главная авиация второй мировой бомбардировщики
   G4M
       
Разработчик: Mitsubishi
Страна: Япония
Первый полет: 1939
Тип: Дальний бомбардировщик
  ЛТХ     Доп. информация
   


2 декабря 1941 г. (всего за пять дней до нападения японцев на Перл-Харбор и вторжения в Юго-Восточную Азию), в Сингапур, бастион Великобритании на Дальнем Востоке, прибыло "Соединение Z" королевского флота Великобритании. Командовал соединением, состоявшим из новейшего линкора "Prince of Wales" и линейного крейсера "Repulse" контр-адмирал сэр Том Филипс. "Соединение Z" представлялось самым грозным препятствием на пути планов Японии по вторжению в Малайю и захвату Сингапура. "Соединение Z" необходимо было нейтрализовать любой ценой, ибо, если оно окажется в непосредственной близости от японских морских конвоев, ущерб, нанесенный английскими тяжелыми орудиями, мог бы стать катастрофическим.

Примерно около полудня 10 декабря 1941 года, базовые бомбардировщики Тип 96 (G3M2 "Nell") и Tип 1 (G4M1 "Betty") 22-го Koku Sentai (воздушной флотилии), вылетевших на пределе своего боевого радиуса со своих баз близ Сайгона во французском Индокитае, подловили английские корабли близ Куантана, на восточном побережье Малайи. Когда 26 бомбардировщиков "Betty" из "Kanoya" Kokutai прибыли на место боя примерно в 12.20 корабли уже были атакованы большой группой бомбардировщиков и торпедоносцев "Nell" из "Genzan" и "Mihoro" Kokutai. Оба судна уже получили повреждения. Новейший "Prince of Wales", в частности, потерял ход и готовился пойти на дно. Линейный крейсер "Repulse", не смотря на свой почтенный 25-летний возраст, с успехом увернулся от 15 выпущенных торпед, без видимых последствий выдержав попадание 250-кг бомбы. И сейчас продолжал вести интенсивный зенитный огонь, пытаясь прикрыть агонизирующего флагмана. Подошедим новейшим бомбардировщикам Тип 1 из "Kanoya" Kokutai предстояло поставить точку в этом бою, прикончив оба британских линкора.

Не в состоянии двигаться, "Prince of Wales" получил свои четыре торпеды, сброшенных самолетами первого и второго Hikotai (эскадрильи) и через час скрылся под водой. "Repulse" также получил попадание одной торпеды, но продолжал бой. После чего, подошедшие самолеты 3-го Hikotai, полностью сосредоточили свое внимание на линейном крейсере. Лидер группы тайи (ст. лейтенант) Haruki Iki, получил 17 попаданий (по всей вероятности, имеются ввиду осколочные или малокалиберные), но уцелел под ураганным огнем линейного крейсера. Два его ведомых оказались не столь удачливы, превратившись в огненные шары, от прямых попаданий зенитных снарядов, но успели-таки сбросить торпеды. Все три торпеды попали в левый борт судна, в то время как остальные самолеты 3-го Hikotai, атаковали с правого борта. Окутанный дымом от множества торпедных попаданий, "Repulse" перевернулся и ушел под воду всего за несколько минут.

Среди основных участников 2-й мировой войны, Япония была уникальна тем, чтобы ее стратегическая авиация подчинялась военно-морскому флоту (IJNAF), а не армейским ВВС (IJAAF). Авиация флота в Японии, как более прогрессивная, лучше оснащенная и более квалифицированная, к началу 2-й мировой войны постепенно вытеснила своих армейских коллег с их традиционных функций. Это было связано, в немалой степени, с бурным развитием Императорского флота в 30-е годы, а также появлению примерно в то же время такого типа самолетов, как "rikujo kogeki-ki (базовые штурмовики), сокращенно "Rikko".

В ходе Второй мировой войны морская авиация в других странах, особенно в Соединенных Штатах, активно использовала базовые бомбардировщики в больших количествах. Тем не менее, большая часть из них являлась несложной модификацией самолетов, предназначавшихся изначально для службы в ВВС. В Японии же IJNAF, как традиционная элита вооруженных сил, сумел занять лидирующие позиции и взять в свои руки стратегическую инициативу.

В 1932 году сёсё (контр-адмирал) Исороку Ямамото, будущий командующий объеденным флотом, начальник технического отдела Морского Бюро аэронавтики (Kаigun Коku Hombu), начал воплощать в жизнь амбициозный трехлетний план, направленный на достижение технологического паритета с Западом по авиации флота, и, как следствие, на развитие японской авиационной промышленности. Благодаря этому в Японии родился целый ряд выдающихся для своего времени конструкций, поднявших японскую промышленность на мировой уровень.

Большинство из этих машин представляли собой стандартные типы самолетов, развившиеся из предыдущих поколений, но появились и новые. Так, в терминологии IJNAF появился тип так называемых "морских штурмовиков" (kogeki-ki), чьей основной функцией была торпедная атака вражеских кораблей. Хотя этот тип машин предполагал нанесение и бомбовых ударов, но существовал и отдельный тип "чистого" бомбардировщика (bakugeki-ki), вооруженного только бомбами.

Детище тёсё (вице адмирала) Shigeru Marsuyama, главы Kаigun Коku Hombu, тип морского штурмовика был задуман как многоместный, многомоторный самолет, способный атаковать боевые корабли потенциального противника торпедами или бомбами далеко в море вдали от своих баз, а также быть в состоянии поддержать с воздуха свой собственный флот в бою с флотом противника.

Marsuyama приказал Ямамото и его подчиненным из технического отдела, провести необходимые исследования и опытно-конструкторские работы в этом направлении. В конечном итоге их работа привела к появлению в 1934 году спецификации 9-shi, которая была выдана компании Mitsubishi Aircraft Company, и появлению первого самолета нового класса, Тип 96 или G3M "96 Rikko", официально принятом на вооружение в 1936 году, позже ставшем известным под названием "Nell".

Цельнометаллический двухмоторный самолет с гладкой обшивкой и убирающимся шасси, "96 Rikko", сразу же дал возможность Императорскому флоту занять одно из лидирующих мест в мире.

Первая серийная модификация "96 Rikko", G3M1 Модель 11, могла нести 800-кг полезной нагрузки на расстояние 1540 морских миль (2800 км). Для сравнения, его ближайший современник, немецкий Heinkel He 111В, могли нести почти в два раза больше бомбовой нагрузки, но только на 1100 км.

В апреле 1936 года, вскоре после формирования "Kisarazu" Kokutai (первого подразделения морской авиации, вооруженного "морскими штурмовиками "96 Rikko"), тайса (капитан 2 ранга) Takijiro Onishi, руководитель инструкторского отдела в Kаigun Коku Hombu, совершил инспекционную поездку по вновь образованному подразделению. Командир "Kisarazu" Kokutai сёса (капитан-лейтенант) Yoshiharu Soga, выразил полное удовлетворение новым самолетом, однако высказал "большому начальнику" и опасения: "Мы не можем позволить себе оставаться довольными собой", сказал он Onishi. "Самолеты, которые являются свежими сегодня, завтра могут превратиться в загнанную лошадь. Я думаю, мы вскоре должны начать разработку преемника "96 Rikko"".

Неофициальные дискуссии относительно преемника Тип 96 начались в середине 1937 года, и уже в сентябре того же года появилась спецификация 12-shi на "базовый штурмовик флота". От тендера на разработку отказались, и техническое задание получила фирма Mitsubishi, автор прошлого удачного проекта "96 Rikko".

Основные требования спецификации 12-shi были следующими: Максимальная скорость: 215 узлов (391 км/ч) на высоте 3000 м; Максимальная дальность: 2600 морских миль (4815 км); Дальность полета с боевой нагрузкой: 2000 морских миль (3700 км); Полезная нагрузка: по существу, такая же, как и у "96 Rikko", 800 кг; экипаж штурмовика: от 7 до 9 человек. Силовая установка: два двигателя "Kinsei" мощностью по 1000 л.с.

Требования выглядели довольно абсурдными, поскольку предполагали значительное улучшение характеристик по скорости и дальности, по сравнению с "96 Rikko" при той же силовой установке. За естественным желанием Kаigun Коku Hombu улучшить динамику самолета при почти маниакальной погоней за еще большей дальностью стояло весьма смутное представление об оперативном применении такого рода самолетов и отсутствии четкого понимания того, как будет развиваться тип "морского штурмовика" в будущем. Но, тем не менее, руководство и коллектив Mitsubishi приняли вызов.

Не будет преувеличением сказать, что самолет, который в конечном счете стал основным базовым бомбардировщиком IJNAF, стал великолепным результатом напряженного труда инженеров Mitsubishi, поставивших себе целью воплотить в жизнь где-то необоснованные требования флота.

Выбор главы команды разработчиков пал на Kiro Honjo. Он был главным конструктором проекта не только "96 Rikko", но и его предшественника, опытного самолета-разведчика, созданного по спецификации 8-Shi. Таким образом, на тот момент Honjo был самым опытным авиаконструктором в Японии в части многомоторных самолетов. После рассмотрения всех требований спецификации, Honjo к выводу, что единственный приемлемый способ удовлетворить чрезмерные требования флота по дальности, это применить четырехмоторную компоновку.

На первой конференции по планированию разработки новой авиатехники между компанией Mitsubishi и представителями флота, Honjo выступил с просьбой о пересмотре спецификаций, настоятельно призывая принять четырехмоторную конфигурацию нового "морского штурмовика". Перед началом заседания Honjo на доске мелом набросал эскиз четырехмоторного штурмовика. Однако на предложение Honjo сёсё (контр-адмирал) Misao Wada, глава технического отдела Kаigun Коku Hombu, и председатель конференции, ответил в крайне резкой форме:

"┘Военно-морской флот в состоянии сам решать вопросы оперативного планирования! Mitsubishi нужно просто молчать и строить двухмоторный штурмовик в соответствии с техническим заданием флота. Немедленно стереть рисунок с доски!.."

Так закончилась попытка создать современный тяжелый бомбардировщик в Японии. А жаль, окажись Misao Wada более дальновидным, возможно Японский флот получил бы 4-моторный тяжелый бомбардировщик, отсутствие которого в составе авиации Восходящего Солнца в конечном итоге дорого обошлось Империи.

Однако, тем не менее, предложение Honjo все же отложилось в голове у руководства IJNAF, поскольку в 1937 году, в тайне от Mitsubishi (видимо, чтобы сохранить лицо), Kаigun Коku Hombu неофициально обратился к фирме Nakajima для проработки варианта следующего поколения "морского штурмовика".

После своего назначения в октябре 1937 года главой технического отдела Kаigun Коku Hombu, сёсё (контр-адмирал) Misao Wada поручил руководству Nakajima в тайне приобрести прототип четырехмоторного транспортного самолета Douglas DC-4E, а также лицензию на его производство в Японии якобы для использования коммерческой авиакоманией. Якобы приобретены для коммерческого использования компанией "Dai-Nippon Airline". В результате длительных переговоров с американской фирмой Douglas, образец DC-4E был доставлен в Японию, чтобы служить в качестве эталона-образца при проектировании первого в Японии 4-моторного "морского штурмовика", который в конце концов стал известен как G5N1 "Shinzan" ("Liz"). Проект, однако, оказался провальным, было выпущено всего 6 предсерийных "Shinzan", которые служили в годы войны лишь как транспортные самолеты.

Одной из основных проблем проекта 12-shi Rikko была установка 20-мм пушки в хвостовой оборонительной позиции. Это требование было включено в дополнительную спецификацию, выданную Mitsubishi 3 декабря 1937 года, и было результатом суровых уроков, извлеченных в боях во время необъявленной войны с Китаем, начавшейся тем летом, когда подразделения бомбардировщиков G3M становились легкой добычей китайских истребителей.

Решение об установке авиационной пушки в хвостовой позиции было принято в апреле 1938 года. Осталось найти пушку. Производимая в небольших количествах в Японии 20-мм "тип 94", являющаяся попыткой японцев скопировать швейцарскую "Oerlikon" AL, разработанную еще в 1930 г, и являвшуюся прямой наследницей пушки "SEMAG" L, была слишком громоздкой, с низкой скорострельностью и малой прицельной дальностью, и не устраивала флот. Тогда осенью 1937 года была закуплена лицензия на швейцарскую 20-мм авиационную пушку "Oerlikon FF", производство которой было организовано на фирме "Dai-Nihon Heiki KK" как в фиксированном, так и в турельном вариантах. Этой пушкой планировалось оснащать как морские, так и армейские самолеты Императорской Японии. Однако попытка адаптации "швейцарского качества" японским технологическим реалиям сыграла злую шутку. Организация производства и доводка пушки заняла больше полутора лет. Автоматика постоянно давала сбои, ствол перегревался и быстро выходил из строя. В результате, на первых порах японская копия знаменитой швейцарской пушки несколько уступала оригиналу и немецкому аналогу MGFF в темпе стрельбы (490 выстр/мин по сравнению с 530 у оригинала). В этом виде авиапушка была принята на вооружение флота под названием "Тип 99 Модель 1". Отдавая должное японским оружейникам, надо отметить, что в ходе войны это оружие было доведено до приемлемых характеристик. На момент же конца 30-х годов приходилось констатировать, что пушка "Тип 99 Модель 1" была далека от ожиданий как армии, так и флота. Флотское руководство, скрепя сердце, смирилось с этим, приняв ее на вооружение, армейцы же от нее отказались, сосредоточив свои усилия на разработке собственного орудия. Итог, правда, оказался еще хуже, чем у моряков. Оригинальная разработка Ho-1/Ho-3 как авиационное вооружение вообще никуда не годилась, а попытка переделки 12.7-мм пулемета Ho-103 √ копии американского М2 √ под 20-мм патрон увенчалась успехом лишь в конце 43 года принятием на вооружение превосходного, но слишком запоздавшего орудия Ho-5.

В конечном итоге пушечную турель разместили в остекленной кабине позади хвостового оперения, в результате новый самолет получил толстый, но обтекаемый фюзеляж, который многим напомнил сигару, откуда впоследствии G4M получил у летчиков прозвище "сигара" или "hamaki" по-японски. Kiro Honjo и его команда конструкторов, правда, дали более поэтичное прозвище своему творению √ "namekuji" - "пуля".

Ограниченные требованиями спецификации двухмоторной компоновкой, конструкторы столкнулись с серьезной проблемой в поиске места для 4900 литров топлива, которые должны быть залиты в бомбардировщик. Решение Kiro Honjo заключалось в том, чтобы использовать интегрированные топливные баки. Для облегчения этой задачи крыло самолета имело двухлонжеронную конструкцию, замкнутую в коробку силовыми элементами обшивки, обеспечивавшую жесткость крыла на кручение. Внутреннее пространство, образующейся при этом коробки было герметизировано и образовывало огромный топливный бак, обшивка же крыла являлась верхней и нижней стенками бака.

Kiro Honjo, справедливо считал, что такая конструкция будет чрезвычайно уязвима для огня противника. Использование же обычных топливных баков с традиционными средствами защиты их в виде протектирования резиной и средствами пожаротушения, примерно на треть снижало бы запас топлива. Однако представители IJNAF, как это было и будет еще не раз, проявили удивительное упрямство и недальновидность, не желая поступиться требованиями дальности полета, взяв на себя все риски, связанные с такого рода конструкцией.

Упрямство флотского командования в этом плане было немым свидетельством той доктрины, которая в той или иной степени прослеживалась в течение всей Тихоокеанской войны √ достижение цели любой ценой, не считаясь с потерями. Достижению этих задач было принесено в жертву все, и живучесть самолета, и весьма умеренная масса боевой нагрузки, а уж жизни экипажа вообще не брались в расчет. Все это считалось не существенным. Эта точка зрения, казалось бы, была оправданна в Китае, где сочетание большой рабочей высоты бомбардировщиков, хорошая дисциплина и высокая квалификация экипажей, относительно слабое сопротивление китайской авиации и, самое главное, внедрение эффективного истребительного сопровождения резко сократили потери в бомбардировщиках. Флотскому командованию казалось, что эти меры были достаточными, чтобы потери в бомбардировочной авиации оставались на допустимом уровне, но выводы сделанные на основе опыта воздушной войны в Китае в конечном результате привели к фатальным последствиям для многих экипажей бомбардировщиков в грядущих сражениях Второй мировой. Но все это было в будущем.

Одним из успехов Honjo была его победа над упертыми военными, когда он сумел настоять на замене явно недостаточных 1000-сильных двигателей Kinsei, указанных в спецификации на значительно более мощные радиальные Kasei, которые на тот момент разрабатывались на Mitsubishi. Новый двухрядный 14-цилиндровый перспективный мотор проходил испытания в сентябре 1938 года. Расчетная мощность его на взлетном режиме составляла 1530 л.с., что обещало значительное улучшение характеристик будущей машины.

23 октября 1939 года, прототип "морского штурмовика" "12√shi" отправился в свой первый испытательный полет с аэродрома Kagamigahara, к северу от Нагои. В состав экипажа входили летчики-испытатели Mitsubishi Katsuzo Shima и Harumi Aratani. Незначительные проблемы были замечены лишь в части управления самолетом, в целом же машина вела себя в воздухе превосходно, поэтому решение пилотажных проблем оставить "на потом" и первая машина была принята на вооружение IJNAF 24 января 1940 года.

27 февраля 1940 года начались испытания второго прототипа, на котором была несколько увеличена площадь вертикального оперения, а элероны были оснащены триммерами. В процессе испытаний были внесены небольшие усовершенствования в рулевое управление, после чего пилоты Mitsubishi выразили полное удовлетворение поведением самолета и 15 марта прототип был передан на испытания военным летчикам IJNAF.

В ходе испытательной программы, G4M1 достиг максимальной скорости свыше 240 узлов (437 км/ч), значительно превысив требования спецификации, а максимальная дальность без нагрузки достигла 3000 морских миль (5460 км), что также было больше требований. Представители флота были в восторге.

Казалось бы все было готово для того, чтоб запустить в серию новый "морской штурмовик" весной 1940 года, но события в Китае вмешались в эти планы. 17 мая 1940 года, IJNAF начал Операцию 101 - четырехмесячное воздушное наступление на временную китайскую столицу Чунцинь и другие цели в провинции Сычуань, в частности, г. Chengtu, в которых участвовало до 130 бомбардировщиков G3M. Эти цели лежали на пределе радиуса действия бомбардировщиков и, естественно, истребители флота А5М не могли оказывать им поддержку. Итогом этих налетов стало резкое увеличение потерь среди экипажей "96 Rikko". Анализ этих потерь показал, что в первую очередь погибали бомбардировщики, находящиеся по краям группы, так как они были не прикрыты огневой поддержкой соседних экипажей. Тогда-то командование IJNAF и обратило внимание на феноменальные данные нового опытного "морского штурмовика" "1-Rikko", в связи с чем возникла идея создания на его базе "эскортного истребителя", своего рода летающей огневой точки. Этому также способствовал тот факт, что после понесенных в Китае огромных потерь в "96 Rikko", их требовалось быстро восполнить, а внедрение в серию новой машины, пусть и более совершенной, неминуемо сказалось бы на снижении объемов производства. Поэтому было принято решение о запуске в ограниченную серию версии истребителя сопровождения на базе G4M1.

Руководство фирмы Mitsubishi энергично возражало против этой идеи, справедливо полагая, что даже хорошо вооруженный тяжелый самолет не будет являться надежной защитой против истребителей, но флот, как всегда проявил настойчивость в отстаивании своего решения, и вскоре выдал заказ на изготовление серии из 30 машин в исполнении "эскортного истребителя". Самолет получил обозначение "12-Shi Rikujo Kogeki Ki Кai" (Базовый морской штурмовик модифицированный 12-Shi) или короткое обозначение G6M1. От базовой конструкции G6M1отличался наличием на месте бомбоотсека большой гондолы с дополнительными 20-мм пушками и частичной защитой топливных баков.

Первые два G6Ml были завершены в августе 1940 года, и, как и предполагали специалисты Mitsubishi, самолет не оправдал ожиданий. Летно-тактические характеристики машины сильно пострадали из-за возросшего сопротивления, создаваемого массивной гондолой с пушками, кроме того по мере выработки горючего в дальних рейдах очень сильно менялась центровка самолета. Так же как и американцы, понявшие позднее из своих экспериментов с такой же идеей самолета сопровождения √ прототипов современных "ганшипов" - YB-40 и ХВ-41, японцы осознали, что G6Ml оказались слишком далеки от базовой конструкции Rikko, чтобы держать строй вместе с формациями бомбардировщиков на обратном пути. Тем не менее, к этой идее японцы постоянно возвращались до самого конца войны. И в армии и во флоте почти каждый новый бомбардировщик пытались модернизировать в эскортный летающий крейсер.

По иронии судьбы, в августе 1940 отправился в первый полет новый палубный истребитель Mitsubishi Тип 0, или "Rei Sen", A6M, знаменитый Zero. Новый истребитель обладал феноменальной дальностью полета и мог сопровождать формации бомбардировщиков на всем пути в ходе налетов на города Китая. И после первого же боя с участием Zero 13 сентября 1940 под Чунцином, карьера G6M1 как эскортного истребителя закончилась. Позднее пушечная гондола под фюзеляжем была снята и японский "ганшип" был приспособлен для учебно-тренировочных задач при переучивании экипажей морской базовой авиации на новые бомбардировщики G4M1. В этом качестве самолет, обозначенный, как "Тип 1 Большой Базовый Тренер Модель 11" или G6M1-K, также продержался не долго.

Позже, большинство из этих 30-ти машин были модернизированы в транспортные, с экипажем из 5 человек и салоном на 20 пассажиров. Принятые на вооружение в октябре 1941 года, как "Тип 1 Базовый транспорт Модель 11" (G6M1-L), они были задуманы для десантирования парашютистов, но летали лишь как командные или штабные.

Серийное производство

В конце концов, первые серийные бомбардировщики G4M1 начали сходить с конвейера в декабре 1940 года. У серийных экземпляров взлетный вес увеличился с 6480 кг у первого прототипа до 7000 кг. Самолет развивал максимальную скорость в 231 узлел (420 км/ч), и мог преодолеть с полной нагрузкой 2315 морских миль (4210 км). Его боевой радиус действия значительно превышал показатели всех современных ему зарубежных двухмоторных бомбардировщиков и практически был равен четырехмоторным тяжелым. Войсковые испытания, проводимые в "Yokosuka" Kokutai прошли гладко, и G4M1 был официально принят на вооружение IJNAF 2 апреля 1941 г. как "Базовый штурмовик флота Тип 1 модель 11".

С марта 1942 года, на G4M1 начали устанавливать высотные двигатели Kasei Модель 15 вместо Модель 11. Впервые эту замену произвели на 241 серийном экземпляре (серийный номер 2241) Официально обозначение этой модели не меняли, оставив старое "Модель 11", однако часто его ошибочно называли "Модель 12". В августе 1942, с 406-го экземпляра (серийный номер 2406), этот вариант стал стандартным, хотя внешне две модификации ничем не отличались друг от друга.

Предпринимались энергичные попытки повысить живучесть нового бомбардировщика. Так крыльевые топливные баки попытались оснастить системой заполнения СО2, однако, вскоре от этой идеи отказались, ввиду ее абсолютной неэффективности √ даже минимальное повреждение обшивки крыла, являющейся стенками бака, приводило к утечке бензина наружу, от возгорания которого углекислый газ не спасал. На 663-м экземпляре (сер. ╧ 4663, построенный в марте 1943), на нижнюю наружную поверхность крыла установили резиновый лист 30-мм толщины, эдакий экзац протектор. Это варварство с точки зрения аэродинамики привело лишь к уменьшению крейсерской скорости G4M на пять узлов (9 км/ч) и боевого радиуса на 170 морских миль. Верхние поверхности крыльевых баков остались незащищенными.

Две небольшие бронепластины толщиной 5 мм были установлены по бокам хвостовой пушки, их цель была в том, чтобы защитить боекомплект пушки, а не стрелка! Они также оказались бесполезными, так как не могли остановить даже 7,7-мм пули, и, как правило, удалялись сразу же по приходу новых самолетов в боевые части.

Другие изменения включали добавление коков винтов, небольшое удлинение выхлопных коллекторов двигателей, а с весны 1943 года, кабина хвостового стрелка получила "обрезанный" конус остекления для увеличения секторов обстрела пушки. В августе 1943 года кабина хвостового стрелка была полностью переработана. Введена широкая амбразура пушки по образцу американских стрелковых установок. Наконец, в сентябре 1943 года с 954 экземпляра (сер.╧ 5954) были введены индивидуальные реактивные выхлопные патрубки вместо общих коллекторов.

Производство модели 11 закончились в январе 1944 года после выпуска 1170 экземпляров бомбардировщика G4M1, 30 G6M1 и двух прототипов, освободив место на конвейере для версии G4M2.

Модификация G4M2 по существу отличалась от поздних G4M1 лишь заменой двигателей на более мощные Kasei Модель 21 с системой впрыска водно-метаноловой смеси, взлетной мощностью 1850 л.с. в мотогондолах измененной формы с индивидуальными патрубками и четырехлопастными винтами вместо трехлопастных.

Первоначально версия получила обозначение "Moдель 12", впоследствии измененное на "Модель 22". Также было усилено вооружение самолета. Еще в ноябре 1941 года на G4M1 планировалось заменить ручную турель с 7.7-мм пулеметом "на спине" самолета на механизированную башню с 20-мм пушкой. Однако доводка башни затянулась и внедрена была лишь на новой версии "Betty" в начале 1944 года.

Взлетный вес нового самолета увеличилсядо 12500 кг с 9500 кг на G4M1.

Крылья G4M2 были полностью переработаны, более толстому крылу придали профиль, близкий к ламинарному. Внутренний запас топлива был увеличен до 6490 литров, которое как и прежде размещалось в интегрированных крыльевых баках, имевших ограниченную защиту из резины на нижней поверхности. Горизонтальное оперение увеличенной площади было усилено. Хвостовое колесо было первоначально сделано убирающимся, но в процессе производства от его уборки отказались, зафиксировав в выпущенном положении.

Остекленный носовой конус с 7,7-мм пулеметом стал подвижным, с возможностью вращения +\-40 градусов в стороны и +\-45 градусов вверх/вниз. Площадь между носовой кабиной и лобовым стеклом кабины летчиков получила обширное остекление, где было предусмотрено место для двух дополнительных 7,7-мм пулеметов для стрельбы в стороны. Бортовые блистеры с 7.7-мм пулеметами, характерные для модели G4M1 были заменены плоскими сдвижными стеклянными панелями. Хвостовая пушечная установка была унаследована от поздних серий "Модели 11". Броневая защита была также несколько усилена, если так можно назвать 10 мм небольшую плиту, установленную позади верхней башни.

Первый полет прототипа G4M2 (серийный ╧ 2001) состоялся 17 декабря 1942 года, вскоре взлетели еще три прототипа. Испытания показали, что максимальная дальность составила рекордную цифру в 3031 морских миль √ 5500 км. Его максимальная скорость составила 236 узлов (430 км/ч).

Первая предсерийная машина, она же пятый прототип, Модель 22, сер. ╧2005, была завершена в июле 1943 года, и вместе с шестой машиной, была оставлена для дальнейших испытаний из-за многочисленных проблем, выявленных в процессе переработки конструкции. Наиболее серьезной из них была вибрация двигателей Kаsei 21, которая никогда не была полностью решена.

Примерно с 65-го серийного экземпляра G4M2 стал оснащаться выпуклыми створками бомбоотсека, но в боевых частях их, как правило, снимали. Начиная со 105-го экземпляра модели 22 (сер. ╧ 2105) снизу носового конуса начали устанавливать плоскую прозрачную панель, не дающую искажений, что облегчало бомбардиру работу во время ночных рейдов.

Как и G4M1, новая модель "Betty" выпускалась в большом количестве вариантов.

"Модель 22 Ко" оснащалась поисковым радаром "Type 3 Ku Мodel 6 (H6)", а его 7.7-мм пулеметы по бортам были заменены на 20-мм пушки Тип 99 модель 1. Боковые сдвижные панели, закрывавшие амбразуры пушек были переработаны, правая была смещена ближе к корме. На варианте "Модель 22 Оtsu" башенная 20-мм пушка Тип 99 модель 1 была заменена более совершенной Тип 99 модель 2 с удлиненным стволом и ленточным питанием вместо барабанного.

22 мая 1944 года взлетел первый "Betty" (сер. ╧ 2501), оснащенный двигателями Kasei Mодель 25, которые отличались от Kasei Модель 21 уменьшенным передаточным отношением редуктора в целях решения проблемы вибрации. Испытания его показали некоторое увеличение скорости - до 243 узлов (442 км/ч). Вариант был запущен в производство как "Тип 1 Модель 24 (G4M2A). Другие изменения, внесенные в эту версию включали в себя капоты двигателей с отдельными воздухозаборниками карбюратора сверху и несколько измененными створками бомболюка. Во всех других отношениях, самолет был идентичен "модели 22".

Вариант G4M2A "Модель 24 Ко", оснащались радаром и 20-мм пушками в боковых установках, как на "Модели 22 Ко". "Модель 24 Оtsu" сменил свои пушки Тип 99 Модель 1 в верхней башне на длинноствольную Тип 99 Модель 2, так же как на "Модели 22 Оtsu". На "Моделе 24 Hei" 7,7-мм пулемет в носу был заменен на крупнокалиберный 13.2-мм "Тип 2", который размещался в носовом обтекателе вместо антенны РЛС, которая была передвинута выше.

"Модель 24 Tei" (G4M2E) был предназначен для подвески пилотируемой бомбы МXY 7 "Ohka". У него были удалены створки бомбоотсека для размещения "Ohka". Также, согласно записям фирмы Mitsubishi, эта версия имела бронирование кабины пилота и фюзеляжного топливного бака. Противопожарную защиту крыльевых баков обеспечивали полости в стенках бензобака куда был закачан тетрахлорида углерода, - тяжелая жидкость, которая вступала в реакцию с горящим топливом, сопровождаемую активным замещением кислорода хлором, тем самым прекращая процесс окисления/горения. Правда при этом начиналось активное выделение ядовитого хлора, так что экипаж самолета избежав участи сгореть заживо, рисковал погибнуть от отравления хлором.

В небольших количествах строились - "Модель 25" (G4M2B), оснащенный двигателями Kasei модель 27; модель 26 (G4M2C) - Kasei Модель 25 Оtsu с непосредственным впрыском топлива; и модель 27 (G4M2D) с двигателями Kasei Модель 25 Ru с турбонаддувом производства Военно-морского арсенала.

Всего было выпущено до июня 1945 года 429 штук G4M2 и 713 G4M2A включая опытные модели и прототипы.

G4M3 была последней серийной моделью введенной в строй. Эта версия отличалась усиленным бронированием, и защитой топливных баков, вследствие чего имела самый малый радиус действия из всех модификаций. Структура крыльев была переработана с с применением одного лонжерона, и небольшими зализами в корневой части крыла. Первый прототип, серийный ╧ 3001, оснащенный двигателями Kasei Модель 25, был поднят в небо в первый день нового, 1944 года. При отсутствии наружных резиновых протекторов на нижней внешней стороне крыла, "Модель 34" достигла максимальной скорости 259,7 узлов (473 км/ч). Все 7,7-мм пулеметы были заменены на 20-мм пушки, в то время как расположение хвостовой пушки было полностью скопировано с хвостовой турели трофейного Boeing B-17E. Это сократило общую длину фюзеляжа, изменив при этом центровку самолета. Для компенсации этого, пришлось заметно увеличить угол установки стабилизатора .

Версия, обозначенная как "Тип 1 Модель 34 Ко" (G4M3A), пошла в производство в октябре 1944 года. Однако выпуск самолетов этой модели был значительно затруднен из-за сильного землетрясения и воздушных налетов американцев в районе Нагои. Общее число "Модель 34", выпущенных в Нагоя до конца войны, оценивается, всего в 90 машин, в то время как завод Mitsubishi в Misushima, в префектуре Окаяма до капитуляции успел построить лишь один экземпляр G4M3A.

Подварианты 3-й модификации "Betty" включали "Модель 34 Оtsu", которая была изменена идентично ранее упомянутым "Модель 22 Оtsu" и "Модель 24 Оtsu". "Модель 34 Hei" была также модифицирована аналогично "Модель 24 Hei". Наконец, конструкция Mitsubishi "Модель 37" была оснащен турбо-наддувом.

Общий объем выпуска бомбардировщика "Тип1 Rikko" оценивается в 2435 штук.

К началу 1941 года в составе IJNAF насчитывалось шесть Kokutai "морских базовых штурмовиков". Каждый Kokutai, имел собственное название по месту своего постоянного базирования в мирное время.

"Kisarazu" и "Kanoya" Kokutai были самыми старыми. Впервые они вступили в бой в августе 1937 года, имея на вооружении бомбардировщики "96 Rikko", и справедливо гордились своей историей. Начиная с 1938 года "Kisarazu" Kokutai, начал переориентироваться на учебно-тренировочные функции и полностью стал учебным подразделением с января 1940 года, базируясь на своей родной базе на восточном побережье Токийского залива.

Имея длинные взлетно-посадочные полосы, аэродром в Kisarazu был идеален для эксплуатации крупных самолетов и большинство экипажей бомбардировщиков морской авиации конца 30-х √ начала 40-х прошли обучение на авиабазе Kisarazu. "Kanoya" Kokutai, оставался боевым подразделением на своей одноименной базе на южном побережье острова Кюсю.

Южный форпост Империи охранял "Takao" Kokutai, который был основан в Takao (Kao-hsiung) на острове Тайвань (Формоза), который был частью Японской империи с 1895 года. "Chitose" Kokutai охранял север Империи со своей базы на острове Хоккайдо. Два новых подразделения морских бомбардировщиков были сформированы в конце 1940 года, "Mihoro" Kokutai на севере Хоккайдо и "Genzan" Kokutai на Genzan (Wonsan) в Корее, также являющейся частью Японской империи с момента ее присоединения в 1910 году и известной в то время, как провинция Чозен.

Для того, чтобы сосредоточить растущие IJNAFв рамках единого, стратегического командования, 15 января 1941 г. был образован 11-й воздушного флот (Коku Kantai), в подчинение которого поступили все подразделения "морских штурмовиков". 10 апреля 1941 были сформированы два дополнительных Kokutai - 1-й и 3-й . Это были tokusetsu (специальные подразделения) Kokutai, учитывая их численные обозначения и сформировали для конкретных операций на временной основе. Первый Kokutai образован при "Kanoya", а третий Kokutai при "Takao".

Кokutai, часто обозначаемый сокращенно "Кu", был основной тактической единицей IJNAF берегового базирования. Состоящий из 3 √ 4 hikokitai (буквально, "эшелон самолетов"), обычно сокращенно - hikotai, или "летающие эшелон" с самолетами и экипажами, а также различными наземными службами сервиса. Фактически, kokutai был полностью самостоятельной мобильной единицей воздушного флота. Обычно на западе понятие kokutai переводят как "Corp", транслируемый на русский язык, как "корпус", что не вполне корректно, поскольку в российском понимании корпус √ это огромное соединение самолетов, насчитывающее сотни самолетов в составе нескольких авиадивизий. По смыслу же, численному составу, функциям и организационной структуре kokutai был наиболее близок к российскому авиаполку или, в некоторых случаях, к авиадивизии.

Весь персонал в kokutai были организован в "эскадрильи", называемые buntai. В составе hikotai, каждый buntai состоял из необходимого числа летного состава и наземных служб на один chutai (эскадрилью) самолетов. Количество военнослужащих в buntai варьировалось в зависимости от миссии и типа эксплуатируемого самолета.

Флотские летчики, как правило, использовали термины buntai и chutai как синонимы, но, строго говоря, buntai подразумевал только людей в эскадрилье, в то время как chutai √лишь матчасть и тактическое подразделение в воздухе. Таким образом, "hikotai" в привычном русскому человеку понятию "эскадрилья" включал в себя и матчасть (самолеты, наземная техника), и летный состав, и наземный персонал. Командир эскадрильи - buntaicho (buntai лидер) на земле, в бою, в воздухе становился chutaicho.

Штатный состав chutai "морских штурмовиков" обычно составлял девять самолетов, плюс три в резерве.

Самым маленьким тактическим соединением был shotai (звено) из трех самолетов. Число shotai в hikotai варьировалось, но обычно составляло от трех до шести. Старший офицер hikotai - hikotaicho, как правило, сёса (капитан-лейтенант). Над ним был, так называемый, "офицер воздуха" или hikocho, как правило, тюса (капитан 3-го ранга). Hikocho как правило был вторым по должности в kokutai. Командиром же kokutai был kokutaicho которые обычно был в звании тайса (капитана 2-го ранга).

В мае 1941 года "Takao" kokutai, считаясь наиболее подготовленным, стал первым подразделением "морских штурмовиков", которые получили на вооружение новые машины "1 Rikko". В течение июля и августа несколько G4M1 получил "Kisarazu" kokutai для учебных целей. Это позволило начать готовить экипажи к боевому применению G4M.

Боевой дебют

"Операция 101" в 1940 году научила японцев, что коллективная воля гражданского населения способна противостоять воздушной мощи. Хотя японские самолеты практически господствовали в небе над Китаем, правительство Чан Кай-ши не выстазывало ни малейшего желания просить мира.

В июле 1941 года IJNAF предприняли очередное воздушное наступление на Китай под названием "Операция 102", сконцентрировав для этого весь 11-й воздушный флот - около 180 базовых бомбардировщиков, которые были временно размещены на базах вокруг Ханькоу для очередного раунда интенсивных налетов на объекты в провинции Szеchwan, концентрируясь еще раз на городах Чунцинь и Чэнду.

В это время отношения между Японией и Соединенными Штатами стали быстро портиться, и японцы решили одним массированным ударом покончить с Китаем, чтобы развязать себе руки для предстоящего столкновения с США.

В рамках этого развертывания, "Таkао" kokutai влетел в Ханькоу 25 июля, имея в своем составе 30 новейших бомбардировщиков G4M1. Через два дня они приняли участие в своей первой боевой операции, когда "Операция 102" началась с налета на Чэнду, но китайцы не оказали никакого сопротивления в воздухе.

После первого появление в Китае новых истребителей А6М прошлым летом 40-го, показавших полное превосходство в воздухе над любым китайским самолетом, китайцы намеренно избегали боя с новым истребителем. Воздушная война в небе Китая теперь напоминала игру в кошки мышки. Японцы предпринимали различные хитрости, чтоб выманить и подловить китайские самолеты в воздухе. Китайцы же появлялись в небе лишь тогда, когда были уверены, что не встретят в воздухе японских истребителей.

Японцы, например, предполагали, что если "Рей-сены" появятся над китайскими аэродромами перед рассветом, их было бы невозможно идентифицировать с наблюдательных постов и китайцы вполне вероятно примут их за бомбардировщики, тогда с рассветом можно будет подловить китайские истребители на взлете. Но как бы ни были квалифицированы японские летчики-истребители, они не могли долго держать курс в ночное время в ходе длительного перелета. Появление новых бомбардировщиков Тип 1 казалось решало этот вопрос.

Бомбардировщики Тип 1, в отличие от более старых и медлительных "96 Rikko", могли держать крейсерскую скорость в 170 узлов, то есть примерно столько же, как и А6М, что позволяло формации бомбардировщиков быть лидерами сопровождавших их истребителей. Таким образом, "Таkао" kokutai должен был осуществлять навигацию для "Зеро", а основная масса G3M других подразделений должна была подойти к цели позднее.

В более широком контексте "Операции 102", этот план был обозначен как "Операция O-gо", и проходила несколько дней по 11 августа. В предыдущий день, 10.08.41.

20 "Рей-сенов" 12-го kokutai влетели с передовой базы в Ичан, находящейся ближе всего к китайским позициям. Девять "1 Rikko", "Таkао" kokutai под командованием тюи (лейтенанта) Yogoro Seto покинули Ханькоу в 01.35, уже 11-го августа, и взяли курс на Ичан. Группа бомбардировщиков, достигнув Ичана, прошла над самой землей, после чего "Рей-сены" взлетели в полной темноте и пристроились рядом с G4M. Два бомбардировщика и четыре истребителя затем отделились от основной группы для отвлекающего удара по Ханьчжонгу и Гуанчжуну, но остальные направились к основной цели, Ченду, прибыв туда в 05.05.

Китайцы получили предупреждение о приближении японских самолетов как раз вовремя для того, чтобы убрать бомбардировщики Туполев СБ 1-го и 2-го Da Dui (группы), со своей базы Wen Chang перед самым появлением японцев. Но ожидавшие встретить в воздухе лишь японские бомбардировщики, на перехват поднялись истребители И-153 4-го Da Dui со своей базы в Shuang Lui.

Шесть И-153 успели подняться в воздух в 05.30, минимум четыре "чайки" прибывшие "Зеро" расстреляли на земле. На аэродроме Wen Chang они уничтожили два неисправных СБ. Экипажи "Betty" и "Zero" доложили о пяти уничтоженных в воздухе И-153. Китайские записи указывают на двух погибших пилотов, третий ранен в бою и позже умер от травм, полученных при аварийной посадке, а четвертый разбился при попытке приземлиться на неисправном истребителе. Японцы в том бою потерь не имели.

"Тип 1 Rikko", действуя только в качестве лидеров для "Зеро", летели без бомб, так что китайский аэродром особо не пострадал. Что примечательно отметить об операции "O-go" так это выдающийся уровень летного мастерства у летчиков IJNAF, особенно летчиков-истребителей. Расстояние от Ичан до Чэнду было больше, чем расстояние от британских авиабаз до Гамбурга, и полет ночью на одноместном истребителе для 1941 года явилось настоящим подвигом.

Для двухмоторных "Тип 1 Rikko", летящих прямо из Ханькоу, расстояние было без малого на 100 км дальше, чем от Лондона до Берлина - убедительное напоминание, что в вопросах расстояния, воздушная война в Азии была того же порядка сложности, если не выше, что и в Европе несколько лет спустя.

"Операцию 102" первоначально планировалось провести за три месяца, но ситуация на Дальнем Востоке за пределами Китая быстро приближалась к столкновению с США. В июле 1941 года японские войска, пользуясь поражением Франции в Европе, атаковали южный Французский Индокитай, и Соединенные Штаты в ответ заморозили все японские активы в США, а вместе с голландцами и Британским Содружеством, прекратили все поставки иностранной нефти.

Хотя эти действия Запада были направлены на сдерживание японской агрессии, но достигли лишь совершенно обратного эффекта. Японцы приступили к детальному планированию захвата Голландской Ост-Индии, богатой нефтяными и другими месторождениями при помощи силы. "Операцию 102" была прекращены досрочно 31 августа, и бомбардировочные части в районе Ханькоу вернулись на свои базы в Японию 1 и 2 сентября. За исключением присутствия, в основном, разведывательных небольших подразделений, авиация Императорского флота осенью 1941 года была полностью выведена из Китая, оставив решение "китайской проблемы" на плечах армии и армейской авиации IJAAF. Морские же летчики приступили к программе интенсивных тренировок в преддверии теперь уже неизбежного столкновения с Западом.

Гроза над Тихим океаном

После своего возвращения на базу Kaноя из Ханькоу 2 сентября, "Kanoya" kokutai стал вторым подразделением, получившим на вооружение "морские штурмовики" "Тип 1 Rikko" . В то же время 3-й Kokutai стал истребительным, получившим на вооружение "Рейсены" А6М, сдав свои старые бомбардировщики Тип 96. Четыре buntai G3M 3-го kokutai были разделены между "Таkао" и "Kanoya" kokutai, пополнив ряды их G4M и доведя количество эскадрилий √ hikotai в этих подразделениях до шести.

Темпы подготовки к войне выросли в октябре. Авианосцы 1-го воздушного флота (Koku Kantai) должны были нанести упреждающий удар против Тихоокеанского флота США в Перл-Харборе, задача же обеспечения авиационной поддержки японских войск на юге была возложена на базовую авиацию 11-го воздушного флота (Koku Kantai). Как и в Китае, ограниченный радиус действия армейских бомбардировщиков диктовал, что дальняя авиация IJNAF должна была возложить на себя основную тяжесть ударов в глубине вражеской территории.

Со своей базы на Тайване, 21 и 23 koku sentai (воздушные флотилии) атакуют американские военно-воздушные силы на Филиппинах и обеспечат стратегическую инициативу в кампании на юге. С баз в южном Французском Индокитае, 22-й koku sentai должен был поддерживать наступление армии на Малайском полуострове на Сингапур, бастион Великобритании на Дальнем Востоке.

Первоначальные планы составленные для филиппинской кампании предполагали использование истребителей лишь с палуб авианосцев у филиппинского побережья. Однако, используя свой опыт в Китае, когда пилоты "Зеро" преодолевали огромные расстояния, планы эти были пересмотрены. Теперь планировалось, что "Зеро" вполен способны преодолеть 500 морских миль непосредственно со своих баз на юге Тайваня - расстояние до Манилы и обратно. Авианосцы таким образом можно было использовать для других операций, и пилоты 3-го и "Tainan" kokutai стали готовиться применять свои "Зеро" для сверхдальних рейдов над океаном.

Миссии одномоторных истребителей, сопоставимые по дальности в Европе будут проводиться только весной 1944 года, когда P-51 начали сопровождать бомбардировщики Восьмая воздушной армии США на всем пути до Берлина и обратно.

Но одна проблема осталась √ согласование времени атаки на разных концах огромного Тихоокеанского региона. Сроки нападения на Перл-Харбор, в сочетании с разницей в часовых поясах должны быть строго синхронны с ударами по Филиппинам чтобы обеспечить эффект внезапности на обеих направлениях.

Атака на рассвете, таким образом, была бы лучшим решением, при том, что взлет самолетов с палуб авианосцев, равно как и с аэродромов на Формозе должен был быть произведен в глухую ночь. Опыт проведения операции "O-gо" в августе, оказал бесценную помощь в планировании. И экипажи "Type 1 Rikko" и пилоты "Рей-сенов" осенью 1941 года проходили интенсивное обучение для осуществления сверхдальних рейдов, которых еще не знала история боевой авиации.

31 октября 1941 года 24-й koku sentai (воздушная флотилия), с "Chitose" kokutai в его составе, был выведен из подчинения 11-го воздушного флота и переподчинен 4-му флоту (Koku Kantai), в задачу которого входил захват американских островов Гуам и Уэйк в центральной части Тихого океана.

Бомбардировщики G3M Тип 96 из "Chitose" kokutai уже завершили свое развертывание на Маршалловых островах во второй половине октября. В середине ноября единственный "Type 1 Rikko" был направлен в "Chitose" kokutai и вылетели в Руа,на атолле Кваджалейн, пилотируемый тюи (лейтенантом) Nobuo Ando.

Ощущение того, что война на Дальнем Востоке неизбежна ощущали не только японцы. 25 октября англичане отправили свой новейший линкор "Prince of Wales" и линейный крейсер "Repulse", из метрополии в Сингапур, к 4 ноября американцы перебросили на аэродром "Кларк Филд" на о. Лусон на Филиппинах шесть B-17C и двадцать девять В-17D √ новейших 4-моторных Летающих Крепостей. В декабре ожидалась поставка дополнительных самолетов.

18 ноября 1-й kokutai разместился в г. Тайнань, на Формозе, и спустя четыре дня "Kanoya" kokutai был развернут в близлежащем городе Taichu (Тай-чжун). К этому времени штаб 22-го koku sentai находился в Сайгоне, во французском Индокитае, а его подчиненные подразделения, "Genzan" и "Mihoro" kokutai, завершили развертывание там до конца месяца.

30 ноября "Kanoya" kokutai вдруг получил приказ к перебазированию половины своего состава в Сайгон. За двое суток до этого линкор "Prince of Wales" достиг Коломбо, на о. Цейлон, а затем, в компании с линейным крейсером "Repulse", который прибыл туда ранее, отплыл в Сингапур. Транспорт "Keiyo Маru" был загружен в Такао Харбор авиационным топливом, авиаторпедами Тип 91 Kai 2 и другими жизненно важными грузами для "Kanoya" Ku, а затем отправлен в Индокитай. Перелет самолетов должен был быть осуществлен позже, приуроченный к прибытию транспорта.

2 декабря "Prince of Wales" и "Repulse" прибыли в Сингапур, сопровождаемые большой шумихой, и "Kanoya" kokutai получил приказ начать перебазирование. Выбор экипажей производился индивидуально, - наиболее опытных в торпедных атаках, Командиром kokutai в Сайгоне был тайса (капитан 2-го ранга) Naoshiro Fujiyoshi, во главе 36 бомбардировщиков G4M1 (27 плюс девять резерва) 1-го, 2-го и 3-го Chutai.

Штормовая погода над Южно-Китайским морем вызвала некоторые затруднения в перелете, но к 05.12.41. kokutai успешно завершил переброску. Два дня спустя он перелетел в Thu Dau Moi, который был новой базой в 20 км к северо-востоку от Сайгона. Таким образом, возглавляемый старшим офицером kokutai, эта половина "Kanoya" kokutai официально стала главной, а 4-й, 5-й, и 6-й Chutai, оставшиеся на Тайване во главе с сёса (капитан-лейтенантом) Toshiie Irisa стала подчиненным отрядом.

Накануне войны на Тихом океане 11-й воздушный флот (Koku Kantai) насчитывал 216 "морских штурмовиков" (Без учета резервных самолетов). Половина из них были "Type 1 Rikko" из "Таkао" и "Kanoya" kokutai с 54 G4M1 каждый. Остальные были старые "Тип 96 Rikko" 1-го, "Genzan" и "Mihoro" Kokutai, каждый с 36 самолетами. "Chitose" kokutai имел 27 "Тип 96 Rikko" и единственный G4M1 на Руа, на Маршалловых островах в качестве дальнего разведчика.

Воскресенье, 7 декабря 1941 осталось в американской памяти, как день начала войны на Тихом океане просто потому, что Перл-Харбор лежит к востоку от границы часового пояса. Для Японии, как и для остальной части Азии, а также американских владений на островох Гуам и Уэйк, лежащие к западу от этой линии, война началась в понедельник, 8 декабря.

Окончательное решение начать войну было принято в Японии 1 декабря. На следующий день, "Восхождение на гору Ниитака 1208" - историческое сообщение о начале атаки было доведено до всех командиров частей армии и флота, устанавливая роковой день.

4 декабря, единственный G4M1из "Chitose" Кu вылетел из Руа с тюи (лейтенантом) Nobuo Ando и взял курс на остров Уэйк, в 590 морских миль к северу. Пролетая на высоте почти 9000 метров, ему удалось получить четкие, панорамные фотографии всего атолла. На пленке была отснята вся оборона острова, в том числе 12 истребителей Grumman F4F-3 из эскадрильи VMF-211, которые только этим утром прибыли на остров на борту авианосца USS "Enterprise" .

Аналогичные разведывательные полеты над Филиппинами осуществлялись самолетами с Формозы. Последние генеральные репетициии с участием истребителей и бомбардировщиков в предрассветные часы были проведены 5 декабря, после чего все ждали только приказа о начале атаки. Как и было заранее предусмотрено, отряд "Kanoya" kokutai вылетел с Tайчу на Формозе и прибыл на Такао утром 7-го декабря. В тот вечер, все военнослужащие японских армии и флота были информированы о начале боевых действий против США, Британского Содружества и Голландской Ост Индии.

Планы предусматривали старт самолетов 11-го воздушного флота с баз на Тайване в 01.30 ночи, и после длительного ночного полета выход на цель вскоре после рассвета, примерно в 06.30 утра. 27 G4M1 из "Таkао" kokutai и еще 27 из "Kanoya" kokutai, в сопровождении 54 "Рей-сенов" из 3-го и "Тайнань" kokutai, атакуют аэродром "Николс филд", главную американскую базу истребителей на окраине Манилы. Еще 27 "Тип 1 Rikko" из "Таkао" kokutai, вместе с 27-ю "Тип 96 Rikko" 1-го kokutai, в сопровождении 36 "Рей-сенов" из "Тайнань" kokutai, нанесут удар по аэродрому бомбардировщиков "Кларк филд", расположенного примерно на 100 км ближе к Тайваню.

В 22.30, 7 декабря, на побережье Формозы опустился густой туман. Ночные туманы на юге Тайваня были обычным делом в это время года, и к утру, как правило, рассеивались. Но та ночь, однако, оказалась исключением, и к полуночи туман стал таким густым, что напоминал молочный суп. Через полчаса он также распространился и на район Такао.

В 01.00 8 декабря тёсё (вице адмирал) Nishiso Tsukahara, командующий 11-м воздушным флотом, собрал подчиненных командиров. Перехваченные сообщения американского радио были интерпретировать так, что американские войска были развернуты севернее района Манилы вдоль оборонительной линии, проходящей через Иба и Кларк. Это, в сочетании с туманом, повлекшим задержку вылета, заставило Tsukahara отказаться от удара по району Манилы. Планы удара по "Кларк Филд" остались неизменными, но для подразделений подготовленных для атаки "Николс Филд", цели в последний момент изменили. 54 бомбардировщика G4M должны были теперь нанести удар кувалдой по крошечному аэродрому Иба.

Туман над Тайнанем, наконец, начал рассеиваться и в 07.50 был получен приказ на взлет. Первыми в 08.15 стартовали более медленные G3M "Тип 96 Rikko" 1-го kokutai. Один разбился на взлете, оставшиеся 26 взяли курс на Филиппины. "Зеро" стартовали через час. Над Такао, туман, наконец, рассеялся в 9 утра. В 09.30, 54 G4M "Таkао" и "Kanoya" kokutai оторвались от полосы, после чего стартовали "Зеро".

Гора Ниитака - самый высокий пик на Тайване, был отличным ориентиром для построения формации. В свете утра уже небыло необходимости выполнять маневры ночного построения, которые так долго репетировались, не надо было опасаться столкновения в темноте, зато возникли сложности совсем другого плана. Дело в том, что атака Перл-Харбора силами палубной авиации к моменту взлета группы базовых бомбардировщиков была уже в самом разгаре, уже были нанесены удары по Давао. Палубная авиация с авианосца "Ryujo" нанесла удар по южному острову Минданао.

Цели на севере острова Лусон также были уже атакованы японскими армейскими бомбардировщиками армии. Таким образом, к моменту начала атаки на Филиппины самолетами "Таkао" и "Kanoya" kokutai эффект внезапности был уже утрачен. И экипажи летящих "Тип 1 Rikko" уже предвидели жаркую битву с истребителями США.

Половина "Таkао" Ku во главе с командиром тюса (капитаном 3 ранга) Yoshiso Suda, летающим в качестве наблюдателя на ведущем "Betty", пилотируемом тайи (ст. лейтенантом) Jiro Adachi и 26 бомбардировщиков "Kanoya" Кu, во главе со своим hikocho, сёса (капитан-лейтенантом) Irisa, направились к аэродрому Иба. Другая половина "Таkао" Ku (во главе с hikotaicho, сёса (капитан-лейтенантом) Taro Nonaka, вместе с "Тип 96 Rikko" 1-го Кu, которой они догнали в пути, направились к "Кларк Филд". Атакующие заняли эшелон 7000 метров и вышли на цель.

Как и ожидалось, американские истребители на Филиппинах, уже знали об атаке Перл Харбора, и с самого утра находились в воздухе. Но, не зная о проблемах с погодой на Тайване, они несколько часов кружили, не встречая ни намека на японцев. К полудню, американцы начали садиться на заправку┘ и в этот момент появились японские бомбардировщики. В 12.36 атака началась. На аэродром "Кларк Филд упали 636 60-килограммовых бомб - немногим более 42 тонн. Ни одна бомба не отклонилась больше чем на 60 метров за пределы периметра летного поля.

В результате бомбардировки и последующего обстрела истребителями были уничтожены 12 B-17 и еще пять повреждены. 20 P-40B и несколько других самолетов были также списаны в результате атаки.

На аэродром Иба было сброшено 486 60 кг и 26 250-кг бомб всего через несколько минут после атаки Кларк. Семь P-40E были уничтожены на земле, также был уничтожен радар, хотя японцы и не догадывались об этом. Американцы также потеряли шесть истребителей в воздухе, сбитых в воздушном бою. В ходе налета, таким образом, половина американской тяжелой бомбардировочной авиации и более 35 процентов истребительной на Филиппинах было уничтожено. Японцы потеряли сбитыми семь "Зеро" и один "Betty" из "Kanoya" Кu совершил аварийную посадку недалеко от своей базы на обратном пути.

В предрассветные часы 8 декабря, бомбардировщики "Тип 96 Rikko" 22 Коku Sentai сражались с грозовым фронтом в ходе первого налета на Сингапур. "Тип 1 Rikko" из 3-х hikotai "Kanoya" kokutai , выделенных для поиска английских линкоров, оставался на аэродромах, ожидая приказа на атаку.

8-го декабря базовые разведчики Тип 98 C5M2 "Babs" подтвердили, что оба английских линкора находятся в порту Сингапура. Они все еще были там в 09.50 на следующее утро по докладам другого разведчика, поэтому было принято решение уничтожить их в порту, ночью, прежде чем они вышли бы в море. Однако в 15.40 пришло неожиданное сообщение с подводной лодки I-65, в котором утверждалось о нахождении двух линкоров класса "Repulse" (так в оригинале) в Южно-Китайском море на момент 13.45. Таким образом, после установления контакта прошло уже два часа.

Поспешили еще раз пересмотреть фотографии, доставленные разведчиками, сделанными в Сингапуре в то утро. И выяснилось, что экипаж самолета ошибся, приняв за линкоры два крупных эскадренных танкера. Немедленно было разослано сообщение для всех подразделения Императорского флота о том что два британских линкора находятся в море в этом районе.

Командующий британским Восточным флотом вице адмирал сэр Том Филлипс, вышел из военно-морской базы Селетар в Сингапуре, в 17.35 8 декабря на борту своего флагмана, новейшего линкора "Prince of Wales", вместе с линейный крейсером "Repulse" и четырьмя эсминцами эскорта. Эскадра, известная под названием "группы Z", шла на север, чтобы атаковать большую группу японских транспортов с кораблями поддержки посадку в районе Singora, в южной части Таиланда.

Узнав о выходе в море британских кораблей, тёсё (вице-адмирал) Jisaburo Ozawa, командующий южного экспедиционного флота, немедленно отдал приказ базовой бомбардировочной авиации вылететь на поиск вражеской эскадры в районе Сайгона. Однако попытка выследить "группы Z" 09.12.41. была сорвана в результате резкого ухудшения погоды и наступления темноты.

Не рискнув применять свои самолеты для атаки кораблей в ночное время, сёсё (контр-адмирал) Matsunaga, командир 22-го Коku Sentai, решил перенести тотальный поиск и атаку на следующий день.

В 06.44 G4M1 трех hikotai из "Kanoya" Кu взлетели с аэродрома Dau Moi. Они несли новейшие торпеды Тип 91 Kai 2, предназначенные для работы на небольшой глубине, и с более мощными боеголовками, чем Тип 91 Kai 1, которыми были вооружены более старые G3M.

Погода значительно улучшилась уже с вечера вчерашнего дня, хотя небольшая облачность все же мешала поиску, когда самолеты летели на юг. Тем временем, адмирал Филлипс, вынужден был прервать поход на Singora, так как его корабли были замечены гидросамолетом с японского крейсера, и, справедливо полагая, что эффект внезапности утрачен, повернул обратно в Сингапур. Вскоре после 10.00, бомбардировщики "Genzan" Ku, обшаривающие свой сектор поиска, наконец, обнаружили британские корабли. В 10.15 группа отправила сообщение: "Вижу главные силы противника. 4 градуса северной широты, 103 градусов 55 минут восточной долготы. Курс 60 градусов.

Приняв этот сигнал в Сайгоне, штаб 22-го Коku Sentai незамедлительно передал сообщение для остальных подразделений, находящихся в воздухе.

Самолеты "Genzan" и "Mihoro" Кu сразу же направились к указанной точке, но более скоростные самолеты G4M "Kanoya" Кu, пролетев дальше на юг, не услышали сообщение. К 10.28 они были в 600 морских милях от базы, справа от них в 80 милях был Сингапур, впереди побережья Суматры - но никаких признаков "Группы Z" небыло видно. После чего, они развернулись и направились обратно на север...

В это время, на аэродроме Dau Moi, комардир подразделения тайса (капитан 2 ранга) Fujiyoshi, не получал никаких докладов от группы. Он позвонил в штаб 22 Коku Sentai и попросил, чтобы позиция противника была отправлены в открытом виде, и сёсё (контр-адмирал) Matsunaga, решив, что скрывать уже нечего, отправил координаты англичан открытым текстом в 11.30. Самолеты "Kanoya" Кu наконец приняли это сообщение, когда они летели к северо-западу от острова Anambas и, повернули к точке сбора.

Командир группы из 26 "Betty" сёса (капитан-лейтенант) Shichiso Miyauchi вел свои машины, сидя в качестве наблюдателя в ведущем самолете, пилотируемым командиром первого сhutai тайи (ст. лейтенантом) Miyoshi Nabeta. Левее девяти самолетов 1-го chutai летели восемь "Тип 1 Rikko" 2-го сhutai, ведомые тайи (ст. лейтенантом) Moritaka Higashi, а справа шли девять самолетов тайи (ст. лейтенанта) Haruki Iki, командира 3-го Chutai.

Когда группа достигла точки сбора, выяснилось, что слой облаков под формированием самолетов "Kanoya" скрывал океан внизу. В разрывах между облаками Miyauchi заметил мимолетный проблеск, что было похоже на гидросамолет, летящий внизу. Это оказался "Walrus" - амфибия с HMS "Repulse".

Чувствуя, что они были близки к вражеским кораблям, Miyauchi повел формирование вниз через облака. В 12.15 самолеты прорвались через облака, снизившись до высоты 800 метров, и продолжали лететь в северном направлении. Через пару минут, они увидели вражеские корабли.

В 11 морских милях впереди на 2 часа на юго-восток находились "Prince of Wales" и "Repulse" в 2500 метров позади. Три эсминца шли по правому борту флагмана.

Когда "Kanoya" Кu подошли к кораблям для атаки, те уже получили повреждения в ходе предыдущих атак "Mihoro" и "Genzan" Кu. Между 11.15 и 11.57, в общей сложности 32 бомбардировщиков и торпедоносцев "Nell" атаковали английские корабли

последовательными волнами. "Repulse" отделался лишь одним попаданием 250-кг бомбы с G3M "Mihoro" Кu, что, впрочем, никак не повлияло на его боевые возможности. Благодаря блестящему управлению своим кораблем, командир "Repulse" кэптэн Теннант сумел увернуться от 15 торпед, выпущенных в него расходящейся гребенкой.

не так повезло. Торпедоносцы из "Genzan" Кu вогнали две торпеды в левый борт корабля, выведя из строя руль и заклинив гребные валы левого борта. Кроме того, было повреждена система энергоснабжения корабля, лишая его возможности управлять 133-мм новейшими высокоэффективными тяжелыми зенитками. Хотя флагману и удалось сбить одного из нападающих, теперь он, развивая только 10 узлов и не имея возможности маневрировать, представлял отличную мишень для подошедших "Betty". "Kanoya" Кu.

Через разрывы в облаках девять самолетов первого сhutai Miyauchi подошли к английским кораблям, снизившись до 300 м. Когда дистанция сократилась до 8 км, самолеты вдруг выскочили из облаков на участок ярко-синего неба.. В то же мгновение со всех пяти судов "Группы Z" на самолеты обрушился шквал зенитного огня. В 12.18 Miyauchi дважды качнул крыльями, что означало начало атаки.

Miyauchi повел свой первый Chutai против правого борта "Prince of Wales", "Repulse", развив 28 узлов, начал поворот на правый борт, навстречу самолетам. Не зная, что "Prince of Wales" лишился рулевого управления, самолеты, следующие за лидером, предположили, что флагман будет делать то же самое, и начали поворот налево в ожидании такого маневра. Но "Принц" продолжал идти прямо, заставляя шесть самолетов прекратить маневр, в результате момент был упущен и второе и третье звено отказались от атаки и начали перестроение.

Первое звено (shotai) Miyauchi из трех самолетов продолжало идти прежним курсом на флагманский линкор, который не предпринимал никаких маневров уклонения и шел на пониженной скорости. Когда они приблизились к линкору, второй пилот ведущего "Betty", итто хико хэйсо (главный старшина) Danjo потянулся к ручке сброса торпеды, но Miyoshi Nabeta остановил его. Стандартная процедура торпедной атаки предусматривала сброс торпеды в 1000 метрах от цели, но Miyoshi Nabeta был полон решимости поразить вражеский корабль наверняка, и решил подойти вплотную.

Сблизившись на 500 метров он и самолет ╧ 3 первого shotai сбросили торпеды. В 12.20 обе торпеды попали в "Prince of Wales", одна в носовую часть, вторая прямо перед мостиком. Чуть отставший самолет ╧ 2 запоздал со сбросом, уклоняясь зенитного заградительного огня, в результате чего экипаж упустил свой шанс, пилот этого самолета хико хэйтё (старший матрос) Tsutsumi, пришел в себя лишь пролетая над линкором, и сбросил торпеду впустую.

Между тем, шесть самолетов второго и третьего shotai старались зайти с борта "Repulse", который старался подставить им носовую часть. Линейный крейсер сильно накренился при выполнении маневра, стараясь завершить его быстрее японских самолетов. Самолеты, однако, выиграли гонку и поймали корабль с обоих бортов, произведя два пуска торпед с правого борта и три с левого. Не смотря на все старания, "Repulse" получил одну торпеду в левый борт возле кормовой надстройки, но продолжал идти на 25 узлах.

В ходе следующей атаки самолет лидера третьего shotai, пилотируемого дзёто хико хэйсо (гл. корабельным старшиной) Tokiyoshi Nishikawa, был подожжжен зенитками, но огонь удалось сбить. "Betty" ╧ 2 его shotai, не имея возможности занять хорошую позицию для атаки линейного крейсера, переключился на "Prince of Wales", и угодил торпедой в правый борт линкора.

Подошедшие восемь самолетов второго chutai лидируемые тайи (ст. лейтенантом) Higashi, атаковали "Repulse". Шесть бомбардировщиков первого и второго shotai подошли с левого борта. Два самолета третьего shotai направились было за ними, но будучи не в состоянии повернуть достаточно резко, чтобы получить хороший угол атаки, свернули в сторону и вновь атаковали "Prince of Wales" с правого борта. Одна из их торпед √ взорвалась в корме, подписав линкору приговор. "Prince of Wales" окончательно потерял ход и начал быстро крениться на правый борт. "Repulse", однако, все еще активно сопротивлялся. Ему удалось уклониться от шести торпед, выпущенных первым и вторым shotai, причем тайи (ст. лейтенант) Higashi чудом небыл сбит, он вспоминал:

"Мы почувствовали сильный удар, потом я заметил, что полтора метра левого крыла было оторвано. Элероны вибрировали, как сумасшедшие, готовые оторваться в любую минуту. Я был уверен, что это конец, но нам удалось сохранить контроль над машиной и летать над самыми волнами."

Последними на сцене появились девять самолетов третьего сhutai тайи (ст. лейтенанта) Haruki Iki. Он замыкал группу и его задачей было оценить ситуацию, а также помочь своему сhutai, где это было наиболее необходимо. Видя, что "Prince of Wales" стоит в облаке дыма и готовится пойти на дно, Iki приказал своему Chutai сосредоточить все внимание на линейном крейсере.

В настоящее время крейсер завершил полный круг, и Iki повел три самолета первого звена со стороны левого борта. Одновременно шесть других самолетов его Chutai зашли со стороны правого борта, встречая яростный зенитный огонь с кораблей. Iki сбросил торпедну с дистанции около 800 метров от корабля, с высоты 30 метров.

Как только его "Betty" освободился от груза, он буквально перепрыгнул через линейный крейсер, едва не зацепив его надстройки. Iki оглянулся, чтобы увидеть как его ведомый ╧ 2, которым командовал итто хико хэйсо (гл. старшина) Fukumatsu Yamamoro, превратился в ярко-оранжевый огненный сгусток обломков, не долетев 300 метров до левого борта судна. В следующее мгновение, второй ведомый ╧ 3, которым командовал итто хико хэйсо (гл. старшина) Yuso Nakajima, постигла та же участь. Оба ведомых, однако, все же успели освободиться от своих торпед перед тем как погибнуть вместе со своими экипажами.

Три огромных столба воды поднялись у левого борта "Repulse" один возле машинного отделения, один за кормовой башней главного калибра и один у кормовой оконечности. Шесть самолетов, которые атаковали с правого борта также добились одного попадания в районе котельного отделения "Е". Линейный крейсер был обречен, и его конец наступил быстро. Через две минуты кэптэн Теннант приказал покинуть корабль, HMS "Repulse" перевернулся и затонул кормой вперед в 12.33.

"Принц Уэльский" задержался почти на час дольше, но затем подошли два chutai бомбардировщиков "Nell" из "Mihoro" Кu и сбросили серию 500-кг бомб, и одна из которых угодила в мидел уже обреченного корабля в 12.43, ускорив его гибель. Через десять минут после этого, судно также перевернулось и скрылось под водой в 13.20. Среди погибших были вице адмирал Филлипс и командир линкора Лич.

Экипажы бомбардировщиков ликовали, мало того, что они показали полное преимущество авиации над самыми мощными кораблями, но фактически с гибелью ядра британского азиатского флота, цитадель англичан на Востоке √ Сингапур был уже обречен.

Прямые потери японцев в этом знаковом бою составили лишь два ведомых "Betty" Haruki Iki и один старый "Тип 96 Rikko" из "Genzan", хотя "Betty" итто хико хэйсо (гл. старшины) Nishikawa был сильно поврежден и, с трудом дотянув до берега, посадил свой самолет на брюхо среди рисовых полей к юго-западу от Soc Trang, когда кончилось горючее. Экипаж, однако, не пострадал. Три других "Betty" и один "Nell" из "Mihoro" Кu были также повреждены, но остались в строю.

18 декабря тайи (ст. лейтенант) Haruki Iki пролетел над местом битвы, сбросив вниз два букета цветов в память обоих его погибших ведомых, двух вражеских кораблях и их экипажей.

На острие удара

Желание прибрать к рукам богатейшие природные ресурсы Голландской Ост-Индии, с захватом Явы в качестве конечной цели, послужило разработке планов наступления Японии по двум основным направлениям. На востоке японцы расчитывали прорваться через Филиппинский архипелаг, к нефтеносным месторожнениям побережья Борнео, Сулавеси и других островов в направлении восточной Явы. На западе, их пути лежали на юг через Малайю в Сингапур, с целью создания прочной опоры на западном побережье острова Борнео и южной Суматры, чтобы затем приблизился к западной оконечности Явы.

Филиппины:

10 декабря, плохая погода заставила три hikotai "Kanoya" Кu остаться на земле в Тайчу но "Takao" Ku появился над Лусоном в полном составе. Половине kokutai из 27 "Тип 1 Rikko" ставилась задача завершить неудавшийся налет на "Николс Филд", что к югу от Манилы 8-го декабря, в то время, как другая половина из такого же количества "Betty" должна была атаковать аэродром "Дель-Кармен Филд", к югу от "Кларк Филд". Второй группе помешали облака над целью, и они переключили свое внимание на судоходство в Манильском заливе. Сопровождавшие бомбардировщиков "Зеро" занялись Р-40E над Манилой, уничтожая остатки 24-й истребительной группы США.

По состоянию на 12 декабря погода вокруг Формозы и прилегающей акватории улучшилось, но часть острова Лусон все еще находились под облачным покровом. Когда 27 "Betty" из "Kanoya" kokutai были отправлены бомбить "Кларк Филд", они обнаружили, что весь аэродром закрыт облаками и поэтому вынуждены были разгрузиться над аэродромом Иба. "Takao" Ku в составе 52 "Betty" был перенаправлен на удар по аэродрому Batangas из-за тумана над "Николс Филд".

На следующий день в общей сложности 104 "Betty" бомбили различные объекты на острове Лусон, 26 самолетов "Kanoya" kokutai и еще 26 из 1-го kokutai перепахали бомбами "Николс Филд" выведя его из строя надолго, а 52 бомбардировщика из "Takao" Ku атаковали аэродромы "Олонгапо", "Иба" и "Дель Кармен". Менее, чем за неделю боев японцы завоевали подавляющее превосходство в воздухе над Филиппинами, и стоящие цели уже приходилось искать. Причем подразделения "Betty", надежно прикрываемые вездесущими "Зеро" практически не понесли потерь.

Бомбардировщики G4M √ "длинные руки Императорского Флота" с успехом действовали на юге, как на Филиппинах и за их пределами. Так, с 18 декабря отряд "Kanoya" Кu, с 25-ю "Тип 1 Rikko", перелетели из Тайваня на остров Пелелиу, на архипелаге Палау, для поддержки высадки в Давао запланированной на 20.12.41. 21 декабря, 21 "Тип 1 Rikko" "Kanoya" Кu, вылетев с их новой базы на Пелелау, атаковали аэродром "Дель Монте" на острове Минданао.

22.12.41. основные японские силы вторжения на Филиппинах высадились на берег в заливе Лингайен, на о.Лусон. В последующие дни японская армия добилась значительных успехов с тактической авиационной поддержкой своей собственной армейской авиацией. Это позволило оставить Филиппинскую кампанию на плечах только армейской авиации, а морской авиации переключиться на другие задачи. Так, например, подразделения бомбардировщиков с Формозы в период с 25 по 28 декабря охотились за судоходством в районе Манилы. Затем экипажи G4M переключили свое внимание на полуостров Батаан и остров-крепость Коррегидор. Однако, надо отметить, что японская армия рано поставила крест на союзной авиации на Филиппинах. Так, 25 декабря 90-й сентай легких бомбардировщиков в составе 27-ми Ki-30, вылетевших без сопровождения на штурмовку, был внезапно атакован 11-ю Р-40 из остатков 24-й истребительной группы США, которые безнаказанно расстреляли в воздухе 18 машин, а еще шесть повредили.

Коррегидор нельзя было не принимать всерьез, это была самая сильная и хорошо защищенная цель, с которой сталкивались японцы на ранней стадии войны на Тихом океане. Очень мощная ПВО острова-крепости заставила опытные экипажи G4M установить на свои самолеты в полевых условия двигатели Kasei 15. Эти двигатели значительно увеличивали рабочий потолок "Betty", работающих над нашпигованной зенитками вражеской территории.

В ходе одного из рейдов 3 января 1942 года, один "Betty" "Таkао" Ku совершил вынужденную посадку на острове Виган после попадания зенитного снаряда в бензобак, а на следующий день еще один "Betty" был сбит одним из немногих оставшихся Р-40 над Батааном.

28 декабря 1941 года передовая группа из 10-ти "Betty" "Kanoya" Кu перелетела на только что захваченный аэродром в Давао, на южном побережье острова Минданао √ остальная часть самолетов перелетела туда к 5 января.

Остров Jolo на полпути между Минданао и Северным Борнео был захвачен на Рождество, а между 2 и 8 января Таkао kokutai с его 23-мя "Betty" перелетел на местный аэродром на острове. Хотя американские и филиппинские войска продолжали удерживать Батаан и Коррегидор, японцы быстро продвигались к намеченной цели √ Голландской Ост-Индии.

Малайя и Сингапур:

С уничтожением "группы Z", японские армейские части, поддерживаемые своей авиацией IJAAF, быстро продвигались вниз по Малайскому полуострову. Бомбардировщики флота на этом театре боевых действий были, в основном, заняты патрулированием Южно-Китайского моря, и поддержкой высадки японских войск вдоль западного побережья Борнео.

16 декабря 1941 года японские войска высадились в городе Мири, на северо-западном побережье острова Борнео, а с 18-го, 22-й Коku Sentai сосредоточил свое внимание на противодействии контратакам союзников. 20 декабря "Kanoya" Кu вылетел в составе 26 "Betty" на поиск аэродрома союзников, с которого голландские ВВС совершали налеты на плацдарм в Мире. Вскоре аэродром Singkawang II возле г. Ледо был обнаружен и атакован, по докладам экипажей на поле было уничтожено 11 больших и 5 малых самолетов. 22.12.41. удар повторили 24 G3M из "Mihoro" Кu, выведя из строя ВПП и нейтрализовав на время голландскую авиацию.

24 декабря японцы высадились в Кучинге, дальше по побережью, и на следующий день захватили там взлетно-посадочную полосу.

Довоенные японские планы по развитию и расширению аэродромов в Мири и Кучинге и превращению их в крупные авиабазы, для поддержки операции против Сингапура и Западной Явы, не оправдались.

Эти небольшие поля, заперные непроходимимы джунглями со всех сторон не легко поддаются расширению особенно для базирования больших самолетов. Максимально, на что они годились, это на размещения там не более, чем эскадрильи, и морской авиации приходилось по прежнему пользоваться аэродромами в южном Французском Индокитае. Уже на этом, раннем этате отстутствие у японцев нормальных инженерных подразделений начало сказываться на эффективности действия японской авиации.

Вскоре внимание японского командования вновь переместился в Сингапуре. Армейская воздушная разведка 28 декабря показала, что на аэродромах острова находится около 100 английских самолетов, активизировав совместную воздушную операцию армейской и флотской авиации.

"Тип 1 Rikko" впервые появились над Сингапуром в ночь на 3 января, когда 27 самолетов "Kanoya" Ku бомбили аэродром Tengah и арсенал флота. Четыре дня спустя армейская разведка вновь доложила, что английская авиация на острове была усилена, что в свою очередь заставило японцев услить воздушное давление на англичан.

14.01.42. истребители Ki-27 11-го армейского Hiko Sentai доставили ошибочные сообщения об увиденном авианосце в Кэппел Харбор. На следующий день 27 бомбардировщиков "Kanoya" Ku атаковали порт, но не обнаружив там авианосца, вновь бомбили Tengah, а также аэродром Kluang. 18.01.42. "Kanoya" Ku вернулся с 26-ю самолетами, уничтожив нефтехранилище флота, пожар на котором продолжался несколько дней.

Воздушная кампания еще более усилились 26 января в ходе подготовки к высадке армии на мысе Endau, в южной части Малайи. Пять дней назад "Kanoya" Kokutai в составе 27 "Betty" вновь утюжил аэродром Tengah, а 25 "Nell" "Mihoro" Kokutai атаковали корабли в Кэппел Харбор. На следующий день 27 машин "Kanoya" бомбили аэродром Sembawang, а 25 самолетов "Genzan" Ku атаковали Kallang.

В обоих случаях старые G3M "Nell" понесли потери от вылетавших на перехват "Харрикейнов", но "Betty" избежали повреждений. Превосходные характеристики "Тип 1 Rikko" давали им явное преимущество по сравнению со старым "Тип 96 Rikko". Тюи (лейтенант) Hajime Sudo из "Kanoya" Кu вспоминал:

"Я всегда чувствовал жалость к парням из "Genzan" и "Mihoro" всякий раз, когда мы летали в совместных миссиях с ними. В ходе налетов на Сингапур была идея, чтобы встретиться над целью, чтоб наши бомбы упали примерно в одно и то же время. Но, вылетая из той же базы, наши "Тип 1 Rikko" оказывались там через три с половиной часа, а самолеты "Mihoro" появлялись лишь час спустя после нас┘

┘Тогда "Mihoro" стали вылетать значительно раньше нас. Когда, как мы приближались к цели, мы догоняли их┘

┘Они с трудом держали 7500 м над уровнем моря, в то время как мы с легкостью летели на 8500. Чтобы идти с одной скоростью мы были вынуждены лететь зигзагами┘

┘Вражеские истребители, боялись наших хвостовых 20-мм пушек и редко атаковали нас. Если же они это делали, они успевали сделать лишь один заход, а затем переключались на "Тип 96 Rikko", летящие на 1000 метров ниже и значительно медленнее┘ И терзали их в течение получаса...

┘Зенитки тоже сосредотачивали свой огонь на более низких "Тип 96 Rikko"┘ Часто мы уже давно ели мороженое на базе и отдыхали, когда парни из "Mihoro" возвращались домой┘"

"Kanoya" Кu последний раз появился над Сингапуром 27 января, когда 24 его "1 Rikko" разгрузились над аэродромом Kallang. Через два дня "Genzan" Кu последний раз появился над осажденным островом. После этого Сингапур остался полностью на попечении армейской авиации. 15 февраля 1942 года Сингапур пал. План полного охвата Явы и Суматры был реализован.

Восточный коридор основного японского наступления был разделен на два направление. Одно контролировалось "Kanoya" Кu с бомбардировщиками "Betty"; 1-м Кu с "Nell" и летающими лодками "Mavis" из "Тоkо" Кu, поддерживаемые истребителями "Зеро" из 3-го Ku, базирующихся в Менадо на северо-восточной оконечности Сулавеси и Кендари на юго-восточного побережье острова, Макассар в юго-западной части острова Бали, рядом с восточным побережьем Явы. Также планировалось использовать захваченые острова Амбон и Тимор, расположенные дальше на восток.

Другой путь, при поддержке бомбардировщиков из "Таkао" Кu и истребителей из "Таinan" Кu, проходил вдоль восточного побережья Борнео от Таракан в Баликпапан, а затем в Банджармасин (Bandjarmasin) на южном побережье острова.

Вылетев из Давао, 14 бомбардировщиков "Тип 1 Rikko" из "Kanoya" Кu вместе с тремя летающими лодками Тип 97 из "Тоkо" Кu, атаковали Амбон в предрассветные часы 7 января в преддверии подготовки к высадке в Menado назначенной на 11.01.42. Высадка эта предполагала использование десантников-парашютистов впервые в японской практике. "Таkао" Кu, выполняющий рейсы со своей новой базы на острове Холо (Jolo) бомбили Таракан Харбор на 8 и 9 января поддерживая высадку армии, которая состоялась 11.01.42. Один самолет при этом был потерян от зенитного огня.

Следующим этапом японского наступления на юг стала стартовавшая 24 января операция, когда японские войса одновременно начали высадку в Баликпапане, на Борнео, и Кендари, на о. Сулавеси. "Таkао" Кu силами 35 "Betty" успешно отработал против вражеских позиций на Баликпапане в день высадки.

На востоке, получив сообщение о скоплении вражеских самолетов в Амбоне, "Kanoya" Кu в составе 26 "Betty" вылетел на бомбардировку 15 января, на следующий день повторил налет силами 16 "Betty". Наряду с такого рода периодическими бомбардировоками, экипажи G4M летали на ежедневное патрулирование по всему району в поисках малейшей активности противника, практически не встречая сопротивления. С захватом Баликпапана, японцы захватили богатейшие нефтяные месторождения на острове Борнео, кроме того был захвачен огромный аэродром в Кендари, на котором могло разместиться большое количество самолетов.

Между тем, был наконец обнаружен тайный голландский аэродром на Борнео, "Samarinda II", с которого силы союзной авиации постоянно совершали беспокоящие налеты. 25 января 43 "Betty" из "Таkао" Кu нанесли визит на аэродром. На следующий день 35 бомбардировщиков вылетели снова, хотя в связи с плохой погодой 17 из них вынуждены были вернуться назад, не достигнув цели, а остальные бомбили через облака. В результате этих атак аэродрому Samarinda II был нанесен значительный урон, тем не менее, и учитывая угрозу окружения японскими войсками, высадившимися в Баликпапана, голландцы были вынуждены отвести с аэродрома свои уцелевшие бомбардировщики Мartin B-10.

Аэродром в Кендари был находкой для японцев, которые до настоящего момента были вынуждены пользоваться небольшими аэродромами на Давао и Холо (Jolo), явно недостаточных для проведения полномасштабных операций. Взлетно-посадочные полосы на Meнадо, Таракан и Баликпапан были не лучше. "Kanoya" Кu перелетел на Кендари 27 января. Бомбардировщики G3M из 1-го Кu также прибыли в Кендари в последний день января, 1 февраля туда же перелетели 33 G4M "Таkао" Кu.

Собрав в кулак свои бомбардировочные силы морской авиации, японцы были готовы начать наступление в направлении восточной Явы. 3 февраля в общей сложности 72 бомбардировщика взлетев с Кендари, направился к целям на Яве. Сёса (капитан-лейтенант) Nonaka во главе 26 "Betty" из "Таkао" атаковал аэродром Перак в городе Сурабая, а 27 "1-Rikko"из "Kanoya" Ku, под командованием сёса (капитан-лейтенанта) Irisa, направился к аэродрому Maospati в городе Madiun. 19 "Nell" 1-го Кu атаковали аэродром Singosari в Маланге. Всем трем аэродромам был нанесен серьезный урон, а также была атакована военно-морская база Сурабая. Кроме того, Зеро, сопровождавшие бомбардировщики на земле и в воздухе уничтожили 38 самолетов союзников. Японцы потеряли четыре "Рей-сена" и один базовый разведчик тип 98 С5М. Экипажи "Таkао" и "Kanoya" и 1-го Кu успешно отбились от нескольких вражеских перехватчиков и без потерь вернулись на Кендари.

После этой операции "Таkао" kokutai был поделен на две части, один его chutai с 9-ю "Betty" остался в Кендари, в то время как остальные 18 машин перелетели на небольшой аэродром в Баликпапане, который был подготовлен для ограниченных операций.

4 февраля самолеты "Таkао" kokutai в ходе морского патрулирования обнаружили в море Флорес объединенную ударную группировку союзного флота. В тот же день 27 "Betty" из "Kanoya", девять из "Таkао" и 24 "Nell" из 1-го kokutai бомбами атаковали вражеские корабли со средних высот. В результате атаки самолетов "Kanoya" kokutai √ был серьезно поврежден американский старый легкий крейсер "Marblehead", в который попало две 250-кг бомбы и несколько разорвалось рядом. Крейсер выбыл из строя и ушел в Бруклин на восточном побережье США на капитальный ремонт.

Бомба с самолетов 1-го kokutai попала в крышу кормовой башни главного калибра тяжелого крейсера "Houston", еще одна уничтожила систему управления зенитным огнем на флагмане соединения - голландском легком крейсере "De Ruyter". В ходе атаки зенитным огнем тяжелого крейсера "Houston" был сбит G4M, пилотируемый cанто хико хэйсо (старшины 2-й статьи) Yasuo Hirato из "Таkао" kokutai.

Хотя ни один корабль потопить не удалось, благодаря этому налету флот союзников прервал операцию и повернул назад, позволив японцам беспрепятственно высадиться в Макассар 9 февраля. А поврежденные "Houston" и "De Ruyter" несколькими днями позже будут добиты артиллерией японского флота.

Западный сектор японского наступления, к сожалению не располагал аэродромами сопоставимыми с Кендари. Бомбардировщики G3M "Nell" из "Mihoro" и "Genzan" kokutai вынуждены были использовать небольшие передовые аэродромы. Часть "Kanoya" kokutai осталась на Dau Moi в Индокитае, поэтому в феврале, большая часть операций в этом секторе была возложена на старичков "96 Rikko" из "Mihoro" и "Genzan" kokutai.

14 февраля армейсикие десантники, приняли участие в своей первой боевой операции, высадившись на Falcmbang, в южной части Суматры. Они захватили аэродром и нефтеперегонный завод, а на следующий день соединились с регулярными силами. Вражеский союзный флот из пяти крейсеров и десяти эсминцев был замечен возле острова Банка утром 15-го февралия. Базовые бомбардировщики флота немедленно нанесли удар по союзным кораблям, но попаданий не добились. Корабли союзников отступили к Яве. Палембанг, крупнейшее нефтяное месторождение в Вест Индии, а также основной аэродром на пути к Западной Яве, в настоящее время уже был в руках японцев.

Палембанг стал основной базой для армейской авиации японцев, не оставляя места для бомбардировщиков IJNAF. В качестве альтернативы, флот решил использовать еще один захваченный голландский секретный аэродром под Gelumbang, в 37 км к юго-западу от Палембанга. Известный союзникам как "Палембанг II" или "P2", аэродром теперь был базой для 33 "Nell" "Genzan" Ku, а также 6 "Betty" "Kanoya" Кu, которые перебазировались туда 24.02.42.

"Gelumbang", так теперь назывался японцами бывший аэродром "Р2", был довольно просторным. Но неспособность японской логистики обслуживать базу с поставками достаточного количества топлива означало что аэродром мог обеспечить топливом лишь однин Kokutai бомбардировщиков. И 26.02.42. самолеты "Genzan" Кu были вынуждены вернулся в Кучинг, уступив место самолетов "Kanoya" Кu перелетевших из Dau Moi.

В восточном секторе с 10 февраля погода резко ухудшилась, приковав авиацию к земле вплоть до 18-го февраля. Как только самолеты смогли подняться в воздух, 21 бомбардировщик из "Таkао" Кu атаковали корабли союзников в гавани Сурабая. Впервые в своей карьере "Betty" столкнулись с серьезным сопротивлением в воздухе, потеряв четыре самолета.

Одна машина была уничтожена драматическим образом прямым попаданием крупнокалиберного зенитного снаряда, два других были сбиты P-40E из 17-й эскадрильи США. Американцы, на этот раз были заблаговременно предупреждены о приближении вражеских самолетов и смогли занять удобную позицию для атаки. "Betty" нито хико хэйсо (старшины 1-й статьи) Seiji Miyamoto, был сильно поврежден огнем Р-40 и упал в море на обратном пути. Девять других самолетов получили повреждения, в том числе самолет итто хико хэйсо (гл. старшины) Katsumi Кitajimа, который вернулся на базу на одном двигателе с 150 пулевыми пробоинами, двумя погибшими членами экипажа и еще двумя тяжело ранеными, в том числе пилотом, нито хико хэйсо (старшиной 1-й статьи) Masatomi Оtа.

19 февраля японцы высадился на острове Бали, рядом с восточной Явой, в тот же день палубные самолеты первого воздушного флота совершили налет на Дарвин, на северо-западе Австралии. Примерно через час- полтора после авианосного рейда, 27 "Тип 1 Rikko" из "Kanoya" Кu и 27 "Tип 96 Rikko" из 1-го Ku поддержали атаку, концентрируя удар на аэродроме Королевских австралийских ВВС к северо-востоку от города.

Эти налеты были проведены в рамках подготовки к высадке в Купанг и Дили, на Тиморе, которая состоялась на следующий день.

Окружение Явы было завершено. Японцы активизировали свои атаки, и было ясно, что захват острова была теперь лишь вопросом времени.

27 февраля японцы обнаружили гидроавианосец USS "Лэнгли", с двумя эсминцами сопровождения, который попытался предпринять отчаянный прорыв к Tjilatjap, на южном побережье Явы чтобы доставить 32 истребителя Р-40и 33 пилота. В ходе последовавшего налета девяти "Betty" первого сhutai из "Таkао" Кu, возглавляемых тайи (ст. лейтенентом) Jiro Adachi, "Лэнгли" получил ряд попаданий 250-кг и 60-кг бомб. Для пожилого корабля этого оказалось достаточным, "Лэнгли" был добит торпедами и артиллерией эсминеца "Уиппл". Успеху в немалой степени способствовало умелое наведение бомбардира ведущего самолета дзёто хико хэйсо (гл корабельного старшины) Saiji Ozaki.

Участь Явы была предрешена . Флот союзников был уничтожен в бою в Яванском море в период между 27 февраля и 1 марта. , Японцы высадились на остров с востока и с запада в первых числах марта. Голландцы капитулировали 9 марта, но еще до капитуляции подразделения бомбардировщиков IJNAF начали передислокацию на другие участки необъятного Тихоокеанского фронта. 5 марта три действующие chutai "Kanoya" Кu покинули Gelumbang, а его вторая часть была выведена из Кендари. 10 марта, с триумфом вернувшись в Японию две половины "Kanoya" Кu наконец воссоединились.

"Таkао" kokutai, в отличие от своих коллег продолжал боевые действия. 14 марта, 18 "Betty"перелетели на Купанг, на Тиморе, чтобы начать кампанию против северо-западной Австралии, а два других его chutai и штаб kokutai были переведены на "Кларк Филд, на острове Лусон, Филиппины, чтобы усилить давление на упорных защитников Батаана и Коррегидора. С 24 марта "Таkао" kokutai приступил к ежедневным налетам на эти бастионы американцев, разделяя эту работу с армейскими бомбардировщиками Тип 97 Ki-21 "Sally".

Завоевание Юго-Восточной Азии заняло всего 90 дней. Это стоило японскому флоту лишь 19 "морских штурмовиков" G4M, потерянных в боях и на земле. Потери старых "Тип 96 Rikko" были также сравнительно невелики. Далеко на востоке, однако, уже были тревожные признаки того, что предстоящая борьба будет долгой и трудной для Империи. И стоить будет очень дорого.

В каждой структуре встречаются подразделения, или просто люди, которые просто притягивают к себе несчастья и проблемы. В Императорском Флоте Японии таким несчастливым подразделением был 4-й Kokutai. История 4-го Ku восходит к "Chitose" kokutai. В то время как другие бомбардировочные подразделения флота, одерживали победы и получали награды в боях Юго-Восточной Азии, "Chitose" kokutai изо всех сил пытался покорить остров Уэйк, оказывал поддержку захвату Рабаула на Новой Британии, и защищал свои базы на Маршалловых островах против первых авианосных рейдах флота США.

В этих операциях участвовали в основном бомбардировщики старой конструкции "тип 96 Rikko". Единственный "Betty" тайи (ст. лейтенанта) Ando был придан "Chitose" 15 декабря 1941 года в качестве дальнего разведчика.

23 января 1942 года, японцы утвердились на архипелаге Бисмарка высадившись на Кавиенге в Новой Ирландии и Рабауле в Новой Британии. Рабаул вскоре стал ключевой базой, действующей в качестве опоры для японских операций на юго-западе, в Новой Гвинее и на юго-востоке на Соломоновых островах. На западе этот район боевых действий известен как Юго-Западый регион, в Японии он был Юго-Восточным, чья географическая ориентация была противоположной по отношению к ее противникам. Согласно планам IJNAF для наступления в этом районе должно было быть сформировано смешанное подразделения из истребителей и бомбардировщиков.

Бомбардировочная часть нового подразделения, которое получило обозначение 4-го Kokutai, должна была состоять из трех chutai. "Chitose" Ku, который постепенно начал перевооружение на бомбардировщики "тип 1 Rikko", выделил для новой структуры один свой chutai, которым командовал тайи (ст. лейтенант) Shigeo Yamagata, в то время как два других chutai были сформированы из ветеранов "Таkао" Kokutai, после вывода последнего из победоносных боев на Филиппинах и в Голландской Ост-Индии. Это были 4-й и 6-й Chutai "Таkао" Ku, во главе с тайи (ст. лейтенантами) Masayuki Miyake и Masayoshi Nakagawa, соответственно. 31.01.42 эти две эскадрильи состоящие из 21 самолета были официально выделены из состава "Таkао" Ku.

В ночь с 5 на 6 февраля оба сhutai вылетели с острова Холо и совершив посадку на Peleliu взяли курс на Трук. Несчастный случай произошел незадолго до прибытия в Tрук, когда в воздухе столкнулись два самолета, погибли оба экипажа в том числе командир одной из эскадрилий тайи (ст. лейтенант) Masayuki Miyake. Трагедия случилось еще до того как, новое подразделение было сформировано. На место Miyake был назначен тайи Yogoro Seto, переведенный из 1-го Ku.

Четвёртое Kokutai был официально сформирован 10 февраля 1942 года. В это время chutai тайи (ст. лейтенант) Shigeo Yamagata отпочковавшийся из "Chitose" завершал свое переучивание на новые на "тип 1 Rikko", базируясь в центральной части Тихого океана на аэродроме Vunakanau в Рабауле. Два других chutai прибыли туда между 14 и 17 февраля. Всего три дня спустя, утром 20 февраля патрульная летающая лодка "Тип 97" из "Yokohama" Kokutai доложила по рации об обнаружении в 460 морских милях от Рабаула группы вражеских кораблей, прежде чем была сбита.

Это была группа вице адмирала Уилсона Брауна, сосредоточенная вокруг авианосца USS "Лексингтон", направляющаяся для удара по Рабаулу. Сёсё(контр адмирал) Eiji Goto, командующий 24-м Koku Sentai, приказал атаковать. Однако проблема заключалась в том, что на Рабаул, лишь недавно захваченном японцами, еще не доставили авиаторпеды. Небыло также и подвесных топливных баков для только что прибывших на Рабаул истребителей Зеро. Некоторое количество же устаревших палубных истребителей "Тип 96" А5М "Claud" годились лишь для обеспечения локальной ПВО базы. Таким образом, выполняя приказ только что сформированный 4-й Ku вылетел в атаку на вражеский флот без сопровождения и имея на вооружении лишь бомбы. Экипажи ветеранов из бывшего "Takao" Ku, окрыленные недавними успехами в Юго-Восточной Азии были однако полны эйфории и уверенности в успехе.

20.02.42 в 14.20 по местному времени 17 бомбардировщиков "Betty" покинулиVunakanau. Каждый самолет нес по 250-кг бомбы. Командир 4-го kokutai cёса (капитан-лейтенант) Takuzo Ito, летел на борту на борту G4M тайи (ст. лейтенанта) Seto, старшего штурмана части, пилотируемого дзёто хико хэйсо (гл. кораб. старшиной) Chuzo Watanabе. Seto лидировал восемь "Betty" первой эскадрильи, в то время как тайи (ст. лейтенант) Nakagawa, командир 2-го chutai вел девять остальных.

Nakagawa первым обнаружил вражеское соединение, и в 16.35 радировал, что собирается атаковать. Это было последнее, что было слышно о его эскадрилье.

Пять "Betty" были сбиты взлетевшими с "Лексингтона" истребителями "Уайлдкэт" из эскадрильи VF-3 еще на подходе. Остальные четыре успели сбросить бомбы на авианосец, но промахнулись. "Уайлдкэты" набросились на них и сбили еще три бомбардировщика на отходе, хотя два F4F, в свою очередь также были сбиты, попав под хвостовые пушки G4M. Последний оставшийся "Betty" из chutai Nakagawa сумел уйти от истребителей, но только, чтобы пасть жертвой палубного пикировщика SBD-2 из эскадрильи VB-2.

В 17.00 году к американским кораблям подошел 1-й chutai, но пять минут спустя, когда "Betty" уже направились к своей цели, они были перехвачены парой "Уайлдкэтов" лейтенанта Edward H. 'Butch' O'Hare и его ведомого мл. лейтенанта Marion W. Dufilho. Оружие Dufilho заклинило, и ведущему пришлось отдуваться одному. И надо отдать должное, 'Butch' O'Hare справился с задачей блестяще. Три "Betty" рухнули в воду, а еще два были повреждены.

Один из поврежденных G4M пилотируемый итто хико хэйсо (гл. старшина) Коji Maeda, был подожжен, когда уже подошел к точке сброса бомб. Используя огнетушитель с СО2, Maeda удалось погасить пожар и вместе с оставшимися 3-мя "Betty" сбросить бомбы на авианосец. Но ни одна из 250-кг бомб не разорвалась ближе 30 метров от корабля.

Лидер группы cёса (капитан-лейтенант) Takuzo Ito, летящий на борту G4M тайи (ст. лейтенанта) Seto, с атаковавшими уже небыло, ибо 'Butch' O'Hare поджег их самолет за несколько секунд до сброса бомб, записав себе 3-ю победу за этот бой. С пылающим двигателем Seto сумел удержать свой бомбардировщик на прежнем курсе и попытался протаранить "Lexington". Однако попал под сосредоточенный зенитный огонь американских кораблей и рухнул в море, не дотянув до цели порядка 1400 метров впереди по левому борту от авианосца в 17.12.

Из оставшихся пяти "Betty" еще один стал жертвой F4F из той же эскадрильи VF-3

Четыре уцелевших, так и не нанеся противнику никакого ущерба, повернули обратно. Три из них летели, удерживаяся в строю, а один, пилотируемый итто хико хэйсо (гл. старшиной) Satoshi Моri, будучи серьезно поврежден O'Hare, с трудом удерживая самолет в воздухе, летел в одиночку.

Самолет итто хико хэйсо (гл. старшины) Kisuke Ono, однако, был поврежден достаточно серьезно, и был полностью разрушен в 19.25 при попытке сесть на вынужденную на острове Nugava, группы островов Нугурия в 50 милях от Рабаула. Двадцать пять минут спустя, похожие на решето, самолеты итто хико хэйсо (гл. старшины) Коji Маeda и нито хико хэйсо (старшины 1 статьи) Riosuke Kogiku приземлились обратно наVunakanau. Наконец, в 20.10, Satoshi Моri удалось довести свой поврежденный G4M до Симпсон Харбор в Рабауле и сесть не выпуская шасси.

Таким образом, 4-й kokutai был полностью уничтожен в первом же боевом вылете, 88 членов экипажей были мертвы, в том числе и два командира эскадрилий. 15 из 17 бомбардировщиков были сбиты или повреждены на столько, что не подлежали восстановлению.

Потери, однако никогда не смущали не только командование, но и рядовых японских военных. Эту потерю просто приняли как цену, которую пришлось заплатить в данном случае при атаке американского флота без сопровождения истребителей. Однако впереди были еще многие и многие кровавые потери, прежде чем будут предприняты запоздалые меры для повышения живучести и защищенности бомбардировщиков G4M.

После этого боя 1-й Kokutai, с его почтенными по возрасту "Тип 96 Rikko", был немедленно переведен на Рабаул, чтобы восполнить понесенные потери, в то время как единственной уцелевший chutai 4-го Кu, во главе с тюи (лейтенантом) Yamagata, временно исполняющим обязанности командира эскадрильи, был доставлен в Рабаул с десятью "Тип 1 Rikko" 21.02.42. И только в следующем месяце прибыл новый комэск (hikotaicho) сёса (капитан-лейтенант) Hatsuhiko Waranabe вместе со своим замом - buntaicho в лице тайи (ст. лейтенантом) Kuniharu Коbayashi.

Менее чем через две недели после первого формирования, 4-й Kokutai был воссоздан в составе лишь одной эскадрильи, но темпы войны не дали передышки. 24 февраля, с эскортом из восьми "Зеро", тюи (лейтенант) Yamagata повел девять своих "Betty" на первую бомбардировку Порт-Морсби, на юго-восточном побережье Новой Гвинеи.

И для 4-го Kokutai, война будет долгой, трудной и кровавой.

Захват природных ресурсов Юго-Восточной Азии был первым этапом в стратегических планах Японии. Теперь, на втором этапе планировалось расширить периметр своих вновь обретенных территорий для создания буферной зоны против возможной контратаки союзников. Но на этот раз все пошло не так гладко. Союзники опомнились после первого шока и начали интенсивно наращивать свою военную мощь. Возрастало и сопротивление.

10 февраля 1942 года, в дополнение к образованию нового 4-го Kokutai, был создан еще один новый бомбардировочный Kokutai, получивший название "Misawa" Kokutai по имени базы, являющейся "домашним" аэродромом базирования на северной оконечности острова Хонсю. "Misawa" Кu состоял из трех chutai оснащенных бомбардировщиками G4M1.

Крупная реорганизация IJNAF произошла 1 апреля 1942 года, в результате чего измененились в размеры многие бомбардировочные соединения, а также их истребительные составляющие. Приведем один пример, 4-й Кu получил четырех эскадрильную структуру, а его истребительная часть была поглощена "Тайнань" Кu, делая 4-й kokutai чисто бомбардировочным. "Kisarazu" kokutai в тот же день стал боевым подразделением с тремя chutai бомбардировщиков "Тип 1 Rikko". Его учебную функцию, в свою очередь, взял на себя "Shinchiku" Kokutai, вновь сформированный в г. Shinchiku (Синь-чу), на Тайване.

Также 1 апреля 1942 года были вновь образованны 25 и 26 Коku Sentai, куда вошли части ранее обеспечивавшие наступление в Юго-Восточном направлении, а теперь ориентированные на северо-восток. 4-й Кu перешел под контроль 25-й Коku Sentai, в то время "Misawa" и "Kisarazu" были назначены в 26-й Коku Sentai.

18 апреля 1942 года, группа В-25 полковника Дуллитла впервые нанесла удар по японским островам метрополии с борта авианосца Hornet. Хотя материальный урон от налета был незначительным, он шокировал военных, ответственных за защиту Японии, и стимулировал планы по расширению внешнего периметра обороны Японии.

Первой крупной операцией 2-го этапа японского наступления стало вторжение в Порт-Морсби, Новая Гвинея, и высадка на Тулаги на Соломоновых островах.

Успех этой операции позволил бы расширить японский контроль северной части Кораллового моря, в подготовке к вторжению в Новую Каледонию, Фиджи и Самоа, с тем чтобы отрезать морские пути из Америки в Австралию.

На этом театре, бомбардировщики "Тип 1 Rikko" 4-го Kokutai, поддерживаемые "Тип 96 Rikko"из 1-го Kokutai, продолжали свое воздушное наступление на Новой Гвинеи, поддерживая высадку десантов в Лаэ и Саламауа, на северном побережье 8 марта 1942.

Сначала сопротивление авиации союзников было незначительным, но во второй половине марта оно начало усиливаться. Действительно, с 14 марта в ходе налета на Хорн Айленд, недалеко от северной оконечности Кейп-Йорк в Австралии, восемь "Betty" 4-го Kokutai и 12 "Зеро" сцепились с Р-40 7-й эскадрильи 49-й группы. Два Зеро были потеряны, но все "Betty" благополучно вернулись.

Первую потерю на Новой Гвинее подразделения "Betty" понесли 21 марта, когда одиночный "тип 1", пилотируемый итто хико хэйсо (гл. старшиной) Heihachi Каwai, не вернулся из разведовательного вылета в Порт-Морсби. Он стал жертвой истребителей "Kittyhawk", прибывших в Порт-Морсби всего два часа назад, прежде чем войти в состав 75-й австралийской эскадрильи RАAF.

При очередной реорганизации в апреле 42-го 1-й Kokutai был передан в центральную часть Тихого океана. Интенсивность воздушного наступления в восточной Новой Гвинее усиливалась день ото дня, однако, 4-го Кu оставался единственным бомбардировочным подразделением флота в этом районе. Прибытие на Новую Гвинею укомплектованного асами-ветеранами "Тайнань" Kokutai еще более стимулировал яростное сопротивление союзников и потери 4-го Kokutai продолжали расти.

6 апреля семь "Betty" сражались с пятью истребителями противника, в том числе двумя "Кобрами" Р-39D 36-й эскадрильи 8-й группы ВВС США, впервые встретившись с ними в бою. На этот раз все "Betty" вернулись, хотя пять из них были повреждены и один член экипажа был убит, и еще один тяжело ранен.

Четыре дня спустя, 4-й Кu потерял один "Betty", ставший жертвой 75-й эскадрильи австралийцев. 4-му Ku срочно требовалось подкрепление, и оно уже было в пути.

Официальной датой начала второго этапа наступления Объединенного флота стало 10 апреля 1942 была. В рамках подготовки операции началась передислокация сил и средств. 16.04.42. летный состав и персонал "Тайнань" Kokutai прибыли в Рабаул. Их "Рейсены" были доставлены отдельно, и, как ожидалось, подразделение будет готово к действию к 20.04. "Genzan" Kokutai со своими старыми "Тип 96 Rikko" был также временно назначен на этот театр, 4-й Kokutai получил долгожданное подкрепление в виде пяти "Тип 1 Rikko", прибывших в Рабаул 19 апреля, и еще восьми 1 мая.

4-й Kokutai возобновил свои операции против Порт-Морсби 17 апреля, отправив пять G4M к цели, в компании с 13-ю Зеро. 21.04.42 восемь Тип 1 и десять "Рей-сенов" из "Тайнань" атаковали аэродром "Кила-Кила" в Порт-Морсби без потерь со своей стороны.

До конца месяца бомбардировщики 4-й Ku почти ежедневно совершали налеты на объекты в Порт Морсби. Надежно прикрытые истребителями "Тайнань", укомплектованного асами-ветеранами, бомбардировщики не несли никаких потерь, в то время, как противостоящая японцам 75-я австралийская эксадрилья таяла на глазах. В последние дни месяца контингент союзников был усилен прибывшими из США истребителями Р-39 "Аэрокобра" из 35 и 36 эскадрилий.

Во второй половине дня 30-го апреля авиация союзников предприняла контратаку, 11 Р-39 эффективно обстреляли аэродром Лаэ, в результате один "Рей-сен" сгорел, еще один был тяжело поврежден, разные степени повреждения также получили еще восемь "Зеро" и 10 "Betty".

В мае месяце японцы предпринимали новые усилия по уничтожению авиации союзников в Порт-Морсби, так как началась "операция MO" - вторжение в этот район с моря. 4 мая самолеты палубной авиации США совершили налет на Тулаги, который был захвачен японцами днем ранее. Японцы прилагали усилия, чтоб обнаружить американские авианосцы, с которых был нанесен удар, но лишь 6-го мая летающая лодка "тип 97" "Mavis" из "Иокогама" Ku обнаружила американский флот. В ходе следующих двух дней, авианосцы обеих сторон сошлись в историческом сражении в Коралловом море. Роль подразделений базовой бомбардировочной авиации в этом сражении была, однако, незначительной.

Утром 7 мая пара гидросамолетов, взлетевших с крейсеров, установила контакт с американскими авианосцами. 4-й Ku немедленно поднял в воздух из Vunakanau 12 своих "Betty", вооруженных торпедами Тип 91 Kai2, а "Genzan" Ku 19 своих "Nell", каждый из которых нес по паре 250-кг бомб. Вражеские авианосцы они найти не смогли, зато обнаружили крейсера контр-адмирала Грейса возле южной оконечности пролива Джомард архипелага Louisiadе и в 14.30 вышли в атаку.

Бомбардировщики G3M "Genzan" kokutai первыми подошли к американским кораблям на высоте 1000 м и уже готовы были сбросить бомбы, когда зенитная артиллерия открыла огонь. Однако заградительный огонь был направлен не на них, "Betty" 4-го kokutai в это же время снизились до самой воды, и пошли в торпедную атаку, и американские зенитчики сосредоточили огонь на более опасной цели. "Genzan" kokutai беспрепятственно сбросил бомбы и вернулся на базу без потерь, но и не нанеся противнику никакого урона. Торпедная атака четвёртого Ku стоила ему 50 % потерь.

Под шквальным огнем с кораблей, лидера группы, тайи (ст. лейтенант) Kuniharu Коbayashi, с оторванным крылом рухнул в воду, три других самолета, объятые пламенем последовали за ним. Еще один "Betty" с трудом долетел до Лаэ и был разбит при аварийной посадке, замыкающий самолет под командованием итто хико хэйсо (гл. старшины) Misao Sugii, сел на вынужденную на риф Deboyne с одним мертвым членом экипажа на борту и тяжело ранеными остальными. Остальные шесть самолетов вернулись в Vunakanau, пять из них с повреждением. Несмотря на тяжелые потери, атака оказалась абсолютно безрезультатной, ни одной торпеды или бомбы в американские корабли не попало.

Гибель авианосца USS "Лексингтон" в последующем сражении авианосцев в Коралловом море 8 мая, конечно дала японцев определенные тактические преимущества, но масштаб их собственных потерь в палубных авиагруппах, заставил прекратить дальнейшее проведение "Операции МО", и захват Порт-Морсби был отложен на июль.

Но ежедневная рутинная работа в воздухе над Новой Гвиней продолжалась. Последний большой налет на Порт-Морсби состоялся 18-го мая, когда Hikotaicho четвёртого kokutai сёса (капитан-лейтенант) Hatsuhiko Waranabe во главе 16-ти "Тип 1 Rikko" атаковал американский аэродром "Седьмая миля", в это же время "Genzan" Ku отправил 18 своих "Тип 96 Rikko" атаковать новый аэродром "Двенадцатая миля". Над Морсби Р-39 из 35-й и 36-й эскадрильи атаковали 4-й Кu прежде чем истребители из "Тайнань" Ku смогли прикрыть их, в результате воздушного боя один "Betty" был сбит и еще восемь повреждены. Один из поврежденных самолетов был списан в результате аварийной посадки в Лаэ, но остальные вернулись в Рабаул. В то время как вражеские истребители занимались 4-й Кu, "Genzan" Кu спокойно нанесли удар по "Двенадцатой Миле", нанеся аэродрому значительный урон и без потерь вернулись домой.

Основное внимание Объединенного флота теперь переместилось в центральную часть Тихого океана. Здесь, захват атолла Мидуэй мог бы расширить японское влияние и создавал бы непоредственную угрозу Гавайским островам. Также, японские адмиралы рассчитывали вынудить флот США принять генеральное сражение. Высадка на Мидуэй была запланирована на 6 июня по японскому времени.

Сразу после высадки на Мидуэй, туда должно было переместиться девять G4M из "Misawa" Кu первого эшелона, а остальная часть "Misawa" в течение июля, подчиненных 26-му Кoku Sentai. До этого по известным причинам не дошло.В авианосном сражении 4 -6 июня 1942 года японский императорский флот потерпел сокрушительное поражение, потеряв все четыре своих авианосца.

10 июля Misawa Кokutai перебазировался на Сайпан, на Марианских островах, где занимался, в основном патрулированием акватории и обучением. Поскольку высадка на Мидуэй была отменена, основным направлением деятельности IJNAF в очередной раз стала Юго-Восточное направление. Поражение у Мидуэя заставило японское командование отказаться от амбициозных планов вторжения в Новую Каледонию, Фиджи и Самоа, и эти операции были официально отменены 11 июля 1942 года. Но японцы по-прежнему надеялись завершить операцию по захвату Новой Гвинеи с суши, чтобы захватить Порт-Морсби на южном побережье, а также закрепиться на Соломоновых островах со строительством аэродрома на острове Гуадалканал, к югу от Тулаги.

После налета на Порт-Морсби 18 мая, атаки 4-го и "Genzan" Кu временно прекратились. За исключением рутинных патрульных полетов, они посвятили свое время техническому обслуживанию, обучению и пополнению. 1-го июня "Genzan" Кu совершил дневной налет на Порт-Морсби, за которым следует ряд небольших ночных рейдов в течение первых двух недель июня, однако результативность этих атак была незначительной. Плохая погода также способствовала снижению активности.

Однако, с 16 июня 25-й Коku Sentai вновь начал активную воздушную кампанию против Порт-Морсби. 17.06.42. в ходе налета, девять "Тип 1 Rikko" 4-го Кu были вынуждены прервать миссию их из-за дождевого шквала у мыса Глостер, но "Genzan" Кu в составе 18-ти "Тип 96 Rikko", прорвались через дождь и сумели повредить австралийский транспорт "Macdhui" в Морсби Харбор.

На следующий день, 18-ть "Тип 1 Rikko" 4-го Кu, во главе с сёса (капитан-лейтенантом) Watanabe, завершили работу своих коллег, добив судно. Хотя в результате миссии 15 бомбардировщиков получили пробоины в результате зенитного огня и действия истребителей, экипажи бомбардировщиков показали хорошую выучку вогнав в корабль не менее 5 бомб. Это оказалось последней миссией 4-го Kokutai в июне, до конца месяца экипажи занимались лишь патрульной работой. "Genzan" Кu еще раз бомбил Порт-Морсби 26 июня, но затем покинул театр военных действий и вернулся в Японию в начале следующего месяца, оставив 4-й Kokutai в одиночестве.

В июле воздушая война на Новой Гвинее продолжалось с еще большим ожесточением В ночь с 3 на 4 июля, 4-й Kokutai в составе 26-ти бомбардировщиков вновь совершил налет на Порт-Морсби, 05.07.42. в дневном налете участвовало 20 "Тип 1" в сопровождении 14-ти Зеро. Противнику был нанесен значительный урон, потерь среди G4M не было. В ходе рейда в том же составе на следующий день формация бомбардировщиков была перехвачена истребителями Р-39 и Р-400 из 35-й группы, и хотя один из членов экипажей "Betty" погиб, все самолеты благополучно вернулись на базу.

10.07.42 в налете на Порт-Морсби участвовал 21 "Betty". И на этот раз японцев встретил ожесточенный зенитный огонь и перехватчики союзников. Ведущий группы сёса (капитан-лейтенант) Таdanobu Tsuzaki, hikocho (ком эск) 4-го kokutai, пилотируемый тайи (ст. лейтенантом) Shigeo Yamagata, был сбит зениткой и упал незадолго до точки сброса бомб, в результате остальные самолеты группы смешались и сбросили бомбы где попало . Остальные самолеты группы сумели вернуться без потерь, но многострадальный 4-й Ku в одном вылете потерял двух своих старших офицеров.

Высадка в заливе Буна, на северном побережье Папуа Новой Гвинеи, состоялась 21 июля, несмотря на то, что попытки подавить активность вражеской авиации в Порт-Морсби до сих пор не увенчалась успехом. Капризная тропическая погода расстроила две попытки поддержки высадки, 18 и 19-го июля, наконец, 20 июля - за день до высадки - 25 "Тип 1 Rikko" атаковали плацдарм без потерь со своей стороны. 24.07.42. 20 "Тип 1 Rikko" предприняли последний в июле дневной налет на Порт Морсби, хотя несколько ночных налетов было проведено до конца месяца.

16 марта 1942 года два chutai "Таkао" Kokutai, вооруженных "Тип 1 Rikko" разместились на базе Купанг, на Тиморе, с целью организации серии налетов на северо-запад Австралии. Первоначально налеты не встречали сопротивления истребителей союзников, и после налета на Брум 20 марта, японцы начали посылать свои бомбардировщики без сопровождения.

Все изменилось 28 марта, в ходе атаки семи G4M австралийского аэродрома в Дарвине. Еще на подходе к цели, "Betty" были перехвачены группой P-40F из 9-й эскадрильи 49 истребительной группы США и потеряли одну машину. 30 и 31 марта бомбардировщики повторили налеты на Дарвин, но на этот раз их эскортировали "Зеро" из 3-го kokutai. Они надежно прикрывали своих подопечных, связывая боем взлетевшие Р-40 и G4M потерь не понесли.

В ходе очередного налета 4 апреля, американские истребители были обнаружены еще раз к северу от Дарвина, и на этот раз сопровождение из шести "Зеро" оказалось недостаточным для отражения атаки на семь "Betty", Р-40 сбили три из них и еще два повредили. Это не остановило японцев. На следующий день еще семь "Betty" "Таkао" Кu вновь появились над Австралийским материком в сопровождении полного chutai из девяти "Рей-сенаов" 3-го Ku. Японские бомбы в этот день падали без помех.

С 10 апреля 1942 года, Япония вступила во вторую фазу своей стратегии, заняв оборонительную позицию в этом регионе. Удары по Австралии продолжались, но они носили характер подавления активности союзников, для предупреждения каких-либо наступательных действий против удерживаемой японской территории.

Другая половина "Таkао" Кu, прибыла в Купанг во второй половине апреля. Но союзные налеты на базу становятся все более частыми, было принято решение эвакуировать всю морскую авиацию в район Кендари, на Сулавеси, сохраняя Купанг как перевалочную базу для набегов на Австралию. Перед уходом, однако, сёсё (контр-адмирал) Ryuzo Takenaka, командир 23-го Коku Sentai, решил ударить по Дарвину крупными силами.

25 апреля, три полных chutai "Betty" "Таkао" Кu, во главе с сёса (капитан-лейтенантом) Goro Katsumi, направились к аэродрому RAAF в Дарвине с эскортом из 15 "Рей-сенов". Три "Betty" вернулись на полпути к цели из-за неисправности двигателей, остальные 24 продолжили полет. Несмотря на наличие эскорта японская группаа была атакована целой тучей Р-40E из 49 истребительной группы. Около 50-ти "Уорхоков" беспрерывно атаковали японскую формацию на отходе в течение 35 минут. Четыре бомбардировщика были сбиты, еще три с трудом тащились вне группы на одном двигателе. Один из них сел на воду в 80-ти милях к востоку от Купанга и погиб, два других все же смогли вернуться на базу.

Один из этих бомбардировщиков пилотировал тюи (лейтенант) Takеharu Fujiwara. По возвращении на базу в его G4M насчитали 180 пулевых пробоин, его левый двигатель был полностью разбит, из состава экипажа его самолета были убиты четверо, в том числе и его второй пилот, а сам Fujiwara был тяжело ранен в обе ноги. Тем не менее летчик довел свой самолет до Купанга и посадил его на брюхо, после чего самолет бы списан, а сам герой отправился в госпиталь.

Один из самолетов, которые были вынуждены вернуться в самом начале из-за проблем с моторами, неудачно сел на пляже в Дили Харборе и загорелся. Экипаж был спасен, а самолет полностью сгорел. Несмотря на эти потери, "Таkао" Кu вернулся в Дарвин 48 часов спустя, и на этот раз имея в своем составе 16 бомбардировщиков в сопровождении 21 "Зеро". Благодаря этому лишь один самолет был сбит прорвавшимся через эскорт Р-40.

Весь май и начало июня "Таkао" Кu восстанавливался после понесенных потерь и занимался лишь рутинной патрульной службой. Однако, начиная с 13 июня, kokutai возобновил свои налеты на Дарвин. 14, 15 и 16-го июня самолеты "Таkао" Кu в полном составе 27 машин бомбили город. Сопровождаемые большим количеством истребителей, бомбардировщики осуществляли свои операции с высот от 7 км и выше, чтобы избежать встреч с Р-40, тем не менее несколько самолетов все равно были сбиты.

В июле воздушные операции возбновились, что было связано с японскими десантами на острова Кай, Ару и Танимбар, к востоку от Тимора, которые были проведены 30 числа этого месяца. "Таkао" Кu также выделил один shotai для беспокоящих ночных рейдов по Дарвину в период 25-30 июля. В последний день месяца сёса (капитан-лейтенант) Katsumi во главе 26 "Тип 1 Rikko" с эскортом из 26 "Рей-сенов" из 3-го Кu совершили дневной налет на аэродром города. Единственной потерей в этот день был "Зеро", который был сбит Р-40. В другом рейде в тот же день, девять "Тип 1 Rikko" подвергли нападению Порт-Хедленд, в Западной Австралии, без потерь со своей стороны.

В августе, как и в июле, "Betty" совершили лишь один дневной налет на Дарвин. 23.08.42. 27 G4M во главе с тайи (ст. лейтенантом) Тanеmasa Хирата нанесли удар по аэродрому Хьюз и другим небольшим вспомогательным полосам к югу от Дарвина, уничтожив склады горючего и боеприпасов и два самолета на стоянках. Радиолокационная служба аэродромов заблаговременно обнаружило японцев на подходе их подхода, и 24 Р-40 из 49-й истребительной группы успели подняться в воздух для отражения налета.

Несмотря на, сопровождение из 27 "Зеро", бомбардировщики были атакованы за несколько минут до цели. Один G4M был подожжен и рухнул вниз, у другого был подбит один двигатель, но машина все же смогла вернулся в Дили, где совершила аварийную посадку. Остальные бомбардировщики с боем пробились к цели и сбросили бомбы, где еще две другие машины получили серьезные повреждения, но смогли вернуться в Купанг.

Хотя "Таkао" Кu понес небольшие потери √ один экипаж и два самолета, эскорт недосчитался четырех "Зеро". Эти потери положили конец дневным рейдам на Дарвин, после чего японцы перешли к полетам лишь в ночное время.

Гораздо более серьезные события в этот период назревали в районе Соломоновых островов.

В Юго-Восточной зоне, август 1942 начался с того, что 25 Коku Sentai был направлен на поддержку сухопутного наступления на Порт-Морсби. Ранним утром 7 августа, 27 "Тип 1 Rikko" 4-го Kokutai уже были готовы вылететь из Рабаула для атаки вновь заработавшего вражеского аэродрома в Милн-Бэй, на восточной оконечности Новой Гвинеи, когда пришла шокирующая новость о высадки американцев на Соломоновых островах. Американские морские пехотинцы быстро подавили небольшой японский гарнизон на о.Тулаги, а на острове Гуадалканал на юге, легко захватили небольшую взлетно-посадочную полосу только что завершенную японскими инженерными войсками.

Налет на Милн-Бэй был спешно отменен и группа "Betty" была отправлена на поиск и флотской ударной группы США в районе Соломоновых островов в 560 морских милях от Рабаула. Не имея времени, чтобы заменить свои бомбы на торпеды, 27 "Betty" взлетели в 10.06, имея с собой сочетание из 250-кг и 60-кг бомб и взяли курс на американские кораблей в сопровождении 17 "Зеро" из "Таinan" Ku. Возглавляемое тайи (ст. лейтенантом) Rеmpei Egawa, формирование достигло Гуадалканала вскоре после 13.00.

Не имея никакой информации о местонахождении авианосцев противника, Egawa решил атаковать крейсера и другие суда, возле Гуадалканала. Попытка, однако, стоила очень дорого. Соединение бомбардировщиков попало под атаку палубных "Уайлдкэтов" и сосредоточенный огонь зенитной артиллерии кораблей, в ходе чего четыре "Betty" были сбиты, один упал в море по дороге домой, еще один погиб в ходе аварийной посадки на Рабауле. Американские корабли не получили ни единой царапины, а ударная авианосная группа продолжала скрываться где-то в этом районе.

На следующее утро 4-й Kokutai вернулся, на этот раз вооруженный торпедами. Во главе с тайи (ст. лейтенантом) Shigеru Коtani, 17 Rikko вылетели из Vunakanau, к которым присоединились девять самолетов второго сhutai из "Misawa" Kokutai под командованием тайи (ст. лейтенантом) Hiromi Ikeda. Эти самолеты были переброшены в Рабаул с Сайпана в предыдущий день после известия о высадки противника на Гуадалканале.

Эскорт 23 "Betty" составляли 15 "Зеро". Бомбардировщики прибыли к цели незадолго до полудня, снизились до уровня волн, готовясь к торпедной атаке, когда крейсера и эсминцы охранения контр-адмирала Келли Тернера открыли убийственный заградительный огонь. По меньшей мере восемь нападавших один за другим рухнули в море, и лишь немногим удалось сбросить торпеды.

На уцелевших тут же набросились "Уайлдкэты" и сбили еще четыре G4M. Несколько бомбардировщиков пропали без вести на обратном пути. В конце концов, только пять серьезно поврежденных Rikko (три из 4-го Ku и два из "Misawa") вернулись в Рабаул. Причем один самолет из "Misawa" Ku разбился при посадке. Всего 11 "Betty" из 4-го Ku и шесть из "Misawa" Ku не вернулось из вылета, потеряв 125 человек экипажа, включая всех офицеров. Лишь только одна торпеда поразила цель, повредив эсминец "Jarvis", а тюи (лейтенант) Тakafumi Sasaki, на подбитом самолете таранил транспорт "George F Elliot", на котором вспыхнул большой пожар.

Днем 8-го августа в Vunakanau прибыли оставшиеся 17 "Тип 1 Rikko" из "Misawa" Kokutai. На следующее утро, 16 вооруженных торпедами самолетов из "Misawa" вновь вылетели на поиски неуловимой авианосной группы США, но нашли только эсминец "Jarvis", поврежденный в предыдущий день, идущий в одиночку. Приняв его за крейсер, группа атаковала одинокий корабль, поразив его двумя торпедами и отправив на дно, но заплатила высокую цену за такую маленькую победу.

Зенитный огонь эсминца уничтожил два "Betty", укомплектованых ветеранами атаки на линейный крейсер "Repulse" в начале войны, и повредил еще один бомбардировщик, совершивший аварийную посадку на острове Бука. Эсминец погиб со всем экипажем, оставив уцелевшим самолетам, воздать должное мужеству его команды.

В тот день американский транспортный конвой покинул зону высадки, не закончив разгрузку. Спешный отход был вызван поражением американцев в крейсерском бою у острова Саво прошедшей ночью. Таким образом, на утро 10-го августа, японские самолеты не обнаружили никаких кораблей у Тулаги или Гуадалканала. Это послужило поводом для японского командования переоценить эффективность своих атак, совершенных ценой таких больших жертв. Были сделаны ошибочные выводы о малочисленности союзного контингента на Тулаги и Гуадалканале с низким боевым духом. Эта ошибка привела к кровавой 6-месячной мясорубке, завершившейся поражением японцев.

Недооценка сил противника на Гуадалканале также привела к решению продолжать наступление на Порт-Морсби как и было запланировано. 4-тысячный контингент японцев высадился вблизи Буна. В поддержку высадки 17 августа были направлены 16 "Betty" из из "Misawa" Ku и 9 из 4-го Ku во главе с Hikotaicho "Misawa" Ku тайи (ст. лейтенантом) Тоmо-о Nakamura, имея целью американско-австралийский аэродром "Седьмая миля".

Бомбардировка прошла успешно без помех со стороны истребителей противника и была одной из самых эффективных в этот период. Сбросив бомбы с высоты в 7 тыс. м, бомбардировщики уничтожили 11 самолетов на земле, разрушили несколько аэродромных строений и подожгли склад с горючим. Кроме того, часть машин сбросили на взлетно-посадочные полосы 250-кг бомбы замедленного действия. Успеху в немалой степени способствовала плохая погода, но в итоге высадка японского десанта на следующий день прошла без помех со стороны союзной авиации.

18 августа на Гуадалканале высадился небольшой японский отряд "Ichiki" численностью 9l6 человек с целью ликвидировать небольшой, как считалось, американский десант. Японцы немедленно атаковали американских морских пехотинцев, но в битве при реке Tenaru в ночь с 20 на 21 августа были почти полностью перебиты.

На следующий день в район боевых действий был переброшен "Kisarazu" Kokutai, вначале имевший 19 "Type 1 Rikko", разместившись на базе Кавиенг. Но сутками ранее, на Гуадалканал прибыли первые американские истребители F4F и пикировщики SBD, расположившись на аэродроме, получившим название "Гендерсон Филд". Японская базовая авиация на Рабауле пока еще сохраняла численное превосходство, располагая тремя kokutai бомбардировщиков G4M, но борьба на истощение уже началась.

25 августа тайи (ст. лейтенант) Miyoshi Nabeta (ветеран атаки "Kanoya" Ku на "Принца Уэльского", а теперь командир эскадрильи √ hikotaicho - в "Kisarazu" Кu) во главе 23 Rikko - девять из "Kisarazu", восемь из "Misawa" и шесть с 4-го Ku √ атаковали аэродром "Гендерсон филд" без потерь со своей стороны. Аэродром был также атакован еще раз на следующий день, когда тайи (ст. лейтенант) Nakamura привел по восемь Rikko из "Misawa" и "Kisarazu" Ku. Нападавшие сожгли на земле 7.5 тыс литров авиационного топлива и запас 1000-фунтовых бомб, а также повредили несколько самолетов на земле и уничтожили передвижную радиостанцию. На этот раз японские бомбардировщики были перехвачены F4F из эскадрильи VMF-223, и два "Betty" из "Kisarazu" были сбиты, третий разбился при посадке. Лидеру группы Nakamura самому пришлось совершить вынужденную посадку на острове Бука.

В ходе налета 29.08.42 "Kisarazu" Кu потерял один самолет сбитым, а другой в аварийной посадке на Бука из девяти направленных для бомбежки "Гендерсон Филд", девять других "Betty" из "Misawa" не понесли потерь. 30.08.42 тайи (ст. лейтенант) Nabeta повел на Гуадалканал 18 Rikko (девять из "Kisarazu", девять из "Misawa") обнаружил и потопил бомбами переоборудованный в транспорт старый эсминец "Colhoun" и без потерь вернулся на Рабаул.

В сентябре сражения на земле, в небе и на море за Гуадалканал продолжились с возросшим ожесточением с обеих сторон. 02.09.42 Miyoshi Nabeta снова повел 18 бомбардировщиков из "Kisarazu" и "Misawa" на "Гендерсон Филд", и несмотря на противодействие "Уайлдкэтов" возвратился без потерь.

В тот же день в Vunakanau прибыл тайи (ст. лейтенант) Nobuo Аndo с отрядом из десяти "Betty"из "Chitose" Kokutai.

Но даже учитывая прибывшее подкрепление, нагрузка на экипажи бомбардировщиков в юго-восточном секторе была чрезмерной. В то время как японцы сосредоточили свои усилия на Гуадалканале, растущие силы авиации союзников в Австралии начали оказывать все возрастающее давление на японские позиции в Новой Гвинее. Японцы просто не имели достаточно сил для того, чтоб вести воздушную войну одновременно на двух направленияю - в Новой Гвинее и на Соломоновых островах. Попытки японцев сконцентрировать свои усилия на одном направлении неизбежно давали противнику передышку на другом.

Воздушная кампания в регионе быстро выявила очевидные недостатки японской авиации, связанные главным образом с нехваткой аэродромов в этом районе, что значительно ограничивало оперативные возможности японской авиации. Самолеты были вынуждены летать исключительно из Рабаула и Kавиенга. Экипажи истребителей и бомбардировщиков могли совершать лишь по одному налету на Гуадалканал в день, поскольку рейд туда и обратно занимал более 6.5 часов. Более того, крайне непостоянная тропическая погода часто заставляла отдельные группы самолетов возвращаться с полпути, рассеиваться в воздухе, снижая жизненно важную концентрацию самолетов над целью. Наиболее серьезной проблемой, однако, была уязвимость "Type 1 Rikko", и именно в ходе воздушной кампании против Гуадалканала "Betty" получил свое печально знаменитое прозвище "Зажигалка". Пытаясь хоть как-то компенсировать уязвимость своих машин в боях над Гуадалканалом, экипажи Rikko старались забираться как можно выше, где действия вражеских зениток и истребителей были бы не столь убийственно эффективны.

Ранее, в ходе налетов на Порт-Морсби "Betty" применяли тактику бомбометания, с пологого пикирования, если это можно так назвать √ снижение под углом 5 градусов, начинавшееся с высоты 7500 м, и сброс бомб с 7000 м. Теперь, над Гуадалканалом, экипажи предпочитали осуществлять сброс бомб с высоты более 8 тыс метров. Это также было сопряжено с проблемами, поскольку на такой высоте влага на кислородных масках экипажа замерзала.

Наконец, существовал вопрос традиционной национальной черты японского воина в части отношения к смерти. Хотя в авиационных частях того периода войны вопрос самопожертвования без необходимости никогда не был частью тактики или требований командования, японская многовековая традиция предписывала, что сдача в плен японского воина просто немыслима. А учитывая то, что воздушные сражения над Гуадалканалом происходили, в основном, над вражеской территорией, экипажи сбитых самолетов, как правило, предпочитали погибнуть вместе со своими машинами, нежели покинуть самолет с парашютом с перспективой попасть в плен. Поэтому очень часто, экипажи, вылетавшие в очередной рейд против Гуадалканала, просто напросто отказывались от такой "опции", как парашют. Слишком часто в гуще боя, прощальный салют из ракетниц из кабины горящего "Betty" было последним, что видели от семи человек экипажа.

Серия дневных налетов на Гуадалканал была вновь открыта 9 сентября с атаки на судоходство в районе Силарк Канал, в котором участвовало 25 бомбардировщиков G4M, из которого не вернулись по одной машине из "Chitose" и "Мisawa" Кu, а один бомбардировщик из "Kisarazu" совершил аварийную посадку на Бука. 10.09.42 "Misawa" Ku потерял еще один самолет сбитым, а два других пропали без вести и еще один совершил вынужденную посадку на острове Бука. Один самолет из "Kisarazu" разбился в заливе Реката, на острове Санта-Исабель, где четырьмя днями ранее японцы создали базу гидросамолетов.

12.09.42, из 25 Rikko, атаковавших Гендерсон Филд (девять из "Kisarazu", 11 из "Мisawa" и пять из "Chitose"), два самолета потерял "Kisarazu", два "Misawa", которые были сбиты противником, один G4M из "Kisarazu" разбился на Бука еще один из "Chitose" Кu на Реката. Но в тот же день на Рабаул прибыло подкрепление из девяти G4M из "Kanoya" Kokutai.

На следующий день вновь прибывшие самолеты приняли участие в своей первой миссии за Гуадалканал в компании с восемью "Betty" из "Kisarazu", семью из "Мisawa" и двумя из "Chitose". Бомбежке подвергли то, что японцы ошибочно посчитали артиллерийскими позициями на Taivu Point. И снова были потери √ один самолет из "Kisarazu" пропал без вести вместе с экипажем, второй разбился в заливе Реката.

В ночь с 13 на 14 сентября состоялась вторая яростной атаки японской пехоты в попытке отбить у американских морпехов аэродром Гендерсон Филд. И вновь, понеся огромные потери, японцы были отброшены. Несмотря на это поражение, Имперский генеральный штаб в Токио решил, что Гуадалканал должен быть отбит любой ценой.

Во исполнении этого решения, 16 сентября два оставшихся Chutai "Kanoya" Кu прибыли в Кавиенг, третий Chutai, прибывший в Рабаул до этого, присоединился к ним, вновь составив единое подразделение. 23.09.42 два Chutai "Такао" Kokutai вылетели в Рабаул из Ост-Индии с 20 "Тип 1 Rikko". Эти подкрепления означали, что потрепанный "Chitose" Кu может вернуться на отдых на Маршалловы острова. Остатки 4-го Кu также отправили на переформирование. К концу месяца, немногие оставшися в живых из экипажей 4-го Кu и их шесть уцелевших "Betty" отправили обратно в Рабаул, где они вошли в состав также сильно потрепанного "Kisarazu" kokutai. За семь месяцев боев, злополучный 4-й Kokutai потерял двух командиров эскадрилий подряд, шесть старших офицеров, более 40 экипажей и более 50 самолетов.

Между тем, в Новой Гвинее, наземные войска с боями пробивались через естественный барьер горного хребта Оуэн Стэнли и в середине сентября почти достигли последнего рубежа обороны Порт-Морсби. Но ввиду неудачного развития кампании на Гуадалканале, и резкого усиления сопротивления союзников, им было приказано отступать, и 25 сентября японские войска, лишенные поддержки с воздуха, испытывая трудности со снабжением начали отход, в конце концов закончившийся потерей Новой Гвинеи.

Плохая погода помешала налетам на Гуадалканал в течение почти двух недель во второй половине сентября. За это время была оказана поддержка войскам на Новая Гвинеи, серией ночных рейдов на Порт-Морсби 17 и 19 сентября, и дневным налетом 27 "Betty" 21-го. Восемь G4M "Misawa" Ku бомбили аэродром Кокода 23.09.42., но эти усилия оказались недостаточными для предотвращения отступления японских войск.

27 сентября базовая авиация вновь переключила свое внимание на Гуадалканал, когда тайи (ст. лейтенант) Miyoshi Nabeta вновь повел 17 "Betty" - восемь из его "Kisarazu" Ku, а также девять из вновь прибывших √ "Таkао" Кu на бомбежку аэродрома Гендерсон. В ходе вылета "Таkао" Кu потерял два самолета √ один над целью был сбит зенитным огнем, второй, серьезно поврежденный, разбился в заливе Реката. Еще один "Betty" из "Kisarazu" Ku стал жертвой американских истребителей.

Однако и американцы потеряли на земле пять SBD, пять "Эвенджеров" и шесть "Уайлдкэтов", кроме того к востоку от "Гендерсон филд" был обнаружен новый американский аэродром, известный как "Fighter One". Следующий вылет, 28.09.42 привел к катастрофе, когда тайи (ст. лейтенант) Rinji Моrita из "Misawa" Ku повел 25 Rikko на бомбардировку "Гендерсон Филд" и Лунга-Пойнт.

Группа бомбардировщиков была перехвачена 35 F4F из эскадрилий VMF-223, VMF -224 и VF-5 еще на подходе, группа G4M была рассеяна. Все четыре "Betty" из "Таkао" Кu рухнули вниз, из "Misawa" Ku был сбит один самолет, но этим самолетом оказался лидер группы тайи (ст. лейтенант) Rinji Моrita. Три бомбардировщика потерял "Kanoya" еще один утонул в заливе Реката, а один разбился в ходе аварийной посадке на Буине (новый аэродром еще не завершенный в южной части острова Бугенвиль) Еще один "Betty" был списан после возвращения на Рабаул. Таким образом за один вылет группа недосчиталась 11 самолетов.

Такие тяжелые потери привели к изменению тактики. 29.09.42 девять самолетов из "Kisarazu" выступили в качестве приманки для американских истребителей, Которых поджидали 27 истребителей "Зеро", стартовавших с островов Рассела. Однако американцы не "повелись" на ловушку и японцы вернулись ни с чем.

В разгар боев за Гуадалканал и Новую Гвинею произошло полное переименование боевых единиц флота, происходившее в период с 20 сентября по 1 ноября. Каждому kokutai был присвоен трехзначный идентификационный номер вместо прежнего названия базы "приписки" или одно- или двухзначных номеров. Подавляющее большинство единиц было переименовано к 1 ноября, но "Kanoya" и "Такао" Kokutai были переименованы 1 октября. "Kanoya" стал называться 751-м, а "Таkао" 753-м kokutai.

Хотя ночные рейды экипажей Rikkо против Гуадалканала начались еще 29 августа, теперь они стали более частыми. Так японцы пытались сохранить какое-то давление на американцев, ограничивая при этом свои собственные потери. Изношенные двигатели "Betty" Kasei, гудящие над Гендерсон Филд вскоре стали привычным звуком для американских морских пехотинцев, которые быстро обозвали японские бомбардировщики "Стиральная машина Чарли".

Но ночные налеты на Гуадалканал хоть и доставляли беспокойство американцам, имели низкую эффективность. Начиная с 11 октября подразделения Rikko вновь вернулись к налетам в дневное время в попытках вернуть контроль над Гуадалканалом. Японцы наконец сумели ввести в действие новый аэродром на Буине √ о. Бугенвиль и теперь могли совершать более одного налета в день.

11.10.42 плотная облачность над целью не позволила японцам добиться успеха. Из 45 "Тип 1 Rikko", которые в тот день отправились на Гуадалканал, только 18 самолетов из 751 Ku, во главе с их Hikotaicho, сёса (капинан-лейтенантом) Каzuo Nishioka, сумели сбросить бомбы. При этом американские F4F сбили один бомбардировщик из 751 Ku и один повредили, который, однако смог дотянуть до аэродрома Буин.

Утром 13.10. тайи (ст. лейтенант) Shigeji Маkino из 753 Кu во главе 25 "Tип 1 Rikko" атаковал аэродром "Гендерсон Филд" и истребительную полосу "Fighter One". При отсутствии помех со стороны американцев, оба аэродрома были перепаханы, уничножен один B-17 и повреждены десятки других самолетов на стоянках, а также сгорело до 5000 галлонов авиационного топлива. Цена успеха - один "Betty" утонул при вынужденной посадке на воду в заливе Реката. Во второй половине дня, 14 "Betty" из 751 Ku бомбили Гендерсон Филд и вернулись без потерь.

В ночь с 13 на 14 октября, Гендерсон Филд получил наибольший урон во всей кампании, когда линкоры "Конго" и "Харуна" более часа обрушивали шквал 14-дюймовых снарядов на взлетые полосы и стоянки самолетов, оставив после себя изрытый воронками лунный пейзаж. Было уничтожено 14 "Уайлдкэтов", 4 "Доунтлесса" и много машин было повреждено.

Вскоре после полудня 14.10.42 двадцать шесть "Тип 1 Rikko" (восемь из "Kisarazu", девять из "Misawa" и девять из 753-го kokutai) вновь бомбили аэродром "Гендерсон Филд" и истребительную полосу "Fighter One" не встретив противодействия противника. Тем не менее, последующий удар силами 12 самолетов из 751 Кu неожиданно встретил противодействие истребителей противника. Три "Тип 1 Rikko" были сбиты, а четвертый сел на воду в заливе Реката. 15.10.42. 23 бомбардировщика (шесть из 753-го, девять из "Misawa" и восемь из "Kisarazu") бомбили без помех со стороны "Уайлдкэтов", хотя огнем зенитной артиллерии было повреждено 14 самолетов, один из которых был разбит при аварийной посадке в Рабауле.

Вскоре экипажи Rikko переключили свое внимание на позиции американцев на острове в рамках подготовки к очередной попытке японских войск 17-й армии выбить с Гуадалканала американцев. 17 октября увидели 18 "Betty" атаковали позиции вокруг реки Лунга, потеряв один самолет из "Kisarazu", севший на воду в заливе Реката, а на следующий день, в жестком столкновении с "Уайлдкэтами", 15 "Betty", которые бомбили позиции к западу от реки, японцы потеряли два бомбардировщика из "Misawa" сбитыми, а третий совершил аварийную посадку с повреждениями.

В ходе следующего налета 20-го октября, девять самолетов из 753 kokutai не понесли потерь, на следующий день девять G4M из "Kisarazu" также возвратились без потерь. 23.10.1942, 16-ть "Betty" потеряли один самолет из "Misawa" в яростной схватке с истребителями противника.

Плотный рабочий график экипажей Rikko в боях за Гуадалканал вскоре исчерпал запас прочности япоской базовой авиации и, начиная с 24 октября интенсивность налетов начала неуклонно снижаться. В ночь с 24 на 25 октября японские войска предприняли третий отчаянный штурм Гендерсон Филд. В один момент, в суматохе боя, казалось, что японские войска прорвались к периметру аэродрома, но американские морпехи сумели отстоять аэродром и японцы вновь откатились назад с громадными потярями.

Рано утром последовал приказ на бомбежку вражеских позиций на левом берегу реки Лунга. 16 "Betty" (девять и семь соответственно из "Kisarazu" и 753 Ku) вылетели на задание. Каждый из kokutai потерял в бою по одному самолету в воздушном бою с истребителями.

27.10.42 обратно в Рабаул вернулся с отдыха "Chitose" Kokutai в качестве подкрепления, а в последний день месяца, поредевший в боях 753-й Ku вернулся в Ост-Индию с его шестью оставшимися самолетами на переформирование.

26 октября состоялось морское сражение у островов Санта-Крус, которое можно оценить как тактическую победу Императорского флота. Но результатом боя, не смотря на отход американского соединения и потерю авианосца "Хорнет" было то, что в этом бою полегли почти все опытные ветераны-летчики Императорского флота, а неудача сухопутных сил японцев на Гуадалканале свела на нет весь мнимый успех боя.

Как упоминалось ранее, 1 ноября состоялось переименование всех авиационных подразделений Императорского флота. Среди единиц Rikko, все те, которые не были переименованы в октябре были переименованы следующим образом:

"Mihoro" Kokutai стал 701-м Kokutai; 4-й Kokutai √ 702-м Kokutai; "Chitose" Kokutai √ 703-м; "Misawa" Kokutai -705-м; "Kisarazu" Kokutai -707-м; 1-й Kokutai √ 752-м; "Genzan" Kokutai стал 755-м.

В второй половине октября, 751 Ku сосредоточил свои усилия на Новой Гвинее в серии небольших ночных рейдов на Порт-Морсби. Японские войска в Папуа, в настоящее время полностью перешли к обороне, и находились под все возрастающим давлением со стороны наступающих союзных войск. И налет 29.10.42 девяти бомбардировщиков из 751 kokutai едва ли как-то мог повлиять на ситуацию.

Ноябрь начался еще одним ночным налетом на Порт-Морсби силами всего лишь трех G4M из 751 Кu. В боях за Гуадалканал в последние дни октября также было проведено несколько ночных рейдов. 5 ноября сёса (капитан-лейтенант) Gen-ichi Мihara (один из самых опытных и уважаемых командиров в подразделениях морских штурмовиков, а теперь новый hikocho 705-го Ku) привел 27 Rikko на бомбардировку аэродрома Гендерсон Филд. Вражеских исребителей встречено не было, но зенитная артиллерия сбила по одному "Betty" из 705 и 703 kokutai.

Пять дней спустя десять G4M из 707-го Ku осуществляли поддержку японских войск в ходе отчаянной обороны вокруг Буна, на северном побережье Папуа Новой Гвинеи. Двадцать пять Rikko осуществили очередной рейд на Гуадалканал 11-го ноября, но они потеряли по две машины из 703 и 705 Ku, три из которых были сбиты истребителями, а один пропал без вести.

12 ноября под руководством сёса (капитан-лейтенант) Тоmо-о Nakamurа 19 "Тип 1 Rikko" (семь из 705, девять из 703 и три из 707 kokutai), вооруженных торпедами попытались атаковать крупный американский конвой в устье реки Лунга, которым командовал их старый "заклятый друг" контр адмирал Тернер.

F4F из VMF-121 и VMF -112, армейские Р-39 67-й эскадрильи и зенитный огонь судов рассеял ряды бомбардировщиков. 705 kokutai потерял три бомбардировщика, три других самолета (в том числе самолет командира группы Nakamurа) совершили аварийную посадку на Буине, еще один дотянул до Vunakanau. Но 705-му kokutai повезло по сравнению с 703-м и 707-м. Из девяти "Betty" 703-го kokutai, только один самолет вернулся обратно. Шесть были сбиты, еще два других (в том числе лидер √ тюи (лейтенант) Yoshihiko Fukuchi) совершили аварийную посадку на Гуадалканале, но экипажи были спасены японскими войсками на острове и в конце концов вернулись на Рабаул в свою часть.

Shotai (звено) из 707-го kokutai был полностью уничтожен, один "Betty" был сбит, а оставшиеся два были разбиты при аварийной посадке привезя с собой девять мертвых членов экипажа из 14-ти. Таким образом из 19 "Тип 1 Rikko" было потеряно 14, из них десять √ со всем экипажем. Ни одной торпеды в цель не попало. Повреждения получил лишь тяжелый крейсер USS "San Francisco", когда один из бомбардировщиков, сбитый зенитным огнем, совершил огненный таран, врезавшись в надстройки крейсера. Это была единственная рана, нанесенная врагу в этот день.

После катастрофических потерь бомбардировочные подразделения в Юго-Восточном секторе в ноябре 42 года сохраняли лишь видимость боеспособности. После успешной высадки союзников на Буна 16 ноября, воздушные операции, сосредоточенные так долго против Соломоновых островов, были вновь нацелены на Новую Гвинею. Но сильно потрепаный 751 Ku мог лишь совершить несколько беспокоящих ночных рейдов против сил союзников.

703 Ku, от которого мало что осталось был выведен в Японию и никогда более не участвовал в боях, он был расформирован 15 марта 1943 года.

Расформирование постигло и 707 Kokutai. Самый заслуженный бомбардировочный kokutai прекратил свое существование 1 декабря 1942 года. Его сохранившиеся кадры были поглощены 705-м Ku.

1 декабря в Рабаул прибыл 701-й Ku (экс-"Mihoro"), по-прежнему оснащенный 36 устаревшими бомбардировщиками "Тип 96 Rikko" "Nell". Практически все операции в декабре легли на плечи этого почтенного самолета. Не решаясь применять "Nell" в дневное время, 701-й Ku летал исключительно ночью, иногда в сопровождении "Betty" из остатков 751 Кu.

К концу декабря японские войска на Новой Гвинее оказывая отчаянное споротивление были почти полностью уничтожены. И хотя отдельные части сопротивлялись еще очень долго, об организованном сопротивлении уже речь не шла. 31 декабря стал днем, когда Императорский генеральный штаб, наконец, проглотил горькую пилюлю поражения и на Гуадалканале. Было принято решение, наконец, вывести японские войска с острова.

Бой за остров Реннелл

1943 год начался для подразделений морской бомбардировочной авиации в Юго-Восточном секторе с переходом на работу в более в темное время суток. В секторе на начало 43-го года постоянно действовали три kokutai - 705 и 751, оснащенные бомбардировщиками "Тип 1 Rikko", а также тип 701-й, оснащенный более старыми "Тип 96 Rikko", которые продолжали наносить беспокоящие ночные удары по объектам союзников на Новой Гвинеи и Гуадалканале в течение большей части января. Изредка японцы предпринимали и дневные миссии. Так, 17.01.43 в ходе дневного налета на Милн Бей силами 23 самолетов из 705 Кu во главе с сёса (капитан-лейтенантом) Mihara, удалось уничтожить на земле два B-17, два Р-39, один B-24 и один австралийский "Хадсон" без потерь со своей стороны.

29 января подразделениям Rikko вновь предоставилась возможность проявить себя в борьбе с боевыми кораблями противника. Разведовательные самолеты обнаружили значительные силы вражеских кораблей возле острова Реннелл, к югу от Гуадалканала. У летного состава на Рабауле были еще очень свежи горькие воспоминания о самоубийственных попытках атаковать американские корабли 8 августа и 12 ноября. Командование на Рабауле запоздало пришло к выводу, что дневная торпедная атака хорошо защищенных американских кораблей вызовет лишь гарантированные большие потери среди машин и экипажей с минимумом ущерба противнику. В то же время хорошо тренированные ветераны 701 и 705 Kokutai, которых, правда, осталось очень мало имели опыт торпедных атак в ночное время.

В ночь с 29 на 30 января сёса (капитан-лейтенант) Тоmо-о Nakamurа повел 16 своих "Betty" 705-го Ku, включив в группу все опытные экипажи, владеющие тактикой ночных торпедных атак. Еще 15 "Nell" из 701 Ku пошли во главе со своим командиром эскадрильи - hikocho, сёса (капитан-лейтенантом) Joji Higai, который вместе с Gen-ichi Mihara был одним из самых опытных асов полка. 705-й Ku первым прибыл на сцену.

С последним светом уходящего дня на западном горизонте, Nakamurа повел свое формирование на вражеские корабли, нацелясь на их правые борта. Силуэты американских кораблей были хорошо видны на фоне закатного горизонта, в то время как его собственные самолеты были скрыты в темноте.

В 19.19 они вышли в атаку, игнорируя трассы зенитных снарядов с кораблей. Однако не смотря на то, что американские моряки 18-й оперативной группы контр-адмирала Роберта Гриффена были застигнуты врасплох, особыми успехами летчикам Nakamurа похвастаться не довелось. Лишь одна торпеда прошла в непосредственной близости от тяжелого крейсера USS "Луисвилл", в то время как самолет итто хико хэйсо (гл. старшины) Bunzaburo Imamura загорелся от попадания зенитного снаряда и врезался в корму тяжелого крейсера USS "Чикаго". Это был единственный успех 705-го kokutai.

Тропическая ночь пришла внезапно, но один разведовательных самолетов, в задачу которого входила слежка за перемещением американского соединения, подсвечивал цель осветительными бомбами на парашютах. В 19.40 подошли бомбардировщики "Nell" из 701 Ku и сходу устремились в атаку, попав двумя торпедами в правый борт "Чикаго". Торпеды также угодили в тяжелые крейсера "Луисвилл" и "Вичита", но на счастье американцев не взорвались. 701-й Ku потерял всего два самолета, в своей атаке, но один из них был самолетом командира эскадрильи сёса (капитан-лейтенанта) Joji Higai. Это была невосполнимая потеря.

С наступлением рассвета 30 января разведчики обнаружили крейсер "Чикаго", идущим на буксире со скоростью 4 узла. Между тем, 751-й Ku перелетел с Кавиенга на остров Бука

с целью сократить расстояние. Оценив мизерные результаты ночной атаки, сёса Nishioka, решил атаковать днем, мысленно смирившись с ожидаемыми тяжелыми потерями, и повел 11 своих G4M с аэродрома Бука. Во второй половине дня 30.01.43 к северу от острова Реннел был обнаружен поврежденный накануне крейсер "Чикаго". В 16.10 "Betty" устремились в атаку. Как и ожидалось, им на перехват бросились "Уайлдкэты" из эскадрильи VF-10

Два бомбардировщика были сразу же сбиты сбиты, третий загорелся, но его экипаж сумел сбросить торпеду, попав в эсминец "Ла-Валлетта". Остальные восемь устремились в атаку сквозь убийственный огонь с кораблей.

К моменту сброса торпед еще два "Betty" были сбиты зенитками, тем не менее четыре торпеды поразили уже поврежденный "Чикаго" в 16.24. Для крейсера этого было более, чем достаточно, он затонул кормой вперед в течение 20 минут. Шесть G4Ms смогли выйти из атаки, когда на них снова набросились F4F и сбили еще двоих. Из четырех уцелевших, трое вернулись на одном двигателе. Один "Betty" приземлился в Мунда, на острове Нью Джорджия а три других, в том числе сёса Nishioka, добрались до Шортленда.

Бой у острова Реннел стал неприятным сюрпризом для ВМС США, которые оказались не готовы к отражению воздушных торпедных атак в ночное время. Для опытных экипажей Rikko из IJNAF, ночные торпедные атаки были стандартной процедурой подготовки экипажей, но таких экипажей в составе подразделений "морских штурмовиков" оставалось все меньше.

У остова Реннел IJNAF продемонстрировали, что все еще могут представлять угрозу возраставшей мощи Америки. Но эта битва была последней, в которой подразделения Rikko достигли сколь-нибудь существенных успехов на море при умеренных потерях. Большое количество кадровых экипажей сгинуло в течение года боев, и японцы не могли подготовить им равноценную замену. В то же время качественный и количественный состав противостоящих им союзников рос не по дням, а по часам.

Стремясь компенсировать недостатки в подготовке летного состава для подразделений Rikko, 4-й Kokutai после возвращения в Японию осенью 1942 года был переориентирован на обучении новых экипажей для торпедных и бомбовых атаках в ночное время суток.

В то же время боевые дейстия в Юго-Восточной зоне продолжались с прежним ожесточением, потери среди опытных экипажей Rikko росли, а восполнять их было не кем. Так, через четыре дня после гибели в бою у острова Реннел сёса (капитан-лейтенанта) Joji Higai, трагически погиб другой ветеран - сёса (капитан-лейтенанта) Mihara из 705 Кu. Увы, но ни истребители противника, ни убийственный зенитный огонь небыли повинны в его гибели. В ходе поисковой миссии его группа попала в дождевой шквал и самолет Mihara столкнулся в воздухе со своим ведомым. Кроме Mihara погибли еще четыре полных экипажа, ставших жертвой погоды.

В течение февраля и марта 1943 года подразделения Rikko совершали в основном ночные рейды местного значения, изредка летая и днем. Между тем, 701-й kokutai, оснащенный старыми бомбардировщиками G3M "тип 96 Rikko", вскоре, понеся большие потери, был распущен 15 марта, один buntai летного состава которого был влит в 705-й kokutai.

В других регионах огромного Тихоокеанского фронта воздушная война протекала со значительно более низкой интенсивностью. В этих районах формирования "морских штурмовиков", действующих под прикрытием истребителей все еще могли выполнять эффективные дневные рейды, не неся при этом чрезмерных потерь.

23-й Коku Sentai вновь предпринял серию атак по северо-западной Австралии 15 марта 1943 года, когда 19 "Тип 1 Rikko" из 753 Кu вылетел для бомбардировки нефтехранилищ в Дарвине. Бомбардировщики сопровождали 26 истребителей "Зеро" из 202 Ku (бывшего 3-го). На подходе к цели группа была атакована "Спитфайрами" из 54 британской эскадрильи RAF и 457 австалийской эскадрильи. "Зеро" надежно прикрыли своих подопечных, лишь 8 "Betty" получили незначительные повреждения. Один японский истребитель был потерян, а англичане и австралийцы потеряли четыре "Спитфайра" сбитыми.

2-го мая восемнадцать "Betty" вновь появились над Австралией, атаковав аэродром в Дарвине. Им удалось сбросить бомбы, прежде чем англичане смогли поднять в воздух перехватчики. В ходе воздушного боя 26 истребителей "Зеро" не дали англичанам ни единого шанса, уничтожив 14 "Спитфайров" без потерь со своей стороны. По меньшей мере пять из них были сбиты "Рей Сенами" из 202 Кu.

Ровно неделю спустя семь "Betty" из 753 Ku, использовав аэродром подскока Бабо, в Западной Новой Гвинее, атаковали удаленный аэродром Millingimbi, у берегов Земли Арнем, около 450 км к востоку от Дарвина. Когда девять "Тип 1 Rikko" вернулся туда 28-го мая, они обнаружили, что взлетно-посадочная полоса защищена "Спитфайрами" 457 эскадрильи австралийцев. Семь сопровождавших бомбардировщики "Зеро" были не в состоянии защитить их, и два "Betty" были сбиты, а третий в течение трех часов тянул на базу на одном двигателе, а впоследствие был списан в результате аварийной посадки.

28 июня девять "Betty" и 27 "Рей-сенов" вернулись в Дарвин. Один G4M совершил аварийную посадку в Лаутем Вест, на Тиморе, на обратном пути, у другого в результате повреждений загорелся двигатель, но установленные на самолете автоматические огнетушители сработали хорошо и пожар был потушен.

Появление в районе Дарвина большого количества тяжелых бомбардировщиков союзников вызывало беспокойство у командования IJNAF, и 30 июня 23 "Тип 1 Rikko" из 753 Ku совершили налет на аэродром Фентон с отличными результатами. Несмотря на попытку перехвата большой группы "Спитфайров" еще над морем, бомбардировщики сомкнули ряды и с боем дошли до цели, в то время как сопровождавшие "Зеро" эскорта из 202 Ku отбивали яростные атаки австралийских истребителей.

Четыре B-24 и один истребитель СW-22 были сожжены на земле, а также был выведен из строя радар и нанесен значительный ущерб аэродромным сооружениям. За исключением одного самолета списанного в ходе аварийной посадки на базе, японцы потерь не понесли.

6 июля 22 "Тип 1 Rikko" вернулись на Фентон в сопровождении 26 "Зеро", но эта миссия оказалась не такой бескровной. Воздушный бой со "Спитфайрами", продолжался 40 минут, в результате один "Betty" был сбит, а другой сильно пострадал. Последний покинул строй до сброса бомб и в итоге совершил аварийную посадку на Тиморе. Несмотря на все усилия "Спитфайров", удар по аэродрому был успешным, основная взлетно-посадочная полоса была выведена из строя и сгорело бензохранилище. Один B-24 был уничтожен и три повреждены. Еще один "Betty" был сбит на отходе, а остальные привезли на базу пять мертвых членов экипажа и троих тяжело раненых. 14 "Betty" получили различные повреждения.

После этой миссии случилось крайне редкое в японских вооруженных силах событие, - за выдающуюся храбрость была вынесена личная благодарность от командования дзёто хико хэйсо (гл. кораб. старшине) Torao Maruoka, старшему штурману 3-го Chutai, входившему в состав экипажа ведущего самолета. Его самолет сильно пострадал от огня "Спитфайров", пилот погиб, а второй пилот был тяжело ранен, Maruoka взял на себя управление самолетом, смог вернуться на базу и посадить изрешеченный бомбардировщик, за что был отмечен в приказе командующего.

6 июля 1943 года состоялся последний дневной налет на Дарвин, хотя ночные налеты продолжались еще четыре месяца. Последний налет бомбардировщиков 753 Ku произошел в ночь с 11 на 12 ноября ценой потери одного самолета. Вроде бы мелочь, но это был самолет с недавно прибывшим новым командиром kokutai - hikocho, тюса (капитан 3 ранга) Мichio Horii, и его заместителем - buntaicho тайи (ст. лейтенантом) Takeharu Fujiwara. Потеря двух старших офицеров в одном вылете оказало огромное влияние проведение операций в регионе и налеты на Дарвин были прекращены.

Вскоре силы союзников в регионе полностью захватили инициативу и части "морских штурмовиков" были почти полностью уничтожены. До этого, однако, еще одна миссия с участием "Тип 1 Rikko" в этом регионе является достойным упоминания.

В ноябре 1943 года, поредевший в боях 705 Kokutai прибыл в Паданг, на южном побережье острова Суматра, для отдыха и переформирования для последующих сражений над Новой Гвинеей и Соломоновыми островами. После периода восстановления сил, он взял на себя патрульные функции над океаном вместо 753 Кu. Последний, проработав столько времени в этом качестве, в свою очередь был отозван в центральную часть Тихого океана на период с ноября 1943 года по январь 1944 года.

В 1943 году декабря 705 Ku принял участие в сверхдальней операции √ бомбардировки территории Индии. Девять "Тип 1 Rikko" перелетели на аэродром Toungoo, в Бирме, а 5 декабря, после рандеву с эскортом из 27 "Зеро" из 331 Ku над Magwe, направились к Калькутте. Этот налет являлся результатом соперничества с армейской авиацией 7-го Hikodan (дивизии), уже два года действовавшего в этом районе. Вылет носил чисто пропагандистский характер, лишь обозначивший участие флота в операциях армии в Бирме. Все самолеты невридимыми вернулись обратно, равно как и не нанесли противнику особого ущерба.

Но в феврале 1944 года 705 Ku также покинул регион и перелетел на остров Пелелио, архипелаг Палау для противостояния американскому давлению в данном регионе. В результате только 732 Ku остался в Юго-западном районе, функцией которого стала оперативная подготовка экипажей подразделений Rikko. Он был образован в Тоyohashi, в Японии, 1 октября 1943 года, а в декабре перелетел в Аiyer Tawar, в Малайе. Группа выполняла противолодочное патрование в регионе, а в апреле 1944 года была переброшена в Дигос, на Филиппинах, на службу в преддвении вторжения американских войск.

Растущий натиск союзников в Юго-Восточном районе вызывал сильное беспокойство высшего командования Императорского флота. Главнокомандующий Объединенного флота, тайсё (адмирал) Исороку Ямамото, 3 апреля 1943 года лично прибыл в Рабаул чтоб оценить ситуацию на месте. Используя временное затишье со стороны флота союзников, Ямамото приказал собрать всю наличную базовую авиацию в районе на аэродромах Рабаула и Кавиенга. Действуя с этих аэродромов, самолеты должны были нанести ряд крупных ударов по военно-воздушным силам и судоходству союзников во всем регионе.

Операция, заключавшаяся в максимальной концентрации ударов морской авиации, известна как операция "I-Go", которой лично командовал сам Ямамото, закончилась его гибелью. Большинство вылетов в ходе этой операции проводились силами истребителей и одномоторных бомбардировщиков, но и соединения "морских штурмовиков" также приняли участие в двух вылетах.

Первый состоялся 12 апреля, 44 "Betty", которых повел Hikocbo 751 kokutai сёса (капитан-лейтенант) Masaichi Suzuki. 17 самолетов из группы принадлежали 751 Ku, 27 -705-му в сопровождении не менее, чем 131 "Рей-сенов" атаковали аэродромы Порт-Морсби. Бомбардировка производилась с высоты 8000 метров. Результатом был серьезный урон, нанесенный союзникам, - уничтожен один "Beaufighter" и три B-25, около 15 самолетов было повреждено. Выведены из строя взлетно-посадочные полосы и сгорел склад горючего. Но и потери от вылетевших на перехват "Лайтнингов" Р-38 были тяжелыми.

Идущие первыми "Betty" из 751-го Ku, приняли на себе основную тяжесть боя, потеряв шесть машин сбитыми, а седьмая была списана в результате аварийной посадки в Лаэ. Подошедший следом 705 Ku, во главе с Tomo-o Nakamura, пострадал меньше, - 11 самолетов были повреждены, и лишь один самолет разбился в Лаэ.

14.04.43 на Рабаул прибыл сёса (капитан-лейтенант) Shichiso Miyauchi - ветеран флота, командовавший два года назад атакой на линкор "Принц Уэльский". Он стал новым hikocho 705-го kokutai. В тот же день он во главе 26 Rikko из 705-го и 17 из 751-го Ku попытался нанести удар по аэродрому Милн-Бэй. По дороге, погибли шесть самолетов из 751-го Ku , два из которых в результате столкновения в воздухе. Во ходе воздушного боя с американскими Р-38 и австралийскими Р-40 над целью, 705 Кu потерял еще три самолета сбитыми, а четвертый разбившимся в Гастамата, о. Новая Британия. Досталось также и 751-му Ku, который потерял один самолет. По крайней мере, два из 11 погибших "Betty" стали жертвами 1-го лейтенанта Ричарда Бонга из 9-й истребительной эскадрильи 49-й группы.

Введенный в заблуждение преувеличенными данными экипажей об успешной атаке,

Ямамото решил, что цель операции "I-Go" достигнута, и объявил операцию завершенной 16 апреля. Справедливости ради надо отметить, что некоторый ущерб союзникам был нанесен, но он был очень далек от ожидаемого и уж всяко не оказал существенного влияния на ситуацию в регионе.

18 апреля адмирал Ямамото и его штаб сели в два бомбардировщика "Тип 1 Rikko" из 705 kokutai на аэродроме Lakunai (Ист-Филд), в Рабауле, и отправился в инспекционную поездку по фронтовым базам. Самолеты направились в Ballale, крошечный базы Шортлендс на южной оконечности Бугенвиля, но прибыть им туда было не суждено.

Как известно, самолет командующего попал в засаду группы Р-38 с Гуадалканала в результате работы американской разведки и взломанному японскому коду. Ямамото погиб на самолете ╧ 323, которым командовал ветеран-пилот дзёто хико хэйсо (гл. кораб. старшина Таkashi Коtani. Другой самолет, ╧ 326, которым командовал итто хико хэйсо (гл. старшина) Hiroaki Таnimura, а пилотировал нито хико хэйсо (старшина 1 статьи) Нiroshi Hayashu, удалось сесть на воду недалеко от берега. Тёсё (вице-адмирал) Matome Ugaki, начальник штаба Ямамото, и еще двое, в том числе пилот Hayashu, были единственными, кто уцелел.

Так погиб один из самых способных военачальников Императорского флота. Судьбе было угодно, что погиб он на борту того самого самолета, идею создания которого он так лоббировал 10 лет назад.

Для 705-го Kokutai, эта потеря не была последней в течение дня 18 апреля. В ту ночь, в ходе налета на Гуадалканал, погиб "Betty" итто хико хэйсо (гл. старшины) Sadao Furuya прямо над целью. Он попал под пушки ночного истребителя P-70 из 6-й ночной истребительной эскадрильи. Эту победу записал капитан Эрл С. Беннетт, и стал первой победой ночных истребителей ВВС США. Покров ночи перестал быть убежищем для бомбардировщиков IJNAF.

В мае 1943 года в Юго-Восточный регион вернулся 25-й Коku Sentai имея в своем составе 702-й Ku (бывший 4-й Ku) и 251-й Ku (бывший "Тайнань" Ku). 702-й kokutai насчитывющий в своем составе 47 "Тип 1 Rikko" расквартировался 14 мая в Vunakanau ("Вест-Филд"), Рабаул, и той же ночью отправился в свою первую миссию, когда шесть бомбардировщиков атаковали цели на Гуадалканале. 14-го мая в Рабаул также вернулся 705-й Кu, который был на отдыхе на о.Тиниан с 27 апреля.

С возвращением в Рабаул этих частей потрепанный в боях 751-й Ku, в свою очередь готовился отправиться на заслуженный отдых на Тиниан. До этого, однако, kokutai должен был вылететь на еще одно задание. 14 мая сёса (капитан-лейтенант) Nishioka главе 18 "Betty", под конвоем из 33 "Рей-сенов" из 251 Ku, отправился в дневной налет на объекты в заливе Оро, в южной оконечности Буна, Новая Гвинея. В пути японское соединение было перехвачено большой группой истребителей Р-38 и Р-40 49-й истребительной группы, которые сбили шесть бомбаридровщиков. Одним из последних погиб самолет сёса Nishioka. Японские подводные лодки позже спасли экипажи двух сбитых машин, но командира среди них не было. 751-й Ku отбыл на Тиниан по плану через три дня, но уже без своего командира.

После месяцев тяжелых боев и горьких потерь, к середине 1943 годы корпуса Rikko столкнулись с хронической нехваткой кадров Болезнь эта была свойственна не только экипажам морских бомбардировщиков, а и общей ситуации как в морской, так и в армейской авиации. И проблема эта лишь усугублялась, несмотря на формирование 1-го апреля 1943 года нового оперативного подразделения Rikko, специально предназначенного для обучения экипажей - "Тоyohashi" Kokutai. Новое подразделение в апреле перелетело на Тиниан, присоединившись к 751 Кu, и приступило к программе обучения. В это же время 751-й kokutai в связи с острейшей нехваткой кадров был вынужден провести сокращения экипажей самолетов с семи до пяти, отказавшись от второго пилота и носового стрелка, функции которого разделили между собой штурман и бомбардир. Эта реорганизация в экипажах Rikko вскоре стала стандартной во всех бомбардировочных частях Императорского флота.

Большая часть июня 1943 года прошла относительно спокойно. Экипажи Rikko в юго-западной части Тихого океана занимались рутинными патрульными полетами, прерываемыми изредка ночными миссиями. Но и в этом случае частенько случались горькие потери, в основном от огня стрелков вражеских патрульных бомбардировщиков, совершавших подобные же миссии. Слабо защищенные и недостаточно вооруженные "Betty" почти всегда становились жертвами таких встреч.

В последний день месяца союзники совершили очередной шаг в наступлении на японские позиции, высадившись одновременно в Рендова, в Центральных Соломоновых островах, и Нассау-Бей, в Новой Гвинее. Японцы все больше рассчитывали на авиаперевозки в этом районе, не надеясь на действия сильно уязвимых Токийских экспрессов. А действия подразделений "морских штурмовиков" состредоточили против Рендова.

Чтобы противостоять действиям союзников на Рендова, подразделениям Rikko предписывалось нанести ответный удар при первой же возможности любыми доступными способами. В очередной раз экипажам базовой авиации предстояло пойти в самоубийственную дневную торпедную атаку на вражеские корабли силами 17 "Тип 1 Rikko" из 702 Ku и девяти из 705-го, возглавляемые Hikotaicho 702 Ku, сёса (капитан-лейтенантом) Genzo Nakamura. Драгоценное время было потеряно в поисках вражеских кораблей, которые в конечном итоге были найдены в Бланш ченэл, между островами Рендова и Нью-Джорджия. Но к сожалению для нападавших они нашли помимо вражеского флота еще и тучу истребителей "Уайлдкэт" и новейших "Корсаров"

из 702-го kokutai смогли вернуться на базу лишь три машины, в том числе и Nakamura, четвертый "Betty" разбился при посадке, но экипаж его был спасен. Тринадцать других не вернулись. 705-й Ku потерял четверых и еще один разбился при посадке. В итоге из 26 вылетевших самолетов были потеряны 19 самолетов и 17 экипажей. Около десяти "Betty" смогли прорваться через истребительный заслон и шквал зенитной артиллерии и сбросить торпеды. Но лишь одна торпеда поразила транспорт USS "McCawley", флагманский корабль своего старого знакомого, адмирала Келли Тернера.

Чтобы восполнить эти потери 1-го июля первому Chutai из 751 Ku с 12 машинами, во главе с тайи (ст. лейтенантом) Маsao Motozu, было приказано прервать обучение новобранцев и перебазироваться с Тиниана в Рабаул. Два Chutai из 752 Kokutai, в составе 21 "Betty" во главе с тайи (ст. лейтенантом) Goro Nonaka, также были переброшены на Vunakanau 9 июля с севера Японии.

Ранее, в конце 1942 года, 752 Ku вернулся в Kisarazu, Япония, с центральной части Тихого океана, поменявшись местами с 755 Ku (бывшим "Genzan").

В первые месяцы 1943 года, 752 Ku сменил наконец свои старые "Тип 96 Rikko" на "Тип 1 Rikko" И уже 11 мая 1943 года отряд вылетел в Парамушир, на Курилах, для оказания поддержки войскам, оборонявшимся на Алеутских островах. Однако, полярный климат, частые туманы и отвратительная погода в этом районе сделали дейстия авиации крайне сложными.

Тем не менее, 22 мая, 19 вооруженных торпедами"Тип 1 Rikko" во главе с тайи (ст. лейтенантом) Nonaka атаковали эсминец "Phelps" и легкий крейсер "Charleston" возле острова Атту, доставлявшим подкрепления гарнизону на Алеутах, и потеряв лишь один бомбардировщик, разбвишегося из-за тумана, вернулись на базу. Несмотря на оптимистичные доклады экипажей, ни одного попадания достигнуто небыло. На следующий день Nonaka главе 17 "Betty" вновь вернулся на Атту, пытаясь бомбить позиции американцев, но густая облачность помешала прицельному бомбометанию, зато японцы были атакованы группой "Лайтнингов" Р-38. В течение 30 минут боя два бомбардировщика были сбиты, а третий разбился при посадке. Американцы заплатили за эти победы двумя "Лайтнингами", попавшими под хвостовые пушки "Betty". Дейстия японской базовой авиации на дальнем севере никак не повлияли на исход сражения на Алеутах, гарнизон которых прекратил свое существование к концу мая 1943 года.

Далеко на юге, в условиях изнуряющей жары Центральных Соломоновых островов, дневные нелеты японской морской авиации продолжались и в июле, в ходе попыток японцев воспрепятствовать высадке союзником на Нью-Джорджии. 07.06.43 в ходе дневного налета на группу американских транспортов в лагуне Ровианна на Нью Джорджии силами шести самолетов 705-й Кu потерял два "Betty" и один экипаж в воздушном бою, четыре дня спустя еще один экипаж не вернулся в ходе миссии в заливе Enogai, к северу от Мунда.

Потери в ходе операции 15.07.43 были особенно тяжелыми, когда 751 Ku потерял шесть самолетов сбитыми в 40-минутном бою с группой истребителей F4U, F4F и Р-40 над атоллом Ровианна. Один погибших экипажей возглавлял ведущий группы тайи (ст. лейтенант) Motozu. Пять дней спустя, 1-й Chutai 751 Ku, насчитывающий всего три уцелевших "Тип 1 Rikko" возвратился обратно на Тиниан, воссоединившись снова с остальными эскадрильями kokutai.

Потери в бомбардировщиках 15 июля положили конец дневным миссиям для соединений Рикко, но ночью самолеты продолжали доставлять беспокойство американцам в районе Соломоновых островов. В ночь с 14 на 15 августа в ходе совместной операции 705 и 752 Ku один "Betty" пал жертвой ночного истребителя P-38 в районе Гуадалканала. На следующую ночь, девять "Betty" из 702 Ku с бомбами и семь из 752 Ku с торпедами атаковали американский транспортный конвой в районе острова Гатукай. Единственной потерей японцев в этом вылете была одна машина из 752 Ku, разбитая в ходе неудачной посадки.

В начале сентября 752 Ku вернулся в Японию, хотя большинство из его экипажей были включены в состав 702 Ku и принимали участие в боях, базируясь на Рабаул, до середины октября.

5 сентября 705-й kokutai был выведен из района боевых действий на Тиниан для отдыха и пополнения. Находящийся там в то время 751 Ku, в первую неделю сентября был вновь отправлен в Рабаул. 705-му Ku же уже никогда не довелось вернуться в Новую Гвинею.

Вследствие высадки союзников в Лаэ, Новая Гвинея, подразделения Rikko предприняли новую серию дневных налетов. 04.09.43, 702-й Ku силами 12 самолетов пытался атаковать союзные корабли в этом районе, потеряв при этом сбитыми три самолета с экипажами, а лидер группы совершил вынужденную посадку на мысе Глостер на юго-западной оконечности острова Новая Британия.

На следующий день восемь "Betty" из 751 Ku бомбили союзный конвой, к востоку от Лаэ, без потерь. Аналогичный рейд совершили 17 самолетов из 751 Ku 06.09.43, при содействии пикирующих бомбардировщиков и истребителей. В результате два Rikko потеряны и два повреждены.

22 сентября вражеский десант у порта Финшхафен в 50 милях от Лаэ грозил отрезать Новую Гвинею от о. Новой Британии √ проливы Дампир и Витязь теперь находились под союзным контролем. Для противодействию этой угрозе в штаб-квартире IJN в Рабаулу решили, что нет другого выбора, кроме как отправить соединения Rikko в дневную торпедную атаку, хотя все знали, что это будет форменное самоубийство для большинства экипажей. Из восьми бомбардировщиков, отобранных из 751 Ku, лишь самолет ╧ 324, пилотируемый дзёто хико хэйсо (гл. кораб. старшины) Jitsuyoshi Kuramasu, был единственным, который смог вернуться из вылета. Ни одного торпедного попадания достигнуто небыло.

Успехи союзников на юге, заставили японцев покинуть свои базы на Буине, в южном Бугенвиле, в конце октября. А начиная с 12.10.43 японские объекты в Рабауле превратились в постоянные объекты для атак со стороны 5-го Воздушного Флота США, к которому в следующем месяце присоединились палубные самолеты ВМС.

Тайсё (адмирал) Mineichi Коga, преемник Ямомото на посту командующего Объединенным флотом, начал операцию "Ro-Go", суть которой сводилась в общих чертах к повторению операции "I-Go", проведенной его предшественником. Опять же, он надеялся восстановить равновесие на данном театре путем временного развертывания в Рабаул и Kавиенге палубных эскадрилий. Но в день их прибытия (1 ноября), американские войска высадились на мысе Торокина, на Бугенвиль, и операция "Ro-Go" превратилась в простую тактическую операцию, заключающуюся в серии налетов на плацдарм Торокина, в котором японцы понесли огромные потери, нанеся противнику лишь незначительный урон.

"Тип 1 Rikko" из 702 и 751 Ku должны были провести серию ночных торпедных атак против американских боевых кораблей вокруг Бугенвиля, начиная с 8 ноября. В эту ночь, одному из вылетевших экипажей удалось попасть торпедой в легкий крейсер USS "Birmingham" , но этот успех стоил семи потерянным "Betty", погибших вместе с экипажами.

Пять самолетов из 702 Кu, вылетевших для атаки американцев в ночь с 11 на 12 ноября, не добились каких-то результато,в но на следующую ночь самолет тюи (лейтенанта) Hidezumi Мaruyama (╧ 321) из 702 Кu попал торпедой в легкий крейсер USS "Denvеr". Бомбардировщик Мaruyama получил 380 пробоин в крыльях и фюзеляже, на несмотря на это смог вернуться на базу, после чего был списан, как не подлежащий восстановлению.

В ночь с 16 на 17 ноября итто хико хэйсо (гл. старшина) Gintaro Коboyashi из 702 Ku попал торпедой в переоборудованный в транспорт старый эсминец "Mc Kean", который затонул. Правый двигатель "Betty" Коboyashi загорелся от попадания зенитного снаряда, но пилоту удалось погасить пламя резким маневром и вернуться на базу на одном двигателе.

Но, увы, отдельные ратные подвиги и успехи редких счастливцев были недостаточными, чтобы остановить наступление союзников.

1 декабря 702 Kokutai был расформирован, а большинство из уцелевших членов экипажей либо вернулись в Японию, либо влились в состав 751 kokutai, который на тот момент остался единственным подразделением Rikko, оставшимся в Рабауле.

751 Ku был выбран первым подразделением Rikko, на вооружение которого должна была поступить новая более мощная модификация G4M √ "Модель 22 Тип 1 Rikko", оснащенная пушечной башней вверху, и в начале декабря первые экипажи 751 Ku, в том числе дзёто хико хэйсо (гл. кораб. старшина) Jitsuyoshi Kuramasu, были отправлены в Японию, чтобы получить первые три самолета G4M2. Однако вскоре они обнаружили, что новая модель бомбардировщика по-прежнему составляет букет проблем, несмотря на то, что была запущена в производство в июле. В конце 1943 года новый бомбардировщик все еще проходил испытания, и планы перевооружения 751-го kokutai новой техникой были отложены, а летный состав вернулись в Рабаул с очевидно устаревшими самолетами G4M1.

751 Kokutai продолжал сражаться на перед лицом подавляющего превосходства союзников, постепенно сжимающего кольцо вокруг Рабаула. Наконец, в связи с опустошительными авианосными рейдами ВМС США против Трука, Каролинские острова, 17-18 февраля 1944 года японцы были вынуждены вывести все авиационные части из Рабаула. К 20.02.44. 751 Ku вывел свои оставшиеся 15 "Тип 1 Rikko" на Трук.

После возвращения в Японию 752 Kokutai в декабре 1942 года, бомбардировочные операции Императорского флота в центральной части Тихого океана остались исключительно в руках 755 Ku (бывшего "Genzan"). Это подразделение было последним, которое сдало свои старые машины "Тип 96 Rikko", и начало перевооружение на G4M летом 1943 года, когда 1 сентября ВМС США предприняли наступление в этом секторе, насыщенном тысячами островов.

Ударная группа ВМС США, сосредоточенная вокруг нового поколения авианосцев класса "Essex", имеющие на вооружении новые истребители Grumman F6F "Hellcat" истребители, нанесла удар по острову Маркус.

19 сентября авианосцы противника нанесли удар по островам Гилберта. Следующим был удар по острову Уэйк 7 октября.

Практически все японские самолеты на острове, в том числе 23 Rikko, были уничтожены или серьезно повреждены. Американские авианосцы, нанеся сокрушительный удар отошли также внезапно, так что японцы ничего не смогли предпринять в ответ. В центре Тихого океана наступило некоторое затишье. Но это было затишье перед бурей √ американцы только начали разворачивать огромные силы для начала наступления на Империю.

Завершив перевооружение новые самолеты "Тип 1 Rikko" в течение октября, 755 Ku сосредоточил свои оставшиеся силы на атолле Кваджалайн. 21 ноября враг ворвался на берег атоллов Макин и Тарава, островов Гилберта. В последнии дни месяца японцы предприняли серию ночных торпедных атак против флота США силами 755 Ku и 752 Ku. В ночь с 21 на 22 ноября атаковавшие "Betty" поразили торпедой легкий авианосец "Индепенданс", что стало единственным их успехом. Все организованное сопротивление японских войск на Тараве и Макине закончилось 25.11.43.

Следующей целью американских авианосцев стали Маршалловы острова √ Рой и Вотье, удары по которым были нанесены 5 декабря. В ту ночь, девять самолетов из 752 kokutai под командыванием сёса (капитан-лейтенанта) Nonaka, и восемь G4M из 753 Кu попытались атаковать ударную авианосную группу американцев у острова Рой. Хотя японцы в ходе атаки потеряли сбитыми два "Betty" из 753 Кu, им удалось поразить торпедой только что введенный в строй новейший авианосец USS "Лексингтон", причинив ему значительные повреждения.

7 декабря 1943 года 755 Ku покинул район боевых действий и был выведен для отдыха и пополнения на Тиниан, а его место занял прибывший на о. Рой 753 Ku.

В ночь с 29 на 30 января 1944 года американский флот сосредоточил свои удары по базам японцев на Маршалловых островах. В дополнение к восьми G4M, уничтоженных на земле, 752 Ku потерял еще шесть в воздухе, половину из которых записал на свой счет пилот F6F мл. лейтенант Alex Vraciu.

Противник высадился на берег о. Рой 2 февраля, и в ходе непродолжительных боев штаб 24-го Коku Sentai, вместе с частями 752 и 753 Ku, размещенных там, был уничтожен. Среди тех, кто погиб на острове был и сёса (капитан-лейтенант) Мieshi Nabeta, ветеран Малайи и Гуадалканала, который был приписан в качестве штаб-офицера к штабу 24 Коku Sentai.

18 февраля американцы высадились на атолле Эниветок, но к тому времени японцы уже практически не могли оказать сопротивления в воздухе, так как понесли слишком большие потери в авиатехнике в ходе налетов палубной авиации США на Трук. Три дня спустя все что осталось от 752 Кu было отправлено обратно в Японию для пополнения и отдыха в Тойохаши.

Атолл Трук на Каролинских островах, будучи основным опорным пунктом Императорского объединенного флота в центральной части Тихого океана, был одной из самых важных целей на пути наступающего союзного флота. И 17-18 февраля Трук был подвергнут самой яростной и разрушительный атаке со стороны палубной авиации флота США.

На счастье японцев за неделю до налета основные силы Объединенного флота ушли с Трука дальше на запад, но тем не менее, самолеты морской авиации США потопили свыше 40 судов, пришвартованных в лагуне, и уничтожили более 300 самолетов. В ходе бойни, устроенной американской авиацией японцы смогли предпринять лишь одну контратаку в ночь с17 на 18 февраля, в ходе которой бомбардировщики "Betty" из 755 Ku, вылетевшие с Тиниана торпедировали авианосец USS "Intrepid", выведя его из строя на несколько месяцев.

Эффект от налетов на Трук ощутился очень быстро. Подразделения авиации IJN в Рабауле, теперь не могли восполняться и понеся ужасные потери, были выведены из Новой Гвинеи. Активной деятельности японской авиации в юго-восточной зоне был положен конец. Потери авиации на Труке также заставили высшее командование IJN принять решение о размещении элементов 1-го воздушного флота на Марианских островах, прежде чем их подготовка будет завершена.

Эти подразделения были отправлены в качестве частей 2-й линии 1-го воздушного флота из которых был сформирован своего рода мобильный резерв для использования в решающем сражении у Марианских островов летом 1944 года. Первым подразделением этого типа в составе 1-го воздушного флота был 761-й kokutai, который был также известен как "Ryu" Butai или подразделение "Дракон". Основана эта часть была 1 июля 1943 года, когда 761 kokutai начал свое обучение в Kanoya, и ему был дан приоритет в оснащении бомбардировщиками нового типа G4M2 Модель 22. Еще одной попыткой принять на вооружение новую модификацию "Betty" после неудачи с 751 Ku на Рабауле.

Сразу после американского рейда на Трук 761 Ku был немедленно отправлен в центральную часть Тихого океана в попытке возместить огромные потери в авиатехнике. 22 февраля 761 Ku, имеющий в своем составе 24 новых бомбардировщика "Тип1 Rikko модель 22" прибыл на Тиниан. В этот же день к вечеру патрулировавшие окрестности самолеты обнаружили американскую авианосную ударную группировку, а на следующее утро 761 Ku в полном составе попытался атаковать авианосцы противника. Все 24 "Betty" 761 Ku были сбиты истребителями на подлете, ни одного попадания в американские корабли достигнуто не было. В то же утро 23-го февраля 1944 года палубная авиация ВМС США нанесла сокрушительный удар по японским объектам на Марианских островах, концентрируясь на Сайпане и Тиниана. После чего базовая авиация 1-го воздушного флота была практически полностью уничтожена.

Япония отступала по всему Тихого океана, ее островные базы часто оказывались изолированными, ввиду того, что союзники укрепили свое господство в воздухе и на море. Подразделения IJNAF, теперь столкнулись с нехваткой квалифицированных механиков. Летчики могли перелетать из одной базы на другую, но опытные наземные команды часто оказывались брошенными на островах на произвол судьбы.

4 марта 1944 года, с тем чтобы обеспечить большую мобильность для своих воздушных операций, командование IJN предприняло очередную реформу своих базовых частей авиации флота - kokutai. Отдельные эскадрильи (hikotai) были выведены из состава kokutai и выделены как самостоятельные единицы, известные как tokusetsu hikotai (специальные независимые эскадрильи), с их собственными обозначениями, в то время kokutai по существу, стали наземными службами обеспечения и сервиса. В теории, это должно было позволить hikotai действовать более свободно, оперируя с разных баз по мере надобности в зависимости от проводимой операции.

Новая система не была введена немедленно по всем частям базовой морской авиации, а вводилась поэтапно по мере необходимости. В соответствии с новой системой, 4 марта 1944 года, 755 и 751 Ku были разделены на эти независимые tokusetsu hikotai, половина формирования Attack (Kogeki) Hikotai 701 (К701) формально относилась к 755 Ku, а Hikotai 704 (K704 ) - к 751 Кu.

705 Kokutai в это же время также был переформирован, его самолеты и летный состав преобразуется в Kogeki Hikotai 706 (K706), оперативно подчиняясь 755 Кu. Таким образом, 755 kokutai теперь состоял из двух hikotai, K701 и K706, а в состав 751 kokutai входил лишь один K704. В каждый из hikotai входили стандартные 36 самолетов, плюс 12 в резерве, но фактический состав из за острой нехватки самолетов был часто значительно меньше.

В течение марта потрепанные американскими авианосными рейдами подразделения Rikko пытались восстановить свою численность, накапливая силы. В ночь на 09.03.44. самолеты K706 провели успешный дальний рейд против базы американцев на атолле Эниветок без потерь со своей стороны, но такие действия оказались исключением.

В течение месяца, подразделения "Rikko" были отведены на о. Пелелиу, архипелага Палау, и к концу марта части 761-го и 751-го Ku были в значительной степени сосредоточены там, в то время как 755 Ku базировался на Марианских островах и на Труке. Эти силы дополнял "Yokosuka" Kokutai, который был развернут на Тиниане к 28-му марта и имел в своем составе 18 новейших Тип 1 Модель 22. "Yokosuka" Ku по прежденму выполнял функции оперативного испытательного подразделения IJNAF. В этом качестве он оставался на передовой лишь до 14-го апреля, после чего вернулся в Японию.

Палубные самолеты американских авианосцев атаковали Палау в ночь с 30 на 31 марта. За сутки до этого, в ночь на 29.03.44. крупное соединение "Betty" из состава 761, 751, 755 и "Yokosuka" Kokutai попыталось атаковать авианосную ударную группу противника вдали от своих баз на островах Пелелиу, Тиниан и Гуам. Но японский флот в очередной раз не добился никаких результатов, а масштабы собственных потерь в кораблях и самолетах уступали лишь потерям на Труке полтора месяца назад.

1 апреля 1944 были сформированы еще три новых независимых hikotai. 752 Kokutai стал hikotai K703; 753 Ku стал hikotai K705 и "Toyohashi" Kokutai, который лишь 20 февраля стал боевой единицей , и был переименован в 701 Kokutai, теперь стал hikotai K702. Позже, 5 мая, 732 Кu также был выделен в отдельную эскадрилью K707.

22 апреля американские войска высадились в Hollandia и фокус воздушных операций IJNAF вновь перместился в Новую Гвинею. В тот же день 732 Ku был развернут в Соронге, на западной оконечности Новой Гвинеи, где через 24 часа к нему присоединились самолеты 761 и 755 Ku. Интенсивные действия американской авиации по Соронгу сделаны операции с этой базы крайне проблематичными, и отряды 761 и 755 Ku вернулись на свои базы на Марианских островах к 1 мая.

Американская высадка на о. Биак 27 мая спровоцировала ответную реакцию японцев, которые ввели в действие операция "Kon", смысл которой сводился к усилиям по отражению атаки войск союзников, высадившихся на берег. В тот вечер, 20 бомбардировщиков G4M из 732 и 753 Ku подошли к Wasile, в Halmaheras, с аэродрома Дигос (Давао, аэродром ╧ 3) на Минданао, а в ночь на 28 мая силы из 13 самолетов из атаковали торпедами транспортный конвой к востоку от Биак. Результаты были скромными, а пять самолетов были потеряны. На 31-е мая, семь Rikko снова атаковали транспорты союзников у Биака торпедами, потеряв в ходе атаки один "Betty".

Еще несколько ночных торпедных атак были проведены из Соронга в начале июня, но силы японцев были быстро истощены и впоследствие действия морских бомбардировщиков сводились к мелким беспокоящим рейдам по два-три самолета. Силами такого рода рейдов еще можно было нанести серьезный ущерб, особенно против американского аэродрома на Wakde, на полпути между Hollandia и Биак, где был состредоточен американский Пятый воздушный флот, самолетами которого был плотно забит весь небольшой аэродром.

В ночь на 5 июня двум G4M из 753 Ku, во главе с сёи (мл. лейтенантом) IsaoSunayama, удалось уничтожить шесть американских самолетов и повреждить 80 других на аэродроме Wakde, во время второго рейда в ночь с 7-го на 8-е силами трёх машин из того же подразделения потери американцев были еще больше.

11-12 июня американцы приступили к предварительным действиям в преддверии битвы за Марианские острова и внимание IJNAF вновь сместилось на центральную часть Тихого. 12 июня острова подверглись массированным ударам с воздуха палубной авиацией США, на следующий день Сайпан был обстрелян американскими линкорами и крейсерами. Было очевидно, что противник готовил масштабное вторжение на Марианские острова, в самое сердце японской системы обороны в центральной части Тихого океана.

Биак и западная Новая Гвинея были окончательно оставлены, и Объединенный флот начал подготовку к операции "А-Go", долгожданному поединку с Тихоокеанским флотом США.

Подготовка к этой решающей битве с американцами была проведена задолго до лета 1944 года и заключалась в тесном взаимодействии сил палубной авиации, тёсё (вице адмирала) Jisaburo Оzawa и базовой авиации первого воздушного флота. Но к этому времени противник доказал свое подавляющее превосходство в качестве и количестве боевой техники и личного состава. Битва у Марианских островов хорошо освещена и нет смысла повторять ее ход здесь. Поэтому можно описать лишь те ее факты, которые касались участия в ней подразделений Rikko. План "А-Go" потерпел фиаско с самого начала, поскольку японцам не удалось собрать воедино, палубную и базовую авиацию. Американцы заблаговременно разгромили костяк базовой морской и части армейской авиации на Сайпане и Тиниане до подхода флота Jisaburo Оzawa. Таким образом, Объединенный флот, вступив в бой с американскими силами 19 √ 20 июня, остался без поддержки базовой авиации с островов. Битва между японской и американской палубной авиацией, получившая у союзников неофициальное название "Большая охота на марианских индюшек", окончилась полным поражением японцев.

Летом 1944 года уже было очевидно, что "Тип 1 Rikko" уже безнадежно устарел. В эти дни в части первой линии начал поступать преемник "Betty" √ скоростной базовый пикирующий бомбардировщик "Ginga" ("Млечный Путь"), P1Y1, получивший у союзников прозвище "Francis". А остающиеся в большом количестве в частях морские штурмовики G4M разных модификаций полностью переключились на ночную работу и патрульные функции.

"Тип 1 Rikko" из 761, 751, 755 и 753 Kokutai с баз на Тиниане, Гуаме и Пелелиу приняли участие в битве у Марианских островов лишь в небольшом количестве. Эти подразделения были позже усилены отрядом Rikko, собранным из Yokosuka Kokutai и 752 Ku, известным как группа "Hachiman" (названная в честь синтоистского бога войны), которая была основана на Иводзиме. Несмотря на высокую выучку их экипажей, они не смогли добиться сколь-нибудь значительного эффекта, оборона противника была уже настолько грозной, что большая часть экипажей и самолетов была уничтожена, задолго до выхода в атаку.

После ужасающих потерь в технике и людях в битве у Марианских островов, IJNАF 10 июля 1944 года предпринял радикальную реорганизацию своих уцелевших авиационных частей. Среди подразделений Rikko 732-й, 751-й, 753-й и 755-й Kokutai, а также 701-й, 705-й, 706-й и 707-й отдельные независимые Hikotai были расформированы. Оснащенные бомбардировщиками "Тип 1 Rikko" остались K702, включенный в состав 701-го Ku, K703, включенный в состав 752-го Ku, K704, в составе 761-го Ku и вновь образованный K708, из 762 Kokutai.

После фиаско на Марианских островах, многие в императорском флоте начали чувствовать, что война проиграна. Было очевидно, что обычная тактика воздушных атак против американского флота сопряжена с огромными потерями при минимальных результатах. Неоходимо было срочно найти способы противодействия.

После поражения у Марианских островов, "Betty" из K704 провели ряд операций против флота США с базы на острове Минданао в сентябре и начале октября 1944 года. K702, из состава 752 Kokutai в сентябре, прибыл на Clark Field, на острове Лусон, а в конце октября на Филиппинах появился и K704. Тем не менее, после высадки америанцев на Лейте, K704, понеся огромные потери, вернулся в Японию в ноябре 1944 года.

Между тем, в Японии из самолетов K708 и K703 в составе 762 Kokutai, было сформировано тактическое соединение известное как "T-Butai", что грубо можно перевести, как "Силы Тайфун", основное предназначение которого было в атаках авианосных ударных групп США под прикрытием плохих погодных условий, на малой высоте. В конечном счете тактика применения групп "T-Butai" свелась к атаке любой ценой, практически равнозначной таранной тактике подразделений Токкотай.

Два hikotai K708 и K703, наряду с другими подразделениями, в серии отчаянных атак америанского флота у Тайваня между 12 и 14 октября 1944 года практически исчерпали свой наступательный потенциал, израсходовав более половины своего наличного парка самолетов.

В период пополнения K703 осуществлял удары по американским базам на захваченных Марианских островах, где разместились аэродромы В-29, совершивших оттуда первый налет на Японию 2 ноября. Через две недели K703, K708 и K702, получившие пополнение, перебазировались на Кларк Филд, Филиппины, войдя в состав 763 Kokutai, который был образован 10 октября 1944 года. Эти три hikotai предприняли ряд миссий в заливе Лейте, к концу ноября сильно потрепанные K703 и K708 вернулись в Японию. K702 оставался на Филиппинах до конца кампании и был практически уничтожен. Остатки его были выведены на Тайвань в январе 1945 года.

По возвращении в Японию с Филиппин, K704 совместно с K703 и K708 принял участие в серии ночых налетов на базы В-29 на Марианских островах 28 ноября и 7 декабря.

После высадки американцев на Иводзиме 19 февраля 1945 года, K704 участвовал в нескольких ночных налетов из Kisarazu. А 5 марта 1945 года был назначен в 706 Kokutai, последем подразделении "морских штурмовиков" сформированном в годы войны. Последний налет подразделений Rikko на позиции американцев на Иводзиме был предпринят в ночь с 25 на 26 марта 1945 года, после чего все внимание было переключено в район Окинавы.

В августе 1944г для наиболее тpезвомыслящих чинов японского флота стало очевидно, что избежать поpажения Японии пеpед pастущей мощью союзников можно только нестандаpтной тактикой. Это и послужило опpавданием пpименению пилотов-самоубийц. Одним их этих офицеpов был Mitsuo Оtа - пилот тpанспоpтного самолета из 405-го кокутай, котоpый пpедложил использовать для пилотов-камикадзе самолет с pакетными ускоpителями. С помощью pаботников авиационно-исследовательского института в токийском унивеpситете Ота pазpаботал пpоект самолета на базе своего пpедложения и пpедставил его чеpтежи 1-му моpскому авиационно-техническому аpсеналу в Йокосуке. Пpедложение Оtа было благосклонно воспpинято флотом, котоpый поддеpжал пpоект. Детальную пpоpаботку самолета возглавили Маsao Yamano, Таdanao Мitsugi и Rokuro Hattori. Самолет получил обозначение МХY7 и пpедназначался для запуска с носителя (в пеpвую очеpедь пpи обоpоне собственного побеpежья). После запуска с носителя МХY7 планиpовал в стоpону цели, а потом pазгонялся с помощью тpех твеpдотопливных pакетных ускоpителей, котоpые можно было использовать одновpеменно или по очеpеди. Этот кpошечный самолет выполнялся из деpева и недефицитных металлов, с учетом использования неквалифициpованной pабочей силы.

Так как самолет пpедстояло использовать только один pаз, да еще слабо подготовленным пилотом, пpибоpное обоpудование было минимальным, а маневpенность для точного поpажения цели тpебовалась высокая.

Разpаботка и изготовление планеpов опытных самолетов заняли несколько недель, и уже к сентябpю 1944г десять МХY7 были готовы. Самолет получил обозначение "моpской специальный штуpмовой самолет "Оkha" (Цветок вишни) модель 11". Пеpвые машины имели в носовой части 1200кг заpяд. В качестве носителя должен был использоваться бомбаpдиpовщик "Тип 1 Rikko" "Модель 24 Tei" (G4M2E) со специально доpаботанным бомбоотсеком. Тpи pазгонные pакеты "тип 4 маpка 1 модель 20" обеспечивали в течение 8-10 секунд тягу 800кг. Безмотоpные полеты начались в Сагами в октябpе 1944г, а пеpвое включение pакетных ускоpителей было использовано в Касима в следующем месяце. Испытания пpошли успешно, а беспилотные испытания в Касимо в янваpе 1945г позволили снять следующие летные хаpактеpистики - скоpость на высоте 3000м в пикиpовании pазвивалась до 450км/ч, а пpи включении ускоpителей - до 650км/ч.

Hе ожидая окончательных испытаний, флот заказал сеpийное пpоизводство самолета, и с сентябpя 1944г по маpт 1945г было выпущено 852 "Оkha" "модель 11". Из них 155 были поставлены 1-м аpсеналом в Йокосуке, а остальные - 11-м аpсеналом в Касумигауpа. Кpылья и хвостовое опеpение пpоизводились на "Hиппон хикоки" и "Фудзи хикоки" в Канегаве. Поставки первых "Оkha" начались в сентябре 1944 года,тогда же начался набор и обучение добровольцев для пилотирования нового оружия.

Таким образом, еще до рождения Токкотай - Корпуса Специальных атак "Шимпу" на Филиппинах, уже существовали летчики-добровольцы, проходившие подготовку для выполнения отдносторонних самоубийственных миссий.

1-го октября 1944 года, на базе 721 Kokutai было создано первое оперативное подразделения по использованию самолетов-снарядов "Ohka". Командиром 721 Ku был тайса (капитан 2 ранга) Motoharu Оkamura, ветеран, летчик-истребитель и горячий сторонник тактики taiatari (таранных ударов). Сёса (капитан-лейтенант) Gоro Nonaka, бывший командир752 Ku, ветеран бесчисленных ночных торпедных атак в центральной части Тихого океана, стал hikotaicho нового подразделения, а 15 ноября 1944 года 1-й Hikotai 721 Ku стал K711 под командованием Gоro Nonaka. 20 декабря K708 под командованием сёса (капитан-лейтенанта) Jiro Adachi был переведен из состава 762 Ku в качестве 2-го hikotai в составе 721 Ku. В соответствии с их спецификой, носителей "Ohka" подразделение получило собственное имя "Jinrai" (Божественный Гром).

Глава авиационно-технический арсенала тёсё (вице-адмирал) Misao Wada, ясно дал понять, что если комбинация Rikko/Ohka используется в условиях местного превосходства в воздухе противника, шансов на ее успех практически небыло. Самолет-снаряд Ohka 11 весил 2140 кг, что было практически предельной массой для носителя "Тип 1 Rikko" "Модель 24 Tei". Носителю предстояло изо всех сил пытаться достичь высоты 5000 метров, сжигая топливо с угрожающей скоростью. Существовала изрядная опасность того, что носитель будет сбит задолго до подхода к радиусу эффективного дейстия "Ohka", который был всего в пределах 20 морских миль.

Выдвинувшись на береговые базы на острове Кюсю в феврале 1945, 721 Ku лишь ждал удобного случая нанести удар. На новое оружие возлагались большие надежды, но с самого начала на подразделение посыпались невзгоды. 18 марта K708 был готов отправиться в первую миссию Jinrai. Однако, прежде чем комбинация Rikko/Ohka смогла взлететь, база подверглась нападению палубной авиации США. Почти вся матчасть была уничтожена на земле, и миссия была отменена.

21 марта K711 "Jinrai" во главе с сёса (капитан-лейтенантом) Nonaka удается запустить 18 самолетов, из них 15 "Betty" c "Ohka" на борту. Императорский флот был уверен, что предшествующие атаки базовой авиации с Кюсю в течение трех дней сильно ослабили ударную американскую группу ТF 58, и группа бомбардировщиков c "Ohka" на борту сумеют беспрепятственно подойти к американским авианосцам, но это было глубокое заблуждение.

Хотя 30 "Рейсенов" призваны были сопровождать бомбардировщики, они были не в состоянии отбить атаку американских перехватчиков. Через 20 минут все 18 "Betty" были сбиты "Хэллкетами" F6F из VF-17 и VBF-17 с авианосца USS "Hornet", и ни один "Ohka" не сумел отделиться от носителя. Эти потери привели к тому, что K711 был расформирован 5 мая, а функции оперативного hikotai взял на себя K708. Это подразделение впоследствии провело ряд более мелких "Jinrai" миссий, прежде всего в ночное время, и просуществовало до конца войны.

1 апреля 1945 года американцы начали высадку на последний бастион японской обороны √ остров Окинава. В эту ночь K708 попытался осуществить свою первую миссию "Jinrai" силами шести "Betty" с "Ohka" на борту. Из вылета вернулся лишь один бомбардировщик, два пропали без вести, еще два были сбиты, один был потерян на обратном пути в ходе аварийной посадки на Тайване. Весьма сложно судить о результативности этого вылета. Считается, что в этот день один из "Ohka" поразил линкор "West Virginia" (BB-48), однако послевоенный анализ опровергает этот факт. Известно, что в ходе этого налета линкор был поражен двумя летчиками-смертниками, и суммарные потери составили четыре человека погибших и семь раненых.

В тот же день попадания самолетов-шимпу были зафиксированы в транспорты "Alpine", "Achernar" и "Tyrrell", но авторство "Ohka" в их повреждении также маловероятно, по крайней мере по свидетельству очевидцев, атаки осуществлялись обычными самолетами. В частности, в "Tyrrell" врезался двухмоторный бомбардировщик "Betty" неизвестной принадлежности, снеся ему мостик, радиоантенну и десантный катер. Корабль по счастливой случайности избежал потерь в экипаже. Поскольку специально подготовленных подразделений токкотай, имевших на вооружении бомбардировщики G4M в этот день не задействовали, скорее всего, это был просто акт отчаянного самопожертвования одного из строевых экипажей.

Битва за Окинаву была ознаменована массированным применением самолетов специальных атак √ токкотай, известной, как операция "Kikusui" ("Плывущая хризантема"). Вопреки распространенному мнению, на базе подразделений, вооруженных бомбардировщиками "Тип 1 Rikko" отрядов специальных атак в этот период не создавалось. Все тараны, совершаемые пилотами "Betty" были инициированы "снизу", и строго говоря, их нельзя отнести к шимпу или "камикадзе". Основной работой у Окинавы подразделений "Веtty", например из 721 Ku, были рутинные ночные торпедные и бомбовые атаки с баз на острове Кюсю и Тайваня.

K704 из 706-го Kokutai, базировавшегося на южном побережье Кюсю, выполняли те же задачи, а 801 Kokutai, включавший наряду с тяжелыми летающими лодками и большое количество бомбардировщиков G4M в составе Teisatsu (патрульный) Hikotai 703 (T703), занимался, в основном, разведовательной и патрульно-противолодочной работой. T703 был образован 15.03.45 из бывшего Tokusetsu Hikotai K703 . Позднее в состав того же 801 Ku вошли T707 и T709, также оснащенные "Betty". Расквартированный в Тайване, K702, из состава 765 Ku, в конце апреля 1945 года был переориентирован на "Специальные Атаки" токкотай и, по всей вероятности, это было первым подразделением такого рода в ходе битвы за Окинаву, оснащенным бомбардировщиками G4M. К701, матчасть и персонал которого ранее входил в учебно-тренировочный 13-й Kokutai, вошел в состав 765 Ku, и был спешно переброшен на Тайвань из Малайи и Ост-Индии. К701 также прошел подготовку для таранных атак шимпу и в мае приступил к боевой работе.

Миссии "Jinrai" силами K708 были возобновлены 12 апреля. Восемь "Rikko" с MXY7 "Ohka" вылетели рано утром в составе крупного соединения самолетов Специальных Атак разных типов. Носителям удалось запустить шесть "Ohka". На этот раз атака была удачной. Жертвой "Ohka" стал эсминец DD-733 "Mannert L. Abele". Во второй половине дня 12.04.45. "Mannert L. Abele" несколько раз подвергался массированным атакам летчиков смертников, однако до поры до времени ему удавалось избегать попаданий. Зенитчики эсминца сумели сбить не менее четырех камикадзе.

Примерно в 14:43, в правый борт эсминца под углом примерно в 30 градусов врезался маленький самолетик, проник через борт в машинное отделение и там взорвался. Так описали первый успех "Ohka" очевидцы. "Mannert L. Abele" сразу же потерял ход, полностью вышло из строя энергоснабжение корабля. Поскольку сила взрыва была направлена вниз, киль эсминца оказался надломлен позади второй дымовой трубы. Полностью вышла из строя система управления огнем.

Примерно в 14:46, "Mannert L. Abele" поразил второй "Ohka". Удар пришелся тоже в правый борт, чуть выше ватерлинии. Почти сразу же корабль разломился попалам и затонул в течение 10 минут. Вместе с кораблем погибли 73 члена экипажа.

Оказывавший помощь тонущим другой эсминец "Jeffers" (DD-621) также подвергся атаке летающей бомбы, однако зенитчикам эсминца удалось сбить "Ohka" всего в каких-то 40 √ 50 метрах от корабля.

Третьим кораблем, подвергшимся атаке "Ohka" 12 апреля был еще один эсминец "Stanly" (DD-478). Над кораблем кружился целый рой американских истребителей и японских самолетов, пытавшихся прорваться к кораблям флота. Самолеты сцепились в одну кучу в ближнем бою и зенитчики эсминца не могли стрелять, боясь попасть по своим. Внезапно, из водоворота самолетов вывалился самолет-снаряд "Ohka" и с огромной скоростью начал пикировать на эсминец. По свидетельству очевидцев, скорость самолета в этот момент превышала 500 узлов и зенитчики эсминца просто не успели среагировать. "Ohka" попала в левый борт корабля под большим углом примерно в 1.5 метрах выше ватерлинии и прошила корабль насквось. Это спасло корабль, боеголовка "Ohka" взорвалась в воде. Через несколько минут после первой атаки, другой "Ohka" лишь чуть-чуть промахнулся, пройдя над головой матроса, выбив у него из рук пожарный багор. После чего упал в воду и развалился.

В ходе этой атаки пять Rikko носителей были потеряны, а шестой совершил аварийную посадку на Тайване. В ходе дневного налета 14.04.45 силами семи "Betty" с "Ohka" все носители были сбиты задолго до подхода к цели. 16.04.45. Попытка шести Rikko атаковать флот США летающими бомбами также закончился уничтожением всей группы. В мае K708 перешел к ночным попыткам прорваться к цели. 4-го мая семь "Betty" с "Ohka" удалось атаковать американские корабли. Один из "Ohka" поразил эсминец-тральщик USS "Shea" MMD-30. Тогда, утром, в 08.54. наблюдателями с эсминца был замечен одиночный бомбардировщик "Betty" на дистанции около 6 миль. Зенитчики корабля немедленно открыли огонь и сбили противника, но бомбардировщик успел выпустить самолет-снаряд "Ohka", который мгновенно спикировал на корабль и врезался в правый борт в районе мостика, прошел корабль насквозь через помещение гидролокатора, штурманскую рубку и взорвался с левого борта над поверхностью воды. На корабле вспыхнул пожар, была потеряна связь, вышло из строя управление 5- дюймовыми артиллерийскими установками ╧ 1 и 2, гидролокатор и уничтожена 20-мм зенитка левого борта. Погибло 26 матросов и один офицер. 91 человек получили ранения различной степени тяжести.

Еще один "Ohka" атаковал корвет "Gayety" (AM-239), однако японский пилот промахнулся и врезался в воду в нескольких метрах от корабля. Из семи носителей лишь один вернулся на базу.

11.05.45 еще 4 "Betty" с "Ohka" предприняли попытку атаковать американский флот. На этот раз жертвой стал эсминец радиолокационного дозора "Hugh W. Hadley" (DD-774).

В 09.20, он был атакован 10 японскими самолетами одновременно. Зенитчики уничтожили все 10. Однако двум смертникам удалось поразить эсминец. Пока аварийная партия занималась тушением пожара, на корабль спикировала "Ohka", попав в корму корабля. Взрыв был очень мощным, за ним последовал сильный пожар и большая часть команды оставила корабль, 52 человека экипажа погибли, около 100 получили ранения. Однако корабль удалось удержать на плаву, хотя он до конца так и не восстанавливался.

25.05.45 одиннадцать "Betty" с "Ohka" попытались атаковать флот США в очередной раз, но из-за плохой погоды вынуждены были вернуться.

В ночь с 21 на 22 июня шесть Rikko с "Ohka" отправились к Окинаве, но успехов не добились. Четверо из носителей не вернулись, а попаданий в американские корабли не достигли. На рассвете 22 июня остатки 32-й армии тёсё (генерал-полковника) Ushijima, на Окинаве прекратили сопротивление. Однако обычные атаки Rikko и патрульные полеты в районе Окинавы продолжались до конца войны. Один из последних вылетов бомбардировщиков G4M силами, правда, всего двух машин из 801-го Kokutai состоялся в ночь на 12 августа 1945 года, когда они попытались атаковать транспорты снабжения в районе Окинавы.

К июню 1945 года все крупные города Японии были превращены в руины армадами В-29, действовавшими с баз на Марианских островах, а позднее на Окинаве. Японцы предпринимали отчаянные попытки атаковать эти базы. Пока не была потеряна Иводзима, дальнии бомбардировщики как армии, так и флота периодически совершали ночные налеты на аэродромы В-29. Но к весне 45 года это стало невозможным. 24 мая 1945 года японский армейский спецназ провел диверсионную операцию против только что введенного в строй аэродрома В-29 на Окинаве. Десять специально переделанных в транспорты тяжелых бомбардировщиков тип 97 (Ki-21 "Sally") высадили отряд десантников-диверсантов, которым удалось уничтожить несколько американских бомбардировщиков на стоянках, Результаты были обнадеживающими и флотская авиация решила предпринять подобную операцию, но в гораздо большем масштабе. IJNAF разработал операцию по атаке аэродромов B-29 на базах на Марианских островах.

24 июня 1945 года для этих целей были разработаны два проекта операций под кодовыми названиями "Tsurugi" (Меч) и "Retsu" (Ярость). Проект "Retsu" представлял собой штурмовой налет на базу В-29 тридцати специально модернизированных бомбардировщиков "Ginga" PlY1, половина из которых была вооружена 17-ю 20-мм пушками √ две из которых располагались в носу самолета, а 15 остальных размещались в бомбоотсеке самолета под углом вперед-вниз. Проект "Tsurugi" представлял собой двадцать доработанных бомбардировщиков G4M "Betty", приспособленных для доставки десантников с оружием и мотоциклами. Транспорты "Tsurugi" должны были следовать сразу за штурмовиками "Retsu" и после штурмовки аэродрома должны были приземлиться и высадить десант. Уцелевшие "Ginga", расстреляв боезапас тоже должны были садиться и экипажи их присоединяться к десанту. Десантникам предполагалось уничтожить на аэродроме как можно больше В-29, прежде, чем с честью погибнуть.

Многие из G4M "Tsurugi" были модифицированы, большая часть вооружения удалена, в том числе верхняя пушечная башня, вследствие чего фюзеляж приобрел более обтекаемую форму. Оба проекта оперативно подчинялись штабу 706-го Kokutai, штурмовики "Ginga" входили в состав hikotai K405, а "Betty" в состав hikotai K704. Обучение экипажей и десантников "Tsurugi" происходило на авиабазе Мисава и нескольких других базах в северном Хонсю.

Тренировки были сложными. Обучение коммандос происходило на базе полномасштабных деревянных макетов В-29, а также пленных членов экипажей сбитых В-29, которых специально допрашивали на предмет подробностей расположения и охраны баз бомбардировщиков. Участники миссии были обмундированы в форму наземной службы ВВС США.

Операция готовилась на конец июля, но налет палубной авиации на объекты в северном Хонсю, в том числе и на авиабазу Мисава, состоявшийся 14-15 июля сорвал подготовку. Многие из подготовленных самолетов оказались уничтоженными на земле и проведение операции пришлось отложитьна следующий месяц. Между тем, масштаб операции был увеличен, дополнительное количество бомбардировщиков "Тип 1 Rikko" наскребли по сусекам Империи, нашлись и дополнительные добровольцы-десантники.

В новые планы также входил угон самолета В-29 в Японию, который должны были осуществить экипажи G4M. Один из "Superfortress" потерпел крушении в районе Нагои, в ходе вынужденной посадки, что дало почти полное представление о летной эксплуатации В-29, и японцы были в высшей степени уверены, что они смогут пилотировать американский тяжелый бомбардировщик, как только он окажется в воздухе.

Наконец были подготовлены 60 переоборудованных в транспорты "Тип 1 Rikko" для доставки на Марианские острова 300 коммандос флота из 101-го отдельного десантного батальона флота, а также 300 армейских десантников из 1-го полка. Предполагалось, что группы должны были разделиться поровну на три части по 20 самолетов. Морские коммандос должны будут высадиться на Гуаме, а армейские десантники атаковать объекты на Сайпане. Смешанная группа армии и флота нанесут удар по Тиниану. После выполнения задачи по диверсиям на аэродромах оставшиеся в живых десантники и экипажи самолетов должны были бы продолжать боевые действия в качестве партизан.

Оперицию планировалось провести в полнолуние в период с 19 по 23 августа.

Однако, союзная разведка пронюхала про готовящуюся операцию "Tsurugi" и 9-го августа по северным аэродромам острова Хонсю был нанесен массированный удар палубной авиации США и Великобритании. В результате двадцать девять "Betty" и двадцать "Ginga" были уничтожены. Операция была отложена, а 15 августа Япония капитулировала.

Конец карьеры

19 августа, ветеран морских бомбардировщиков пилот тайи (ст. лейтенант) Den Sudo из "Yokosuka" Kokutai во главе двух самолетов "Betty" вылетел с авиабазы Kisarazu. Целью его миссии было доставить японскую делегацию на переговоры о капитуляции. Один из самолетов, которые вел Sudo был старичек-транспорт G6M1-L, а другой старый знакомый "Тип 1 Rikko" Модель 11 (G4M1). По указанию штаба генерала Дугласа Макартура, оба самолета были окрашены целиком в белый цвет. На месте расположения опознавательных знаков √ хиномару были нанесены темно-зеленые кресты √ на верхней и нижней поверхности крыльев, на фюзеляже и вертикальном оперении.

Самолеты должны были доставить на крохотный островок Ле Шима рядом с Окинавой делегацию из 16 человек, во главе с тёсё (генерал√полковником) Тorashiro Kawabе. Там генерал Kawabе и его делегация должны были пересесть в транспортный самолет ВВС США C-54 и отправиться в Манилу, для получения подробных инструкции от союзного командования о капитуляции.

Экипажи японских самолетов ждали делегатов всю ночь ночь на аэродроме Ле Шима, а после возвращения делегатов из Манилы на следующий день, Sudo повел свой самолет с генералом Kawabе и десятью его спутниками в обратный путь. Неожиданная утечка топлива во время полета вынудила его совершить вынужденную посадку, недалеко от устья реки Tenryu. К счастью никто не пострадал. Второй самолет задержался на Ле Шима на еще один день для мелкого ремонта, но вскоре и он вылетел обратно, благополучно добравшись до авиабазы Kisarazu с остальными членами делегации. Так закончилась последняя официальная миссия "морского штурмовика" G4M "Тип 1 Rikko".

В ходе последних инструкций американского командования Императорский флот должен был в первую очередь распустить подразделения Специальных атак, особое внимание уделялось подразделению "Jinrai" - "Божественный гром" из 721 Kokutai. Учитывая особую специфику деятельности подразделения, - носителей самолетов-снарядов "Okha" и сильные патриотические настроения в подразделении, командование IJNAF стремилось исполнить волю победителей как можно скорее, боясь повторения восстания, как это уже произошло на авиабазе Ацуги в первые дни после капитуляции.

23 августа 1945 года бомбардироащики G4M последний раз поднялись в воздух с авиабазы Komatsu, в префектуре Исикава, последнем пристанище 721 Кu. Еще раз, база наполнилась звуком двигателей "Kasei" когда Rikko выруливали на взлет. Они разлетелись по всем аэродромам Японии, неся выживших сыновей домой к своим семьям.

Конструкция G4M

Двухмоторный свободнонесущий цельнометаллический моноплан, дальний скоростной бомбардировщик-торпедоносец с экипажем из 7-8 человек.

Фюзеляж - овального сечения (в миделе - 2,5 м х 2 м), монокок клепаной конструкции. Силовая конструкция состоит из 38 шпангоутов, стрингеров и работающей обшивки. Для удобства производства, сборки и ремонта фюзеляж имеет разъем по шпангоуту ╧24. Шпангоуты ╧12 и ╧14 - усиленные, для крепления лонжеронов крыла. В передней части (от шпангоута ╧1 до шпангоута ╧5) располагается кабина штурмана. Между шпангоутами ╧6 и ╧11 - кабина пилотов, между шпангоутами ╧9 и ╧22 - отсек вооружения. За местами пилотов размещается сиденье командира и рабочее место радиста (выполняет и функции верхнего стрелка). За крылом расположено рабочее место бортинженера и сиденье радиста (в бою выполнявших функции боковых стрелков). За хвостовым оперением оборудовано место заднего стрелка. Экипаж попадает в самолет через круглую дверь (между шпангоутами ╧25 и ╧27) по левому борту. Между шпангоутами ╧27 и ╧28 по левому борту оборудован туалет. Самолет оснащен автопилотом "Сперри", радиокомпасом. Штурман при бомбометании использует оптический бомбоприцел "Тип 90".

Крыло - трапециевидной формы в плане, со скругленными законцовками без изломов по передней и задней кромкам. Среднее расположение крыла позволило исключить интерференцию с фюзеляжем без применения развитых зализов. Конструкция - цельнометаллическая, двухлонжеронная, с работающей обшивкой и клепкой впотай. Профиль крыла - "Митсубиси" MAC 118 по всему размаху (толщина у корня - 12,5%, на конце - 10%). Для удобства при сборке, транспортировки и ремонта состоит из пяти частей - центроплана (внутри фюзеляжа), двух внутренних консолей и двух внешних консолей. Лонжероны центроплана проходят сквозь фюзеляж и крепятся к усиленным шпангоутам ╧12 и ╧14. Передняя кромка внутренних консолей образована отъемными маслобаками, а к задней крепятся щелевые закрылки с металлическим каркасом и обшивкой (размах каждого 5,250 м, площадь 4,108 м2), оснащенные электроприводом. Углы отклонения: на взлете 36╟, на посадке 45╟. К задней кромке внешних консолей крепятся элероны типа "Фрайз" (15%-я аэродинамическая компенсация) с металлическим каркасом и полотняной обшивкой (размах каждого 6,25 м, площадь 2,05 м2), оснащенные управляемыми триммерами. Углы отклонения: вверх 18╟, вниз 27╟. Мотогондолы расположены на внутренних консолях, крепятся к переднему и заднему лонжеронам.

Хвостовое оперение свободнонесущее, однокилевое. Стабилизатор (размах - 10,0 м) состоит из трех частей (центроплана и отъемных консолей), на рулях имеются управляемые триммеры. Конструкция металлическая, однолонжеронная (лонжерон крепится к шпангоуту ╧35), с полотняной обшивкой рулей. Площадь рулей 3,02 м2, углы отклонения: вверх 20╟, вниз 25╟. Киль состоит из двух частей (нижняя крепится к фюзеляжу, верхняя отъемная. Конструкция металлическая, с полотняной обшивкой руля направления. На руле управляемый триммер. Площадь руля 1,82 м2, углы отклонения: +/'30╟.

Силовая установка - два звездообразных двухрядных 14-цилиндровых двигателя воздушного охлаждения "Касей"11. Взлетная мощность 1530 л.с./2450 об/мин на второй скорости нагнетателя, максимальная мощность 1410 л.с./2350 об/мин на 2000 м и 1340 л.с./2350 об/мин на 4000 м. Двигатель оснащен двухскоростным одноступенчатым нагнетателем. Вес 632 кг. Передаточное число редуктора 0,684. Двигатели через генераторы постоянного тока обеспечивают работу приводов шасси и закрылков и других систем и оборудования. Винты "Сумитомо Гамильтон" с механизмом постоянных оборотов CS-3B, трехлопастные, металлические. Диаметр 3,4 м, пределы изменения шага 20-40╟, вес 175 кг.

Капоты двигателей - типа NACA, с регулируемыми створками выходной щели. Выхлопные коллекторы - отдельные для каждого ряда цилиндров, выхлопные трубы выведены на верхнюю поверхность мотогондолы. Маслорадиаторы тоннельные, установлены внутри капотов. Съемные маслобаки расположены с обеих сторон от мотогондол (емкость баков для одного двигателя - 150 л) и образуют переднюю кромку внутренних консолей.

Топливная система состоит из восьми непротектированных баков общей емкостью 4780 л, размещенных между лонжеронами крыла, а также топливопроводов и электробензонасосов. Два бака емкостью по 690 л расположены в центроплане (внутри фюзеляжа); во внутренних консолях крыла (между фюзеляжем и мотогондолой) смонтированы 630-литровые; еще по два бака емкостью 640 и 430 л находятся между мотогондолой и стыком с внешней консолью. Заправочные горловины расположены на верхней поверхности крыла, снизу имеются люки для осмотра баков.

Шасси убирающееся, с хвостовым колесом. Основные стойки крепятся к переднему лонжерону крыла и полностью убираются в мотогондолы вперед электроприводом. Аварийный выпуск - за счет веса и набегающего потока воздуха. Амортизация основных стоек - масляно-пневматическая. Колеса (пневматик 1200x400 мм) оснащены тормозами. Хвостовое колесо (пневматик 500x180 мм) - свободноориентирующееся, со стопором, убирается в фюзеляж, но на практике силовой привод снимался и стойка фиксировалась в выпущенном положении.

Бомбовое и торпедное вооружение (максимальным весом до 1000 кг) размещается в отсеке вооружения (между шпангоутами ╧9 и ╧22). Створки, закрывающие отсек снизу, используются только в отсутствие подвешенного вооружения (при перегонке самолета или разведывательном вылете) и служат в качестве обтекателя. При подвеске торпеды, а также 800- и 500-кг бомб, створки частично демонтировались. При этом вырез выступающей части для 800- и 500-кг бомб был одинаковым, а для торпеды имел соответствующую длину, равную длине бомбоотсека. Для снижения турбулентности воздушного потока и улучшения отделения бомб (при сбросе) в задней части отсека может устанавливаться дефлектор. При подвеске торпеды Тип 91 Кай 7, массой 1055 кг оборудование самолета обеспечивало подводку к ней электричества и сжатого воздуха (для раскрутки гироскопов механизмов наведения, приводов и двигателя). Бомбы подвешиваются только горизонтально, варианты бомбовой нагрузки: 1x800 кг, 1x500 кг, 4x250 кг или 12х60 кг (в последнем случае бомбы крепились на двух балках-мостах - два ряда по три бомбы на каждом; передний мост крепился к шпангоутам ╧10 и ╧14, а задний - ╧15 и ╧19).

Стрелковое оборонительное вооружение состояло из четырех (и двух запасных) пулеметов калибра 7,69 мм и пушки калибра 20 мм. Пулеметы размещались в кабине штурмана, верхнем блистере и двух боковых блистерах. Пулеметы Морской Тип 92 представляли копию английского пулемета "Виккерс" того же калибра и оснащались дисковыми магазинами емкостью 97 патронов (могли использоваться и магазины на 47 патронов). Пулемет штурмана крепился в шаровой установке (яблоке), установленной асимметрично во вращающемся конусе, что позволяло увеличить углы обстрела. Вращение переднего конуса осуществлялось электромотором, управляемым специальной рукояткой. Углы отклонения (без учета поворота конуса): по вертикали 75╟, по горизонтали 60╟. Боезапас - семь магазинов. На потолке кабины штурмана мог крепиться запасной пулемет.

Блистер верхней стрелковой точки состоял из переднего обтекателя и задней подвижной части (перед стрельбой ее поворачивали вокруг продольной оси и она убиралась под пулемет). Пулемет крепился к поперечной направляющей, что позволяло перекидывать его с одного борта на другой. Углы обстрела: по вертикали 70╟, по горизонтали +/-35╟. Боезапас - семь дисковых магазинов по 97 патронов в каждом. Боковые блистеры по конструкции подобны верхнему, углы обстрела: по горизонтали 90╟, по вертикали - +/-60╟. Боезапас - шесть магазинов (для каждого). На потолке между блистерами мог крепиться еще один запасной пулемет.

Пушка "Мегуми" Специальный Морской Тип 99 модель 1, размещенная в хвосте самолета крепилась к специальной качающейся (в вертикальной плоскости по тангажу) установке, позволявшей стрелку при наведении в вертикальной плоскости сохранять неизменное положение относительно пушки. Одновременно эта установка вместе с хвостовым прозрачным обтекателем могла вручную вращаться вокруг продольной оси. Боезапас - восемь барабанов по 45 снарядов в каждом размещался справа сзади стрелка и подавался к нему по специальной транспортерной ленте. Углы обстрела пушки: по вертикали +/-35╟, по горизонтали +/-35╟ (за счет вращения хвостового конуса).




 Модификации :

 G4M1 "модель 11"

 первая серийная модификация

 G4M1 "модель 12"

 вариант с протектированными баками
 G2M2 "модель 22"  первоначальный вариант - в количестве 274 шт.;
 G4M2 "модель 22а"

 с 20-мм пушкой вместо 7,7- мм пулемета в средней части фюзеляжа - построено 5 шт.;

 G4M2 "модель 22b"

 отличался установкой более скорострельных 20-мм пушек "тип 99 модель 2" вместо "модели I";

 G4M2A "модель 24"

 установлены более мощные, 1850-сильные двигатели МК4Т "Касей"-25 - выпущено 14 шт.;

 G4M2A "модель 24а"

 с вооружением по образцу "модели 22а" - выпущено 15 шт.;

 G4M2A "модель 24b"  вооружение по образцу "модели 22b" - выпущено 171 шт.;
 G4M2A "модель 24с"  носовой пулемет 7,7-мм заменен на 13-мм пулемет "тип 2" - базовая модель;
 G4M2B "модель 25"

 второй G4M2A "модели 24", переделанный под двигатели MK4V "Касей"-27 мощностью 1795 л.с.;

 G4M2C "модель 26"

 обозначение, присвоенное двум G4M2A "модель 24b", на которых испытывались двигатели МК4Т-В Ru "Касей"-2bRu и с турбокомпрессорами;

 G4M2D "модель 27"  третий опытный G4M2 с двигателями МК4Т-В "Касей"-25Ь.



 ЛТХ:
Модификация   G4M2
Размах крыла, м   24.90
Длина, м   19.62
Высота, м   6.00
Площадь крыла, м2   78.125
Масса, кг  
  пустого самолета   8160
  нормальная взлетная   12500
Тип двигателя   2 ПД Мицубиси МК4Р Касей -21
Мощность, л.с.   2 х 1800
Максимальная скорость , км/ч   430
Крейсерская скорость , км/ч   310
Практическая дальность, км   6000
Cкороподъемность, м/мин   265
Практический потолок, м   8950
Экипаж, чел   7-10
Вооружение:

 одна 20-мм пушка тип 99 модель 1 в хвостовой башне,  одна 20-мм пушка в верхней башне (7,7-мм пулемет тип 92 на G4M1), два 7,7-мм пулемета в боковых блистерах и  два (один) 7,7-мм пулемет в носовой установке;
 до 2200 кг бомбовой нагрузки.


 Доп. информация :


  Чертеж "Mitsubishi G4M"
  Фотографии:

 G4M1
 G4M1
 G4M1
 G4M1
 G4M1
 Прототип G4M2
 G4M2
 G4M2A
 G4M3
 G4M c самолетом-снарядом MXY-7 Ohka
 G4M на котором летели сдающиеся японцы
 Захваченный англичанами G4M
 G4M2  использовавшийся ВВС США
 Кабина пилота G4M2

  Схемы:

 G4M2

  Варианты окраски:

 G4M1  2-ой аэ группы "Миссава"
 G4M1  2-ой аэ группы "Кисарацу"
 G4M2 703-й отряд  752-я авиагруппа
 G4M2 учебной части                                 Палитра крыла
 G4M на котором летели сдающиеся японцы   Палитра крыла




 

Список источников:

Osprey. Osamu Tagaya. Mitsubishi Type 1 Rikko "Betty" (Перевод Евгения Аранова)
История Авиации. Сергей Журко, Александр Булах, Сергей Цветков. Митсубиси G4M "Бэтти"
Крылья Родины. Андрей Фирсов. Пылкая "Бетти"
Крылья Родины. Сергей Колов. "Сигара" фирмы Митсубиси
Андрей Фирсов. Авиация Японии
Rene J Francillion. Japanese Aircraft of the Pacific War
Koku-Fan. Japanese imperial navy aircraft


Уголок неба. 2004  (Страница:     Дата модификации: )



 

  Реклама: