабря 1944 г. солдаты 77-й американской пехотной дивизии высадились в 6 километрах к югу от города Ормок на западном побережье острова Лейте. Десантные корабли едва успели закончить разгрузку, как в 9-34 появились двенадцать японских бомбардировщиков "Peggy" и четыре истребителя. Это были самолеты армейской эскадрильи "Тзутоко" ("Слуги императора"), возглавляемые лейтенантом Ямамото Такутсуку. Японские пилоты совершили одну из своих самых необычных и разрушительных атак. Часть бомбардировщиков была вооружена торпедами, и летчики пытались их прицельно сбросить. Однако если самолет получал повреждение или от зенитного огня, или от действия американских "Лайтнингов", то пилот тут же направлял машину на американские корабли. Первым принял на себя удар сторожевой эсминец "Махэн". Один из "Peggy" был сбит и упал в 15 метрах от корабля, другой поразил его переднюю часть. Третий и четвертый самолеты были сбиты, пятый врезался в мостик, шестой таранил корабль на уровне ватерлинии. Седьмой сбросил бомбу, но промахнулся и улетел. Восьмой получил попадание зенитного снаряда и загорелся. Японский пилот пытался направить горящий, как факел, самолет на "Махэн", но не дотянул до цели несколько метров. Девятый самолет сбросил бомбу и скрылся в облаках. Команда эсминца проявила чудеса героизма, стараясь спасти "Махэн". Однако все было напрасно, и капитан Кэмпбелл приказал покинуть корабль, после чего он был потоплен артиллерийским огнем. Удивительнее всего то, что из команды эсминца погибло лишь десять человек. В этот же день 7 декабря ко дну пошел переоборудованный в транспорт устаревший эсминец "Уорд". Именно он произвел первый выстрел в войне на Тихом океане ровно три года назад в Пёрл-Харборе 7 декабря 1941 года. Корабль атаковали три камикадзе Ki-67. Первый самолет летчика Ямамото получил попадание зенитного снаряда и загорелся. Тем не менее опытный пилот сумел произвести пикирование под углом 45 градусов и поразить эсминец в правый борт выше ватерлинии. Два других самолета сбила артиллерия, и они не причинили кораблю вреда. Однако и мощного взрыва, произведенного тараном первого самолета, оказалось достаточно, чтобы уничтожить "Уорд". Покинутый командой, он был расстрелян орудийным огнем эсминца "О'Браен" которым командовач Уильям Оутегбридж, бывший капитан "Уорда" в Пёрл-Харборе. Такие удивительные сюрпризы иногда преподносит судьба!

Результаты применения тактики "Специальных атак" оказались настолько успешными с точки зрения цены самолетов, израсходованных на потопление или повреждение вражеского судна, что тактика атаки камикадзе стала вполне приемлемой формой ведения войны, достигнув своей кульминации во время вторжения на Окинаву пять месяцев спустя. Американские силы вторжения в области Манилы, обнаружили разбитый бомбардировщик "Пегги" с "твердым носом" без орудийных башен, оставшийся от "Fugaku", однако назначение его осталось для американцев тайной до конца войны. Было предположение, что это безоружная модификация HIRYU-разведчика, хотя фанерные панели, закрывавшие места турелей, вызывали недоумение.

Разгром японских военно-воздушных сил на Филиппинах принес JAAF много проблем, но это также дало ему возможность отдохнуть. Районы, где противостоящие воздушные силы были в постоянной и прямой конфронтации остались только в Бирме и Китае. Производство HIRYU продолжалось, за исключением задержки из-за землетрясения в декабре 1944 года, продолжалась и программа по переоснащению бомбардировочных сентаев на новую технику. В конце 1944-го в Китае 60-й сентай тяжелых бомбардировщиков, один из старейших бомбардировочных сентаев в JAAF, получил HIRYU. 2-й Независимый hikochutai и 110 sentai были сформированы в Хамамацу и получили "Hiryu" в июле и октябре 1944 года соответственно, В их задачу входила бомбовые налеты на базы В-29 на острове Сайпан и другие оккупированные американцами острова. Ко времени, захвата острова Окинава в апреле 1945 года, HIRYU был дополнительно оснащен 16-й сентай переброшенный из Кореи и Окинавы; 62-й сентай в Японии, подключился к дальним бомбардировкам Сайпана; 95-й сентай, на юге Кюсю; вновь образованный 107-й тяжелый истребительный сентай, укомплектованный несколькими переоборудованными в тяжелые перехватчики HIRYU Ki-109. Проходило переоснащение 14-го, 61-го, и 74-го тяжелых бомбардировочных сентаев. Процесс переобучения былвозложен на учебный центр тяжелых бомбардировщиков Хамамацу и 28-й сентай в Ipoh в Малайзии, обучение проходило как на учебно-тренировочных самолетах Ki-54b, так и на собственно Ki-67.

Во время сражения за Окинаву было введено первое крупное изменения HIRYU, с запуском в производство Ki-67-Ib марте 1945 года, у которого в хвостовой стрелковой установке был добавлен второй 12.7-мм пулемет. Это было единственное видимое отличие от предыдущих моделей, хотя какое-то оборудование периодически устанавливалось, испытывалось, убиралось и снова ставилось, серьезных изменений в конструкцию не вносилось.

6 и 7 апреля была задействована операция TEN-Go, призванная воспрепятствовать вторжению союзников на Окинаву. Суть операции сводилась к массированной авиаатаке союзного флота, приближавшемуся к Окинаве силами базовой авиации из Кюсю. В этой операции большую роль играли армейские бомбардировщики Ki-67 ⌠Peggy■, которые по-прежнему были наиболее важным типом бомбардировщика в JAAF. Вылетающие из Кюсю ⌠Peggy■более поздних моделей оснащались радаром для обнаружения кораблей союзников, и даже прожектором, установленном в носу самолета в качестве оборудования истребитель ПВО. Позже в состав оборудования также был включен электрический альтиметр для атак с малых высот. Однако, конец HIRYU был близок, как, впрочем и всей японской авиации. Вездесущие истребители союзников почти не давали шанса даже такому совершенному самолету выйти в атаку. Известны также несколько попыток снизить интенсивность налетов тяжелой американской авиации при помощи диверсионных рейдов десантников и ночных атак на бреющем полете специальной эскадрильи самолетов Ki-67 "Йотака Бугай" ("Ночные ястребы") на аэродромы базирования В-29 на Иводзиме, но из-за небольшого количества задействованных сил, эти успехи носили ограниченный характер и не смогли ослабить воздушного давления на Японию.

Для повышения боеспособности HIRYU в производстве была запланирована модель Ki-67-Ic или модель 1С с увеличенной бомбовой нагрузкой до 1250 кг. Производство было уже запланировано на лето 1945 года, чтобы начать с планера No. 751, однако по различным причинам "Пегги" модели 1С никогда не был построен. Увеличение дальности было не менее трудной задачей, которую можно было решить лишь путем уменьшения бомбовой нагрузки и максимального облегчения самолета. Хотя одна конструкторская группа в 1-м Армейском Арсенале работала над увеличением бомбовой нагрузкой для создания Ki-67-Ic, другая одновременно работает в противоположном направлении, чтобы уменьшить бомбовую нагрузку и увеличить дальность для продолжения бомбардировок американских баз на Марианских островах - Гуам, Тиниан и Сайпан. Двенадцать опытных дальних HIRYU с увеличенным размахом крыла были испытаны летом 1945 года, но критические задержки поставки стандартных Ki-67 HIRYU вынудили отказаться от новой модели. Параллельно получил развитие проект разработки альтернативных видов топлива, ввиду катастрофического положения с топливом в Японии.

Инженеры двигателисты 2-го армейского авиационно-технического научно-исследовательского института разработали спиртовое топливо из картофеля и сахара, которое работало достаточно хорошо на испытаниях, и к концу войны было использовано для учебно-тренировочных самолетов JAAF. Один HIRYU Ki-67-Iа серийный No. 52 был модифицирован под использование спиртового топлива, с алюминиевыми топливными баками вместо резиновых, которые обычно используется для бензина. Этот самолет ожидал испытания в Кофу, когда война закончилась.

Успех HIRYU в качестве бомбардировщика "специальных атак" уже был доказан корпусом Fugaku на Филиппинах в ноябре, и еще пять самолетов такого же типа были произведены Mitsubishi в декабре 1944 года. Примерно в это же время JAAF получил технические данные о немецких кумулятивных "Cherry Bomb", позволяющие сфокусировать силу взрыва. Диаметр немецкой бомбы практически совпадал с фюзеляжем HIRYU, что позволяло смонтировать заряд за сиденьем пилота задняя стенка которого была сделана из взрывчатого вещества, а штанга взрывателя проходила от носа самолета между креслами пилотов. Заряд, получивший обозначение "Сакурадан" имел диаметр 1,6 метра и на полметра выступал над фюзеляжем, подобно горбу у верблюда. В своем окончательном виде новый бомбардировщик Специальной атаки имел экипаж из двух человек и нес один 2900 килограммовый термитный заряд направленного действия "Сакура-Дан", расположенный в центре тяжести самолета таким образом, чтобы струя высокотемпературного пламени направлялась под небольшим углом вниз. Поражающее действие заряда было очень сильным: танк можно было уничтожить на расстоянии 300 метров.

Два самолета были модифицированы из стандартных бомбардировщиков HIRYU на экспериментальном заводе Mitsubishi в Нагоя в феврале 1945 года, под контролем научно испытательного центра в Fussa и получили обозначение Ki-167. Есть также информация, что этих машин было построено до 10 шт.

В начале февраля 1945 года Ki-167 стали поступать в подразделения камикадзе 62-ого сентая но первое их боевое применение состоялось лишь 17 апреля. Три самолета камикадзе, один из которых нес бомбу "Сакурадан", отправились в район Окинавы для нанесения удара по американским авианосцам. Командир бомбардировщика сообщил, что обнаружил корабль и приступает к атаке. Внезапно с других самолетов ≈ заметили, что из бомбардировщика вырывается пламя. Он резко ушел вверх в облака, и больше его не видели. Вероятно, бомба "Сакурадан" оказалась повреждена, что и послужило причиной гибели самолета. 25 мая японцы вновь пытались использовать Ki-167 в бою. Две машины погибли, пилотируемые младшими лейтенантами Хикоджи Мизотой и Ютака Фукушимой, результат их атак неизвестен.

Благодаря своей доступности и скорости, HIRYU также был выбран как "Самолет-матка" для двух планирующих бомб, разработанных в последние месяцы войны, названных Ki-140. Первые крылатые бомбы, в серии - Mitsubishi Type I Glide bomb, модель 1", разработанные в качестве антитранспортного оружия, предназначенные для запуска с дистанции около 7 миль от цели, потребовали оснащения стандартного Ki-67 контрольно-измерительной аппаратурой и радиоуправлением. Известная в сокращенном виде, как I-Go-IA., планирующая бомба была разработана на Mitsubishi под руководством директора по исследованиям Sueo Honjo. После получения контракта JAAF проект получил развитие в июле 1944 года. Планер 800-кг бомбы с короткими крыльями, был оснащен твердотопливным ракетым двигателем, обеспечивавшим 75 секунд тяги, а также стабилизирующими гироскопическими устройствами, подключенными к горизонтальному оперению. Бомба была визуально управлялась по радио во время полета к своей мишени с помощью контроллера на борту HIRYU-матки. Первая бомба I-Go-IA была завершена в октябре 1944 года, прошла испытания в ноябре, а как боевое оружие была запланирована к применению летом 1945 года.

Еще один проект планирующей бомбы "Rikagun тип I Glide bomb, модель 1С", или I-Go-IC был на стадии разработки в Токийском императорском университете весной 1945 года под патронажем JAAF. Ее главный конструктор был профессор Hideo Itokawa, бывший главный разработчик истребителей Nakajima, а весной 45-го глава конструкторского бюро в университете по авиационной технике. Основное предназначение I-Go-IC было противокорабельные операции, для атаки флота вторжения союзников при обороне Японских островов. Были проведены три успешных испытания бомбы-ракеты I-Go-IC с борта "матки" HIRYU в марте 1945 года, и двадцать экземпляров летающих бомб были собраны к июлю, в августе планировалось начало массового производства. Десять бомбардировщиков HIRYU были модифицированы в вариант ракетоносца для I-Go-IA и I Go-1С, прошли полный цикл испытаний и были готовы для боевого применения на момент капитуляции.

Полным ходом шла работа над новой моделью бомбардировщика HIRYU Ki-67-II модель 2 , который планировался к запуску в серию с 1946 года. Проект был инициирован 2 декабря 1942 года, когда было принято решение к установке на HIRYU нового мощного двигателя √ 2400-сильного Mitsubishi Ha-214, находящегося на стадии проектирования. Первые опытные двигатели Ha-214 были собраны и испытаны в 1943 году, но проблемы с доводкой затянулись до конца войны, к лету 1945 года успели собрать только 16 предсерийных экземпляров этих моторов. Продолжалась работа по усилению планера Ki-67-II, оснащения его дополнительными топливными баками для увеличения боевого радиуса действия. Для предварительной оценки проекта Ki-67-II стандартные самолеты серийные No.No. 6716 и 6717 были оснащены экспериментальными Ha.214 для летных испытаний. Cамолеты были оснащены новыми 6-лопастными витами. Самолеты испытывались в Fussa, летчиками-испытателями майорами Sakamoto, Oura и Otsuka. Испытания подтвердили все расчеты конструкторов и позволяли надеяться, что новая модель будет запущена в серию до конца 1944 года. Оптимистичные прогнозы на основе успешных испытаний Ki-67-II, привели к утверждению прототипа модели II как эталона для серии. Однако к концу войны еще только два экземпляра Ki-67-II находились на завершающих стадиях сборки на Первом экспериментальном заводе Mitsubishi. Первый планировалось завершить в июне 1945 года, хотя союзные бомбардировки сильно задерживали процесс. Самолет был только наполовину закончен, когда была объявлена капитуляция. Идея создания истребителя на базе HIRYU пришла в начале карьеры самолета. В феврале 1941 года для сопровождения групп тяжелых бомбардировщиков Ki-67 разрабатывался проект истребителя сопровождения Ki-69. Аналогичные модификации бомбардировщиков Ki-48, Ki-49 и морских G4M дали отрицательный результат и похоронили идею. Дополнительное вооружение, устанавливаемое в бомбоотсеке резко увеличивали массу самолета. Хотя эскорт таких истребителей был бы эффективен по пути к цели, но на обратном пути, обычные бомбардировщики, разгрузившись, оказывались гораздо быстрее своего сопровождения. В результате работы по Ki-69 были прекращены. В следующем году, 3 февраля 1943 года, планер HIRYU был официально выбран для дальнейшей модификации в качестве транспортно-пассажирского самолета под обозначением Ki-97. Предполагался экипаж из 2 человек плюс 21 пассажира, Ki-97 была задуман как замена Ki-57-II, состоявший на вооружении армии, как транспортный вариант бомбардировщика Ki-21-II Тип 97. Крылья, двигатели, шасси и хвостовое оперение Ki.67-Iа были сохранены, был разработан только новый фюзеляж эллиптического сечения. Проект самолета был завершен на Mitsubishi к началу 1945 года, был изготовлен макет, однако от самолета пришлось отказаться чтобы сконцентрироваться на боевой технике.

Первая серьезная попытка модификации планера HIRYU в качестве истребителя-перехватчика была предпринята в конце 1943 года в то время, когда армия штаб ВВС рассмотрел все возможные средства для перехвата ожидаемого появления над Японией Boeing B-29 Superfortress. Японская разведка представила JAAF удивительно точную информацию о возможностях и конфигурации В-29 уже осенью 1943 года, и инженеры 1-ого Технического Арсенала Армии сталкиваются с необходимостью разработки авиатехники, способной бороться с новым американским бомбардировщиком весной 1944 года. Проект нового истребителя-перехватчика обещал быть готовым в конце 1945 или начале 1946 года, естественно это не устраивало. Для обороны должны быть разработаны модификации существующих самолетов, и Ki-67 HIRYU был выбран для дальнейшей разработки инженерами JAAF в ноябре 1943 года в качестве ночного истребителя. Высокая скорость, грузоподъемность, и хорошая маневренность Ki-67 позволяло получить самолет, удовлетворяющий спецификации "Killer-Hanter". Проект подразумевал создание системы из двух самолетов Ki-109a и Ki-109b. Ki-109a - "Killer" - был вооружен парой 37-мм пушек Ho.203, размещенных под углом вперед-вверх, в то время как Ki-109b √ "Hanter", - оснащался 40 см зенитным прожектором в носу. Когда стало очевидно, что B-29 будут в основном использоваться в качестве дневных бомбардировщиков, проект "Killer-Hanter" был пересмотрен. Обозначение Ki-109 было сохранено, но присвоено версии дневного экспериментального армейского перехватчика HIRYU. Майор Hideo Sakamoto, отвечающий за программу HIRYU в Fussa, как человек в наибольшей степени знакомый с возможностями HIRYU, предложил оснастить стандартный Ki-67 армейской 75 мм зенитной пушкой Тип 88 в носу. Предвидя, что на больших дальностях B-29 будут появляться над Японией без сопровождения истребителей, радикальная идея была одобрена 20 февраля 1944 года. Начальная скорость снаряда из пушки Тип 88, сделает возможным экипажам перехватчиков Ki-109 оставаться вне досягаемости заградительного огня стрелков B-29 в то время как перехватчики смогут открывать огонь по бомбардировщикам из своих тяжелых пушек с дистанции более 1 км. Команда конструкторов Mitsubishi во главе с главным инженером проекта Kyunosuke Ozawa разработали новый нос и укрепили фюзеляж Ki-109, сохранив оборонительные позиции бомбардировщика HIRYU.

Прототип серийный No. 10901 был завершена в августе, всего через два месяца после первого появления B-29 над Японии. Американская программа бомбардировок началась позже, чем ожидалось, и развитие проекта Ki-109 успешно продвигалось вперед опережая график. Прототип Ki-109 был испытан на Kagamigahara, и вскоре испытания были продолжены в Fussa для оценки боевого применения, К прототипу No. 10901 вскоре, в октябре, присоединился второй экспериментальный самолет, серийный No. 10 902. Единственной проблемой Ki-109 был его слишком большой вес. Для перехватчиков это было недопустимо, поскольку резко ухудшало такой важный параметр, как скороподъемность. Проблему попытались решить путем установки позади бомбоотсека ракетных ускорителей, испытанных на No.10901 однако испытания показали, что при включении ускорителей самолет стал почти неуправляемым Для экономии веса, начиная с третьего экземпляра перехватчика Ki-109, удалялись все оборонительные установки за исключением 12,7 мм пулемета Тип 1 Хо-103 в хвостовой башне.

В серии Ki-109 имел экипаж из 4 человек, состоящий из пилота, штурмана, радиста и хвостового стрелка, со штурманом, выполнявшем также функции заряжающего и наводчика 75 мм пушки с боекомплектом из 15 снарядов. JAAF заказал 44 перехватчиков, оснащенных двигателями Ha.104ru с турбокомпрессорами в 1900 л.с., которые испытывались на двух стандартных Ki.67-Iа в период между февралем и октябрем 1944 года. Однако доводка Ha.104ru затянулась, и было принято решение произвести первые 22 экземпляра Ki-109 со стандартными Ha.104, с тем чтобы как можно быстрее получить истребитель в эксплуатацию , с последующим производством из оставшихся 22 истребителей оснащенных, Ха. 104ru, под обозначением как Ki.109-II. Экспериментальный самолет, серийный No. 10902, был в конечном счете, оборудован новыми радиальными Ha.104ru, но серийно не строился.

Еще до Ki-109 поступил в части форму был сформирован 107-й сентай тяжелых истребителей и начата подготовка и обучение экипажей. Созданный в ноябре 1944 года, 107-й сентай начал свое обучение на стандартных Ki.67-Iа бомбардировщиках HIRYU на авиабазе Micahara в Kumagaya, в декабре 1944. К марту 1945 года, когда 22-й по счету истребитель Ki.109 был завершен, 107-й сентай был полностью организован и готов завершить ознакомление с новым самолетом. В ожидании успеха проекта, 14-й сентай тяжелых бомбардировщиков начал подготовку на перевооружение истребителями Ki-109 с поставками новой технике начиная с мая 1945.

Назначенный в Восточной оборонительный сектор для противовоздушной обороны Токио и Иокогамы летом 1945 года, 107-й сентай был приведен в готовность номер один, но неизвестно, вылетал ли он на перехват хотя бы раз. Во всяком случае, воздушных побед за самолетами сентая не числится. Так или иначе, проект был закрыт, а 107-й сентай расформирован 30 июля 1945 года, экипажи направлены в другие части. Некоторое количество Ki-109 испытывались в качестве противокорабельных штурмовиков. "Пегги" с "твердым" носом были обнаружены в Fussa американскими войсками, где они были осмотрены, наскоро испытаны, но в конечном итоге, уничтожены. Еще один вариант HIRYU был заказан 3 октября 1944 года, как Ki-112 √ "Экспериментальный Конвойный истребитель", как сообщается, - деревянная адаптации основного конструктива Ki-67 к реалиям дефицита алюминия в конце войны с тяжелым вооружением. Его роль, возможно, сводилась к самолету сопровождения невооруженных самолетов для Специальных Атак Ki-167 Сакура-Дан от перехвата истребителями союзников. Вооружение Ki-112 был запланировано в 8 х 12,7 мм пулеметов Тип 1 плюс одна 20-мм пушка. Ki-112 находится на стадии разработки, как исследовательский проект, а затем был закрыт летом 1945 года.

Вполне вероятно, что были и еще какие-то модификации HIRYU были в разработке с присвоением своих номеров "Китай". Но путаница в последние месяцы войны, уничтожение часть записей JAAF всего за несколько дней и часов до оккупации союзников, и пр. предполагает, что неизвестные Ki. номера были потеряны навсегда, даже если бы они были на самом деле присвоены. Лучшие бомбардировщики JAAF окончили свою жизнь на нескольких аэродромах, где были безжалостно сожжены оккупационными войсками. Таким образом завершилась история бомбардировщика Ki-67 HIRYU, который в других условиях мог бы оставаться на уровне современных требований еще лет 10 и продолжать активно служить по прямому назначению.

(c) Евгений Аранов





 Модификации :
 Ki-67  опытный √ 3 шт серийные номера 6701-6703
 Ki-67  предсерийные √ 16 шт серийные номера 6704-6719. Два модифицированы в торпедоносцы, на двух испытывались двигатели Ha.214.
 Ki-67-Ia  серийный √ 431 построено, из них 271 оснащены торпедной подвеской, два переделаны в прототип Ki-109 с двигателями Ha.104ru, несколько в буксировщики планеров и ракетоносцы.
 Ki-67-Ib  поздняя модель с 2 × 20 мм в хвостовой турели; всего 267 шт.
 Ki-67-Iс  проект Ki-67-Ia дальний, с размахом крыла 24 м, вместо стандартных 22.5 м, уменьшенной до 500 кг бомбовой нагрузкой √ всего построено 12 шт (возможно переделано из стандартных Ki-67-Ia).
 Ki-67-I KAI  модель с двигателями Mitsubishi Ha-104 Ru; 3 шт.
 Ki-67-I AEW  вариант с поисковым радаром "Taki 1 Model II"; 1 шт.
 Ki-67-Ia (Ki-67 "To-Go")  "To-Go" (аббревиатура слов "Токубетсу Когеки" ≈ специальная атака), для Корпуса Специальных Атак, существовало также название Ki-67-I KAI - версия Ki-67 с сокращенным до трех человек экипажем √ самолет для камикадзе оборудовали в двух вариантах: первый ≈ с хвостовой башней для стрелка (как и у серийных самолетов Ki-67), второй ≈ вообще без вооружения. Этот вариант напоминал высотный истребитель Ki-109, но без хвостовой пулеметной установки. У обоих вариантов в носовой части фюзеляжа была установлена двухметровая штанга взрывателя ударного действия, соединенная с двумя обычными морским бомбами типа "80" по 800 кг, размещенными в фюзеляже. Всего были переоборудованы в "То-Го" от 15 до 50 бомбардировщиков Ki-67 (точное количество не известно).
 Ki-167  вариант для камикадзе с зарядом Сакура-дан √ из стандартных Ki-67-Ia переделано от 2 до 10 шт.
 Ki-67 опытная машина  носитель планирующих бомб Kawasaki Ki-147 I-Go Type 1-Ko, Mitsubishi Ki-148 I-Go Type 1-Otsu, I-Go Type 1-Hei, "Ke-Go" IR, "Ko-Go","Sa-Go"); 1шт.
 Ki-67 штурмовик  впециальноя версия "Peggy", используемой (или только предполагавшийся к использованию) в диверсионных миссиях "Giretsu" против аэродромов В-29 на Марианских островах, с тремя дистанционно-управляемыми пушками 20 мм, повернутыми под уголом 30 ╟ вперед-вниз к земле, 20-мм пушке в хвосте, 13.2 мм пулеметами в боковых и верхней установках, и дополнительными топливными баками под крыльями и в бомбоотсеке. Даже с увеличенной дальностью Ki-67, миссии Giretsu были "односторонними" из-за большого расстояния. Количество выпущенных неизвестно. Возможно только проект.
 Ki-67 буксировщик планеров  "Manazuru" стандартный Ki-67 для транспортировки грузовых планеров. Один проходил испытания.
 "Yasukuni"  версия Ki-67-I для ВМС ничем не отличался от стандартного.
 Ki-67-II  два экземпляра, не завершены.
 Ki-69  эскортный истребитель √ проект.
 Ki-97  транспортный самолет √ проект.
 Ki-109-I  экспериментальный тяжелый истребитель - 3 шт.
 Ki-109-I  тяжелый истребитель серийный √ 22 шт.
 Ki-109-II  тяжелый истребитель √ прототип √ 1 шт.
 Ki-109-II  тяжелый истребитель √ 3 шт не закончены в постройке.
 Ki-112  проект тяжелого эскортного истребителя. По другим данным √ проект цельнодеревянного бомбардировщика.
 Q2M1 "Taiyo"  Морской противолодочный патрульный бомбардировщик. Предполагалось оснащать поисковыми радарами Type3 Model 1 MAD (KMX), Type 3 Ku-6 Model 4. С двигателями Mitsubishi Kasei 25 Otsu 1850 л.с. с 6-лопастными винтами. С вооружением из одной торпеды или глубинных бомб. Проект.



 ЛТХ:
Модификация   Ki.67
Размах крыла, м   22.50
Длина, м   18.70
Высота, м   7.70
Площадь крыла, м2   65.85
Масса, кг  
  пустого самолета   8649
  нормальная взлетная   13765
Тип двигателя   2 ПД два Армейский тип 4
Мощность, л.с.   2 х 1900
Максимальная скорость , км/ч   537
Крейсерская скорость , км/ч   400
Практическая дальность, км   3800
Боевая дальность, км   2800
Максимальная скороподъемность, м/мин   415
Практический потолок, м   9470
Экипаж, чел   8
Вооружение:

  по одному 12,7-мм пулемету и носовой, хвостовой и два боковых установках,  одна 20-мм пушка Хо-5 в верхней башне;
  бомбовия нагрузка нормальная - 500 кг,  максимальная - 800 кг.


 Доп. информация :


 Фотографии:

 Прототип Ki.67
 Ki.67-I
 Ki.67-I
 Ki.67-I
 Ki.67-I
 Ki.67-Ia
 Ki.67-Ia
 Ki.67-Ia
 Ki.67-Ia
 Ki.67-Ia
 Ki.67-Ia
 Уцелевшие к концу войны бомбардировщики Ki.67 использовались союзниками как транспортные. Они были окрашены в белый цвет, а на месте хиномару появились темно-зеленые кресты быстрой идентификации
 Ki.67 северокорейских ВВС
 Ki.67 "To-Go"
 Кабина пилота Ki.67

  Схемы:

 Ki.67

  Варианты окраски:

 Прототип Ki.67
 Ki.67-I
 Ki.67 "To-Go"

 



 

Список источников:

Евгений Аранов. Тяжелый бомбардировщик Mitsubishi Ki-67 "Hiryu"
Андрей Фирсов. Авиация Японии
Rene J Francillion. Japanese Aircraft of the Pacific War
Burin Do. FAWO. Kawasaki Army Type 4 heavy bomber (Ki-67 Hiryu)
Richard M. Bueschel. Mitsubishi Ki-67/Ki-109 Hiryu in Japanese Army Air force Service


Уголок неба. 2013  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама: